Мы, наконец, опомнились, и бросились к выходу из здания. Уже почти у выхода я на что-то налетел. И полетел на пол вместе с препятствием. Кувырнувшись, мы распластались по полу. Я помотал головой и решил посмотреть, что же такое я сбил? Жертвой моей скорости оказался низкорослый дроу с искаженными чертами лица, худощавый и жилистый. Я похолодел, ведь это наш преподаватель по боевой магии, Крол. Он из северных дроу. Их пещеры расположены под землей, а не внутри гор, как у нас. Еще от нас они отличаются низким ростом, редкий северный дроу вырастает выше 140 сантиметров. Им не повезло не только с ростом. Черты их лица были такими, словно застыли в маске ярости. Маленькие глазки цвет имели скорее красный, чем янтарный, как у горных представителей темного народа. Приплюснутая голова и низкий лоб не добавляли шарма Кролу. Не знаю, как остальные подземные жители, а Крол даже у нас славился злобным характером и редкой жестокостью. Если северные дроу все такие, то я предпочту светлых эльфов. Эти зверствовать не будут. По крайней мере до тех пор, пока действует договор.

Крол сидел на полу и пытался объединить меня двух в разных углах коридора в меня одного, желательно в определенном месте. Глаза его из положения 'в кучу' медленно принимали свое нормальное местоположение. Я не обольщался насчет того, зачем ему нужно мое точное расположение. Каким бы ни был внешне темный подземный эльф, но он был отличным боевым магом. И, судя по боевым пульсарам, формирующимся в раскрытых ладонях мага, жить мне осталось немногим больше секунды. И это было уже не наказание для ученика, возникла первая реальная угроза моей жизни.

Я взмахнул руками в защитном жесте и выпустил световой пульсар. Сначала выпустил, потом обрадовался интуитивному решению. Дело в том, что подземные дроу реагируют на свет более болезненно, чем мы. Правда, они видят даже в абсолютной темноте. Но в горах нет такой тьмы, как под землей, нам эта способность ни к чему. А вот то, что свет нам не доставляет неприятных переживаний, наоборот огромный плюс.

Дроу взвыл и, запустив пульсары в мою сторону, скрючился на полу. От пульсаров, брошенных почти наугад, я легко увернулся. Свет постепенно погас, но Крол не шевелился. Я подошел к нему и присел на корточки рядом.

– Простите, профессор, что сбил Вас. Поверьте, это не нарочно. Могу ли я Вам чем-нибудь помочь?

За сомкнутыми руками дроу раздались хлюпающие звуки, тело его затряслось. Я остолбенел, неужели… Дроу отнял руки от лица, впрочем, не открывая глаз, и я увидел его смеющееся лицо. И обалдел еще больше. Впервые вижу, чтоб Крол смеялся. Никто не видел его даже улыбающимся. Может, истерика. Что положено делать в таких случаях? Ах да, с удовольствием… Но дроу перехватил мою руку у своего лица:

– Не дури, парень. Это не истерика. Я рад, что теперь тебе влетит. Ведь ты почти уничтожил здание высшей школы, да еще с находящимися в нем учениками и преподавателями. По чистой случайности никто не пострадал. Лично от себя я назначаю тебе наказание. Слушай внимательно, второй раз повторять не буду. У меня в лаборатории находилось яйцо дракона в последней стадии процесса формирования. Ты его благополучно уничтожил. Так вот, не достанешь мне такое же в течение недели, можешь заказывать в семейном склепе место для себя. Все.

Дроу открыл глаза и посмотрел на меня. Теперь глаза его были ярко алого цвета. То ли от ярости, то ли вследствие моего заклинания.

На сегодня все занятия в школе отменили. Домой мне идти не хотелось по вполне понятной причине. Кому ж захочется раньше времени закончить свою жизнь. Захотелось пообщаться с народом. Я поделился своими планами с друзьями, и они меня поддержали. Всей толпой мы пошли на школьный двор, где, как я и предполагал, собралась приличная толпа учеников. Шли жаркие дебаты. Передо мной народ расступался, образовывая коридор. Кто-то считает меня выскочкой, безответственным типом, кто-то ценит мое чувство юмора. Или, что я специально привлекаю внимание к своей особе. Да, я такой! А кто не привлекает, я не видел ни одного дроу, который бы не пел деферамбов в свою честь на каждой перемене. А я не пою, обо мне говорят, обсуждают мои поступки. Это мне нравится, кто ж откажется от славы. Друзья шли свитой за моей спиной, хихикая на царственный вид, который я принял. Они только и понимали иронию всего происходящего. И за это им спасибо.

Тут прибежал парень из рода северных дроу. Маленький, подвижный, он всегда оказывался в курсе самых последних новостей:

– Вы слышали! - От возбуждения он аж задыхался. - В одной заброшенной штольне случился обвал. Кто-то развел броунов недалеко от этого места. Они буквально изгрызли все стены этой штольни. Стражникам это показалось подозрительным. Или кто-то их навел. Но они быстро разобрали завал и обнаружили…

Парень сделал эффектную паузу и сверкнул красноватыми глазами:

– Ролда, нашего гнома из бывшей - Восхищенный взгляд в мою сторону, - лаборатории. В компании броунов, численностью около сотни, он сидел на сундуке с золотом! То-то броуны все вокруг штольни перерыли! Золото изъяли в пользу казны. Гном безутешен, зверьки пойманы. По горячим следам ведется расследование.

И дроу вздохнул со счастливым видом. Толпа учеников тут же распалась на небольшие группочки. Была новая тема для обсуждения, гораздо более животрепещущая. Золото превыше всего. Я усмехнулся.

– Не думаю, что это будет конец света для бедолаги. Гномы никогда не прячут все свои сокровища в одном месте.

Друзья слаженно покивали. Только Митргаф смотрел куда-то в сторону. Взгляд его пыл настолько пылок, что там, куда он смотрел должен быть уже пожар, как минимум. Я проследил направление и понял, куда он ток пялится. Да, там было на что посмотреть. Динзидрена, самая красивая девочка в школе. Большие миндалевидные глаза особого светло желтого оттенка. Темная кожа и роскошные серебряные волосы длиной ниже… ну, чуть повыше колен. Прямой тонкий нос и насмешливо изогнутые небольшие губки идеальной формы. Невысокая, с округлыми формами и тонкой талией. По ней сохли все парни в городе. Похоже, что и Митргаф попался. Правда, попадаться он мог по нескольку раз на дню. Не знаю более влюбчивого парня. С утра он мог со всей искренностью признаваться в вечной любви одной девушке, а под вечер гулять по штольням с другой.

Динзи заметила, что я на нее смотрю. Улыбнулась и направилась ко мне.

– А, принц, вы опять устроили нам землетрясение. - Кокетливо улыбнулась она, смотря мне прямо в глаза. - Интересно, мы все-таки закончим обучение или надо подыскивать новую школу?

– Может быть, Динзи, ты же знаешь, я никогда ничего не планирую. А случиться может все, что угодно.

– Тогда сообщи мне по секрету, - Она приблизилась на расстояние, близкое к нулю. - В какой школе будешь ты заканчивать учебу, если эту все-таки удастся развалить.

Я оглянулся, в поисках помощи от друзей. Волдрей и Дретгор насмешливо улыбались, да что там, откровенно лыбились. Похоже, им было интересно, как я буду выкручиваться.

Митргаф вообще ничего не видел и не слышал. Он стоял красный, как помидор и смотрел на нее во все глаза. У него даже челюсть отвисла. Это было настолько не эстетично, что я поморщился и слегка хлопнул ему по подбородку ладонью. Раздался отчетливый стук зубов. Динзи, наблюдавшая за этой сценкой с ироничным выражением лица, откровенно расхохоталась. Парень покраснел еще больше, бросил на меня затравленный взгляд и метнулся прочь под свист учеников.

Я проследил за траекторией его побега и увидел Лейлу, одиноко стоявшую в стороне. Она искоса смотрела на меня. И как всегда, быстро отвернулась.

– Динзи, смотри-ка, кто у нас тут скучает в сторонке. - Насмешливо протянул я и направился к златовласке, подхватив дроу под локоток. Девушка мгновенно прижалась ко мне всем телом. Ну, ладно, тьма с ней, пусть поластится. Я насмешливо окинул взглядом распущенные сегодня волосы эльфийки. Густые до невероятности и даже длиннее, чем у Динзи.

– Лейла, солнышко, ты бы перекрасилась, что ли, а то такие волосы роскошные пропадают. А так бы стала почти хорошенькой. Может, Динзи тебе поможет? - Я вопросительно посмотрел на девушку.

– Вот еще! - та ревниво покосилась на эльфийку. - Ей уже ничего не поможет!

Лейла ничего не сказала, просто быстро стала заплетать косу. Похоже, я чем-то сильно расстроил девушку. Глаза её стали влажными. Вдруг почувствовал, как екнуло сердце. Ощущение было новое и оно мне совсем не понравилось. Я тряхнул головой, стараясь выбросить непрошенные мысли.

– Лейла, я решил тебе помочь. Ты согласна, если я применю магию?

– Да! - Её твердый ответ меня здорово обескуражил. Признаться, я думал, что она начнет отнекиваться или в панике вообще сбежит. А она стоит прямо, отчаянно сверкая глазами. Зелеными, как молодая листва, почему-то подумалось мне. Да что происходит!? Я сжал зубы и провел рукой над головой девушки. Она стояла, зажмурившись. Это ж какой надо быть дурой, что бы согласиться на мою ворожбу? Это при моей-то репутации! Ну, сама напросилась.

Вокруг нас прокатился изумленный вздох. Потом раздались смешки, быстро переросшие в хохот. Эльфийка посмотрела на свою косу и застыла. Я довольно ухмыльнулся. Коса состояла из прядок, раскрашенных во все цвета радуги. Более того, каждый цвет излучал свет. Лейла светилась и переливалась полной палитрой красок. А ничего получилось, необычно и даже красиво. Я улыбнулся.

– Теперь тебе нравится? - Как-то мрачно спросила девушка. - Я очень рада!

И, развернувшись столь стремительно, что цветная коса ударила Динзи по носу, быстро пошла было прочь. Дроу отцепилась от меня и схватилась за свой пострадавший нос. Вокруг нее столпились сочувствующие. Я же быстро перехватил косу эльфийки и потянул на себя.

– Стой, Лейла. - Все еще посмеиваясь, произнес я. - Без обид! Это иллюзия, вот, смотри.

Я провел рукой обратно, снимая заклинание. Волосы стали прежними.

– В качестве примирения и возмещения морального ущерба я приглашаю тебя пообедать с нами в 'Жилу'.

Эльфийка бросила на меня настороженный взгляд, в котором просматривалось какое-то щемящее чувство. Похоже, она обиделась сильнее, чем пыталась показать. Немного помедлив, девушка кивнула, не сводя с меня пристального взгляда.

Динзи каким то образом материализовалась рядом со мной:

– Гром! Я ведь тоже пострадала. Эта - Она показала пальцем на Лейлу. - разбила мне нос.

– И тебя тоже, конечно приглашаю. - Я устало вздохнул. С тех пор, как Динзи поняла, что я не собираюсь смирно вздыхать у её ног, она прилагает все мыслимые и немыслимые усилия, что бы лишний раз помелькать вокруг меня. Сначала меня это раздражало, потом привык. Она интересный человек, и мы давно бы стали друзьями, если бы не её маниакальная идея стать моей девушкой.

Я предложил руки обеим дамам. Динзи схватилась за руку с видом хозяйки, ревниво буравя эльфийку. Лейла же, очень осторожно положила кончики пальцев мне на локоть. Как будто боялась обжечься. Я подумал, что мне приятно её легкое прикосновение. Отогнав непрошенную мысль, я повел девушек в город. Друзья окружили нас и стали наперебой травить байки, развлекая Динзи. Она благосклонно улыбалась им и игриво поглядывала на меня, высматривая признаки ревности на моем лице. Вдруг она, ни с того, ни с сего, фыркнула. Оттолкнув мою руку, пошла вперед нас, подхватив под руки Волдрея и Дретгора. Я покосился на Лейлу:

– Чего это она? - Та пожала плечами, бросив на меня настороженный взгляд. Да что же, она меня так боится-то?

Аквидор поравнялся со мной.

– Зря ты так с Динзи, она же влюблена в тебя. - Очень тихо сказал он, но я почувствовал, как напряглись пальцы Лейлы. Я удивленно посмотрел на нее. Она шла, опустив глаза.

– Сдается мне, она влюблена в то, что я принц. - Так же тихо ответил я другу. Эльфийка резко подняла голову и посмотрела мне в глаза таким светлым взглядом, что я притормозил. Мимолетно улыбнувшись, она снова засеменила рядом, опустив голову. Что это было? Который раз я задаю этот вопрос и не найду ответа. Я совсем не понимал эту девочку. Да, нелегко мне будет у эльфов. Последняя мысль испортила мне настроение. Я помрачнел. Лейла, взглянув на меня своим быстрым фирменным взглядом искоса, увидела перемену в моем настроении. И видимо отнесла ее на свой счет. Она медленно и как будто неохотно убрала руку с моего локтя и чуть отодвинулась, продолжая идти рядом.

Аквидор посмотрел на девушку и вдруг усмехнулся. Многозначительно взглянув мне в глаза, он стал корчить рожи. Немного повращал глазами в её сторону, потом закатил очи к небу… Мне вскоре надоел этот спектакль.

– Будь другом, скажи словами, зачем устраивать мне пантомиму? - похоже, я рассердился. Аквидор пожал плечами и ответил:

– Ладно, потом скажу. - И многозначительно посмотрел на Лейлу. Она покраснела и отошла ко мне за спину.

Наконец показалась главная площадь, в конце которой было построено славное заведение, под названием 'Жила'. Это был небольшой кабачок, где было строгое членство. И членами его могли стать только потомки Первого дома. Каждый член мог провести трех гостей с собой. Дретгор и Аквидор были потомками, в моем членстве происхождении бы сомневаться только ненормальный. А остальных друзей и девушек мы провели, как гостей. Правда при входе возникла заминка, потому как гостем я хотел провести эльфийку. Но, кто может отказать регенту? Хотел бы я с ним побеседовать! Настроение было не очень хорошим, почему-то хотелось подраться. Ну, это-то мы устроим примерно через часа три. Я недобро усмехнулся, усаживаясь за столик. Да так, что подошедший официант отскочил от меня на три метра. Вся компания рассмеялась, а официант с нервной улыбкой принял заказ и испарился. В прямом смысле. Я телепортировал его на кухню, что бы не ждать заказа вечно. А то здесь чудесная традиция - заставлять клиента умирать от голода, дожидаясь заказа. Мне не очень хотелось ей следовать.

Проняло. Заказ возник на столе через десять минут. Мы даже не успели обсудить последние события. Я решил заказать лучшего эльфийского вина. Вина у них действительно хорошие, как ни странно. А у меня были кое-какие планы. Я хотел разговорить странную девушку и узнать некоторые ответы на свои многочисленные вопросы. Поэтому к вину я заказал лучшие эльфийские кушанья, дабы создать у нее ностальгическое настроение. А вино должно было хоть немного развязать ей язык.

Подняв бокалы за Повелителя, потом за королевство, потом за регента и еще за гостей, мы повеселели и разговорились. Лейла раскраснелась и улыбалась мне. Широко и искренне, глядя мне прямо в глаза. Я уже хотел было приступить к допросу, но возникло препятствие.

В виде Динзи, ей почему-то этот вечер напоминал о любви и она считала своим долгом громогласно мне об этом заявить. Оттеснив эльфийку, она села рядом со мной и спросила:

– Гром, почему ты возишься с ней? Она не наших кровей. Она тебя не поймет. Я с тобой давно хотела поговорить…

– Дретгор! Ты не знаешь, почему сегодня никто не танцует? - Громко спросил я у друга. Тот недоуменно оглянулся и пожал плечами. - Вот ты и начни! Пригласи Динзи. Думаю, она не откажет тебе в такой замечательный вечер.

Я ослепительно улыбнулся девушке. Она смотрела на меня непонимающе своими прекрасными глазами:

– Но… Но я думала, мы будем танцевать с тобой…

– Да, конечно, только попозже. Я еще не в той форме, что бы танцевать. - Друзья понимающе расхохотались. Дело в том, что я совсем бездарь в этой области. Но я и не скрывал, правда и не афишировал.

Дретгор потащил девушку танцевать, к ним вскоре присоединились и другие пары. Все шло по плану. Динзи так просто с площадки не выпустят. С такой красоткой захочет потанцевать большинство посетителей мужского пола. Так что полчаса у меня есть. Я повернулся к эльфийке и сразу задал мучавший меня вопрос:

– Ну, признавайся! И что же ты натворила, что тебя сослали к нам?

Лейла сильно покраснела под моим взглядом и через силу произнесла:

– Ничего.

– Ой ли? - Не поверил я. - До сих пор просто эльфов к нам не посылали, все каких-нибудь с апокалипсическими настроениями. Типа, обратились к тьме, ну и идите в тьму. А тебя вдруг послали просто так.

– Меня никто не посылал. - Эльфийка выпрямилась и сверкнула глазами. - Я сама попросила.

В этот момент я откровенно залюбовался девушкой. Не было в ней той скромной и тихой паиньки, которую я видел каждый день. Это была воительница. Грозная и суровая. А я еще не верил, что она была у Крола любимой ученицей. Кролу было все равно, какой расы существо, он уважал только силу.

Девушка с каким-то отчаянным вызовом добавила:

– Я приехала сюда ради тебя.

А вот теперь я вообще ничего не понимал. Ради меня?

– Зачем? Ты же меня не знала.

– Я знаю тебя вот уже пятнадцать лет. Именно тогда мы с моим учителем приезжали в Поднебесную Цепь. Он хотел посетить друга, а меня взял с собой, чтобы я не верила всему, что рассказывают про темных эльфов. Он хотел показать, что темные эльфы - это не зло в чистом виде, как представляет большинство наших. А просто другие. Что они эльфы, использующие в магии темные силы.

– А я то тут причем?

– Я увидела тебя, когда ты, верхом на маленьком драконе, пролетел над городом. Дракон прицельно опаливал прохожих, поджигая их плащи. Там был еще кто-то. Кажется, вы играли на счет.

Я вспомнил и расхохотался. Да, было дело, что скрывать. Мы с моим старшим братом поспорили, кто лучше будет управлять карликовым драконом. Как это определить? Мы, не долго думая, решили наводить огонь драконов на цель. Ничего серьезного, никто не пострадал, били короткими залпами по огнеупорным плащам дроу. Но отцу забава не понравилась, и он придроудно сбил наших драконов. Мы плюхнулись на землю у ног какого-то человека, за которым пряталась тощая девочка-эльфийка. Отец нас очень долго отчитывал, мы пытались сопротивляться, но все было бесполезно. Нас с братом отправили отлавливать броунов из очередной найденной плантации, одних. Вымотались тогда, неделю приходил в себя.

Так вот почему её лицо мне кажется таким знакомым.

– И что? Решила научиться прицельному обстрелу из дракономета?

– Нет. Я решила быть с тобой.

– Вот бедовая девица! И чего тебе надо рядом со мной. Тоже хочешь стать принцессой?

– Да нет, я и так принцесса. - Улыбнулась Лейла. Ну, дела! А почему никто не знает?

– Это такой политический ход? - Я напрягся, вспомнив лекции отца о том, что эльфы никогда не делают чего-то просто так. - И чего вы добиваетесь?

– Да ну тебя! - Похоже она не на шутку рассердилась. - Мориквенди!

Лейла вскочила, обронив стул, и метнулась к выходу. Я проводил её озадаченным взглядом. А в душе росла обида. Презрительное 'Мориквенди' из уст эльфа считалось для дроу большим оскорблением.

Я залпом выпил бокал вина и пошел танцевать.