Дворец Трелинов, окруженный колоннадой, отделялся от улицы широким, вымощенным каменными плитами двором, обнесенным высокой оградой из кованого железа. Увидев его, Порция оробела: как можно просить пристанища в такой величественной резиденции. Однако носильщики портшеза без колебаний вошли в ворота, и привратник пропустил их, даже не спросив Порцию о цели визита. Она начала понемногу успокаиваться: несмотря на свою грандиозность, это все же был не королевский дворец. Миновав двор, носильщики поднялись по широкой лестнице и остановились у массивной двойной двери. Здесь они опустили портшез и помогли Порции выйти. Из расположенной в нише караульной появился сторож.

«Порция, страж дверей…» — вспомнила она слова Брайта.

Сторож поинтересовался, кто она и с какой целью пришла, но, услышав имя, немедленно распахнул перед ней дверь. Порция расплатилась с носильщиками и, немного поколебавшись, вошла во дворец.

Она оказалась в огромном, украшенном изразцами холле и огляделась. В нишах холла стояли классические статуи. Прямо перед ней была широкая мраморная лестница с белыми перилами. Свет, падавший из расположенного наверху круглого окна, подчеркивал холодную белизну холла. Все скорее напоминало храм, нежели жилище человека.

Порция снова стала нервничать: царившая в холле тишина и холодная белизна угнетали ее. Она назвала швейцару свое имя, надеясь в душе, что Нериссы нет дома. Однако швейцар сразу провел ее в маленькую приемную.

Чувствовалось, что фамилия Сент-Клер пользовалась в доме большим уважением.

В приемной горел небольшой камин и было теплее, чем в холле, но холодные цвета интерьера создавали впечатление прохлады. Стены приемной были оклеены серебристо-серыми обоями с нарисованными на них синими птичками. На окнах висели бледно-голубые парчовые шторы, а по углам комнаты стояли белые стулья, обтянутые голубым в серую полоску шелком.

Порция нервно заходила по комнате: что она будет делать, если Нерисса откажет ей? Конечно, она может вернуться к миссис Пинией, но там небезопасно — в любой момент может появиться Брайт Маллорен. Порция напомнила себе, что теперь она под защитой графа Уолгрейва, но это почему-то не казалось особенно надежным.

Вернулся швейцар и вместо того, чтобы указать ей на дверь, на что втайне рассчитывала Порция, повел ее вверх по мраморной лестнице. Они прошли по длинному, покрытому светлым ковром коридору и оказались в будуаре миледи.

Интерьер будуара Нериссы был прямой противоположностью холодному интерьеру дома. Шелковые драпировки и расписанные от руки обои были выдержаны в теплых розово-кремовых тонах. Тепло шло и от большого горящего камина. Порция не успела как следует оглядеться, потому что моментально оказалась в душистых объятиях хозяйки.

— Моя дорогая кузина! Я так бранила себя, что не назначила нашу встречу на более раннее время, и вот вы здесь задолго до часа обеда!

Несмотря на столь экспансивную встречу, у Порции сложилось впечатление, что Нерисса держится несколько натянуто и настороженно. Правда, это было неудивительно, хотя и не являлось хорошим предзнаменованием. Усадив Порцию в кресло, Нерисса из серебряного кувшинчика собственноручно налила ей шоколада.

Нерисса была такой же прекрасной, как и окружавшая ее обстановка. Золотистые, сверкающие волосы крупными локонами струились по спине; свободное платье из кремового шелка украшали вышитые розы и тончайшие кружева низкий вырез позволял видеть белые плечи и круглые, полные груди.

— Чем вызван твой ранний визит, Порция? — спросила Нерисса, и только теперь Порция поняла, что пришла в неположенное для визитов время. Но отступать было поздно.

— Я попала в затруднительное положение, — ответила она.

— Я так и подумала, но расскажи мне все по порядку, и я постараюсь помочь тебе, если это в моих силах.

Приветливость, прозвучавшая в голосе Нериссы, расходилась с беспокойным выражением ее больших карих глаз, и это навело Порцию на мысль, что кузина не любит обременять себя чужими заботами.

— Мой брат был вынужден уехать… — начала Порция.

— И оставил тебя одну? с удивлением закончила Нерисса.

— — Да. Дело не терпело отлагательства.

— И все равно он не должен был оставлять тебя одну, без всякой защиты. Что же ты теперь собираешься делать?

Было ясно, что Нериссе и в голову не приходит оставить кузину у себя.

— Не знаю, — ответила Порция.

Отпивая мелкими глоточками шоколад, Нерисса с поразительной недогадливостью продолжала расспрашивать Порцию.

— У тебя много знакомых в Лондоне?

— Боюсь, что нет.

— А как насчет Брайта Маллорена?

Порция вздрогнула и чуть не пролила шоколад: неужели уже все стало известно?

— Что ты хочешь этим сказать? — спросила она.

— Тогда в парке, — начала Нерисса, — мне показалось, что вы хорошо друг друга знаете. Многие так подумали.

Порция с облегчением вздохнула. Не глядя на Нериссу, она ответила:

— Он просто знакомый моего брата.

Это была явная ложь, но Порция надеялась, что Нерисса ей поверит.

— Странно, — сказала та. — Что может быть между ними общего?

Порция пошла на хитрость.

— Игра в карты, — ответила она.

— Ах, да, — согласилась Нерисса, все еще с недоверием глядя на Порцию. — Надеюсь, ты этого не одобряешь?

Если Нерисса хочет заверений, что у нее нет ничего общего с игроками, она их получит.

— У меня отвращение к картам, — Ответила Порция. — Но сейчас, слава Богу, Оливер понял, что допустил ошибку, играя в карты, и собирается исправиться.

— Как чудесно! Немногие поступают столь мудро. Мне кажется, что лорд Брайт — заядлый игрок.

— Насколько мне известно, да.

Нерисса откусила маленький кусочек бисквита.

— Но согласись, что он великолепен, — сказала она. Перед Порцией промелькнуло видение голого по пояс Брайта с распущенными волосами.

— Согласна, — ответила она, так как отрицать очевидное было просто нелепо. — Но судят не по словам, а по делам.

— Ты слишком сурова к человеку, которого плохо знаешь. Почему ты не любишь его? — спросила Нерисса, в словах которой, однако, не чувствовалось упрека.

— Лорд Брайт поощряет Оливера к карточной игре. У меня нет уверенности, но я думаю, что он понемногу проигрывает ему с тем, чтобы потом отыграться по-крупному.

Брови Нериссы поползли вверх.

— Но ты обвиняешь его в том, что он «хищник»?

— Мне кажется, что это именно так.

Порция внезапно вспомнила, что в последний раз Оливера обыграл Кутбертсон, а вовсе не Брайт, и ей пришло в голову, что между ними существует какая-то связь, хотя это казалось маловероятным.

Нерисса громко рассмеялась.

— Не вздумай сказать это Брайту в лицо, — посоветовала она. — Трелин ненавидит неприятности.

— А ты считаешь, что Лорд Брайт способен на такие поступки?

Выражение лица Нериссы стало холодным. Она задумчиво посмотрела на Порцию.

— Я думаю, что Брайт Маллорен способен на все, но если он и «хищник», то вряд ли будет охотиться на такую мелкую добычу, как твой брат. Возможно, ты хочешь отомстить ему за своего брата?

Атмосфера в комнате, поначалу такая дружелюбная, внезапно изменилась, и Порция не знала, что делать.

— Как я могу отомстить такому человеку, как лорд Брайт, — сказала она, — да у меня нет и желания это делать. Я просто стараюсь избегать его.

Лицо Нериссы внезапно напомнило Порции сейчас выражение кошки, подкрадывающейся к мыши, но не той дикой кошки, которая гонится за мышью как за добычей, а домашней, лоснящейся кошки, играющей с мышью ради развлечения.

— Женщины обычно находят лорда Брайта очень привлекательным, — промурлыкала Нерисса.

— Я и не отрицаю, что он красив.

— Человек может быть привлекательным не только своей наружностью. Говорят, что он искусный любовник. Порция почувствовала, что краснеет.

— Я ничего не понимаю в таких вещах, Нерисса.

— Моя дорогая, в данном случае я говорю только о флирте. Разве он не флиртовал с тобой?! Например, в парке?

Порция смотрела в чашку, не зная, что ответить.

— Полагаю, что флиртовал, — сказала она еле слышно. «Ты гибкая, как ива, грациозная, как олениха, твое тело отвечает на мою ласку», — прозвучало в голове у Порции.

— Так тебе это не нравится?

«Так, моя красавица. Потанцуй подо мной, покажи, что ты хочешь получить дар Венеры…»

— Мне это неприятно, — отрезала Порция. Она взглянула на Нериссу и прочла в ее темных глазах разочарование, смешанное с долей удивления.

— Тебя следует научить флиртовать, моя дорогая, тогда тебе это не будет казаться неприятным. Ты побьешь противника его же оружием.

От неожиданности Порция дернулась и пролила немного шоколада.

— Право, Нерисса, я не хочу иметь ничего общего с этим человеком!

— Что ты так горячишься? Помнится, в его глазах было восхищение, когда он представлял тебя мне. Разве он не восхищался тобой?

Порция теперь почувствовала себя мышью в лапах у кошки. Как могла она находить Нериссу удивительной?

— Нет! — ответила она резко, ставя на стол чашку и вытирая салфеткой пролитый шоколад.

— Он ходил с тобой под руку по парку, и на лице у него было написано восхищение.

— Он просто играл.

— Но Брайт Маллорен обычно придает играм серьезное значение, и он всегда выигрывает…

Потеряв над собой контроль. Порция вскочила с кресла.

— Ах, Нерисса, перестань дразнить меня! Лорд Брайт просто посмеялся надо мной, и я не хочу его больше видеть!

— Неужели ты такая трусиха?

— Нет!

— Тогда в чем дело? — опять промурлыкала Нерисса. — Я чувствую, что он от тебя без ума, а уж я-то никогда не ошибаюсь в таких делах. Если ты поведешь себя как надо, Порция, он скоро будет валяться у тебя в ногах, умоляя о любви. И вот тогда ты его с презрением отвергнешь. Разве это не самая сладкая месть?

— Нет! — закричала Порция, чувствуя, что ей вот-вот станет плохо.

— — Ты что, боишься его? Он не причинит тебе никакого вреда, пока ты под нашей протекцией. Все, о чем я тебя прошу, это… просто поощряй его ухаживания, а когда он окончательно влюбится в тебя, отвергни его.

— Нет!

Они пристально смотрели друг на друга, каждая испытывая терпение другой. Нерисса сдалась первой. Пожав плечами, она громко рассмеялась.

— Увы, похоже, у тебя нет желания отомстить.

Как по мановению волшебной палочки, она опять сделалась радушной и очаровательной.

— Ты должна остаться жить у нас до возвращения брата, дорогая кузина. Забавно будет ввести тебя в общество,

Порция не знала, что делать. Она уже была не вполне уверена, что хочет остаться в доме Трелинов, но отказываться тоже не хотелось.

— Ты очень добра, Нерисса, но мне бы хотелось пожить тихо…

Не обращая внимания на ее слова, Нерисса продолжала:

— Возможно, нам удастся найти тебе мужа. Она оценивающе посмотрела на Порцию.

— Как ни странно, но ты хорошенькая, несмотря на отсутствие форм.

Порция с ужасом вспомнила бордель Мирабель.

— Я не претендую быть красавицей, и я совершенно плоская, как мальчишка. К тому же мне уже двадцать пять лет.

— Но ведь чем-то ты привлекла внимание Брайта Маллорена?

— Говорю тебе, что нет! В парке он просто играл на публику, и одному Богу известно, зачем!

Нерисса внимательно изучала Порцию, раздевая ее взглядом.

— Ты невысокая, худенькая, а потому выглядишь моложе своих лет. У тебя изящные манеры, а это привлекает. С хорошей прической и в красивой одежде ты будешь смотреться великолепно.

Порция была на грани отчаяния.

— Я не хочу выходить замуж.

— Замужество — долг каждой женщины, — сказала Нерисса с благочестивым видом. — Подумай о помощи своей семье.

Порция не могла не согласиться, что Нерисса права, но даже если она и найдет подходящего мужа, она не сможет оставить Оверстед.

— Я обречена оставаться старой девой, Нерисса.

— Еще рано терять надежду. В нашем доме ты встретишь много интересных и элегантных мужчин, которые сочтут за честь породниться с Трелинами, и, кроме того, ты окажешь услугу мне. Видишь ли, я жду ребенка, и Трелин очень за меня беспокоится. Мой дорогой муженек хочет найти мне компаньонку, но для меня гораздо лучше было бы иметь рядом своего человека.

Порция поздравила Нериссу с беременностью, после чего та взяла в руки серебряный колокольчик и позвонила. В дверях появился дворецкий.

— Милорд дома? — спросила она.

— Да, миледи.

— Попросите его зайти ко мне.

Порция поднялась и поправила юбку.

— Нерисса…

Нерисса засмеялась, и ее смех прозвенел, как колокольчик.

— Не волнуйся так, моя дорогая. Через меня Трелин — твой кузен. Он полюбит тебя так же, как и я.

Однако вошедший в это время в будуар лорд Трелин не выказал особой любви к Порции, хотя во взгляде, обращенном к жене, эта любовь светилась. Сегодня он был одет более просто — в серый с серебряной отделкой костюм. Лорд полностью соответствовал холодной, классической белизне своего дома и контрастировал с яркой красотой будуара его жены. Он производил впечатление весьма необычного человека.

— Трелин, — проворковала Нерисса, — дорогая Порция пришла навестить нас.

Лорд Трелин взял руку Порции и поднес ее к губам.

— Enchantй*. А разве мы должны были увидеться не вечером, кузина?

* Очарован (фр.).

Порция торопливо присела в реверансе и посмотрела на Нериссу, ожидая поддержки.

— Бедная Порция попала в затруднительное положение, Трелин. Ее брату пришлось уехать из города. Разве не восхитительно было бы оставить ее у нас? Мы могли бы показать ей Лондон.

Лорд Трелин указал Порции на стул и сел сам рядом с женой.

— Я не хочу, чтобы ты утомляла себя, дорогая. В твоем положении это вредно.

Ответ прозвучал как отказ, и Порция почувствовала облегчение.

Нерисса надула губки и положила пухлую ручку на , плечо мужа.

— Для меня не составит никакого труда свозить Порцию куда-нибудь, показав ей Лондон. Трелин, я убеждена, что одной мне будет гораздо скучнее. Ты все время занят делами, а я не могу выходить только в сопровождении слуг. Пожалуйста, дорогой.

Взгляд, который лорд Трелин бросил на Порцию, не был особенно дружелюбным, и за ним последовал настоящий допрос. Он велся в форме светской беседы, но Порция чувствовала себя так, как будто не только ее жизнь, но и жизнь ее семьи выворачивается наизнанку. Ему определенно хотелось оградить жену от всяких неприятных неожиданностей.

Порция была вынуждена рассказать, что Оливер уехал покупать патент для армии, но обошла молчанием дела, связанные с долгами.

— — Мы должны приветствовать тех, кто хочет служить королю, — сказал лорд Трелин, хотя Порция чувствовала, что он считает Оливера полным дураком.

Далее Трелин принялся расспрашивать Порцию о ее знакомстве с Брайтом Маллореном.

— Он вел себя очень фамильярно, гуляя с вами под руку по парку, кузина Порция.

— Я не знала, как отказаться, милорд, — созналась Порция. — Что касается фамильярности, то здесь есть доля истины: он оказывал мне различные знаки внимания, но я дала ему понять, что не нуждаюсь в них.

Какой же бессовестной лгуньей она становилась!

— Вы не ожидали встретить такого человека, кузина?

Порция смело выдержала взгляд бесцветных глаз Трелина.

— Совершенно верно, — подтвердила она. Трелин одобрительно кивнул:

— Вы кажетесь мне разумной женщиной, да и ваш возраст не позволяет делать глупости.

Порции хотелось, чтобы это было правдой. Лорд Трелин повернулся к Нериссе:

— Прекрасно, моя дорогая. Если тебе доставит удовольствие компания твоей кузины, я не возражаю, чтобы она пожила здесь, но мне не хотелось бы, чтобы ты часто выезжала в свет. Мы будем брать с собой кузину Порцию в те дома, которые мы постоянно посещаем.

Согласие Трелина показалось Порции сомнительным, но Нерисса, протянув мужу руки, воскликнула

— Трелин, ты самый лучший из мужей!

Он взял руки жены и поднес их к губам. На этот раз поцелуй был не просто данью вежливости. В его жесте сквозила скрытая страсть, от которой у Порции пошел мороз по коже. Было ясно, что лорд Трелин обожает свою жену, но Порция не хотела бы такого обожания.

Взгляд Трелина снова стал холодным, когда он посмотрел на Порцию.

— Если кузина Порция остается жить с нами, то мы должны заказать ей несколько новых платьев.

— У меня достаточно одежды, — запротестовала Порция.

Лорд Трелин холодно улыбнулся:

— Я сомневаюсь в этом. Вы должны позволить мне это маленькое удовольствие. Вы становитесь компаньонкой Нериссы, и я хотел бы отблагодарить вас за это.

Значит, он решил вот таким образом расплатиться с ней. Своим предложением он поставил ее скорее на место прислуги, нежели близкой родственницы. А может, он просто боится, что она своим скромным видом опозорит их семью?

Ладно. Будь что будет.

Порция сердечно поблагодарила Трелина, и он ушел.

Нерисса немедленно распорядилась послать за ее любимой портнихой.

— Дорогой Трелин подумал даже об одежде, — сказала она. — Я обожаю тряпки, но в моем положении не очень-то разбежишься. Сказать по правде, вынашивать ребенка очень утомительно.

— А когда он должен появиться на свет?

— В мае. Ты представляешь, какой огромной я тогда буду? У меня уже совсем исчезла талия.

Она с досадой погладила себя по животу, хотя за складками шелка его не было видно.

— Увы, совсем себе не нравлюсь, — заметила со вздохом Нерисса, затем, поведя плечами, добавила:

— По крайней мере теперь я смогу одевать тебя.

Она еще раз внимательно осмотрела Порцию:

— Ты очень худая, а джентльмены предпочитают более пышные формы. Тебе надо побольше есть.

Твои ноги стройные, но сильные, твое тело гибкое, как ива", — прозвучало в ушах Порции.

Вероломная память не оставляла ее в покое.

— А совсем недавно, Нерисса, ты говорила, что джентльмены будут падать к моим ногам. Слова Порции совсем не задели кузину.

— О, моя дорогая, твоя худоба вовсе не недостаток. Я просто думаю, что с помощью оборочек у корсажа мы сможем сделать твою грудь более пышной. И конечно же, нам не стоит выставлять напоказ твои плечи. Мадам Бодель все решит сама. Она просто творит чудеса. Что касается волос, то они у тебя слишком рыжие. И знаешь, я просто не представляю, чем можно вывести веснушки. Все известные мне патентованные средства не дают должного эффекта.

Порция вздохнула и продолжала молча слушать болтовню кузины. Она совсем перестала понимать Нериссу. Конечно, говорить о толпе поклонников не приходилось, но Порция совсем не чувствовала себя уродкой, и бестактные замечания Нериссы расстраивали ее.

Порция вздохнула с облегчением, когда Нерисса, потеряв интерес лично к ней, перешла к сплетням. С полчаса кузина перемывала косточки всему светскому обществу. Порции было скучно, так как она совсем не знала людей, о которых шла речь, но слушала внимательно. В конце концов, в ее теперешние обязанности входило слушать болтовню Нериссы, да к тому же и лучше заранее знать все о том обществе, куда ее собирались ввести.

И хотя Нерисса рассказывала о развлечениях и скандалах, Порция слушала ее со все возрастающим интересом Она внезапно поняла, как права была Мирабель, говоря, что подоплекой всех светских мероприятий являются политика и власть. Виги и тори, король и парламент, финансовые круги и высший свет — все эти силы делают свою политику на балах и в будуарах.

— Ты упомянула имя Ротгара, — перебила Порция кузину. — Он ведь брат лорда Брайта, не так ли? Брови Нериссы поползли вверх.

— Я думала, что тебя совсем не интересует Этот человек.

Порция почувствовала, что краснеет.

— Я этого не говорила. Просто у меня нет охоты попасть в его сети, но мне кажется, что мы должны знать все о своих врагах.

Лицо Нериссы стало печальным.

— Этот человек обладает сверхъестественной силой добиваться своего. Он очень опасен.

— А ты хочешь, чтобы я заигрывала с лордом Брайтом?

— Брайт заслуживает страданий за все свои проделки. Нам совсем не обязательно вовлекать сюда Ротгара, да к тому же его нет в городе.

Разговор становился для Порции все более интересным, но именно в это время приехала портниха.

Мадам Бодель была молодой женщиной с острым взглядом. Она не скрывала своей радости, что получила такой выгодный заказ, да еще в это время года, которое считалось мертвым сезоном. Она и две ее помощницы начали суетиться вокруг Порции, снимая с нее мерки " производя нужные расчеты. Тут же были сделаны выкройки и манекены. Порция заметила, что мадам советовалась только с Нериссой и ни словом не обмолвилась с ней самой.

Мадам хорошо знала, кому принадлежит власть в этом доме.

Порция начала чувствовать себя одним из манекенов, служащих только для примерки одежды.

— Моей кузине срочно требуется хотя бы одно платье, — сказала Нерисса.

Мадам лукаво посмотрела на нее и вытащила на свет Божий образчик прекрасной материи — шелк кремового цвета, расшитый разноцветными птицами.

— Эта материя не требует особенной обработки, и мы сможем быстро сшить из нее платье.

При виде чудесного шелка у Порции захватило дух. Такой шелк стоил целого состояния.

Нерисса жадным взглядом впилась в ткань, и Порция уже решила, что она закажет платье для себя, но кузина, вздохнув, сказала:

— А почему бы и нет. Как скоро оно будет готово?

— Через три дня, миледи.

Нерисса кивнула и отпустила мадам.

Порция была тронута добротой кузины и горячо поблагодарила ее.

— Никогда в жизни я не видела такой чудесной материи. Должно быть, она стоит больших денег?

Нерисса безразлично пожала плечами:

— Что деньги? Не в деньгах счастье.

Порция почувствовала, что вот-вот разразится истерическим смехом, и постаралась поскорее подавить его.

— Пока я могу обойтись своими старыми платьями, Нерисса. Мне нужно вернуться домой и собрать вещи.

Нерисса согласилась, но настояла, чтобы Порция ехала в карете Трелинов в сопровождении лакеев.

Порция с помпой подкатила к дому миссис Пинней, При виде великолепного экипажа и слуг, одетых в ливреи, все соседи высыпали на улицу, а сама миссис Пинней чуть не лишилась чувств. Порция приказала ей сохранить для нее квартиру и сказать Оливеру, когда тот вернется, где живет его сестра.

Порция быстро упаковала вещи в коробки и, пока слуги сносили их вниз, достала из тайника оставшиеся монеты: с ними она будет себя чувствовать гораздо увереннее.

А как быть с деньгами, которые Брайт Маллорен обещал положить на ее счет в банке? Ей нужны эти деньги, но она не хотела бы снова встречаться с Брайтом. Можно было бы попросить лорда Трелина помочь ей, но тогда ей придется рассказать ему, откуда они появились.

Когда последняя коробка была вынесена, Порция оглядела унылую квартиру и с облегчением вздохнула. Здесь, на Дрезденской улице, не было ничего, кроме нужды и печали. Теперь она будет жить в хорошо охраняемом дворце Трелинов, где можно чувствовать себя в полной безопасности. Однако, возвращаясь к Трелинам в роскошной карете с шелковыми сиденьями и вышитой скамеечкой под ногами, Порция вновь почувствовала, что ее охватывает беспокойство.

Внешне дела обстояли самым наилучшим образом: теперь она компаньонка Нериссы. Она будет слушать ее болтовню, заниматься рукоделием и другими приятными вещами, будет выезжать с ней в свет, но все это продлится лишь несколько дней.

Скоро вернется Оливер уже в качестве солдата королевской армии. Форт расплатится с ненавистным майором Барклаем. Порция вернется в Дорсет к своей прежней жизни.

Все само собой разрешилось. Тогда почему она сидит в карете, ломая руки? Почему не может быть спокойной и радоваться жизни? И почему, когда карета въехала в окруженный кованой оградой двор и ворота закрылись у нее за спиной. Порция почувствовала, что ее привезли не в уютный дворец, а, в тюрьму?

Если это и была тюрьма, то самая роскошная. Порции отвели очаровательную спальню, выдержанную в холодных тонах всего дома, и маленький будуар. Везде были расставлены дорогие безделушки, а кровать закрывал белый балдахин, украшенный серебряными шнурами и бахромой.

Две служанки разложили по шкафам вещи Порции, развесили платья.

Ее пришла навестить Нерисса, одетая, как всегда, в элегантное белое платье.

— Надеюсь, тебе будет уютно в этих комнатах, кузина? Боюсь, что в нашем доме все несколько бесцветно. Я пытаюсь убедить Трелина изменить интерьер, сделать его более ярким, но пока мне удалось достичь этого только в моих комнатах.

— Здесь очень красиво, — сказала Порция.

— Но так скучно. — Нерисса недовольно надула губки. Порцию так и подмывало спросить кузину, почему она вышла замуж за Трелина, с которым у нее нет ничего общего, но она сдержала себя, найдя такой вопрос неуместным. В аристократических кругах браки заключаются с выгодой для каждого и личные вкусы редко принимаются в расчет.

— А сейчас, — сказала Нерисса, — если ты готова, мы можем ехать по магазинам. Я уверена, что тебе надо купить целый ряд вещей, а меня эта поездка хоть немного развлечет. Ты не представляешь, как скучно ходить по магазинам в сопровождении мужчин.

— Лорд Трелин ходит с тобой по магазинам? — удивилась Порция, накидывая на плечи легкую пелерину.

— Бедняжка не любит отпускать меня одну, но сегодня ему нужно быть в палате, и он согласился, чтобы мы отправились вдвоем. Сегодня слушается какое-то скучное дело по государственному долгу.

— Боже праведный, неужели у государства тоже есть долги?

Нерисса громко рассмеялась:

— О, моя дорогая, если тебе это интересно, то поговори с Трелином. Я только знаю, что война — очень дорогая затея. Ну, ты готова? Какая миленькая пелерина, и она очень идет к твоим волосам и глазам.

Порция последовала за Нериссой к карете, думая об Оливере: замечание кузины относительно ее волос и глаз наверняка бы пришлось ему по душе.

Путешествие по магазинам оказалось для Порции весьма приятным. Нериссу везде знали и встречали радостными улыбками. Она покупала все, на что падал ее взгляд.

Поход по магазинам был своего рода светским развлечением. Встречая знакомых, Нерисса часто останавливалась, чтобы приветствовать их, представить Порцию и обменяться последними сплетнями, многие из которых были скандальными. Порция волей-неволей вспоминала, что рассказывала ей кузина о светском обществе; приходили ей на ум и собственные наблюдения, сделанные в парке. Встречи со знакомыми Нериссы, а все это были дамы, не доставляли ей особого удовольствия, но она старалась вести себя с ними учтиво.

Вскоре, однако, им стали встречаться и мужчины. Они выходили из магазина дорогих тканей и буквально столкнулись с высоким мужчиной, поклонившимся Нериссе. Она резко остановилась.

— Лорд Хитерингтон! — воскликнула Нерисса сразу охрипшим голосом. — Какими судьбами?! Что привело вас сюда? Неужели вы решили купить шелк?

Красивый темноволосый джентльмен низко склонился к руке Нериссы.

— Боже мой, как я могу думать о чем-нибудь другом, когда вы рядом со мной, дорогая?

Нерисса довольно засмеялась:

— Вы мне льстите, милорд. Позвольте представить вам мою кузину, мисс Порцию Сент-Клер. Она некоторое время поживет с нами, чтобы составить мне компанию. Разве это не восхитительно?!

Лорд Хитерингтон склонился к руке Порции.

— Рад познакомиться с вами, мисс Сент-Клер, — сказал он и, повернувшись к Нериссе, добавил:

— Очаровательное дитя. Уверен, что она будет вам полезной.

— Порция старше меня, милорд, — с улыбкой поправила его Нерисса. — Она кажется моложе из-за своего невысокого роста и хрупкого телосложения. Она только что приехала из своего поместья.

Изогнув брови, лорд Хитерингтон изучающе посмотрел на Порцию.

— Это меняет дело, дорогая леди. Я обожаю провинциалок.

Порция вздрогнула; его слова напомнили ей события прошлого вечера.

Нерисса побарабанила пальчиками по руке джентльмена.

— Она столь наивна и неиспорчена, что ваши ухаживания не достигнут цели.

Лорд Хитерингтон взял Порцию за руку.

— Как жестоко с вашей стороны, мисс Сент-Клер. Если мы не будем флиртовать, мы все умрем от скуки.

— Мне это кажется абсурдом, милорд, — ответила Порция, пытаясь освободить руку.

— Но сейчас я не флиртую.

Лорд Хитерингтон поднес руку Порции к губам и изучающе заглянул ей в глаза. Затем он повернулся к Нериссе и, казалось, совсем забыл о Порции.

Та чувствовала себя неловко, ей стало казаться, что она здесь лишняя. Она подозревала, что эта встреча не понравилась бы лорду Трелину. В общем-то не происходило ничего особенного, обычная пустая болтовня и подшучивания, но вся атмосфера была какой-то неприятной и безнравственной. Что это — флирт или что-то более серьезное?

Однако у Порции не было оснований мешать Нериссе в выборе знакомых, и она стояла, как истукан, дожидаясь, когда лорд Хитерингтон отправится восвояси. Наконец он ушел, и дамы двинулись дальше.

— Тебе нужно научиться хоть немного кокетничать, Порция, — с раздражением заметила Нерисса. — Ты станешь объектом насмешек, если каждый раз, когда джентльмен делает тебе комплимент, будешь застывать на месте с вытянутым лицом.

— Прости меня, но я чувствую себя очень неловко.

— Ты просто жеманница. Тебе надо учиться флиртовать, иначе ты никогда не найдешь себе мужа.

— — Мне не нужен муж, Нерисса, но если я когда-нибудь и выйду замуж, то предпочла бы, чтобы это был человек, не умеющий флиртовать.

— Вероятно, это будет самый скучный человек на свете. В это время, совсем неожиданно для себя, они столкнулись с Брайтом Маллореном. На этот раз он был без собаки. Порции казалось, что события прошедшего вечера должны были отразиться на нем и его поведении, но он вел себя просто и спокойно, представив ей своего друга, лорда Эндовера.

Лорд Эндовер, подвижный блондин с красивым лицом, был слишком приятным, чтобы быть другом такого страшного человека, как Брайт.

Порция с головой ушла в свои мысли и совершенно растерялась, когда Нерисса сказала:

— Лорд Брайт, я только что говорила, что Порции нужно научиться флиртовать. Вы непревзойденный мастер в этом деле, и почему бы вам не преподнести ей хоть несколько уроков.

Порция растерянно посмотрела на Нериссу, но та с улыбкой взяла под руку лорда Эндовера и ушла вперед. Порции ничего не оставалось, как последовать за ней под руку с человеком, которого она решила всячески избегать.