Вернувшись в Аррадейл-Хаус, Диана проследила за тем, чтобы гости могли спокойно переодеться и отдохнуть в своих комнатах перед обедом. Убедившись, что все в порядке, она пошла в свою спальню.

Здесь Диана попыталась собраться с мыслями. Недовольная собой, она упрекала себя за нерешительность и главным образом за опасные мысли, которых раньше у нее не было.

В этот вечер после обеда также будут музыка и карты, а завтра надо устроить увеселительные прогулки на свежем воздухе: рыбалку на реке, катание на лодках по озеру, показать гостям местные водопады, если это будет интересно. А послезавтра они и, главное, он… уедут.

Маркиз скоро покинет Аррадейл, так почему бы не позволить себе некоторые вольности? Немного пококетничать с ним и, быть может, даже сорвать всего лишь один безобидный поцелуй? Жаль, если этого не случится.

Устав от жары и пыли, Диана приказала служанке приготовить ванну. Затем, бодрая и свежая, она надела свободное шелковое платье.

А теперь пора заняться делами. В будуаре Диану ожидала стопка бумаг. Она села за письменный стол и заставила себя сосредоточиться только на них.

Она бегло просматривала бумаги, ставя свою подпись там, где требовалось, а некоторые откладывала в сторону, чтобы заняться ими позже, когда будет время. Такая работа успокаивала ее, пока она не дошла до письма от своей второй кузины, сообщавшей ей как главе семьи о предстоящей помолвке. Неужели весь мир стремится к браку, в то время как она мечтает только о поцелуе?

Диана положила письмо на стол.

Только ли о поцелуе?..

Сможет ли она сдержать разгорающееся в ее сердце пламя?

Родгар, в штанах и рубашке с расстегнутым воротом, находился в цветистом будуаре, являвшемся частью его апартаментов, занимаясь корреспонденцией, присланной Каррадерзом. Среди обычных писем был также доклад о том, что происходит в Париже, и о действиях исполняющего обязанности французского посланника в Лондоне. Маркиз нахмурил брови, узнав, что Дейон сумел добиться благосклонности королевы. Надо поскорее вернуться в Лондон и разобраться с этим.

Он вскрыл следующее письмо с большой сургучной печатью и обнаружил, что оно написано самим королем. Однако в послании не содержалось требования его обязательного присутствия при дворе. Родгар задумался, вспомнив о своем разговоре с леди Аррадейл. Он откинулся на спинку кресла, безотчетно любуясь в окно красивым пейзажем.

Королю Георгу следовало бы уделять больше внимания королеве, а не графине, но по какой-то причине тот никогда не упускал ее из виду, а это могло привести к большим неприятностям…

В дверь постучали, и маркиз быстро сложил письмо.

— Войдите.

Он ожидал увидеть графиню, но в комнату торопливыми шагами вошла его сестра Элф с улыбкой на лице, которая, однако, не могла скрыть озабоченности.

— Чудесная свадьба, не правда ли? — заговорила она, но затем вдруг замолкла и оглядела комнату в розовых и белых тонах. — О, мой Бог.

— Это бывшие покои вдовы, — спокойно пояснил Родгар. — Впрочем, розовый цвет очищает мои мысли. Если ты пришла для того, чтобы сообщить о своем намерении разорить нашу семью покупкой нового вечернего туалета, то я только улыбнусь.

Она рассмеялась.

— Я полагала, что в этом доме нет больших апартаментов… — Она снова оглядела комнату. — Бей, можно я загляну в спальню?

Он поднялся и открыл для нее дверь. Элф с любопытством оглядела массивную кровать, розовые драпировки с херувимами, белые стойки балдахина с резными цветами и покрывало, отороченное крупными кружевами.

— Может быть, поменяемся? — сказала она наконец. — Так и хочется предаться неистовой страсти на этой непорочной кровати.

Родгар засмеялся.

— Возможно, в этом есть резон. Должен сказать, на меня она не оказывает такого влияния. — В то же время им вдруг овладели запретные мысли о графине.

— Очень странно, — заметила Элф, садясь в кресло с гнутыми ножками.

— Вероятно, мне удается сохранять спокойствие благодаря холодным напиткам, — ответил Родгар, наполняя стакан из серебряного кувшина, стоявшего в керамической вазе со льдом. — Хочешь лимонада? — спросил он.

— О, с удовольствием! — Она сделала глоток прохладного напитка. — Откуда это у тебя?

— Я привез лимоны с собой.

— Ты не рассчитывал, что графиня тоже запаслась ими?

— Я подумал о жаре и вспомнил о своем пристрастии к лимонаду. Элф, что привело тебя ко мне в этот дамский будуар?

Сестра сделала еще глоток, испытывая странное волнение, хотя не боялась разговора с братом. Правда, ей никогда прежде не приходилось вмешиваться в его личные дела.

— Мне очень понравилась леди Аррадейл, — сказала она наконец. — Я видела, как ты украсил ее корсаж цветком, Бей. Надеюсь, ты не собираешься флиртовать с ней?

Он спокойно посмотрел ей в глаза.

— А если и так?

— Я буду возражать.

— Но почему ты против? Уж не думаешь ли ты, что я могу погубить ее? Да и она не из тех, кто допустит это.

— Есть много способов.

— И какой из них вызывает у тебя опасения?

Элф задумалась на миг и сказала:

— Ты можешь разбить ей сердце.

— По-моему, Элф, она относится к моим поступкам, как к обыкновенному флирту.

— Но зачем ты флиртуешь с ней? Я кое-что слышала о событиях прошлого лета. По крайней мере тогда она одержала верх над тобой…

Родгар удивленно приподнял брови:

— Ты думаешь, я намереваюсь мстить ей страшной местью?

Она внимательно посмотрела на него.

— Нет, но… как-то наказать.

— Заставить несчастную влюбиться в меня, а потом, жестоко посмеявшись, бросить ее? Элф, побойся Бога!

Она улыбнулась, чувствуя, как ее щеки начинают пылать.

— Тогда почему ты делаешь это? Ведь мы уедем послезавтра.

Он пожал плечами:

— Может быть, именно поэтому. Свадебные торжества вызывают желание пофлиртовать, а леди Аррадейл и я остались единственными не скованными семейными узами людьми, не считая, конечно, вдовы.

— Вот и постарайся проводить побольше времени с вдовой.

— Увы, но она хочет, чтобы я женился на ее дочери.

Элф вздрогнула.

— Нет ничего более нелепого.

— Нелепого? Она нахмурилась.

— Не пытайся уверить меня, что ты наконец решил найти невесту, и именно здесь.

— Ни в коем случае. Просто мне любопытно узнать, почему ты считаешь это нелепостью.

Элф махнула рукой.

— Если Диана надумает выйти замуж, хотя клянется, что никогда не сделает этого, ей понадобится человек, который сможет распоряжаться всем имуществом и взять на себя ответственность за ведение хозяйства здесь, на севере, на этой земле. А тебе нужна женщина, которая стала бы хозяйкой в твоем доме, на юге.

— Тебе нечего опасаться. Я просто оказываю внимание даме.

Однако Элф не покидало гнетущее чувство.

— В таком случае не стоит оказывать ей чрезмерное внимание, Бей. Она ступила на скользкую дорожку и может, сама того не желая, поддаться искушению. А по словам почти всех женщин, ты само воплощение дьявола-искусителя.

Родгар рассмеялся, качая головой.

Сестра поднялась.

— Иногда я думаю, сознаешь ли ты силу своей власти.

Он тоже учтиво поднялся, чтобы открыть ей дверь.

— Кажется, я научился достаточно хорошо оценивать свои возможности.

— Но не в полной мере, иначе знал бы, в какой соблазн вводишь добродетельных женщин.

— Постараюсь учесть это и впредь быть более осмотрительным, — сказал он, закрывая за ней дверь.

Элф задержалась в коридоре, задумчиво глядя на большую греческую вазу и не видя ее. Слова брата показались ей достаточно убедительными, но что-то не давало ей покоя. Она постучалась в соседнюю дверь.

Ей открыла полная широколицая служанка.

— Да, миледи?

— Я хотела бы поговорить с графиней, если это возможно.

— Элф? — послышался голос Дианы. — Входите, пожалуйста.

Служанка широко распахнула дверь, и Элф увидела Диану, поднимающуюся с дивана, в свободном одеянии ярко-зеленого цвета.

— Прошу прощения, кажется, вы отдыхали.

— Лучше всего отдыхать беседуя, — уверила ее хозяйка, указывая жестом на уютный диванчик у окна. — Хотите лимонада?

Элф взглянула на такой же, как у Родгара, серебряный кувшин в такой же керамической вазе со льдом.

— С удовольствием.

Служанка подала напиток, и Диана отпустила ее:

— Можешь быть свободной, Клара, пока мне не потребуется одеваться.

Элф сделала глоток.

— Лимонад очень освежает в жаркую погоду, не так ли?

— О да. Ваш брат оказал мне большую услугу, захватив с собой на север запасы лимонов, иначе нам пришлось бы сейчас страдать от жары.

— Бей очень предусмотрительный человек.

Диана усмехнулась.

— Слишком скромно сказано. Он просто замечательный человек. — Эти нарочито небрежные слова не могли обмануть Элф.

Диана была одного с ней возраста — двадцати шести лет — но тем не менее казалась старше, поскольку имела больше опыта и несла на своих плечах груз ответственности. Она избегала поклонников в течение нескольких лет, и никто не был опасен для нее, даже Бей. И все же, хотя волевой подбородок и твердый взгляд свидетельствовали о ее силе, мягкие губы и едва уловимая грусть в глазах говорили Элф об обратном.

Она не могла быть полностью уверена в своих предположениях, но хорошо знала, как порой сумасбродные желания лишают разума самых целомудренных женщин.

Диана подняла голову.

— О чем вы задумались?

— В прошлом году, — сказала Элф, решив сжечь мосты и напрямую поговорить с графиней, — я потеряла свою невинность. — Диана удивленно приоткрыла рот. — Я так устала беречь ее! Быть все время недотрогой. Это ужасно трудно. Я имею в виду Форта.

— Разве он не хотел подождать до свадьбы?

Элф усмехнулась:

— Форт? Нет. Он… О, это слишком сложно. Прежде всего ему не нравятся Маллорены. С моей стороны было безумием выбрать его из всех мужчин.

Выражение глаз Дианы говорило о том, что она понимала, к чему клонит Элф.

— И тем не менее все завершилось свадьбой. Счастливый исход, не так ли?

— Мы поженились спустя четыре месяца, пройдя через многие неприятности, — сказала Элф. — Все могло завершиться иначе, и мне повезло, что не возникло никаких проблем, связанных с ребенком.

При этих словах щеки Дианы заметно порозовели.

— Значит, ваш брат заставил его жениться, и потому вы благополучно вышли из затруднительного положения?

— Я не вышла бы замуж за Форта только по этой причине, и Бей, как и все остальные мои братья, включая даже Сина, единодушно придерживались мнения, что я не вправе насильно тащить Форта к алтарю.

Диана внимательно посмотрела на нее.

— Лорд Родгар знал о том, что вы сделали? И как он поступил?

— Прочел мне короткую, но внушительную лекцию о том, как надо вести себя. — Элф достала носовой платок, отделанный кружевами. — Я боялась за Форта, но не за себя. Я знала, что Бей никогда не отвергнет меня и не станет наказывать.

Диана опустила глаза и провела рукой, унизанной кольцами, по зеленому шелку своего наряда.

— Следует ли мне воспринимать это как предостережение по поводу девичьего нетерпения? — Она подняла голову. — Однако ваш грех привел вас к счастливому браку.

— Но так не всегда бывает. — Элф наклонилась и коснулась руки своей новой подруги. — Я беспокоюсь за вас, Диана. Прошу прощения, если мое участие покажется слишком назойливым, но я хорошо понимаю ваши чувства и знаю, какие опасности вас подстерегают. Советую следовать традиционным путем. Ручаюсь, вам понравится положение замужней женщины.

Диана высвободила свою руку.

— Уверена, это восхитительно, — сухо сказала она. — Однако цена этого удовольствия слишком высока для меня.

«Надо же! — подумала Элф. — Диана так же неприступна, как и Бей». И все же она продолжала убеждать Диану.

— Вы по-прежнему останетесь графиней, выйдя замуж.

— Но уже не госпожой. Поверьте, Элф, как только мужчина становится мужем, он приобретает все права на графство, и для окружающих именно он является хозяином. Большинству женщин, как правило, нечего терять, а я не хочу расставаться со своим положением. Я не выйду замуж, несмотря на все прелести супружества.

До сего момента графиня Аррадейл выглядела приятной общительной женщиной, но сейчас она представляла собой полную решимости и железной воли особу, достойную графского титула. Ничего неожиданного в этом не было, но Элф была поражена и в то же время обеспокоена.

Поднявшись с дивана, она сказала:

— В таком случае вы должны быть осторожны. У меня есть одна вещь, которая может помочь вам. Я пришлю ее со служанкой. — Она помолчала немного, понимая, что разумнее всего было бы закончить разговор, но не удержалась:

— К сожалению, мы, женщины, не можем обойтись без мужчин, особенно когда ни разу не испытали настоящей близости. А это, моя дорогая, довольно скользкая дорожка. Диана также встала.

— Роза говорила мне то же самое. Напрасно она полагала, что может уступить Брэнду и оставаться в дальнейшем хладнокровной, не поддаваясь чувствам…

— Брэнд способен пробудить чувства даже в каменной статуе. Мои братья все очень опасны в этом отношении. — И с этими словами Элф вышла из комнаты.

Возвратившись в свою спальню, она отыскала экземпляр маленькой книжки, которую она и Сафо опубликовали анонимно и постарались распространить как можно шире. Это был небольшой трактат о том, как женщины могут уменьшить риск забеременеть. Элф завернула его в бумагу и отослала Диане.

Разумеется, Бей знал нее эти способы и не стал бы рисковать репутацией женщины. Если бы даже Диана захотела познать с ним неизведанное, Бей не пошел бы у нее на поводу, тем более что осталось всего полтора дня.

* * *

В этот вечер Диана удалилась в свою спальню раздосадованная и расстроенная. Она, конечно, не рассчитывала, что маркиз снова попытается соблазнить ее, как в прошлом году, или продолжить флиртовать с ней, как на свадебных торжествах, и все же чего-то ждала от него. Может быть, поцелуя.

Однако он относился к ней как к одной из своих сестер. Впрочем, его отношения с сестрами были гораздо теплее, хотя с ней он был безукоризненно вежлив!

В танцах принимали участие четыре леди и четыре джентльмена — столько требовалось для танцевальных фигур. Дамы постоянно меняли партнеров; в такой небольшой группе Диана и маркиз то и дело встречались, кружились и расходились.

И каков же результат?

Ничего похожего на заигрывание, когда на свадьбе он украсил ее корсаж цветком мака.

Диана улучила момент, села рядом с маркизом в одном из перерывов между танцами, и они поговорили… о погоде! При этом она подробно узнала о причинах изменения климата в различных уголках Англии, а также о влиянии погоды на национальное благосостояние. У нее даже закралось подозрение, что маркиз умышленно старался наскучить ей подобными разговорами.

Когда Клара сняла с хозяйки темно-синее вечернее платье с белой отделкой и глубоким декольте, Диана поняла, что маркиз, флиртуя с ней, просто пребывал в игривом настроении, навеянном деревенской свадьбой, и только. Она слишком многое вообразила. Маркиз Родгар был абсолютно равнодушен к ней, да и с какой стати он должен уделять ей особое внимание?

Диана облачилась в шелковую ночную рубашку и села, попросив Клару расчесать ей волосы. Это всегда успокаивало ее, возвращая душевное равновесие и хорошее расположение духа.

Однако волнение не проходило. Хорошо, что, кроме Элф, никто не догадывался о ее чувствах, особенно маркиз. Она не верила в его дьявольскую проницательность, и, слава Богу, он скоро уедет. Но она так и не смогла до конца подавить разочарование.

Отпустив Клару, Диана выпила стакан воды, глядя в окно на свои владения в лунном свете. Она была хозяйкой этой земли, но еще не познала ни одного мужчины. Пытаясь остудить пылающую щеку, она приложила к ней холодный стакан. Послезавтра Маллорены уедут, она снова обретет покой и уверенность.

Вся жизнь вдруг показалась ей тоскливой и мрачной, как существование на холодной луне. Говорят, там собраны все несбывшиеся мечты, утраченные надежды, неиспользованные возможности и трагическая любовь, которым нет места на земле. Полная луна являлась ее символом — символом богини Дианы. Может быть, такая безрадостная судьба была предопределена ей с самого рождения?

Нет, все это вздор. На земле, несомненно, существуют и счастливые Дианы. Она повернулась к постели и увидела пакет, присланный Элф. Внутри оказалась тоненькая книжка. Что это? Трактат? Наставление для женщин, как беречь свое целомудрие?

Она начала просматривать вполне понятный и довольно откровенный текст, для верности сопровождаемый рисунками. Потрясенная, Диана отложила книжку, затем снова взяла ее и продолжила изучение.

Написано очень увлекательно. Однако она время от времени иронически улыбалась. Теперь ей было абсолютно ясно — Элф не сомневалась, что с лордом Родгаром Диана недолго будет оставаться в неведении насчет любовных наслаждений. Он, конечно, знал все эти интересные способы.