Каждый выбирает по себе

Безусова Людмила

В гостях хорошо, а дома лучше… Но насколько лучше дома Антон не успел понять, потому что появился неугомонный Баюн и уговорил парня отправиться с ним обратно, потому что выбраться Хранительнице из беды только он помочь может… Думал парень, что справится, однако все оказалось намного сложнее, чем казалось, потому что на его пути встала Хозяйка Смерти Морена… И чтобы преодолеть напасть, пришлось меняться не только Антону, но и Людмиле…

 

Безусова Людмила

Каждый выбирает по себе

 

Пролог

Заложив крутой вираж над притихшим лесом, растрепанная метла сорвалась в крутое пике и притормозила только над вершинами заснеженных деревьев. Порыв встречного ветра едва не сбросил наездницу, с головы до пят закутанную в меховую епанчу, на острые пики еловых верхушек. Едва удержав помело на лету, Чернава громко выругалась, осмотрелась, слегка подправила курс и, плавно развернувшись, ужом скользнула в узкую безлесную прогалину среди сплошной чащобы.

Хаотическое нагромождение ледяных торосов предстало перед ней, и только внимательный взгляд ведьмы смог разглядеть в них очертания обитаемого жилья. Она опасливо, стараясь не оскользнуться на корке наледи, прошла под аркой, украшенной орнаментом из расколотых черепов животных и людей. Венчал эту замысловатую вереницу черно-серый лунный диск. Чернава оглянулась. Пожалуй, эта аспидная чернота была единственным чужеродным вкраплением в голубовато-прозрачные тона ледовых глыб, и от нее было неимоверно трудно отвести взгляд. Ведьма стряхнула наваждение и поспешила к той, что приказала явиться немедленно.

— Звала? — с порога справилась она. Сзади донесся злобный вой разочарованных мар, не сумевших остановить слишком резвую ведьму. Чернава усмехнулась: — "А не по зубам добыча…" и, невольно понизив голос, спросила: — Зачем так срочно?

Словно не слыша, хозяйка не повернулась к ней, продолжая увлеченно заниматься своим делом. Её тонкая девичья фигура, до колен укрытая облаком распущенных снежно-белых волос, склонилась над чем-то не видимым гостье.

"Ну, что ж… не буду настаивать… подожду, пока не соизволит сама заметить званку…" — легким движением плеч ведьма скинула кунью накидку, о чем тут же пожалела — ледяные пальцы стужи тут же вцепились в разгоряченное полетом тело. Чернава нерешительно сделала несколько шагов вперед. Здесь, в этом царстве вековечного холода, ей всегда было немного не по себе.

— Он мертв… — голос рассыпался кристалликами льда.

— Мертв? Бессмертный? Но как?.. — ведьма порывисто бросилась к владычице ледяных чертогов и нерешительно остановилась, увидев, чем занята та.

Перед ней без всякой опоры висела округлая полупрозрачная льдина с нечеткими разводами пестрых пятен — коричневато-зеленых и изумрудно-синих с редкими прожилками голубых волокон. В середине неприглядной кучей высилась грязная спутанная кудель, от которой во все стороны тянулись пряди тонкой канители с маленькими подвижными фигурками на конце каждой нити.

— И боги не вечны… — обернулась пряха, поднимая вверх тонкий жемчужно-белый серп, зажатый в левой руке. Правой рукой она, не переставая, ворошила и перетряхивала пучок волокнистого сырца. — Последний "небожитель" покинул нас… — Извилистая трещина улыбки прорезалась на морщинистом лице. Оно казалось целиком высеченным из куска черного дуба и так же, как это дерево, покрыто грубой растрескавшейся корой. Красные угольки пылающих ненавистью глаз спрятались под наплывами тяжелых век. Светлые шелковистые волосы и точеная фигура плохо сочетались с ликом Морены и мерещились взятыми внаем. Домысливать у кого — ведьме не хотелось…

Ресницы Чернавы дрогнули. Только неимоверным усилием воли она заставила себя не опустить взгляд.

— Откуда такие вести? — справившись со своей минутной слабостью, спросила она.

— Гамаюн поведал… — хозяйка чертогов взмахнула рукой. Лунный проблеск сорвался с изогнутого лезвия серпа и осветил золоченую клетку с нахохлившейся птицей, похожей на ощипанного петуха, только вместо красного кокетливого гребешка у него торчком стоял изрядно потускневший золотистый хохолок. Гамаюн встрепенулся, поспешно спрятал голову под крыло, умудряясь все же подглядывать одним глазком за своей непредсказуемой властилиной.

— И о том, кто его и как, тоже растолковал?

— А как же, — скривилась Морена, — Баба-яга окаянная… А сама цела и невредима осталась… — Острое лезвие серпа с маху опустилось вниз, рассекая тонкие нити людского бытия. Чернава не выдержала, зажмурилась, но:

…оборвался на самой высокой ноте вопль роженицы, исторгающей из своего чрева дитя. Зашелся криком новорожденный и смолк. Повитуха зашептала, встряхивая младенца, и отпустила с горькими словами — "не жилец"…

…свистнула оперенная стрела. Вскинулся выжлятник, ненароком задевший растяжку самострела, настороженного на крупного зверя, выпустил из рук сворку с борзыми, выгнулся дугой и свалился навзничь под горестный вой пестуемых им псов…

…оборвал смех кряжистый мужик, закашлялся, поперхнувшись хлебной крошкой, схватился руками за грудь и упал бездыханный на стол под скорбные стенания жены…

…"мама, пить… мамочка, пить…" — мечется в бреду усыпанный гнойными язвами ребенок и выбивает из рук почерневшей от горя матери, склонившейся над ним, корчажку с водой…

Не выдержала звуков агонии, закричала, что есть мочи, ведьма, зажимая уши руками, чтобы не слышать всех этих предсмертных стонов, всхлипов, воплей…

Хлесткая пощечина ожгла щеку словно огнем. Тяжела рука у пряхи… пощады не ведает ни для кого…

— Слабая ты… — остановила её Морена, — хоть и верховодишь всеми. Но не затем звала, чтобы порадовать, а чтобы службу задать… Не властна я над жизнью и смертью Хранительницы путей, но мне не нужны соперницы.

— О чем ты? — прошептала не успевшая прийти в себя от выплеска чужой боли Чернава. — Разве мешала кому Баба-яга? Она и с нами-то знаться не захотела, все тишком да молчком в своем дому сидела, неужели теперь кому козни строить будет, она о тебе и не ведает.

— Силы она своей не ведает, а когда поймет что к чему, поздно что-либо менять будет. Власть она такая — ломает кого угодно…

Чернава не чуяла подвоха в безобидной ведьме-недоучке, свалившейся, как снег на голову. Конечно, планы ковена ведьм пошли прахом, но это пережили легко, мало ли дел на земле, чтобы ещё и в Навь соваться прежде времени.

— Но… — попыталась возразить она Хозяйке Зимы и осеклась под её гневным взглядом. Тут же стушевалась и поспешила перевести разговор в более безопасное русло: — Как она смогла?

— То неведомо мне… Смогла, знать не так слаба, как хочет показать… Твоя служба — убрать её. И чтоб ни следа, ни памяти не осталось… Ни у кого… Молчишь? — Чернава потупилась. — Так тебе замена легко найдется, только кликну, такая свара пойдет. За место верховной ведьмы Бабу-ягу голыми руками на клочки порвут, да мне это не надо… Пока не надо… Иди…

Морена повернулась спиной к гостье и снова занялась прядением, словно осталась в одиночестве.

С тяжелым сердцем Чернава вышла из ледяных чертогов, резким жестом отогнала надоедливых мар. За место под солнцем каждый борется, как может. Слишком легко ей в свое время удалось взять верх над своенравными колдуньями, не без помощи Морены, конечно, теперь хоть умри, а отслужи.

Ведьма зябко повела плечами, закуталась в мех по самые брови, подняла с земли свое обледеневшее помело и вскоре зависла над лесом, осматривая окрестности. Ну и местечко для жилья выбрала себе пряха! Отсюда до реки Смородины рукой подать…

Вдалеке, почти на пределе взгляда, темной полосой поднимается в небу дым, черной смрадной тучей клубится, даже досюда дух скверный доносится. Вот уж где согреться можно на всю жизнь… Молва идет, что не вода в той реке течет, а смола кипит, пузырями бурлит, огонь выше леса стеной полыхает, а через реку мост железный перекинут, докрасна раскаленный. Да кто об этом точно знает? Сама Чернава там никогда не была, да и не стремилась, как и любой из ныне живущих. А вот если Морене не потрафит, вполне может туда угодить, ответ-то все одно держать придется, за все дела, что в Яви творила…

Ведьма развернула кисть отводящим беду знаком — указательный и мизинец распрямлены, остальные загнуты вниз — в сторону дымного марева, задержала на мгновение, пока губы беззвучно шептали заклинание, потом, немного подумав, повторила, только в этот раз над чертогами Морены. Ей все равно, конечно, но лучше поостеречься.

Пряха подняла голову, прислушиваясь, и усмехнулась. До чего наивна Чернава, но исполнительна, пусть тешится…

 

ГЛАВА 1

— Ой, лихо у нас, Антон… — Баюн спрыгнул на пол и подошел к парню, заглядывая ему в глаза снизу вверх.

Парень хмыкнул — на убитого горем кот никак не походил: морда довольная, бока заметно округлились, угольно-черная густая шерсть лоснится, только кончик хвоста почему-то белый, хотя… Он вспомнил, что раньше этот самый хвост выглядел весьма плачевно. Каким же ветром занесло сюда Баюна, так неожиданно покинувшего их? Неужто просто так пришел, на жизнь пожаловаться, но он, Антон, здесь при чем?

— Да, да, — Баюна нисколько не смутил скептический взгляд парня. Кот давно уже жил по принципу — "стыд не дым, глаза не выест" — и свои интересы для него всегда стояли превыше всего. Почти… — Без тебя никак не обойтись.

— В каком смысле без меня?

— В самом прямом… Беда случилась непоправимая… — внезапно в бархатистых тонах котофеева голоса дискантом прорезались страдающие нотки, звучавшие так же нарочито, как искусственный надрыв у исполнителей русского шансона, стонущих о якобы загубленной молодости.

— Беда? — поднял брови вверх Антон, удивленный такой резкой сменой настроения котофея, и не поверивший ему ни на грош. Баюн, конечно, лицедей тот ещё, но в этот раз роль ему не удалась. — Толку от меня? Где я и где вы…

— Только ты помочь можешь.

— А я-то тут при чем?

Опять туда? Но ведь он сам хотел… Антону стало немного неловко от своего недавнего стремления вернуться во что бы то ни стало, навеянного непонятно чем: то ли необъяснимым влиянием этой квартиры, казалось, ещё хранящей запах любимых духов сестры, то ли сложной адаптацией к реалиям современной жизни, или же слишком резким переходом к праздному ничегонеделанью. Этот мимолетный порыв оказался неподвластен осмыслению — просто до желудочных колик захотелось снова оказаться рядом с Людмилой. Сейчас же мозг парня словно проснулся от зимней спячки: это что же, опять бесконечные скитания? Снова в мир, в котором он так до конца не разобрался, действуя скорее по наитию, чем осознанно, частенько волей обстоятельств оказываясь на волосок от смерти и только случайно избегая её? "Там хорошо, но мне туда не надо…" — промелькнул верткой мышью и тут же пропал, вытесненный возмущенным воплем разума, фрагмент песни.

— Не о том говоришь, не о том, — совершенно безнадежным тоном сказал кот, усевшись у ног парня. — Я вот думаю, что приобрел ты гораздо больше, чем потерял. Подумаешь, парочку другую шишек набил, зато такого ты никогда и нигде не испытаешь, хотя это с какой стороны посмотреть… — Баюн с интересом уставился на дергающийся кончик своего хвоста, словно сроду не видел ничего более увлекательного, а больше его ничего и не волнует.

Сначала парень потерял дар речи, а потом заорал на кота:

— Пару шишек, говоришь? Да меня Кащей чуть не убил, и Птах твой разлюбезный тоже… А Тимка там вообще ни при делах был! К нему чего приклепывались? — Сердце тоскливо сжалось. За мальчишкой он скучал больше всего, и острая боль лишь усиливалась от понимания того, что они не увидятся уже никогда, и с Людмилой тоже. По крайней мере, в этой жизни…

— Ну, с тобой же все в порядке… — котофей наплевательски отнесся к крику души парня, — а вот Баба-Яга пропала…

— Как? — выдохнул Антон.

— Если б я знал… А мне, поверь, многое ведомо… В-общем, решай, ты идешь со мной или нет?

Легко сказать — решай… Выбор всегда сложен, неважно какой, даже если просто выбираешь чай в магазине и то порой сомневаешься "а не ошибся ли ты?", а тут тебе предлагают невесть что… Насколько проще все было с зеркалом — оно само за всех все решило, а здесь… Антон задумался: — "Толку от меня ноль, ну чем я могу помочь Людмиле? Я не воин, не колдун, силой немереной не обладаю, умом и сообразительностью, как птица говорун, тоже особо не отличаюсь…". Парень отрешенно обвел взглядом комнату. Томноокая дама, слегка прищурив темные глаза, в упор смотрела на него. Сложенный веер из пушистых длинных перьев лежал на её ладони. Лежал… а ведь раньше прикрывал глубокий вырез платья. Игра теней или он видит это на самом деле? Антон по широкой дуге обогнул кота, подошел поближе к стене, всматриваясь в лицо, мастерски выписанное искусным художником давным-давно. Несмотря на то, что паутинка тонких, хорошо заметных, трещинок покрывала картину, женщина не казалась простым изображением. Она жилА… Здесь и сейчас…

Парень не выдержал, прикоснулся к картине — кончики его пальцев уперлись в шершавую поверхность. Он надавил сильнее. Жесткий холст чуть прогнулся и тут же, словно предупреждение, короткий булавочный укол заставил Антона отдернуть руку: — "Черт…".

— Что ты там застрял? — немного сварливо окликнул его кот. — Решил?

Дама внезапно лихо подмигнула Антону, её губы слегка шевельнулись, и мгновенно, словно застеснявшись своей выходки, она прикрылась раскрывшимся веером.

— Ты видел? — обернулся парень к котофею, указывая на портрет.

— Нашел время любоваться, там, может, твоя сестра погибает, а он на чужих женщин пялится…

— Она со мной разговаривала…

— Да? — заинтересовался Баюн. — И что сказала?

— Не горюй, прорвешься… — растерянно повторил парень.

— Тогда какие проблемы, — обрадовался кот, — главное, принять благословение…

— А кто это?

— Да какая тебе разница? Считай, что тебе Судьба знак послала. Пошли… — кот прошмыгнул в коридор. Судя по всему, для Баюна альтернативы не существовало, он не сомневался в решении Антона, но кое-какие вопросы следовало бы прояснить. Парень тщательно запер дверь, сунул связку ключей в карман и обернулся к котофею, терпеливо сидящему на лестничной клетке.

— И что теперь?

— За мной… — котофей, задрав хвост трубой, двинулся вниз по лестнице.

— Что, мы ещё куда-то пойдем? А прямо сразу нельзя — раз и там? — удивился Антон.

— Юморист… — отозвался Баюн этажом ниже и ворчливо добавил: — Привыкли — "по щучьему хотению, по моему велению, езжайте сани сами". Ан нет, не получится, тут ножками потопать придется.

— А что так? — догнал его парень уже у самого выхода на улицу.

— Я ж не чародей, сам ещё туда-сюда, а вот тебя перетащить никак не смогу, придется точки перехода искать.

— А что, такие существуют?

— А как же! Ткань времени тонка, как кисея, для знающего где искать, лазейка в мироздании всегда отыщется.

— А ты хоть знаешь? — Антон с сомнением глянул на Баюна.

— Интуитивно догадываюсь…

— А вот мне хотелось бы знать точно, — парень внезапно сообразил, что на улицах города здоровенный кот будет вызывать нездоровый интерес. Хорошо, если их прогулка не закончится в психушке.

— Не бойся, проблем с этим не будет, — предвосхитил его вопрос кот. — Никто меня вообще не увидит.

— Хвост случайно не отдавят? — едко поинтересовался Антон, — у нас иногда шибко людно бывает, особенно в час пик.

— Не бойся, — торопливо поджал под брюхо свою гордость котофей, — они меня подсознательно сторониться будут, как любую нечисть.

— Может, ко мне зайдем, я переоденусь, деньжат побольше захвачу, документы… — через полчаса, убедившись, что кота действительно никто не видит и суетливая людская река обтекает его вместе с котом, словно заговоренного, спросил Антон. — Твои точки перехода на другом конце света могут находиться.

— Нет, — Баюн резко свернул и остановился перед светофором, желтый огонек которого энергично мигал. В двух шагах от них нетерпеливый водитель газовал в ожидании зеленого сигнал, от чего мотор стареньких "Жигулей" захлебывался надсадным ревом. — Хочешь, скажу, о чем ты сейчас подумал?

— Ну?

— А он неплохо ориентируется в правилах дорожного движения… — Антон скорчил скептическую гримасу. — Да не старайся, у тебя на лице все написано было… Я ж не вахлак какой, под колеса лезть. Механизмы опаснее людей, они ничего не чувствуют, просто выполняют заданную функцию. Им глаза не отведешь… — Котофей едва успел увернуться от толстой суматошной тетки, зигзагами перебегающей дорогу на "красный", и едва не врезавшейся в него. — Вот дура, хоть бы подумала, на тот свет всегда успеешь… — крикнул он ей вслед.

— Зря стараешься, она ж тебя все равно не услышит.

— Зато почувствует…

Действительно, тетка внезапно остановилась, ошалело закрутила головой, схватилась за сердце и медленно, едва переставляя ноги, побрела прочь, абсолютно забыв о том, что она куда-то торопилась.

— Лихо ты её, тебе в ГИБДД цены не было бы…

— Да я и без того высоко "котируюсь", — скаламбурил Баюн и длинными прыжками понесся через дорогу перед самым носом замерших автомобилей.

Антон догнал его только в конце квартала.

— Стой, куда несешься, я ж не спринтер, за тобой гоняться, от меня уже люди шарахаются, того и гляди, хватать начнут, решат, что от милиции убегаю…

От быстрого бега пересохло во рту. Парень притормозил у стойки с напитками, кинул девчонке-продавщице две мятых десятки, с наслаждением влил в себя литр минералки, и огляделся. Лоснящаяся черная шкура опять мелькала далеко впереди.

— А, — махнул рукой Антон, — где наша не пропадала… выкрутимся, если что… — он кинулся вслед за котом, не обращая внимания на недоуменные вскрики прохожих, случайно задетых им.

Шумный центр города остался позади, и теперь Антон, обливаясь потом, бежал по кривым закоулочкам, спотыкаясь на выбоинах растрескавшегося от времени асфальта, стараясь не потерять из виду кота. Внезапно Баюн нырнул в одну из подворотен и исчез. Парень прошел вслед за ним сквозь воняющую нечистотами арку и очутился в неухоженном дворе-колодце, оглядываясь по сторонам и мучительно соображая, куда же мог деться его провожатый.

— И долго ворон считать будем? — котофей возник словно из-под земли. — Догоняй… — он вильнул хвостом и…

Но тут уже Антон не сплоховал — вцепился в загривок кота:

— Э, нет, постой… — тот дернулся, но парень держал крепко, — изволь объясниться, куда ты так несешься?

— Да тут уже близко… — заюлил котофей, упираясь лапами в землю и стараясь помаленьку ослабить захват. — Вот туточки через калиточку и почти на месте будем…

— Учти, я ведь и передумать могу, — предупредил Антон, отпуская Баюна. — Теперь ты решай, как тебе быть…

— Ага, — слишком поспешно согласился тот, отпрыгивая назад.

Калиточка оказалась узкой щелью в полуразрушенной кирпичной стене, через которую, опасаясь испачкаться, брезгливо пролез Антон и сообразил, куда так несся котофей. Они оказались на задворках центрального рынка, а, точнее, около мясных рядов. Тучи мух роились над колодами для рубки мяса. Рядом на обитых железом столах лежали приготовленные для разделки коровьи туши. Неподалеку неспешно курили два мрачного вида мужика в некогда белых фартуках. Специфический запах убоины витал над всем этим великолепием.

— Печёночку попроси, а? — умильно заглядывая парню в глаза, мяукнул внезапно засуетившийся кот. — И пару-тройку килограммов от почечной части…

— Про запас хочешь взять? — оценивающе глянул на своего спутника Антон.

— Зачем про запас? — не на шутку обиделся тот, — сейчас поесть хочу, свеженького…

— Ну, ты даешь, — хмыкнул парень и пошел договариваться с рубщиками, прикидывая, хватит ли денег.

Денег хватало не только на мясо, но и на шаурму для Антона. Мясник оказался сговорчивым — мелко нарубил купленную мякоть аккуратными небольшими кусками, покромсал меленько печень, пока покупатель пытался объяснить, что они с друзьями решили пожарить шашлыки.

— Мне по барабану, что ты с ним будешь делать, хоть сырым ешь… — ухмыльнувшись на прощанье, вручил парню пакет с покупкой. Тот облегченно выдохнул и поспешил покинуть территорию рынка проторенным путем, через пролом в стене.

Пока Баюн насыщался, урча над первыми крупными кусками говядины и задумчиво медитируя над мелко нарезанной печенью, Антон в мгновение ока проглотил лепешку с начинкой и теперь сидел на лавочке во дворе дома, медленно потягивая через соломинку холодный чай "Нестле".

Мир снова стал прекрасен…

— Ну, что, теперь куда? — парень огляделся в поисках урны, потом зашвырнул опустевшую бутылку в ближайший куст сирени, потянулся и встал.

— Обратно…

— В каком смысле? А точку перехода искать?

— А чего её искать, она не мышь, по норам не шмыгает, на одном месте всегда, недалеко от дома бабки твоей, — проболтался разомлевший после еды кот.

Вот тут Антон пожалел, что поторопился выкинуть бутылку, а как иначе выразить шустрому котофею свое "фи"?

Прохиндей, сообразив, что брякнул лишнее, отскочил подальше от изменившегося в лице парня.

— Подумаешь, прогулялся слегка, тебе для здоровья полезно, а вот мне поесть надо было…

— Обо мне, значит, заботишься? Чтоб форму не потерял? А просто попросить не мог, там рядом магазинов полно.

— Ещё чего не хватало, всякую дрянь, сто лет назад замороженную, есть, — возмутился Баюн, — ты бы мне ещё курицу-гриль предложил!

— А что? Нормальная еда…

— То-то и оно, что "нормальная", непонятно чем напичкана. Ну да вам-то что, привыкли…

— Обратно на автобусе поедем, — без возражений заявил парень и побрел искать остановку. Этот район он знал плохо, а прохожих, уточнить дорогу, не попадалось.

— Мне там лапы оттопчут, — ныл кот, но без фокусов плелся сзади. Хитрец понимал, что слишком наглеть не стоит. Антон ему нужен. Без него Бабу-ягу ни в жизнь не отыскать, ну да об этом подумают, когда на месте окажутся, чего сейчас зря голову забивать.

— О, повезло, — обрадовался парень, когда набитый битком автобус, шедший от рынка, опустел через несколько минут. Люди как-то внезапно вспомнили о неотложных делах и, словно горошины из стручка, посыпались на улицу и устремились кто куда.

— Ага, — буркнул рядом кот, целую остановку ехавший плотно притиснутый к двери, так что та едва открылась, когда автобус притормозил на остановке, — сам о себе не позаботишься, никто не догадается… — и влез на переднее освободившееся место для "детей и инвалидов".

Антон, устроившись радом, смотрел на проносящиеся мимо дома, машины, деревья, но воспринимал их, как фантомные виденья. Мысли его неотвязно крутились вокруг пресловутой "точки перехода". Как-то слабо верилось в то, что она действительно существует в их густонаселенном городе, и никто до сих пор на нее не наткнулся. Он хмыкнул, может, кто и находил дыру в другое измерение, да рассказать никому об этом не успел… А что? Пропадают же люди бесследно, вон сколько объявлений на стендах около отделений милиции висит "Помогите найти… Ушел их дома и не вернулся…", а человека уже нет. Нигде — ни в этом мире, ни в этом времени… Ему ещё повезло, что вернулся. И опять, словно по кругу, завертелось в голове — а стоило ли возвращаться? Ведь если бы он остался, может, сестра и не пропала бы? Вдруг она его искать кинулась?

*****

— Ушел? — вскользь поинтересовался Птах.

Людмила вздрогнула и нехотя кинула.

— Насовсем?

— Думаю, да… — она отвернулась от бесенка, сморгнула, чтобы тот не заметил слезинки, предательски повисшей на реснице. От обиды сжалось сердце. — Даже не попрощался…

— А ты что ж? Вроде как звал с собой?

— А как я тебя без присмотра оставлю? — отшутилась ведьма. — Тебя толком не вЫходила. Пропадешь ведь… Опять же, дом на кого брошу?

— Хозяйственная, — одобрительно протянул Птах. — Похвально, конечно, только ты о главном упомянуть забыла… — Людмила удивленно изогнула бровь. — Для чего ты тут поставлена, больно уж приманчивое место. Сам удивляюсь, как до сих пор никто на него глаз не положил.

— Почему? А Кащей, запамятовал?

— Да нет, такого как забудешь… Сколько живу у тебя, все удивляюсь, как никто из ведьм на место Хранительницы не посягнул, такую силу в руках иметь кто откажется?

— Потому и не рискуют, что боятся с этой силой не совладать, — самоуверенно заявила Людмила, — не хочу больше об этом говорить. Мне и Бессмертного во врагах хватило, хочу пожить, не таясь ни от кого.

— Это как? — усмехнулся бесенок. — В люди выйти, что ли? Общения захотелось? Так тебя там и ждут… с распростертыми объятиями…

— Нет, просто хочу спать спокойно, не просыпаясь еженощно в холодном поту от каждого стука в стену, не вздрагивать от каждого звука за спиной. Знал бы так, каково мне дались эти годы постоянного страха?

— Да, а я и не заметил.

— А нельзя мне расслабляться было. Баюн мне сразу сказал — врагов здесь у меня немеряно, вопрос только в том, кто первый до меня доберется. С колдуньями я как-то поладила, а вот Кащей… — Людмила передернулась от отвращения. — Ну хоть в лес безбоязно ходить буду, а то у меня уже скоро все припасы закончатся, что насобирала. Кимря, — позвала ведьма домовиху, — а пошли-ка мы с тобой ревизию устроим, глянем, что у нас там из трав-кореньев осталось, да прикинем, о чем в первую очередь позаботиться надо.

Лучшее лекарство от тоски — работа, кропотливая, утомительная, а изнурительней занятия, чем подсчитывание и перекладывание с места на место бесконечного количества мешочков и узелков с компонентами зелий для всяческих потреб, Людмила не знала. Разве что дрова колоть, да в этом нужды особой нет, лето пока на дворе, год только на вторую половину перевалил.

День в трудах пролетел так незаметно, что Людмила спохватилась только к вечеру, когда в избе совсем стемнело, и вспомнила, что она сама не ела и о семье забыла. И тут же сообразила, что кормить ей особо некого… Опять стало до крайности тоскливо. Слабая надежда на то, что брат вернется, все-таки теплилась в душе, но, видно, не судьба им жить вместе…

Среди ночи вскинулась. Услышала, как, старательно приглушая голос, чтобы не потревожить её, разговаривает с кем-то Антон. Узнала ломкий басок Тимофея, обрадовалась. Воротились, однако… Надо хоть чаем травяным напоить… Она вскочила, накинула на рубаху шаль, вышла на кухню. Никого… А, во дворе сидят. И то дело, ночи теплые.

Распахнула настежь входную дверь и увидела, как удаляются прочь от дома два расплывчатых силуэта, едва заметные в слабом свете только народившегося месяца.

— Антон, вы куда? — Даже не обернулись. Неладно…

Споткнулась в потемках о брошенную кем-то бадью, пока, ругаясь сквозь зубы, потирала ушибленную ногу, парни скрылись в лесу, и почти сразу же оттуда донесся полусдавленный вскрик мальчишки: — "Пустите, гады…".

Людмила, формируя в руках боевое заклинание, кинулась на помощь.

*****

Войдя во двор Людмилиного дома, парень побрел через газон по протоптанной такими же, как он, торопыгами, тропинке к подъезду.

— Куда? — Антон обернулся на возмущенный мяв Баюна. — Нам в другую сторону…

— Задумался…

Кот обогнул дом с торца и остановился у обитой проржавевшим железом дверцы. На ней уродливой блямбой "красовался" не менее ржавый амбарный замок.

— Сколько хожу, ни разу этой двери не видел, — удивился парень, — а ведь мы с пацанами все здесь излазили, даже в подвалах дома были, подземный ход искали, хоть и влетело нам тогда безбожно.

Давным-давно Санька, Антонов друг детства, под страшным секретом поведал, что дед ему сказал (врет, верней всего просто подслушал!), что в доме есть подземный ход, куда он ведет, никто толком не знает, боятся потому что заходить далеко, там странные вещи творятся, и предложил самим проверить так ли это. Все с жаром ухватились за эту идею — летние каникулы, духота стоит неимоверная, даже на реку лень идти по такому пеклу, а в подвале по любому прохладнее, чем на улице. Санька потихоньку стащил у бабки ключи и вся ватага ломанулась на разведку. Обжитой оказалась только часть подвала, поделенная на маленькие клетушки, где рачительные жители дома хранили припасы на зиму, разные соленья-варенья, но это было не интересно. Куда больше манила другая половина, нехоженая, скрывавшаяся за высокой двустворчатой дверью, закрытой тяжеленной поперечиной. Но для любопытных пацанов это не преграда, поднатужились втроем, кое-как выдрали из прогнившего косяка ржавый костыль, удерживающий засов, и очутились в широком проходе, с низким полукруглым сводом. Прошли немного дальше по коридору и вернулись — остановила темень вокруг, света от слабой лампочки, падающего из обжитого подвала, было явно недостаточно. Вооружившись толстыми стеариновыми свечами, воодушевленные предстоящим приключением пацаны на следующий день снова отправились на поиски подземного хода. И угораздило же их взять с собой мелкого Вальку, что неотвязным хвостом ходил за своим старшим братом! Серега потом оправдывался: — "А что я мог сделать? Он мамке грозился нас сдать, тогда вообще бы в подвал не попали". Попали… Так попали, что по сей день вспоминать не хочется…

Валька сразу же начал ныть, ну, что возьмешь с первоклашки, а потом вообще потерялся. Толстые стены искажали звуки, крики мальчишек возвращались изменчивым эхом. Дрожащий огонек свечей давал мало света, едва-едва освещая их перепуганные лица. Найти мелкого, забредшего неизвестно куда, без взрослых шансов никаких не было. Им просто повезло, что дворник дядя Петя, бдительно присматривающий за детворой, почуял неладное и спустился в подвал, увидел сорванный засов и, без особого труда сообразив в чем дело, отыскал уже охрипшего от рыданий мальца, так что обошлось без особого скандала, хотя… Карательные меры, принятые отцом, Антон помнил до сих пор. Конечно, рассказывать об этом Баюну парень не стал, но то, что железной дверцы в торце дома никогда не было, он помнил абсолютно точно — вход в подвал вел из крайнего подъезда.

Котофей замер у створки, потом обернулся к парню:

— Что бы не случилось, чтобы не почудилось, не убегай, просто замри и не двигайся. Да и ещё, молчи… — он скептически глянул на своего спутника и добавил, — а лучше ни о чем не думай.

— А можно сейчас спрашивать?

— Спрашивай, — великодушно разрешил Баюн, не ожидая подвоха.

— Как ты откроешь дверь? Куда мы попадем? Что нас ждет? — Антон хотел знать все и сразу. — И откуда это, черт возьми, здесь взялось? Тут люди каждый день ходят, неужели никто ничего не видел, неужели никто ни разу не поинтересовался, куда же ведет "маленькая белая дверь в стене"? — съехидничал он под конец.

— Запомни, пригодится ещё не раз, — и котофей, упоенно прикрыв глаза, нараспев продекламировал:

Всё, что видим мы, — видимость только одна.

Далеко от поверхности мира до дна.

Полагай несущественным явное в мире.

Ибо тайная сущность вещей — не видна.

— Где-то я уже это слышал… — парень задумался.

— Омар Хайям, — невозмутимо ответил кот, — удивительный человек был, собеседник просто на диво, ироничен, умен, образован. Жаль, что слегка фанатичен, не переспорить никак…

— Ты меня все больше удивляешь…

— В-общем, ты меня понял? А дальше по ходу дела разберешься… — Антон с удивлением увидел, как белый кончик кошачьего хвоста истончается, вытягивается в подобную паутинке подрагивающую нить и, словно рамочкой, окаймляет дверь светящимся контуром. — Ты первый…

— Куда? — растерялся парень, — она же закрыта.

— Да закрой глаза и представь, что перед тобой ничего нет. Иди, я уже устал держать…

Антон послушно закрыл глаза и, как робот, шагнул вперед, каждую минуту ожидая удара в лоб.

Земля ушла из-под ног. Одновременное ощущение бесконечного падения и касания стопами незыблемой тверди полностью дезориентировали парня. Он открыл глаза и обнаружил себя зависшего в пустоте. Абсолютной… такое даже представить сложно — ничего, ни цвета, ни запаха, ни звука, ни форм, ни расстояний, ибо как можно измерять то, чего нет…

Кота тоже не было…

Но пустота — она же не может быть абсолютной? Это противоречит всем законам физики. Даже в вакууме присутствуют какие-то элементарные частицы, что спонтанно появляются на краткий миг и так же почти мгновенно исчезают, обмениваясь между собой крохами энергии. Ну, вот примерно такие… Перед глазами Антона возникла микроскопическая искра: манящая, яркая… Неимоверно захотелось дотянуться до неё, разглядеть, что же это такое, но парень не шевелился, опасаясь сдвинуться с места, помня предупреждения Баюна, да и опора под ногами казалось слишком уж ненадежной. Шагнешь и все, ощущение полета сменится самим полетом…

Точка стала ближе, слегка увеличилась в размерах и теперь бешено пульсировала, словно никак не могла определиться в выборе цвета. От радужного разноцветья зарябило в глазах. Парень только поднял руку, чтобы протереть внезапно зачесавшиеся веки, как рядом раздался истошный вопль кота:

— Не шевелись.

Он послушно замер.

"Миры летят. Года летят. Пустая Вселенная глядит в нас мраком глаз…" — строки возникли в голове Антона сами собой.

— Не думай. Не думай ни о чем, — простонал кот, — хоть немного…

Легко сказать… Как может человек не думать? Этот процесс неуправляем — мысли возникают в голове сами собой и никакому контролю не поддаются. Можно сколько угодно убеждать себя не думать о белой обезъяне, но попробуй действительно о ней НЕ думать.

Громадная белоснежная горилла нависла над парнем, и это было последнее, что он увидел…

— Уф, — донеслось до него откуда-то снизу, — еле успел. Держись крепче, а то свалишься.

Антон изо всех сил вцепился в золотисто-медный ствол дерева, нащупывая ногами хоть какую-нибудь опору. Одна нога провалилась в пустоту, зато другая вполне удачно уперлась в развилку ветвей. Прямо перед глазами в переплетении сосновых веток висел небольшой шар, свитый из травы и мха, переплетенный для прочности сухими веточками. Над самым ухом раздался неприятный цокающий звук. Парень повернул голову и замер от неожиданности — перед ним сидел серый зверек с рыжеватым пушистым хвостом и такими же пушистыми кисточками на кончиках настороженно подрагивающих ушей. Черные бусины глаз неотрывно глядели на человека, словно зверек соображал, стоит ли с ним связываться, потом ветка закачалась от сильного толчка и он, развернув хвост веером, длинным прыжком перескочил на соседнюю сосну. Белка, точно! Красиво прыгнула, словно перелетела с дерева на дерево, раскинув лапы и лавируя хвостом… Как же сразу не узнал, а он, венец творения, нахально вторгшийся в её владения, висит здесь, боясь шевельнуться. Парень опасливо посмотрел вниз. Приличная высота… А котофей уже почти внизу.

— Спускайся, ты что там, собрался висеть, пока не созреешь? — издевательски крикнул Баюн. — Так не сезон ещё, долго ждать придется.

Парень досадливо сплюнул. Похоже, добрались до места, кот снова хамить начал, сообразил, что сам Антон отсюда не выберется ни за какие коврижки. Так чего теперь с ним церемониться?

Толстые ветки громадной сосны подозрительно поскрипывали под сапогами, но держали. Сложнее стало, когда последний сучок предательски хрустнул и удержался от падения Антон только чудом, буквально прилипнув к стволу дерева. А впрочем, здесь невысоко, метра три от силы! Он слегка ослабил захват и, обдирая живот и грудь (свободная рубаха сразу же задралась до самой шеи), заскользил вниз.

Котофей, не дожидаясь, пока парень отдышится, сразу же набросился с упреками:

— Неужели так сложно было следовать указаниям… Все ведь разжевал… Из-за тебя чуть не погибли оба.

— Баюн, оказывается ты такой жуткий зануда, сам-то ты об этом знаешь? Ну не погибли же… И попали, куда надо. Ведь попали же?

— Да ты хоть понимаешь, что едва не погубил несколько обитаемых миров? Весьма развитых, между прочим.

— Да ты что? — притворно удивился парень, кроме подколок, ничего хорошего от кота не ожидающий, — и каким же это образом? Там, кроме пустоты, ничего не наблюдалось, никакого обитаемого макрокосма.

— Самым прямым, — насупился Баюн, — говорил тебе ни думать не о чем… Межмирье очень чувствительно к ментальным вибрациям, особенно если четко представить себе образ. Вот скажи, о чем ты размышлял там?

— Ну, — задумался Антон, припоминая, какие мысли крутились тогда в голове, — о вакууме, об элементарных частицах, которые есть даже в нем, потом внезапно вспомнилась иллюстрация к статье о теории Большого Взрыва. Знаешь, так необычно нарисовано, красиво, Вселенная в развитии… — он мечтательно произнес: — "Миры летят. Года летят…" — и замолчал, недоуменно глядя на котофея, сокрушенно схватившегося передними лапами за голову. Этот чисто человеческий жест был для него так нелеп, что парень расхохотался.

— Что ты наделал, что ты наделал?

— А что? — не поддался на провокацию Антон.

— Ты только что создал новую Вселенную…

— Кто, я? Да ну… — недоверчиво протянул парень.

— Какой я глупец… какой глупец… — кот словно его не слышал.

— Слушай, Баюн, но если я действительно сотворил что-то, я же должен был все это увидеть воочию и сказать что-то типа "И это хорошо"? А я ведь ничего не видел, ты закричал "не думай" и я перестал. А та точка, что была у меня перед глазами, пропала, вместо нее появилась горилла и всё… Мы очутились тут…

— Да? — выглядел котофей не самым лучшим образом, можно сказать, он был убит горем. — Ты уверен, что точка пропала?

— На сто процентов.

— Чему быть суждено — неминуемо будет, но не больше того, чему быть суждено, — философски заметил Баюн, — но все же не забывай, что мысль материальна…

— Да я про это столько слышал и ни разу не видел. Чушь все это, самая чушайшая…

— Да? Тогда у тебя ещё будет возможность в этом убедиться и не раз.

— А… — махнул рукой Антон, — накаркаешь ещё. Ты мне лучше скажи, почему мы сразу не попали сюда, а зависли на промежуточном этапе. В первый раз такого не было…

— А ты помнишь свой "первый раз"?

— Честно говоря, нет. Просто я сразу очутился на лесной поляне, правда, память мне отшибло слегка.

— Вот-вот, а мне ты с отшибленной памятью не нужен, потому я и сделал остановку в Межмирье, чтобы тебе полегче было. — Кот, конечно, лукавил. Не получилось у него перетащить парня, но не будешь же признаваться в собственном бессилии. И зависли они на границе пространства-времени, только потому что Баюн немного ошибся с направлением, хорошо, что быстро сориентировался, и не занесло их в миры, живущие совсем по другим физическим законам.

— А межмирье? Что это?

— Никто не знает, потому что там никто, кроме нас, не бывал, — шепотом сказал котофей, подозрительно оглядываясь по сторонам. — Я думаю, что эта кажущаяся пустота заполнена первозданной энергией, ждущей своего часа. А в ней, как икра в рыбном супе, плавают миры, пронизанные излучением этой животворной энергии. — Парень живо представил себе мутноватую жидкость, в которой, слегка колышась, перемещаются слабо светящиеся сферы, внутри которых бурлит неведомая жизнь. Или не бурлит, это как кому повезло… — Кстати, я потому и говорю, что мысль материальна, поскольку энергией, просочившейся через границы мирозданий, становится гораздо легче управлять. Откуда, по-твоему, взялась магия? — Антон пожал плечами. Как-то не сильно он задумывался, откуда она взялась, да и в колдовство не сильно верил, пока сам не столкнулся с чудесами. — Не думал? А к тому, что так легко сам создал, как отнесся?

— Как к галлюцинациям, вызванным долгим кислородным голоданием. Я ведь там не сделал ни единого вдоха-выдоха…

— С тобой каши не сваришь, — опечалился Баюн, — а ведь стать чародеем легко, гораздо легче, чем кажется. Надо только суметь прочувствовать и научиться ловить потоки этой энергии, тогда равных тебе по силе в обитаемых мирах не будет, — едва шевеля губами (парень скорее догадался, чем услышал), закончил кот.

— А почему так таинственно?

— Даже стены имеют уши, а здесь мы, как на ладони… Тайна до тех пор тайна, пока о ней знает только один.

— Ну, мне же ты сказал? — удивился Антон.

— И кто меня за язык тянул? Это я перенервничал, наверное…

— Слушай, — парень решил не останавливаться, пока котофей такой разговорчивый, — а сам почему не ловишь потоки? Почему не колдуешь?

— А оно мне надо — чародействовать, завистников вокруг себя собирать? Я и без того неплохо живу, вольным скитальцем. По морям, по волнам, нынче здесь, завтра там… — немного фальшиво пропел Баюн. — Ты просто не представляешь, как это здорово…

— А Людмиле ты что-нибудь об этом говорил?

— Нет, зачем? Ей и так все даром досталось, а вот тебе попотеть придется, пока премудростью колдовской овладеешь.

— Что? — возмутился парень, — какой такой премудростью?

— Колдовской, — невозмутимо повторил котофей, прищурив хитрые глаза. — Просто тут такие дела творятся, что, кажись, без ведьмачества не обошлось. Сейчас сам увидишь, тут близко до избушки.

По пути Баюн поведал то, о чем умолчал из боязни, что Антон начнет ерепениться, а без доброго его согласия выручить Бабу-ягу из беды не удастся.

— Сестра-то твоя пропала, да не просто так, а даже памяти о себе не оставила. Главное дело, — печалился кот, — вещи её все на месте, а вот о ней самой никто ничего не помнит. Леший, уж на что с ней дружен был, и тот меня обругал почем свет и послал, ну не буду говорить куда, далеко очень…

Парень усмехнулся. Лесовик мог послать ещё дальше, да видно, кот сообразил, чем дело пахнет, и вовремя отстал от старика.

— И Птах не помнит?

— А нету Птаха, тоже исчез…

Антон остановился, увидев за деревьями жилище ведьмы. Дом стоял во всей красе, издалека можно было разглядеть и просторный двор, и высокое крыльцо, и даже сторожевую маску над дверью, застывшую, словно маска древнего божества.

— А это что, — удивился парень, — вроде со стороны несколько иначе все выглядело?

— Не работает охранное кольцо, и морок не поставлен, словно торопилась хозяйка очень, все бросила, как есть. Хорошо, времени немного прошло, никто не прознал ещё, что Бабы-яги нет.

— А домовиха нас не прогонит? — засомневался парень, с опаской входя в опустевшее жилье. — Она незваных гостей не любит, последний раз еле-еле в дом вошли.

— Со мной нет, я ведь постоянный жилец.

Внутри все осталось по-прежнему — никаких следов беспорядка, чистенько, уютно, но жилым духом уже не пахло.

— Непонятно, все нормально, значит, по своей воле ушла…

— Знать бы ещё куда, — откликнулся кот, шарящий по полкам на кухне. — Есть нечего…

— Да ты ж сколько мяса схомячил, — возмутился парень, — я и то не успел проголодаться.

— Ты "живым грузом" прошел, а я работал, силы тратил, тебя перетаскивая. Ты пока походи тут, может, какая мысль стоящая появится, а я сейчас вернусь, — кот шмыгнул за дверь.

Стоящая мысль… Когда не надо, их валОм вали, а вот по заказу только всякая ерунда в голове крутится. Антон прошел в спаленку сестры, уселся на не застеленную постель со сбившимся в ком одеялом. Лето на дворе, а она под одеялом спит, мерзлячка… Машинально потянулся к резному деревянному гребню, взял в руки, рассматривая застрявшую среди зубьев прядку, несколько волосков всего, вытащил её, разглядывая. Не врала Людмила — седых волос-то ровно вполовину.

В глазах разом потемнело.

Яркий свет полуденного солнца, слегка ослабленный прикрытыми ставнями, обратился мраком ночи: Людмила торопливо шла по ночному лесу, догоняя кого-то. Парень услышал, как она крикнула "Антон, вы куда?" и увидел впереди два смутных силуэта, один из которых очень напомнил ему Тимофея, а второй… "Да это же я, — сообразил он, — выманили все-таки… Мной приманили, знали, чем завлечь… Куда ж она делась потом?". Да видение сгинуло так же внезапно, как и появилось, добавив ещё больше вопросов к уже существующим.

*****

Людмила, формируя в руках огненный шар, кинулась на выручку брату и остановилась, не в силах разобраться, куда бежать. Шум борьбы, протестующие голоса, хруст веток и хлесткие удары, казалось, доносились со всех сторон, эхом отдаваясь в ушах. Ведьма наугад запустила шар. На краткое мгновение стало светлее, но впереди в просвете между деревьев она все же увидела Антона и Тимофея, увлеченно мутузивших друг дружку. Мальчишка с криком отлетел от более крепкого парня, упал в гущу кустарника, выбрался из него и, утерев нос рукавом, с воплем "Получи, мразь!" опять кинулся на Антона. Людмила опешила. Они что, с ума там посходили оба, их надо остановить во что бы то ни стало.

Ведьма бежала изо всех сил, но ей казалось, что она остается на месте — расстояние между ней и дерущимися не сокращалось ни на шаг, хотя… Местность вокруг явно изменилась. "Остановись! Подумай! — приказала она самой себе, но было поздно. Её по инерции вынесло на небольшую круглую полянку, окруженную со всех сторон осиновой порослью. Круглые листья тонких деревьев тревожно трепетали без всякого ветра, словно старались предупредить о беде. Да поздно уже, поздно… Едва Людмила миновала заросли, как до самого неба по всей окружности полянки взлетели вверх фейерверки холодного синего огня и опали, накрыв поляну, ставшую для ведьмы тюрьмой, непроницаемым для внешнего взгляда куполом.

 

ГЛАВА 2

Громкий крик у ворот отвлек Чернаву от тяжких дум. День пролетел незаметно, уже и солнце на закат идет…

— Принимай свою худобу…

Девушка поспешно выскочила на улицу и слегка приотворила створку покосившихся ворот. Слегка, только-только чтобы протиснулась тощая коровенка с раздувшимся за день выменем.

— Вернулась, заходь скОрше, — шлепком по спине поторапливая корову, прошептала ведьма, — Зорька-Зоряна, кормилица моя…

Седой, как лунь, пастух с побитым оспой лицом неодобрительно крякнул той вслед:

— Упрямая она у тебя, Леший её задери, — суеверно сплюнул через левое плечо, потом уставился на Чернаву, словно не видел её сегодня рано утром. — А ты девка на загляденье… — Ведьма опустила долу лукавые глаза и еле неслышно проговорила отводящий глаз наговор. Старик замешкался, развернулся обратно к дожидавшимся его меланхолично жующим буренкам, щелкнул кнутом, но все же не выдержал: — Ох, Негляда, копаешься в женихах, словно куры в навозе… Доперебираешься, так вековухой и проживешь всю жизнь.

— Да что там той жизни, дед Сила, — отшутилась от дядьки Чернава. В селе, куда ни кинь все родичи, седьмая вода на киселе.

— Жаль, некому тебя уму-разуму научить, не дожили родители, — он попытался заглянуть во двор, но Чернава быстро захлопнула ворота перед самым его носом и услышала за воротами обиженное стариковское брюзжание: — Был бы мужик в доме, разве б забор не поправил? А то сама все сама… Скоро и изба рухнет, небось…

Чернава завела корову в сарай, пошла в сени за подойником, ругая себя почем зря. Ох, не вовремя дед Сила Зорьку привел… Так до этого ладно получалось сиротой убогой прикидываться, никак прознают селяне о том, что ведьма рядом живет, беды не оберешься. Впрочем, чего бояться? Она одним щелчком любого ворога повергнет, но жаль уходить с насиженного места будет. Родимые могилы, куда от них деться? И Зорька… Ведь только благодаря коровенке выжила после морового поветрия, когда их избу на краю села седьмой дорогой всяк обходил, да и сейчас не шибко родычаются, но тогда каково ей было, девчонке восьми лет от роду, да ещё уразумевшей, что сама повальную болезнь во двор принесла…

…- Негляда, сбегай к лесу, там малина уже поспела, пирогов сделаю… — Девочка метнулась за туеском, — да Ждана возьми, все быстрей будет.

— Ждан, догоняй, — крикнула младшему братишке и понеслась, только босые пятки засверкали из-под чуток коротковатого сарафана. Ягоды все одно легче собирать, чем траву на грядках полоть в самый солнцепек. А у малинника наткнулась на старушку. Стоит бедная, за дерево одной рукой уцепилась, а другой к упавшей на землю крюке тянется, просит слезно "Помоги, девонька…". Негляда живенько подобрала суковатую палку, да и подала старухе, потом только вспомнила мамкин запрет, но поздно уже было. Ладонь коростой покрылась в один миг, и поползли пузыри кровавые, сукровицей гнойной истекающие, вверх до самого плеча. Закричала девочка от боли, кинулась к дереву, да только никого там уже не было, только на ветке птица белая, как первый снег, сидела. Взмахнула крыльями, каркнула издевательски, да и унеслась прочь, а Негляда домой побежала что есть мочи, позабыв обо всем на свете. Повыкосил мор и без того не шибко большую деревушку, по сей день половина дворов пустые стоят. Ладно ещё, что вдалеке от торговых путей расположена, в глубинке лесной, а то сожгли бы рассадник заразы княжьи люди, а так обошлось. Кто выжил, как она, а кто и нет…

Замычала протяжно Зорька, подзывая замешкавшуюся хозяйку. Встряхнула головой Чернава, отгоняя мысли. Чего теперь вспоминать, сделанного не вернуть, а все к лучшему обернулось. Негляда давно в прошлом осталась, соседи только и помнят ещё имя девИчье. Морена в беде новопреставленную ведьму не оставила, к себе приблизила, многому научила, вот только нынешний урок по силам ли задала? И никуда не денешься… как хочешь изворачивайся…

Отхлебнула парного молока из крынки. Стара Зоряна стала совсем, и полведра в день не надоишь, но до чего ж вкусное, да душистое. На масло перебить бы, да некогда. Пусть стоит пока. Чернава разжала ладонь и опустила в молоко только что пойманную лягушку. Та нырнула с головой, дрыгнула лапками, тут же всплыла и протестующе квакнула.

— Не жалуйся, не болото, конечно, но жить-то можно, — строго проговорила ведьма, — и неплохо, если приладиться.

Скинула сарафан махом, распустила тяжелый узел русых волос, оглянулась на всплеск за спиной. Над краем крынки торчала пучеглазая морда. Лягуха, уцепившись лапами за выгнутую окаемку, удивленно наблюдала за Чернавой.

— Что смотришь? Хороша? Сама знаю… — ведьма подошла к висящему на стене серебряному зеркалу (небывалая роскошь для убогой избы, но для колдовских дел самое то). Оно послушно отразило хрупкую обнаженную фигуру. По деревенским меркам слишком тощую, те больше предпочитали девок в теле, краснощеких, работящих, но Чернава знала — все ещё хороша, даром что двадцать пять весен минуло от рождения. Но хватит любоваться! Дело делать надо…

— Земли всю силу вобрала, помочь и мне готова, — ведьма по кругу перемешивала пальцами уже остывший настой, добавляя последнюю часть зелья. Разобранные соцветия мелких розоватых цветов, покружив в рукотворном водовороте, медленно опустились на дно глубокой чаши. Та снова вскипела белым ключом. Подождав, когда жидкость перестанет бурлить, ведьма осторожно опустила в чару горстку легкого пепла от сожженной шерсти. Полоснула острием ножа по запястью. Несколько капель алой крови упали в мутноватую взвесь. — Твой облик принимаю снова, зарок тому тирлич-трава… Кровь — водица, кости — песок, от жизни моей один волосок… — Чернава выдернула волос и бросила его в оборотное зелье, к тому времени ставшее чистым, как слеза младенца.

Ведьма отпила немного. От нестерпимой горечи судорожно сжалось горло. Больше не протолкнуть — огнем ожгло все нутро. Чернава подняла чашу над головой и опрокинула её на себя, едва сдерживая рвущийся наружу крик…

… мокрый мелкий зверек, отфыркиваясь, выскочил из лужи. Навострил короткие уши и гибкой тенью метнулся на шорох. Крупная мышь, на свою беду выбравшаяся из норы, забилась в зубах хищника и обмякла, когда хрустнул прокушенный затылок. Напившись крови, ласка отбросила добычу. Не голодна, но упустить такую добычу не смогла.

Зверек взобрался на лавку, с нее на стол, продела узкую голову в петлю заранее приготовленного пустого мешочка, спрыгнула на пол. Далеко бежать, да ничего, вся ночь впереди…

Пуста изба стоит — ни огонька, ни шороха… Внутрь бы забраться, проверить, да настороженное охранное кольцо не даст. Чернава хорошо видела его тонкий светящийся отпечаток. Может, оплошала Морена, сгинула Баба-яга? Да нет, вряд ли… Хозяйка Зимы никогда не ошибается.

Большеглазый зверек затаился, когда услышал тревожный говор невдалеке, плотнее прильнул к стволу дерева, гибким коричневатым телом сливаясь с темной корой, пряча лапой более светлую мордочку, но не выдержал. Так ничего не узнаешь. Ласка выскользнула из своего укрытия, длинными скачками понеслась на шум и едва не оплошала, выскочив на поляну перед самым носом у громадных волков. Самец заинтересованно повел носом в сторону зверька, принюхиваясь, и отвернулся пренебрежительно. Такая мелкая добыча его не интересовала. Ласка порскнула обратно в кусты, затаилась, ловя чутким ухом каждое словечко, всматриваясь в облик людей, словно впитывая в себя их образы. Сама Баба-яга, надо же, как повезло. А кто это с ней? Вид измученный у обоих… Никак помощники? Да хлипковаты что-то против Кащея выстоять, однако живы…

Едва волки одним слитным прыжком исчезли с поляны, понеслась Баба-яга, что есть сил. И пришлые за ней. Едва угналась ласка за ними, да толку-то. Перескочили морок и сгинули с глаз, как и не было никого. Только ожила избенка покосившаяся, засветился в подслеповатом окошке мерцающий огонек, дым из трубы повалил черный. Но это уже неважно — главное-то на земле осталось.

Маленькая юркая голова на длинной шее скрылась в траве. По-змеиному гибкое тело стелилось над самой землей. Непрестанно петляя, пошел зверек по оставленному людьми следу обратно, чутьем отыскивая то, за чем пришла Чернава. Замер над четким отпечатком босой ноги — изящный, с тонкой ступней. Есть! Оттолкнулась ласка всеми четырьмя лапами, взвилась высоко в воздух, в прыжке перевернулась назад через голову. Обнаженная Чернава, откинув упавшие на лицо волосы, стояла на четвереньках над вдавленным во влажную почву следом, не веря в свое везение. Приметила каплю крови на травинке, втоптанной в землю, возликовала, тщательно собрала все в мешочек. Теперь снова затаиться и смотреть во все глаза, а то ведь чародейка в своем дому, как улитка в раковине, знать надо, чем выманить.

Ласка прикусила зубками "добычу" и нырнула в кусты.

Два дня и две ночи таилась Чернава, высматривая мельчайшие подробности жизни потаенной избушки, немало удивляясь такому оживлению вокруг дома, жаль, что мало удалось подслушать, тогда бы все стало яснее, но близко не подбиралась из боязни быть замеченной. Хоть и в зверином облике, да кто поручиться может, что не заметят слишком назойливую ласку… Кто знает, на что чародейка способна! Ни одна мелочь не ускользнула от внимательного взгляда ведьмы, но ничего пока придумать она не могла. Только на второе утро, уловив затаенную тоску на лице Бабы-яги, с которой она смотрела вслед высокому светловолосому мужчине, уходящему вслед за волком-оборотнем, призадумалась. Вот тут-то ты, голубушка и попалась…

Все, больше здесь делать нечего!

Солнце уже почти взошло, когда уставшая ласка добежала до села. Незаметно скользнула, сокращая путь, через крайние дворы. Ещё немного и дома… Эх, не повезло!

— Стах, вон она, держи, — визгливо заверещала Славка, живущая от Чернавы через два двора. Наперерез зверьку метнулся соседский пацан. — Она у нас всех коров повыдоила!

"Ага, как же, — обгоняя бойкого отрока, подумала Чернава, — мне и моей Зорьки хватает…".

— Стах, в сторону, — вслед ласке просвистело тяжелое полено, пушенное умелой рукой заядлого игрока в рюхи. Ласка звонко вякнула, когда получила увесистый удар по спине, перевернулась через голову и упала недвижно. — Готова… Иди, Славка, подбирай… — Обычного зверя убило бы, но ведьме что! Только чужие руки коснулись пушистой шерстки, извернулась, куснула бабу за палец и была такова, только услышала вслед: — Все одно выследим, ведьма… Никуда не денешься…

Пришлось Чернаве отсиживаться в кустах, пока шум не утих, потом в вечерней темноте пробираться к дому оглядкой. Жаль, столько времени потеряла! Не терпелось ведьме ущучить Бабу-ягу, на место поставить зазнайку.

*****

Антон задумчиво обмотал прядку волос сестры вокруг указательного пальца. Рассказать бы Баюну, что видел, да тот так не вовремя слинял куда-то. И с чего он взял, что кроме брата никто Людмилу не найдет?

Парень прошел в большую комнату, где царил мрак, уселся на диван. Окна по-прежнему плотно прикрыты тяжелыми гардинами, свечи в подсвечнике не горят, и зажечь нечем. Просто так сидеть в темноте оказалось неуютно — ни радио, ни телевизора, а думать… О чем можно размышлять, не имея никакой информации, кроме сомнительных утверждений Баюна да мимолетного видения, в которое Антон, честно говоря, тоже не сильно поверил. Он вспомнил, как бурно отреагировала сестра на его попытку отдернуть шторы, но сейчас-то её нет. Парень встал, слегка раздвинул шторы на одном из окон, осторожно заглянул в открывшуюся щель и зажмурился — глаза кольнул яркий лучик. Тогда он раздернул занавесь во всю ширь, открывая дорогу ослепительному солнечному свету. Удивительно — волосы всколыхнул теплый ветер, напоенный горьковатым травяным ароматом.

Зеленый луг, усыпанный цветущими ромашками, да и не только ими, манил пробежаться по нему, утопая по пояс в высоком разнотравье, упасть навзничь и уставиться, не отрываясь, в голубое небо, по которому неспешно и торжественно проплывают похожие на комья сладкой ваты облака. Антон протянул руку — она не встретила никакого препятствия. Странно… Что, можно туда выйти, вот так просто? Он перешагнул низкий подоконник. Под ногами хрустнули сочные стебли, раздавленные жесткой подошвой сапог. Пронзительно запахло зеленью — остро и немного печально. Он оглянулся. Позади него четко обрисовался квадрат окна, больше похожий на распахнутую настежь дверь, а вокруг, на все стороны, до самого горизонта тянулась заросшая изумрудной травой луговина. Парень постоял немного, нежась в лучах нежаркого солнца и…

… поторопился вернуться обратно. На какой-то миг стало страшно. Вдруг комната за спиной внезапно исчезнет? Что он будет делать здесь, на этих "елисейских полях"?

Но вот ночной пейзаж за другим окном ему так и не удалось рассмотреть в прошлый раз, а ведь там, похоже, будет поинтереснее. Антон ухватился за шелковистую ткань портьеры, но раздернуть занавеси не успел.

— Не надо этого делать… — негромко прозвучало сзади.

— Почему? — парень поспешно обернулся. Он не узнал низкого вибрирующего голоса, и поскольку не ожидал никаких гостей, немного струхнул. — Баюн, ты? А что так таинственно?

— Уходи отсюда, — кот сидел на пороге. Шерсть его встала дыбом, желтые глаза стали абсолютно круглыми, а узкий зрачок бешено пульсировал, то заливая чернотой всю радужку глаз, то превращаясь в едва заметную вертикальную полоску. Хвост котофея раздраженно хлестал по бокам. Антон потянулся закрыть занавесью окно, распахнутое в лето. — Оставь все, как есть. Чародейка вернется — поправит…

— Да я и сам могу… Мне не влом… — попробовал отшутиться парень. Баюн игры не принял, глухо зарычал. Острые когти наполовину вылезли из подушечек агрессивно растопыренных пальцев передних лап. Антону показалось, что он сейчас кинется на него и располосует на мелкие кусочки. Он отогнал наваждение и немного смущенно добавил: — А что, не надо?

— Уходи… немедленно.

Кот, не дожидаясь решения Антона, развернулся и скрылся в закоулках дома.

Парень недоуменно пожал плечами. Да что за секреты такие? Сначала Людмила, теперь вот этот, но спорить не стал. Пусть остается все, как есть.

Кота он нашел на кухне — тот деловито вылизывал шерсть и на Антона никакого внимания не обратил, сделав вид, что очень занят. Ну, как хочет! Парень в поисках еды (желудок уже усердно напоминал ему о том, что хотя бы изредка, но есть надо) зашарил по полкам и шкафчикам. Их, на его взгляд, было слишком много — вполне хватило бы и одного, доверху забитого съестными припасами. Не выдержав молчаливого осуждения котофея, в сердцах шарахнул дверцей последнего, и заорал:

— Ну, что я опять не так сделал, а? Чего злобишься? Не можешь по человечески объяснить?

— Могу, — невозмутимо ответил Баюн, — по всякому могу. Да только тебе уразуметь надо, что ты не дома и не стоит лезть всюду, где тебя не просят. Баба-яга не просто так охранное кольцо ставит, не только от врагов таится, но и от излишне любопытных глаз.

— Да что тут такое спрятано, что ты так взъярился?

— Я спокоен, абсолютно спокоен, — скорее для себя, чем для парня, произнес котофей, но хвост, стегнувший по бокам, выдал его. — В любом случае поговорить надо, пока ты дел не наворотил… — Баюн немного помолчал и трагическим тоном продолжил: — Видишь ли, Антон, абы кто эту комнату даже не видит, никто из побывавших в доме, а их не так много. Даже Кимря о ней даже не догадывается, а уж она-то по всем закуткам здесь пошмыгала, одно слово, домовиха… Я вижу, но войти туда не могу, а тебе удалось даже через барьер пройти без всякого труда, так что я не ошибся в тебе.

— А что за комната такая хитрая?

— Это пусть тебе сестра рассказывает, если посчитает нужным, а я пока не буду. Главное уразумей для себя — не зная броду, не суйся в воду, чревато может быть.

— Так что мне, сиднем сидеть, пока ты по своим неведомым делам шляешься, ничего толком не объясняя.

— Почему по неведомым, я ведь не только о себе, но и о тебе позаботился, — кот шмыгнул в коридор и вернулся с птичьей тушкой в зубах. — Вот… хочешь, сырой ешь, хочешь, изжарь, а потом Бабу-ягу искать пойдем.

Громадная печь занимала большую часть стены напротив окошка. На ее фоне и стол, и лавки казались игрушечными — белёный "монстр" своим размером внушал невольное уважение. Кокетливая цветастая занавесочка, скрывавшая вместительную лежанку, смотрелась нелепым украшением.

— Изжарить хорошо бы, да только я сроду печей не топил, — Антон снял внешнюю заслонку печи, слегка приоткрыл вторую, полукруглую, и заглянул внутрь, — хотя тут дрова лежат, только поджечь осталось. Знать бы ещё как…

— Кимрю попроси, — предложил кот, — что-то давненько её не видно.

— Кимря, покажись, — несмело сказал парень. Никто, конечно, не вышел, в чем он и не сомнвался. — Да ерунда все это, как в детстве "Елочка, зажгись".

— А ты настойчивее, — хитро усмехнулся кот, — все равно нам с ней поболтать надо.

— Кимря, выходи, — чувствуя себя полным дураком, во весь голос крикнул Антон.

Никакой реакции.

— Всему тебя учить надо, — вздохнул кот, вспрыгнул на полку, словно невзначай, толкнул лапой небольшой горшок. Тот качнулся, завис в неустойчивом положении, а потом все-таки свалился на пол. Грохоту от него было, как от большого, но ещё громче разоралась неизвестно откуда вынырнувшая домовиха, тянущая за собой веник:

— Если дом пустой стоит, так можно все, что угодно творить? Пришли, насорили, а я за вами убирай…

— Ну-ну, Кимря, хватит, хватит, успокойся… — принялся увещевать её Баюн.

— Чего надо? — никак не успокаивалась та.

— Кимря, скажи, а куда ведьма делась?

— Кака така ведьма? Нет никакой ведьмы… Видишь, дом нового хозяина ждет, а я его сторожую, от зверя лесного, человека лихого.

— А старая куда делась?

— Ничего не знаю… — отозвалась домовиха, собирая осколки в фартук. Горшок едва ли не больше самой Кимри был, а она все осколочки до единого в свой передник, оказавшийся просто безразмерным, ухитрилась вместить.

— Баюн, — жестом подозвал кота Антон, — ты же сам сказал, что никто ничего не помнит, чего к ней пристал.

— Всяко бывает… Вчера не помнили, сегодня память прорезалась. Кимря…

Поздно. Сгинула домовиха, как и не было её. И веник прихватила.

— Жаль, не поговорили толком, — закручинился котофей. — Ещё раз кликнуть, что ли?

— Если она так быстро исчезать будет, ты всю посуду перебьешь. Людмила вернется, ей даже воды не во что набрать будет, — усмехнулся Антон.

— А мы аккуратненько, — кот одним махом вспрыгнул на стол, хищно оглядываясь по сторонам.

Вскоре Антон хохотал во весь голос.

Это стоило видеть — как только Баюн протягивал лапу к чему-либо хрупкому, как рядом возникала кикиморка, изо всех цеплялась ручками-веточками за домашнюю утварь, оберегая ту от падения, и тут же пряталась, как только угроза проносилась мимо.

— Ну и долго вы будете в кошки-мышки играть? — утирая слезы от смеха, поинтересовался парень.

— Вот упрямая… — котофей растянулся на полу. Бока его ходили ходуном. За короткое время он несколько раз вихрем пронесся по всей кухне, но обогнать бдительную Кимрю так и не смог. — Как же её выманить?

— А если вы кого ищете, — донеслось откуда-то из-под пола, — так это вам к Отлюдку надо. Ежели захочет, поможет…

— Точно, Отлюдок… — хлопнул себя по лбу котофей. — Только я к нему не пойду. Сам справишься?

— А кто это?

— Да есть здесь один такой, — туманно ответил Баюн, — анахорет. Тогда поешь и пойдем.

— А печь растопить чем? Не буду ж я и вправду сырое мясо есть? Непривычно как-то…

— Эй, Кимря, — не успокоился кот, — ты бы хоть огонь в печи разожгла. А то вдруг мы здесь навсегда жить останемся? Ой и лихо тебе будет…

— Нет, хозяева не так в дом приходят, а сначала разрешения спрашивают, с добром и лаской ко мне подходят.

— А гостей привечать надо?

— А званые гости с дарами прибывают, а не так, как вы, — маленькая Кимря стояла перед кошачьей мордой, сурово наморщив лоб.

— А ты нас накорми, напои, мы и уйдем восвояси.

— Точно?

— Не сомневайся, — заверил её кот.

В печи громко ухнуло.

— Давай жарь цыпочку… — пригласил Баюн до сих пор ухмыляющегося Антона, словно зажженный огонь в печи оказался его личной заслугой.

Парень наклонился, отодвинул полукруглую заслонку и отпрянул от пламени, полыхнувшего в лицо.

— Там же сгорит все!

— Не боись, — оптимистично заявил кот, — это ж дрова, враз прогорят, потом ты тушку на шестОк положишь, и она быстро зажарится.

— Всяк сверчок знай свой шесток… — задумчиво проговорил Антон, оглядывая белёного "монстра" и гадая, что в нем может быть шестком. Почему-то шесток прочно ассоциировался со словом шест, но ничего похожего на длинную палку из печи не торчало, разве что за печью глянуть. Он заглянул в уголок. Нет, эти длинные рогатые штуки назывались ухваты, точно такие же видел на рисунках к детским сказкам. — Баюн, а куда птичку-то класть? Покажи…

— Вот сюда, — котофей ткнул лапой в промежуток между двумя заслонками, где плашмя лежал кованый лист металла, — но лучше жарь на сковороде, надежнее будет. И быстрее…

Антон поставил сковороду в печь и задумчиво уставился на тушку, что приволок кот. Разделать труда не составит, но вот ощипывать… Намного проще обмазать глиной и запечь на углях. И возни меньше, и вкуснее намного будет. Рот наполнился слюной от предвкушения сытного обеда. Решено, так и сделаю. Он потянулся убрать сковороду на место.

— Черт, черт, черт… — парень запрыгал по кухне, зажав обожженную руку подмышкой. Кто мог подумать, что за несколько минут эта злосчастная железяка так раскалится? Огонь уже едва горит.

— В воду сунь, легче будет, — предложил Баюн.

— Да пошел ты… советчик… — но все-таки сунул кисть в стоявшую у дверей бадью. Боль немного утихла, но не надолго. Стоило вытащить руку, как она снова вернулась и вцепилась с новой силой. Блин, уже и волдырь надулся…

— Держи… — Кимря сунула ему в ладонь какую-то скользкую дрянь. Антон с отвращением отдернул руку. Гнилостным запашком шибануло будь здоров. — А ты не брезгай, не брезгай… Замотай и посиди в сторонке, а я туточки сама управлюсь…

— А что это? — спросил парень домовиху, когда стало немного легче.

— Настой жабьего яда на перебродившей лягушачьей моче.

— Фу… — Антон отбросил тряпку (ещё не хватало заразу какую-нибудь подхватить), глянул и удивился: вместо вздувшегося пузыря розовела молоденькая кожица. Вот и не верь потом в народные методы. Результат налицо.

— Прошу…

— О… — удовлетворенно протянул парень. — Баюн, да здесь прямо пир горой. Откуда что взялось? И грибочки соленые, и каша гречневая, и молочко холодненькое. — Он деловито потер руки, усаживаясь поближе, и не тратя времени зря, разломал на куски слегка подсохшую пресную лепешку. — А дичь?

Кимря молча поставила на стол блюдо с целиком зажаренной птицей.

Баюн голодным взглядом проводил исходящую духовитым паром дичь.

— Не мылься, — предупредил его Антон, разламывая мясо на куски, — мне и одному мало. Что тут двоим есть?

Котофей печально вздохнув, покинул кухню. Ну и правильно, чего людей смущать… Сам-то давно уже сыт… наверное…

Осоловевший после еды парень подпер рукой щеку и лениво наблюдал за домовихой, возившейся с самоваром. Неудержимо тянуло прилечь и заснуть как минимум на сутки.

— Отужинал? — толкнула его под локоть Кимря, потом, видя, что он дремлет, довольно ощутимо ущипнула парня за бок, — ну так и ступай, ступай себе…

— Куда ступать? — не понял спросонья Антон, как сомнамбула бредущий за неугомонной домовихой.

— А куда с котофеем давеча собирались, туда и ступайте… — она вытолкнула его на улицу. Дверь тут же захлопнулась за его спиной.

Летняя ночь с любопытством уставилась на парня миллионом светящихся глаз, оценивая, примеряясь. То ли добыча, то ли ловец? Еле слышно вздохнули деревья, зашелестели кронами, перешептываясь. Прохладный ветер забрался под рубаху, легкими пальцами скользнул вдоль тела, ощупывая крепость мышц. От его прикосновения мгновенно заледенела спина. Парень застыл на месте, охваченный неясным предчувствием. "Добыччча… — пронесся еле уловимый шепот, — нашшша…".

— Без паники, — не разворачиваясь, он изо всех сил пнул ногой запертую дверь. Та даже не шелохнулась. — Кимря, зараза, открой…

Ни шороха за дверью. И тишина вокруг, только слабый посвист ветра в ушах.

— Почудилось, — облегченно выдохнул Антон. — Что за дурь? Как маленький, темноты испугался…

"Человечек… сладкий… нашшшша добычччча…" — туманное марево затянуло подножие ближайшей сосны. Белесые колеблющиеся силуэты поднялись над ним и медленно поплыли к затаившему дыхание человеку. Липкий пот щекочущей кожу струйкой потек вдоль позвоночника. Мерзкое ощущение… но ещё омерзительнее ощущение полнейшего бессилия… и обмякшие от испуга ноги… и сухость в горле…

Антон изо всех сил вжался в дверь, чтобы хоть на миг отсрочить приближение призрачных тварей, обличья которых непрестанно менялись. Перед глазами парня прокручивался дьявольский калейдоскоп леденящих душу образов: оскаленные звериные пасти, сочащиеся клейкой слизью; черепа с остатками гниющей плоти; плоские хари с холодным изучающим взглядом…

Кулаки непроизвольно сжались, да толку драться с туманом, хотя и дрожать, как заяц, тоже смысла нет…

"Иди ко мнееее…" — Длинный раздвоенный язык одной из тварей мелькнул у самого лица парня. Полупрозрачная гадина с раздутым капюшоном нависла над его головой, гипнотически раскачиваясь из стороны в сторону. От её ядовитого дыхания нещадно засвербело в носу. Оглушительный чих отбросил фантомов на несколько метров назад. В тот же миг дверь распахнулась. Оказавшийся без надежной опоры парень кувырнулся назад, успев увидеть, как твари ринулись за ним. Рядом, припав на передние лапы, оглушительно взвыл Баюн, следом гулко хлопнула закрывшаяся дверь.

И вот тогда Антона встряхнуло реально. Все тело задрожало противной мелкой дрожью, которую никак не удавалось унять. "Не пития ради, а здоровья для…" пробормотал котофей, всовывая в руку парню чарку с медовухой. Тот залпом, не чувствуя обжигающей крепости напитка, выпил.

— Фу, вроде отпустило… — немного погодя, когда благословенное тепло растеклось по жилам, а зубы перестали выбивать чечетку, выдохнул парень, облокачиваясь на стол. Как-то сразу стало все безразлично. Не иначе котофей какую-то дрянь в медовуху подмешал. А что? С него станется, уж больно морда у него красноречивая… ну да пусть тешится.

Антон осмотрелся. Как он попал на кухню, не помнилось, но полнейший разгром вокруг его удивил.

— Баюн, эти твари, что, сюда добрались? — расслабленно спросил он. Ну не волновали его больше твари…

Тот глянул на него, как рублем одарил.

Антон опешил:

— Это моя работа? Так я и выпил-то всего ничего…

— Моя… — признался котофей, — Кимрю выманивал.

— Зачем?

— Затем! — взорвался кот.

"И чего так орать…" — подумал парень.

— Нашла способ от нежеланных гостей избавиться, к лярвам ненасытным отправить… И двери наглухо прикрыть… Со мной это не прошло бы, а вот ты, лапушок, попался!

Попался, да… Крыть нечем… Оправдываться тоже. Лярвы для Антона прочно ассоциировались только с одной категорией женщин, которых он всегда старательно избегал, но туманные твари ничем не напоминали ни одну из них.

— Хорошо я вовремя спохватился, что слишком уж долго ты вечеряешь. Хотел напомнить, что меру знать надобно, — с невинным видом продолжил Баюн, — как-никак нам с тобой с утречка в дорогу. А Кимря у входной двери стоит, ушки свои оттопыренные навострила. Увидела меня и сгинула. Я туда-сюда, а тебя и в помине нет… Хотел на улицу выйти, а дверь намертво закрыта. Вот и пришлось слегка тут пошурудить, пока уговорил домовиху тебя обратно впустить.

Антон огляделся — "пошурудил" котофей знатно: всё со стола вместе с остатками еды и битой посудой вперемешку на полу, одна из полок валяется там же, дверца шкафчика висит на одной петле, деревянная трехногая табуретка развалена на куски. "Просто приходил Сережка, поиграли мы немножко… — ошалело подумал парень. — Видать, держалась Кимря упорно…", а потом спросил:

— А зачем она меня к… лярвам, ты сказал, отправила?

— Не понравились мы ей, — злобно прошипел котофей. — Правда, Кимря?

— Она тут?

— Не сомневайся, тут, и внимательно слушает… — Антон только хмыкнул, а кот продолжил: — Лярвы, они ведь очень таких наивных, как ты, любят… Присосутся и все, почитай всю жизнь будешь их желания выполнять, в порыве одержимости. Даже одна лярва за несколько лет человека с ума сводит, а тут они скопом навалились.

— А чего они хотят?

— Так у каждой своя специализация. Какая обидой гложет, какая плоть до изнеможения услаждать требует, а какая ненавистью глаза застит так, что мать родную за врага принимаешь. Да много их всяких, почти столько, сколько пороков людских. А вообще лярва это безмозглый сгусток, существующий за счет жизненной силы человека, собственным рассудком она не обладает, действует интуитивно. Подсели бы они на тебя, Антон, сразу б про сестру забыл, одна забота была бы — прихоти паразитов выполнять. Одно непонятно, откуда их столько взялось? Кимря, ты их приманила? Чем? Что обещала?

— Что обещала, то моя забота… — отозвалась домовиха, на глаза не показываясь, — а все одно по-моему будет… — и опять примолкла.

— Да мы и сами уйдем… утром… Иди спать, что ли? — предложил котофей парню. — Ты вон какой смурной сидишь, а мы тут ещё поболтаем.

— Слушай, мне не по себе что-то… Эти там снаружи… Ведь, насколько я понял, они бесплотные? Что им бревенчатые стены? Вдруг к нам доберутся?

— Да ты что? — Баюн уставился на него, как на недоумка, — этот дом похлеще любой цитадели защищен, он даже Кащею не по зубам оказался, так что спи, пока спится.

— Ладно, — Антон почти вышел в коридорчик, но на пороге обернулся. С существами, напавшими на него все понятно, но один вопрос все же не давал ему покоя. — А чего ты ждал, пока Кимря тебе дверь откроет, ты ж вроде мастер сквозь любые преграды проходить?

— Спасибо за лестный титул, — засмущался кот, отводя в сторону лукавый взгляд, — но ведь и ты, чтобы из спальни в туалет попасть, не станешь такси на дом вызывать.

— Угу, понял… — пробормотал парень, — не хочешь, не говори…

Вертит котофей, юлит… глазки хитрые прячет… ладно, время будет припомнить. Да и Кимря ему под стать…

На "автопилоте" пробрел парень в спаленку сестры. Постоял, пока глаза не привыкли к темноте, уселся на кровать. Устал, очень устал… Долгий день сегодня, практически бесконечный — а ведь ещё утром проснулся на своем любимом диване, сомневаясь в верности принятого решения о возвращении домой, терзался от противоречивых чувств, раздирающих душу на части, тосковал об утраченных навеки друзьях. Пожалуй, нежданное появление котофея и его предложение искать без вести пропавшую Людмилу пришлось очень кстати — жить как раньше Антон просто не смог бы. А сможет ли он приспособиться к чудесам, что творятся здесь, не станет ли он несмышленым мальчиком для битья, который соберет все "шишки" этого мира? Пока получается так — Баюн не Тимка, толком ничего не скажет, все время себе на уме.

Парень посмотрел на близкое окошко, сквозь которое в комнату проникал ирреальный свет недавно поднявшейся над лесом луны, вспомнил напавших туманников и, дотянувшись до шторы, наглухо задернул её. Береженого бог бережет… И только потом опустился на подушку.

"Знать бы, что за каша вокруг меня заваривается?" — подумал Антон, проваливаясь в сон, совсем позабыв, что не рассказал котофею о том, что видел Людмилу.

*****

Ловушка, определенно ловушка… Людмила опасливо отошла подальше от осинок, обрамляющих полянку. От них тянуло мертвечиной. Темные чары… Кому понадобилось заманивать её? Зачем? Думала, что после погибели Кащея станет ей жить спокойнее, нет, кому-то все же неймется… Чародейка задумчиво повела глазами окрест и замерла, превратившись в слух. Похоже, неведомый загонщик решил явиться лично?

Ветки приземистых кустов вздрогнули и раздвинулись, пропуская на поляну бесенка. Он шел на четвереньках, низко опустив голову к земле, словно тропил след.

— Птах… — крикнула Людмила, метнувшись ему навстречу. Он не может быть врагом, уж в этом она убедилась. Бесенок увидел, как она вышла из дома, почуял неладное, кинулся следом. — Птах… — и отлетела назад, оглушенная магическим ударом.

Чародейка приподнялась. Туман, застилающий глаза, постепенно развеивался. Почему Птах топчется на месте, почему не идет к ней?

— Стой, ты куда? — видя разворачивающегося обратно бесенка, Людмила поняла, что сейчас он просто уйдет. Ощущая напрасность потуг, завопила во все горло, не делая больше попыток приблизиться к деревьям. Чревато… Граница западни пролегала около них. Западни, настроенной на нее, но Птах ведь не такой, ему многое по силам. — Не уходи, — кричала чародейка, срывая голос. Напрасно, не слышит и, похоже, не видит её.

Бесенок поднялся во весь рост, растерянно потоптался на месте. На его рожице застыло крайнее недоумение, словно он не понимал, зачем пришел сюда, что забыл на этой лужайке. Деревья, как деревья, в лесу таких навалом… Но смутное ощущение неправильности происходящего не дало уйти ему отсюда… что-то, чему он не знал названия, просило его не покидать поляну… что-то, чему он обязан был подчиниться.

Передумал уходить, теперь бы дозваться до него… Людмила не могла допустить даже мысли, что обречена на заточение. Должен быть способ… Есть! Только вот какой? Не паниковать… Попытаться от земли силы набрать, да пробить заслон, что наглухо отгородил её от остального мира?

Сзади послышалось негромкое журчание. Чародейка обернулась и едва сдержала удивленный вскрик. Упругая переливающаяся струя воды взлетала ввысь и рассыпалась мириадами брызг, образующих непроницаемую водяную завесу. Посреди поляны бил родник. Через малое время вокруг него возникло небольшое озерцо, в поперечнике не больше пары метров. Людмила направилась к нему. В нерукотворные чудеса она уже давно не верила — с тех самых пор, как оказалась здесь. Всему есть объяснение.

Внезапно под ногами хлюпнуло. Людмила почувствовала, как ступни проваливаются в трясину. Она ойкнула и перебралась на сухое место, поближе к деревьям. Вскоре под ногами опять чавкнуло, на этот раз куда громче, чем первый раз, словно её пытались прогнать с того места, где она находилась. Дальше двигаться нельзя.

Высмотрев мелкую кочку, Людмила в несколько прыжков перебралась на нее. Родник уже почти иссяк. Застыв, словно аист, посреди болота, в которое медленно превращалась покрытая травой поляна, чародейка смотрела на пологие волны, расходящиеся кругами от центра озерка. Вскоре и они исчезли.

Застывшая зеркальная гладь воды гипнотизировала, не давала отвести взгляд. Людмила усилием воли оторвалась от созерцания неподвижного озера и только сейчас сообразила, что пропитанная влагой земля не даст ей силы. Тот, кто все это сотворил, знал слабость чародейки — вода ей не помощник. Значит, сидеть здесь придется очень долго… Или стоять… Представив, как она, обессилев, оседает в липкую жижу, Людмила передернулась. Но зарекаться не стОит — никогда не говори никогда… Пока-то стоять не тяжело, вот только босые ступни совсем онемели от холода. Чародейка чуть наклонилась и потерла лодыжки, стараясь хоть немного согреть озябшие ноги. Никакого эффекта, словно холодный камень гладишь… камень, покрытый матово-белыми разводами… похожими на изморозь, что оседает на ветках деревьев при первых осенних заморозках…

Предчувствием надвигающейся угрозы кольнуло сердце. Людмила, сделав вид, что занята только собой, исподтишка глянула вокруг. Совсем плохо… Вода и холод… Тонкие стебли травы посеребрил иней, воду у берега затянуло ледком, и только в центре озерка курилась легким дымком полынья.

И ноги, ноги… Застыли, словно камень, до колен… Ну, не мытьем, так катаньем…

Чародейка шлепнулась на живот и поползла, опираясь на руки, ощущая, как хрустит под ладонями скованная стужей земля. Добралась до озера, потянулась к свободной ото льда поверхности, заглянула в темное зеркало воды.

Злорадная усмешка исказила тонкие черты лица Верховной ведьмы. В зеленых глазах, глядящих в упор на Людмилу, мелькнула непонятная тень.

— За что? — спросила чародейка, не надеясь, что ей ответят. — Мы ведь с тобой не враги…

*****

"Я умер… Но если я мыслю, значит, жив? Парализовало? Тогда лучше сразу умереть…".

Нелепо думать о смерти, не прожив и трех десятилетий, но Антон, не нашедший в себе сил шевельнуться, решил именно так. Ощущение полной неподвижности и кромешной темноты вокруг испугало его до одури. Больше всего в жизни он боялся именно этого состояния собственного бессилия, когда целиком и полностью зависишь от чужой милости. Парень громко застонал, забился, стараясь вырваться из оков физической немощи.

— Урм… — раздалось в темноте.

Антон ногами оттолкнул от себя ворчащий теплый ком и понял, что свободен и (о, чудо!) вновь может двигаться. И вполне здоров…

— Баюн, тебе, что, другого места в доме не нашлось, кроме как на мне улечься?

— Ты так храпел во сне, что я не мог заснуть, — отозвался кот, снова пытаясь комфортно устроиться на слишком узкой для двоих кровати.

— Ты-то? — засомневался парень. Верилось с трудом. Баюн отличался редкостным пофигизмом, а уж если хотел спать, то ему вообще все трын-трава было. — Хорошо, что ещё не придушил меня, как возмутителя общественного спокойствия.

— Нет, не для того я тебя звал…

— Знаю, для чего, не стоит каждый раз напоминать…

Антон поднялся. Хоть и темно, да толку лежать, все равно уже не заснуть. Кофейку бы сейчас, взбодриться… Да где его взять? Он вышел на кухню — чисто прибрано, будто и не было вчерашнего разгрома.

— Вот и я говорю, повезло чародейке с домовихой. — Парень обернулся к котофею, прибредшему следом. — Хоть и не помнит ничего про хозяйку, а дом обихаживает.

— Баюн, а я ведь уже дважды Людмилу видел… Один раз днем, когда ты уходил, а второй ночью, во сне…

— Чего молчал? — кот уставился на Антона, словно подозревал его во всех смертных грехах, и теперь придумывал жутчайшую казнь.

— Сначала к слову не пришлось, а потом забыл.

— Как ты мог?

— А ты? — огрызнулся парень, — сам толком ничего не расскажешь, все отговорочками левыми отделываешься. Я тоже соображаю, что к чему, но ничего не зная, легко вляпаюсь в любое дерьмо, как этой ночью, и все поиски пойдут насмарку. Или мы доверяем друг другу, или я иду искать сестру сам.

— Угу, — согласно кивнул лобастой башкой котофей на ультиматум, — иди… Прямо сейчас… — Антон взглянул на бледный рассвет за окном и как-то сразу передумал. — Не хочешь? Тогда не лезь в бутылку по пустякам, в свое время все узнаешь. Рассказывай, что видел… А думать уже я буду.

Выслушав парня, кот свернулся клубком и надолго затих. Настолько, что Антон решил, что тот снова задремал. Парень влез в ещё теплую печь, достал заботливо припрятанные домовихой припасы (уяснил, где здешний люд съестное хранит!) и, наложив полную миску, уселся завтракать.

— Делать нечего, придется к Отлюдку идти, как Кимря посоветовала, только это уже без меня.

Непрожеванный кусок лепешки колом застрял в горле у парня.

— Как без тебя?

— Мне к ведьмагу нельзя и близко подходить, самоубийственно. Так что на тебя вся надежда.

— А ты?

— А я, друг ситный, пойду Птаха искать. Чую я, где бесенок обретается, там и чародейка наша поблизости окажется.

— Так может, к Отлюдку и идти не стоит?

— Пойдешь… — категорично заявил котофей. — Тут без ведьм не обошлось, а лучше него никто их не знает.

— Далеко идти?

— А это как получится…

— Ты хоть проводишь?

— Нет, Лешего проси, тебе он не откажет.

— Почему ты так думаешь?

— Чародейку он забыл, а вот твое обещание сделать шахматы и научить играть в них — помнит. Он и меня пытался на это дело уговорить, — улыбнулся Баюн, — да у меня рук нет, ножик держать нечем.

Антон вздохнул. Резчик по дереву из него никакой, но, раз пообещал, придется выполнять.

— Леший ведь сюда не приходит больше, верно? Как я его найду?

— А чего его искать? — удивился котофей. — Зайди в чащобу лесную, он сам к тебе и выйдет. Спросить, чего в его владениях забыл…

 

ГЛАВА 3

В очаге, выложенном из камней прямо на земляном полу посреди комнаты, бушевало пламя, облизывая изрядно закопченный котелок, висящий на высокой треноге. Бурление кипящей воды постепенно становилось спокойнее. Огонь ярился по-прежнему, но жидкость постепенно остывала, превращаясь в полужидкую кашицу с крошечными вкраплениями льдинок, пока не застыла тончайшим полупрозрачным зеркалом. Ведьма склонилась, пристально всматриваясь в отливающую темными бликами поверхность.

Не дать чародейке опомниться, вдруг сумеет выскользнуть из ловушки… Уж если она Морене соперница, что уж говорить о ней, Чернаве. Она знала историю о том, как пытались убрать новоявленную Хранительницу старые ведьмы, пока она ещё в силу не вошла, да не получилось у них ничего. Хоть и казалась чародейка неумехой, да сумела как-то избежать гибели.

И все же Чернава торжествовала — как легко попалась Баба-яга! Вышла за мороком на заветную полянку, подвоха не почуяв. Метнулась назад, да попала под удар. Не нравится? Все, попалась, птичка, стой, не уйдешь из сети…

Растертая между ладоней солома желто-зеленой трухой припорошила силуэт пленницы, следом в котелок посыпались костяные обломки вперемешку с почерневшей от плесени пшеницей, проломили тонкую преграду и беззвучно канули в воду. Лишь мелкая рябь пошла по поверхности.

Брошу в лицо солому — безумной станет!

Кину собачьи зубы — тын высокий поставлю,

Вовек она из круга не выйдет!

С окалиной брошу зёрна — отсохнут руки и ноги!

…Чародейка наклонилась, растерянно ощупывая ноги… Думает, никто не видит, как она исподтишка озирается…

Нет, от Чернавы ни одно её движение не укроется.

Зашиплю лютым змием — сила живот оставит.

Из Земли следы выну — в жар их, в пекло поставлю,

Мара кости её изгложет!

Скажу тайное слово — его она не превозможет,

Нисколь поперёк не сдюжит!

Словно подрубленное деревце, упала наземь Баба-яга, скорчилась, словно боль пожирала её изнутри…

"Ты глянь, какая упорная, доползла все-таки до озерца… Никак увидеть недруга своего норовит? Ну, так это мы всегда готовы — врага надо знать в лицо… — Чернава плюнула в котелок. — На, гляди, все одно ничего сделать мне не сможешь!"

И скорее угадала, чем услышала, как та едва выдавила из себя "За что?"

— За что? — нараспев повторила Чернава вслед за ней. — А ни за что, просто так. Из вредности… — и рассмеялась, когда увидела, как наполняются слезами глаза чародейки. Выкрикнула: — А будет по моему слову — во крепи Кощна Потвора! От Кола будет до Кола! Гой! — Усталость навалилась внезапно, словно последнее действие лишило ведьму остатков сил, но не смогла она превозмочь себя и злорадно произнесла: — То-то же…

Двумя руками перемешала воду в котелке, выплеснула в огонь. Тот зашипел, клубом вонючего дыма поднялся к потолку, жирным слоем осевшим на выступающих балках. По ногам вроде сквозняком потянуло. Чернава подняла голову, прислушиваясь к легкому скрипу входной двери.

Нет, почудилось… Просто так к ней не зайти, всюду запоры наговоренные. "Дело сделано, теперь можно и к Морене наведаться, отчитаться…" — подумала, убирая треногу.

— Не надо, — Чернава обмерла от тихого голоса за спиной. — Я в тебе не ошиблась. Навий путь нелегок, но тебе по силам идти по нему.

САМА пришла… Почему?

— Что удивилась? — глядя в испуганное лицо девушки, спросила Хозяйка ледяных чертогов и замолчала, прислушиваясь к воплям на улице, склонив голову набок, точно любопытная ворона.

— Негляда! Негляда… — вслед за криком раздались частые удары по воротам.

— Иди, раз зовут…

Чернава, едва удерживаясь, чтобы не выскочить из своего домишки опрометью, медлительно вышла во двор, по пути растрепывая волосы.

— Чего заперлась? — Славка окинула подозрительным взглядом соседку, отворившую калитку.

"А рука-то до сих пор тряпицей замотана…" — девушка потянулась, весьма убедительно зевая. — Спала…

— Самая страда, а она спит. Ты, часом, не заболела?

— Чего пришла? — нелюбезно перебила её Чернава. Хотелось скорее отвязаться от надоеды.

— Там… это… — замялась обычно говорливая женщина. — Когда мои сваты с дальнего поля возвращались, то на поляне на коров наткнулись, бесприглядных. Всполошились, пошли смотреть что такое — пастуха нашли… без памяти… Притащили в деревню, а коров мертвых, что рядом с ним лежали, там оставили. Так твоя кормилица тоже пала…

В тугой узел скрутило нутро Чернаве: — "Зорька, Зоряна… Как же так? Совсем я одна осталась…".

— Так закопать надо, — деловито продолжила Славка, словно не видя, как изменилась в лице девушка, — ветром мор, видать, принесло. Как бы падеж не начался… Сама справишься или пусть мужики пособят?

— Сама пойду… Где?

— А аккурат возле старого дуба, что в позапрошлом годе Перуновы молоньи пожгли… — торопливо объяснила женщина. — Так я побегу? У меня ещё дел полно… У меня куры на насест серёд дня сели, как бы беды какой с ними не было…

— Пастух умер?

— Нет пока, — соседка даже не обернулась. — У старой Тисы в избе лежит, лихоманка его трусит.

Травница Тиса, конечно, знатная, но тут, похоже, одними настоями не поможешь. Пока дед Сила живой, надо попытать его, что там на самом деле стряслось.

Вышла Чернава за калитку, побрела следом за горевестницей, совсем позабыв про непрошенную гостью, что дожидалась её в дому.

— Чего пришла? — хмурая травница заступила ей дорогу. — Еле досужих баб выпроводила, думала, кончились ходоки.

— Мне с Силой поговорить надо.

— Был Сила, да весь вышел, — травница и не думала пускать её в избу. — Совсем плохой… Чего от него хочешь услышать?

Чернава молча отодвинула суровую бабку. Её счастье, что не догадывается, кто к ней пришел. Не ведьма Тиса, простая целительница, травами нужда заставила заняться в горестное время. Сама разбиралась, какая от какой напасти помогает, да вершин мастерства не достигла. Толку старику от её умения, здесь иной навык нужен.

В жарко натопленной горнице царил полумрак — небольшие окошки плотно прикрыты наружными ставнями. Старик, облаченный в одну лишь длинную рубаху, лицом вверх распростерся на широкой скамье, бессильно свесив руки до полу.

— Видишь, какой… не жилец… — травница стояла позади девушки, наблюдая за ней.

— А можно я с ним посижу?

— Ну, сиди, коль такая настырная, — старуха взяла кружку с дымящимся настоем, приподняла голову старика, дышащего со всхлипами. В груди его что-то клокотало, точно пыталось вырваться наружу и никак не могло. Тиса поднесла к губам страдальца снадобье. — Попою вот только. Одно не пойму, с чего такая забота? Ты ведь ни с кем не родычаешься, Негляда… — пытливый взор её несколько мгновений изучал лицо девушки, пытаясь отыскать мелкокорыстный интерес, да не выдержала травница взгляда Чернавы в упор, первой отвела глаза.

— А чем поишь? — немного погодя, когда кружка опустела, спросила девушка.

— Кора ивовая, мать-и-мачеха, чуток душицы и спиреи вязолистной, — машинально ответила бабка. — А тебе что за дело? — она обернулась.

Та неопределенно пожала плечами. Мол, как хочешь, так и понимай… "Скорее бы уже вышла куда-нибудь, а уж я соображу, как привести старика в чувство, хоть на короткое время".

Наконец, Тиса, повозившись в дальнем от девушки углу горницы, вышла.

Чернава метнулась к недвижному телу, склонилась над ним, шепча заклинание.

Судорожная дрожь волной прошла по телу старика. Он приподнял веки, уставившись незряче на девушку, не узнавая её, потом искра разумения блеснула в его глубоко запавших глазах.

— Негляда, — прошептал он, — откуда ты взялась?

Похоже, так толком и не сообразил — где он…

— Что с тобой произошло? — грозно потребовала Чернава. Времени слишком мало, того и гляди, травница вернется, да и таиться больше не было смысла. — Говори!

— Сомлел я на жаре, что ли? — старик попытался приподняться, но не удержался, опять откинулся на спину. Голова его глухо стукнулась о лавку. — То одно мнится, то другое…

— Что мерещилось? Сила!

— Потемнело в глазах будто, а потом сгустился сумрак окрест, клочья туманные повздрогнули, закружились-завертелись, косицами белёсыми заплелись. Вдруг вспыхнули мертвенными огнями Лунные тропы, во тьме ночной очерты чьи-то выткали. Вроде, женщина — только призрачная, холодная, безликая… Идёт — будто в воздухе парит — земли сырой ногою не касаясь… Хочу встать, а не могу, веки — словно свинцом налились, в очи беленою брызнуло, запрокинулась назад головушка, окунулась во сырые мхи, во росные травы… Не понять никак что это — сон, явь… — он облизнул пересохшие губы.

— Не молчи!

— Вижу — Она, призрачная… всё ближе, ближе подходит… Уже и лицо видно мне: черты тонкие, бескровные; глаза — словно омуты бездонные — безжизненные, мёртвые… над мной наклоняется, словно горьким дурманом обволакивает, голос её в ночи плывёт, листами осиновыми шелестит, как водою болотною затягивает… Подходит — наклоняется ближе, ближе, будто в губы целует — еле касаясь, а мороз-холод лютой судорогой всё тело пронизывает, и сердце в груди замирает, будто смерть скорую чует… — пастух замолчал и задышал часто-часто. Тоненькая жилка на его шее забилась. Покрытая коричневатыми пятнами кожа над ней затрепетала, словно последний лист осенний, срываемый нетерпеливым осенним ветром.

Понятно, какой стезей к ней Морена шла… Не могла удержаться, чтобы жизнь чужую по пути не зацепить… Крепок старик оказался, коль до сих пор жив, да недолго ему осталось… Все одно не жилец, надо помочь старику, чего ему зря мучаться, Морена из своих объятий редко кого выпускает.

Прижала Чернава трепещущую жилку в яремной впадинке, придавила покрепче, подождала чуток, пока биение крови под пальцем не стихло. Тело старика выгнулось дугой, да и затихло тотчас. Морщинистое лицо покойного разгладилось и даже стало как будто моложе. Ведьма взглянула в его безжизненные глаза — рука машинально потянулась закрыть. Нет, не стОит…

— Иди спокойно, Сила, Калинов мост для тебя открыт… А там встретят… и проводят… — и вполне натурально завопила во весь голос: — Ой, батюшки светы… Тиса, Тиса, кажись, помер… — она вылетела в сени, рывком распахнула дверь и зашлась горькими рыданиями.

— Что ты воешь! — оборвала её бабка, — будто покойников никогда не видала.

— Ой, боюсь я их, смалу боюсь… — запричитала девушка.

— Тогда поняй отседа, не до тебя будет, почившего обрядить надобно, как положено…

— Ага, ага… — согласилась Чернава и выскочила на улицу.

"Значит, Навий путь мне по силам? — злость клокотала в ней, грозя вырваться наружу, сметая все на своем пути. — Значит, отобрать все, что дорого и навек к себе привязать? Посулами? Властью? Да разве такая допустит? Баба-яга ей соперницей могла стать, так не дожидалась времени, поспешила убрать".

Дорога до дома показалась короче прежнего, да и то дело, не терпелось Чернаве вопросы задать своей гостье. Вбежала во двор, даже не закрыв ворот, что на нее никак не похоже было, рванула скрипучую дверь на себя — и враз злость куда-то запропала. Пуста комнатенка… Только мокрая зола из очага на полу выбрана начисто, да котелок ведьмин пропал…

Не иначе унесла с собой все Морена, знать бы еще — зачем оно ей?

*****

— Ну что, ты готов? — кот выжидательно уставился на Антона.

Парень рассеянным взглядом обвел кухню. В шкафу сестра хранит мешочки с травками, мукой, крупами, на полках выставлена рядком нарядная посуда, в большой глиняной кружке черпалами вверх торчат деревянные ложки. Где ж у Людмилы ножи? Не видел…

— Чего застыл столбом, забыл что?

— Нож хочу взять…

— Зачем? — удивился Баюн, — все равно тебе он без надобности…

— Грибочки срезАть, коль попадутся!

— Аааа, — протянул котофей и вскочил на самый верх печи. Вскоре оттуда послышалось неразборчивое: — Смофри, осторофней…

— Что? — не понял парень.

Зажав зубами внушительный сверток, туго обвитый суровой ниткой, кот тяжело спрыгнул вниз, бережно положил его на пол и повторил:

— Аккуратней, говорю, — он слизнул светлую ниточку, прилипшую к носу, — ведьмины ножи не игрушки.

— Заколдованы, что ли? И что ж ты первому встречному такое добро отдаешь? Дай гляну… — Антон, разорвав неподатливый узел, потянул за угол кипельно-белой тряпицы. Ножи, звякнув, веером высыпались под ногами. — Ничего в них колдовского нет, обычные… Совсем новые…

Шесть ножей — пять с короткими деревянными рукоятями, напоминающие обломанные наконечники копий, и большой тесак. Парень промерил длину его широкого лезвия растопыренной кистью (от первой фаланги большого пальца до кончика мизинца у него было ровно двадцать восемь сантиметров, вымерял как-то ради интереса) и чуток не дотянулся до кончика. С сожалением отложил маленькие (такие метать хорошо, а как оружие вряд ли сгодятся). Интересно, зачем они у Людмилы хранятся без дела? Тесак ещё туда-сюда, нож в хозяйстве вещь всегда нужная, но и им, похоже, сестра не пользовалась. Проверяя заточку, Антон провел острием по подушечке большого пальца. Алая капля крови тотчас выступила из почти не заметного пореза. — Ох…

— Предупредил же… — укоризненно протянул кот. — Ну что, теперь ты готов?

"Вот этот возьму", — решил парень. По правде говоря, нож Антону был нужен скорее для успокоения души, пускать его в ход он и не намеревался, но лес есть лес, всяко может быть. Пригодится… — Готов… — парень обернул тесак тканью и уложил на дно котомки, куда чуть раньше положил пару лепешек, какие-то незнакомые ему запеченные сладковатые корнеплоды и баклагу с водой. — Пошли…

Кимря так и не вылезла из своего убежища…

Антон, выйдя на улицу, прикрыл за собой дверь и тут же толкнулся обратно. Створка даже не шелохнулась, словно насмерть заколочена.

— Бдит домовиха… — пробормотал он себе под нос, а вслух мстительно сказал: — Не радуйся, мы ещё вернемся… — и кинулся догонять котофея, скрывшегося за деревьями. Говорил "без меня", да видно передумал. И то дело… В одиночку по лесу шастать не очень хотелось, помнил Антон ещё, как за разрыв-травой ходил, точнее, как возвращался…

Не стал лес парню домом… И другом не стал, потому и торопился он не отставать от Баюна, проворной тенью ускользающего от него. По сторонам глядеть некогда, не до красот дикой природы, хотя посмотреть было на что. Сосны до небес взметнулись, поскрипывают от ветра, редкие ели шатром пышные лапы развесили, словно приглашают присесть на часок в тенечке, разнотравье душистое по пояс стоит. Иногда на залитых солнцем полянах попадаются одиночные дубы-великаны с вылезшими их земли мощными корнями и раскидистыми кронами. Около них подрастает дубовая поросль — пока слабая, с полупрозрачными листиками, но без сомнения, лет через десять вокруг дерева-прародителя будет шуметь дубовая роща, напрочь вытеснившая другие деревья.

Нога человека здесь явно не ступала — звери непуганые разгуливают. За одним таким чуть не погнался парень, приняв энергичное шевеление в колючем малиннике за очередные кошачьи трюки, да сообразил, что ветвистые рога и кот — вещи несовместимые. По ряду причин… Когда над зеленью вязника поднялся во весь рост олень и недоуменно уставился на опешившего человека, Антон развернулся и рванул подальше оттуда. Слышал он как-то, что и кроткий травоядный может быть очень опасен, особенно когда рядом с ним самка с детенышами. Проверять наличие оленихи не хотелось…

"Проворонил все-таки, утек кот по-английски…" — Антон, озираясь, стоял в окружении раскидистых елей. После быстрого бега он едва дышал. Несколько глотков воды жажду не утолили, едва смочив пересохшее горло, но не стоит шиковать, найдется родник, тогда и напьется вволю. И куда теперь? Парень задрал голову, глядя на солнце, зависшее прямо над вершинами деревьев. Почти полдень… Тогда есть время передохнуть и подождать, когда оно пойдет на закат. Насколько он помнил, селение славичей располагалось западнее избушки сестры, река огибала его с севера, значит, в любом случае, ему надо идти на восток, туда, где лес стоит стеной. А Леший его сам найдет… говорят…

*****

Заиндевевшим бревном ощущала себя чародейка, колодой, промороженной насквозь. Казалось, наросты льда укрыли её полностью, и никто вовек не найдет оцепеневшее тело. Да и кому по силам пробить преграду, поставленную сильной ведьмой. Уж если она не справилась, то и другим никак…

"…Почему? — Только эта мысль, да ещё бешено стучащее сердце, изо всех сил сопротивляющееся ледяным объятиям, не давало провалиться в пропасть забвения. Казалось, если Людмила найдет ответ на этот вопрос, тиски стужи ослабят свой захват, и она станет свободна. Сила чародейства в жесте, в слове… без них она беспомощна… — Зачем это надо Чернаве?".

Новую верховную ведьму Людмила не знала, видела пару раз и все, потеряла к тому времени интерес к игрищам ведьм и почти на них не бывала, только по делу. Но так как помочь ей противоборствовать Кащею желающих не нашлось, то и дел общих в последнее время не оказалось. Откуда вынырнула эта прыткая девушка, чародейка не знала. Удивилась только, как это ушлые товарки-ведьмы, известные своей склочностью, согласились признать её главенство… Знала бы, что Чернава зуб на неё имеет, присмотрелась бы. Теперь-то что сокрушаться? Задним умом каждый крепок… И все-таки — почему? И почему — пленила, а не убила сразу?

*****

— И долго ты так лежать будешь? Ни на минуту нельзя оставить… — Антон лениво потянулся. Кот навис над ним, презрительно щуря глаза. — С таким лежебокой Баба-яга может до морковкина заговенья спасения ждать…

— А, явился, гость нежданный…

— Ты что, на солнце перегрелся? — Баюн отодвинулся от парня. — Немудрено, на самом солнцепеке улегся…

— А холодно мне потому что стало, передвинулся. Знал бы ты, что со мной было, врагу не пожелаешь…

— Да? И что же?

— Я Людмилу видел! — запальчиво выкрикнул Антон, рывком поднимаясь, и замолчал, чувствуя, как снова с перебоями начинает биться охваченное кольцом стужи сердце, как коченеют ноги, как подламываются под весом непомерно тяжелого и неповоротливого тела ослабевшие руки и он едва не падает лицом в подернутую тонким слоем льда воду.

Не это ли имел в виду Баюн, когда говорил, что без него не справиться? И помощь от него только в том, что может он видеть и переживать то же, что и сестра? Но это ничего не дает, потому что, несмотря на его видения, не понятно ничего… "Где" и "как" остаются по-прежнему основными вопросами, жизненно важными. Найти Людмилу без каких-либо ориентиров проблематично… Значит, надо искать того, кто реально может помочь!

Так чего время зря терять, понапрасну лясы точить с котофеем?

— Пока ты дурью маешься, она ведь реально умирает. Куда нас Кимря отправила, туда и идти надо… Немедленно. И не говори, что не знаешь, куда! — парень злился на себя, на невозмутимого котофея, на весь окружающий его мир, в котором он был ни к селу, ни к городу.

— Знаю, как знаю и то, что чародейка продержится. Хотели бы её убить, огород не городили бы. Только ведь если я лично к ведьмагу явлюсь, никакой задушевной беседы не получится. Это в лучшем случае…

— А в худшем? — Темнит кот, ой, темнит…

— Лучше тебе этого не знать…

— А чего со мной к Лешему идти не хочешь? — Антон отряхнул штаны от прилипших травинок. Постоял немного, прислушиваясь к чему-то, и вытащил из-за пазухи крупного черно-бурого майского жука, до этого противно шебаршившегося подмышкой. Посмотрел на него задумчиво и щелчком отправил в кусты, и только потом поинтересовался у кота:

— Ведьмак? Странно, я думал, у вас только ведьмы водятся… И Кащей, как единственный мужик среди них… Был.

— Ведьмаг… — очень серьезно поправил Баюн. — Не путай… Ведающий могущество. Любой из чародеек до него далеко…

— Темный властелин, что ли? — усмехнулся парень. — Ну, вы даете… Развели халявщиков…

— Мы? — непритворно удивился котофей, решивший проводить парня к лесному хозяину. — Это теперь и твой мир, не забывай, — он мягко ступал рядом с Антоном, стараясь не переходить на привычный для него аллюр, и подстраивался под человеческий шаг. — Отлюдок не вмешивается в сторонние дела, суета ему чужда, потому он и ушел подальше от людей.

— Так чего Я туда попрусь? — возмутился парень, останавливаясь. — Чего зря время терять? Надо вместе Птаха искать. Ты ж сам сказал — где бесенок, там и Людмила.

— Если найдешь нужные слова, он поможет… — Кот помолчал. — Без особой охоты, правда… Характер у него, — он презрительно фыркнул, — главное, суметь уговорить, так что у тебя есть время подумать.

Подумать! Легко сказать… И с хорошим знакомым не всегда получается общий язык найти, что уж говорить о неведомом колдуне. Уж на что Баюн проныра, и то опасается к нему идти. Может, и мне не надо на рожон лезть? Дилемма, однако…

Задумавшийся Антон едва не упал, поскользнувшись. Он брезгливо вытер подошву сапог о траву и глянул под ноги — рядом с раздавленным им грибом во мху, полускрытые опавшей хвоей и прошлогодними почерневшими листьями, полукругом торчали выпуклые красновато-коричневые полукруглые шляпки на крепких толстых ножках. Парень опустился на корточки: — "Сколько их… Белые… Вот и пригодился ножичек, просто грех мимо пройти".

— Все, Баюн, привал, грибы будем жарить, — он споро подрезАл боровички у самой земли, стараясь не повредить грибницу, и кидал в разложенную котомку. — Сколько можно шагать, я ж не робот бездушный, человек. Мне пить, есть надо, да и поспать не мешало бы…

— Сырыми есть будешь… — мигом охладил его энтузиазм кот. — Огонь чем разведешь?

— А вот! — в руках парня появилась полукруглая пластинка, концы которой оказались обмотаны желтоватой махрой, и острый камешек. — Простейшее устройство для добывания огня в походных условиях — кресало и трут. Сейчас попробую… — он ударил припасенным острым камешком. Посыпался ворох искр, но ни одна не попала на разлохмаченные нити.

— Где взял?

— Там уже нет, — попробовал отшутиться Антон, но наткнулся на свирепый взгляд Баюна. — Ну, дома у Людмилы взял, за печью валялось…

— Аааа, я-то думал… Не смей ничего подбирать, что под ноги попадается. Чревато…

— А грибы, ягоды?

— Это можно, но осторожно.

Парень не дослушал совет котофея.

— Сейчас, сейчас, это должно быть очень просто… — он примерился, ударил посильнее и взвыл не своим голосом, попав по пальцу. — Блин…

Прищурив глаз, стал прицеливаться поточнее.

Баюн отскочил к старому дубу, растущему рядом, готовый мухой взлететь по стволу наверх. На всякий случай…

— Как они только со всем этим справлялись? — После очередного промаха парень засунул "суперзажигалку" обратно в котомку, до лучших времен. Разочарование оказалось слишком сильным, чтобы делать ещё одну бесполезную попытку. — Уму непостижимо…Ладно, в следующий раз костер разведем, я пока хлебцем перекушу.

Дожевывая лепешку на ходу, Антон молча шел за котом. Тот унесся далеко вперед. Его отливающая черным глянцем шерсть мелькала среди деревьев. Парень подумал окликнуть его. Нет, не стОит…Слишком безмятежно шагалось в надвигающихся сумерках среди затихающего леса. Нарушать этот покой пустой болтовней не хотелось, все равно котофей важного ничего не скажет, как всегда отделается отговорками.

Легкий ветер пронесся по непроглядным зарослям, обступивших парня со всех сторон. Повеяло затхлым запахом болота. Над ухом противно зажужжали комары. "Не комары, а крокодилы летающие, — Антон яростно зачесался обеими руками, — живьем сглодают". Он сломил ветку кустарника, завертел ею над головой, словно пропеллером, спешно выбираясь из заболоченной низменности.

Отыскал взглядом силуэт кота и кинулся догонять.

Вскоре он вышел на сухой пригорок, где шумели кронами высокие сосны. Болото осталось в стороне. Парень посмотрел на ненужную уже ветку и бросил её под ноги. Как оказалось, зря… Немного погодя над головой опять загудел комариный рой, а под ногами оказалась мягко пружинящая почва, напитанная влагой, и густой невысокий кустарник. Не хотелось бы забрести в трясину на ночь глядя… Вернуться, что ли, назад? Но Баюн лихо проскочил заболоченный участок, значит, верной дорогой идешь, товарищ Антон… Следуй за белым кроликом, то есть за черным котом…

Темнело быстро. Полумрак смазал силуэты деревьев, превратив все вокруг в призрачный лабиринт, заполненный туманной дымкой. Парню казалось, что он плывет по нему, не чуя земли под собой.

Наваждение кончилось, когда под ногой едва слышно чавкнуло. Антон едва не поскользнулся, брезгливо отер подошву сапог о траву, опустился на корточки, коснулся пальцами выпуклой темной шляпки гриба боровика на толстой высокой ножке, увидел полукруг таких же красавцев и задумался. Кажется, это уже было… совсем недавно…

Едва сдерживаемое фырканье донеслось до него.

Он тревожно вскинул голову.

Загадочный, как сфинкс, кот возлежал под дубом, поджав под брюхо лапы, и невозмутимо глядел на парня.

— Что, решил отдышаться?

— Нет, жду, когда тебе надоест по лесу бегать…

— Развлекаешься? — Антон присел рядом. Устал шагать…

— Что ты? Гешефт проворачиваю… — физиономия котофея расплылась в довольной ухмылке. — Удачный…

Близехонько гукнул филин.

Парень медленно повернул голову, заранее предчувствуя неприятности. Перед самым его носом сдвоенным промельком мигнули ярко-зеленые огоньки. Уловив движение Антона, здоровенная птица, сидящая на низко нависшей над полянкой ветке дуба, с шумом раскрыв крылья, поднялась в воздух.

— Мы с Лешим пари заключили, — поспешил объяснить кот парню, спешно возвращающему на место отвисшую от изумления челюсть. — Представь, он заявил, что будет водить тебя не меньше пяти кругов. Хвастун! Я прикинул — больше трех тебе не осилить…

— И как? — Сердиться на этих двоих было бессмысленно.

— Я выиграл, — скромно сказал Баюн. — Ты сообразительнее, чем кажешься. Теперь Леший должен мне уже два желания.

— Так ты все время здесь лежал? — Котофей утвердительно прищурил глаза. — А кто тогда впереди меня рысил?

— Заяц.

— Но ведь черных зайцев не бывает… или я ошибаюсь? Баюн!

— С этим к лесовику… — кошачий хвост описал в воздухе замысловатую загогулину и белый кончик его указующим перстом ткнул вверх.

Над деревьями мелькнула темная тень. Завершивший разворот филин, сложив крылья, отвесно сорвался вниз, у самой земли превратившись в неказистого мужичка.

Уж сколько раз Антон встречался с Лешим, а каждый раз дыхание перехватывало от неожиданности — уж больно неприглядно тот выглядел. Больше всего он напоминал парню пропитого уродливого бомжа, обряженного в "от-кутюр" от криворукого портного, и выбравшего местом своего обитания городскую свалку, вот только запах от него исходил иной: свежий, чистый. Антон потянул носом — пахло от лесовика травяной зеленью, хвоей и немного прелыми листьями.

— Антоха, привет, — радостный Леший осклабился во весь рот, ослепив парня блеском золотых зубов. — А я тебя заждался… Вы, люди, все обмануть норовите, а ты пришел таки, как обещал…

— Зачем заждался? — Парень от неожиданности моргнул — сияние золота исчезло. Показалось. Вместо зубов кривые гнилушки торчат неровным частоколом.

— Как? — удивился Лесной хозяин, — игре новой научить… Забыл?

— Я предупреждал, — подкравшийся сзади Баюн прошептал едва слышно. — Обнадежил, выполняй, тут ты гость незваный.

— Научить-то я смогу, но откуда я вам доску возьму и фигуры?

— Доску? — оживился леший, — эка закавыка, лес кругом, чего хошь найдем. Хошь таку, хошь другу, хошь третью…

С каждым "хошь" в лапах лесовика появлялись разновеликие чурбачки, в которых с трудом угадывалось изначальное дерево-родитель. Парень распознал только сосну, да и то сомневался немного.

— Стой, не торопись, тут подумать надо. — Делать нечего, с Лешим отношения портить никак нельзя, придется чуток подзадержаться. — Мне нужна темная древесина и светлая, для контраста, чтобы сделать белые и черные фигуры, и плоская квадратная доска. — Антон прикинул, как он будет эту доску тесать, расчерчивать на клетки, потом красить. Чем кстати? Слишком долго возиться придется. — Слушай, а есть у тебя тут такое место, где никто никогда не ходит? Я тебе стационарные шахматы сделаю.

Леший хмуро посмотрел на парня, не вымолвив ни слова в ответ. Во впадинах вспыхнувших яркими угольями глаз таилась обида.

— Ты попроще с ним, попроще, — толкнул парня Котофей, — он не любит мудреных слов, в ярость приходит, — и без особых затей разъяснил лесовику задумку "рационализатора".

— Аааа, понял, — кивнул тот, — есть у меня заветная полянка, от чужих глаз надежно укрытая. Вовек никто не найдет — ни зверь, ни птица. Для себя берегу… Пошли.

Ночь окончательно накрыла лес непроницаемым пологом тьмы. Устав спотыкаться о коряги, парень, счастливо избежавший встречи с деревом, внезапно выросшим на его пути, остановился.

— Баюн, ты не убегай далеко, я уже ничего не вижу, — Антон положил ладонь на спину коту. — Мне с тобой пошептаться надо…

— О чем? — Под рукой парня мягко перекатились упругие мышцы хищника, когда котофей повернул голову. Круглые желтые глаза, казалось, жили отдельно от тела, настолько кот сливался с обступившей их темнотой.

— Леший не услышит?

— Далеко ушел…

— Я вот все думаю, как ему объяснять все без лишних заморочек. Как я скажу, почему фигура называется слоном, если он его и в глаза не видел? Так всю историю от сотворения мира рассказать придется в подробностях, а это не один день займет. А нам задерживаться никак нельзя…

— Да назови, как хочешь, лишь бы он понял, как играть, лесовику все равно, чем тешиться…

— А кто у них тут главнее всех?

— Волхвы, хотя номинально правит князь.

— Ага, понятно… Кони здесь есть, так что с этим вопросов не будет, — вслух размышлял парень, — ладья пусть и остается ладьей. Что ж со слоном делать?

— Антон, ну ты даешь, — возмутился кот. — Чего ты голову ломаешь? Сделай их всех вояками и пусть сражаются между собой по мере сил и возможностей. Главное для тебя, это суметь суть игры правильно разъяснить!

— Воителями? Попробую…

Вскоре парню показалось, что от напряженной работы мозга волосы на голове у него слегка шевелятся. Он машинально пригладил взлохмаченную шевелюру и суетливо отдернул руку. Пластичный шнурок, оплетенный скользкой, словно полиэтилен, оболочкой, охватил запястье и постепенно затягивался все туже. Запаниковавший Антон попытался подцепить его и сорвать, но ничего не вышло. Палец скользил по коже, но никак не мог найти ни малейшего зазора между ней и неизвестной пакостью, стискивающей руку от запястья до локтя. Пока он возился со шнурком, Баюн нырнул в сторону и пропал.

— Вот… — донесся голос Лешего из темноты. — Как вам?

— Здорово! — довольно мурлыкнул кот. — Земля обетованная… Антон, иди сюда!

— Я ничего не вижу! — задыхаясь от ужаса, вызванного усиливающимся давлением на конечность, прохрипел парень.

— Я и забыл…

Послышался сухой хруст веток, глухие пинки, шорох осыпающихся листьев, и в один миг вокруг загорелись сотни огней, светящие неярким трепетным пламенем. Призрачное сияние разливалось от корней деревьев, от полусгнивших пней, от перепрелой листвы, казалось, блистала даже земля под ногами. Волшебное очарование светящегося леса завораживало, но Антон едва ли обратил на эту красоту внимание, как не обратил внимания и на лесовика, самозабвенно пинающего ногами трухлявый ствол, настолько старый, что он весь покрылся мхом. Парень поднес руку к глазам — шнурок, к тому времени доползший почти до плеча, украшал затейливый зеленовато-желтый узор. Вдруг утолщение на конце шнура дернулось, треснуло посередине, и у лица Антона мелькнул раздвоенный змеиный язык.

На истошный крик и Баюн, и Леший примчались в мгновение ока.

— Чего орешь, как резаный? — недовольно пробурчал лесовик, бережно распутывая извивы змеиного тела.

— Так змея… — парня трясло.

— Он тебя больше испугался, чем ты его. Древесный полоз безобидный, не ядовитый, просто познакомиться хотел, а ты…

— Манал я такие знакомства, — еле пришел в себя парень. А что такого удивительного в его неадекватной реакции на полоза? Атавистический страх перед змеями сидит, наверное, в каждом человеке. Когда укусит, поздно разбираться — "обидная" она или нет, лучше сразу обходить их стороной. И как только на голову заползла, да так что не услышал? Сильно, видать, задумался…

— Антон, ты посмотри, какая красота вокруг. Такая поляна тебе подойдет? — Баюн вьюном вился около парня, ласково заглядывая тому в глаза. Чувствовал, стервец, свою вину за то, что бросил его одного.

— Подойдет, — пробурчал тот, — мне сейчас все подойдет, лишь бы змей не было, а также иных ползающих и ядовитых.

— Я за этим прослежу, — пообещал Леший, — а ты давай начинай.

— Легко сказать, начинай… Где твои чурбачки- доски?

— А тебе много надобно?

"Запас карман не тянет" — решил Антон и тоном, не терпящим возражений, приказал:

— Неси, сколько есть.

Когда лесовик исчез из виду, парень засомневался, а не погорячился ли он? Леший, конечно, мужик хороший, но уж больно прост, все понимает буквально: завалит сейчас пиломатериалами с головой и заставит все в дело пустить. Ладно, слово — не воробей, уже вылетело… Теперь жди, чем обернется…

Дожевывая последний запеченный клубень, изрядно подсохший, Антон с тоской вспомнил скатерть-самобранку сестры. Незаменимая вещь, оказывается… С каким бы удовольствием он зажевал бы сейчас сочный кусок мяса, заодно и пережитый стресс снял. Лучшего антидепрессанта, чем жареное мясо, маринованное со специями, Антон не знал, не считая, конечно, пары кружек ледяного пива с копченым лещом. Поболтав остатки воды (пополнить запас так и не довелось), он с наслаждением присосался к баклаге и едва не захлебнулся, увидев бредущего следом за Лешим медведя, волокущего на спине средних размеров елочку, вывороченную с корнем. Оторопев от вида косолапого великана, парень не сразу заметил около себя трех неуклюжих зверей и груду влажных деревянных обрубков, заостренных с обоих концов, словно заточенные карандаши. Похожие на длинношерстых собак "дворянской" породы зверушки дружно развернулись и неторопливо заковыляли в лес, волоча по земле плоский чешуйчатый хвост. Медведь, сгрузивший свою ношу на краю поляны, тоже не стал задерживаться.

— Ну, как, сгодится? — Леший подошел к парню. — Бобры и хатку не пожалели порушить, мореный дуб принесли. Он в воде долго лежал, почернел весь, а ель завсегда белой изнутри была. Угодил?

Антон молча кивнул. Быстро же лесовик мобилизовал своих подданных…

Людмилин нож в деле оказался ещё лучше, чем выглядел.

Острое лезвие тесака легко скользило по древесине, входя в нее без малейших усилий. Отделяя от выбранных чурбачков аккуратные кругляшки, Антон не переставал удивляться. Такое ощущение, будто сырокопченую колбасу строгаешь, только аромат иной. Интересно, как у него получится фигурки вЫрезать, резчик по дереву из него никакой. Максимум на что он способен — это схематично нанести знаки отличия на придуманное им войско.

"Впрочем, как посоветовал Баюн, не надо заморачиваться и тратить время на прорисовку мелких деталей — просто надо постараться, чтобы лесовика эта игра увлекла. А уж если ему понравится, то уговорить его проводить меня к Отлюдку — плевое дело… — парень закончил выкладывать на земле елово-дубовый узор и полюбовался импровизированной шахматной доской. А что, неплохо получается — на фоне невысокой изумрудной травки полутораметровый квадрат из темно-коричневых и молочно-белых кругов смотрелся очень гармонично. — Эх, не тем я всю жизнь занимался… Какой из меня дизайнер оказывается классный получился! Вот так живешь, живешь, словно плывешь по течению, а в тебе, оказывается, такие таланты дремлют. И не факт, что ты о них узнаешь, если не сыщется подходящий момент…".

Вообще-то, момент для обнаружения скрытых талантов оказался не совсем подходящий, но зачем Антону портить себе творческий настрой такими мелочами? Еще фигурки вырезАть…

— Всё… — парень отложил нож. Сорванная водянка на правой ладони сочилась сукровицей, неглубокие порезы на левой кисти неприятно пощипывали, но это пустяки. Работа-то закончена. Обломанные еловые лапы и ненужные остатки древесины парень предусмотрительно отбрасывал подальше, за пределы поляны, но толстый слой стружек все равно усыпал все вокруг, надежно схоронив тоненькие стебельки травы.

Шахматные фигуры оказались слегка кривоваты, но отличить их друг от друга особого труда не составит. При хорошем воображении, конечно… Разложенные по цветам на две кучки они несказанно радовали глаз "творца".

Ратников, или пешек, Антон сделал без затей — просто скопировал известный всем образец из классических шахмат, увеличив в соответствии со своей "стационарной доской". С конями тоже особо не возился — лошадь, она и в Африке лошадь: несколькими зарубками обозначил пышную гриву и сделал более крупную, чем у людей, голову. А вот волхва-короля и князя-ферзя резал тщательно — длинноволосого волхва обрядил в развевающийся плащ, князю прицепил на плечи эполеты, как знак отличия от остальных воинов. Элита как-никак… Ладья превратилась в массивного ратоборца с длинным широким мечом, а слон стал лучником, этакой боевой фигурой быстрого реагирования.

Антон потянулся, разгоняя застоявшуюся кровь. Затекшие ноги закололо острыми иголочками. Отсидел, увлекшись, зато быстро справился, ночь еще даже не кончилась. Хорошо, что никто под руку не лез, не отвлекал — ни Баюн с советами, ни Леший с расспросами. Где они, кстати? Подозрительно…

Расставив фигуры по местам, парень приложил ладони рупором ко рту и громогласно гаркнул:

— Леший, принимай работу! Баюн, иди, глянь!

Лесовик мгновенно возник рядом, словно вылез из-под земли. Котофей не торопился оценивать плоды нелегкого труда напарника. Ну, как хочет…

— Значит, так, — начал Антон, — у нас два войска. Задача каждого — захватить в плен волхва противника. Только пленить, но ни в коем случае не убивать его.

Леший согласно кивнул, пробормотав себе под ном что-то вроде: — "Конечно, если убить волхва, то кто тогда новое сражение затевать станет?".

— Не перебивай, — отмахнулся от него парень. — Значит, пленить волхва… Такое положение дел называется мат, то есть конец игры. Тот, кто загнал волхва в ловушку, тот и выиграл. Понятно?

— И всего-то? — разочаровался лесовик. — И что тут интересного?

— Не все так просто… Думаешь, навалились скопом и всё, уже победили? Нет, каждая из фигур ходит строго по определенным правилам, и нарушать их нельзя никому. Смотри…

По мере того, как парень объяснял Лешему смысл игры, в глазах лесовика загорался интерес. Он даже пытался внести свои предложения:

— А что, если ратника посадить на лошадь? Он же станет сильнее… Или лучника объединить с ратоборцем? Это ж какая сила будет! А князь на лошади вообще станет непобедим. Ему даже волхва захватить раз плюнуть будет…

— Так не делается, — остановил его парень. — Каждый действует сам по себе.

— Неужто так? — засомневался лесовик, — зачем же ты тогда такие широкие плечи им всем сделал? Чтобы их друг на друга ставить.

— Ну… — замялся Антон. Не будешь же признаваться, что это получилось ненароком.

— Вот, ты забыл, — укорил его лесовик. — А раз забыл, значит, можно. Давай играть.

После одиннадцатой партии, выигранной, наконец, Лешим, парень получил небольшую передышку и свалился на землю. Наматывать круги вокруг шахматной доски, переставляя фигуры, оказалось очень утомительно.

— Вымотал ты меня, — еле ворочая языком от усталости, взмолился Антон, — дай хоть чуток поспать. Скоро рассветет, мне в дорогу, а я никакой… Баюн меня живьем съест за медлительность…

— Жаль, что одному играть никак нельзя, — опечалился лесовик, — ладно, ты спи пока, а я подумаю…

Кисть руки зверски чесалась. Антон, не открывая глаз, несколько раз сжал кулак, стараясь прогнать неприятное ощущение. Но, вопреки ожиданию, зуд усилился настолько, что стал походить на учащенные уколы тонюсенькой иглой. Парень слегка приподнял веки (несмотря на сон, отдохнувшим он себя не чувствовал) и глянул на раскрытую ладонь. Несколько заполошных муравьев, решивших, что наступил конец света, носились по ней в страшной панике, потеряв ориентацию. Остальные недоуменно рыскали по земле, не понимая, почему оборвалась протоптанная дорожка.

— Хорошо, что не в муравейнике заснул… То-то бы мураши пир горой устроили… — стряхнув насекомых, парень смачно зевнул, поднимаясь, и застыл с открытым ртом. Такое не могло привидеться даже в горячечном бреду.

Напротив друг друга у шахматной доски, подперев головы руками, на подложенном под седалища еловом лапнике, сидели Леший и давешний медведь (впрочем, топтыгин мог быть и другой, Антон не стал бы ручаться, для него все медведи казались на одно лицо). Недвусмысленность позы роденовского мыслителя, в которой замерли оба, свидетельствовала об их тяжких раздумьях. Наконец, медведь протянул лапу и передвинул одну из фигур, попутно сбив стоящие рядом.

Леший взвыл раненым зверем, поднимаясь во весь рост, став вровень с верхушками деревьев. Из глубины леса ему вторило эхо суматошных криков и хлопанья крыльев вспугнутых птах. Медведь затравленно оглянулся в поисках путей к отступлению и, смешно подбрасывая мясистый зад, кинулся прочь с полянки. Треск кустов, через которые напрямую ломился косолапый, стих довольно быстро. Антон даже не предполагал, что медведи так стремительно двигаются. Глядя на неповоротливость лесных великанов, заподозрить в них склонность к быстрому бегу довольно сложно.

От повторного горестного вопля лесовика, теперь уже рассерженного исчезновением партнера, парень едва не оглох. По его мнению, не стоило так орать из-за одной загубленной партии. Кстати, он свое обещание выполнил, пора отчаливать, и так подзадержался тут.

— Леший, а Леший, — тихонько позвал Антон лесовика, опять превратившегося в невзрачного мужичка, — ты мне дорогу к Отлюдку покажешь? Вроде как я свое слово сдержал… Очередь за тобой.

— Может, разочек сыграем, на дорожку… — лукаво прищурился тот, — но в этот раз не просто так, а на желание.

— Ага, и если я проиграю, то твое желание будет, чтобы я навсегда остался здесь… — В том, что выиграть ему в этот раз не удастся, парень не сомневался. — Нетушки…

— Ну, нет, так нет… — махнул рукой лесовик, снова расставляя фигуры, — иди себе…

— Как иди? — растерялся Антон, — а дорогу показать?

— Тебя там провожатый ждет, — Леший потерял к парню всякий интерес.

— А где там?

— Да где выйдешь, там он тебя и ждать будет.

Подождав немного, парень убедился, что лично провожать его лесной хозяин не намерен. Делать нечего… Непонятно только, как он будет по ночному лесу брести. Это здесь иллюминация, хоть иголки собирай, а там… Как бы проводника своего не просмотреть… Дойдя до низких елочек, обрамлявших поляну, он задержал дыхание, как перед прыжком в холодную воду, и храбро шагнул в черноту зарослей…

…в глаза ударил ослепительный солнечный свет. Антон оглянулся — призрачное сияние позади постепенно гасло. Сквозь наползающий полумрак ещё можно было различить поляну и Лешего, задумчиво бродящего вокруг шахмат, но уже едва-едва. На немой вопрос недоуменно замершего парня, лесовик невинно изрек:

— Полянка-то заговоренная, здесь ночь сколько мне надо длится…

— Например? — онемевшие от злости губы едва шевельнулись.

— А три дня… Ты ступай себе, ступай… Пока я не передумал.

"Чертов Леший, чертов Баюн, чертов лес… Немудрено, что я все успел сделать… — клял свою доверчивость Антон, стоя на границе света и тьмы, не рискуя двинуться с места. Кто знает, что ещё ему уготовано в этом сумасшедшем мире, не поддающимся никакому логическому осмыслению. — За дурака меня держат. И все потому, что я ничего здесь ни знаю! А ведь никто не торопится меня просветить. Даже котофей… Странно, что он до сих пор не появился. Или посчитал свою миссию выполненной? Так хоть бы слово на прощание сказал…".

Ощущение неясной раздвоенности внезапно навалилось на парня. Противоречивые желания рвали его тело на части. Одно неумолимо толкало вперед, другое тянуло назад. Измученное лицо сестры, покрытое кристалликами льда, предстающее перед глазами, сменялось ласковым оскалом Лешего, призывно махающего рукой. Бесконечный путь или тихая пристань? В-общем, как говорится, выбирай или проиграешь…

Конечно, вперед!

Пробившись сквозь густой частокол невысоких елочек, окруживших поляну, он вывалился в жаркий день, наполненный шелестом листьев, гомоном птиц, шуршанием ветра над головой, и закрутил головой в поисках обещанного проводника.

Никого…

Пройдя несколько шагов, парень остановился. Показалось, что зацепился штаниной за еловую ветку. Он дернул ногу — рядом пролетел пестрый клубок, на земле развернулся в длинную пеструю ленту. "Только не это…" — мысленно взмолился Антон и словно услыхал голос лесовика "Полоз безобидный, зато любую тропочку в лесу знает. Только знай поспевай за ним…". Конечно, сейчас не до хорошего, надо торопиться, Антон это чувствовал — ледяные тиски, слегка ослабившие свой захват на поляне Лешего, вновь напомнили о себе. Казалось, будто вместо сердца в груди ворочается снежный ком. А ведь, пока возился с шахматами, ни разу о сестре не вспомнил…

— Ну что ж, — глядя на ужа, сказал парень, — веди меня, мой юркий лоцман… — и только потом сообразил, что услышать его полоз никак не может. Видел он как-то одну из передач Дроздова, в которой тот довольно доходчиво объяснял телезрителям, что змеи почти глухие. Антон так и не понял тогда, зачем заклинателям змей, о которых с гипнотизирующим придыханием вещал ведущий, дудочка? Для понта?

Полоз точно уловил мысли человека, потому что он приподнял голову, застыл на мгновение, не сводя немигающего взгляда с парня, и скользнул в траву.

Парень ринулся за ним. Теперь для Антона самым главным стало не потерять проводника из виду. Постепенно хвойный лес сменился лиственными деревьями. Наверняка Антон распознал только дуб, березу и грушу-дичку (по усыпавшим дерево мелким плодам). Не вызывали сомнения и кусты орешника, заросли которого иногда поднимались гораздо выше человеческого роста. Уж его-то ни с каким растением не спутаешь. Парень на ходу нарвал немного орехов, кинул в котомку. Пригодится. Дороги полоз не выбирал, легко скользил по траве, по попадающимся на пути кустам и редким завалам валежника, проворно перебираясь с ветки на ветку, изредка только останавливался, поджидая медлительного человека, пока не нырнул куда-то и не скрылся из виду окончательно в переплетении густого кустарника. В хвойном лесу низкорослой поросли мало, сосны да ели, видать, конкурентов душат на корню, а здесь дебри совсем непролазные, ноги сломать можно.

Натруженные мышцы ныли, вожделея отдыха, да не на несколько минут, что им выпадали, а неделю абсолютной неподвижности, как минимум. Вроде и не слабак, в армии марш-броски с полной выкладкой давались без проблем, а тут уставшее тело настойчиво требует прекратить над ним издеваться.

Поискав взглядом проводника, Антон мысленно махнул на него рукой — отдышусь слегка. Он достал котомку, выбрал по одному орехи, покрытые жестковатым на ощупь покровом, слегка приоткрытым вверху, как распускающийся бутон, пошарил ещё, надеясь на чудо: — "Не мог же я все съесть, может, и завалялся кусочек лепешки? Хоть на один укус…" — и не смог отвести взгляда от просвета между деревьями. Такое ощущение, что он сделан специально… Везде лиственный подлесок стоит стеной, пока шел, все лицо и шею оцарапал, а здесь слишком уж аккуратно обломаны ветки. Неужели?..

Парень оглянулся и медленно, осторожничая, двинулся к проходу, мигом забыв и про голод и про усталость.

Открывшаяся взгляду лужайка (метра три в диаметре, не больше) на дальнем от Антона краю поднималась невысоким взгорком, полускрытым высокой густой травой. Подойдя ближе, парень раздвинул заросли: перед ним оказалось непонятное сооружение из неошкуренных бревен, до половины вросшее в землю; вместо крыши слой дерна с небрежно наваленным на него валежником, заплетенным ползучей повиликой; полукруглая, потемневшая от времени и непогоды дверца подперта деревянным обрубком. Именно обрубком, без всяких сомнений — на торце его хорошо видны свежие зарубки от топора. Значит, жилище обитаемое… Но замаскировано идеально, пройдешь в двух шагах и не заметишь.

— Что потерял? — негромкий голос за спиной прозвучал для парня, точно раскат грома, мигом разрушив безмятежный покой леса.

Сглотнув подступивший к горлу ком, Антон медленно повернул голову.

 

ГЛАВА 4

Отброшенный ком земли рассыпался мелкой крошкой. Глаза запорошило пылью. Тяжелый заступ снова завяз в переплетении корней. Капля пота со лба скатилась на разгоряченное работой лицо, за ней другая сорвалась с ресницы, щекоча кожу, поползла по щеке. А, может, то и не капля пота, а слеза непрошенная. Кто знает… Считается, что ведьмы не плачут… Никогда…

Чернава слизнула соленую каплю с губ, откинула назад прядь мокрых волос. Жарко как, хоть и вечереет… Воздух вязкий, душный. Парит, словно перед грозой. Стоя по пояс в выкопанной яме, она прикинула, что вряд ли сегодня справится с работой, но бросать нельзя. До утра ночные падальщики обглодают тело. Зоряна этого не заслужила.

Отложив заступ, она вылезла из могилы, упала ничком на траву, чтобы не видеть черно-белую пятнистую коровью тушу. Сколько дала Морена, по крупице делясь тайностями волшбы, столько и забрала, когда время пришло отплачиваться. И среди людей бескорыстных раз-два и обчелся, что говорить о Хозяйке Ледяных чертогов — для нее все смертные, что вот эта пыль под ногами, дунул, и нет её. С чего она, Чернава, решила, что станет исключением?

Ведьма встала, потянулась, глянула на вырытую яму. Глубина достаточна, не на два же метра вглубь уходить! Просто надо подкапывать под тушу снизу… А Морена? Будем считать, что она свою плату получила сполна… Значит, и Чернава может считать себя свободной от каких-либо зароков.

С натугой навалившись на черенок заступа, ведьма немного сдвинула тушу к краю ямины. Так потихоньку, полегоньку и перевалила мертвую корову, забросала сверху землей. Соорудив высокий холм, посадила в изголовье могилы рябиновое деревце, что прихватила по пути. Кто знает, вернется ли она сюда когда-либо, так пусть хоть дерево шумит ветвями над Зоряной, пусть птицы прилетают. Все кормилице веселей будет… Наверное, негоже хоронить животину, как человека, и так же горевать над ней, но для неё ближе коровушки никого не было и вряд ли будет

Теперь быстро собраться и, не дожидаясь утра, — в путь. Больше её ничто не держит. Это для селян-домоседов за лесом земли нет, а ведьме весь мир — дом. Эх…

Солнце уже село, когда Чернава вернулась в избу. Не зажигая свечи, собирала вещи: споро уложила в узел кое-что из одежды, немного еды на первое время. Гораздо дольше перебирала свои снадобья — хотелось взять с собой все припасы, что собирала годами, но как? Особенно жалко было большое серебряное зеркало, и Чернава решила, что ещё вернется — забрать оставшееся. Бояться, что что-то пропадет, не стоило. Испокон веков дома не запирались, просто прикрывали плотно дверь, привязывали снаружи рушник, и без хозяев никто в избу не входил.

Ведьма окинула взглядом свое жилище. Вот и все… пора…

Нет, остался один должок: насолить Морене и отвлечь её, чтоб и мысли не возникло разыскать незнамо куда исчезнувшую выученицу. Жаль, что обратного хода наведенному заклятию нет, не зря Хозяйка выбралась из своих чертогов и лично явилась (не верит никому, даже ей, и то верно), следы подчистить. Ну, так то не загвоздка, на месте и разберемся, как Бабу-ягу на волю выпустить, а заодно и поведать ей, кто виноват в её заточении. Не Чернава, конечно, при чем тут Верховная, по чужому навету орудовала.

*****

Повертевшись вокруг Антона, увлеченного разговором с лесовиком, Баюн решил, что эти двое найдут общий язык и без его помощи, стало быть, пока он может считать себя свободным. У него полно своих дел…

Поиски Птаха следовало начинать от дома Бабы-яги. И хотя котофей недурно порыскал вокруг, где гарантия, что он не пропустил чего-то важного. А уж если ничего не удастся, то есть ещё один альтернативный вариант, но это он оставит на самый крайний случай, когда иного выхода не будет.

Баюн несся по ночному лесу, не отвлекаясь на заманчивое шуршание в кустах. Особого смысла в спешке кот не видел, но так приятен стремительный бег среди тускло-серых деревьев, когда никто не задерживает движение и не плетется сзади со скоростью навозного жука. Люди, конечно, хорошие компаньоны, но уж больно медлительны…

Словно сгусток мрака, оживленный внезапной причудой природы, силуэт котофея показывался в редких прогалинах среди зарослей и тут же растворялся в лесной чащобе. Опешившая лесная мелюзга не успевала сообразить, что делать, куда прятаться, как возмутитель спокойствия уже исчезал — так же бесшумно, как представал перед их мордами, ошеломленными столь наглым вторжением. Какое Баюну до них дело — лес по сторонам сливается в одну сплошную дымчатую полосу, и встречный ветер легко оглаживает гибкое разгоряченное тело, не пытаясь остановить мчащегося во всю прыть кота.

Ещё и середина ночи не минула, как котофей одолел дорогу, что заняла у них с Антоном весь день. Места пошли родные, не раз хоженые… Баюн перешел на медленный аллюр, интуитивно отслеживая малейшие искажения окружающего фона. Ничего не берется из ниоткуда и так же никуда не исчезает… И если он сразу чего-то не заметил, так только из-за того, что слишком озадачен оказался домовихой, напрочь забывшей свою хозяйку. Порыскав немного вокруг, вскоре наткнулся на Лешего, с задумчивым видом сидящего на пеньке. Какая-то зубодробительная проблема не давала ему покоя — он озадаченно крякал, чесал затылок длинными желтоватыми когтями, но посвящать кота в свои думки не стал. Наоборот, очень обрадовался, что можно отвлечься от тяжких раздумий. Баюн не стал тянуть резину и сразу же поинтересовался, не видел ли лесовик чародейку. На вопрос об исчезнувшей Бабе-яге Леший едва не накостылял любопытному котофею. Еле-еле отвязался от него Баюн, убедив лесовика, что он и не думал насмехаться над ним. Подумал, подумал кот, решил, что самому не справиться, да и кинулся звать на подмогу Антона, следуя правилу "одна голова хорошо, а две — лучше"…

Легким дыханием ветра донесло до чуткого обоняния резкий будоражащий запах. Шерсть на загривке котофея встала дыбом.

"Хорты? Откуда? Никогда сюда не забредали… — он, едва перебирая лапами и готовый в любой момент дать деру, двинулся вперед, вычленяя из насыщенного аромата леса запашок исполинского зверя, одно упоминание о котором вселяло страх в кошачье сердце: — Самец… Пометил все, что мог… Но давно уже, дней десять, не больше… И не один, самка с ним была… Место для логова облюбовали? В любом случае сейчас их нет…".

Не мощь исполинского волка внушала ужас (от любой твари сбежать можно, надо лишь вовремя нырнуть в портал), а его сверхъестественные телепатические способности — хорт легко подчинял себе любую добычу, и той оставалось только смиренно ждать, когда ею решат подзакусить. Котофей тоже как-то попался, но то ли хорт не был голоден, то ли счел кота чересчур разумным для "еды" и отпустил, но Баюн до сих пор помнил это ощущение собственной беспомощности и обреченности, когда все понимаешь, а изменить ничего не в силах.

Неприметной тенью проскользнув под опустившимися к самой земле еловыми лапами, Баюн очутился на едва заметной поляне, охваченной кольцом замшелых старых елей. Сверху посыпалась древесная труха и мелкие веточки, тень вылетевшей на ночную охоту совы стремительным росчерком мелькнула на фоне неба, слегка подсвеченного тонким серпом месяца, но котофей лишь досадливо дернул ухом. Он весь был сейчас как один большой нос… и этот "нос" различил среди терпкого духа кукушкиного льна и влажной грибницы, забивающего все остальные запахи, что-то очень неожиданное…

Не удержавшись (к Лешему хортов!), Баюн метнулся туда, где отсыревший хвойный опад сохранил едва уловимый отпечаток следа чародейки, который не полностью заглушила резкая мускусная метина волчьей струи. Так и есть, не ошибся… Есть! Котофей крутнулся по поляне, сделал стойку, точно выжловый пес, и заспешил, стараясь не потерять следов. Они, как назло, множились, сплетались причудливым узором ароматов — тут и Антон отметился, и Тимофей, и Леший, и кто-то чужой… Похоже, Баюн со своими зряшными поисками пропустил оживленный междусобойчик.

Очутившись вскоре перед запертой дверью дома, не подающего признаков жизни, котофей не стал тревожить хозяйку. Зачем навлекать на себя гнев чародейки, разбуженной не вовремя? Есть весьма легкий способ попасть внутрь и куда более безопасный для его кошачьего здоровья… Шмыгнув в марево портала, через мгновение кот оказался на кухне. Тишина безлюдного дома настораживала, но котофей и без того понял, что зря радовался. Все осталось так же, как в тот день, когда они с Антоном ушли, вот только отложенные парнем и впопыхах забытые на полу ножи исчезли.

— Кимря, — позвал он, — ты прибралась?

Домовиха не вылезла. Упрямая… ну, не буду тревожить почем зря…

Кот порыскал по шкафчикам. Голым голо — есть нечего… Сунул нос в сухие травы. Не мешало бы настроение поднять и здоровье поправить. Прочихавшись, огорченно констатировал, что кошачьего корня нет и в помине. Тогда и задерживаться не стоит… До рассвета ещё можно вокруг побегать, а потом наведаться к Лешему и издалека посмотреть, как дела у Антона.

"Благими намерениями дорога в Навь вымощена… пока я чужие проблемы решаю, свои множатся, — огорченно думал Баюн, труся по следу, случайно обнаруженному около разоренного гнездовья малиновок. Решил подкрепиться перед дальней дорогой и вот, пожалуйста… — Ласка пуглива, а эта несколько дней около дома околачивалась. Откуда такая прибилась? Повадится на кормежку бегать, и останусь я с таком, а она с гаком… — Возмущению кошачьему не было предела, проучить нахалку следовало немедленно. И другим наука будет. — Догоню только…".

С первыми лучами солнца след расторопного хищника истаял, словно утренний туман. Уставший от напрасной беготни котофей рассудил, что наглая ласка не стоит таких усилий. Надо думать, случайно забрела, и с такого далЁка не будет бегать к его заветной заначке на черный день. Ну и Леший с ней… есть дела поважнее… теперь к ведьмочке знакомой наведаться надо бы… пошептаться.

*****

— Что потерЯл?

Антон медленно повернулся.

"Эльф… Лук на плече, из-за спины выглядывает оперенье пучка стрел, с охоты, наверное, в опущенной вниз руке болтается тушка птицы… Точно, эльф, один к одному, как в кино, только живой, — пронеслось в голове. Одна из пассий Антона оказалась ярой поклонницей фэнтези, так что об эльфах он имел представление. Четвертого "домашнего" просмотра режиссерской версии культового фильма "Властелин колец" парень уже не выдержал, заявив своей подружке, что предпочитает убивать время несколько другими способами, более приятными для тела. "Любовь" кончилась, толком не успев начаться, но эльфы в голове застряли надолго… — Да ну, ерунда, они же выдуманы… — Впрочем, он тут же себя поправил, усмехнувшись незатейливости своих мыслей: — А Леший, Кащей, кикимора разве нет? Но им ты не удивлялся… Говорящему коту, впрочем, тоже…".

Высокий, тонкий в кости, мужчина со снежно-белыми волосами до плеч, перехваченными на лбу тонкой лентой, молча рассматривал непрошенного гостя с головы до ног.

Чувствуя, что пауза несколько затянулась, Антон наигранно закашлялся, лихорадочно соображая, что сказать. Ничего умного в голову не шло, кроме того, что если это и, правда, эльф, то какой-то нетипичный, поскольку жить в такой глухомани им не положено. Впрочем, не ему судить об эльфах…

— Я спрашиваю, что потерял?

— Отлюдка ищу.

— Нашел, — мужчина взглядом поймал ускользающий взгляд парня, — и что?

Действительно, что? Антон поежился от пронзительно взора "эльфа". Он терпеть не мог этого слова "пронзительный", но как ещё назвать этот жесткий взгляд? Темные густые брови (как говорится, вразлет) сурово сдвинуты у переносицы, узковатые приподнятые к вискам глаза, опушенные короткими темными ресницами, неотрывно глядят на парня. Глаза… один ярко-голубой, другой темно-карий… один, как сияющий летний полдень, другой, как мрак зимней ночи… О том, с чего именно такие сравнения пришли ему в голову, Антон даже не задумался, не до того. Он искал нужные слова, которые, как назло, на ум не шли. Не послушал доброго совета котофея, не придумал надежного прикрытия, кого теперь винить, кроме себя? Парень раскрыл рот, надеясь на "авось", и…

— Возьмите меня в ученики… Хочу стать таким, как вы.

"Боже, что я несу? — ужаснулся он, осознавая потаенный смысл пословицы "язык мой — враг мой".

— Как "мы"? — скептически усмехнулся Отлюдок. — А ведь не за этим ко мне шел. Что этому сладкоголосому болтуну от меня понадобилось?

— Кому? — не понял Антон.

— Баюну.

— Я не знаком ни с каким Баюном, — вовремя припомнив нежелание котофея идти с ним, принялся отнекиваться парень. Учитывая чувство юмора кота, можно было не сомневаться, что колдуну он когда-то насолил и, видать, крепко. — Кто это?

— Не прикрывайся, у тебя все штаны в кошачьей шерсти.

Антон торопливо опустил глаза. Точно, правый бок весь в шерсти — из грубой ткани штанов предательски торчали длинные черные волоски. Нацеплял, когда к Лешему шли, и Баюн об него терся. Надо же, волшебное существо, а линяет, как самый обычный шелудивый кот.

— Это? Ума не приложу, где… — неловко оправдываясь, принялся отряхиваться парень, мысленно чихвостя на все лады котофея. — "Все… Спалился… Зараза Баюн!"

Отлюдок, выпрямившись во весь свой немалый рост, с явным презрением наблюдал за его неловкими попытками уйти от ответа.

Антон представил, как он смотрится со стороны: мятая, провонявшая потом некогда светлая рубаха, штаны в темных пятнах (откуда взялись — необъяснимо), сапоги невнятного серо-буро-зеленого цвета. Никакого сравнения со стоящим напротив него, облаченным в кожаный жилет-безрукавку и пижонские кожаные штаны с заклепками, как у фанатов-рокеров (хоть и потерт костюмчик слегка, но весьма стильный). Правда, тяжелый кулон на плетеном шнурке, раскачивающийся на груди при каждом движении Отлюдка, несколько выбивался из образа престарелого "металлиста". Людмила бы точно сказала, что за камень оправлен в черный металлический треугольник, она разбиралась в них неплохо. Антон не знал, для него прозрачный желто-зеленый камень, играющий переливчатыми бликами, казался зловещим оком, пристально наблюдающим за каждым его движением.

Колдун прошел к землянке, снял лук, положил на землю, рядом пристроил колчан со стрелами. Не обращая никакого внимания на Антона, сноровисто ощипал свою добычу и отложил, завернув её в листья лопуха, потом обернулся к парню:

— Все ещё хочешь быть моим учеником? — последнее слово он произнес с явной иронией, глядя тому прямо в глаза.

— Да, хочу, — не отвел взгляда Антон. Начнешь юлить, вообще прогонит, как тогда из леса самому выбираться.

— Тогда пошли… — колдун прикопал потроха птицы и окровавленные коричнево-белые перышки, развернулся и, не оглядываясь, пошел прочь с поляны.

Конечно, Антон, точно телок на привязи, поплелся следом, думая, не слишком ли многого он попросил. Но уже куда деваться?

По едва намеченной тропке Отлюдок уходил все дальше от парня, скрываясь за кустами в рост человека. Вроде и не спешит, а догнать его никак не получается. Парень подбавил ходу, ориентируясь на легкий шелест листьев впереди. Зря… Узенькая тропка нырнула в заросли крапивы. Антон, не ожидавший подвоха, шарахнулся в сторону, когда жгучие стрекала коснулись руки, и завяз, словно муха в паутине, в дебрях ежевичника. Парень не успевал отцепить одну лозу, густо усыпанную острыми колючками, как в него впивалась другая, третья, оплетая его колким коконом. На миг возникло ощущение, что бороться ему с кустом до скончания века, и то не факт, что выберется.

— Эй! — паникуя, крикнул он изо всех сил, отдирая от штанов особо настырную ветку. — Отлюдок!

— Чего орешь? Не дома… — вернувшийся колдун играючи освободил его от ежевичного плена, — лес тишину любит… А чужаков — нет.

"Можно подумать… Я уже нагулялся по нему по самое не могу, так что пора меня уже за своего признать. Да будь моя воля, я бы в этот ваш лес ни за какие деньги бы не сунулся, но Людмила…".

Впрочем, вслух говорить этого Антон не стал. Во избежание…

Вскоре они выбрались из ежевичника, оставив позади чащобу лиственного леса, и очутились в ивовой рощице, насквозь пронизанной золотисто-красными лучами солнца. Оно просвечивало сквозь кроны ив с узкими серебристыми листочками, охряными пятнами расцвечивало ковер подножной травы, усыпанный мелкими белыми цветами-звездочками, над которыми суетливо жужжали мухи. Легкий ветерок играл длинными косицами деревьев. Парень был бы не прочь остаться здесь и дальше никуда не ходить, но колдун не думал останавливаться. Быстрым шагом он миновал открытое пространство. Антон вздохнул и поплелся следом в заросли ивняка с переплетенными, словно нарочно ветками.

"Одно утешение, что не колются, — утешал себя парень, пробираясь за ним через живую стену, вставшую на их пути. — И все же — куда он меня ведет? И не спросишь ведь…".

Неожиданно кусты перед ним расступились, открыв узкую полоску берега. Перед глазами предстало лесное озеро с темной, бурой водой. Только сейчас Антон сообразил, что под ногами уже давно пружинит мягкая торфяная подстилка, напитанная влагой, а вокруг стоит тишина, странная для леса. Ни посвиста птиц, ни жужжания насекомых… и звонкая дробь туканья дятлов, обычно слышная издалека, сейчас смолкла. Даже шорох листьев стих… вместе с ветром… Нехватка привычного фона, на который парень уже давно не обращал внимания, заставил насторожиться. Антон глянул на колдуна, неподвижно застывшего на берегу. Тот внимательно изучал противоположный берег озера. Крутой откос с росшими на нем соснами затягивал белесый туман, поднимающийся от воды, и разглядеть то, что рассматривал ведьмаг, не удалось. Парень пожал плечами: — "Что он здесь забыл?", не спеша побрел по узкой полоске берега к нему.

Дождавшись парня, Отлюдок подвел его к воде. Пологие волны в замедленном ритме набегали на берег, несмотря на безветрие.

— Не передумал? — спросил колдун.

Антон отрицательно покачал головой (рта он решил больше не открывать). Скажет, что передумал, как тогда за сестру просить станет? А так колдун глянет, что толку от него никакого, да и прогонит, как бесперспективного… А если не очень разозлится, то и поможет…

Отлюдок достал из расшитого бисером мешочка, висящего у него на поясе, завернутый в сероватую ткань подсохший кусок хлеба. Со странным выражением на лице раскрошил его над водой.

Вмиг темная вода словно вскипела белым ключом. Антон наклонился, всматриваясь в бурлящие пузыри. Юркие мальки жадно хватали хлебные крошки, вырывая лакомые кусочки, стараясь опередить один другого. В глубине озера мелькнули серебристые маневренные тени. И в тот же миг мальки ринулись в разные стороны, спасаясь от поднимающихся вверх хищников. Крупные рыбины, в пену взбивая верхний слой воды хвостовыми плавниками, устремились за ними.

— Видел? Точно так же в Нави черти твою душу рвать будут, коль твердо решил волхвованием заняться.

"Черти? Это мне не страшно, видели чертей. И с ними можно общий язык найти. Мне бы от тебя поскорее смыться" — парень не собирался здесь задерживаться надолго:

— Мне все равно…

— Все равно… — задумчиво повторил Отлюдок, глядя на будущего ученика. — Ну, раз все равно, оставайся… глянем, на что ты способен…

— Искупаться можно? — хмуро поинтересовался Антон. Быть у озера и не окунуться было глупо. Хорошо бы еще и постирушки устроить, да не до хорошего…

— Здесь глубоко.

— Я умею плавать.

Колдун, оставив парня у воды, отошел к ивняку и присел на выпирающие корни кустарника.

"Нда… лучше б сапоги не снимал… — стараясь дышать через раз, Антон прополоснул портянки, обмыл обувь, отставил в сторону. Одним махом сдернул через голову рубаху. Почувствовав знакомый свербёж между лопатками, оглянулся на Отлюдка. От пристального взгляда разноцветных глаз колдуна стало почему-то не по себе. Дальше обнажаться расхотелось: — Еще сглазит…".

Он натянул рубаху обратно, утешая себя тем, что одежда заодно и постирается, зашел по колено в озеро, помедлил немного перед прыжком. Вода оказалась очень холодной. Бахромчатые нити каких-то красноватых водорослей легонько касались ног, ступни медленно погружались в тонкий ил. Антон пошевелили пальцами — облако мутноватой взвеси расплывалось на поверхности черной кляксой. Забавно, словно осьминог раскинул щупальца, поджидая поживу.

Задержав на миг дыхание, парень "рыбкой" вошел в воду. Темное озеро сомкнулось над ним — без брызг, без всплеска…

…мгновение спустя Антон вынырнул далеко от берега. Хорошо-то как… Разом отступила усталость, тело словно налилось невиданной силой. Нырнув ещё пару раз, парень размашистыми саженками поплыл к центру озера, не видя, как вскочил на ноги Отлюдок, тревожно следя за его выкрутасами.

Полоса тумана приблизилась. Уже были видны прорехи в клубящемся белом мареве, а сквозь них золотом просвечивали стволы сосен, смело подобравшихся к самому краю кручи. На откосе, прислонившись спиной к дереву, стояла Людмила, призывно махая ему. Зеленый сарафан ладно облегал статную фигуру, распущенные волосы развевал несильный ветер.

Антон, подгребая ногами, завис на месте, взмахом головы откинул мокрые волосы назад: — "Ай да Кимря! Молодец, что направила нас к Отлюдку. И спросить ни о чем не успел, колдун сам догадался, зачем пришел… Вот и не верь после этого кудесникам…".

Издалека не разобрать выражения лица, но он мог поклясться, что сестра улыбается. Он радостно гикнул и рванул к ней (что того озера — его переплыть раз плюнуть), не обратив внимания на низкий вибрирующий звук, колокольной звягой прокатившийся над водой. Зато колдун услышал, замер, подавшись вперед, словно гончий пес.

Рябь прошла по поверхности воды, разбивая протянувшуюся от закатного солнца волнистую рубиновую дорожку на крошечные блики, схожие с алыми капельками крови.

Волна плеснула в лицо парню. Тот фыркнул, отплевываясь от неприятного горько-соленого привкуса озерной воды, мельком отметив, что уж слишком она похожа на морскую, и форсировал преодоление водной преграды, потому что Людмила уже подпрыгивала от нетерпения. Ну, ещё бы! Наверное, и не чаяла вновь свидеться с братцем…

Багряная волна поднялась стеной, на миг закрыв от Антона берег, и масса воды обрушилась на него. Он беспомощно взмахнул руками, стараясь удержаться на плаву. Отлюдок в два прыжка подскочил к урезу воды — светлая голова парня ещё раз мелькнула на поверхности и скрылась в стремительном вращении чудовищного водоворота.

*****

— Это точно? — хвост Баюна раздраженно стегнул бока. — Вот так живет, и никто об её истинной сущности даже не догадывается?

Сухонькая старушка, сидящая напротив него, молча кивнула.

— Ладно, будем считать, что мы квиты… — когда-то давным-давно Баюн помог ей избежать наказания за наведение порчи на любимую жену воеводы (дело выеденного яйца не стоило, обычная бабская ссора), сумел уговорить его не казнить виновную, а просто отправить куда подальше. Уговорить уговорил, дело не трудное, к тому же обязалась ведьма отплатить достойно… Вот котофей и стребовал обещанное. — Услуга за услугу, больше ты ничего мне не должна…

С ведьмами умный котофей предпочитал не связываться. Их Ковен напоминал ему змеиное гнездо, где каждая, умильно улыбаясь товарке, норовила учинить той гадость похитрее. Тайком, исподтишка… Ни одна из них не шла на прямое столкновение, потому что знала — противница тоже не лыком шита, и расплачиваться придется по полной. Как умудрялась Верховная держать в подчинении строптивых ворожей, оставалось только гадать, но котофей в этих сомнительных сведениях не нуждался. Его, как вольного странника, интересовала одна-единственная ведьма — Хранительница и место, куда можно всегда вернуться, место, где его всегда ждут. Кто ж знал, что очередная чародейка окажется такой непоседливой и ему, всегда избегающему любых столкновений, придется оказаться в гуще событий? Но бросить Людмилу на произвол судьбы он не мог… Пожалуй, первый раз за свою долгую жизнь он нарушил собственный принцип — "не вмешиваться ни во что", когда пошел с чародейкой к Кащею, а теперь тем более дороги назад нет. Сильно надеяться на Антона не стоило — котофей сомневался, что тому удастся сговориться с Отлюдком.

"Кто бы мог подумать, что здесь обитает самая сильная ведьма? — Ветхий низенький домишко за покосившимся забором не внушал доверия, кажется, дунет ветер посильней, он и развалится. Котофей протиснулся в дыру и поминутно озираясь, подобрался к двери, на ручке которой висел вышитый парадный рушник, завязанный узлом. — Дома никого нет, хорошо, но чары обережные поставлены. — Он тихонько тронул лапой рушник, опасаясь, что именно на него сведено все колдовство. — Нет, проход свободен…".

Остатки творимой волшбы он учуял ещё снаружи, а вот внутри все было пропитано духом неуловимой ласки, за которой он безуспешно гнался полночи. Вот это сюрприз! Недаром он подозревал, что в исчезновении Хранительницы без ведьм не обошлось, а теперь убедился воочию. Он обежал горницу, ненадолго замерев около начисто вычищенного очага посреди нее, нырнул в подклеть. Не найдя ничего для себя любопытного, выбрался в пустой коровник, убедился, что и там ничего интересного для него нет, опять вернулся в дом. Котофей торопился вынюхать все, что могло навести на след пропавшей чародейки, пока хозяйка не вернулась — тогда никакого разговора не получится. Какая ведьма простит столь наглое вторжение?

Тихонько брякнула щеколда, скрипнула несмазанными петлями открывшаяся дверь Эх, не успел…

Кот сжался, стараясь стать незаметной маленькой мышкой, из-под лавки настороженно следя за входом. В проеме возникла дородная баба в тесноватом полинялом сарафане, застыла у двери, осмотрелась, привыкая к полумраку. Кошачьи глаза, желтым огнем полыхнувшие снизу, напугали её до смерти.

— Ой… — Босые ноги дробно простучали по утоптанному глиняному полу, и тут же со двора донесся дикий вопль. — Ой, люди добрые, ратуйте… Ведьма Негляда, как есть ведьма… Я сама бачила, як она чертом обернулась!

"Неужели я так страшен, — оскорбился котофей, выползая из своего ненадежного убежища, — чертей она не видела! Никакого сравнения нету, я против них так просто красавец… Дура баба… Просто шерстку надо в порядок привести, запылилась слегка".

Развалившись, он принялся вылизываться. Совсем о себе забыл… Так и блох недолго завести, вываживать их потом замучаешься…

Снаружи проволокли что-то тяжелое. Кот прислушался, не отрываясь от забот о себе, любимом. Ведьма, что ли, воротилась? Нет, не похоже… В бревенчатую стену дома что-то глухо стукнуло, потом послышалось тихий шорох, словно мыши заскреблись, а следом Баюн уловил опасливый шепоток.

Нет, ну что за люди! Устроили паломничество… рады, небось, что хозяйки нет… Про свой навязчивый интерес он как-то запамятовал. Ненароком…

Запах гари долетел до чуткого кошачьего обоняния. Он метнулся к двери, толкнулся в нее всем весом и отскочил: — "Подперли, заразы… Это что ж они удумали? Живьем меня сжечь? Меня? Или ведьму? Какая разница…". Сквозь малозаметные щели между створкой и косяком начали просачиваться тонкие струйки дыма. Дым проникал и через небольшие окошки, плотно прикрытыми наружными ставнями. Угарный смрад, поднимаясь, скапливался у выступающих потолочных балок густым зловонным облаком, опускающимся все ниже. Стараясь не поддаваться панике, Баюн сформировал перед собой энергокольцо портала. Едва он собрался нырнуть в него, как туманная дымка истаяла в воздухе сама собой. Иногда умение подводило котофея в самый неподходящий момент. Кот, хлеща хвостом по вздымающимся бокам, припал к полу, оттолкнулся, что есть сил, и очертя голову вымахнул через выбитые им створки ближайшего окна. Жаром опалило усатую морду. Котофей ошалело замотал головой, сбивая крапины пламени.

— Бей, бей её! — завопили со всех сторон, — не уйдешь! Наотмашь бей!

Котофей заметался в толпе окруживших дом селян. Кое-кто попытался дотянуться до него оглоблей, кто-то, более решительный, просто заступил дорогу и тут же испуганно отскочил, услышав предостерегающие людские крики. Баюн с маху попробовал перескочить забор, оборвался, получив увесистый удар по хребтине, кубарем покатился под ноги загонщиков и снова понесся кругами по двору, проскальзывая в едва заметные прорехи в окружении.

Изба уже пылала основательно — языки огня сноровисто лизали бревенчатые стены и подбирались к соломенной крыше. Раскаленные искры разлетались фейерверком, обжигая слишком близко подобравшихся к пожару селян.

Когда над головой кота свистнул меч и в воздухе темным облаком закружились обстриженные шерстинки, Баюн решил было, что все пропало, но тут гулко ухнула, проваливаясь, крыша. Потрескивающий факел пламени поднялся высоченным столбом, разбрасывая во все стороны пылающие головешки. Народ на мгновении застыл, потом кинулся уворачиваться от носящихся поверху сгустков жара, а котофею только того и надо было. У него словно открылось второе дыхание. С разбега взяв ранее неприступный барьер, он секунду побалансировал, стараясь удержать равновесие с помощью распушившегося трубой хвоста, и с мявом рухнул вместе с забором наземь.

— Уйдет… — ахнули позади.

— По коням! — зычный бас только подстегнул улепетывающего во всю прыть кота. У погони одна дорога, а у него их сотни, дай только проскочить перелесок. Бешенный лошадиный галоп настигал беглеца. Котофей шмыгнул под ближайший куст и замер, сливаясь с прошлогодней подгнившей листвой. Конники промчались мимо, бряцая плохо пригнанным снаряжением, оставив после себя забористую мешанину запахов — едкого пота, металла, гари. Кот облегченно выдохнул, но выбираться из убежища не торопился. Возник ещё один животрепещущий вопрос — откуда в захудалой деревеньке взялись конные ратники? И при чем здесь Верховная ведьма?

*****

Слегка отжав мокрые волосы и скинув одежду, колдун сделал несколько энергичных движений, чтобы согреться. Холодна вода озера, словно могила, что ждет его… Чувствуя, как кровь горячим потоком пронеслась с головы до пят, заполняя тело жаром, шумно выдохнул остатки чужих чар. Потом опустился на колени, приложил ухо к груди парня, вытащенного из воды, — сердце бьется. Слабо, очень слабо… Он сложил руки крест-накрест, несколько раз, помогая себе всем весом, надавил на грудную клетку "утопленника", удовлетворенно хмыкнул, услышав хруст ребер. Рывком приподнял обмякшее тело и, уложив животом себе на колено, с размаху ударил кулаком по спине.

Антон закашлялся. Фонтан бурой воды выплеснулся из раскрытого рта вместе со стоном.

Дожидаться, пока парень окончательно придет в себя, Отлюдок не стал. Набросил на себя влажную одежду, поежившись от соприкосновения с ней. Без затей перебросил спасенного через плечо и поволок подальше от коварного озера. Предупреждал же, что глубоко, так нет же, не поверил…

От оливкового одинокого глаза, неотрывно глядящего на него, Антону стало не по себе. Даже сквозь сомкнутые веки он чувствовал этот взгляд, пытающийся докопаться до сути его намерений. Парень вслепую взмахнул руками, отгоняя от себя ощущение чужого присутствия. На большее сил не хватило, но странно — глаз, существующий сам по себе, испуганно дернулся и закачался, словно мячик на резинке, отсвечивая черной точкой зрачка, потом превратился в одинокую желто-зеленую звезду… звезду, стремящуюся завладеть человеком, дотянуться до которой стало смыслом его жизни и смерти. Антон устремился к ней, обреченно чувствуя, что чем больше он прилагает усилий достичь звезды, тем дальше оказывается от вожделенного огонька. Для него стало вдруг очень важно оказаться за сверкающей гранью, за которой уже не оставалось нерешенных задач и вопросов без ответов. Парень потянулся, что есть мочи, стараясь ухватить манящую искру и…

…пальцы сомкнулись на мокрой скользкой коже, противно скрипнувшей в мертвом захвате кисти.

— Может, все-таки откроешь глаза? — прозвучал над ним ироничный голос. — Хватит уже лицедействовать… Надоел.

Антон разлепил отекшие веки. Над ним склонился Отлюдок — парень судорожно вцепился в его мокрую безрукавку, не давая тому сдвинуться с места. Перед глазами, словно маятник, качался диковинный кулон колдуна. В глубине камня мерцала черная точка. Черт…

— Есть будешь? — освобожденный колдун отошел к костру, помешал аппетитно пахнущее мясом варево, облизнул ложку. — Готово…

В животе парня тихонько булькнуло, он поспешно сглотнул слюну: — "Спрашивает…".

— Как я сюда попал? — горло неприятно саднило, и каждый звук выдавливался с трудом. Только сейчас до него дошло, что он, абсолютно голый, лежит закутанный в кошму на подстилке из лапника. Его одежда на рогатинах развешана по другую сторону костра. Он быстро, пока колдун стоит к нему спиной, вскочил, схватил влажноватые штаны, натянул на себя и опять нырнул в войлочный кокон.

— А я тебя спас.

"Про Людмилу ни слова не говорит… она как?.. неужели не видел?" — Антона заколотил озноб — с перепуга или от холода? Не имеет значения… Главное, жив.

Отлюдок протянул парню деревянную ложку:

— Не бери в голову, что привиделось. Каждому свое… Озеро хитрое, на "слабо" берет, самым желаемым манит.

— Там что, монстры глючные обитают?

— Я не проверял… А кто рискнул, тот уже не расскажет.

— Что ж вы мне не сказали, когда я купаться полез?

— Зачем? Ты ж сам захотел… — удивился колдун.

— А если бы меня сожрали?

— Не сожрали же, выпустили. Главное, жив остался… — с каким трудом выбрался он сам и как вытянул парня, Отлюдок распространяться не стал.

— Да, — грустно кивнул Антон, — в этой жизни умирать не ново, но и жить, конечно, не новей…

— Верно мыслишь.

— Это не я, это до меня сказали, но очень подходит.

И тут парня словно прорвало — он взахлеб, боясь, что колдун не поверит ни единому слову, принялся рассказывать о себе, о Людмиле, обо всем, что довелось испытать им, попав сюда.

— Занятно… — после долгой паузы, наступившей, когда Антон замолчал, произнес Отлюдок. — Я все думаю, с чего это магические потоки так нестабильны — то всплеск, то затишье… А это оказывается вы тут свои порядки устанавливаете, не считаясь с чужой потребой.

— Потоки? — что-то очень знакомое послышалось парню в словах ведьмага. Что-то такое уже говорил ему Баюн, да только слушал он котофея вполуха, не думая, что когда-нибудь это знание ему пригодится.

— Что-то ведаешь о них? — в глазах колдуна сверкнул хищный огонек.

Парень стушевался: — "Баюн говорил — тайна, а я разболтался, как последний дурак…" и отрицательно помотал головой.

— Знаешь… — протянул Отлюдок, — не хочешь говорить, не надо. Ешь, остыло все уже…

Такой резкий переход от одной теме к другой окончательно сбил с толку Антона. Не придумав ничего лучше, он придвинул котелок к себе и зачерпнул ложкой густое варево с кусочками мяса. Вкуснятина, язык проглотить можно…

— Оливин… — вдруг сказал колдун.

— Что? — парень едва не подавился остатками похлебки.

— Камень в моем амулете — оливин.

"Он что, мысли читает?"

— Нет, не читаю… — усмехнулся Отлюдок. — Просто ты глаз с него не сводишь, а все остальное легко додумать, глянув на твое лицо. Кстати, если действительно чародеем стать хочешь, — с легкой иронией произнес он, — научись на первых порах собой владеть. Это основное правило — умей утаить свои истинные намерения…

— А вы какой маг — темный или светлый? — после длинной паузы, делать которые ведьмаг был большой мастер, осмелел Антон.

— Вы? — колдун шутливо оглянулся, — вроде у меня за спиной никто не стоит… Что ж ты меня, как татя величаешь?

— Ну почему? — сконфузился сбитый с толку парень. — Просто принято к старшим по возрасту так обращаться, уважительно.

— Уважительно… А кого ни попадя уважать не ладно, надо на деле проверить, кто чего стОит.

Вот паразит, крутится, как ужак на сковородке, а на вопросы не отвечает. Баюн этому Отлюдку по части уверток и в подметки не годится. На "вы" ему не нравится… Ладно, попробуем повторить вопрос, но уже на "ты"…

— А ты какой магией занимаешься? Черной, белой? — едва выдавил из себя Антон. В ответ Отлюдок полыхнул разноцветными глазами, в цвете костра сверкнувшими интенсивными промельками. Фамильярничать с колдуном оказалось нелегко, хоть он сам на этом и настаивал.

— Магия не пестрит всякими окрасами, она неизменна, так же, как этот воздух всегда прозрачен, а вода мокрая.

— Воздух может быть и непрозрачным… — сказал парень, вспоминая пробки в час пик и густые клубы выхлопных газов, поднимающиеся над улицей.

— А вода сухой? — издевательски протянул ведьмаг. — Все зависит от нас. Что мы творим, то и получаем.

— Улыбнись миру и он улыбнется тебе? — такой слоган Антон не раз слышал от заядлых оптимистов, но следовать ему не всегда получалось, а может, у него просто не хватало терпения дождаться, когда же мир улыбнется ему. Все больше приходилось полагаться на себя и смотреть в оба, чтобы не обмишуриться… Хоть дома, хоть здесь…

— Тут иной подход… Но об этом мы поговорим завтра… Ночи всего ничего осталось.

— Вы что, и, правда?.. — удивленно воскликнул парень, и тут же поправился: — Ты что, и, правда, меня будешь учить колдовать?

— Почему нет? — колдун, кряхтя, улегся с противоположной стороны затухающего костра на ворох лапника.

— Но разве для этого не надо иметь каких-то врожденных способностей? Или каждый, кто захочет, может стать магом?

— Не любой… Ты сможешь.

"Вот влип, так влип, — ворочался Антон, вслушиваясь в похрапывание Отлюдка, который заснул, едва улегся. У него самого сон, как рукой сняло. Не выдержал, уселся, уставился на короткие язычки огня, изредка пробегающие по подернутым пеплом углям. — Так я отсюда никогда не выберусь, хотя научиться колдовать тоже неплохо. Домой теперь навряд ли попаду, а колдунам здесь неплохо живется… — С сомнением оглядел укромную полянку с замшелой землянкой, которая служила ведьмагу пристанищем. — Не всем… Но кому что нравится, у Людмилы совсем неплохо… Интересно, почему Отлюдок забрался так далеко?".

Додумать не удалось — колдун страшно завыл, забился в конвульсиях.

Парень подскочил к нему, с замиранием в груди склонился, прислушиваясь — дышит ли?

— Чего тебе? — недовольно спросил ведьмаг, открыв совсем не сонные глаза.

— Вы…ты кричал… — принялся оправдываться Антон, отодвигаясь от него.

— И что?

"Действительно, что? Колдун он и есть колдун, как его ни назови, и что тебе о них известно? Ничего, как ни крути… Может, для ведьмага так вопить во сне нормально, а ты перепугался. И не за себя ведь, а за него… Вот что интересно…".

Антон отошел за куст, сделав вид, что нужда приперла. Отлюдок следил за ним, не отрывая взора.

"И чего я к нему полез? Пусть бы орал дальше… лишь бы спал", — разражено подумал парень, снова укладываясь на свое спальное место. Он уже прикинул, что и уйти не удастся, хотя уже сильно хотелось, наплевав на все. Но куда? Лес кругом, а провожатого нет. Утра бы дождаться… что вечера мудренее… там видно будет…

*****

…очень трудно сохранить в себе искру жизни… не дать ледяному ветру погасить слабый огонек… балансируя на тонком канате, под порывами ледяного ветра, в любой момент рискуя сорваться в бездонную пропасть… возврата из которой нет… и будь ты хоть трижды Хранительница путей, самой ступать на дорогу, ведущую в Навь, не хочется…

…надо немного… совсем чуть-чуть… заставить себя… двигаться…

— Хватит прикидываться… — Резкий толчок в бок отозвался едва ощутимой болью в оцепеневшем теле. — Я вижу, ты уже пришла в себя… Вставай!

Людмила, повинуясь голосу, попробовала шевельнуть пальцами, слегка, не надеясь на чудо, и с радостью поняла, что рука послушна ей. Колкие иголочки, словно жвалы голодных муравьев, впились в кожу. Чародейка прислушивалась, как благословенное тепло растекается по телу, проникает в мышцы, разгоняя застывшую кровь, заставляет сердце биться сильнее, как тугой спиралью разворачивается сила, казалось, утраченная навсегда. Неужели? Свободна? Кого благодарить за чудесное спасение?

Со стоном перевернулась на спину (не так легко возвращаться из объятий стужи, как думалось вначале). Сколько она здесь? День, год, вечность? Не похоже… вокруг дрожат листьями осинки, кругами носится над ней полосатый шершень, мягкая трава холодит (холодит? неужели мне жарко?) тело, яркое солнце слепит глаза, медленно проплывают по небу редкие облака. И никаких следов холода, в одночасье покрывшего изморозью этот кусочек леса. Никаких…

Воды бы испить, горло дерет, словно полынного настоя невзначай хлебнула. Здесь же родник бил…

Людмила поднялась, развернулась, отыскивая взглядом криницу.

— Ты? — Руки чародейки сами собой сложилась в охранный жест, губы начали проговаривать заклинание.

— Я… — ехидно ухмыльнулась стоящая напротив ведьма. — Пришла проверить, насколько мои чары сильнее против твоих…

 

ГЛАВА 5

Капля росы скользнула по листьям, на миг задержалась на кончике слегка подрагивающей от дуновения ветра тонкой ветки и сорвалась вниз. Упав на лицо спящего на спине человека, расплылась прозрачной кляксой.

Антон поежился от утреннего холодка, перевернулся на другой бок, натягивая на себя одеяло, чихнул и открыл глаза, спросонья недоуменно уставившись на кусочек затянутого тучами неба, что виднелся в прорехе среди густой листвы. Надо же, а он думал, что здесь всегда светит солнце… Здравствуй, утро туманное, утро седое… хотя утро ли? Такое ощущение, что проспал по меньшей мере сутки… Впервые за последнее время измученный блужданиями по лесу организм не просил передышки.

Костер едва тлел — горьковатый дымок тонким слоем стелился над самой землей. Парень, не поворачивая головы, скосил глаза, взглядом отыскивая колдуна. Нет, не видно… Ушел, что ли, куда? Антон рывком уселся на разъехавшейся за ночь подстилке из лапника и едва сдержал крик возмущения. Отлюдок сидел в паре метров от него и деловито копался в распотрошенной им котомке. Антоновой, между прочим…

Нет, ну это уже ни в какие рамки не лезет…

— Ты что делаешь?

— Твой? — слабый отблеск сверкнул на лезвии ножа, который крутил в руках колдун.

— Мой, грибочки им режу…

— Врешь, — констатировал Отлюдок, всматриваясь в светящийся узор, проступивший на клинке.

— Зачем мне? — удивился парень, пытаясь издалека разглядеть затейливые переплетения ломаных линий, словно вплавленных в металл, и сходу догадаться, откуда они взялись. Он мог поклясться, что ничего такого раньше не видел. Не об этом ли говорил Баюн, когда предупреждал об осторожности?

— Использовать ритуальные ножи для "грибочков", — причем "грибочки" он произнес со странным сарказмом, — по меньшей мере глупо…

— Ритуальный? В каком смысле?

— А ты и не знал? Хорош хозяин… — Отлюдок махнул рукой в сторону парня. Блестящей серебристой рыбкой сверкнул нож, немного замедленно переворачиваясь в воздухе.

Антон заворожено смотрел на его полет и отмер только тогда, когда клинок беззвучно вонзился в землю у его ног. Совсем ополоумел колдун! А если б промахнулся? Парень схватился за рукоять "своего" ножа и, вскрикнув, отдернул руку. С чего он так нагрелся, жжет, словно раскаленный утюг? Оттого, что побывал в руках колдуна?

Тот, не скрывая усмешку, легко выдернул из земли нож.

— Остальные где?

— Дома остались… у сестры… — Чего юлить? На горячем, как говорится, поймал…

— Оборотные ножи не для того ладили, чтобы вот так зазря их гробить…

— Да откуда я знал? Баюн… — и Антон торопливо прикусил язык, чтобы не сболтнуть лишнего. Все-таки он надеялся на помощь Отлюдка, а котофей строго-настрого наказал про него не упоминать. Чуть не спалился… А ведь услышал оговорку колдун, не глухой же, вон как сверкнул глазами, но промолчал. Чем же ему кот так насолил? Да ладно, неважно… — Просто лежали у Людмилы в загашнике, вот я взял, все равно они ей без надобности. — Заметив удивленно вскинутые брови собеседника, поправился: — Пока… Да и не нужны они ей были, она без всяких ножей оборачивалась.

— Ты уверен?

Припомнив превращение сестры в кошку, Антон утвердительно кивнул.

Колдун склонил набок голову и, прищурив правый глаз (тот, что коричневый), задумался. В этот момент он стал похож на хищную птицу — тонкий нос с едва заметной горбинкой, собранные в хвост белые волосы, слегка сутуловатые плечи. Да, про такого не скажешь — "хороший мужик, но не орел…". Орел, белоголовый…

— Держи, — наконец он протянул Антону пресловутый оборотный нож, — вернешь хозяйке, а уж она сама решит, что с ним делать.

— Сначала её найти надо, — пробурчал парень, подбирая свою полупустую котомку и укладывая на место тесак, к тому времени почти утративший странный блеск. Рассмотреть бы его поближе, но так откровенно любопытничать не хотелось. Потом…

— Все-таки определись сначала, чего больше хочешь — сестру найти или магом стать. А то ведь за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь.

— Я бы ни от чего не отказался…

Колдун никак не отреагировал на его слова, словно и не слышал. Он молча глядел на стоящего напротив босого парня в одних штанах, закинувшего на плечо увязанную полупустую котомку. Тот поежился от утреннего ветерка и только сейчас сообразил насколько ему неуютно под пристальным оценивающим взглядом Отлюдка.

Никаких планов у Антона не было, потому что для него ближайшее будущее казалось окутанным густым туманом. Что делать дальше неясно — и оставаться смысла нет, и уходить некуда… Наступившее утро в решении проблемы не помогло… Он с сожалением посмотрел на затянутое тучами небо. И по солнцу сориентироваться не получится… Вот уж забрался, так забрался… Колдун ему не помощник… значит, не нашел он нужных слов, не сумел… Ну, на нет и суда нет…

Парень скинул поклажу и потянулся за рубахой, до сих пор висящую на рогатинах. Вспомнил вчерашний разговор и вскользь, не особо надеясь на ответ, обронил:

— Так что, я и вправду колдуном могу стать?

— Не колдуном, магом… — поправил Отлюдок и охотно пояснил: — Маг тот, кто может… а "может" тот, кто знает…

— Всего-то? — протянул Антон, накидывая одежу. — Любого натаскать можно? А природные данные как же? Они что, побоку? Вон у нас ни один экстрасенс даже под пытками не признается, что чему-то сам научился, все, как один кричат, мол, я потомственный, дар от предков получил…

— Хорошо, когда есть у кого учиться, а самому трудно… — Отлюдок внезапно помрачнел. Видно, что тема ему не очень приятна. — А те, кто силу по крови получил, не маги — чародеи, у нас подход разный.

— Да? И какой же? — парень сразу передумал уходить (уж больно разговор интересный завязался, может хоть что-то удастся прояснить для себя), по-турецки уселся около потухшего, припорошенного седым пеплом костра и снизу вверх посмотрел на колдуна. Тьфу ты, на мага… Все равно колдуном привычней называть, но придется привыкать, уж больно тот болезненно реагирует на оговорки. А так вообще-то нормальный человек, без закидонов. С чего Баюн решил, что у него характер не подарок? Вон засуетился, сучья шалашиком укладывает, чтоб зажечь огонь, как гостеприимный хозяин…

— В чародействе весь упор делается на заговоры. Произнося его, ворожей создает определенный ритм, интуитивно включаясь в поток, соединяющий Явь с невидимым миром. Вот только, — ведьмаг задумался, — ничего нового чародеи не придумывают, пользуются незыблемыми словесными формами, хранящимися в веках. Все сущее звучит по-разному и, зная, как заставить откликнуться окружающие нас слои мира, можно многого добиться.

— Всего-то? А я думал, все гораздо сложнее.

— Все действительно сложнее, чем ты думаешь… Заклинание — самый простой способ, но еще есть масса возможностей собрать воедино, усилить и направить собственную силу. Слова, жесты, амулеты, травы… Это орудия чародеев, этого у них никто не отнимет, но редко кто добирается до сути своей силы, неважно, откуда она — досталась ли от предков или получена в дар.

— А почему не стремятся? Не хотят или не могут?

— Если я на все твои вопросы отвечать стану, времени много уйдет, а я так понимаю, что ты торопишься… — закончив возиться с валежником, маг, словно из воздуха, сотворил светящийся бирюзовый шарик и кинул его в подготовленное кострище. Голубоватый ореол возник вокруг сухих веток, и через миг костер запылал жарким бездымным пламенем.

Антон застыл с открытым ртом: — "Он ведь ничего такого не делал — не произносил заклинаний, ни складывал пальцы хитрыми жестами, ничего… Просто у него в руке вспыхнул огонек…".

Отлюдок, как ни в чем не бывало, развернулся и скрылся в своей землянке.

"Ага… надо понимать, он меня потихоньку выпроваживает. Ну что ж, значит, надеяться придется только на себя… Блин, что ж я делать буду? Один в лесу… — запаниковал Антон. — Хоть бы к людям вывел…".

— Ну вот, сейчас перекусим и пойдем… — прилаживая котелок с водой на перекладину, сказал колдун.

— Куда? — занятый своими невеселыми размышлениями, парень не сразу понял о чем толкует ведьмаг.

— Начнем, пожалуй, с самого сначала, — задумчиво произнес Отлюдок, — осмотрим место происшествия и определимся в каком направлении двигаться…

"Ну, колдун, ну и дает, — поразился парень, — шпарит, словно милицейский протокол читает. Да и в остальном не очень-то он похож на забитого обитателя этого патриархального мира, уж больно грамотно излагает теорию магии, как заправский лектор. А вдруг, — мелькнула шальная мысль, — он тоже, как и Тимка, из другого времени или другого мира? Да нет, вряд ли… Слишком много чудес не бывает…".

Обжигаясь, Антон торопливо доедал невероятно ароматную кашу из цельных зерен и косил глазами на Отлюдка, боясь, что тот передумает.

*****

— Ты? — Руки чародейки сами собой сложилась в охранный жест, губы начали проговаривать заклинание.

— Я… — ехидно ухмыльнулась стоящая напротив неё Чернава. — Пришла проверить, насколько мои чары сильнее против твоих…

В тот же миг пальцы Бабы-яги растопырились кошачьими лапами. Долгое противостояние с Кащеем научило её в таких случаях действовать не размышляя. Лучшая защита — нападение, так стоит ли зря тратить время на создание оборонных чар. Ветвистые молнии сорвались с обоих рук Людмилы, обернулись хищными рудожелтыми змеями, готовыми впиться в противницу, развеять по ветру улыбающуюся ведьму. Голубым заревом, словно плащом, окутало Чернаву, притушило сияние чародейных блискавиц. На ещё одну попытку сил не хватило, и новое заклинание развеялось случайным порывом ветра, не успев даже сформироваться.

— Что ж так слабо? Лови!

Людмила малодушно отшатнулась от изумрудного заиндевевшего шарика, суматошно заплясавшего перед её лицом. Даже не заметила, как ведьма его сотворила. Сердце пропустило один удар и зачастило снова, когда чародейка поняла, что над ней просто издеваются. Много времени на активацию "Поцелуя Морены" не требовалось, но вот так отсрочить его действие могла только действительно виртуозная ведьма. Ну, в способностях Верховной не стоило и сомневаться…

— Квиты… — Чернава щелчком пальцев остановила вращение шарика, поманила его обратно, спрятала в кулак. Не поворачиваясь к Людмиле спиной, отступила на пару шагов. — Быстро соображаешь…

Только сейчас чародейка приметила тяжелый узел за спиной ведьмы и растрепанную, видавшую виды, метлу в руке. Такое чувство, что та собралась куда-то, а к пленнице на минутку заскочила, поглумиться… То, что Чернава её освободила из оков холода, как-то быстро подзабылось.

Зависнув в полуметре над землей, ведьма шутовски помахала рукой Людмиле:

— Ничего личного… Не поминай лихом, надеюсь больше не свидимся… Прощай! — заложив крутой вираж, в мгновение ока унеслась прочь.

Чародейка, удивленно покачав головой, проводила взглядом размытый силуэт Чернавы, быстро истаявший под жаркими лучами солнца. Неожиданный поворот…. И ведь ничего не сказала толком — отчего, зачем… "Может, я поторопилась? Не стоило сразу нападать? По-хорошему надо было поговорить, глядишь, чего и выведала бы… — она бессильно опустила руки, чувствуя полнейшее изнеможение: — Ага, размечталась… Но стоило ведьме такой огород городить, чтобы разговоры разговаривать? И все же, что за всем этим кроется?"

Людмила, едва переставляя ослабшие ноги, прошлась по полянке, отыскивая озерцо. Может, оно что скажет? Нет, даже следа не осталось, будто и не было ничегошеньки… Тогда не стоит мешкать… Прочь отсюда!

Чародейка задержалась только у кустов, трава под которыми оказалась изрядно примята, словно по ней долго топтались. Присмотревшись, обнаружила на влажной ещё земле оттиск небольшого копытца. Птах? Похоже, видать, долго крутился здесь, вот только куда он делся потом? Толку гадать… Домой, скорее домой… Там Кимря одна осталась.

*****

Стремительно набирая высоту, Чернава оглянулась на чародейку. Та недоуменно глядела вслед удалявшейся метле с прыткой наездницей. Не ожидала, конечно, что Верховная ретируется так быстро, без ответного удара, но зачем ведьме тратить силы зазря, они ещё пригодятся. Чернава суеверно проверила заветный амулет, припасенный, чтобы укрыть её от магического взгляда Морены. Вот что для нее сейчас главнее всего… а со своими делами Баба-Яга пусть сама разбирается. Кто знает, чем уж она так Морене не угодила? Может, и неспроста Хозяйка на чародейку зубы точит. Чернаве до них обеих больше дела нет, гори оно все огнем… Ей бы сейчас до тракта добраться, примкнуть к обозу торговому, да добраться до стольного града. Там всяко легче укрыться будет от любопытствующих глаз, а когда обживется, тогда и глянет, надобно ли уменье свое ведьмовское показывать или позабыть про него? Навсегда… Под ложечкой засосало от гадливого ощущения — непросто представить себе жизнь без ворожбы, но коли жизнь дорогА и не на это пойдешь, чтобы шкуру свою сберечь.

Встречный ветер взметнул распущенные волосы. Он давно уже разогнал редкие облака, вдоволь наигрался с лесом, изрядно потрепав маковки самых высоких деревьев, и теперь, от скуки видать, с радостью вцепился в новую "жертву". Захлебнувшись прохладной свежестью, ведьма задержала дыхание, приноравливаясь к упругому давлению ветра-вершинника, немного наклонила черенок метелки и заскользила над разморенным зноем лесом, высматривая тонкую полоску дороги. Днем-то печет неимоверно, а ведь по утрам уже чувствуется приближение осени — по особой прозрачности воздуха, пока едва заметной; по проплешинам посохшей травы на открытых солнцу лесных полянках; а сверху хорошо видны шафрановые проблески начинающей увядать листвы в сплошной зеленой гуще деревьев.

"Успеть бы до холодов обосноваться на новом месте! Как оно ещё там будет? — Заглянуть вперед никак не получалось. Как она ни пыталась… грядущее скрывалось в мутной хмари. То ли судьба ещё толком не определена, то ли намеренно запрятана. — Да что голову ломать? Разберусь…".

Солнечный зайчик, отразившийся от водяного зеркала, больно кольнул глаза. Чернава словно очнулась ото сна. В горле внезапно пересохло — тенистая заводь манила прохладой. Лес вокруг неё словно расступился, пропустив к излуке широкого ручья лиственную молодь, беззастенчиво захватившую место у воды. Впрочем, свободного пространства хватало и для путника, уставшего от долгого пути. Ведьма в сердцах плюнула на спешку и спустилась к ручью. Свалив на землю оттягивающий плечо увесистый тюк, разулась, с наслаждение прошлась по мягкой траве, наклонилась к зеленоватой воде, всмотрелась в лицо своему отражению. Такого затравленного выражения глаз она не ожидала увидеть, а ведь вроде все удалось, как полагала — и от Морены скрылась бесследно (полной уверенности нет, но думать так ей никто не мешает), и Бабу-ягу без особого труда отыскала да на волю выпустила. Неужели смутность предстоящего так гнетет? Внезапно осерчав, ударила рукой по переливающейся изумрудными бликами поверхности, взбаламутив воду, и спешно оглянулась, ибо заметила позади себя нечеткий мужской силуэт.

Нет, ошиблась, это не здесь!

Там, он возник там, рядом с её отражением! Эх, поторопилась… Чернава дождалась, пока утихомирится рябь, вызванная хлопком ладони, и опять пристально всмотрелась в зеру*, надеясь разглядеть светловолосого незнакомца. Как знать, может, то знак был, а она так беспечно отмахнулась от него… Тщетно — поднявшаяся со дна травянистая взвесь никак не желала оседать, сколько не таращилась ведьма на неподвижную гладь воды. Бездумно просидев у заводи почти до захода солнца, Чернава скинула сарафан и окунулась в теплую, словно парное молоко, воду.

Вдоволь наплескавшись, отжала мокрые волосы и вскоре, просушив их на вечернем ветру, растянулась навзничь на земле, на минутку прикрыла глаза…

Разбросанные щедрой рукой Сварога крупные мерцающие звезды густой россыпью усеяли небо. А что висят низко, над самой головой, то немудрено — густарь на исходе, последний месяц лета… Разомлевшая после сна Чернава в полудреме разглядывала небосвод. Вдруг звезда упадет? Тут бы не опоздать желание загадать, пока кручинная слеза Сварога, прожигая твердь небесную, катится к земле…

Златоцветный ореол вокруг тонкого серпа луны вдруг потемнел, наливаясь багровым сиянием. Еле слышно плеснула волна о берег, тревожно зашелестела листва. Темная вода вздулась бугром и расступилась, выпуская из чрева своего рогатую тень, что казалась поперек себя шире. Тучное существо принюхалось, шумно хлюпнуло носом-пятачком и, косолапо загребая ногами-ластами, слишком проворно для своих объемов зашлепало по воде к размечтавшейся Чернаве.

Ведьма даже шевельнутся не успела, как нечисть оказалось рядом с ней и цепко ухватило за босую ступню. "Ох, ты, мать сыра земля… Да чтоб у тебя елда на лбу выросла!" — только и успела крикнуть ведьма, безуспешно дернув ногой.

Существо отпустило девушку, обеими лапами схватилось за круглую, как бражный котел, башку, потом суетно зашарило понизу необъятного брюха, изумленно похрюкивая. Не найдя там детородного органа, нечисть выпучила и без того неимоверно вытаращенные глаза, кинулась к обидчице.

Пользуясь кратким замешательством твари, ведьма едва-едва успела дотянуться до метлы, да со всего маху огрела Анчутку промеж рогов. Сверкающий ядовито-зеленый фейерверк высветил странный продолговатый нарост на лбу нечисти, увеличивающийся с каждым мгновением. Водяной бес негодующе взвыл утробным басом, немного отступая от Чернавы. Издалека донесся далекий волчий вой.

Перепуганная девушка подхватила узел, запрыгнула на метлу, да как была голышом, взмыла ввысь, бросив всю одежду на берегу. Это ж надо — заснуть у воды, без огня, без обережного круга! Вот Анчутка врасплох и захватил, хорошо, что удалось вырваться, а то затащил бы под воду и поминай, как звали. А русалкой становить так не хочется, когда жизнь только начинается.

Изрядно продрогнув от ночной прохлады, Чернава рискнула приземлиться. Все равно в темноте ничего не видать, немудрено заблудиться. В отблесках спешно разведенного костра перетрясла свой тюк и, накинув на себя кофту с широкой юбкой, присела у огня. До рассвета нет никакого резона в путь пускаться, но и спать не слишком хочется. Хватит, выспалась! Девушка прислушивалась к звукам ночного леса. Тихо так вокруг, покойно, а на душе все одно смятение, словно заранее сердце беду чует. И ведь не поймешь, с какой стороны лихо (не в ночи будь помянуто!) придет, ну да что ведьме сделается, выкрутится… не впервой…

Когда ночь пошла на убыль и звонкоголосые птахи заверещали, предвещая восход солнца, Чернава поднялась над деревьями. Тонкая полоска зари пламенела у самого края неба, подсвечивая брусничным колером темную громаду туч, надвигавшуюся на лес, словно вражья рать. Похоже, конец хорошей погоде настает, задождит и конец лету… Добраться бы до Словена поскорей, там есть к кому обратиться, помогут…

Полоска тракта мелькнула внизу неожиданно. Чернава развернулась лихим пируэтом и, опустившись немного пониже, понеслась вдоль дороги, высматривая подходящий для неё обоз. Тут ведь так подгадать надо, чтобы впереди него оказаться, и чтоб при этом не заметили пролетающую над ним ведьму. Вот, как и хотела, — три подводы, доверху нагруженные мешками, еле тащили заморенные лошади. Людей немного — семь человек. Тут и гадать не надо — селяне на рынок едут, зерно на продажу везут, надеются на ярмарке подороже продать, а заодно кое-что подкупить, да развлечься. Иным пересудов об ярмарочных гуляньях на год хватало, уж это-то Чернава знала доподлинно — её землякам только дай поговорить об этом. "Надо, обогнав обоз, успеть приготовиться к встрече. — Ведьма развернула метлу в лес. — Хорошо, что одни мужики едут, без жен… Перед ними легче бедной сироткой прикинуться, враз помогать кинутся. Это бабы недоверчивые и болтливые, тут же примутся выспрашивать, что да как… А лясы точить почем зря неохота".

В спину что-то словно толкнуло. Чернава обернулась и увидела тонкую струйку черного дыма. Она, слегка покачиваясь, поднималась из-за ближайших деревьев. Непонятно… Дымная нить изогнулась, точно задумалась, потом устремилась вслед за Чернавой. Метла вздрогнула и, захваченная мутной петлей вара, заплясала в воздухе, словно норовистый рысак под неумелым седоком. Уши заложило от пронзительного свиста.

"Вот окаянник, он что, не видит, кто перед ним? — ведьма, проговаривая "возвратное слово" пославшему заклятие Соловью Одихмантьевичу, вцепилась в черенок метлы. — Совсем страх потерял?". Однако это не помогло — тело внезапно стало в несколько раз тяжелее. Метла, точно на привязи, неудержимо устремилась к источнику дыма. Девушка резко откинулась назад, стараясь выровнять полет, но как ни пыталась она совладать с неподатливым "летательным средством", земля приближалась с пугающей скоростью. Зацепив верхушку развесистого дерева, вздрогнувшего от удара, метла наискосок застряла в переплетении тонких еловых веток. Ведьма соскользнула вниз, успев в последний момент перехватить влажными от паники руками черенок, зависла высоко над землей, чувствуя, как хрустят и выворачиваются суставы, словно её распяли на дыбе. Стиснув зубы от боли, девушка попробовала, раскачавшись, дотянуться ногами до ближайшей толстой ветки, способной выдержать вес её тела. Над головой раздался душераздирающий скрежет. Макушка елки, чуток подломленная первым ударом, не выдержав несвычных измывательств, обломилась и рухнула вниз, увлекая за собой Чернаву.

Стайка дроздов, облюбовавшая растущий неподалеку куст бузины, заполошно порскнула в разные стороны, когда от сильной встряски дрогнула земля. Немного погодя к неподвижному телу ведьмы, заваленному ворохом обломанных веток, осторожно подобрался полосатый бурундук, храбро влез в гриву перепутанных волос, закопошился там, запасливо выдергивая тонкую прядь, и опрометью бросился бежать, едва девушка чуть заметно шевельнулась.

*****

< <

— Негоже оставлять это на "потом"… — Баюн вылез из своего временного убежища и неторопливо потрусил по следу промчавшихся мимо всадников. А куда торопиться? Никуда они от котофея не денутся. Въедливый запах агрессивно настроенных людей ещё долго будет витать в воздухе, устрашая миролюбивых обитателей леса. — Что за напасть? Вместо того, чтобы искать чародейку, плетусь за ведьмой, которая мне нужна, как пятая нога… То одну ищу безуспешно, то о другой разузнать стараюсь… Этак я скоро стану "розыскным" котом… — но пропустить мимо ушей любопытные сведения показалось для него кощунством. "Кто владеет информацией, тот владеет миром". Практичный кот знал цену этой истине, как никто другой.

Из-под самого носа котофея вылетела перепелка и, припадая на одно крыло, заскакала впереди. Жирная… Баюн плотоядно облизнулся, мигом забыл обо всех "пропажах" и ринулся за птицей, оказавшейся довольно шустрой. Она все время умудрялась вспорхнуть за мгновение до прыжка котофея. Только после очередного промаха поняв, что его просто-напросто отводили от гнезда, вернулся назад. Недолго повздыхал над кладкой яиц, жалея об упущенной лакомой добыче, да и оправился не солоно хлебавши вслед за всадниками. День сегодня выдался явно неудачный — сначала гоняли, как зайца, потом остался голодным, а ведь давно уже пора перекусить, живот вон как подвело. Из-за горестных мыслей он едва не пропустил возвращающихся неспешным шагом людей, ведущих в поводу лошадей. Баюн, стараясь не сильно отсвечивать, пристроился позади отряда, внимательно вслушиваясь в разговоры ратников.

Лошади, чуя слишком близко подобравшегося преследователя, пугливо всхрапывали. Ратники начинали озираться, гадая, от чего бесятся кони, но котофей умудрялся сливаться с окружающим лесом настолько, что его короткие перебежки принимались людьми за игру теней.

Немного погодя Баюн свернул в сторону. Все, что ему требовалось, он уловил. Возвращаться к жилью ведьмы не стоило — птичка давным-давно улетела. Теперь надо проверить дом чародейки — вдруг она уже вернулась, да проведать Антона. Как там у него дела?

*****

Телега, влекомая парой лошадей, медленно миновала распахнутые настежь ворота и застыла на середине просторного двора. Понурые дружинники во главе с князем следовали за ней.

С украшенного узорочьем крыльца высокого терема сбежала улыбающаяся хозяйка и остановилась, не решаясь подступить к ратникам, тесным кольцом обступивших дроги, удивленно высматривая супружника. Девицы нерешительно толкались в дверях, не осмеливаясь выскочить следом за матерью, перешептывались, рассматривая молодых воев. Только когда князь виновато потупил взгляд, Стояна поняла всё и взвыла в голос, зарыдала, словно раненый зверь.

Родослав, услышав причитания, выглянул из темного подклета, где прятался от бдительного взгляда матери и сестер, занятых домашними хлопотами. Им просто невмоготу было зреть бесцельно слоняющегося по двору мальчика и потому, как только он попадался им на глаза, его тут же старались пристроить к делу. Но это только на их взгляд у брата не было забот. Были, да только вот для женщин они не считались такими уж важными. И Родослав полюбовался на первый самолично смастеренный меч, который он только что закончил. Получился такой же, как у отца! Ну, или почти… деревянный только… Осталось только слегка поправить, но маленький каленый нож остался во дворе, а без него как?

Мать, тихо подвывая, вцепилась в холстину, покрывающую дроги. Один из спешившихся ратников напрасно пытался удержать вырывающуюся из его рук женщину.

Мальчик осторожно выбрался из своего убежища и подобрался поближе.

— Твой муж заслужил честную кроду**. — Князь слез с коня, прихрамывая, подошел к телеге, откинул покрывало, всмотрелся в застывшее лицо своего гридня***. — Он погиб на поле брани, как достойный вой. Я обязан ему жизнью.

"Отец? Отец погиб?" — У Родослава дыхание перехватило от осознания потери. С трудом сглотнув горький комок, сжавший горло, он протиснулся между дворовыми людьми.

— Кто из вас умрет вместе с ним? — Вопрошающий взгляд князя обежал родовичей своего телохранителя. — Кто согласен проводить его в Ирий?

— Я! — Родослав выступил вперед, и услышал, как глухо охнула старшая сестра, а за штаны его ухватила чья-то ловкая рука, потащила назад. Он, не оглядываясь, нетерпимо оттолкнул чужую длань, и прошел к князю. — Я согласен разделить с отцом тяготы последнего пути.

— Добре, — князь утвердительно кивнул головой. — Сын у Гордея под стать ему вырос…

Тут же по обе стороны от мальчика встали дружинники. С этого мгновения и до начала похоронного обряда они уже не отходили от мальчика ни на шаг и не давали родным поговорить с ним. Однако Синеока, младшая из четырех дочерей Гордея, выбрала момент, лисой подольстилась к стражам (двенадцатилетняя плутовка умела увещевать, когда хотела, чем и пользовалась беззастенчиво), проскочила мимо них и жарко зашептала брату прямо в ухо:

— Родька, что ты сделал? Ты о нас подумал?

— Уйди… — решительно сказал мальчик.

— Ведь на тебе весь род прервется… Ты последний мужчина. Отец так на тебя надеялся…

— Я с ним и останусь.

— Дурачина ты, матери каково будет — двоих сразу потерять? Она ж и так свету белого не видит, третий день без продыху воет, все старшие делают… И одёжу шьют, и тризну готовят. Родька… — девочка внезапно залилась слезами, прижала брата к себе. Тот, набычившись, вырвался из крепких объятий. — Ведь не обязательно было соглашаться… Давно уже кроду, как пращурами заведено, не делают. Как мы без тебя?

— Я сам так решил, а давшим согласие на кроду обратного пути нет.

— Да тебе ведь только девять лет минуло. Что ж они, не понимают?

— Я волен в своем ответе. Хватит… Уходи… — Родослав оттолкнул сестру, развернулся к стене. — А не уйдешь, закричу на весь мир.

Синеока отпрянула, обиженно сверкнула глазами, и, не сказав больше ни слова, выбежала из парадной горницы, в которой временно обитал брат.

Мальчик тоскливо посмотрел на стол, уставленный яствами, на мягкую парадную постель, заваленную подушками, на новые одеяния — отправляющемуся в мир иной полагалось все три дня до погребального обряда провести в веселье и праздности, пока не придет назначенный срок, однако ничего не радовало. Да и немудрено… Самому стыдно признаться, но сердце сжимается от страха…

Поутру, едва поднимающее солнце позолотило маковки деревьев, за ним пришли. Так и не сомкнувший в эту ночь глаз Родослав медлительно натянул алую рубаху, вышитую по вороту угловатой рунической вязью, туго затянул завязки плисовых штанов, вдел ноги в узорчатые вязаные чулки, плотно охватившие стопы.

— Готов… — вымолвил он, не поднимая головы.

Хмурый дружинник развернулся и молча вышел из горницы. Родослав понуро поплелся за ним. Все-таки растеребила Синеока душу, заставив усомниться в правильности выбора.

Свежий ветер холодом ожег лицо, остудил пылающий нестерпимым жаром лоб. Дойдя за провожатым до околицы, мальчик оглянулся — по седой от росы траве тянулся темный след. Только сейчас он почувствовал, как окоченели ноги в промокших насквозь чулках. "А ведь сегодня будет хороший день… — отстраненно подумал мальчик, — нежаркий…". Осталось всего ничего — спуститься к реке, но каждый шаг давался с неимоверным усилием.

Туманная дымка полностью скрыла оставшиеся позади строения, мутноватой завесой повисла перед глазами, не давая рассмотреть низину. Негромкий шум голосов доносился с берега реки, стихающий по мере приближения Родослава. Вся община уже собралась здесь — немного поодаль стояли сестры, поддерживающие под руки мать, да у самой воды сомкнутым строем расположились облаченные в ярыцы**** дружинники. Один их них держал под уздцы оседланного Буяна, отцова жеребца. Конь, чуя дух смерти, пытался вырваться, но лишь бессильно вздергивал голову, удерживаемый крепкой рукой.

Шеренга воев расступилась, открывая мальчику проход к краблю*****. Посреди него, на возвышении, покрытом парчой, возлежал покойный гридень. Рядом стояли пузатые сосуды с напитками, на расписных блюдах разместились хлеб, яства и плоды, переложенные пахучими травами, терпкий аромат которых забивал все остальные запахи.

По шатким сходням мальчик поднялся в широкую плоскую лодку и замер, не решаясь подойти к отцу. Родослав смотрел на него, словно не до конца осознавал, что тот действительно мертв. Истошное ржание жеребца, почти мгновенно сменившееся предсмертным хрипом, вывело мальчика из оцепенения. Он глянул на берег — князь сноровисто вспорол Буяну брюхо и теперь держал в руках ещё пульсирующее сердце. Темная кровь стекала по его рукам, обильно пятная яркую подножную зелень. Подоспевший дружинник парой ловких движений отсек коню голову. Вдвоем с князем они поднялись на крабль и уложили останки животного в ногах покойного. Мальчику показалось, что в мертвых глазах жеребца блеснула слезинка. Он сглотнул подступившую к горлу тошноту и малодушно отвел глаза от отцова любимца: — "Ничего, скоро мы с тобой будем вместе… И с отцом…".

— Нет, невмочь… — подступивший было к Родославу князь развернулся и, вытерев окровавленный клинок о штаны, вложил его в ножны. — Такой малец… Пусть как есть… Славный Ирий примет вас… — он махнул рукой воям.

Те, стоящие с заранее подожженными от костра факелами коснулись просмоленных бортов лодки и широких деревянных чаш с заранее налитым маслом. Вскоре борта крабля охватил огонь, пока ещё слабый, но он набирал силу с каждым мгновением. Дружинники длинными слегами оттолкнули горящую лодку от берега. Течение подхватило её, закрутило, вынося на середину реки. Долгий слитный вздох пронесся над берегом.

"Почему? — пытался закричать мальчик, но судорожно стиснутое горло не пропускало ни единого звука. — Почему ты не убил меня, как положено?".

Вставший стеной огонь полыхнул нестерпимым пламенем, добравшись до сосудов с крепкими настойками. Родослав машинально отступил на середину лодки, запнулся за возвышение, едва не упав на мертвое тело. От хриплого кашля и жара саднила грудь, глаза слезились от чада, трещали опаленные волосы.

Вдруг в огне возникло темное пятно, мигом метнулось к мальчику. От резкого толчка он пошатнулся, головой пробил огненную завесу и со всего размаха ухнул в ледяную воду. Река сомкнулась над ним, радуясь доставшейся добыче…

Перепуганный Антон вскочил на ноги от истошного крика. Опять! Он схватил колдуна за грудки, тряхнул его изо всех сил, но тот, извиваясь, как червяк, не замолкал ни на минуту. Лесное эхо возвращало многократно усиленные вопли и казалось, что кричит сам лес — страшно, надрывно, доживая свои последние минуты. Парень, не долго думая, отвесил Отлюдку полновесную оплеуху, надеясь, что это поможет, и тот, наконец, заткнется. Ничуть не бывало! Колдун надсаживался так, что в ушах звенело от его крика. Тело его выгибалось мучительной судорогой, переходящей в мелкую дрожь, после краткого мига затишья все начиналось снова. Страдалец словно пытался увернуться от чего-то ужасного, видимого только ему одному.

"Может, у него эпилепсия? — Антон как-то видел на улице мужчину, захваченного нежданным приступом "падучей", но хорошо запомнилась обильная розоватая пена, появившаяся у того на губах. Вспомнилось и свое ощущение ужаса и полнейшей беспомощности, когда не знаешь, как помочь корчащемуся на асфальте бедолаге. Но там, в толпе, окружившей упавшего, нашлись люди, которые сумели оказать первую помощь. Здесь же оставалось надеяться только на себя. Он присмотрелся. Догорающий костер давал совсем немного света, но его оказалось достаточно, чтобы увидеть — в распяленном криком рте никакой пены не наблюдалось, значит, не эпилепсия. И слава Богу, тогда придется применять народные средства…

После третьей плюхи, от которой у парня занемела ладонь, Отлюдок открыл глаза и очень удивился Антону, сидящему на нем верхом и ошалело трясущему рукой. Он оттолкнул лихого "наездника".

— Что случилось? — надменно поинтересовался ведьмаг, двумя руками ощупывая лицо. Видать, неслабо Антон приложился… — Чего ты на меня взгромоздился?

— Ты кричал.

— Кричал. И что?

— Да ты орешь, как будто тебя режут, каждую ночь! Тебе что, кошмары снятся?

— Тебе что за дело? — резко оборвал тираду чересчур возбужденного парня Отлюдок. — Помочь хочешь? Не надо, справлюсь.

Парень замолчал. Действительно, что ему за дело до чужих проблем, пусть колдун сам с ними разбирается, но не спать третью ночь подряд это уже слишком. Ведьмаг, конечно, хороший попутчик — от восхода до заката время пролетает незаметно, лесные тропки сами ложатся под ноги, но, нашагавшись за день, на коротких ночных привалах хочется как следует выспаться. После душераздирающих криков уже не до сна, но сегодня Отлюдок явно превзошел себя.

— Впрочем, ты вовремя разбудил меня, — ведьмаг поворошил свою торбу, — припасы кончаются, стоит подумать о хлебе насущном, а задерживаться надолго не хочется. Из тебя помощник никакой, но глянь вокруг, вдруг грибочков сыщешь, пока я поохочусь. — Он поднялся, прихватил лук и стрелы. — Да, кстати, может, родничок где увидишь, воды набери в баклагу. И огонь затуши…

Последние слова почудились Антону дуновением ветра — Отлюдок, словно привидение, растаял в воздухе. Впрочем, это могло быть простой игрой воображения — двигался колдун на диво бесшумно.

Парень веткой поворошил костер, который как назло, разгорелся сильнее. Остаток воды выливать стало жалко. Когда ещё удастся пополнить запас? Затоптать? Жаль сапог, мягких, удобных, словно на него сшитых, по лесу ходить в самый раз — тонкая кожа подошвы едва ли выдержит жар углей. Антон, воровато оглянувшись (хотя от кого здесь таиться? ни единой живой души…), развязал пояс портков и залил огонь, как в детстве, "естественной" струей. Справившись, парень огляделся, засек для ориентира высокую ель с обломанной верхушкой, растущую недалеко от места привала, и целенаправленно пошел к ней, внимательно глядя под ноги. Дальше неё заходить не стоит, уж слишком легко заплутать среди этих сумрачных деревьев, сквозь сонно качающиеся над головой раскидистые лапы которых едва пробиваются лучи восходящего солнца.

*****

"Неужели Чернава так простодушна, что всерьез решила, что меня можно обмануть так просто? Значит, я слишком много времени потратила впустую… — Морена с сожалением выпустила из рук перерезанную нить. — Жаль, способная выученица была…".

Хозяйка Ледяных Чертогов задумчиво поворошила спутанную кудель. Слишком многое пошло не так, как задумывалось. А ведь она хочет немного…

Бесплотные тени мар закружились вокруг повелительницы. Морена резким взмахом руки отогнала надоедливых призраков. Неужели это все, что ей уготовано — вечно быть вершительницей чужой смерти и не иметь власти над своей, вечно стоять на кромке двух миров, Яви и Нави, и не мочь перейти ни на одну сторону? А грезится часто — очертания Калинового моста проступают сквозь мертвенно-белый туман, серебристые тропы расходящихся звездных дорог влекут за собой, дорог, зовущих пройти по ним. Переступить заветную черту и идти дальше — по дивьим тропам, тугими спиралями вплетающимися в Мироздание, в белые дали манящих огней, сквозь время и расстояния, в славную Правь? Тем более теперь, когда нет больше Тех, кто мог помешать ей.

"Может, дать девочке ещё немного времени? И что на неё нашло, раньше она была куда сговорчивей? Пригодится… Нити жизни, что паутинки, обрываются легко, да безвозвратно… — Костлявые пальцы ловко переплели разорванную нить, завязав для верности крепкий узелок. — Но не для неё…".

*****

Переходя с места на место, Антон набрел на "плантацию" невысокого кустарника, усыпанного мелкими черными плодами, похожими на смородину. Ощипав дочиста ближайшие кустики, он набрал полную горсть ягод, задумчиво отправил их в рот. Хоть и вкусно, но толку от них никакого, лишь только сильнее есть захотелось.

Взгляд зацепился за золотисто-желтое пятно, заманчиво мелькнувшее на земле среди потемневшей прошлогодней хвои. Есть! Вроде набрел на хорошее местечко! Парень присел, осторожно расчистил от хвойного опада спрятавшееся грибное семейство. Не белые, конечно, лисички, но тоже ничего… Ещё бы найти, тогда бы жареха получилась в самый раз!

Нарезая извилистые зигзаги и отыскивая растущие стайками грибы, Антон очень скоро добрался до приметной ели. "Обойду её вокруг и сразу же обратно, — решил парень, несмотря на то, что в сумке набралось уже достаточно грибов, и белых в том числе, но азарт собирателя преодолеть непросто. — Может там ещё что попадется? — Без особого интереса он глянул на обломанную верхушку ели с уже подсохшими иголками, неприглядной кучей валяющуюся у подножия дерева. — Ну, там уж точно грибов нет… а перетаскивать замучаешься…".

От тихого стона, донесшегося, кажется, из-под земли, ёкнуло в груди — настолько ирреально он прозвучал. Вдоль позвоночника потекла холодная струйка пота. Парень, застывший вполоборота к дереву, медленно опустил ногу, так и не сделав шаг, хотя рассудок кричал — "Беги!". Вопреки голосу разума, он развернулся и снова замер, прислушиваясь. Тишина… Подошел поближе, тревожно вглядываясь в нагромождение ветвей у подножия ели, приподнял лапник, из-под которого показалась босая ступня. Человеческая… с маленькими пальчиками, перепачканными зеленоватой засохшей тиной…

Антон кинулся разбирать завал. Оттащив последний тяжеленный обломок, лежащий поперек тела, парень наклонился над девушкой и осторожно коснулся щеки, холодной, словно лед. Похоже, все его старания напрасны… А красивая девушка. Была…

Он задрал голову и с сомнением глянул на свежий излом ствола далеко вверху. И что её туда понесло? Да и вообще, откуда она здесь взялась? Неужели поблизости есть какое-то жилье? Ведьмаг ни слова не сказал.

Ещё немного поизучав дерево и прикинув, что шансов уцелеть у девушки не было никаких (такая высота!), Антон задумался. Оставить тело на растерзания зверью или захоронить? Лучше, конечно, по человечески, как положено. Едва он сделал несколько шагов к сумке, отброшенной им в сторону, чтобы достать нож, как сзади раздался срывающийся шепот:

— Не уходи… Не бросай меня…

Обернувшийся парень чувствовал, что надо уносить отсюда ноги и поскорее, но увидев умоляющий взгляд синих глаз, не смог сделать больше ни шага.

Глоссарий

* Зера — зеркальная гладь воды (и тонкая пленка на поверхности воды), отражающая в себе окружающие объекты, которая дала название езера (озера), зеркала и т. д. Издревле считается, что вода хранит в себе информацию, поэтому предки приходили к воде, чтобы увидеть невидимое.

** Крода — обряд сожжения тела умершего и отправки его души к Роду в восходящем потоке священного огня Крады. В Старой Вере никогда не оскверняли Мать-Землю гниющими трупами, что дало повод христианским историкам утверждать, что до появления христианства не было истории человечества, раз не нашли в земле костных останков.

***Гридень (гридин, грудин) — княжеский телохранитель.

****Ярыцы — старинное название военных доспехов, лат, шеломов. Отсюда — ярый и рыцарь.

***** КРАБЛЬ, корабль ("о" привнесенная) — то есть, сделанный из поверхностной части дерева или лодка-долбленка. Корабль — погребальная лодка, в которой сжигали останки и получали ПРАХ, потому современные гробы имеют форму двух лодок: в одной лежит усопший, а другой накрывают его. То, на чем ходили по рекам и морям называлась "ладья" — лад и я.

 

ГЛАВА 6

Поспешай не торопясь, вернее будет… Это кому как… Душа болит за брошенный без пригляда дом… А бредет как назло, словно муха осенняя снулая… Тяжко…

Отголоски чужой ворожбы разум мутят. По телу стылой дрожью пробегает озноб, липкий пот заливает глаза…

Старается Людмила бойчей идти, а все одно кажется — на одном месте топчется…

Уже и солнце на закат пошло, зацепилось краем за верхушки деревьев, золотом окрасило собирающиеся над лесом облака, а ведь недавно ещё над самой головой висело…

"Или… — запоздало подумалось, — заплутала? По кругу хожу? Ведь бежала за Антоном, по сторонам не глядя, да и что видеть могла в темноте, кроме двух силуэтов? Да что это я?". Чародейка остановилась, сложила руки ковшиком, поднесла к губам. Уж на это-то остатка силы хватит… Полюбовалась немного на радужное сияние, застывшее на раскрытой ладони, и осторожным взмахом подкинула вверх созданную ею красу, опасаясь повредить слишком хрупкие крылья.

Запорхала, закружилась суматошно над головой бабочка-многоцветница.

Людмила потянулась мысленно к ней: — "Домой… домой…".

Переливающийся огонек застыл в отдалении, приглашая следовать за ним.

Вот и ладно… а то словно ополоумела… простых вещей сообразить не могла…

Уже в сумерках добралась чародейка до знакомых мест. Отсюда до дома рукой подать… А уж когда увидела темную громаду дома, озаренную лунным сиянием, — невредимую, то совсем успокоилась и пошла медленнее, теперь-то торопиться некуда. И все-таки обмерла малодушно, подходя к жилищу, — на крыльце дома чернела непонятная тень: массивная двухголовая туша разлеглась на крыльце, словно карауля возвращение чародейки. Увидела её, взмахнула сразу двумя хвостами и выпустила из одной головы коротенькие рожки.

— Эк… — только и смогла выдавить из себя Людмила, спешно отступая назад, под прикрытие деревьев. Такой подлости она не ожидала, а ведь уже почти дошла…

Тень взвилась вверх, распалась надвое, и бОльшая из разновеликих половинок ринулась к чародейке, слегка подвывая от переизбытка эмоций. Только тогда, сообразив, в чем дело, чародейка облегченно выдохнула. Свои…

— Баюн! Легче… — Смеясь, отталкивала от себя ластящегося кота, чтоб не сбил с ног (и без этого едва стояла!). — Птах, а ты куда делся? Почему не помог? — звонко крикнула бесенку, не замечая, что тот исподлобья разглядывает её, словно видит впервые.

— Знать бы, где ты была? — возмущенным фальцетом взвизгнул кот. — Я все лапы сбил, тебя отыскивая! Смотри! — он затоптался на задних лапах, демонстрируя Людмиле передние конечности с гладко-розовой кожицей подушечек, словно у новорожденного котенка. — Видишь? Места живого нет…

Только что отсмеявшаяся чародейка снова прыснула:

— Ты неисправим… — она прижала котофея к себе. Тот, как ни странно, не противился такому проявлению чувств. — Птах! Ну, а ты чего молчишь, как бука?

— А он тебя забыл, — противным голосом тут же доложил котофей, просунув голову под ладонь чародейки. — Напрочь…

— Кто забыл? — Людмила машинально почесала коту между ушей, от чего тот зажмурился и тихо муркнул. — Птах? Меня?

Кот внезапно посерьезнел и, немного смущаясь, произнес:

— А все забыли…. Такая, понимаешь, внезапная амнезия приключилась…

Дальше чародейка не расслышала — вслед за вспышкой молнии, ослепительным зигзагом мелькнувшей перед глазами, раздался оглушительный раскат грома, заглушивший последние слова котофея. Редкие крупные капли дождя зашлепали по деревьям, затем, просочившись сквозь полог из раскидистых сосновых лап, гораздо энергичнее забарабанили по земле и лиственным зарослям у подножия раскидистых сосен, окружавших избушку.

Кот одним прыжком заскочил на крыльцо, вслед за ним под навес влетела Людмила, и только потом, опасливо косясь на Бабу-Ягу, по ступенькам поднялся Птах. Чародейка не торопилась заходить в дом. Полуобернувшись, она застыла на верхней ступеньке крыльца — буйство разыгравшейся стихии завораживало: тугие отвесные струи дождя, словно струны громадной арфы, протянулись между небом и землей. В коротких всплесках бесконечных зарниц перед глазами возникали странные изломанные тени, пляшущие в неистовом ритме громовых перекатов. Страстные пассажи, мастерски исполняемые природой, отзывались в сердце невнятным предчувствием надвигающейся беды. Все уже позади, откуда такая тоска?

От очередного гулкого раската, показалось, расколовшего небо пополам, Людмила вздрогнула. Нежданный порыв ветра ударил в лицо, легко наклонил громадные деревья до самой земли. Взвизгнув, женщина отскочила от потока воды, хлынувшего на неё с разлапистых веток. Хватит, налюбовалась!

Мокрая с головы до пят Людмила толкнула дверь, мечтая только об одном — разжечь огонь в печи, да пожарче, и забраться на широкую лежанку, чтобы почувствовать, как уходит стылый холод, проморозивший все нутро, как исчезает нервная дрожь, до сих пор напоминающая о себе легким покалыванием в кончиках пальцев.

Створка даже не шелохнулась.

— Не пущают? — издевательски поинтересовался Баюн. — Нас тоже…

Чародейка растерянно оглянулась на него и тут же поспешно развернулась обратно к входу. Громогласный голос над головой, заглушивший шум беснующейся стихии, проревел:

— Никого нет дома!

Начинающая злиться Людмила поднажала на дверь, в этот раз гораздо сильнее.

Прикрепленная над притолокой уродливая женская голова забавно скосила глаза к переносице, меланхолично осмотрела рвущуюся в дом, и опять завопила:

— Никого нет дома! — Клубок змей, венцом окружавший её лицо, угрожающе зашевелился, потянулся к чародейке. Та отшатнулась от раздвоенных язычков, стремительно мелькающих в открытых пастях.

— Что за…? Я же не ставила "сторожа"…

— А что, некому, что ли? — ухмыльнулся кот, с интересом наблюдающий за напрасными потугами Бабы-яги. — Мы вот тоже пытались. По всякому… Кимря и впрямь почуяла себя домохранительницей, прочно осаду держит.

— Кимря, открывай… — едва сдерживая ярость, прошептала Людмила. Она не сомневалась, что домовиха её услышит. — Ты меня знаешь, я тут все разнесу, не пожалею.

— Не старайся зря. Я ж говорил уже — ты для неё никто, незваный гость…

Но вопреки уверениям Баюна, дверь беззвучно отошла от косяка и слегка приотворилась. Котофей издал торжествующий вопль и, оставляя клочья мокрой шерсти на притолоке, протиснулся в открывшуюся щель.

— Иди, чего прижух? — Чародейка подтолкнула упирающегося Птаха и вошла следом, отыскивая взглядом кикиморку. Попадись она сейчас Бабе-Яге под руку — задала бы трепку шалунье, заодно и согрелась бы!

На ходу отжимая волосы, мерзко липнущие к коже, словно полусгнившие речные водоросли, и закручивая их в узел на затылке, Людмила прошла в кухоньку, отметив, что все на местах. Её тревога оказалась напрасной. Печь уже теплилась — кот и тут оказался впереди неё, и теперь шуршал в подпечке, выискивая, чем поживиться. Его упитанный зад наполовину торчал наружу, белый кончик хвоста подергивался в предвкушении добычи, — проходящий мимо бесенок не удержался и легонечко лягнул выступающую филейную часть разумника.

От негодующего кошачьего вопля зазвенела посуда на открытых полках, а затем раздался грохот оброненной миски — Кимря с вытаращенными глазами проявилась посреди кухни и угрожающе замахала руками-веточками на нарушителя спокойствия. Кот, хоть и считал себя пострадавшей стороной, спешно ретировался под лавку.

Птах, сдавленно хрюкнув, выскользнул в коридорчик. Мгновение спустя в проеме двери мелькнула черная тень, и жилище содрогнулось от дробного перестука копыт, стихшего после звучного хлопка входной двери.

"Ну вот, все по-прежнему, теперь я точно дома… — облегченно вздохнула чародейка, прислушиваясь к стону ветра за окном. — Разгулялась непогодь не на шутку… Вовремя добралась…".

Словно прочитав её мысли, кикиморка пробурчала:

— Хорошо, что тот не вернулся… Одни хлопоты от него, шалопута такого…

— Какого шалопута? — рассеянно спросила Людмила, стягивая рубаху, почти превратившуюся в лохмотья. Теперь бы на лежанку забраться, растянуться на мягкой шкуре, чувствуя, как расслабляется тело в тепле, да не думать ни о чем до завтра. А завтра — послушать котофея, да вместе с ним покумекать, как дальше быть…

— Да того, что ты за разрыв-травой посылала…

Уже почти забравшаяся на приступок печи чародейка развернулась — пальцы вцепились в густой мех, конвульсивно сжались: — "Не может быть! Неужели он все-таки вернулся? Когда? Почему котофей промолчал?". Сердце вновь заныло — она, будто еще раз, услышала последние слова Антона — "К вечеру буду, гляну, как там и что…" и опять почувствовала, как обрывается тонкая нить, связывающая их…

— И на что надеялся, непонятно? — досадливо брюзжал кот, шаг за шагом подступая к бесенку, зажатому в угол между стеной и кроватью в светелке чародейки. Тот, затаив дыхание, выжидал, когда преследователь отвлечется хотя бы на миг. Тут главное, не прозевать!

Птах, не сводя напряженного взгляда с котофея, махнул хвостом. Пушистая кисточка, оставляя в воздухе россыпь перламутровых бликов, мелькнула перед мордой мстителя, но он не поддался на такую нехитрую уловку. Янтарные глаза кота торжествующе полыхнули.

Всего один прыжок — и "справедливость" будет восстановлена. Кот взвился в воздух…

…. и тяжело брякнулся на пол от резкого окрика:

— Баюн!

Вспышка молнии высветила силуэт чародейки, застывшей на пороге.

Бесенок пискнул, ловким кульбитом перескочил через кота, и беспечальной птахой пролетел мимо Бабы-яги, радуясь временной передышке.

— Ну вот, — как ни в чем ни бывало, ворчливо отозвался котофей, — такую игру испортила… Лови его заново!

— Нашли время… Антон где?

Котофей, словно не услышав её, с трудом вылез из тесного закута и направился к выходу из комнаты.

— Куда ты? — опешила Людмила. — Отвечай! Живо!

— Чего так взъярилась? Ничего с твоим братом не случится… — Судя по едва заметной фальши, прозвучавшей в его голосе, Баюн не слишком был уверен в этом. Осмотрительно, боком, стараясь ненароком не коснуться её обнаженной кожи, он прокрадывался в коридорчик, разделяющий дом на две половины. — Ну да ты же ничего не знаешь… — донеслось немного позже, когда котофей удачно миновал чародейку, внимательно наблюдающую за его малопонятными маневрами.

Недоумевающе пожав плечами, она отправилась за скрывшимся в темноте Баюном.

— Ну, рассказывай, чего я не знаю, — привалившись спиной к горячему печному боку, предложила Людмила озабоченному котофею, рыскавшему по закромам в напрасных поисках съестного.

— Дом без хозяйки, что орех без ядрышка, — скептически заметил тот, отряхивая паутину с усов. — Домовиха и та чистоту блюсти перестала, впрочем, помню я те времена, когда ты здесь сама хозяйничала.

— Ничего не нашел? — чародейка досадливо вздохнула. Разговор, похоже, откладывается — какие речи на голодный желудок. Она достала мешочек с гречкой, высыпала в чугунок, залила крупу водой (хоть бадья полнехонька, и то дело!), поставила горшок в печь. Пусть томится… Обернулась к Баюну: — Ты бы осторожнее с Птахом был, не ровен час, забудется и останется от тебя одна паленая шкурка.

— Нет, — отмахнулся хвостом кот, растягиваясь во весь рост под ногами хозяйки, — он знает, что такие шутки ему с рук не сойдут.

— На мое заступничество надеешься, — усмехнулась Людмила, — а вдруг откажусь?

— На здравый смысл, только на здравый смысл. Таких ведь, как я, почитай, больше нет, так зачем уничтожать и без того исчезающий вид, вдруг пригодится ещё…

— Кому? Птаху? Сомневаюсь…

— А тебе? — погрустнел кот.

— Ох, хитрюга… — засмеялась чародейка, переступая через массивное туловище, занявшее почти полкухни. — Умеешь ты на комплименты напрашиваться!

Немного погодя, когда котофей дочиста вылизал плошку из-под каши, сдобренной изрядным кусочком маслица, а Людмила почти отогрелась, откуда-то, как и в чем ни бывало, вылезла Кимря и деловито принялась копаться в шкафчиках, наводя свои порядки, но при этом внимательно прислушивалась к рассказу котофея, чтобы при случае вставить словечко. А то вдруг чего напутает…

Пока тяжело вздохнувший Баюн собирался с мыслями, чародейка рассеянно прислушивалась к дождю за окном: — "И не думает стихать, льет и льет… Да дело-то к осени движется, чему удивляться? Скоро птицы в небо поднимутся…" — и начало вдохновенного повествования о возвращении кота в родные пенаты пропустила…

…Приоткрытая дверь слегка поскрипывала. Кот, вынырнувший из портала в самом благодушном настроении, насторожился. Насколько он помнил, Людмила такой оплошности не допускала, это уверенная в своих силах Ильга ничего не боялась, ни Кащея, ни ведьм-соперниц, а новая Хранительница дом без присмотра не оставляла никогда. Баюн прошелся по комнатам — пусто, только запах недавно покинувших жилье людей ещё витал в воздухе.

— Кимря, — нетерпеливо позвал он кикиморку. Уж если кто и в курсе всех событий, то только она. — А где все? Куда делись?

— Каки все? Каки все? — уперев руки в боки, вынырнула перед самым носом котофея возмущенная кикиморка. — Хто тебе нужон?

— Ведьма? Птах? Антон? Тимофей?

— Преставилась ведьма, — домовиха утерла слезу, — давненько уже. С тех пор сама тут кукую, пока ты ходишь незнамо где… Померла ягодка наша… сиротами нас с тобой оставила…

Баюн оторопел от такого заявления. Безутешным сиротой он себя пока еще не чувствовал. Да и не так уж долго он отсутствовал, чтобы кикимора могла сказать "давно", хотя кто знает, что для неё значит "давно". И то, что Людмила померла, весьма сомнительно, она после кащеевых подземелий держалась лучше всех. Одно слово — ведьма… Да и не может Хранительница с душой расстаться, пока преемницу не найдет, а новой чародейкой тут и не пахнет…

— Стой, Кимря, не части, — котофей вспрыгнул на лавку, — не все сразу… Баба-яга вернулась и…

— Не ведаю никакую Бабу-ягу, — замахала руками домовиха, — не измышляй, чего не было… Ильга, Ильга померла… — она насупилась.

— С тобой каши не сваришь, — начал злиться Баюн, — я тебе про одно, а ты про другое. Ильги двадцать лет, почитай, нет, Баба-яга всем заправляет. Запамятовала, что ли?

— Я? — возмутилась Кимря, — да я помню ещё ту весну, когда коровий мор прошел, а это почитай скока зим минуло! Ишь, какой!

— Что в лоб, что по лбу… — Котофей задумался: "Про Людмилу спрашивать без толку, попробую про остальных узнать, ненавязчиво так". — А Антон где?

— А, — кикиморка явно обрадовалась, — этот с оборотнем ушел, а ночью и бесенок сорвался, да понесся незнамо куда, как шершнем ужаленный. С тех пор никого нет…

— А чего хозяйство без присмотра оставила? Двери настежь, заходи, кто хочешь… — недовольно пробурчал Баюн, обмозговывая поведанное Кимрей.

— А и верно! — всполошилась та. Тревога плеснулась в её "пуговичных" глазах. — Что это я, как потерянная? Все хожу, хожу, будто ищу что-то…

Котофей и пискнуть не успел, как домовиха ухватила его за шкирку (откуда столько силы взялось в хлипком тельце?), споро вытолкала на улицу. С громким стуком захлопнулась дверь за его спиной. Обескураженный кот попытался вернуться обратно, чтобы продолжить не законченный разговор, но напрасно — ходу назад не было никак. Вот когда он пожалел, что покинул друзей раньше времени! Кто знает, что тут случилось? Все непонятно… Ищи их теперь, свищи…

Кимря слушала не перебивая — видать, нигде не приврал кот, все верно поведал.

— В-общем, побегал я, побегал вокруг. Никаких концов не нашел, да и решил наведаться к вам домой. Вдруг вы решили обратно вернуться? Видел, как плакала ночами, как никак привыкнуть не могла, — он испытующе глянул на чародейку, убедиться, не перегибает ли палку со своими откровениями, — как хотелось тебе обратно… Да только нашел там одного Антона.

— Как же ты смог? — удивилась Людмила.

— Для меня нет ничего невозможного, — явно любуясь собой, ответил Баюн. — Уникум… Нелегко пришлось, конечно, но нашел ведь…

Не будешь же рассказывать человеку (человеку!), пусть даже и знающему ведьмовской промысел, как оно все обстоит на самом деле. Хватит и того, что не удержался, разболтался с Антоном, но там уж никак не получалось — парень сам все увидел.

— А где братец мой? — едва сдерживая волнение, спросила Людмила. Надо же, домой попал, как хотел, получилось у Тимофеевых родителей перебросить его, да вот пришлось обратно вернуться. Интересно, по своей воле или хитромудрый кот обманом завлек? — Что-то я его не вижу?

Котофей замешкался.

— Да к Отлюдку он его отвел, к Отлюдку, — вмешалась Кимря, не дав коту придумать достойный ответ, — чтоб помог тот тебя сыскать.

— Отлюдок? — изогнула брови чародейка. — А это что за зверь такой? Не слыхала…

— Как ты слыхать могла, если он от людей прячется в глуши лесной. Одно слово Отлюдок!

— Зачем он Антону? Чего ты сам не пошел? — и осеклась, глядя, как встопорщил шерсть на загривке обычно невозмутимый Баюн.

— Не мог, никак не мог, — угрюмо признался котофей, — Отлюдок ведьмаг сильнейший, а мне своя шкура дорога. — Он сверкнул глазищами. Людмила поежилась от ожесточения, мелькнувшего в кошачьем взгляде. — Шкура, которую ведьмаг спустить обещался, если попадусь, так что в его владения я не ходок. А выбора особого не было… Здесь у всех, как по заказу память отшибло, даже у Лешего, как и не существовало тебя на свете никогда. Без колдовских заклятий не обошлось. Не к ведьмам же мне идти было, им только дай повод, тут же свару бы начали. Хотя пытался я к Верховной сунуться, но она сама в переделку попала, да такую, что ноги пришлось уносить, бросив все нажитое, как есть…

— А Птаха как нашел?

— Чего его искать было, сам к дому пришел, как заклятье спало… Знать бы, кто навел…

— А Чернава навела, — легко сказала чародейка, — сама навела, сама его и сняла.

— А зачем?

— Кто её знает? Может, мало власти над ведьмами стало, захотелось большего… Все одно я ей не по зубам… — Она бросилась к окну, за которым мелькнул светлый силуэт. — Антон?

Распахнула двери, встала на пороге, всматриваясь в темноту. Никого во дворе… А дождь кончился уже, и морозно так на улице стало, словно зима уже наступила.

— Ты смотри, изморозь на деревья легла, — Баюн слегка высунул голову, нюхая стылый воздух. — А около крыльца снега насыпано…

— А снег-то только около дома лежит, вкруговую, — внезапно сказала Людмила, сотворив колдовской огонек, — как специально насыпан. Не нравится мне это… не нравится… — Она осторожно прикрыла дверь, словно опасаясь докучливым стуком потревожить спокойствие спящего леса, крепко заперла засов.

— А Птах? — запоздало сообразил Баюн.

— Пусть утра ждет, а я не хочу рисковать, — чародейка спешно приводила в действие все охранные заклятия. — Думала, что после кащеевой смерти спокойно спать стану, нет же, опять кому-то неймется.

*****

Подвывающая от бессильной ярости Морена отступила от вожделенного дома. Никак не ожидала она застать Хранительницу здесь.

"Все-таки напоследок отыгралась Чернава, добра не помнящая, освободила чародейку. Ничего, доберусь домой, тут-то и узнает негодница силу моего гнева, смерть ей избавлением покажется… А до путей Навьих ещё доберусь, дай время…".

Оседала облако тумана, послушно принявшее форму призрачного скакуна и понеслась, что есть духу домой. Не терпелось ей прищучить непокорную Чернаву, хоть на ней отыграться за обманутые чаяния.

*****

Через несколько десятков шагов Антон запыхался — хрупкая на вид девушка оказалась довольно-таки тяжела, да и сумка с грибами ощутимо оттягивает плечо. Жалко бросить… Он невесело улыбнулся — и грибы, и девушку… Осторожно опустив нелегкую ношу на заросшую кислицей лужайку у подножия корявой ели, затянутой седоватым мхом до самых ветвей, парень склонился над телом. Глаза девушки закрыты, только тонкая голубоватая ниточка на шее трепещет, словно крылья попавшего в паучьи тенета мотылька.

"Или не стоило трогать её с места? — засомневался Антон. — Но ведь глянул же — несколько ссадин и царапин на смертельные раны никак не тянули. Головой ударилась? Должна очнуться…".

В лесу заметно посветлело — ветер разогнал тучи, солнце пробилось сквозь тяжелый шатер хвои, но мрачный ельник, где сучковатые деревья перемежались со стоящим на корню сухостоем, все равно оглушал своей унылостью. Куда ни кинь взгляд — одна и та же безотрадная картина. Антон точно знал, что на его пути такой чащобы не попадалось, да и не так уж далеко он ушел от места ночной стоянки. Выбрав дерево с низко растущими ветками, он взобрался почти до самой верхушки. Рискуя свалиться, закрепился на прогибающейся под весом ветке, оглядел окрестности. Бесполезно — сплошные дебри внизу, без просветов. Попробовал отыскать взглядом приметную ель с обломанной верхушкой, но и она словно канула в воду.

Спустившись, Антон совсем пригорюнился — был бы один, побрел бы куда глаза глядят. Метод ненадежный, конечно, но хоть какое-то движение… А куда пойдешь с такой обузой? Налево, направо?

Устав гадать, в какую сторону идти, парень сложил руки рупором и заорал, что было сил:

— Эээээй! Отлюдок! — Кричать "ау" показалось совсем уж по-детски. — Эгегей! Колдуууун!

Крик запутался в лабиринте деревьев, обступивших людей, и даже эхо не вернулось, безнадежно сгинув в чаще леса. Антон досадливо ударил кулаком о ладонь — это надо ж было так бездарно заблудиться! Хоть волком вой… Может, кто и отзовется…

— Чего орешь? — Неслышно подобравшийся ведьмаг настороженно прислушивался к поскрипыванию ветвей над головой. — Лес он тишину любит…

— Думал, совсем заплутал, — парень облегченно выдохнул. Вот ведь чертяка, ходит так, что и валежник не трещит под ногами.

— Что, нашлась пропажа? Значит, правильно дорогу выбрали… — Колдун явно обрадовался, увидев девицу, а Антон не стал разубеждать его. Опустившись на колени, Отлюдок вглядывался в неподвижное лицо. — Хороша сестрица… Только неладно с ней…

Парень и сам знал, что "неладно". А вот что именно?

Отрешенно прикрыв глаза и протянув руки над лежащей без сознания, ведьмаг оцепенел, словно медитируя.

Подошедший поближе Антон поразился изящности его рук — такие больше подошли бы пианисту-виртуозу, а не лесовику-отшельнику: аристократичные кисти, точеные запястья, длинные чуткие пальцы, которые казалось, действовали сами по себе, оглаживая и разминая воздух над девушкой. Парень засмотрелся — ведьмаг будто распутывал незримую паутину, коконом оплетающую девушку, иногда разрывая затянутые узелки и заново связывая их. Закончив чародействовать, Отлюдок тыльной стороной ладони отер лицо, покрытое мелкими капельками испарины. Кажущаяся легкость манипуляций оказалась весьма обманчива — руки колдуна слегка подрагивали от напряжения.

— Огонь нужен, — развернулся ведьмаг к Антону, не решавшемуся задать волнующий его вопрос. Он-то никаких изменений в состоянии девушки не заметил и весьма сомневался в эффективности действа. — Дрок запарить.

— Собрать валежник для костра?

— Зачем? — удивился Отлюдок, — тут рукой подать до нашей стоянки. Не орал бы, а подумал, так сам бы скоро вышел к ней. Поднимай сестру и неси туда, а я пройдусь вокруг, поищу, мне немного надо.

Вздохнув, парень поднял на руки девушку, прислонил к себе и поразился — кожу сквозь рубаху, будто утюгом, прижгло. Куда её ещё греть? И без того, словно печка, жаром пышет. Впрочем, не его дело в колдовские дела лезть, сказал "нести" — куда деваться? Хоть догадается Отлюдок направление показать или опять гадать придется?

— Тебе туда, — словно прочитав мысли, махнул тот на едва заметный просвет между двух стрельчатых елей в паре метров от них, — прямо иди, не сворачивай никуда, пусть эти красавицы за спиной остаются. — Сам Антон ни за что бы не догадался туда сунуться, да ещё и с нелегкой ношей на руках. Узко, впору только собаке пролезть в эту щель. — Сумку с грибами я заберу, не зря ж ты ходил… Я вот пустой вернулся.

Парень подошел ближе к деревьям. Тревожился он напрасно — промежуток оказался весьма приличным. Даже не слишком напрягаясь, прошел между деревьями и выбрался с опушки-заманихи, а там и сам уже сообразил, как идти. Действительно, совсем рядом плутал.

Несмотря на все прежние старания человека затушить огнище, костер ещё теплился. Антон ухватил едва тлеющую головню, перетащил в сторонку и, перемазавшись в золе, ухитрился раздуть огонь, подбросил сухих веток, оставшихся с ночи, подвесил на треноге котелок. В баклаге, благополучно забытой обоими, ещё плескалась вода. Немного, конечно, но кто знает, сколько её надобно?

Делать было больше нечего, а просто спокойно ждать возвращения ведьмага не получалось.

Время тянулось словно резиновое.

Пошатавшись без толку по поляне, парень присел на корточки около девушки, разглядывая её. Если б не знал, в каком виде он её нашел, то подумал бы, что девушка спит — безмятежно, как младенец, и ни одна ресничка не дрогнет. Почему-то очень захотелось, чтобы она открыла глаза. Прямо сейчас… Антон явственно представил себе удивленный и одновременно благодарный взгляд её синих глаз. В том, что они окажутся именно прозрачно-синими, как небо в погожий осенний день, парень не сомневался. С чего он так решил, не смог бы объяснить и сам себе, просто мелькнуло в мыслях, а потом словно воочию увидел…

— Что, очувствовалась? — подошедший Отлюдок бросил наземь метелку ярко-желтых соцветий на длинных безлистных стеблях.

Антон безмолвно покачал головой. Что зря воздух сотрясать, если и так все видно?

Колдун оборвал цветы, всыпал их в закипавшую воду, отодвинул котелок в сторону и принялся насаживать грибы на прутики. Неторопливыми размеренными движениями, словно рядом и не лежал почти мертвый человек. Несколько минут парень молчал, а потом все ж не выдержал:

— А ты уверен, что она очнется? Хоть бы посмотрел, что ли, помогло твое лечение или нет!

Скептически глянув на Антона, ведьмаг нехотя отложил грибной "шашлык". Невнятно пробормотав себе под нос "ох, человече, раз только поможешь, сразу норовят в дугу согнуть…", вскользь коснулся недвижного тела и, в одно мгновение вскочив на ноги, крикнул:

— Воды давай!

— Нет больше… — растерялся парень, — всю нагрел…

— Копай яму, — склонившись над телом, приказал колдун, — поглубже.

— Где? — не понял Антон.

— Да где хошь, — с остервенением встряхнув девицу, рявкнул Отлюдок.

— Большую?

— Копай! — "Мертвая" девица, не открывая глаз, клацнула зубами в сантиметре от лица отпрянувшего от неё колдуна, полоснула длинными когтями по его обнаженной груди. — Да копай же… — ведьмаг коленом придавил к земле страдалицу, вмиг превратившуюся в разъяренную фурию, с воем рвущуюся из мощного захвата.

Антон, заметив, как буграми вздуваются мышцы на спине колдуна, кинулся к своей сумке, и придвинулся к месту сражения, примериваясь, как половчее ударить ножом, чтобы не задеть ненароком ведьмага. Тот, краем глаза уловив маневры парня, скорчил ужасающую гримасу, недвусмысленно приказывая — "Делай, что сказано, а я сам тут…".

Отскочив от борющихся, парень воткнул лезвие в дерн, вывернул пласт земли. Обнажилась рыхловатая влажная почва в переплетении мелких белесых корешков. Антон, стараясь не вслушиваться в жуткие звуки за спиной, торопливо рыл яму — где ножом, а где и руками, срывая ногти и сдирая кожу об острые срезы перерубленных ножом корней. Истово, не раздумывая, зачем и для чего… После хищного оскала девицы как-то враз пропало желание переспрашивать колдуна и думать о том, зачем тому понадобилась яма.

Наверное, у каждого есть свой скрытый талант, проявляющийся только в стрессовых ситуациях. Стоя по пояс в круглой ямине с осыпающимися краями, Антон не верил своим глазам. За такое короткое время и столько земли перекидать голыми руками! Однако толком полюбоваться "плодами своего труда" ему не дали — Отлюдок швырнул ему под ноги брыкающуюся пленницу. "Черт, совсем отключился от реальности…" — парень отшатнулся от неё, словно от чумной, в два счета выскочил из ямы. Говорят, безумие заразно…

— Чего встал? Помогай… — Антон малодушно отвел взгляд в сторону. В душе тяжело заворочался громадный червь сомнения — не то делают, не то, стоило тащить на себе бездыханную девушку, чтобы, едва она ожила, заживо похоронить, но спорить не стал. Стоя на четвереньках, молча сбрасывал перемешанную с травой и хвойным опадом землю на дно, не заглядывая в середину ямы.

— Довольно… — окликнул его ведьмаг, — отходи…

Парень поднялся. Невысокий округлый холмик слегка шевелился. С него медленно осыпались комья влажной почвы.

"Неужели больше никак нельзя было? Уж лучше бы убил её сразу, чем вот так — живьем…" — Антон торопливо сглотнул. К горлу подступила тошнота — настолько мерзко ему давно уже не было, хотя… В памяти, как по заказу, всплыли Кащеевы подземелья: — "Но там рядом всегда были друзья, а тут…". — Он с ненавистью глянул на Отлюдка, копошащегося у свежезасыпанной могилы. А как её ещё назвать?

— Пошли отсюда, — буркнул парень.

— Погодь чуток… — отмахнулся от него ведьмаг.

Внезапно воздух рядом с ними сгустился туманной дымкой и весьма ощутимо задрожал.

Антону показалось, что он стоит под высоковольтной ЛЭП — короткие волоски на теле поднялись дыбом, недолеченные до конца зубы невыносимо заныли, а все внутри затрепыхалось мелкой дрожью. Парень поежился, тело, словно ватой, набито. Он отступил на несколько шагов в сторону, оперся спиной о ствол старой ели, прикрыл глаза, стараясь справиться с подступившей слабостью. Трясучка вроде слегка утихла.

Что за ерунда? И только тут сообразил, что около деревьев тихо, а слабый гуд, похожий на гудение потревоженного пчелиного роя, идет от Отлюдка. Хорошо видная полупрозрачная воронка локального смерча закручивалась над его головой, свивая в жгут пряди длинных белоснежных волос. Колдун обходил по кругу насыпанный ими холмик, изредка наклонялся и, подхватывая в горсти землю, бросал её вверх. Вскоре между ними возникла рыжевато-коричневая завеса и скрыла от взгляда изумленного парня ведьмага. Крупицы перепрелой лесной почвы зависали в воздухе вопреки законам земного притяжения. Приблизиться к нему Антон не рискнул, просто присел под деревом и не сводил глаз с медленно вращающегося порошистого облака. Эх, хуже нет, чем ждать, а ещё тяжелее ждать, не понимая, что к чему….

— Что, сморило тебя?

"Неужели прикемарил? Так, может, мне все приснилось? Нет… — Антон сильно потер обеими руками лицо, разгоняя кровь. Проклятый колдун никуда не делся, и рьяно тормошил вялого парня. — Что он от меня хочет? — Плавающий спросонья взгляд остановился на ведьмаге. — Видок у него… Как из-под земли вылез… Да и я не лучше выгляжу, наверное… А девушка?".

— Ты не кори ни себя, ни меня, — заметив, как заиграли желваки на скулах парня, сказал Отлюдок. — Я ничего плохого сестре твоей не делал. Земля она ведь чем хороша? Любая погань ею примется и чистой вернется, потому всякая нечисть так и любит в норах хорониться, иначе скверной своей раньше времени бы захлебнулась. Смотри…

Нехотя повернул голову Антон туда, куда указал ведьмаг. Девушка лежала на прежнем месте у костра — измызганная одежда разодрана в клочья, а в прорехи тело светится, словно после бани розовато-матовое. Сердце на миг замерло и резво переместилось в низ живота, чтобы забиться там с удвоенным рвением. Парень стыдливо отвел глаза. Не то, чтобы он таким уж скромнягой был, но предпочитал разглядывать обнаженных девушек в более интимной остановке, а не так вот, исподтишка…

— Но разве это не жестоко? Вот так, не разобравшись…

— Иногда уяснять не стоит, что к чему. Ворочаться шибче надо… — Колдун закаменел лицом. — И что ты можешь знать о жестокости?

…Жадно хватая воздух раскрытым ртом, вынырнул мальчишка на поверхность реки. Охваченный пламенем крабль выносило на стрежень. Река, подхватившая погребальную лодку, ярилась, пытаясь перевернуть её, но широкая долбленка упорно держалась на плаву. Тоскливым взглядом проводил Родослав крабль, уносимый течением, потом развернулся и размашистыми саженками поплыл к берегу.

Почувствовав ногами илистое дно, встал во весь рост и медленно побрел к угрюмо замершим у самой кромки воды родовичам. Назад пути не было…

Увидел, как схватила за плечи мать метнувшуюся к нему навстречу Синеоку, прижала, всхлипывая, к себе, как вышел вперед князь… Одного лишь не заметил — как поднялся из воды громадный черный котище, сверкнул желтыми глазищами, брезгливо отряхнулся и двинулся следом за ним.

— Слова не держащим один путь в изгои… — Словно наотмашь хлестнул мальчика приговор князя. — Давший кров и хлеб следом пойдет… Все сказал. — Он развернулся и размашистым шагом пошел прочь.

Родослав с надеждой глянул на людей, застывших, как изваяния: суровые вои, хмурые мужики, зареванные бабы, не смеющие поднять глаз на отщепенца… Напрасно… ни один не пойдет против воли старшего, ибо выжить в лесах в одиночку… Даже слова не дали молвить в оправдание, точно не знали его с измальства…

— Трус! Предатель! — и толпа взорвалась криками.

Понурив плечи, мальчик медленно побрел по берегу, чтобы не слышать криков за спиной, потом, едва сдерживая рвущие грудь рыдания, побежал, стараясь как можно скорее убраться подальше от селения, куда дорога ему теперь заказана навечно.

Темная четвероногая тень, не обгоняя человека, шаг в шаг следовала за ним.

Когда уже не было сил сдерживаться, Родослав заголосил навзрыд, напрочь позабыв отцовское напутствие "Слезам воли не давать". Чуть успокоившись, зло отер горящие щеки, прислушался. Тишина вокруг стояла мертвая: ни шороха листьев, ни птичьего посвиста, ни гуда вездесущей лесной мошки… Обступивший мальчика лес замер от всплеска человечьего отчаяния, даже бродун ветер, беззаботно гуляющий в кронах деревьев, притих. Далече ноги занесли, да делать нечего — теперь это его дом… Придется отлюдком жить. Он снова всхлипнул, представив ожидающую его участь. Не может человек жить один! Не может!

— Беда, что текучая вода — набежит, да схлынет…

Родослав резко развернулся на голос. Неужто кто-то осмелился последовать за ним? Неужто?..

Неясная тень, сливающаяся с кустами, скользнула к мальчику. Тот едва удержал вскрик — хоть и старались жить родовичи с лесом в мире, да только потаенок много скрывалось в пущах. А о таком и знающие не сказывали… Черный, как смоль, котище встал перед человеком, плотоядно облизнулся, прищурил медовые глаза.

"Ужель лесовик самолично познакомиться вышел? — Родослав напрягся. — И то дело, нечего зазря по лесу кажному бродить…".

— Не гневись, Лесной Хозяин, я не со злом пришел. Дозволь гостем быть…

— Да ладно тебе, живи, сколько хочешь, — внезапно хмыкнул "лесовик", — мне-то все одно, я сам здесь такой же гость.

— Как это? — не сводя глаз с ухмыляющейся физиономии кота, справился мальчик. — Разве ты не дух лесной?

— Скорее я перелетная птица — сегодня здесь, завтра там… Что дальше делать будешь?

Родослав озадаченно оглянулся. Вопрос застал его врасплох. Как выжить в лесу без оружия, без огня? Об этом ещё не думалось, глаза застили горе и обида… Ведь не его вина, что нарушил обряд, что не смог проводить отца в Ирий, он просто… От внезапно мелькнувшей догадки мальчик замер:

— Ты?

— Да, — с легким сердцем ответил кот, — я полагаю, крода — лишенный смысла обычай. Дурашка, подумай сам, зачем мертвому свита? — Он воинственно встопорщил усы. — На Калиновом мосту всегда есть кому встретить и проводить, там каждый в ответе сам за себя…

— Зачем? Кто тебя просил? — От бессильной ярости у Родослава сжались кулаки, да что такому громадине сделаешь.

— Тебе ещё жить и жить… Пошли, провожу тебя.

— Куда?

— За Кудыкину гору… — котеич развернулся, и, не глядя, идет ли мальчик за ним, исчез в колючих зарослях ожины.

Родослав, охнув, кинулся за ним. Все же лучше такой наперсник, чем одиночество… Лихо продравшись через ежевичник, догнал кота, пошел рядом, благо, что тот никуда не торопился, спросил:

— А как величают тебя, чудо-юдо лесное?

— Баюн, — отозвался кот, не повернув головы, — и давай без всяких этих "любезностей", а то разорву!

Мальчик едва увернулся от зубок, клацнувших рядом с плечом, опасливо покосился на загадочного спутника и решил до поры до времени держать язык за зубами, хотя расспросить хотелось о многом…

Отлюдок замолчал так надолго, что Антону стало не по себе. Дальше делать-то что? И не спросишь — сидит ведьмаг, словно истукан деревянный. Наконец, парень не выдержал, коснулся руки молчащего.

— А с ней что? — он кивнул на девушку.

— Скоро придет в себя… Отваром отпоишь, отлежаться дашь, да идите себе своей дорогой, как на роду написано… — Колдун встал, подхватил свой мешок, забросил на плечо. — Ну, всё, прощай… — Он потянулся за луком.

— Как всё? А Людмилу искать?

Красноречивый взгляд ведьмага, брошенный сначала на Антона, а потом на девушку, не нуждался в лишних словах.

— Это не сестра, — опасаясь гнева колдуна, парень виновато опустил голову. — Это я нашел… там, в лесу… Ну не мог же я бросить её там, без помощи! Ну не по-людски это! — он поднял глаза и опешил, увидев саркастическую усмешку напарника. — Что?

— Поражаюсь, как ты при такой наивности до сих пор по земле живой ходишь… — Антон в ответ пожал плечами. — Видать и впрямь у тебя сильный хранитель. Только рискуешь ты сильно — девица-то ведь непроста. Хорошо, коль добром за спасение отплатит, а вот если… Не люблю ведьм, никогда не угадаешь, чего от них ждать.

— Ты же сам ведьмаг!

— У нас разный подход к делу…

*****

Придя в себя от негромкого разговора, Чернава прислушалась к своим ощущениям. Ничего не болит, только колет что-то в спину, что-то очень похожее на острый обломок ветки — ну да это ладно, не смертельно, потерпим. Главное, жива, а падение закончилось легким испугом. Аукнутся ещё Соловью его шалости! Надолго запомнит, как ведьму затрагивать!

Сквозь полуопущенные ресницы Чернава осмотрела сидящих у костра людей. С первого взгляда определиться невозможно, но явно не лиходеи. Она чуть пошевелила пальцами рук — свободны… Окаянники такой оплошности не допускают… Теперь бы ещё узнать за каким делом эти люди в мир отправились, да если повезет, в попутчицы напроситься… Странная парочка: от того, что постарше, чарами веет недюжинными, второй, с короткой щетиной на лице и русыми волосами до плеч, скорее подмастерье. Ишь, так в рот старшому и заглядывает, знамо дело, простак…

— А что с ней такое было?

— Вишь какое дело получается… За ней ведь Смерть приходила, да не забрала отчего-то, пожевала со смаком, да выплюнула…

Чернава мысленно содрогнулась — неужели Морена все-таки её настигла? Тогда почему выпустила? Забыв про опасливость, полезла за пазуху, ухватилась за ладанку, висящую на витом шнурке. На месте оберег… От сердца отлегло. Напрасная тревога, ошибся колдун… Девушка, не сводя настороженного взгляда от сидящих к ней спиной людей, постаралась перевернуться на бок, чтобы оглядеться получше.

Почуяв движение позади, старший оглянулся и тут же вскочил на ноги.

— Что? — второй (все-таки не ошиблась…. недотепа…) недоуменно глянул на него, потом перевел взгляд на девушку.

Пальцы ведьмы недвусмысленно сжались в защищающем жесте.

— Ну, что, девица, сказывай, куда путь держишь, да что с тобой стряслось? — колдун мрачной глыбой навис над приготовившейся дать отпор Чернавой. — Не старайся зазря, я ведь тоже не лыком шит. Не будем сызнова брань чародейную устраивать, нам и так обоим досталось, да и тебя немного потрепали.

Толку притворяться! Чернава поднялась на ноги, выпрямилась во весь рост. Со спутанных волос, упавших на плечи и лицо, посыпались комочки земли, уже слегка подсохшие. Ничуть не смутившись пристальных мужских взоров, неторопливо, словно собираясь с мыслями, огладила руками тело, поправила разорванную одежду, откинула назад спутанные пряди.

— Знахарка я, местная, — ответствовала она, — заплутала…

От её быстрого мимолетного взгляда у Антона пересохло во рту — все оказалось так, как он себе и представлял: в глубине васильковых глаз, опушенных густыми ресницами, пульсировал зрачок, будто черная дыра, ведущая в глубины неизведанные.

— Ага, в ста милях от человеческого жилья… Да и впервые вижу ведьму, что идет собирать травы со всем своим скарбом. Не надорвалась, милая? — издевательски поинтересовался колдун. — Да нам-то какое дело? Иди куда шла подобру-поздорову…

— Благодарствую за помощь, — смиренно ответила девушка, подхватывая свой узел с вещами, — чем смогу отплачу при случае.

Глядя вслед скрывшейся ведьме, парень вздохнул:

— Отчаянная… Одной по лесу ходить… Вдруг на зверя нарвется? И так едва не погибла… Ты зачем её отпустил просто так?

— У каждого своя нужда. А она в провожатых не нуждается, её судьба ведет. Свидимся ещё…

Антон сильно в этом сомневался. И пожалел, что даже имя не спросил…

*****

Едва заросли скрыли от глаз Чернавы костер, она прибавила шагу, стараясь, как можно быстрее убраться дальше от негаданных "спасителей". Привычка никому не доверять прочно сидела в крови ведьмы. Ощипывая по пути ягоды с кустов боярышника (во рту стоял горьковатый привкус дрока), она припомнила, как смотрел на неё подмастерье колдуна, словно диво-дивное увидал, восторженных глаз не сводил… А на что смотреть-то было — одёжа рваная, сама грязна, как шишимора болотная… Забавный… Видел бы он её во всей красе, тогда бы дар речи потерял, а так… хотя и эдак не шибко разговорчивый оказался… А лицо-то какое знакомое, хотя поклясться могла Чернава, что никогда прежде не встречала ни его, ни колдуна.

Услышав поблизости слабенькое журчание воды, ведьма обрадовалась. В круге молодой зеленой травы по капельке пробивался на поверхность крохотный родник. Споро расчистила Чернава от сухолома заваленный источник, выкопала руками небольшое углубление, присела рядом, дожидаясь, пока наберется хоть немного. Умыться никак не помешает — кожу так и колет мелкими иглами, да и переодеться надо. Перетрясла узел с вещами, доставая запасное одеяние (то, в котором была, только и осталось выкинуть), досадливо вздохнула: — "Ежели я так часто вещи выбрасывать буду, к Словену голая добреду, то-то потеха будет зевакам…" и торопливо сплюнула через левое плечо, чтоб не навлечь дурными мыслями на себя новую беду. Взвесила на руке кошель с серебром — вроде все цело, на первое время должно хватить, а там придется подыскивать себе какое-никакое занятие, только колдовать — ни-ни, ни в коем разе, пусть Морена наверняка следы беглянки потеряет.

Пока плескалась ведьма, ойкая от стылой родниковой воды, оттирала пучком травы присохшую к телу грязь, солнце опустилось за кромку леса. В густых сумерках оживился лес, загомонил на разные голоса, провожая уходящий день, а потом разом притих, замер сторожко — ночной зверь на охоту вышел, тут уж хоронись, кто как может.

И Чернава не решилась в темноте путь продолжать — очертила обережный круг, сунула под голову узел с тряпьем, да и прикорнула прямо на траве, не разводя огня.

Поутру, едва развиднелось, бодро вскочила — предрассветный холодок долго залеживаться не дал. И то дело, чего время зря терять?

"Ну что ж, раз метла сломалась, дальше придется на своих двоих топать… — Можно было бы новую смастерить, да побоялась ведьма творить волшбу, чтобы не привлечь внимания Морены. Что ни говори, а свою магию Хозяйка ледяных чертогов издали почует. — Благо, что тракт недалече, доберусь как-нибудь…".

Она достала заветную монетку, истертую тысячами прикосновений, подбросила её на ладони, кинула, не глядя, за спину, да зашептала:

— Дорога пряма, дорога ровна, дорога коротка, укажи мне путь от лиха к счастью… Приведи меня, дорога-матушка, к добрым людям, к теплому крову… — и улыбнулась, глядя, как раздвигается трава перед ней, как ложится под ноги едва намеченная тропка.

Легко ступила на нее и пошла, не задумываясь особо, — заклинание надежное, не раз проверенное… выведет, куда надо… а монета заветная опять в потаёнке окажется, как приведет дорога на место…

*****

Как смерч, ворвалась Морена в свои покои, шуганула льнущих к ней мар. Те, как напуганные щенки, кинулись врассыпную, спасаясь от тяжелой руки негодующей хозяйки. Убить не убьет (нежить трудно изничтожить, на то она и нежить), а помучаться придется.

Гамаюн высунул голову из-под крыла, присмотрелся к вернувшейся, и заметался по клетке, отлично зная, что выхода нет. Что ещё Морена удумает? И так почти без перьев сидит!

Повезло вещей птице, не до него оказалось Властительнице смерти. Кинулась, спотыкаясь о подол своего длинного балахона, к льдине, плавающей без всякой опоры посреди зала, окунула руки в спутанную кудель.

— Где же она, где?

Лопались ниточки чужих жизней, разрываемые в спешке нетерпеливой Мореной — какая намеренно, потому что время бытия её вышло, а какая и случайно, цепляясь за острые когти разгневанной Пряхи. Только нужная не попадалась, словно сгинула неведомо куда Чернава, а ведь не может такого быть, никак не может… разве что появился кто-то, кому под силу укрыть непокорную ведьму от всевидящей пряхи. Да только в это с трудом верилось…

 

ГЛАВА 7

В два шага пересекла Чернава поляну — и вот уже нет её, только ветки кустарника, скрывшего хрупкую фигурку, едва шевелятся, возвращаясь на место.

"Хм, одень её в джинсы и топик, вряд ли отличишь от девушек поколения "next"… — Антон задумчиво посмотрел ей вслед. — Не видел бы сам её недавние выкрутасы, никогда бы не поверил, что это ведьма… А ведь уже кое-что повидал в этом мире, пора бы начать соображать где нечисть, а где человек. Хотя не все же здесь подобны Кащею, — он слегка поежился, — самой большой достопримечательности здешнего паноптикума. Слава богу, бывшей… Никому не веря, можно в два счета свихнуться".

Немного удивившись безмолвию вокруг, парень оглянулся, гадая, отчего притих ведьмак.

Отлюдок висел в полуметре от земли. Ноги слегка подогнуты, руки свободно опущены вдоль тела, такое ощущение, что он расслабленно плавает в ставшем необычайно густым воздухе. Обманчивое ощущение расслабленности, потому что под его веками беспокойно двигались глаза, словно старались не упустить не единой подробности из творящейся мистерии, недоступной обыденному взору. Но не это поразило Антона — тело ведьмага, как прозрачный скафандр, окружала тонкая трепещущая пленка, к которой тянулись пульсирующие жгуты: сверху — холодно-голубой, снизу — обжигающе-красный, заполняя оболочку его, как вода пустую бутыль. Самое странно, что цвета не сливались друг с другом, а существовали внутри каждый сам по себе, вращаясь калейдоскопом микроскопических точек. Парень зажмурился, надеясь, что это временное помешательство, вызванное недавним стрессом. Нет, ничего не изменилось после нескольких минут малодушной темноты: колдун так же висел на двухцветном иллюзорном шнуре, как одинокая бусинка в фенечке юной модницы. Как такое может быть? Как? Последнее "как?" Антон буквально выкрикнул.

Мгновенно открывший глаза — спокойный взгляд, как у снулой рыбы — колдун отрешенно глянул на парня и опустился на землю, встав во весь рост.

— Что опять случилось?

— Ты… — Антон руками попытался изобразить то, что видел. Слов у него явно не хватало.

— Одно из правил мирного сосуществования — не спрашивай слишком много, чтобы не получить резкий ответ… — Колдун закинул на плечо свой лук, подхватил котомку и пошел прочь, небрежно бросив на прощание: — Даже если и увидел что-то непонятное тебе… Не всем твое любопытство придется по нраву…

Опешивший Антон пару раз открыл, закрыл рот, соображая, что сказать и только потом сообразил, что возражать, собственно говоря, некому. Он остался на поляне один.

Бежать следом? Чтобы получить ещё одну отповедь, более хлесткую? А если Отлюдок уходит совсем? Тогда ещё унизительней — догонять уходящего колдуна, в открытую признавая, что страшишься этого бесконечного леса, обрыдшего до зубовного скрежета. Как бродячий пес, лететь сломя голову следом, каясь в собственной никчемности… Этого Антон тоже не хотел. Он немного потоптался на месте, разрываемый на части противоречивыми желаниями, и, ничего не решив, уселся у костра. Пусть будет, как будет… Как там Баюн говорил? Судьба-а-а…

Сколько он просидел у затухающего костра, ожидая возвращения ведьмага, Антон толком так и не понял. Когда окружающий его лес начал расплываться, скрываясь в сгущающихся сумерках, он осознал, что ждет напрасно, и надеяться теперь точно уже не на кого. Отлюдок не вернется. Ну и черт с ним! Была без радости любовь, разлука стала без печали… Пока не стемнело окончательно, парень, стараясь не отходить далеко от огня, насобирал валежника (благо, что валялось его тут в избытке). Особо обрадовался небольшой елочке, вывороченной ураганом давным-давно. Как это он удачно споткнулся, а мог мимо пройти, уже ведь ни черта не видать…

Сначала в огонь полетели тонкие веточки с остатками хвои, потом Антон переломил об колено тонкий ствол, высохший до звона, уложил обломки крест-накрест в кострище. Голубоватые язычки пламени робко облизнули предложенное угощение, словно пробуя его на вкус. Понравилось… Вскоре огонь, рассыпая обжигающие искры, взметнулся почти до неба.

Всё бы ничего, да только темнота за пределами круга света казалась по-прежнему опасной, особенно если напряженно вслушиваться в звуки, то и дело доносящиеся из чащи. Парень каждый раз вздрагивал от резких пугающих вскриков за спиной, старательно убеждая себя, что любой зверь боится огня и к костру не полезет. Пока помогало, но надолго ли? Последней каплей стал одинокий волчий вой, к которому вскоре присоединился целый хор. Вот этого слитного завывания нервы Антона уже не выдержали. Поминутно оглядываясь, он достал из сумки веревку и, наплевав на костер, который за ночь наверняка прогорит, шустро забрался на ближайшую разлапистую ель с мощным стволом. "Так-то оно надежней будет", — успокоено думал он, устраиваясь в переплетении веток высоко над землей, и обматывая веревку вокруг пояса.

В некрепкий сон, сморивший парня, вплелись далекие бесплотные голоса, похожие на шелест листьев на ветру, зашуршали-запели: — "Наш… ты только наш…".

Встрепенувшийся Антон едва не свалился с дерева, только натянувшаяся до предела веревка удержала его от падения. Напряженно прислушавшись, он облегченно выдохнул — приснилось… Жаль, что не приснилось все остальное… Похоже, добрая сказка кончилась, добро пожаловать в мир реальный. Теперь рядом нет ни кота-советчика, ни угрюмого колдуна (вот сейчас он был бы рад и ему!), ни Людмилы…

Остаток ночи тянулся бесконечно. Тело затекло от неудобной позы, хотелось есть, пить, хотелось двигаться, а не сидеть сиднем. Идти хоть куда-нибудь, создавая иллюзию бурной деятельности по спасению сестры, потому что отказываться от своих планов Антон не собирался. Если не он, то кто? Но и слезать с дерева парень не торопился — блукать в темноте смысла нет… разве что искать новых приключений… на мягкое место…

Когда небо слегка посветлело, предвещая скорое начало нового дня, замаявшийся от безделья и невеселых мыслей (чего только не передумалось за эту долгую ночь) парень слегка оживился. Внимательный оценивающий взгляд — все ли спокойно внизу? стоит слезать? — и легкий ступор от увиденного. Вокруг ноги, упиравшейся в ствол дерева, явственно обрисовался просвечивающийся контур, такой же, как у Отлюдка. Антон мысленно простонал: — "С кем поведешься, от того и наберешься… Что за хрень такая?". Он, не сводя глаз с аномально выглядевшей ноги, осторожно сдвинулся — неощутимый абрис сдвинулся вместе со ступней, а в остальном ощущения собственного тела ничуть не изменились. Ну и ладно, жить не мешает! Пусть будет… Потянулся руками к лицу, прогнать остатки сна энергичным растиранием, и замер. Исцарапанные, местами кровоточащие кисти с "траурной" каймой под ногтями охватывал тот же контур. В голове сами собой всплыли слышанные не раз слова "аура… биополе…". Жаль, что он не видит себя со стороны — забавное, должно быть, зрелище… Но с чего у него вдруг открылись такие способности? Парень слегка сдвинул руки, чувствуя упругое сопротивление. Такое ощущение, что сжимаешь невидимый воздушный шарик… А если сжать его сильнее? От резкого нажима словно что-то взорвалось с громким хлопком и теперь в воздухе между сблизившимися ладонями висел расплывчатый сгусток, больше похожий на смотанные в клубок нити тумана. Антон растерянно дернулся назад и стукнулся головой о ствол. Туманный сгусток пропал, словно был игрой не вовремя разыгравшегося воображения. Что ж это такое? Потерев ноющий затылок, парень снова решил поэкспериментировать, тем более, что это было гораздо интереснее, чем просто ждать приближения рассвета.

Новые попытки ничего занимательного не явили — шарик величиной с грецкий орех послушно появлялся, висел, пока между ладонями оставался зазор сантиметров в десять и исчезал при сближении или удалении рук. Довольно скоро Антону надоело забавляться, тем более что практической пользы от этого сгустка не было никакой — он не грел, не светил, и подсказать, что же делать дальше, никак не мог. Единственная радость, что за игрой парень едва не прозевал восход солнца. Тот наступил как-то неожиданно. Пылающий полукруг светила медленно выползал из-за леса, разгоняя остатки утренних облаков. Да и шарик померк на свету, стал едва видимым, как и очертания вокруг тела. Досадливо вздохнув, парень слез с дерева. Потоптавшись немного у потухшего костра (разводить новый особого желания не было), он махнул рукой (какая разница куда идти?) и побрел себе потихоньку, стараясь не углубляться в заросли. Впрочем, торопиться особо было некуда. Предстоящий день оптимизма не внушал…

*****

— Ну, что делать будем? Сейчас пойдем или как?

Вопрос ошарашил Людмилу, едва успевшую оторвать голову от подушки. Немигающий взор Баюна, терпеливо сидящего у кровати, пылал жаждой деятельности. Подушечки передних лап сжимались, на миг выпуская острые когти, и вновь прятали их. Кончик хвоста слегка подергивался, выдавая волнение котофея.

— Куда? — зевая во весь рот и потягиваясь, спросила она.

— Куда, куда… — ворчливо повторил Баюн, — заспала? Антона спасать…

— Из лап коварного ведьмага? — отшутилась чародейка, — ты ж сам сказал, что ничего плохого Антону не грозит. Или не так? — грозно нахмурила она брови, но кот не поддался на провокацию.

— Так, всё так, но не стоит бросать брата на произвол судьбы…

— А то ведьмаг его плохому научит… — закончила недосказанную фразу Людмила. — Никуда мы не пойдем, — поднимаясь, сказала она.

— Как? — удивился кот, — а вот вчера ты готова была в ночь бежать за ним!

— Так на то она и ночь, чтобы мудрости учить…

— А чего удумала дальше делать? — Кимря сидела за столом, где уже дымился самовар, и старательно (в который раз!) переставляла плошки с вареньем и медом. Она никак не могла решить, что же придется больше по вкусу чародейке. Домовиха снова признала её хозяйкой и теперь старалась изо всех сил, чтобы загладить свою вину.

Кимря зря тщилась. Людмила равнодушно скользнула взглядом по столу, так и не отведав ничего из приготовленных домовихой яств, выпила "пустого" душистого травяного чаю. Мысли её витали далеко отсюда. Посидев немного молча, она повелительно щелкнула пальцами и сноровисто подставила руки под увесистый фолиант, возникший перед ней прямо из воздуха.

— А причину непонятностей искать будем… — пояснила чародейка. — На месте.

Баюн, заметно нервничающий, терпеливо улегся рядом.

— Ну, что ты хвостом всё дергаешь? — недовольно оторвалась от чтения Людмила, — что не так?

— Понимаешь, — медленно начал кот, внимательно следя за реакцией Бабы- яги, — Отлюдок не простой человек…

— Это я уже знаю. Он ведьмаг сильнейший. Что дальше?

— Дак ведь характер у него… Как бы он парня не отшил…

— Ну, так и иди себе, иди… Сам завел Антона незнамо куда, вот сам и выручай.

— Нет, — попятился назад Баюн, — я не могу…

— Почему? — непонимающе уставилась на него Людмила. Чтобы котофей вот так сразу пасовал? Это так на него не похоже. — Ну, пообещал шкуру тебе спустить, так что? Я и сама не раз это обещала. Чего не скажешь в сердцах?

— Этот спустит… сильно злой на меня… Я его… — он замолчал, вспоминая.

Баюн удивлялся упрямой сдержанности мальчишки — худощавый ребенок стойко выносил все тяготы пути, не ныл, не лез с расспросами, просто молча пробирался через лесные дебри, стараясь не потерять из виду ускользающий силуэт кота. На коротких ночных привалах, которые устраивал для него котофей, без слов падал на землю, сворачивался калачиком, и устало прикрывал глаза, чтобы по первому слову кота вскочить и, шатаясь от усталости, снова идти дальше, только крепче стискивал зубы. Упрямый… Сам Баюн мог идти почти без остановки, но понимал, что силы человеческие не бесконечны.

Спустя много дней лес поредел и внезапно расступился, открыв взгляду раскинувшееся вокруг приволье. Глаза, привыкшие к полумраку, резанула яркая синева — слепящая даль моря сливалась на горизонте с таким же пронзительно-голубым небом.

Мальчик охнул, от неожиданности зажмурился, потом, приоткрыв один глаз, второй, уселся на край обрыва и, не мигая, уставился вдаль. Редкие волны с грязноватыми барашками пены одна за другой неторопливо накатывались на каменистый берег, с тихим плеском отступали, оставляя за собой мешанину водорослей, мелкой округлой гальки и почерневших кусков плавуна.

Баюн расположился рядом, ожидая от мальчишки вопросов, но тот молчал.

— Ну, что, пошли? — терпение кота кончилось довольно быстро. — Хватит любоваться, никуда оно не денется…

— Куда? — не отрывая восхищенных глаз от мелькания солнечных зайчиков на поверхности воды, отрешенно откликнулся мальчик. Как можно уйти от такого чуда? — Разве нам ещё куда-то надо?

— Куда, куда?.. — хвост кота мелькнул далеко внизу, среди нагромождения камней. Ветер отнес в сторону его недовольное ворчание. — Надо, ещё как надо… но не мне…

Поправив опорки, сделанные вместо давно разлезшихся чулок, Родослав побрел вниз по скользящей под ногами осыпи, цепляясь за колючие побеги незнакомого ему кустарника, чтоб не сверзиться вниз и не закончить бесславно свой путь, так и не узнав, зачем привел его Баюн на этот пустынный берег. Мальчик внимательно смотрел под ноги, но нет-нет да поднимал глаза, чтобы убедиться, что море действительно никуда не делось и это не видение, навеянное лесными марами. Последние несколько шагов по крутому склону мальчик пробежал, торопясь выскочить на усыпанный галькой берег, и зачерпнуть полные пригоршни переливающегося бирюзовыми бликами чуда. Не удержался, на бегу сбросил обувку, и вошел в прохладную воду по колено. Израненные ступни тотчас защипало. Обеими руками мальчик потер ноги, смывая кровь и грязь, отодрал присохшие ссадины. Умываясь, удивился горьковато-соленому привкусу воды, ожегшей иссохшие губы, выпрямился и замер от ударившего в лицо дерзкого порыва ветра, принесшего неслышный приказ "Вернись обратно…".

Куда вернуться? К Баюну?

Родослав недоуменно оглянулся.

Кота нигде не было. Исчез, испарился, как эфемерное облачко под жаркими лучами полуденного солнца, потому что спрятаться на продуваемом ветром галечном пляже просто негде. Разве что там, за горкой камней? Но она невысока, да и играть в прятки Баюну вроде незачем. Мальчик недоуменно осмотрел пустынное взморье ещё раз и медленно, точно ноги опутали вериги, выбрался из воды и побрел прочь от моря, высматривая своего проводника. В его синих глазах ещё плескался восторг от увиденного. Уходить от моря не хотелось… Хотелось, ни о чем не думая, сидеть у самой кромки воды, вслушиваться в мерный рокот набегающих на берег волн, ловить губами соленые пенные брызги, перебирать руками гладкие мокрые камешки, чувствуя, как голова становится легкой, как уходят из нее тяжкие мысли… Но ведь не для этого привел его сюда громадный кот, словно сотканный из клочьев тьмы, возникший невесть откуда?

— Стой! Ни шагу!

Вздрогнув от неожиданного вопля кота, Родослав послушно замер, потом медленно опустился на корточки, рассматривая выступающие перед ним из галечной россыпи округленные булыжники, о которые он едва не споткнулся. Низенькая травка пробивалась сквозь галечник, окаймляя странный узор из светлых камней, выложенный незнамо кем, желтоватой неровной каймой. Мальчик пальцем провел по траве и тотчас отдернул руку. Капли крови выступили из мелких порезов.

— Как шипы… — удивился Родослав, слизывая солоноватую сукровицу, так похожую по вкусу на воду из моря.

— Трава смерти… — кот неслышно подошел к нему, — осторожней… а, впрочем, нет разницы… Смотри.

Дорожка из светлых камней извивалась витиеватой двойной спиралью не менее пятнадцати шагов в поперечнике и заканчивалась (или начиналась?) большущим плоским камнем, поднимающимся над землей на пол-аршина. Воздух слегка дрожал над ним, словно над пламенем костра. Красновато-бурый мох пятнал изрезанную глубокими трещинами поверхность, точно капли крови, сползал багряными подтеками по выветрившимся краям, и расплывался вокруг камня зловещим ореолом.

Родослав поднялся, чувствуя, как в груди студенистым комком застывает страх, и едва слышно, точно боясь потревожить покой этого жутковатого места, произнес:

— Это требище?

— Не совсем… Дорога в Ирий открывается не только павшим в славной битве, — после многозначительной паузы Баюн продолжил, — иногда есть и обходной путь, надо только знать, где искать. Я знаю, — с гордостью добавил он.

— Дорога? В Ирий? — враз онемевшими губами переспросил Родослав. — Вот это?

— Насколько я понял, это именно то, о чем ты скорбел…

— Да, но…

— Если поспешишь, то сможешь пройти путями мертвых и догнать отца. Он немного подзадержался, ожидая тебя. Просто иди вперед, только помни — иди, ни о чем не жалея. Едва ты сделаешь первый шаг, обратной дороги для тебя уже не будет.

Побледневший мальчик кивнул в знак того, что он все понял, глубоко вздохнул и ступил босой ногой на камень. Данное сгоряча слово надо держать, даже если никто из родичей этого не узнает, иначе как жить дальше без лада с самим собой?

"Все-таки решился…" — кот подобрался, готовый отпрыгнуть в сторону, если что-то пойдет не так, но услышал тихий возглас:

— Щекотно… — балансируя на одной ноге, Родослав не торопился опускать другую. Взмах руками, как крыльями… Да долго ли простоишь так, как цапель на болоте?

"Ну и чего тянет? Неужели сомневается ещё? Ох, люди, дай им право выбора, так и застрянут навечно в раздумьях… Ну!"

Мысленное "ну!" Баюна словно поставило точку в раздумьях мальчика — он опустил ногу на рядом лежащий камень и…

… медленно пошел вперед.

Не оглядываясь.

Неведомо откуда взявшаяся дымка колыхнулась зыбким маревом, окутала хрупкий силуэт мальчика, все дальше и дальше уходящего по спиральной дороге, открывающейся только для мертвых. Ну, так что, что этот ребенок ещё жив? Давший согласие на кроду все равно закончил свой земной путь…

Напряженно замерший кот облегченно выдохнул — он не верил, что задуманное удастся — развернулся к открывшемуся перед ним порталу.

Короткий возглас…

Неуверенный шаг назад…

Мучительно искривленное лицо мальчика…

Огненный шквал обрушился на готовящегося к прыжку кота, опалил шерсть, опрокинул, протащил по гальке. Последнее, что он услышал — отчаянный крик мальчика, с которого словно живьем сдирали кожу…

— Когда я оклемался, спиральной дороги уже не было, остался только центральный камень, расколотый на части. Он все ещё дымился… Такое ощущение, что в него шарахнула молния, да не одна. Подойти ближе я не решился, рад был, что остался в живых…

— И ты ушел? Просто так? Ничего не выяснив? — спросила чародейка, отодвинув книгу. Кот в очередной раз поразил её. Таких вывертов она от него не ожидала. — А мальчик?

Баюн тяжело вздохнул:

— Не знаю, он вернулся спустя много лет…

— И что?

— И пообещал спустить с меня шкуру. — Ещё больше пригорюнившийся котофей опять вздохнул: — Не верить ему у меня нет оснований, а лезть на рожон неохота. Я ведь силу вашу чувствую… Силен Отлюдок. И зол на всех… Потому и живет в лесу, как бирюк. — Немного помолчав, он добавил: — Никогда не знаешь, чем обернется твое добро…

— Ты считаешь, что, отправив живого человека по тропе мертвых, ты сделал ему "добро"?

— Я просто помог исполнению его желания, но с тех пор зарекся помогать людям.

— А то ты до этого много кому помогал, знаю я тебя… — Людмила подперла щеку рукой и нараспев произнесла: — Вот смотрю я на тебя, и думаю…

— Знаю о чем… Чего я не в свое дело полез… Да просто стало жалко мальчишку, не знающего, что его ожидает! — и котофей резко сменил неприятную для него тему разговора. Он и так слишком много рассказал. — Что ты обо мне-то раздумываешь? Помышляй лучше о другом… Чего стоящего книга тебе подсказала?

— Нет.

— Тогда все одно тебе к ведьмагу придется за помощью идти.

— Никуда я не пойду, — отвергла совет котофея чародейка и будто пропела, — никудаааа… Сам не придет, так Антон приведет.

— Ну-ну, — неодобрительно хмыкнул Баюн, — как бы тебе боком такое сидение не вышло бы.

— А ничего, мне не впервой, — беспечно отмахнулась от его ворчания Людмила.

*****

Когда на исходе бесконечно длинного дня Антон услышал конское ржание, то решил, что у него начались галлюцинации, и он потихоньку начинает сходить с ума — от одиночества, от безнадежности, от бесцельности хождений. Какие кони в гуще леса, где он и пешим ходом с трудом пробирается? Однако раздавшиеся вслед за этим голоса — совсем близко, кажется, в нескольких метрах от него, — да взлетевшие сойки, хрипло перекликающиеся друг с другом, заставили парня усомниться в своем поспешном диагнозе. Несколькими днями ранее он, не думая, кинулся бы к людям, но сейчас…

Едва переставляя ноги, Антон поплелся туда, где мельтешили потревоженные птицы. Вскоре, ещё не видя никого и ничего, парень решил, что навряд ли ему обрадуются, а угодить в разборки местного населения очень не хотелось. Слов было ещё не разобрать, но интонации угадывались ясно — грозный басок дотошно что-то выспрашивал, а блеющий тенорок виновато оправдывался. Похвалив себя за медлительность, Антон отодвинул ветки невысокого деревца, закрывающего обзор, и от души выругался:

— Твою мать, опять она…

На просеке стояла телега, запряженная парой лошадей невнятной масти, такими неказистыми, что "сивка-бурка" само всплыло в памяти парня. Лошаденки меланхолично щипали траву, не обращая внимания на хозяина, навытяжку стоящего перед вооруженными дружинниками, один из которых был верхом, а другой держал в поводу двух оседланных жеребцов. Среди рулонов и мешков, горой лежащих на повозке, притаилась та самая девица, которую давеча так резко отшил Отлюдок. Она, так же, как Антон, исподтишка наблюдала за возницей, явно ожидая, чем закончится разговор. Однако отсидеться ей не удалось. Здоровущий верховой (про таких в народе говорится — косая сажень в плечах) споро объехал бричку и выдернул девицу из её укрытия.

— А это сродственница жены… — торопливо объяснялся возница с дружинником. Тот слушал и непрестанно теребил рыжеватую густую бородку. Судя по его грозному виду, здесь он был "властью". — В город едем, на ярмарку. Торговать поможет… Жена на сносях. Сама не смогла поехать, вот и взял помощницу.

— Ага, сродственница… — верховой вдруг наклонился к девушке, вытащил у неё из-за пазухи темно-коричневый кожаный мешочек, дернул, оборвав витой шнурок, и забросил в кусты. Только коротко вздрогнули листья, задетые пролетающим оберегом. Девушка проводила его взглядом, скрипнула досадливо зубами, пробормотав что-то вроде "зря старался, все равно найду…". — А чего это твоя родственница ведьмовской мешочек носит? Разве ты не знаешь, что княжеским указом велено всех ведьм доставлять для допроса? О злоумышлении против власти?

— Вввведьма? — заикаясь, едва выговорил мужичок и бухнулся на колени. — Клянусь, я тут ни при чем! Приблудилась в лесу, просила до Словена подвезти… Пощадите…

— Свободен… — брезгливым пинком отодвинул мужичка дружинник, подходя к девице. — А ты, милая, поедешь с нами.

Она в ответ только скривилась, поднимая руку со странно вывернутой кистью.

— Нет, такое с нами не пройдет. Ярик! — успел крикнуть старший. И тут же на плечи девушке упала ловчая сеть, спутавшая её по рукам и ногам.

Ведьма застонала от бессильной ярости и разом обмякла, едва не упав наземь. Лихо спрыгнувший наземь верховой оттолкнул её к повозке. Девушка тяжело оперлась об обрешетку телеги. Антон заметил, что она едва держится на ногах, но, несмотря на это, Ярик остался рядом с ней, чутко отслеживая каждое движение внезапно обессилевшей девушки.

Парень тихонько подался назад — ну их, пусть сами разбираются, с него хватит — и застыл, не в силах двинуться с места. В шею ему уперлось острое лезвие, щеку ожгло чужое дыхание, а тихий голос прошептал на ухо:

— Не дергайся… — чужая рука сдернула с плеча сумку. — Вперед…

Повинуясь недвусмысленному тычку в спину, Антон двинулся к людям. Совсем недавно он мечтал о встрече с ними, но никак не ожидал, что она будет вот такой недружелюбной. И как не посчитал коней — дружинников двое, а оседланных коней три? И дурак бы понял, что ещё один вояка где-то бродит поблизости.

— Вот, нашел тут рядышком… — его конвоир вышел из-за спины: щуплый, как ребенок. Антон мысленно застонал — и что стоило ударить под вздох локтем, уйти переворотом. Получилось бы, не получилось, но хоть не стоял бы тут болваном. Теперь-то точно поздно дергаться — с тремя вооруженными мордоворотами не потягаешься. Струсил? Нет, просто реально оценил свои шансы.

— Кто такой? Откуда? — Антон угрюмо молчал. Его рассказу вряд ли поверят. Так стоит ли тратить силы, убеждая этих суровых дружинников в своей лояльности?

Бородатый старшОй с ног до головы осмотрел плененного — его взгляд не сулил ничего хорошего. Ухватив Антона за плечо, подвел к девице, показал увесистый кулак, мол, не балуй, потом обратился к перепуганному донельзя вознице:

— Скидывай поклажу, повезешь пленных.

— Да как же так? — попытался возмутиться тот. — Как же? Непосильным трудом нажитое… — и осекся под суровым взглядом дружинника, приказавшего невзрачному соратнику: — Став, помоги…

Щуплый забрался на телегу, столкнул вниз верхний мешок. Грохнувшись о землю, тот лопнул. Из прорехи потекла золотистая пшеничная река. Хозяин телеги едва не заплакал. Антон безучастно наблюдал за разворачивающимся действом, зато Ярик явно заинтересовался. Он опустился на колено, перебирая руками высыпавшуюся горку зерна:

— Добрый урожай был… Схоронить бы где-нить, потом вернешься, заберешь. Нам ведь некуда спешить? Так чего на потраву зверью оставлять?

Бородатый без особого желания согласился с ним. Теперь пленников под присмотром щуплого усадили на обочине, а крепкие дружинники под причитания возницы стали оттаскивать мешки в сторону, складывая меж выступающих из земли корней и тщательно прикрывая мешки срубленными ветками.

Антон спиной чувствовал тепло девичьего тела, прислонившегося к нему. И не верилось, что эта хрупкая девушка, так доверчиво прижавшаяся к нему, может быть опасна. А ведь может! Сам видел! Почему тогда так покорно позволила себя пленить? Ну ладно он, его врасплох застали, куда теперь рыпаться, но ведьма?

— Деревце приметное, найдешь без труда… — Закончив работу, Ярик сделал зарубку на стволе облюбованной им сосны с двумя верхушками, в развилке которых громоздилось гнездо соек.

Хозяин мешков с угодливой улыбочкой закивал:

— Спасибочки, что заступился, а перекусить не хотите ли? — обратился он к старшему. — Самое время, если на ночевку останавливаться не будем. У меня и бражка с собой есть…

Кто откажется от предложенного угощения, тем более дармового? Вскоре увлекшиеся едой дружинники расслабились, отстегнули перевязи, отложив справу с мечами в сторонку. Да и присоединившийся к ним щуплый Став, глотнув из объемистого жбана, перестал бдить в оба глаза.

Тихо всхрапывали стреноженные кони дружинников, привязанные в двух шагах от пленников. Ветер едва колыхал листья на изредка поскрипывающих ветках. Даже сойки и те угомонились, примостились в гнезде, неодобрительно косясь на расположившихся внизу людей. Идиллия, блин!

— Чего мешкаешь? Самое время ударить, пока все заняты… — внезапно послышался сзади Антона прерывистый шепот. Парень вздрогнул, разворачиваясь к девушке. — Не оборачивайся… — Он опять сделал безучастное лицо, стараясь ничем не выдать себя. — Ловцы ведьм… Сами-то заговорённым пользуются, у каждого на поясе амулет висит.

— У меня нет оружия… — прошептал парень.

— Зачем тебе оружие? — возмутилась ведьма, — ты силой под завязку накачан…

— Ты о чем?

— А, понятно, тебя ещё ничему не научили…

— Явной опасности я не вижу, — безмятежно ответил Антон, — пока на нас никто не нападает.

— Ну и сиди тут! Рохля! А я ухожу! Мне с ними никак не по пути! Других забот хватает! — девушка завозилась сзади и тихо выругалась: — Сеть эта проклятая… связала по рукам и ногам… накинуть бы на того, кто её чаровал, чтоб сам испытал, каково это!

Антоновой спине стало зябко — девушка отодвинулась. Стараясь не выдать её, парень продолжать сидеть, как сидел. Вдруг раздался истошный вопль возницы, не вовремя глянувшего на пленников:

— Утекает, утекает! Держи!

"Грех упускать такую возможность!" — успел подумать парень, вскакивая на ноги и кидаясь под прикрытие леса.

Не успел!

Сильный толчок сбил его с ног. Кувыркнувшись вперед, Антон наткнулся лицом на удар сапогом. Вскользь, но как больно! Рывком подняв его с земли, Став от души врезал парню ещё раз. Тот согнулся вдвое.

"Ай да Став, сам невелик, а удар… — чувствуя во рту солоноватый привкус крови, Антон языком проверил все ли зубы целы. Вроде все… — Ничего, сочтемся… Но хоть ведьме удалось сбежать… — он с трудом выпрямился, переводя сбившееся от удара дыхание. — Черт, не удалось…".

Взбешенный Ярик, намотав на кулак спутанные волосы девушки, волок ту по вытоптанной ими траве. Извиваясь от боли, как раздавленный червяк, ведьма, однако, не издавала ни звука. Дотащив добычу до телеги, дружинник с отвращением пнул её, выругался сквозь зубы и отошел, предоставив вершить скорый суд старшему.

— Сбежать удумала? Ну, так у нас на такой случай особое распоряжение есть — без следствия кончать на месте, ибо ты попыткой побега лишь подтвердила свои злонамерения. — Ведьма приподняла голову, вслушиваясь в слова. — Посему не вижу нужды везти тебя в Словен, и властью, данной мне князем, приговариваю к немедленной смерти. — Бородатый предводитель дружинников поднял с земли меч, протянул Ярику. — Став, пособи… — Тот поднял обмякшую девушку, крепко встряхнул, приводя в сознание.

Антон изо всех сил сжал кулаки… Хрустнули суставы, ногти впились в ладони. Стоило вытаскивать девушку из завала? Знал бы, что её ждет вот такое, просто прошел бы мимо! Разве прошел бы?

*****

Застыв недвижно над льдистой поверхностью, отсвечивающей зеленовато-голубыми бликами, в который раз перебирала Морена нити чужих жизней, пытаясь отыскать ту единственную, что занимала сейчас все её мысли. Только кисти рук шевелились, сноровисто пропуская между пальцев кудель. Слыханное ли дело, чтобы от неё, Пряхи, кто-то мог укрыться. Над одной лишь жизнью и смертью не была она властна — Хранительница Пути была для неё по-прежнему недосягаема, но с этим еще можно было примириться. Пока…

Нащупав еле заметный узелок, Хозяйка ледяных чертогов удовлетворенно улыбнулась. Гамаюн, исподтишка наблюдающий за ней, встрепенулся. Насколько он знал, такая улыбка никому ничего хорошего не сулила.

Отделенная нить едва заметно пульсировала — Морена прижала её крепче, хотя особой нужды в этом не было. Чернаве и без неё несладко сейчас приходится, но любое своеволие должно быть наказано, иначе каждый решит, что ему под силу обмануть Пряху. Сладостно оказалось ощущать биение именно этой жизни в своих руках. Изогнутый, словно новорожденный месяц, коготь потянул нить наружу. Плавно, осторожно, чтоб не порвать раньше времени. Она уже предвкушала грядущее возмездие (тут легкой смерти не будет, придется беглянке помучиться), и вдруг вздрогнула от пронзительного звука за спиной. Чернавина нить выскользнула из пальцев и скрылась в ворохе других.

— Что за птица! — Развернулась к вопящему хриплым фальцетом Гамаюну. — Допросился, сейчас сверну тебе шею! — маленькие глазки Хозяйки чертогов пылали праведным гневом. Она метнулась к клетке с явным намерением исполнить обещанное, но…

Даже у Властительницы чужих жизней не все идет так, как ей хочется.

— Ты? — застыла Морена перед полупрозрачным, словно выцветшим на слишком ярком солнце, силуэтом. — Зачем явился?

— Предупредить, — пророкотал низкий мужской голос, от звучания которого Пряха содрогнулась. — Не стоит стремиться уйти отсюда, ты ещё не отбыла наказания. Когда время выйдет, ты попадешь в Навь без всяких усилий.

— Что б ты понимал? — парировала Пряха. — Ты-то неделимый, а мне… — Отчаянием преисполнились её слова. — Мне каково века половинчатой отбывать?

— По проступку и наказание…

— За что наказание? За любовь безграничную? За веру безмерную? — буквально простонала Морена, заламывая руки перед явившимся ей из царства Прави. — Ты ведь со мной не церемонился… Травил словно зверя…

— Предавший единожды, предаст снова и снова. Я это знаю, как никто другой…

"Знает он! Да провалитесь вы все пропадом со своим разумением! Светлые боги немилосердные!"

— Да что ты теперь можешь? — во весь голос крикнула Хозяйка чертогов, не в силах двинуться с места. — Никого из вас не осталось, никого, даже Кащей-искуситель и тот сгинул.

— А тебе пора не пришла… — просто ответил Перун и растворился бесследно.

— Время, время, прОклятое время… как же оно тянется… — прошептала Морена, выходя из ступора. Черный балахон, скрывающий её фигуру, взметнулся от резкого движения, приоткрыв часть тела, исполосованную грубыми рубцами. Тела, неумело стачанного из мелких лоскутов. Уловив свое отражение на зеркальной глади ледяной стены, Пряха снова замерла, всматриваясь в свой облик. — Для той, которая никогда уже не станет собой… никогда… никогда… — От тоскливого воя вздрогнул ледяной дворец. Острые когти Морены впились ей в лицо, раздирая его, оставляя на темной грубой коже глубокие раны, сочащиеся желтоватой сукровицей, больше похожей на смолу, чем на кровь. — Чужое… чужое… — Клочья вырванной плоти отлетали прочь от Морены, зависали в воздухе, чтобы тут же осыпаться древесной трухой, в мгновение ока затягивающей следы увечий.

Бестолковые Мары, учуяв эманацию горя, тучей влетели в чертог, закружились над Хозяйкой и поспешно прыснули в стороны, сообразив, что тут им поживиться нечем. Давно уже не было у Морены таких вспышек отчаяния. Никто не зрел Владычицу смерти такой, как сейчас, да и не мог: к одним приходила она Белой Девой, желанной избавительницей от тягот земного пути, другим являлась неукротимой Девой-Воительницей, чтобы проводить в славный Ирий, третьи видели Мудрую Старицу, дарующую милость всепрощения за содеянное лихо. Каждому свое, по делам его отмеренное — несочтимы окрутные её обличья, но Морену истинную не знал никто, ибо не дано было смертному ведать сущий её облик.

Гамаюн, видевший Пряху всякой — и благодушной, и грозной — в этот момент хотел лишь одного: очутиться за много верст от неё. Хоть он всего лишь подневольный глас горний, не имеющий свободы оценивать произнесенное, кто знает, не достанется ли ему? Мимоходом…

Но Морене не было дела до мелких страхов вещей птицы: тени прошлого оживали в её памяти.

Снова и снова поднимался над ней призрачный Перунов меч, чтобы рассечь настигнутую им Марью-Моревну надвое, забрать светлую Живу, оставив Морену навеки привязанной к телу, отданного на потраву воронам.

Снова и снова опускалась стая черных птиц, чтобы, взлетев, унести кусочек плоти от терзаемого ими тела.

Снова и снова вспыхивало солнце, превращаясь в слепящий шар.

Снова и снова накрывала беспросветная темнота своим покрывалом землю, давая краткие мгновения передышки страдалице.

Снова и снова заходилась истошным криком Морена, взывая к милости Перуна, пока не дрогнул и не рассыпался, наконец, её мир осколками звенящей тишины…

И только много времени спустя смог Кащей собрать разметанные по свету кусочки растерзанного тела лЮбой своей. Сложил их, а на место недостающих, которые так и не отыскались, вставил он кусочки деревьев, а вместо крови пустил по жилам янтарную смолу, надеясь, что сможет вернуть любимую в Явь. Не ведал он, что нет ей отныне места на земле.

Пытался Кащей отстоять Морену перед Светлыми богами.

Не смог… И зависла она Владычицей Смерти на Кромке — незримой границе миров — обреченная вечно прясть нити чужих жизней… искупая свою вину… тоскуя по потерянной Живе… мечтая обрести покой в Нави…

Когда отпустили Пряху кошмарные видения, бессильно опустилась она на мерзлый пол ледяного чертога, позабыв напрочь про ускользнувшую ведьму.

Может быть, именно это и спасло Чернаву? Не до неё стало Морене…

*****

От грубой встряски Чернава быстро пришла в себя. Её панический взгляд метнулся в сторону Антона. Он малодушно отвел глаза, но успел увидеть, как безнадежно поникла голова девушки.

— Стойте! — Его кинуло в жар. Жгучая волна поднялась от низа живота, пронеслась вверх и теперь обжигающим комом пульсировала в горле. — Зачем так? Вы же люди!

— Мы-то? — издевательски переспросил его Ярик. — Мы — люди, а она… — Он сплюнул. По странной прихоти густой тягучий ком слюны угодил ведьме на ногу, выглядывающую в прореху в юбке, и медленно пополз вниз. Антон брезгливо поморщился. — Ты хоть, паря, понимаешь, за кого заступаешься? Одна такая моего отца присушила, так не прошло и месяца, как помер. Будь моя воля, я давно бы их повытропил, да советник князя, колдун тот ещё, своих оберегал. Теперь-то времена изменились… И то требуют в столицу свозить, чтоб невзначай невиновных не задеть…

— А я… — начал было Став и осекся под суровым взором бородатого, хранящего молчание. — Хватит лясы точить. — Он деловито, точно выполнял давно приевшуюся работу, перехватил девушку за талию, нагнул вперед, откинул её длинные волосы, обнажая шею, и кивнул. — Яр, давай…

Тонко взвизгнул воздух, рассекаемый занесенным для удара мечом, которому так и не суждено было коснуться шеи, уже ощущающей холод металла.

Антон так и не понял, что толкнуло его вперед: голыми руками ухватил лезвие, вывернул вниз, вырывая меч из рук опешившего дружинника. Осознал, что делает, лишь когда увидел шалые глаза того, в которых плескался ужас от внезапного наскока парня. Отбросив оружие, Антон с наслаждением впечатал крепко сжатый кулак в широкую физиономию Ярика. Обернулся, отыскивая следующего врага…

— Выворотень! * — вдруг завопил возница, на четвереньках заползая под телегу.

— Акудник! ** — в унисон ему вскрикнул Став и, выпустив из рук ведьму, кинулся бежать к рвущимся с привязи коням.

Антон, уже мало соображая, что делает, кинулся следом за ним.

Удар кнута с железной накладкой на конце плети ожег спину, выбил воздух из легких. Задохнувшийся от боли парень развернулся, попав под прицел спокойных, с хитрым прищуром, глаз бородатого дружинника. Новый удар — хлыст плотно охватил запястье, сильно сдавил, сжимаясь, точно резиновый. Сильный рывок дружинника, и Антона, как строптивую собаку на поводке, потащило к нему. Он нелепо взмахнул свободной рукой, стараясь удержать равновесие. Напрасные усилия — поднявшийся на ноги Ярик подбил его под колени, роняя на землю. Тяжелой потной тушей навалился сверху, не давая шевельнуться.

"Маловато шансов… трое на одного… — мелькнуло в голове Антона, которой он не слабо приложился об обманчиво мягкий дерн. — Ведьма поможет?.. Толку с неё…".

Чуток приподняв гудящую башку, он с изумлением увидел, что вокруг рук, выброшенных в падении вперед, колышется полупрозрачный контур. А что, если?.. Едва дыша, незаметно развернул и сдвинул ладони, тут же резко отдернул — ух, руки точно в костер сунул.

— Скорше давай! — услышал гулкий, как из-под земли, возглас. — Дергается, тварюка паскудная… боюсь, не удержу, как бы не вырвался…

И тут Антон смог вздохнуть полной грудью — тяжеловесный Ярик, наконец, поднялся, — но зато сверху набросили крупноячеистую сеть, такую же, как на ведьму, затем, подняв за грудки, поставили на ноги. Парень ощутил, что жаркий ком, раньше пульсирующий в горле, переместился в голову и теперь бьется в висках гулкими набатными ударами. "А ведь живым не выпустят, — с внезапной ясностью понял он, глядя в прорези заплывающих кровоподтеками глаз на дружинников, окруживших его. Взгляд фокусировался с трудом, отчего фигуры напротив казались окутанными легкой поволокой. — Фанатики… Кранты мне. Так невольникам терять нечего, кроме цепей…".

Обращаясь одновременно к богу и дьяволу — авось кто-нибудь да услышит! — Антон вскинул руки. Наспех слепленный (больше, чем на пару движений он и не рассчитывал, просто не дали бы) шарик ударил в лицо самого опасного из недругов и лопнул огненным всплеском, отбросив бородатого назад. Тот с истошным криком схватился за тлеющие волосы, покатился по земле, стараясь сбить пламя, охватившее его. Став с Яриком кинулись к нему, мигом забыв про пленника.

Тут бы бежать со всех ног, да в голове Антона взорвался сверкающий фейерверк. Застонав от боли, парень опустился на землю, успев заметить ветвистые молнии, мелькнувшие залпом беглого огня, и Отлюдка, возникшего над ним в клубах черного дыма.

 

ГЛАВА 8

Обманчивая легкость полета сменяется зависанием в "мертвой" точке, сопровождаемое легким покачиванием…

Темнота…

Тишина…

Холод…

Ощущение, словно в стылую трясину угодил с головой, и медленно погружаешься все глубже, глубже, пока не достигнешь дна… а пока все ещё дышишь — редко, со всхлипом, думая, что этот вот вдох точно последний…

пока ещё дышишь…

пока…

Нет.

Преодолевая тошноту, Антон лихорадочно задергался, стараясь остановить это бесконечное падение. Напрягая шею, повернул голову влево, вправо, надеясь хоть что-то разглядеть в окружающем мраке. Ничего…

Где я?!

Умер?..

Но я же все чувствую…

Колкий лучик света мелькнул на грани восприятия, разгораясь маленькой искоркой.

Далекой…

Манящей…

До боли захотелось туда, к ней, — обещающей долгожданный приют и ласковое тепло усталому путнику, заблудившемуся в бесконечности миров и потерявшему дорогу к дому.

Золотистая блестка, словно уловила мысли Антона, вспыхнула яркой трепещущей звездой. Окружающий мрак слегка отодвинулся, уступая перед яростным напором света. Парень изо всех сил рванулся, стремясь вырваться из вязкого киселя, сковывающего движения, и остановился, понимая, что все его попытки напрасны.

Не вырваться — завяз, точно муха в паутине…

Только сейчас парень увидел, что его тело обвито тонкими, едва заметными нитями, уходящими в темноту. Он висел на них, словно на распорках. Преодолевая сопротивление жилок, натянутых, как струны, Антон вывернул кисть.

Полоснуло лезвием боли, судорогой свело руку — от запястья до плеча.

Сердце отозвалось гулким биением.

Мелькнула перед глазами яркая картинка-видение — Славка, утирая разбитый нос, протягивает открытую ладонь со словами "А ты не промах… будем дружить?" — и исчезла, как и не было никогда.

Парень что есть мочи дернул вторую руку, обрывая тянущиеся от неё нити, и забился в конвульсиях.

Увидел, как, улыбаясь подругам, отворачивается от него на осеннем балу Светлана, первая красавица школы, почувствовал горькую обиду от её показного презрения, сделал шаг вперед…

…и осознал, что больше нет ни Светки, ни совместных их прогулок по городскому парку, окутанному дурманящим запахом цветущих акаций. Растаяло, как зыбкое марево в жаркий полдень…

Ещё одно движение, сопровождающееся болезненными толчками сердца, ещё…

Вся его прошлая жизнь стиралась из памяти, как только обрывались нити, на которых висел Антон. Какие-то рвались легко, оставляя легкое сожаление, другие резали как по живому, заставляя корчиться от терзающих душу воспоминаний.

Щемящих, болезненных и… ненужных.

Взамен возникла невероятная легкость во всем теле и понимание, что ещё немного и он будет свободен.

Совсем.

Свободен от всего бесполезного, стало быть, сможет добраться до далекой звезды, одобрительно помаргивающей ему каждый раз, как только обрывалась очередная жилка, привязывающая душу к бренному телу.

Скорее бы…

Антон судорожно задергался, обрывая оставшиеся ниточки-памятки, срываясь в хрип, закричал. Торопясь, уже почти не чувствуя боли от утраты всего, что наполняло жизнью его мир, руками отдирал тонкие жилки от тела.

И только когда перед глазами возникла сестра — парень замер, вглядываясь в родное лицо, меняющееся по мере взросления.

Заплаканная мелкая девчонка, упавшая в грязную лужу, двумя пальчиками держит подол нового платья и подвывает от горя.

Улыбающаяся девушка, с развевающимися на ветру волосами, степенно, изо всех сил стараясь сдержать рвущийся наружу смех, идет навстречу и вдруг неожиданно взвизгивает и кидается к нему.

Немолодая женщина с усталыми глазами гладит склонившегося к ней громадного седого волка, благодаря его, потом разворачивается и бегом несется к дому, виднеющемуся за густым подлеском.

А ведь он не может… так просто отбросить все это…

Далекая звезда вдруг наливается багровым сиянием и начинает пульсировать короткими частыми вспышками, точно подгоняя его принять решение.

Должен.

Антон бесповоротно обрывает последнюю нить, идущую от сердца, и захлебываясь воплем, летит к желанной звезде, раскрывшуюся ему навстречу воронкой ослепительного света…

Неожиданный резкий толчок…

Остановка…

И стремительный рывок назад…

Он, содрогаясь от острого чувства утраты, видит, как уменьшается и меркнет манящая искорка света, пока не исчезает совсем…

*****

Принимающий Навий путь отдает себе отчет, что предстоит в конце его, да не думала Чернава, что так быстро этот конец настанет. А что ждет саму ведьму в Нави, сообразила без лишних пояснений, едва только прошла посвящение.

Потому, едва блеснул красноватый луч солнца, отражаясь от лезвия, готового опуститься на обнаженную шею, Чернава, стыдно признаться, сомлела. И очнулась лишь от напевного говора, настойчиво повторяющего "Вернись… вернись… вернись…". Не открывая глаз, пошевелилась, ощущая, как сильно впилась в тело опутавшая её сеть.

"Жива… — Комок страха, ледышкой застывший в груди с того часа, как дружинник сорвал оберег, начал таять. — Повезло, опять Морена осталась внакладе…". Открыла глаза — глянуть на того, кто так настойчиво её выкликал.

Вздохнула завистливо — ошиблась.

Не её звали…

Беловолосый колдун с раскинутыми вширь руками застыл над распростертым на земле телом. Неуловимый ветер развевает волосы, перебрасывает длинные пряди со спины на лоб и обратно. Глаза творящего волшбу прикрыты, лицо поднято к небу, губы шепчут, как заклинание: — "Вернись…". Да только отклика никакого не получает.

Ведьма выждала немного — негоже чужому чарованью мешать — потом решилась:

— Эй, помоги выпутаться… — и добавила, не получив ответа, — а я тебе пособлю, чем смогу…

Не опуская рук, колдун повернулся к ней, удивленно вскинул широкие, как углем прорисованные брови. Чернава растолковала для себя — ничего хорошего он от неё не ждет, ну что ж, пусть думает, что хочет, а она в долгу не останется.

— Помоги, у меня силы хоть и немного, но ещё осталось, да и возвращать уходящих вдвоем сподручнее… — и ойкнула испуганно, когда серебристой змейкой мелькнул в воздухе складень, появившийся неведомо откуда, несколькими взмахами рассек сеть и исчез, будто и не было его.

Чернава, не медля, споро скинула остатки пут, поднялась на ноги, растерла затекшие кисти, готовясь к ворожбе. И скрипнула от злости зубами — хорошо поработали дружинники, слаженно… Жаль, оплошала, не угадала в них ловцов. Сеть-упырицу так не вовремя набросили. Ещё б немного и силу бы всю до капельки утратила, а так… Ведьма озабоченно глянула по сторонам, удовлетворенно хмыкнула, увидев поодаль три недвижных тела, шагнула к ним, удостовериться, что мертвы наверняка…

— Ну, чего выжидаешь? — Чернава вздрогнула от неприязни, прозвучавшей в голосе колдуна. — Мыслишь, не поторопилась ли с обещанием?

Резко развернулась, едва сдерживая гнев, взглянула глаза в глаза. И с трудом отвела взгляд от пульсирующих зрачков, расширенных так, что не видна радужка. Показалось, что сейчас ухнет в них безвозвратно, как в бездонный колодец.

Неспешно подошла к лежащему у ног колдуна парню, всмотрелась в его лицо. Хорош, однако! Как же его душевно отделали дружинники! Заплывшие бордовыми кровоподтеками веки, кровь все ещё сочится из рассеченной губы, ссадины на руках и шишак на лбу — на кулачках дрались, других, более опасных, ран не видать, значит, жив. Тогда что с ним? Почему так надсадно дышит?

— Я начну? — тихо спросила колдуна.

Тот молча кивнул.

Чернава отвернулась, но Отлюдок заметил, как внезапно побледнело её лицо, а на щеках проступили алые пятна румянца.

— Постой, — окликнул он ведьму, — не стоит открывать дверь, если не знаешь, куда она тебя приведет.

— Я знаю… — нетерпеливо дернула плечом девушка, нервно запахнула разодранную на груди кофтенку, стараясь скрыть оберег от пристально взгляда колдуна, но, вспомнив, что нечего прятать, резко опустила руку. — Поддержишь, если что пойдет не так…

Нахмурившись, Отлюдок шагнул к ней — не дело с таким настроем колдовать…

Девушка, крутнувшись вкруг себя, разом очертила ногой по земле линию между ним и собой.

— Стой, где стоишь! — прикрыв глаза, словно слабый отсвет заходящего солнца стал непереносим для них, велела она. — Пока твоя поддержка не нужна…

Ведьмак, не вняв предостережению, двинулся вперед и остановился, точно наткнулся на незримую стену, окружившую ведьму и Антона. От низкого утробного звука, возникшего, казалось, ниоткуда, заныло сердце, а ведь колдун уже почти позабыл, что оно у него есть. Что ж… пусть… может быть, у неё получится? На его призыв Антон не откликнулся.

— Та, чьи волосы белее снега, и Та, чьи одежды чернее нощи, к тебе обращаюсь… Несущая ужас и Дарующая милость, тебя прошу… — Голос девушки слышался едва-едва, но каждое слово колокольным звоном отдавалось в висках колдуна. — К тебе взываю, Мара-Морена, Владычица зимняя…

Панически заржали кони, рвясь с привязи, дробно забили копытами по остывающей земле.

Шумливо взвилась в темнеющее небо стайка мелких птах, покидая насиженные места.

От внезапно налетевшего стылого вихря, осыпающего колкой ледяной крупкой настороженно замерший лес, колдун продрог до самых костей. Он не мог и помыслить, что избрала эта молодица Навий путь, а сейчас решилась саму Владычицу смерти призвать.

— Дыхание твое — ветер студеный, очи твои — отблески холодного огня, сердце твое — крепкий лед… В очах Твои чары — манят, зовут, жизнь забирают. Голос — льда перезвон, слуги твои мороки и страхи ночные. Велика Твоя Власть, грозная Сила… Склоняюсь пред твоей волей…

Затянули угрюмые тучи небо, скрывая только что проклюнувшие песчинки звезд. Завьюжила пурга, укрывая белым саваном снега листву, едва тронутую осенним увяданием, и вот уже стоит ведьма по колено в сугробе, и словно не замечает холода, сковавшего лес.

"Ещё немного и надо будет уходить, — мрачно подумал колдун, наблюдавший за ворожбой. Не верилось ему, что сможет обуздать ведьма потревоженные ею силы. — Предупреждал ведь. Чувствую, не до хорошего, самому бы ноги унести…".

— Прими драгоценное — кровь живую, бурлящую, кровь жизнью кипящую, прими же, Мара Грозная, в жилы свои, кровью холодной наполненные, жизни напиток из жил смертного, — голос ведьмы окреп, набрал силу, теперь она кричала во всю мочь, стараясь преодолеть усилившийся до свиста шум ветра. — Помоги человеку, к тебе пришедшему…

Перед девушкой внутри обережного круга возникла темная фигура в развевающемся балахоне. Глубокий капюшон наброшен на голову, лица не разглядеть, только вспыхивают, как угольки в печке, красноватые отблески глаз. Потянулась, принюхиваясь, к ведьме, сложившей руки ковшиком перед собой.

Колдун поспешно отвернулся, избегая случайно встретиться взглядом с пришедшей. Знал, чего опасаться — не оборачивайся, не слушай Её тишину, не гляди в глаза Её, ибо неизбывная тоска их заползет в душу и спасения уже не будет… Отвернулся, но при этом старался не упустить ни единого слова.

— Жаркая кровь у внуков Сварожьих… — пролепетала ведьма, не опуская ладони, наполненные собственной дымящейся кровью.

— Ну, ты охальница! — Смех Морены звенящими льдинками рассыпался меж деревьев. — Предлагать мне то, что и так до единой капли мне принадлежит. Иль забыла, — грозно спросила она, — как клялась в верности до последнего удара сердца. Но я ныне добрая, рада встрече, проси, что хочешь, но готовься платить, да не этой жалкой подачкой!

— Я готова. — Гордо вскинула голову ведьма. — Прошу одного лишь — возврати ушедшего во тьму Изначалья… Он там недолго…

— Его, что ль? — Властительница смерти подступила к лежащему навзничь Антону, слегка припорошенному снегом, постояла немного над ним, и развернулась к девушке, напряженно ожидающей ответа. — Он не мой. Я не властна над его судьбой. — Горькое "как и над своей" едва не сорвалось с её губ. — Его путь по звездам, тревожащим душу. А там, где нет дорог — невозможно идти назад, где нет направлений — невозможно идти в нужную сторону… Ему повезло — он получил иную возможность, и не мне решать за него… Забыть-река смывает ненужное, но коль захочет сам — воротится… А вот ты… — Грозный рык, вырвавшийся из горла Морены, не дал ведьмагу расслышать последние слова.

Припавший к земле колдун замер, выжидая, чьим поражением закончится толковище. Лично он ни понюшки табака не дал бы за ведьму, однако…

— Жаркая кровь у внуков Сварожьих, и холоду смерти не сковать наших душ! В этом мире того, что хотелось бы тебе — нет! — звонко выкрикнула девушка. Торжеством победителя звенел её голос. — Мы — Ясуней светлых дети любимые!

— Ах ты, дрянь! — Морена захлебнулась от злости. — Вспомнила Ясуней, да поздно уже… — Обернулась снежной вьюгой, вылетела из круга, очерченного ведьмой, словно и не заметила преграду, взвилась на миг над лесом и закружилась вокруг девушки, обертывая её белым коконом.

— Нет, нет, — закричала Чернава, уворачиваясь от шквального ветра, который норовил свалить её с ног, — я не в твоей власти!

— Это тебе только кажется, — из мельтешения снежинок выглянула Властительница смерти, изумленная такой несговорчивостью: "Зря ерепенится, я ведь могу и передумать забирать её с собой… И зачем она мне? Лишняя докука…". — Всё слова… Все вы такие до поры до времени, а как пора приходит, мыслить начинаете… Каяться… Милости просить… Ты не в моей власти, верно, но жизнь твоя — в моих руках. — Морена занесла отсвечивающий льдом серп над девушкой, да промедлила малость.

Изловчившись, ведьма внезапно выплеснула дымящуюся жидкость из своих ладоней прямо в просвет капюшона.

Не ожидала Морена противоборства. Редко кто из смертных рисковал тягаться с ней. Взвыла, закрутилась волчком, сбивая охватившее её жгучее пламя, и…

…сгинула во вьюжном круговороте, как и не было её.

Выдохнула облегченно Чернава, точно сама не верила, что опять удалось обмануть смерть. Недвижно стояла, переводя сбившееся дыхание.

Поднявшийся во весь рост Отлюдок увидел, как дрожат её руки, как меняется выражение лица от кривой полуулыбки до оскала, воспроизводя чувства, испытанные только что. Не успел он окликнуть девушку, как она внезапно метнулась к лежащему Антону, упала перед ним на колени, схватила за грудки, и затрясла его так, что колдуну показалось, что у парня сейчас отвалится голова.

— Только ты! Слышал? — яростно закричала она. — Ты сам решаешь! Возвращайся! Тебя ждут здесь! — Она зарыдала взахлеб, стараясь растормошить тело, в котором едва теплилась жизнь. — Ждут! Понимаешь? Возвращайся! Сам!

— Ты что творишь? — Отлюдок в два счета преодолел расстояние, разделяющее его и ведьму, ухватил за плечи, отбрасывая от парня. — Ты его добьешь!

— Шел бы ты лесом, шатун! — вызверилась на колдуна девушка, кидаясь на него. — С Мореной потягайся, бродяжник! А сюда не лезь!..

Звонкая оплеуха опрокинула ведьму на землю. Брезгливо утирая ладонь о штаны, колдун наклонился над ней, прошипев сквозь зубы:

— Я не воюю с женщинами… — и добавил едко: — С любыми… Я вообще не воюю ни с кем. Зряшное дело… В этом мире места хватает всем.

Отлюдок отвернулся, выругался, и только тут заметил удивленный взгляд Антона.

Ничего не понимающий парень все ещё полулежал на земле и только успевал переводить глаза с одного на другую, да и это давалось ему с трудом. В его гудящей от боли голове все ещё бродили странные образы — малознакомые люди, полузабытые места, города, в которых он, видимо, когда-то бывал, но уже не помнил о них ничего. Похоже, у него амнезия, потому что все сейчас было, как в анекдоте "Доктор, у меня беда — тут помню, а тут — нет". Совсем уж непонятно было, как он оказался на занесенной снегом поляне, рядом с этим беловолосым высоким мужчиной и растрепанной хрупкой девушкой, едва достающей ему до плеча, так бурно выясняющие отношения. Антон мог поклясться, что никогда раньше их не встречал, впрочем, и в этом он был не слишком уверен, потому что из всей своей жизни он отчетливо помнил только Людмилу и громадного черного кота. Причем здесь кот? Они никогда не держали домашних животных!

Сосредоточиться на сестре толком так и не дали.

Белоголовый мужчина легко подхватил его подмышки, поставил на ноги, похлопал по спине, сказал "Молодец, держись" и исчез среди деревьев, оставив Антона наедине с очень разгневанной девушкой. Потом вымахнул из леса на рыжем жеребце, на полном скаку подхватил парня, перебросил его поперек спины коня и понесся, обгоняя ветер, прочь с заснеженной поляны.

*****

Не надеялась ведьма убить Морену своим заклинанием — для дарующей смерть смерти нет, но время выиграть пыталась.

Удалось.

Завертела воющую от боли Морену вьюга-наперсница, закружила в снежной круговерти, пронесла над лесом и опустила аккурат на середине железного моста, через Смородину-реку переброшенного. Сама же пролилась буйным ливнем, пытаясь затушить ведьмин огонь, сжигающий Хозяйку, да только напрасно. Капельки воды испарялись в раскаленном воздухе, не коснувшись тела её.

Живым факелом металась Морена по Калиновому мосту — и в Явь не вернуться, и в Навь не попасть. Мутные, тягучие волны, увенчанные голубоватыми лепестками пламени, такого же, каким была охвачена Пряха, бурлили, колотились об остов моста, расшатывали его, стараясь низвергнуть её вниз.

Мало что соображающая Морена распласталась на мосту, цепляясь когтями за малейшие выщерблины в настиле. Она выла в голос от попадавших на неё черных капель, но как ни пыталась, увернуться от них не могла. Волны поднимались все выше, захлестывали уже с головой, грозя утянуть в бездонную пучину.

— Ты зачем сюда явилась? — Сильный рывок поднял Пряху на ноги. Удерживаемая крепкой рукой, она подняла затуманенные страхом глаза. — Тебя ведь предупредили не рыпаться…

— А, Страж… — Как ни странно, но Морена была рада ему. — Верь, не верь, и в мыслях не было за Кромку уходить. К чему мне? Я своей жизнью довольна — такой, какую вы мне дали, — последние слова прозвучали несколько невнятно. То ли из-за окатившей Морену волны, то ли от горечи, пробившейся в тихом голосе Пряхи. — Требу свою исполняю, — она немного расслабилась, чувствуя, что рядом со светящимся гигантом утихает палящий жар, давая передышку источенному огнем телу, — и даже стала находить в ней некую радость.

— А я слышал совсем другое… Будто ищешь пути, открывающиеся в Правь.

— Ты, Велес, тоже не отказался бы от такой возможности, да только сидишь в Нави, будто собака цепная. А ведь твои силы никак не сравнимы с моими, ты многого мог бы достичь не только в Яви, но и в Прави.

— Тут ты ошибаешься. От добра добра не ищут, а язык твой поганый тебе же плохую службу служит, да это понятно — кто с Кащеем сошелся, тот навеки ядом коварства отравлен.

Гигант перехватил Морену поперек талии, протянул руки к водам Смородины, заметно успокоившимся, и макнул в них Пряху с головой. От неожиданности она завизжала, забилась, словно рыба, выброшенная на берег, и затихла бесчувственно.

— Так-то лучше будет… — удовлетворенно протянул Страж. — Но суд вершить я не намерен, потому убирайся-ка ты отсюда подобру-поздорову.

Сверкающая фигура задрала голову небу, громко каркнула.

Тотчас слитное хлопанье крыльев раздалось в ответ, заглушило неумолчный рокот реки. Черная стая закружилась над Велесом, ожидая распоряжения.

— Её домой, — Страж бросил тело Морены на настил моста. — И следить во все глаза…

От вороньего грая всколыхнулся Калинов мост — каждая из птиц, стремясь исполнить поручение, норовила лапками уцепиться за Морену, выдирая белоснежные волосы и раздирая обнаженную кожу.

Велес, усмехаясь, развернулся и пошел обратно.

В свои чертоги Морена вползла, оставляя за собой четкий протаянный след. Тело все ещё было слишком горячо. Да и проклятые вороны постарались на славу — подрали его на славу. Не иначе Велесу показать свое рвение стремились.

Ничего, доберется она до Чернавы — девчонка за все отплатит. Полновесной монетой.

Мары, увидев плачевное состояние хозяйки, мигом облепили её, оттягивая на себя боль и страх, злость и тоску — все то, что скопилось у Морены за такой короткий и такой длинный вечер, взамен делясь с ней своими мелкими мыслишками.

Не слишком прислушиваясь к болтовне нежити (что нового она услышит?), Морена, однако сумела вычленить одно сообщение, слишком важное для неё. Она расхохоталась во весь голос, отбрасывая от себя мар.

— Ну, что ж, Светлые боги, ещё неизвестно, кто кого! Похоже, у меня есть шанс! Не получается наружу Хранительницу выковырнуть, так я её изнутри подтолкну.

*****

Ждать и догонять хуже всего.

Третий день котофей бродил по дому сам не свой — хвостом (а это у котов, как все знают, самое восприимчивое место) он чувствовал неприятности. Но чувствовать и знать совершенно разные вещи, и откуда ждать подвоха, Баюн точно сказать не мог. Потому он просто шатался из угла в угол, надеясь на свою интуицию. Зато чародейка была весела, как птичка. Она то и дело принималась напевать что-то веселое, без удержу натирала кухонную утварь, хотя стараниями Кимри в доме поддерживалась идеальная чистота, и вмешательства Людмилы в дела хозяйственные не требовалось никакого.

Баюн долго терпел. В конце концов не выдержал, устроился напротив чародейки, усевшейся перебирать сухие травы, собранные за лето, и прямо спросил:

— Что ты так колотишься? Гостей вроде не намечается…

— Отчего же? — лукаво сверкнула на него глазами Людмила. — А Антон?

— С чего ты взяла? — удивился котофей.

— Сон зрела вещий… загаданный.

— Ты бы лучше загадала увидеть, что за тварь кругами около дома ходит.

Чародейка помрачнела.

Днем все оставалось по-прежнему — осень постепенно вступала в свои права. Неторопливо золотила листву на деревьях. Поднимала ввысь птичьи стаи, которые, скорбно курлыкая, прощальным клином кружили над лесом. Проливалась мелким дождиком, о котором забывалось, едва выглядывало солнышко, все ещё по-летнему теплое.

Однако ночью искристая изморозь ажурным узором покрывала листья малинника, что живой изгородью отгораживал дом от леса, навес над колодцем и сараюшку во дворе, заплетала стены дома и стволы высоченных сосен, окружавших его. Легкий морозец обжигал дыхание, стоило только высунуться на улицу. А сегодня на крыльцо насыпало столько снега, что Птах едва смог открыть дверь. Причем ранний зазимок установился только вокруг дома Людмилы, за пятьдесят шагов от него все ещё царило бабье лето.

— И что ты от меня хочешь?

— Я хочу знать, что вокруг тебя творится. Ты разве нет? — Чародейка промолчала. — Нееет, — издевательски промурлыкал котофей, — ты опять забилась в нору, как мышь, и думаешь, что все решится без твоего участия. Так не бывает. Запомни, не бывает.

Людмила отвернулась. Толку с ним объясняться — любая опасность кажется вдвойне страшней, когда о ней ничего не знаешь, а она никак не может узнать в чем тут подвох. Все молчат, кого ни пытала. На её вопросы у всех один ответ — "Кто глух и нем, к тому же слеп, тот тихо проживет две сотни лет…". Никто не хочет говорить о чарах, что плетутся вокруг, а самой найти причину не получается.

— Не важно, главное, что в доме все спокойно, — коротко ответила чародейка, стараясь показать, что очень занята, но от Баюна так просто не отделаешься.

Что за кот? И без него тошно, хоть вида она старается не показывать. Да разве его обманешь?

— Слишком спокойно. Слишком тихо. Птах с самого утра куда-то умчался, Кимря тоже носа не высовывает, прячется который день, как будто избегает встречаться с нами, только мыши в стенах скребутся. Хотя и мышей сегодня не слышно… — Баюн повел носом. — Слышишь?

— Не слышу я никаких мышей, — раздраженно ответила чародейка, пересыпая отобранные соцветия болиголова в полотняный мешочек.

— Я не о том… Похоже, у нас гости.

— Что ты несешь? — Прислушавшись, вскочила на ноги, крикнула в полумрак коридорчика: — Птах, ты? — Не получив ответа, неуверенно переспросила: — Кимря?

Протяжно скрипнула дверь в глубине дома.

Чародейка выглянула в проем и охнула — дверь в "святая святых" дома была приоткрыта. Узкая серебристая полоска просачивалась в щель между косяком и створкой, высвечивая небольшой кусок пола, измазанного малопонятной субстанцией, лаково отблескивающей на свету.

Разогнавшийся обогнать Людмилу котофей зашипел, отступая назад.

Толчком ноги распахнув створку, чародейка, не заглядывая, метнула внутрь голубоватый сгусток холодного огня, пока небольшой. Отпугнуть, ежели кто случайно забрался… После негромкого хлопка изнутри раздался жуткий, леденящий кровь вой, оборвавшийся жалобным повизгиванием.

Есть! Людмила выждала — всего несколько частых ударов сердца, — заскочила в комнату и едва не кинулась бежать со всех ног обратно. Посреди комнаты корчилась громадная черная змея с головой собаки. Длинная глубокая ссадина, сочащаяся темно-зеленой сукровицей, быстро затягивалась, несмотря на то, что полутораметровое тело раненой твари свивалось упругой пружиной, расслабляясь, на миг опадало, чтобы снова сжаться тугой спиралью. Мощный хвост раз за разом бил по низкому хлипкому столику, чудом остающемуся целым. Собачьи глаза, подернутые дымкой боли, внезапно оживились при виде врага. Ламия, клацнув зубами, стремительно кинулась на чародейку. Та едва успела увернуться. Людмиле повезло — оглушенная тварь промахнулась, лишь вскользь зацепив зубами бедро женщины. Недолго думая, она обрушила на змею "Дар Перуна", самое мощное из своего арсенала боевых заклинаний. Огненный шар, который Людмила едва удержала в руках, на куски разорвал ламию. Мерзко воняющие горелым мясом ошметки и дымящиеся внутренности разлетелись в разные стороны, вмиг превратив уютную комнату в филиал живодерни.

Пошатываясь от мгновенно нахлынувшей усталости, чародейка пробралась к сорванному занавесу, прикрывающему путь, ведущий в Навь, и чертыхнулась. Замыкающие вход наговоры оказались повреждены. Правда, не настолько, чтобы открыть проход в Явь всему сонму монстров, желающему пробраться сюда. Но и одной этой ламии достаточно было бы, изловчись она застать Хранительницу врасплох. Спасибо Баюну, кабы не он…

— Спокойно, говоришь? — саркастически осведомился осмелевший котофей и, задрав хвост, удалился, отлично понимая, что ни его помощь, ни его реплики чародейке не нужны. Справится.

Людмила, готовясь к восстановлению порушенного барьера между мирами, отрешенно глянула ему вслед. И все же, как навья пролезла? Они ведь умом не блещут, силой пробить проход невозможно, значит, среди них появился некто, сумевший обойти колдовские запреты. Кто?..

*****

Едва стих топот копыт вдалеке, Чернава, не поднимаясь с земли, куда отбросила её оплеуха колдуна, опустила голову на сложенные руки и изнеможенно закрыла глаза. С женщинами он не воюет… Ишь, миротворец! Будь она в силе, глянула бы, как все обернулось, а так… Схватка с Мореной вообще лишила девушку того жалкого остатка сил, что были, как телесных, так и чародейных. Да ещё и крови много потеряла… Она, приоткрыв один глаз, глянула на слегка затянувшиеся рваные раны на запястьях. Жаль, ножа под рукой не оказалось, пришлось зубами жилы раздирать. Кровь текла так, что думала, не остановится. Было бы нелепо, отразив нападение Владычицы смерти, умереть самой от потери крови.

Девушка повернулась на бок, устраиваясь удобнее. Хорошо, что снег сразу же растаял, едва Морена исчезла. Мгла, затянувшая небо, тоже рассеялась, оставив после себя легкую расплывчатую дымку. Луна низко висела над лесом, освещая его так ярко, что четко просматривался каждый листик на ближних к ведьме кустах. Мягкий мох, вольготно росший на хвойном опаде, промялся, принял тяжесть человеческого тела, охладил разгоряченное схваткой лицо. Чернава, радуясь передышке, почти задремала, чувствуя, как расслабляются уставшие от напряжения сражения мышцы, как утихает пульсация крови в висках, как блаженный покой охватывает её.

Морена! А ведь она вернется. Не время разлеживаться, бежать отсюда, бежать со всех ног… Девушка потянулась и ощутила — что-то держит её, будто крепкие путы, не давая ей подняться. Она рванулась изо всех сил, обрывая длинные стебли травы, которые густым покровом оплели тело, и заметила среди своих спутанных прядей, зеленые травяные побеги, усыпанные мелкими желтыми звездочками.

— Что за дела? — спросила она в пустоту, не особо надеясь на ответ.

Гулкое насмешливое уханье пронеслось над лесом.

Чернава, выдирая с корнями нежеланные украшения, с трудом повернула голову, увидела филина, сидящего на нижней ветке ближайшей ели.

— Лесной хозяин? — не веря, спросила ведьма. Филин сверкнул яркими зелеными огоньками глаз, подтверждая её догадку. — Так вроде я лесные законы не нарушала. За что ты так со мной?

— А за проход платить? — спрыгнул вниз мужичок-невелик.

— Чем? Видишь, я вся перед тобой.

— Нда, — почесал затылок леший. — Брать с тебя точно нечего. Тогда отдашь то, что дома не ожидала увидеть, а застала.

— Согласна, — легко условилась Чернава. Домой она вообще не собиралась возвращаться, так отчего не пообещать лесовику то, о чем он просит. Ведьма поднялась, отряхнула с себя остатки травяной поросли, узлом завязала кофту на животе, с досадой осмотрела дырявую юбку, которая доброго слова уже не стоила. — Вот только скажи, не откажи в любезности, почему с меня плату требуешь, а другие беспрепятственно по лесу ходят?

— Кто? — удивился леший.

— Колдун с учеником.

— Аааа, — протянул лесовик, довольно ухмыльнувшись в жидкую бороденку. — Этим можно…

— Приятели, что ль? — без особой заинтересованности осведомилась ведьма. Расспрашивать Лешего не было никакой нужды, но ей хотелось слышать чужой голос, как подтверждение того, что перед ней не обманчивый безмозглый морок, напущенный Мореной. — Так что ж ты не помог им, когда парень концы тут отдавал?

— Я в людские дела не лезу, мне своих хлопот хватает… — последние слова прозвучали едва слышно.

Чернава повертела головой, отыскивая лесовика, но тот, явно обидевшись, уже сгинул. Ну и бес с ним! Поговорили, и будет. Ей бы оберег свой бесценный найти, да махнуть подальше отсюда.

Телеги, конечно, на поляне уже не было. Пройдошистый селянин изловчился не только сам сбежать, но и подводу с немногим оставшимся добром прихватить. Ловок, однако! В этом ведьма нисколько не сомневалась, видела, как он изворачивался, когда дружинники его прижали — вертелся, точно уж на сковородке. Зато как настоящая заваруха началась, так и был таков, спасая свою шкуру. "А вот я теперь точно осталась без плошки, без ложки, — ведьма скрестила пальцы, чтобы самой себя не сглазить, и прошептала, — но, главное, жива… А с живыми мертвым поделиться не зазорно… Позаимствую малость…". Она направилась к останкам дружинников, лежащим неподалеку, и зацепилась юбкой за сухие веточки, выросшие на пути. Сердито притоптав их, через пару шагов по щиколотку провалилась в топкий зыбун. С трудом выдрав ноги из вязкого болотца, о существовании коего она не подозревала, ведьма, проклиная все на свете, замерла на месте.

"Ну, не хотят мертвые делиться, не надо, обойдусь, отыщу оберег и ходу", — она развернулась. Позади, сплетясь ветвями, стеной стоял непроходимый ельник, которого раньше не было.

— Мы так не уговаривались, — снова возник перед ней лесной хозяин. — Хочешь из леса выйти, вон дорога, — он махнул рукой в просвет между сосен. — А просто так по лесу ходить не дозволяю.

— Мне одну вещь найти надо, — скрипнув зубами от злости на неуступчивого лешего, сказала Чернава. Вот навязался! Будто других забот у него нет. — Без неё мне дороги нет.

— Иди так, — категорично изрек лесовик. — Мне твои интересы без надобности. Что в лес попало, то всё мое…

— Ишь, ты! — взъярилась ведьма. — Тебе мой амулет всё одно бесполезен… — но договорить ей не дали.

Мохнатая лапа толкнула её в бок, недвусмысленно указывая, куда именно идти. Подчиняясь настойчивому давлению, девушка ступила на узенькую тропку, возникшую под ногами. И пошла по ней, не оглядываясь. Зачем? То, что леший присматривает за ней, она знала точно. Так чего зря на рожон лезть? Чтоб здесь на веки вечные остаться? Аккуратным таким холмиком, каких в лесу не счесть. Холмиком, покрытым цветущими асфоделями. Она грустно улыбнулась — насчет цветов явный перебор, ей хватит и обычных трав…

Выйдя на просеку, ведьма уселась на обочине. Здесь уже можно не торопиться — дорога дело рук человеческих, леший здесь большой власти не имеет. До утра-то она потерпит, а как солнце встанет, так и двинется. Знать бы ещё куда… Заветная монета потерялась, да только зря вверила свою судьбину той монете — просила вывести к добрым людям, а она её к лешему завела.

Глаза предательски слипались, тянуло прилечь, хотя понимала Чернава, что спать нельзя ни в коем случае. Она же сейчас беспомощна, как теленок против волка. И не хищников страшилась девушка — тихо и мирно вокруг, словно лес враз опустел, один только ветер гоняет опавшие листья, да изредка шлепаются сбитые им шишки. Зверье вообще очень чувствительно к любым всплескам чародейства, а тут много чего творилось, вот и попрятались обитатели леса кто куда. Переждать смуту.

Другого боялась Чернава, почти позабывшая, как это — быть беззащитной перед нежитью лесной, что такое для простого человека повстречаться с мавкой или шишиморой. Однако не могла она поставить охраняющий круг, никак не могла… Для него хоть малая толика силы, а требуется. Потому и таращилась упорно ведьма в темноту, стараясь не прозевать нежеланных гостей.

Услышав редкий перестук лошадиных копыт, донесшийся со стороны дороги, девушка вскочила, отбежала поближе к зарослям, притаилась в тени кустов, высматривая, кто появится из-за деревьев. Хоть бы проехал мимо…

— Берегиня, — тихонько ахнула Чернава, когда из-за поворота вышла девушка с отливающими зеленью волосами. Длинные пряди с вплетенными в них листьями свободно струились, укрывая обнаженное тело, слабо мерцающее в свете луны. Рука лесной девы касалась бархатисто-черной гривы лошади, горделиво ступающей рядом с ней.

— Выходи, — берегиня остановилась как раз напротив того куста, за которым спряталась девушка. — Я все равно тебя вижу.

— Кто бы сомневался? — Чернава вышла на дорогу, став лицом к лицу с пришедшей. Издревле не ладили ведьмы с берегинями. Лесные девы частенько брали под свою опеку людей и отводили от них напасти, напущенные ведьмами, а иногда и сами строили чародейкам козни, чем большой любви к себе не вызывали. — Неужели я так слаба стала, что ты меня под свою защиту берешь?

— Не заносись, — мелодично рассмеялась лесная дева. — Прихоть у меня такая… Да и жаль такой красавице зазря пропадать… — Она погладила кобылку по холке, любуясь ею. — Пусть доброму делу послужит… Иди, милая, иди, вот твоя хозяйка. — И опять обратилась к Чернаве, не знающей, как воспринимать дар берегини — как милость или как подвох. — Сможешь с ней столковаться, обе счастливы будете, а коли нет, что ж, значит, судьба тебе такая… Век одной куковать.

Лошадь потянулась к ведьме, фыркнула, обдавая её теплом. Игриво толкнула лбом.

Чернава вздрогнула, отстраняясь от её навязчивого интереса, и…

…проснулась.

"Все же заснула, — досадливо подумала она, — вот и привиделось леший знает что… — Снова уселась, сердито вытащила из-под седалища занозистый сухой сучок, не ощущавшийся, когда она спала. — Пригодится, буду колоть себя им, чтобы снова не заснуть". Изо всех сил растерла глаза, в которые словно песка насыпали, и насторожилась, услышав отдаленный звук.

Вскоре из-за поворота до неё донесся редкий перестук лошадиных копыт, и на дороге показалась одинокая гнедая лошадь, медленно бредущая по просеке.

Чернава вскочила на ноги, не веря своим глазам. Вот так удача!

Лошадь подняла голову, заржала, приветствуя девушку и, ускоряя ход, устремилась к ней.

*****

За стенами бревенчатой хижины с самого утра несмолкаемо шумел дождь. Пламя свечи, горевшей на столе, слегка подрагивало, выхватывая из темноты лица людей, молча сидящих напротив друг друга.

Антон, напряженно думал о чем-то, то и дело недоверчиво покачивал головой, словно сомневался в реальности существования этой избенки. Он поднимал глаза на колдуна, потом долго рассматривал закопченный потолок, переводил взгляд на густо затянутый паутиной угол, недоверчиво хмыкал и снова рассматривал потолок. Уже в который раз.

Отлюдок, сложив руки на груди, терпеливо ждал, пока парень восстановит забытое им. Всё, что зависело от него, ведьмаг сделал, хотя вернуть память парню оказалось не легче, чем оживить его.

— Я умирал… — Антону не верилось. Чувствовал он себя вполне прилично, если не считать ушибов и синяков, полученных в стычке с дружинниками. Он провел языком по зубам, проверяя, все ли целы. Один немного шатается, но это мелочи. От такого не умирают. Правда, ещё ныли ребра, отбитые, пока Антон болтался поперек лошадиной спины, но всё это было уже потом. — Умирал… Ты шутишь?

Но сидевший напротив него колдун был серьезен, и не похоже было, что непроницаемое выражение его лица напускное. От тяжелого взгляда его разноцветных глаз парню стало не по себе, однако он не выдержал и задал ещё один вопрос, который занозой сидел в голове с тех самых пор, как осознал случившееся:

— Скажи, почему ты вернулся? — и напрягся, предчувствуя ответную реакцию. Но не спросить он не мог.

— А разве это так важно? — Отлюдок поднялся, приоткрыл дверь, прислушиваясь к глухому шлепанью капель по листьям. Похоже, дождь зарядил надолго…

— Для меня — да…

— Ты никогда не знаешь, чем обернется твое зло… — Ведьмаг коротко взглянул на Антона, отвернулся и замолчал.

Солнце стояло в зените.

Худенький мальчишка сидел, охватив руками колени, на самом краю обрыва и с тоской смотрел в открывающуюся перед ним пропасть. В глубине её клубился сизый туман, и тянуло влажной прохладой.

В центре каменной площадки, на которую, вывалившись из спирального лабиринта, угодил Родослав, торчал исполинский столб, испещренный угловатыми письменами, но тени он почти не давал, а так хотелось укрыться от палящих лучей хоть на миг. Мальчик давно уже понял, что солнце, точно пригвожденное к небосводу, никогда не уходит за окоем.

Давно…

Это сколько? Время, казалось, навеки замерло здесь — на этой гладкой площадке, со всех сторон обрывающейся в бездну.

Мальчик облизнул пересохшие губы — пить хотелось неимоверно. А ведь всего в паре саженей от него ярко зеленела трава, по каменистому склону горы вниз струился ручеек, который водометом выбивался из-под большого валуна. Близок локоть, да не укусишь — пропасть не перепрыгнуть, не перелететь… Это он уже понял…

Нет, сначала-то он пытался, разогнавшись, перескочить провал, но в последний миг остановился, поняв, что толчок будет недостаточно силен, и он наверняка свалится вниз. Потом разодрал на длинные полосы одежду, сплел веревку и, обмотав её вокруг столба, обвязался сам. Эта попытка была единственной и последней — повиснув на вязке, он все-таки смог зацепиться за выступы скалы и едва выкарабкался на площадку, однако от сплетенной им веревки остались лишь жалкие лохмотья.

Оставалось только снова и снова перебирать в мыслях леденящие кровь видения, из-за которых он оказался здесь, и корить себя за собственную неразумность.

Первые шаги внутри спирального узора дались легко. Камни ложились под ноги ровной дорогой, потом откуда-то вдруг потянуло стылым ветром, от которого колючие мурашки пробежали по спине. Родослав слегка поежился, но не остановился даже тогда, когда вокруг него стремительно потемнело. Мир, который казался незыблемым, одним махом выцвел, став похожим на лубочную картинку, а потом и вовсе пропал. Реальными оказались только светлые пятна камней, цепочкой уходящие в темноту.

Мальчик помедлил немного и двинулся дальше. Теперь каждый шаг давался ему с трудом — приходилось напрягаться, словно путь шел в гору. Однако вскоре Родослав почувствовал, что, высоко поднимая ноги, как при подъеме, он, тем не менее, опускается все ниже и ниже. Немного помедлил, привыкая к новому ощущению, принимая все, как есть. Дорога в Ирий не может быть обыденной…

Словно услышав его мысли, всё вокруг изменилось. Теперь в лицо мальчику дул сильный ветер, препятствуя движению. Из темноты раздавались утробное рычание и завывания, от которых сердце сжималось в тревожном предчувствии. Изредка от скользких мерзких прикосновений холодели руки, и липкий пот выступал под волосами. Но Родослав принуждал себя не давать воли своему страху, помнил напутствие кота — "Обратной дороги для тебя уже не будет", значит, только вперед. Вот только долго ли так идти? И стоит ли? Вдруг это просто лукавство нечистого, который любит чудить с легковерными?

Сомнения Родослава едва не заставили его повернуть назад, но тут вдалеке возник отец в свободной одежде, которая не колыхалась ветром, сбивающим с ног мальчика.

Отец, приветствуя, помахал ему рукой… Веселый, с улыбающимся лицом, совсем не похожим на ту застывшую личину, которую видел Родослав, когда стоял над ним во время погребальной кроды.

Протискиваясь через незримую упругую преграду, возникшую на пути, мальчик торопился скорее добраться до отца, ждущего его, чтобы вместе, вдвоем, пройти остаток дороги.

— Родька, — раздался истошный крик, — что ты творишь? Вернись сейчас же!

Растерявшийся Родослав обернулся, гадая, откуда здесь могла взяться Синеока.

Тут-то его и завертело, лишая всяческих сил к сопротивлению, а потом ударило о твердый камень так, что дух вышибло вон.

Очнулся он у подножия столба, стрелой уходящего в небо. В небо, где солнце стояло в зените…

Давно…

Всегда…

— Как ты сюда попал?

Мальчик вздрогнул и поднял голову. На той стороне стоял человек, с веселым изумлением рассматривающий его.

Родослав молча пожал плечами. Если б он знал…

Мужчина легко перешагнул пропасть.

Мальчик отскочил к столбу, вжался в него голой спиной, чувствуя, как царапают кожу неровности надписи, высеченной на камне.

Чужак опустился на колени, и коснулся рукой ребенка. Громадная ладонь оказалась неожиданно легкой. И теплой…

— Надо же… — сказал светловолосый мужчина, поднимаясь, — раньше сюда только мертвые попадали, а ты живой… Ну не бросать же тебя здесь.

Родослав задрал голову — рост чужака превышал его собственный раза в три.

— Я… — от длительного молчания голос сорвался.

— Ничего… — Только тут мальчик заметил, что чужак говорит, не шевеля губами, а слова его рождаются не звуками, просто возникают прямо в голове. — Ничего…

После долгой томительной паузы, во время которой Антон, кажется, даже не дышал, ожидая, что же произнесет дальше ведьмаг, тот добавил:

— А единожды взявшись тебе помогать, я просто не имел права бросить тебя.

Исчерпывающий ответ.

Антон обескуражено промолчал. В принципе он мог догадаться и сам, но насколько он узнал ведьмага — альтруистом тот не был, значит, существовало что-то ещё, о чем Отлюдок говорить не хотел.

— Другой на твоем месте в первую очередь поинтересовался бы тем, что с ним произошло?

— Что именно? — несколько заторможено произнес парень.

— То, как ты умудрился отбиться от трех вооруженных людей, натасканных убивать.

— Просто я очень хотел остаться живым.

— И, тем не менее, не рассчитав своих возможностей, едва не отдал концы.

— Да ничего я не рассчитывал, — рассердился Антон. — Просто выбора у меня не было. Или я, или они.

— И ты не придумал ничего лучше, как использовать свежеприобретенную силу, вот только слишком много потратил, настолько много, что исчерпал весь запас Саты.

Слегка обескураженное лицо парня заставило ведьмага скривиться, словно у него внезапно заболел зуб, и пояснить:

— Сата — это магическая часть любого человека. У кого-то её больше, что ж, он может уповать стать сильным чародеем, кому-то не так везет, и он всю оставшуюся жизнь будет пытаться оттянуть Сату у других — бесконечными распрями, необузданной тягой к соитию, лютым живодерством.

— Знаю, — процедил сквозь зубы Антон. — Таких у нас полным-полно. Неужели все дело только в том, что они не имеют магической энергии?

— Не знаю, это их жизнь, мне до них нет дела…

Парень затих, наступив на горло "собственной песне". Не хватало ещё, чтобы колдун рассердился на него, и опять ушел в глухую молчанку. Интересно все же, с чего это его потянуло на откровения?

— Пробуждение твоей Саты прошло внезапно для тебя… — Антон улыбнулся, представив, что сказал бы ведьмаг, увидев его забавы с туманным сгустком. Оказывается, он развлекался со своей собственной магической энергией. Круто… — Ты захотел убить, направил мысленный посыл, и твоя сила подчинилась тебе. Вся, до капли… Слишком велико было желание.

— И я убил? — Холодный пот прошиб парня. До сих пор он как-то не думал об этом. — Всех троих?

— Нет, — заметно заскучал Отлюдок, — просто выжег одному из нападавших глаза. Умер он сам, совсем недолго помучавшись… Двух других успокоил я, ты в это время уже отходил на Кромку…

— Куда? — не понял парень.

— Вы зовете её Междумирьем. — И продолжил: — Потому что следом за Сатой ты утратил и Тан, силу разума и сознания. Мулана осталась при тебе, поэтому тело твое осталось цело.

У Антона уже голова шла кругом от всех этих Сат, Мулан, Тан и прочего, что наговорил ему колдун.

Заметив, что парень "поплыл", ведьмаг внезапно выбросил вперед открытую ладонь, из которой вырвался луч света. Парень инстинктивно пригнулся, ожидая какого-либо подвоха, но потом сообразил, что не стал бы Отлюдок сообщать все это, а потом "стирать" того, кто слишком много узнал. Раз сказал, значит, посчитал нужным сказать, но это, как говорится, его проблемы.

Луч, слегка коснувшись лба Антона, обратился светящейся сферой и точно шлем охватил голову парня. Она стала какой-то невесомой, и взбудораженные мысли больше не метались в ней, как клубки перекати-поля, не могущие никак найти себе пристанища.

— Это поможет тебе добраться до сути сказанного без особого труда. Считай, что я начал тебя учить, потому что силы в тебе достаточно, но сила без знаний ничто.

— А у нас говорят, сила есть, ума не надо.

— Пустое… На любое действие всегда найдется противодействие, перед которым ты не сможешь устоять, а основа магии — знания. Стихийное, неосознаваемое, чародейство удел слабых. — Ведьмаг присел на лавку.

Оказывается, все это время он простоял перед Антоном, по-прежнему сидящим за столом. Свеча догорела до середины, значит, говорили они долго, а время пролетело, как одна секунда.

— Пока идет дождь, не стоит двигаться с места, вдвоем на одном скакуне далеко не уедем. Переждем непогодь здесь, а потом решим, как быть дальше. Да и ты восстановишься слегка. — Антон послушно кивнул. Хорошо, когда кто-то за тебя решает. Признаться, устал он уже от неопредёленности и постоянного выбора.

Сквозь толстые стены избушки донеслось приглушенное конское ржание.

— Что там ещё? — Отлюдок распахнул дверь. — Волков, что ли, почуял?

Привязанный у порога конь покосился на него темным глазом, нетерпеливо переступил с ноги на ногу и снова заржал, на этот раз мягко, словно звал кого-то.

В лесу послышался треск веток. Из зарослей, плотно окружавших дом, появилась шкодливая конская морда, настороженно оглядевшаяся вокруг. Увидев привязанного жеребца, кобылка коротко взвизгнула и неторопливо вышла на прогалину перед домишком.

Мокрая с головы до пят девушка, косовато сидевшая на спине лошади, вскрикнула и попыталась развернуть свою гнедую назад. Не тут-то было! Кобылка, кокетливо задрав хвост, иноходью пошла к дому.

Отлюдок подскочил к всаднице, рывком сдернул её на землю. Девушка дернулась, вырываясь, но, быстро сообразив, что схватили её крепко, притихла.

— Ты, что ли? — Колдун не верил своим глазам.

— Ну, я… — своенравно вздернула голову Чернава, точь-в-точь, как её лошадка. Занесла же её нелегкая. Час от часу не легче… Мокнуть под моросящим дождем весь день, чтобы в конце концов напороться на недруга, хотя просто хотелось отыскать надежный приют. Ну, берегиня, ну, подсиропила лошадку…

— Откуда ты взялась?

— Не поверишь, — усмехнулась ведьма, — просто мимо проезжала.

Любопытствующий Антон, услышав голоса на улице, высунулся в проем раскрытой двери.

Чернава скользнула по нему безразличным взглядом и осеклась на полуслове. Вспомнился нечеткий мужской силуэт, возникший за её плечом, когда она смотрела в темную воду озера, пытаясь узнать, что предстоит ей. Только сейчас, когда мягкий вечерний сумрак размыл черты парня, оставив только нечеткий контур, такой же, какой привиделся ведьме в воде зеры, она поняла — отчего то и дело пересекаются их дорожки. А ведь сколько раз она уже встречалась с ним, а узнать никак не могла. Одно только интересно — не ошибается ли она, принимая желаемое за действительность?

 

ГЛАВА 9

Мужчины обменялись настороженными взглядами и Отлюдок, развернув девушку к себе спиной, легонько подтолкнул её вперед и задушевно произнес:

— Ну что ж, заходи, коль пришла, гостьей будешь, — и добавил колко, — а насколько дорогой, решим после…

Чернава растерянно оглянулась, словно прося поддержки у своей гнедой, но той до хозяйки не было никакого дела, занятая слишком оказалась. А, была не была! Сама пришла, никто не звал! Так чего упираться? Девушка шагнула к ветхой избе-лесовушке, в которой даже окон не было. Только вверху, у венца изрядно покрытой мхом крыши, имелись небольшие отверстия для выхода дыма.

Парень, застрявший в дверях, молча посторонился, открывая ей проход.

Ведьма, пригнувшись, обозрела нутро жилища: огонь в очаге не горит, даже зола начисто выбрана, полки вдоль стен пусты — ни посуды, ни припасов, только на столе мерцает наполовину сгоревшая вощинная свеча. Темнота притаилась в углах горницы, терпеливо дожидаясь, когда слабый огонек погаснет окончательно, чтобы стать полноправной хозяйкой в этом домишке, издавна принадлежащий только ей. Чернава облегченно рассмеялась — это двое здесь такие же пришлые, как и она. Жилым духом в избе и не пахнет. Она присела к столу, не дожидаясь приглашения, устало прислонилась к бревенчатой стене. Всё тело ныло от долгой езды верхом, а более всего бедра и спина. Наездница из неё ещё та! А откуда умение взять, когда у "бедной сиротки" только корова имелась? Чернава отжала руками мокрые волосы, отбросила их с лица на спину. Обсушиться бы, да согреться…

Антон с непонятным для него самого чувством рассматривал девушку. Как сильно она изменилась с того времени, как он вытащил её из бурелома! Даже мертвая она выглядела краше, чем сейчас живая — осунувшееся лицо, одежда клочьями (хотя какая там одежда, одно название!), ссадины на руках и ногах, а, самое главное, глаза… Такого затравленного выражения глаз Антон ещё не видел ни у кого…

Девушка, точно уловив его мысли, подняла голову. Пренебрежительно скривилась, взглядом ответила — "Не нравлюсь? На себя посмотри… такой же красавчик…".

— Давай знакомиться… — Парень вздрогнул. Так задумался, разглядывая ведьму, что не заметил, как вошел Отлюдок и устроился на лавке около входа, словно сторожил выход.

Девушка кивнула:

— Негля… — и осеклась под строгим взглядом колдуна. Слишком строгим. Потом подняла голову, пристально посмотрела глаза в глаза колдуну, словно говоря "Откровенность за откровенность, мы не враги". Тот в ответ кивнул, понимая, о чем речь. — Чернава, Верховная ведьма Ковена…

— Как я понимаю, бывшая? — перебил её Отлюдок. — Что ж… — Он привстал, шутовски откланялся: — Родослав, ведьмаг…

Антон онемел от изумления. Он вообще ничего не понимал, толком не "переварив" ещё то, что поведал ему Отлюдок, а тут вот это. Под прицелом чужих глаз ему стало несколько неуютно. Ну, что, опять рассказывать этой девице кто он и откуда? Громкого титула у него нет, и бог с ним!

Пауза грозила затянуться надолго, но колдун решил все по-своему:

— Антон, — он небрежно махнул рукой в сторону парня, — мой ученик…

— Я поняла это ещё в первую нашу встречу… Недотепа…

Антон вскинулся от этих слов, открыл рот и…

…промолчал.

— Позволь спросить… — Не дал договорить ведьме Отлюдок. — Как ты сумела стать во главе Ковена в столь юном возрасте? Вы ведь набирает силу только к старости, когда у вас в жизни уже все позади, — пройдя путь от знахарки до ведуньи.

— Не всегда мудрость приходит с возрастом, иногда возраст приходит один, — парировала ведьма, не желая вдаваться в подробности.

— Ага, — согласно кивнул ведьмаг, — значит, Навьей премудростью с тобой поделились?

— А тебе какое дело? — Чернава начала потихоньку злиться. Пусть своего простака учит! — Тебе я ничем не обязана!

— Ошибаешься, красавица. Запамятовала?

— Тогда мы квиты, — ведьма выразительно глянула на парня. — Ещё вопросы будут? Я могу идти? — Чернава поднялась с лавки. Ну, их в пень, обоих! И с чего это она взяла, что сама судьба привела её сюда? Усталость сказалась, видно, что стало мерещиться всякое… Передохнула и хватит, дальше пора двигаться.

Отлюдок промолчал. Зато Антон суетливо вскочил, пытаясь удержать девушку.

— Куда ты пойдешь в ночь, останься, переночуй… Места хватит для всех.

Ведьма оттолкнула его, потянула на себя дверь.

Ведьмаг ухмыльнулся — эти двое начинали его забавлять.

— Пусть идет, — жестко сказал он. — Все равно скоро вернется. В лесу без силы несладко, а она, как орех без ядра. Достойный урок тому, кто польстился на медовые посулы…

Чернава обернулась, услышав его слова. Горькая гримаса исказила её лицо:

— Что бы ты, колдун, понимал? Когда остаешься одна, как перст, любой поддержке рада… И только потом приходит понимание того, что за все в жизни надо платить. И ладно, когда только жизнью, а вот когда душу забирают… Впрочем, что я говорю, у вас, колдунов, её сроду не было.

"Один, как перст? Знакомо… Только давно это было… Слишком давно…".

*****

Пряный запах настойчиво щекотал ноздри. Настолько упорно, что Родослав тихонько чихнул и заворочался, чувствуя, как расходится благоухание, напомнившее ему цветущий луг в самом разгаре лета. Мягкое шуршание под рукой, которой он ощупал то, на чем лежал. Понятно — под ним подстилка, набитая пахучими сухими травами. Мальчик, не открывая глаз, прислушался к голосам, звучавшим, казалось, совсем рядом.

— Зачем ты его принес? — Рассерженный тон женщины выдавал её раздражение. — Мы не можем давать приют слабым и немощным.

— Видела бы ты его… Перепуганный зверек, попавший в западню, — возразил невидимый мужчина.

— Держать его у себя, как домашнего любимца, тебе никто не позволит. Ты знаешь наши правила. Он человек.

— Значит, пройдет обряд единения с Миром… так же, как и мы все.

— Как ты можешь? Сравнивать его с нами! — захлебнулась от возмущения женщина. — Он… У него не может быть Силы. Мир его не примет. — Немного помолчала. — И ты должен будешь его убить. Сам, — твердо отчеканила она, — потому что только ты виновен в том, что принес его сюда.

— Он бы все равно не выжил, а так я дам ему надежду.

— Не уверена.

— Посмотрим…

Быстрый шорох шагов и резкий хлопок двери.

— Слышал? — Мальчик сжался в комок, не зная, что его ожидает, и почувствовал, как над ним кто-то наклонился. — Она считает, что твое тело и разум не смогут принять того, что есть в нас…

Притворяться дальше не было смысла. Ослепительный свет больно резанул глаза — здесь его было куда больше, чем там, под лучами палящего солнца. Смаргивая выступившие слезы, Родослав непонимающе глянул на чужака.

— Я все слышал… И понял…

— Я немного с тобой поработал, пока ты спал, — улыбнулся его спаситель. — Теперь у тебя не будет трудностей с общением, хотя кто знает… — задумался он, — захочет ли кто с тобой общаться, кроме меня. Если уж Тиса так тебя приняла, что скажут остальные? Вставай…

Свесив ноги с ложа, расположенного на середине чертога, мальчик понял, что все здесь слишком велико для него. Ну, это и неудивительно, если чужак привел его к себе домой. Убранство покоев мало отличалось от обычного жилища, вот только над кроватью, стоящей на невысоком помосте с резными столбами по углам, был наброшен темный тяжелый полог, сейчас откинутый с одной стороны наверх, да окна оказались слишком большими. Настолько большими, что свет, льющийся сквозь проемы, не оставлял затененных мест. Распахнутые настежь ставни едва заметно покачиваются от ветра, свободно витающего по всем закоулкам терема.

— Где я? И кто ты? — Родослав спрыгнул с помоста.

— Есть хочешь? — вопросом ответил чужак, словно не видел обращенных на него встревоженных глаз мальчика. — Впрочем, что я спрашиваю? Садись.

Замешкавшегося Родослава подхватила сильная рука, избавляя от необходимости карабкаться на лавку, но все равно он ощутил свою неуклюжесть, чувствуя себя недомерком по сравнению со своим спасителем.

— Ешь, и пойдем, — мужчина улыбнулся, глядя на найденыша.

Мальчик покосился на необъятных размеров деревянную миску с медом, украшенную чеканным узором серебрённую ендову с водой и немалый кус ржаного хлеба, лежащий перед ним. Есть он не станет, пока не выяснит, что его ждет. Сказы о великанах, откармливающих пленников перед тем, как самим полакомиться ими, всплыли в памяти, как и остальные, не менее ужасающие, истории, которыми сказители потчевали народ на редких ярмарках.

В животе предательски заурчало. Родослав прислонил ладонь к животу, стараясь унять бормотание. Эх, а не все ли равно? Он потянул к себе хлеб, отломил немного и торопливо запихнул в рот. Если суждено скоро умереть, так хоть поест напоследок…

Когда Родослав вышел за чужаком на высокое крыльцо терема, перед ним открылся необъятный простор. На миг перехватило дыхание. Широкие зеленые уступы с небольшими рощицами деревьев, усыпанных красновато-оранжевыми плодами, и полосами цветущего кустарника, полого спускались к полноводной реке. Она медленно несла свои воды, а чуть дальше вспенивалась на крутых порогах и резко падала вниз, тревожа прозрачно-голубую гладь озера расходящимися волнами в крутых барашках пены. От многоцветных радуг, рожденных водопадом, невозможно было оторвать глаз — так это было красиво.

Однако мальчик перевел взгляд на вздымающуюся вдали гору, покрытую снегом и льдом, ярко блестевшую под лучами солнца. Сверкающая вершина её скрывалась за сероватыми облаками. Они так сумбурно и стремительно перемещались, что казалось, будто верхушка горы дымится. Однако, присмотревшись, Родослав заметил в кружении облаков некую слаженность — серое марево стремительно вращающихся облаков раскрывалось кверху колоссальной воронкой, снова и снова затягивающей в свой круговорот те сгустки тумана, что пытались оторваться от общей массы. Полукружием от блистающей горы отходили горы значительно ниже неё, охватывая долину с двух сторон, словно заботливые руки матери младенца.

— Это Ирий? — Родослав обернулся к спасителю, стоящему рядом с ним. Он тоже, казалось, был заворожен открывающимся видом. — Я все-таки попал туда?

— Нет, — чужак присел на ступени. Его лицо оказалось вровень с лицом мальчика. — Это Ариан, обиталище магов. А я — Борута.

Огорченный Родослав ещё раз осмотрелся вокруг:

— Магов? Но ведь здесь, кроме тебя никто не живет?

— Мы давно уже не селимся рядом, а для общения нам достаточно мысленно обратиться к тому, кто тебе нужен. Да и Тиса появилась здесь только для того, чтобы посмотреть на тебя.

— Зачем?

— Преграда, поставленная нами, непроходима для людей, потому я так и удивился, когда увидел тебя. Стагны убивают всех мыслящих, кто пытается проникнуть сюда.

— Стагны? Это тот столб с надписями?

— Тот самый, — кивнул Борута. — Нам не нужны твои соплеменники… Пойдем.

Он встал, положил руку на плечо мальчика, легонько подтолкнул.

Через миг Родослав едва не захлебнулся от потока воды, окатившего его с головы до пят. Откашлявшись, он сообразил, что они очутились на скалистом выступе у водопада. Не дав мальчику опомниться, арий снова подтолкнул его — порыв шквалистого ветра холодом обжег мокрую кожу. Родослав едва удержался на ногах — перед ним открылась зияющая пустота. Толчок в спину — дух захватило от ощущения полета, переходящего в стремительное скольжение вниз. Борута подхватил мальчика подмышки над самой землей, и, резко развернув его, нырнул в темноту подземелья.

От резкой смены ощущений кружилась голова, сердце Родослава, казалось, готово было выпрыгнуть из груди.

— Не бойся, — спокойный голос ария привел его в чувство, — мы уже на месте.

Мальчик огляделся по сторонам. Ничего не видно — вокруг только серый туман. И только под ногами испещренная странными светящимися знаками каменная плита. Теплая…

— Не бойся… — повторил Борута, укладывая Родослава на каменную плиту, ловко продел его руки и ноги в ременные петли, закрепленные на концах громоздких цепей, которые уходили в камень. — Просто откройся Миру…

"Вот оно что!" — мальчик попытался вырваться, но распятый на плите, едва мог шевельнуться.

— Если будет невмоготу, просто позови меня, — арий коснулся лба Родослава. — Только тогда мне точно придется тебя убить. Так что держись… сколько сможешь… — И исчез в туманной дымке, скрывшей от взгляда не только его, но и все, что окружало сейчас мальчика.

Серое марево влажными щупальцами охватило его, прошлось по телу и отступило, открывая взгляду темный провал ночного неба, усыпанного мерцающими капельками звезд. Одна из них вдруг стала ярче всех, слетела вниз, мелькнула огненным росчерком перед глазами и легко, словно отточенное лезвие, вошла в грудь.

Мальчик коротко вздохнул, принимая свою смерть.

Тело разметало на мелкие частицы, каждая из которых оставалась мыслящей и ощущала себя связанной общим сознанием с остальными. Они радостно кружились в потоке солнечной энергии, сплетаясь в причудливые узоры мироздания, и разлетались, уносимые космическим ветром, чтобы упасть несущим жизнь дождем на бесплодные холодные сферы планет, наполняя новым смыслом их и свое бытие.

"Всё изначально и бескрайно, всё сжато силой и темно, всё в ожидании начала, без времени лежит в ничто. Блуждая взором меж светил, среди глубокой мглы небес, пойми, что многослоен мир, он временем разорван весь. И, оторвавшись от себя, ты раздвоишься сам с собою, соединив земное "Я" с тем, что витает над тобою. Не сразу, медленно придет владенье силою безмерной, как света луч она пробьет мрак, созданный щитом пределов… Чем глубже глубина познанья, тем тоньше уясни себе Законы миросозиданья, Законы жизни на земле".

Пока, мириады мгновений спустя, не сошлись разрозненные частицы человеческого "Я" в той точке, откуда начали свое стремительное кружение, чтобы выткать неповторимый узор сути нового существа, некогда бывшего человеком.

— Я не уверен, Борута, что ты не вмешался в обряд…

— Как ты себе это представляешь, Велизар?

— Зная тебя, могу…

— Не стоит спорить, — перебил их уже знакомый Родославу женский голос, — он выдержал, и Мир принял его, изменив не только душу, но и тело.

Мальчик открыл глаза, разглядывая стоящих около него ариан.

Склонившаяся над ним Тиса, поймав его взгляд, отшатнулась.

— Не может быть, — хрипло произнесла она, — настолько измениться… Ну, что ж, Борута, у тебя теперь есть чем заниматься. Будут трудности, зови, поможем избавиться от него.

Родослав сел. Он находился на том же самом утесе, только вот теперь он был свободен, оборванные цепи больше не сковывали его движения. И не чувствовал никаких изменений в себе, о которых говорили между собой арии. И не понимал, почему эти люди так недоброжелательны к нему. Поднял голову, рассматривая тех, кто окружил его. Красивые белокожие светловолосые люди в непривычных глазу одеждах — мужчины и женщины, очень похожие между собой, как близкие родственники. Среди сородичей Родослава такая безупречная краса была редкостью. Но было все же что-то отталкивающее в этом их совершенстве, что-то нарушающее общую гармонию лиц. То ли слишком широко расставленные глаза, то ли чересчур прямая линия носа, идущая ото лба, а может, брезгливое выражение, с которым арии рассматривали преображенного обрядом человека.

Молча…

Ни один из них не приблизился к нему, чтобы помочь ему встать на ноги, или хотя бы поинтересоваться, как он себя чувствует, даже Борута. Только через некоторое время Родослав понял, почему. Он находился в светящемся круге, преступить границу которого не решался никто из собравшихся. Мальчик встал и…

…осознал, что действительно изменился — теперь он был гораздо выше ростом, чем до этого. Он изумленно глянул на свои руки. Нет, ничего нового, даже царапины сохранились, а вот размеры их явно увеличились. Родослав перевел взгляд на Боруту. Словно прося объяснений, но тот только отрицательно качнул головой, мол, все потом.

— Мир принял тебя, — вперед величаво выступил мужчина, который выглядел немного старше остальных, — теперь ты один из нас.

Родослав ощутил отвращение, прозвучавшее в его словах.

— Твоим Наставником будет Борута, — и добавил, — в конце концов, ведь именно он все это затеял.

Легкий ропот прошел среди стоящих.

— Велизар, я сделаю все, что положено… — арий подошел к мальчику, положил руку ему на плечо, точно брал его под свою защиту. — И я не раскаиваюсь… Это был мой выбор.

Арии, приветствуя его решение, слегка наклонили головы, потом один за другим растворились в воздухе.

— На самом деле я немного помог тебе, поделившись частью своей Саты, — прошептал на пределе слышимости, склонившись к самому уху мальчика, Борута. — Но даже я не был уверен, что это спасет тебя. Теперь домой… — Он подхватил мальчика на руки и поднялся в воздух.

У своего жилища арий опустил мальчика на землю и, не оборачиваясь, поднялся по ступеням. Понимал, что сейчас лучше оставить его одного, дав привыкнуть к новому "себе".

Родослав, собираясь с мыслями, постоял, глядя на далекую гору, на которой проводился обряд, и медленно побрел к реке. Ему очень хотелось узнать, что же так напугало Тису.

Он не знал, что Борута, стоя у прикрытого ставней окна, задумчиво смотрит ему вслед, словно решая, что же на самом деле с ним делать…

*****

Ведьма стояла у двери, медля открывать её, словно ждала, что ответит на её гневную речь колдун. Однако тот промолчал. Чернава поняла, что сочувствия она не дождется, значит, опять идти в ночь. А жаль, так все хорошо начиналось, только познакомились…

Внезапно дверь распахнулась сама собой, отбросив ведьму к дальней стене, по которой она и сползла на пол, с ужасом глядя в проем, занятый темной фигурой.

Зловещий пришелец в развевающемся черном балахоне вскинул руки, выпуская из рукавов тусклые сгустки, роем закружившихся под потолком в ожидании приказа.

Антон рывком перевернул стол, укрываясь за ним. Да что хлипкий стол против такого-то, сейчас бы дробовик с серебряными пулями…

Только ведьмаг, не меняя своего расслабленного положения, легким движением кисти метнул в сторону дверного проема нечто, в трепетном свете свечи сверкнувшее холодным металлическим блеском. Никто и не заметил, как и откуда Отлюдок извлек его. В воздухе оно с легким щелчком раскрылось на два странно изогнутых лезвия, соединенных общим центром. От едва слышного низкого гуда вращающегося оружия "шерсть" на теле Антона, выглядывающего из-за своего укрытия, стала дыбом. "Что за хрень?.. — успело мелькнуть в голове парня, как оружие вскользь задело фигуру в балахоне и по пологой дуге вернулось в руку ведьмага. Но то, что оно вернулось к нему, Антон осознал гораздо позже, а сейчас…

От леденящего душу рева разъяренной твари старая избушка едва не развалилась по бревнышку. Дрогнула, но устояла, зато сам агрессивный пришелец вывалился в дверь, заскулив, как побитая собака. Следом за ним вылетел рой непонятных сгустков, так и не решившихся ввязаться в бой. На улице полыхнуло, словно рядом взорвали шутиху. Свет хлынул в прямоугольник распахнутой настежь двери, на миг высветив ошалелые от ужаса глаза ведьмы и легкую усмешку на лице Отлюдка, потом как-то вдруг стало темно и тихо. Очень тихо… Настолько, что стук собственного сердца показался парню оглушительным.

Потому голос ведьмага он едва услышал.

— Это ведь за тобой приходили, красавица… Ни я, ни вот он такой почести не заслужили.

Антон заметил, что ведьмаг старается не называть Чернаву по имени. А зачем тогда узнавал его, спрашивается?

Щелчком пальцев Отлюдок вновь зажег жалкий огарок, оставшийся от свечи.

— Неужели только из-за того, что осмелилась вызвать Владычицу ночную на толковище? — Он в упор глянул на ведьму.

— Нет, — отводя взгляд, выдавила из себя девушка. — Там другое, совсем другое… — Голос её предательски дрогнул.

— Говори, — приказал ведьмаг, — а я гляну в чем закавыка.

Парень приблизился к ведьмагу и тихонько прошептал:

— Чего ты так с ней, может, и, правда, в беду какую попала, а ты… Прессуешь её, словно мент…

— Кто? — не понял Отлюдок. — Что делаю? Как кто?

— Я имел в виду, что не стоит так давить на неё, не хочет говорить, не надо.

— Ладно, — согласился ведьмаг, — но я, — он особо выделил, будто подчеркнул, это свое "я", — иметь врага с собой рядом не хочу. Так, — он сурово глянул на Чернаву, — ты, кажется, собиралась нас покинуть. Иди… — И опять повернулся к Антону, зло зыркнул на него своими разноцветными глазами. — А ты, защитничек, можешь следовать за ней, куда только ей приспичит. Заодно и ума-разума наберешься, раз до сих пор недосуг было.

Девушка отрицательно мотнула головой и крепче вжалась в стену, словно то, что ждало её снаружи, было куда страшнее разъяренного ведьмага.

— Нет, я не могу, Морена меня все одно найдет. Она… Я…

И тут ведьма понесла совершеннейшую ерунду про какую-то корову… про то, как надоело выказывать покорность… как больно, когда за твое старание тебя же превращают в послушное орудие для исполнения замыслов, в которые тебя даже не считают нужным посвящать… про одиночество, от которого сводит скулы и хочется выть…

Парень глянул на Отлюдка — неприязненная ухмылка играла на его губах, словно он думал — "Какая чушь! За что боролась, на то и напоролась, так чего теперь слезы лить…".

А Антон…

Антон очень даже хорошо понимал девушку, потому что знал — как в один прекрасный момент хочется послать всё и всех к черту, просто потому что приходит осознание того, что дальше так жить невозможно. Так было с ним, когда он вернулся домой… И потому с легкой душой бросил все и отправился за котом-искусителем, впрочем, там была гораздо более веская причина. Людмила…

— Я могла улизнуть просто так, и полагаю, что Морена не стала бы меня денно и нощно разыскивать, она просто нашла бы себе другую дуреху, так же, как и я, согласную на всё ради власти над ведьмами и людьми, но я не удержалась… — она помолчала, точно не могла подобрать слова, чтобы описать свое тогдашнее состояние. — Не удержалась, мне захотелось сделать ей так же больно, как она мне…

— Морене? — без особого интереса спросил ведьмаг. — Ты всерьез думаешь, будто что-то может причинить боль Властительнице смерти? Наивная…

— Я выпустила Хранительницу из той западни, в которую сама же и заманила, — всхлипнув, пояснила девушка.

Парень в какой-то момент совсем перестал слушать ведьму, сосредоточившись на своих личных переживаниях, и потому не сразу понял, о чем идет речь, но зато, когда понял…

— Ты? — Антон кинулся к ведьме, выдернул её из того угла, куда она забилась. — Так это твоя работа?

Сейчас он готов был растерзать ту, которую несколько минут назад жалел от всего сердца. Нет, ну какая гнида, так ловко втерлась в доверие…

У Чернавы перехватило дыхание. Чувствуя, что жить ей осталось от силы несколько мгновений, она вонзила ногти в руки, удушающим захватом сжимающие её горло, но куда там…

— Хватит!

Противники оказались разведены в разные стороны, крепко удерживаемые Отлюдком.

— Тихо, я сказал! — Прикрикнул он на Антона, рвущегося к ведьме. — Выпустила, слышал, выпустила! Ничего с твоей сестрой не случилось…

— Сестрой… — пискнула Чернава, старясь укрыться за ведьмагом. О, это, пожалуй, похуже Морены будет, та далеко, а этот… — Я ж не знала… — И она спряталась за спиной колдуна, как за щитом.

— Все… все… — Отлюдок усадил парня на лавку, по-отечески похлопал его по плечу, затем поднял стол и поставил перед Антоном, перегородив тому проход. — Ты тут не дергайся, дай поговорить.

— Ага, — тяжело дыша, произнес Антон, — мало тут сказано было. Мне хватило…

— Экий ты горячий, оказывается, а я и не подозревал. Тебе эта красавица, между прочим, жизнь спасла.

— Мне-то спасла, а Людмиле…

— Да ничего с ней не сделалось, небось, вернулась к себе домой здоровехонька и сидит в ус не дует, — запальчиво выкрикнула вполне уже отошедшая от испуга Чернава. За широкой спиной ведьмага почему бы и нет? — Хотя Морена от своего редко когда отступается, и что наметила, все равно исполнит.

— Точно, — Отлюдок отстранив её, направился к двери, — пригрелся я тут, пойду сторожкИ понадежней поставлю… — И, словно припомнив, возвратился, направил открытые ладони к парню и ведьме. — Это чтобы вы друг друга не поубивали без меня. А общаться не запрещаю, может, договоритесь полюбовно…

Ничего не понявшего Антона слегка качнуло воздушной волной, и тут же он понял, что не может шевельнуться, невидимым прессом плотно прижатый к бревенчатой стене. Судя по протестующему возгласу ведьмы, отлетевшей на лавку напротив парня, с ней было то же самое.

— Что ты с нами, как с маленькими… В угол поставил, да? Отпусти! — задергался Антон, пытаясь освободиться, и охнул, потому что мучительно заныли отшибленные ребра.

— Нет, нет, и не проси, — Отлюдок отмел все возражения парня, громким хлопком двери поставив точку в пикировке.

"Нет, эти двое действительно забавны… — Родослав удивился самому себе. — За столько лет одиночества, оказалось, что я ещё не потерял способность поражаться человеческому безрассудству… Бросать все очертя голову…".

— А ты уверена, что Людмила вернулась домой? — стараясь не сосредотачиваться на колике, отдающей в бок, гораздо более миролюбиво спросил Чернаву парень, освоившийся со своей неподвижностью.

— А что с ней станется, — прислушиваясь к усиливающемуся шуму ветра на улице, отстраненно ответила девушка, — я её недолго в силках продержала.

Внезапно в спину Антона вонзись острые иголки. От внезапности слезы выступили на глазах. Рядом истошно закричала ведьма. Лицо её исказилось от боли, а глаза закатились вверх, словно она теряла сознание, однако заклинание ведьмага удержало её тело в прежнем положении.

— Черт! — парень рванулся к ней. Напрасно… — Отлюдок, — заорал он изо всех сил, срывая голос. — Помоги…

На его отчаянный вопль ведьмаг ворвался в избушку, ожидая чего угодно, но облегченно выдохнул, увидев их.

— Зацепило все-таки вас… — Он небрежно бросил на стол сморщенный бесформенный комок, похожий на громадный переспелый финик. — Погоди чуток…

На его груди быстро-быстро пульсировал желто-зеленый кулон, в свое время очень заинтересовавший Антона. Отлюдок сжал его в кулаке, прикрыл глаза, глубоко дыша. Когда он разжал руку, камень уже не светился.

— Лярвы… — пояснил он парню, одновременно с этим извлекая из кармана своего рокерского жилета плоскую серебристую фляжку. — Ну и нюх, не успеет что-то в лесу случиться, тут же в поисках поживы появляются.

Он открутил крышку с широкого горлышка фляги, с натугой отжал над ним "финиковый" плод. Сначала выдавилось несколько жалких капель, а потом потекло тоненькой струйкой, пока небольшая емкость не оказалась наполненной доверху. Остаток "финика" ведьмаг поднес к пламени свечи. Слабый огонек вспыхнул, словно на него плеснули бензином. Колдун быстро отдернул руку. Сероватый пепел от сгоревшей мякоти плода рассыпался по столу.

Отлюдок влил немного жидкости в приоткрытый рот девушки, так и не пришедшей в сознание:

— У тебя какая-никакая защита, но есть, а ей больше досталось, — он обернулся к Антону, — тут главное, не увлечься, мне совсем не надо, чтобы она опять в ведьмачью силу вошла. Начнет тут фордыбачить, а нам с ней до утра ночь коротать. Пей…

Парень одним глазом заглянул внутрь фляги — жидкость внутри слабо мерцала. Непонятно почему… То ли отсвечивали серебром стенки, то ли отблеск догорающей свечи мелькал на темной поверхности, но пахло приятно — летней грозой и ещё чуть-чуть терпкой зеленью, как свежеразрезанный огурец.

Набрав немного, он, точно дегустировал выдержанный коллекционный коньяк, покатал жидкость во рту — а ничего, привкус, как у мятной жвачки — затем глотнул. Маслянистая жидкость легко скользнула по пищеводу, заодно охладив пересохшее горло. Сделав глоток, Антон только сейчас понял, как он, оказывается, голоден.

— Ещё? — он вопросительно глянул на Отлюдка. Тот кивнул, мол, давай, не повредит. Отпив немного, парень почувствовал, что и есть уже больше не хочется, а тело наливается поразительной легкостью и отступает боль, с которой он уже свыкся. Он прикоснулся к шишке над глазом. Ха, не болит почти, и вроде поменьше стала… Удивленно спросил ведьмага: — А что это такое?

— Лярва… — вполне обыденно произнес ведьмаг. — Одну только и смог живой взять…

Антона моментально вывернуло на пол.

Пришедшая в себя ведьма брезгливо поморщилась.

— Зачем ты мне это подсунул? — вытирая рот рукой и сдерживая новые рвотные позывы, возмутился он. — Такая гадость…

— Ты глупец… — колдун взмахом руки убрал следы рвоты, — это энергия в чистом виде. Ты без всякой гадливости употребляешь в пищу трупы убитых животных, и ничего, тебя это не смущает, а тут… — Он демонстративно отхлебнул из фляжки. — Будешь?

Антон вспомнил, что Баюн рассказывал ему о лярвах — паразитах, сосущих жизненную энергию из своих жертв. Спасибо, конечно, но восстанавливать утраченные силы таким способом ему не хотелось. Слишком свежа ещё в памяти встреча с ними…

— Ладно, выбирайте, кто где ложится… До утра всего-ничего осталось. Впрочем, удобств нет, как видите, — ведьмаг улегся у самого порога на спину, закинув руки за голову. — Спите спокойно…

Ведьма не стала особо привередничать, с ногами забралась на лавку, на которой сидела. Не особо доверяя нынешним "компаньонам", спать она явно не собиралась, опасливо зыркая глазами то на колдуна, то на Антона. Правда, недолго — свеча все-таки догорела свое, и, мигнув пару раз напоследок, с легким шипением погасла окончательно.

Парень расслабленно вытянул ноги, оперся головой о стену и, подумав: — "Ну, и денек выдался, ни за что не усну теперь", — благополучно провалился в сон.

*****

То ли была ночь, то ли не было её вовсе…

Людмила даже глаз не сомкнула.

Накануне вечером Баюн долго бродил по дому, что-то все высматривал, да вынюхивал, пока не уселся рядом с пригорюнившейся чародейкой и после долгого молчания сказал:

— А знаешь, есть у охотников такая уловка — "ловля на живца" называется…

— Что? — не сразу отреагировала на его слова Людмила. — У каких охотников?

— У обычных, человеческих… Непонятно, что ли? — фыркнул котофей. — Ловушку надо устроить для той твари, что вокруг бродит!

— Что ты имеешь в виду? — насторожилась чародейка, заранее чувствуя подвох в предложении своего наперсника. — Барьер с прохода в Навь снять? Ни за что! Тут такое начнется… Мне ламии хватило!

— Да нет, просто кого-нибудь оставить за границей охранного кольца, которым ты дом окружаешь, и глянуть, клюнет что-либо на приманку или нет? А ты в это время будешь в засаде сидеть.

— И кого же? — с легкой иронией поинтересовалась Людмила. Она сильно сомневалась, что кот рискнет своей драгоценной шкуркой.

— Нууу… — задумчиво протянул Баюн, отводя взгляд в сторону. — Птаха, например. Других кандидатур у нас нет.

— Да где он, тот Птах… Который день пропадает.

— Тогда и засады никакой не надо, ты сама просидишь ночь на улице, если что и нападение отразишь… Тебе сподручнее будет, ведь ты сразу увидишь кто и что…

— Ага, а ты в это время будешь сладкие сны смотреть! — перебила его чародейка.

— Что ты, как можно! — возмутился таким предположением котофей, — я буду думать. Кто у нас мозговой центр?

— Нет уж, думать буду я… Внутри…

Людмила отправилась стелиться — последние ночи она проводила не в своей спаленке, а в той комнате, куда открывались Пути, чтобы быть готовой к любой неожиданности и не прозевать, как в прошлый раз, нежданных "гостей". Потому и пребывала все дни сердитой из-за того, что не высыпалась на узеньком диванчике. Хоть и считал Баюн жилище Бабы-яги "неприступной цитаделью", чародейка в этом была не совсем уверена.

У окна в Правь она замерла, борясь с искушением переступить невысокий подоконник и шагнуть на поле, усыпанное душистыми цветами, побродить там, чувствуя, как вливается в душу благодать, а потом и вовсе не вернуться обратно. Да только вряд ли удастся там остаться — не для неё эта дорога. Задумчиво провела рукой по раме, чувствуя в кончиках пальцев легкое покалывание.

"Странный материал, — снова удивилась Людмила, в который раз разглядывая вязь угловатых рун, непонятно как вплавленных в тонкую окаемку окна, — не дерево, не металл, похоже на пластик, но словно живой…".

Собственно говоря, никакой своей особой заслуги, как Хранительницы Путей, она не видела. Все было сотворено до неё, отлично функционировало без её участия, и никто не пытался проникнуть через Барьеры — ни сюда, ни отсюда… Может быть, и случалось что-то раньше, но она этого уже не застала. Разве что Кащей пытался, но она сомневалась, что ему это удалось бы, да к тому же кровопийца больше на саму Людмилу посягал. Так что появление ламии оказалось для Хранительницы огромнейшей неожиданностью, ввергшей её в безнадежную растерянность.

Чародейка покосилась на кольцо с треснувшим фиолетовым аметистом. С недавнего времени она достала бабушкин подарок из шкатулки, в которую упрятала, думалось, навечно. В свое время оно хорошо её защищало и хотелось верить, что до сих пор не утратило своей силы.

"А ведь в словах котофея есть доля истины, — немного позже подумала она, уже лежа на диванчике, — сидеть и ждать нападения просто пытка… А что, если действительно убрать обережный круг? Ненадолго, на одну ночь только, все равно он этой твари небольшая помеха…". И тут ей стало жутко — чародейка зримо представила себе, как не в силах совладать с неведомым врагом, она погибает, а барьеры рушатся…

Так вот ночь и пролетела — в бесплодных раздумьях, да пугающих своей правдоподобностью видениях.

А наутро, встав с больной головой от недосыпа, решила все-таки Людмила согласиться на предложение котофея и отправилась на кухню пить тонизирующие травки и приводить себя в боевую готовность. Ибо ещё одной бессонной ночи она не выдержит…

*****

Антон открыл глаза — в лесной избушке никого, кроме него, не оказалось. Он потянулся и понял, что чувствует себя не в пример лучше, чем вчера. Значит, хоть и вывернул он весь "энергетический" напиток на пол, что-то все-таки сумело остаться внутри. Парень передернулся от отвращения, но отвергнуть очевидное не смог. Ничего не болело, и свежей "отбивной" он себя не ощущал.

Заспанный Антон выбрался на улицу. Бррр, прохладно… О вчерашнем затяжном дожде напоминали только мокрые стволы деревьев, да кое-где на ветках поблескивали одинокие капельки, переливающиеся в лучах осеннего солнца. Он осмотрелся, отыскивая взглядом "компаньонов".

Отлюдок сидел на пне, неторопливо очищая ножом грибы. Рядом горел костер.

"Надо же, какой додельный, — с восхищением подумал Антон, — все успел с утра пораньше — и грибов набрать, и огонь развести". А вот девушки нигде не оказалось. "Неужели ушла? Пешком, а гнедую свою нам оставила?" — Парень глянул на лошадей, косивших на него глазами. В это верилось с трудом.

— Не ищи, скоро вернется. Пытается восстановиться, да куда ей… — не поднимая головы, сказал ведьмаг. — В лесной глуши трудно будет… Не с кого силу сосать…

— Можно подумать, ты, колдун, чем-то от меня отличаешься, — вышла из-за деревьев Чернава, услышавшая последние слова. — То же самое делаешь.

— Я ведьмаг, — поправил её Отлюдок, — это если ты для себя ещё не уяснила. Мне не нужно откачивать от людей то, чего вокруг не меряно. К тому же я знаю, как распределять внутреннюю энергию без ущерба для себя. Ты же выплеснула всё без остатка, как жива осталась — удивлен. Тебе сейчас никакого притока не будет, все, словно вода сквозь решето, уйдет… Зряшное дело. — Он мельком глянул на девушку, удовлетворенно хмыкнул. — Что, скажешь, я не прав?

Она только вздохнула. Прав, куда от этого деться?

— Наверное, глупо было пытаться скрыть от Морены. Ничего из этого не вышло…

— Держи, — Отлюдок протянул нож девушке. Антон подобрался поближе, всматриваясь. Нет, не вчерашний, так поразивший его, обычный складень.

Ведьмаг встал с облюбованного им пенька, уступая место "на кухне" ведьме, с недовольной миной взявшейся за чистку грибов.

— Понял, в чем все дело? — отойдя в сторону, спросил Отлюдок парня. — Сестре твоей опасность грозит нешуточная, хоть и уверяла нас эта красавица, что с ней все в полном порядке. Времени, похоже, совсем нет…

— Эта Морена — кто она?

Непонятная гримаса исказила черты лица ведьмага. Он размашистым жестом провел вдоль горла и выразительно посмотрел на небо. Жестом, понятным без всякого перевода в любых обстоятельствах…

У парня похолодело внутри. Неужели всё так плохо? Но ведь Людмила там не одна… Баюн, Птах… Неужели не справятся? А вдруг нет?

— А ты поможешь нам? — с затаенной надеждой спросил он у ведьмага. Ведь сказал же, что берет его в ученики, неужели отступится, откажется от своих слов.

Ведьмаг задумчиво посмотрел на Антона, словно взвешивая — стоит ли овчинка выделки — затем, хлопнув его по плечу, залихватски подмигнул:

— Почему бы и нет?

Антон, с замиранием ожидавший ответа, слегка расслабился.

— Только вот дороги туда я не знаю…

— Как? — разочарованию парня не было предела. Он ведь почти уверил себя, что маг может все, а тут… Такая незадача…

— Я могу найти, — внезапно сказала Чернава, внимательно прислушивающаяся к разговору мужчин. — В другом обличье…

Оба обернулись к ней.

Ведьмаг хлопнул себя по лбу:

— Оборотная ведьма, как я не подумал! А что ж ты тогда все пешочком да на коняшке от Морены драпала? И дружинникам так глупо попалась?

— Мое второе "Я" не борец, — она невесело улыбнулась, — скорее лазутчик, так что толку от оборота немного. Да и не могу мгновенно меняться. Только, — она в упор глянула на Отлюдка, — тебе придется силой со мной поделиться, заклинание без силы… Сам знаешь…

Слишком долгое молчание ведьмага насторожило Антона. Сразу вспомнилось, что говорил он вчера, когда приводил девушку в чувство, однако, подумав, тот ответил:

— Согласен.

— Только без него, — ведьма кивком головы указала на парня. — Не нужны глаза любопытные…

Антон разочарованно уселся на пенек. Впрочем, что там смотреть? Видел, как сестра оборачивалась — пренеприятнейшее зрелище…

Немного погодя Отлюдок вышел из избушки, уселся рядом прямо на влажноватый после дождя мох. Парень покосился на него — "В кожаных штанах-то чего не сидеть…" — и только потом обратил внимание на камень в подвеске. Сейчас он был похож на сколок зеленоватого бутылочного стекла — такой же мутный и бесцветный, да и сам ведьмаг выглядел не ахти как.

— Раньше костер горел, а теперь свеча… — Парень вздрогнул от его хриплого голоса. — Жадна оказалась девица, словно впрок набрать хотела… да ладно, ей более нашего достанется, мы верхом поедем, а ей хоть четырьмя, да своими ногами бежать.

Зато когда в приоткрытую дверь избушки выскользнул изящный зверек и замер, почти не заметный на фоне темных бревен, Антон поразился — настолько он не был похож на измученную ведьму. Шерсть ласки лоснилась и отливала на солнце, словно лаковая, круглые глаза сочились таким самодовольством, что парню даже стало смешно от такого разительного контраста между человеком и зверем. Он хмыкнул.

— Быстро управилась, не ожидал. — Отлюдок быстро поднялся. — Завтрак отменяется. Чернава просила не терять её из виду и помочь, если что пойдет не так… Не уверена в себе наша девушка… — он нагнулся, подхватил веточки с нанизанными на них поджаривающими грибочками. — Пригодятся. По коням, Антон! По коням!

Он лихо запрыгнул на спину своего рыжего жеребца и рысью устремился за мелькнувшей меж деревьев лаской, забыв спросить, а умеет ли ездить верхом сам Антон…

 

ГЛАВА 10

nbsp

Силуэт всадника словно растворился в гуще деревьев, и теперь до Антона доносился только размеренный, постепенно затихающий стук копыт. Парень положил ладонь на холку оставшейся лошади, провел по жесткой черной гриве. Будь она под седлом, Антон ещё бы попытался взобраться. Чего проще — ногу в стремя, прыжок и ты наверху, а там уже как пойдет. А сейчас…

Словно почувствовав смятение человека, гнедая насмешливо вздернула верхнюю губу, обнажая крупные желтоватые зубы, и прошла немного вперед. Рука парня скользнула по шелковистой шкуре, нервно вздрогнувшей от чужого прикосновения.

Антон опасливо покосился на задние ноги, находящиеся сейчас в пугающей близости от него, и отступил… Но волках, точнее, хортах, он ездил, хоть и не по своей воле, а вот на лошади не довелось ни разу в жизни.

Кобылка обернулась, сверкнула на него темными глазами, шумно вздохнула, и вдруг, подогнув передние ноги, опустилась на колени. Антон не поверил своим глазам…

С большой опаской он взобрался ей на спину, поерзал, устраиваясь удобнее, но не успел парень освоиться, как лошадь резким скачком поднялась. Парня мотнуло в сторону. Он съехал по крутому боку лошади и едва не сверзился на землю, чудом удержавшись наверху. Кобылка, словно не заметив этого, пошла, с каждым мгновением ускоряя шаг.

— Замри, милая, — Антон, радующийся своей ловкости, игриво потрепал кобылку между ушей. Он чувствовал, что ему требуется немного привыкнуть к роли всадника. — Стой!

Его слова сработали, точно хлыст, — лошадь дико заржала и припустила, как угорелая. Ветви деревьев замелькали в опасной близости от лица, не давая толком собраться. Все внимание парня оказалось сосредоточено на том, чтобы не свалиться со спины быстро мчащейся гнедой. Он покрепче вцепился в её гриву и низко пригнулся, почти касаясь щекой шеи лошади.

"Ну, куда, куда её несет? — лихорадочно думал он, отмечая, как лихо она перепрыгивает завалы веток и заросли невысокого кустарника, более сложные препятствия обходя едва заметными тропками. На какое-то мгновение рискнул разжать пальцы, судорожно сжимавшие жесткие пряди гривы, и обхватил руками шею лошади. — Меня надолго не хватит…".

А потом и вовсе закрыл глаза, понимая, что здесь он ничего не решает. Куда вынесет, туда и вынесет…

Самой большой неожиданность для парня стало вытянувшееся от удивления лицо Отлюдка, когда перед ним, грудью проломив заросли орешника, возникла взмыленная гнедая с распластавшимся на её спине парнем.

— Ты чего это скачки устраиваешь? Весь лес всполошил и лошадь чуть не загнал… — недовольно спросил он, когда Антон еле сполз на землю.

Сколько ж это продолжалось? Похоже, долго — солнце, изредка пробивающееся через облачный покров, давно миновало зенит и неминуемо двигалось к закату. Ноги парня подгибались от усталости, а натруженные мышцы меленько подергивались независимо от его воли. А зараза гнедая, словно всё это не её проделки, смирно стояла рядом с опущенной головой, только бока часто-часто вздымались. Услышав слова колдуна, она укоризненно глянула на парня и отошла к жеребцу ведьмага. Наверное, за сочувствием…

— Я ещё и виноват… — огрызнулся Антон. — А чего ты тут застрял? Меня ждешь?

— Ласка наша закусить решила… — Он кивнул на кусты, из которых доносилось негромкое чавканье и сочное хрупанье.

— Ничего себе… — Парень отодвинул ветки, закрывающие обзор. Измазанная кровью мордочка лишь на мгновение оторвалась от разодранной тушки рябчика, в два раза превышающей размер самой ласки, и снова скрылась в разодранных птичьих потрохах. — Ну и аппетит…

— Ага, это уже второй раз… — ведьмаг присел рядом с парнем, протянул ему прутик с нанизанными на него полусырыми грибами. — Нам тоже не помешает.

Правду говорят, что голод — лучший повар. Антон, вообще-то не большой любитель грибов, с удовольствием впился зубами в их жестковатую мякоть. Ему показалось, что ничего вкуснее он в жизни не ел…

Отлюдок без особого интереса глянул на жующего парня. Мысли его то и дело возвращались к ведьме… Не будет ли с ней лишних хлопот? Вдруг надумает поквитаться? Ведьмы они такие — памятливые… Куда ему до них!

*****

Сразу от порога Отлюдок развернулся к ней, оценивающе осмотрел сверху донизу.

Ведьма замешкалась у входа.

— Что-то не так?

— Да нет, — ведьмаг задумался, — все думаю, получится ли у тебя мою силу принять без ущерба для себя?

— А ты не думай, делай что положено… — и самонадеянно заявила. — Я сама разберусь, а ты подправишь, если ошибусь…

Не дослушав, ведьмаг отошел к столу, утратив всякий интерес к стоящей у порога ведьме, отвернулся от неё, полностью сосредоточившись на себе. Девушка, затаив дыхание, смотрела на золотистый ореол, окутавший высокую фигуру. Внезапно четкий светящийся контур замерцал — силуэт колдуна стал едва различим. Чернава подалась вперед, моргнула раз-другой, напрягая глаза. Зряшное дело, не получается толком рассмотреть, что он там делает, даже слезы потекли от излишнего напряжения. А было очень любопытно… Нет, сам обряд сомнений не вызывал, но вот подготовка…

Дверь тихо скрипнула, закрываясь за спиной ведьмы. Ожидая, пока глаза привыкнут к сумраку избушки, девушка прижалась к дощатой створке. Легкий озноб скользнул вдоль позвоночника.

Никогда раньше не приходилось Чернаве творить подобное действо. Своей силой она делиться ни с кем не хотела, а чужую заимствовать надобности не было. Да и сам обряд не каждая сотворить могла — одни лишь умудренные ведьмы помогали восстановиться колдунье, опустошенной в ходе магического поединка или не сумевшей провести чародейный ритуал.

Девушка слегка усмехнулась, вспомнив, что творилось в такие дни на шабашах. Сразу после посвящения ей до многого было дело, вот и старалась все для себя прояснить. Нешуточный интерес ко всему необычному терзал её со страшной силой, а это таинство не относилось к разряду простой волшбы. Ведьмы оказались весьма искусны по части возврата силы… А колдун?

"Ну, что ж… — Пальцы девушки коснулись шеи, на которой часто-часто билась тоненькая жилка, переползли на узел, завязанный кое-как. Едва держащаяся на плечах кофтенка поползла вниз, на мгновение задержавшись на округлости грудей. Чернава нетерпеливо дернула завязки юбки. — Так, значит, так…".

Переступив через упавшую под ноги одежду, как через змеиную шкурку, сброшенную по весне, девушка медленно пересекла разделяющее их расстояние — всего несколько коротких шагов — встала молча за спиной колдуна.

Досадуя на вторгшуюся в "личное пространство" ведьму, Отлюдок обернулся. Свечение, окутывающее его, как-то разом потускнело, только висящий на длинной витой цепи оливин, почему-то красновато-желтый, словно напившийся крови клещ, все ещё отбрасывал охристые отсветы на лицо ведьмага. Брови его удивленно взметнулись вверх:

— Ты никак оборачиваться собралась? Мое содействие уже не нужно? Сама справишься?

Девушка нетерпеливо отбросила непокорную прядь волос, упавшую на лицо, взглянула в глаза колдуна.

— Только в яром слиянии тел можно освободить силу, без корысти передав её другому. Неужто ты этого не ведаешь, колдун? — Светлые глаза её разом потемнели. Свинцово-серый оттенок их был напитан буйством предгрозовых туч, насыщенных влагой. Того и гляди, сверкнет молния, испепеляя все на своем пути.

Ведьма скользнула к Отлюдку, порывисто прижалась к нему и тут же отодвинулась, дав себя рассмотреть во всей красе. Ведьмаг охватил взглядом её худощавую фигурку. Полушария грудей с похожими на смородины сосцами, окруженные темно-коричневым ореолом, были прикрыты спутанными прядями длинных волос, однако выглядели весьма соблазнительно, особенно сейчас, в сочетании с заметно подрагивающими мышцами живота. Девушка повернулась к колдуну боком, слегка прогнулась в пояснице, перекидывая гриву волос на спину, неторопливо огладила себя по бедрам, бросила быстрый взор на разглядывающего её мужчину, приглашающее коснулась курчавой поросли визу живота. Задержавшиеся внизу руки скользнули по тонкой талии вверх, ласково пробежались по груди, сжав её на мгновение, и легонько затеребили набрякшие соски. Полумрак скрыл царапины и синяки на её теле, сделал его крайне соблазнительным, да и легкостью движений ведьма сейчас мало отличалась от играющегося со своим хвостом зверька. Играющегося азартно и самозабвенно, забыв обо всем на свете.

Обоняние колдуна уловило терпкий запах ведьмы — волнующий, притягательный… Нечто, давно позабытое им, отозвалось на чувственный призыв. Сердце замерло на миг, потом стремительно сорвалось вниз, туда, где, независимо от его воли, пульсировало, наливаясь кровью, его естество. Ведьмаг торопливо выдохнул, пытаясь упорядочить смешавшиеся мысли.

Достаточно раззадорившаяся Чернава, приметив едва заметное замешательство прикрывшего глаза мужчины, подступила к нему вплотную, легонько царапнула ногтями по полоске голой груди, открывшейся в просвете распахнутого кожаного жилета. Кожа колдуна тотчас покрылась мурашками. Девушка облизнула пересохшие губы. Кажется, сладится… Ладонь её легла на напрягшийся живот ведьмага, потом сама собой опустилась на весьма заметную выпуклость. Девушка застонала и всем телом прильнула к мужчине, сжимая руками его ягодицы, потом опустилась на колени и с нетерпением дернула пряжку ремня, обламывая ногти…

— Остынь! — Резкий рывок за волосы отбросил ведьму от мужчины. Отлетев к стене, она шлепнулась на лавку, рыча от боли и вожделения. Отлюдок с перекошенным в непонятной ей гримасе лицом затягивал ремень. — Мне это не надо, — и добавил в сердцах. — Ох, уж эти ведьмы, ничего в простоте сделать не могут, во всем удовольствие для себя ищут!

Чернава сжалась в комок. Дрожа от унижения, обхватила себя за плечи. Можно подумать, ей сильно хотелось… с этим… А если по-другому никак? Знал бы кто, как охота вернуть себе хотя бы часть той силы, какой обладала! Знал бы кто, как это — чувствовать себя увечной!

— Так что, — с трудом затолкав уязвленное самолюбие подальше, едва слышно произнесла ведьма, — передумал? Жаль силу-то стало?

— Почему? Поделюсь, коль обещал.

— Тогда почему оттолкнул?

Колдун брезгливо поморщился.

— Не хороша для тебя… — с обидой сказала Чернава, помолчала чуток и выкрикнула: — А если по-другому никак?!

— Все можно. Только не лезь со своими измышлениями…

Девушка поерзала на лавке. Возбуждение схлынуло, словно весенний паводок, и теперь она почувствовала, как оказывается холодно в избушке. Но встать и одеться не решилась.

Заметив её метания, колдун усмехнулся, обхватил ладонями свой камень-оберег, прикрыл глаза, сосредотачиваясь на нем. Свечение камня стало нестерпимо ярким. Казалось, в руках колдуна полыхает кусочек солнца и так же нестерпимо жжет глаза. Сияние оливина пробилось сквозь плотно переплетенные пальцы колдуна, охватило золотистым ореолом запястья, растеклось жидким золотом по предплечьям.

Ведьма, следящая за ним во все глаза, отвела взгляд, дав себе зарок не совать нос в чужое чародейство. Некоторое время она старательно разглядывала стены, отметив про себя, что в избушке заметно посветлело, однако её терпения хватило не надолго. Чернава вновь глянула на ведьмага. Пальцы его находились в беспрестанном движении. Тонкие сверкающие лучи, как продолжение их, сплетались в затейливую вязь узоров, беспрестанно меняющихся, словно колдун никак не мог определиться — какому же из них отдать предпочтение. Воздух вокруг него искрился, порождая крошечные молнии, злобными просверками мелькавшие перед глазами ведьмы. Почувствовав нарастающее напряжение творящегося колдовства, она поежилась. Чернаве внезапно захотелось стать махонькой мышью и, нырнув укромный уголок, затаиться там надолго.

Внезапное предчувствие близкой гибели накатило горячей, удушливой волной. Чернава ясно и отчетливо осознала, что очень скоро она умрет. Не сегодня, не завтра, но смерть идет за ней по пятам, и в этот раз улизнуть не удастся. Страх удушающим захватом перехватил горло, почти лишив возможности дышать. Сердце, точно тяжелый камень, с натугой ударяло о ребра, стремилось вылететь наружу, напрочь разбив свою тесную клетку. "Это всё его колдовство… Не смотри на него!", — приказала она сама себе, надеясь, что отведя взор, станет менее уязвима для чужих чар. И не смогла…

"Да бес с ней, с силой! Живут же другие! И она прожила бы… — сейчас ведьма готова было отказаться от всего на свете, лишь бы не видеть мелькания чужих пальцев перед глазами, не чувствовать давящую петлю ужаса на собственной шее. — Но разве это жизнь! — невысказанный яростный протест помог ей отвлечься от созерцания рук колдуна, продолжающего плести свои чарующие узоры. Но только на время…

Голова сама собой разворачивалась к колдуну, как ведьма не противилась. И что делать — смотрела на него во все глаза, изредка отводя взгляд, хотя того ощущения всепоглощающего ужаса девушка уже не испытывала.

Вскоре Чернава увидела, как невесомая блестящая паутинка, которую Отлюдок осторожно вытягивал из своего живота, кольцами ложится на пол у его ног.

"Вот это да! Точь-в-точь паук…".

Наконец ведьмаг взглянул на "паутинную" горку, выросшую уже до колен, довольно крякнул и, сноровисто ухватив кончик нити, принялся сматывать клубок.

— Готова? Лови! Скажешь, когда хватит… Лишнее заберу обратно, пригодится.

Толком ничего не сообразив, Чернава охнула — золотистый невесомый клубок больно ударил её в грудь. Рассыпался сверкающими искрами, отгородил её от ведьмага. Последнее, что успела заметить ведьма перед тем, как у нее потемнело в глазах, был кончик нити, который так и остался намертво зажат в кулаке ведьмага.

— Я уж думал, ты не выдержала, — стоящий перед ней на коленях колдун поднялся, со стоном распрямил спину. Щеки лежащей перед ним девушки горели — то ли от пощечин, которыми приводил её в чувство Отлюдок, то ли от перенасыщения ведьмачьей энергией. "Зря я все-таки позволил ей взять сколько хотела, — запоздало пожалел о своей щедрости колдун, — кто ж мог подумать, что столько в неё влезет. Вот прорва! Повезло девахе, такой потенциал оказался. То-то её Морена приветила… только вот, видать, до поры до времени в неведении держала, чтобы не потерять наперсницу. Да природа все одно свое взяла…".

— Оставь меня одну, — Чернава едва шевелила губами и не пыталась подняться с пола. — Мне… Мне надо свыкнуться… — Она изнеможенно прикрыла глаза. Короткое высказывание далось ей с невероятным трудом.

— Как хочешь, — безразлично пожал плечами Отлюдок. Он обещанное выполнил, пусть сама разбирается с тем, что досталось. Смотреть, как корёжит ведьму, он не желал. И уже уходя, небрежно обронил: — Только помни, что силой я с тобой только для оборота поделился… Сделаешь, как обещала, может и оставлю малость…

*****

— А ты? — вдруг спохватился парень. — Не хочешь?

Ведьмаг вяло махнул рукой, мол, ешь, не морочь голову…

— Слушай, а на кой она нам сдалась? — Антон кивнул на кусты, в которых копошилась прожористая ласка. — Зачем нам проводник, мы ж вроде шли без проблем? Дорогу ты знаешь…

— В том-то всё и дело, что нет, — немного помолчав, признался колдун.

— Как нет? — изменился в лице Антон. — А куда же мы шли все это время? Я был уверен, что к Людмиле.

Отлюдок вздохнул — ну как объяснить ему, что не так просто отыскать человека, пусть даже и ведьму, ничего не зная о ней, кроме весьма расплывчатых сведений. Парень ведь уверил себя в том, что ведьмаг может всё. Но сколько не пытался Отлюдок отыскать чародейку, осторожно касаясь потоков Мироздания, отклика так и не получил. Изрядную путаницу вносил ещё и сам Антон, в памяти которого образ юной девушки, наивной и бесхитростной, разом вытеснялся обликом зрелой женщины, резковатой в словах и жестах, достаточно много повидавшей в жизни. Но память человеческая избирательна, хранит только самые яркие моменты бытия, остальное прячет подальше, милосердно избавляя человека от ненужных воспоминаний. "Можно, конечно, приневолить его вспомнить все, каждую минуту жизни, но жаль его, весьма мучительное средство, а последствия сомнительны… Парень и так будет не в восторге, узнав, что я копался в его мозгах. — Подумав так, ведьмаг удивился переменам в своем умонастроении: — Странно, с каких это пор меня стали волновать чувства людей? Вроде как не слишком много времени прошло, чтобы забыть, как родовичи восприняли мое "чудесное" возвращение…".

— Я понял, что живет твоя сестра не слишком далеко от населенных мест, — терпеливо, словно мальцу несмышленому втолковывал, проговорил Отлюдок, — значит, делать нам в лесной глуши нечего. Надо было выбираться поближе к обитаемым местам и уже там пытаться поспрошать, кто чего видел, чего слышал…

— Черт, — в сердцах ударил себя по колену кулаком Антон, — а я ведь и взаправду поверил, что все будет просто. Дурак… Какой я дурак!

— Ну, не то, чтобы совсем, но… — дипломатично заметил ведьмаг, однако развить мысль до конца ему не удалось, потому что из кустов вынырнула ласка, замерла рядом с разом замолчавшими мужчинами. После минутного замешательства парень выдохнул:

— Ничего себе! — Он изумленно покачал головой. — Как только она не лопнула?

Тело ласки заметно раздулось посередине, словно она проглотила небольшой воздушный шарик. Живот отвис до самой земли, и зверек едва передвигался, неуклюже переступая короткими лапками. Куда делась былая грация? Ласка довольно облизнулась, покачнулась и тяжело плюхнулась у ног мужчин. Высокая трава скрыла наеденное брюхо. Ласка свернулась клубочком, точно кошка, и задремала, уткнувшись носом в передние лапки.

— Умаялась, бедолага. Ещё бы — столько сожрать… Похоже, сегодня мы уже никуда не двинемся. Что ж ты так, а? — Антон потянулся погладить зверька и едва успел отдернуть руку. Острые зубки лишь слегка царапнули ладонь. Парень зашипел от боли, слизывая выступившую капельку крови.

— Да, это тебе не домашний баловень, — засмеялся Отлюдок, — с ней глаз да глаз нужен… Своенравная девица. Одно слово — ведьма…

Ласка подняла голову, в упор уставилась на ведьмага. В глазах её промелькнул огонек едва сдерживаемой ярости. Антону показалось, что она сейчас бросится на колдуна, однако ласка прикрыла глаза, притушив ярь, рвущуюся наружу. Прав Отлюдок, ведьмачий норов лоснящейся шкуркой не прикроешь… Вот парень и узнал цену видимой кротости зверька.

А уж как знала это Чернава… Недаром сразу после оборота она поняла — что-то пошло не так…

*****

Шаги ушедшего ведьмага и последующий за ними хлопок двери полыхнули под прикрытыми веками огненным сполохом. Чернава со стоном перевернулась на живот. Колдун оказался дальновиден, знал, видать, что её ожидает. Жаль, что не поверила…

Лучше бы она умерла сразу…

Испепеляющее пламя струилось по её жилам вместо крови, и совладать с ним оказалось совсем не просто. Казалось, жар выжигает всё нутро. Превозмогая его, девушка повернула голову набок, подтянула руку ближе к лицу, озадаченно разглядывая тонкие золотистые линии, проявившиеся на коже. Внезапно новый приступ боли скрутил её, будто дикий зверь, трепетно ждавший в засаде и теперь наконец-то добравшийся до вожделенной добычи. От мучительных судорог ведьма взвыла в голос.

Когда боль, терзающая её, немного ослабла, Чернава попыталась встать. Не лежать же здесь век лежмя! Скрипя зубами, девушка на четвереньках подползла к лавке, опрокинула и привалилась к ней спиной, переводя дыхание, со свистом вырывающееся из пересохшей глотки. Теперь бы только подняться на ноги, легче будет… Наверное…

После небольшой передышки нутряной жар вроде немного утих и уже не припекал с такой силой, как вначале. Однако кроме муки мученической, было что-то ещё… что-то, что она упустила… Мысли путались, перед глазами все плыло, словно после настоя дурман-травы. "Позвать колдуна? Нет уж! Обойдусь…" — Чернава сильно потерла лицо, надеясь, что это хоть как-то вернет ей былую ясность мыслей. В голове немного прояснилось. Поднимаясь, она оперлась на перевернутую лавку. Предплечья свела судорога. Не удержавшись, девушка снова растянулась на полу. Одинокая злая слеза скатилась по щеке. И словно кипятком ожгло кожу. Но это мелочи по сравнению с тем, что она увидела за мгновения до того, как упала. Руки… Что с ними? Извилистые трещины рассекли потемневшую от жара кожу, а в них явственно обозначились уже виденные ею золотистые прожилины.

"Что ж ты мной сделал, колдун проклятый? — Девушка сглотнула вязкую слюну. И всплыли оброненные им вскользь слова — "силу я тебе для оборота дал…". Она запаниковала. — Но я не могу вот так сменить облик! Мне много чего надо… — Она глянула на золотистые прожилки. Ей показалось, что они шевелятся, точно черви, которые вместе с сочащейся из трещин сукровицей стремятся выбраться наружу. Ведьму затрясло от отвращения. — Оборачивайся, тетёха, как можешь, иначе…". Что иначе, она уже не стала додумывать. Просто закрыла глаза, досконально представляя себе перекидывание из одного облика в другой и мысленно повторяя каждое свое действие. Заговор Чернава произносила вслух, четко выговаривая каждое слово, хотя непослушные губы едва шевелились. Последние слова "Кровь — водица, кости — песок, от жизни моей один волосок…" — она едва протолкнула наружу, чувствуя, как конвульсивно сжимается горло. Мелькнувшую мысль о том, не поторопилась ли она с оборотом, ведьма отогнала, будто назойливую муху. Поздно! Изменение уже началось, а остановиться на полдороге значило навеки остаться в теле зверя.

Только в этот раз все произошло не так, как всегда, — Чернаве почудилось, что она взвихрилась огненным вихрем, а после, выгорев дотла, рассыпалась мелкой летучей пылью, разлетевшейся по всей избушке. Мгновение длилось это или вечность — кто знает? Время, казалось, остановилось.

Из плотного непроницаемо-черного кокона, в который сбились развеянные вихрем пылинки, бывшие Чернавой, на замызганный пол вывалился перепуганный взъерошенный зверек. Он фыркнул, принюхиваясь, вскочил на лапы и проворно порскнул в дверь, предусмотрительно приоткрытую ушедшим колдуном. Растерявшаяся ведьма едва успела перехватить власть над телом ласки, заставив её замереть, чтобы самой обвыкнуться немного. Она чувствовала, что сейчас ей намного труднее управлять зверем, рвущимся избавиться от надоевших оков чужого сознания. Рассудочный инстинкт зверя никак не хотел подчиняться разуму человека. Лесные запахи будоражили обоняние ласки, манили желанной волей. Чернава, преодолевая сопротивление, приказала зверю искать дом чародейки. В том, что ласка способна отыскать его, она не сомневалась ни капельки, но вот захочет ли? "Ничего, буду крепче держать, никуда не денется", — подумала она и ощутила, как чернота, похожая на беспробудный сон, снова окутывает сознание.

Несколько раз ведьме удавалось все же преодолевать беспросветную хлябь, затягивающую её снова и снова, чтобы убедиться — ласка, хоть и рыскает из стороны в сторону, словно на длинном поводке, все же повинуется отданному ей приказанию и ведет колдунов за собой.

Вот и сейчас, в очередной раз вынырнув в явь, Чернава поняла — насущные потребности зверя, подкрепленные неутолимым голодом, окончательно взяли верх над приказом ведьмы, особенно сейчас, когда живот ласки пучило от парного мяса, а во рту ещё чувствовался солоноватый привкус чужой крови. Судя по всему, она намеревается теперь только жрать от пуза и спать… Только кто ей даст!

*****

— Темнеет… — обронил Антон. Молчание ведьмага ему уже надоело. Сколько времени уже восседает он около мертвецки спящей ласки, словно истукан, неизвестно, о чем думает… Да и собственное безделье напрягало. Это на воскресных вылазках приятно под деревом растянуться и любоваться природой, а сиднем сидеть, не зная, что тебя ждет впереди, не очень охота. Хоть бы сказал, что дальше делать? — Может, валежника набрать, пока ещё видно? Огонь-то по любому разводить придется.

— Набери…

Антон поднялся. Как же задолбали эти ночевки у костра! Сейчас бы растянуться на нормальной кровати и заснуть, не вслушиваясь в несмолкаемый шум леса, ожидая каждую минуту какого-либо подвоха… Да и искупаться бы не мешало… "В баньке попариться, — размечтался парень, со вкусом потягиваясь, — а потом чаю бы свежезаваренного, с мятой… Эх, когда это ещё будет…".

Не успел он отойти за кустик по своим надобностям, как ласка внезапно вскочила, словно внутри неё сработала невидимая пружина, заметалась вокруг них. Ведьмаг мгновенно вышел из своего оцепенения:

— Наконец- то… — он поспешил взобраться на своего жеребца, и теперь сверху наблюдал, куда кинется зверек. Потерять её в сгущающихся сумерках не хотелось. — Чего медлишь?

Антон мысленно выматерился и нехотя побрел к своей лошади. Она, опустив голову, смирнехонько стояла в ожидании всадника, только глаза лукаво поблескивали из-под длинной пряди, очень кстати прикрывшей морду. Вот лицемерка…

Отлюдок проводил его взглядом, потом внезапно строго сказал: — "Не балуй!" — и погрозил кулаком.

Парень вздрогнул, боковым зрением заметив недвусмысленный жест. Да он вроде ничего не замышляет, а потом только сообразил, что предупреждение адресовано не ему. Ведьмаг, оказывается, в два счета определил, кто в их тандеме заводила, и подстраховал парня от новых выкрутасов строптивой кобылки. Да и себя заодно. От лишних проблем…

"Предупредить-то он предупредил, а мозоли на заднице мне натирать придется", — парень опять оказался перед неразрешимой задачей, как забраться на спину лошади. Гнедая, впрочем, оказалась не обидчивой. Ну, подумаешь, не получилось сейчас, так в следующий раз удастся… Она покладисто опустилась на колени, давая возможность парню забраться на спину.

Ласка все ещё вертелась на крохотной полянке, изредка стремительно ныряла в кусты и тут же нехотя выползала из них, точно не могла убежать без сопровождающих её мужчин.

"Сколько можно копаться? — злилась Чернава, удерживая яростно сопротивляющегося зверька. — Сейчас меня опять накроет, а она завалится спать". Ведьма и сама не знала, что её гнало вперед без передышки. Возможно, предчувствие беды, возможно, что-то иное, но ждать не хотелось ни одного лишнего мгновения. Хотелось скорей довести колдунов до дома Бабы- яги и распрощаться с ними навеки, получив толику желанной силы. "А может, просто дать деру и только меня и видели? — С сомнением подумала уставшая от укрощения ласки Чернава. Однако всю оставшуюся жизнь провести в теле зверька она не желала. — Да только так просто не получится… Ладно, немного осталось".

*****

Скрип половицы сменился быстрым дробным топотком. Людмила обернулась.

— А, бродяга, явился? Где был?

— Зачем обережный круг убрала? — насупившись, спросил Птах, пропустив вопрос мимо ушей.

— Западню ладим, — снова опуская голову над вязанием, сказала чародейка — Ловушка на живца называется.

— Опять Баюновы выдумки? — ревниво спросил бесенок. К постоянному соперничеству друзей Людмила привыкла, потому и не стала заострять внимания на его брюзгливом тоне. — Где он, кстати?

— Дома, где ж ещё?

— Не дело затеяла… — после продолжительного молчания изрек бесенок.

Женщина коротко глянула на него, потом встала, отложив работу. Не большая мастерица вязать-то, взялась за спицы время скоротать до вечера, да видно, не удастся, опять петли упустила, и узор поехал на сторону.

— Ты что-то узнал?

— Нет. Это раньше каждый считал своим долгом ублажить Недолю, чтобы не навлечь на себя беду, а сейчас… — он ощерил зубы, изображая улыбку, но Людмила видела, насколько тяжело ему в том признаться. — Старшие ушли, и мы стали никому не нужны… Жизнь идет своим чередом, все забывается… Был Недоля, стал Птах…

— Жалеешь, что Правь покинул?

— Нет, — на этот раз Птах улыбнулся вполне искренне, — главное-то сделано. Кащей мертв. Что ещё надо?

— Теперь и умирать не жалко, да?

— Мы ещё поживем… — Кисточка на его хвосте выписала в воздухе затейливый узор и замерла, словно жирная точка в конце предложения.

Людмила отошла к окошку, отодвинула занавеску:

— Смеркается. Обидно, что без толку в засаде сижу… — Она широко зевнула. — Третью ночь уже не сплю, а "живец" всё не является.

— Тогда, может, отставишь эту затею?

— Ещё одну ночь и все…

— Неведомое чревато бедами неисчислимыми для всех.

— Кто бы говорил, — вздохнула чародейка, — но не ты, мастер нечаянных злоключений… Готова я ко всему… устала бояться.

— А погибнешь? И Пути без пригляда оставишь? Разве не этого от тебя добиваются?

Людмила задумалась — так-то оно так, только весьма сомнительно, что удастся на этот раз отсидеться в сторонке. Одной ламии хватило, чтобы понять, что и чародейские барьеры не преграда для ворога. Значит, надо вызывать огонь на себя. Надо! Тут с Баюном не поспоришь, хитроумен котофей. К ведьмам бы обратиться за помощью, да как, ежели сама Верховная каверзу умышляла? Знать бы, по чьему наущению пыталась Хранительницу убрать… Может, и удалось бы догадаться, что за вражина рядом с домом бродит… А так всё пусто — даже догадки строить не на чем. Лешего позвать? Толку от него! Сердцем чуяла, что творящееся вокруг дело рук человеческих.

— Иди, — отмахнулась она от Птаха, — и без тебя тошно.

Через мгновение из дальней комнаты донесся возмущенное восклицание потревоженного котофея, а следом прерывистый тенорок бесенка, распекающего кота на все лады.

— Да котофей тут при чем? Отстань от него!

Увлекшиеся друзья не обратили на окрик чародейки внимания. Опомнившийся Баюн вальяжным баском отметал все обвинения Птаха, объясняя ему свои резоны. Да уж… Что-что, а аргументировать он был мастак. Куда бесенку против него выстоять? Скоро тот будет согласен со всеми доводами котофея.

— Ну и славно… Милые бранятся, только тешатся… — Людмила потянулась за душегрейкой, но, передумав, оставила её на вешалке. Не хватало ещё уснуть, угревшись, тогда точно возьмут её голыми руками. Или тем, что у твари вместо рук. Не замерзнет и в том, что на ней надето…

Выйдя на крыльцо, она обернулась.

И Птах, и Баюн бок о бок застыли в проеме. Шустрецы… Как только подобрались, что не услышала их?

— А вы дома сидите! Оба! — захлопнула дверь, коротким наговором запечатав её. Следом донесся сдвоенный вопль. Впрочем, если захотят, выберутся. Это на первое время, чтобы под ногами не вертелись.

Спустилась по ступенькам, подняла голову, глядя на небо. Ветер едва шевелил ветки высоченных сосен. За деревьями догорала алая полоска заката. Пока ясно, но на горизонте скапливаются тучи, значит, будет дождь, но пока — дивный осенний вечер. Такой же, как многие другие, похожие друг на друга, как две капли воды. Сиротливые, пустые… Как там Баюн сказал ей однажды — Хранительница всегда одиночка? Получается так — и в радости, и в беде… Мысли плавно перетекли в другое русло. Если бы не зеркало, решившее всё за неё, то была бы она сейчас степенной матроной, окруженной шумным многочисленным семейством. В том, что иначе быть не могло, она и не сомневалась… Какому ж человеку не хочется тепла да счастья? Чародейка хмыкнула — впрочем, могло быть и по-другому, кто знает, что ждало её в той жизни. Что толку думать о несбывшемся, живет ведь здесь.

Обошла дом, немного постояла у сараюшки, оставшийся ещё от Ильги. Убрать все руки не доходят… Да пусть стоит, кому мешает.

Вернулась, присела на ступеньки, прислонившись спиной к резным перильцам. Уже совсем темно… Ничего нет хуже ожидания…

А ведь она не верит в то, что польза какая от её сторожевания будет… Раньше каждую ночь изморозью покрывалось всё кругом, а в прошедшие две ничего такого не приметила, будто забыли про неё. "Может, и обойдется? — тоскливо подумала она, — походило что-то, да и отстало, убедившись в неуязвимости жилья".

Когда мары принеслись с известием о том, что Хранительница оставила дом без защиты, Морена не поверила, но слуги её врать не осмелились бы. Хозяйка Стужи расхохоталась — это лучшая новость за все время. Неужто ж чародейка оказалась так глупа? Ну, тогда не стоит мешкать. Морена тяжело встала со своего ледяного ложа, на котором отлеживалась после ранения, нанесенного ассером колдуна. Оружие, созданное ариями, обладало собственным сознанием и волей, не нарушало цельности тела, но повреждало ведогонь*. Для человека удар ассером был бы смертелен, но Властительнице смерти — не живой, не мертвой — сильно навредить не смог, однако рану нанес ощутимую. Если б знала, что Чернавка найдет себе такого заступника, разве полезла бы на рожон? Но слишком была сильна охота поквитаться со строптивицей, вот и сунулась в воду, не проверив брод. За то и получила… Морена скрипнула зубами от злости. Договориться с Родославом по-доброму не получится. "Ну и пусть себе тешится с девкой, мне без разницы теперь, когда Путь открыт".

----------------------

*Ведогонь (ведогон) — по славянским верованиям, одна из составляющих души человека, "тело сновидений", или, как говорят оккультисты, эфирно-астральное тело

Резкий удар сердца, словно набатный колокол…

Вскинувшаяся Людмила затылком ударилась о балясину перил: — "Заснула все-таки, заснула…". Она приподнялась, разминая затекшие ноги, и опустилась бессильно обратно. Тело словно прошило иголочками холода. Морозный воздух обжег ноздри и глотку. Облачка пара вылетали при каждом выдохе и застывали туманными сгустками, медленно планирующими перед глазами чародейки, не давая толком рассмотреть темную расплывчатую фигуру, застывшую перед ней.

Людмила с ужасом вгляделась в красноватый отблеск глаз, мелькнувший в просвете капюшона, потом, собравшись, сплела в решетку пальцы рук, произнося заграждающий дорогу наговор. Леденеющие от стужи губы едва двигались.

Фигура шагнула ближе, не заметив стараний чародейки выстроить преграду.

Дверь позади Людмилы затрещала, выбиваемая запертыми друзьями изнутри, и, затрещав, точно сухой лист, прогнулась обратно, проминаемая снаружи неведомой силой, исходящей от твари.

Чародейка скатилась по ступеням, сметенная походя взмахом широкого рукава. Что ж, значит, пришло время тяжелой артиллерии!

— Оглянись!

Окрик заставил тварь застыть на месте. Грузная фигура медленно развернулась, откидывая капюшон. Точно вырубленное из цельного куска дерева темное лицо с повисшими вдоль щёк прядями белых волос преображалось на глазах. Теперь на Людмилу смотрела печальная юная дева. Вся скорбь мира сосредоточилась в её взоре.

— Не надо, пойдем со мной, — она протянула открытую ладонь Людмиле. Тонкая кисть слегка подрагивала в ожидании ответного жеста.

"Надо же, девица… такая кручинная… просто сердце заходится от жалости… — Опустились безвольно руки чародейки, выпустившие в воздух огненный рой, сумбурно закружившийся вокруг в ожидании указа. — К чему стараться? — Тоска змеей вползала в душу, лишая воли к сопротивлению. — Все впустую, все зря… Жизнь прожита напрасно… Так к чему цепляться за неё… Лучше вечного покоя ничего нет… Стоит только поддаться воле пришедшей и пропустить её туда, куда хочет… И идти следом…".

— Не смей! Не поддавайся! — Сильный толчок едва не сбил чародейку с ног, вернув на миг ясность мысли. Кот, толкнувший её, отскочил в сторону и, уворачиваясь от разъяренного роя, ринувшегося на него, нырнул в спешно созданный им портал. — Не дай ей войти!

Птаха, заступившего дорогу Морене, та смела, точно муху, и кинулась к чародейке, отгородившуюся кольцом пламени. Ибо что лучше всего против стужи? Только яростный огонь…

*****

Услышав шелест разворачиваемых крыльев над головой, Отлюдок поднял голову и проводил взглядом удаляющего филина. "Ни пуха, ни пера, лесовик, — мысленно пожелал удачи лесному хозяину, — всё спокойно, за мной пригляд не нужен, я лесу не враг… И за спутников моих готов поручиться, не до шалостей им".

И был прав, как всегда. Ни Антон, ни Чернава на филина не обратили никакого внимания: парню было не до того, сосредоточенно сопел позади, занятый лишь одним — не потерять колдуна из виду, а ведьма с переменным успехом боролась сама с собой. Судя по тому, что ласка все время крутилась под ногами у лошадей, перевес был пока на стороне человека.

Отлюдок немного придержал коня, поджидая Антона. Гнедая, верно почувствовав настроение ведьмага, ускорила шаг. "Вот уж точно темная лошадка. Интересно, откуда она у ведьмы взялась? Такие по лесу просто так не бродят…".

— Зря мы тронулись в путь, — недовольно пробурчал догнавший его парень. — Темень, хоть глаз коли…

— Темно? — удивился Отлюдок.

— Ни зги не видать! — Признаться честно, Антон изрядно преувеличил. Он неплохо видел отчетливый силуэт колдуна, маячивший на фоне более темных стволов деревьев. — Как бы ведьму не потерять… — добавил он озабоченно.

— Об этом не беспокойся… Никуда она не денется… А нужен ли тебе свет? — вдруг спросил ведьмаг.

— Спрашиваешь! — Парень был уверен, что со светом ему станет гораздо легче.

Темный притихший лес ощутимо давил на психику. Ни луны, ни звезд… Да и откуда им взяться? Слегка прояснившееся к вечеру небо опять затянули тучи, влажный стылый ветер кружил меж деревьев, недобро шелестел листвой, проникал под тонкую рубаху, выдувая жалкие остатки тепла. Если бы не лошадь, пышущая жаром, словно печка, совсем продрог бы. Оптимальным вариантом развития событий для Антона был бы костерок и привал до утра, но прямо сказать об этом он не решался. Как было бы неплохо растянуться на земле во весь рост, дав отдых ноющей спине и уставшим мышцам! Однако ведьмаг понял его иначе.

— Так зажги!

— Да будет свет, сказал монтер… — усмехнулся про себя Антон и едва слышно съехидничал: — Я что, Бог?

— Да проще простого! Убить же смог!

— Точно… — пробормотал парень, сводя ладони. — Ага, вроде так…

Пламя огненным фейерверком полыхнуло из сложенных лодочкой рук. Неподалеку вспорхнули потревоженные птахи, порскнул из кустов небольшой зверок и затрещал по валежнику, уносясь прочь от ненадежного ночного убежища. Кто там был, Антон не разглядел, потому что перед глазами плавали радужные круги, обрамляя перекошенное лицо ведьмага, ослепленного яркой вспышкой. Огонь, панически отброшенный парнем на землю, радуясь раздолью, жадно пожирал сухие ветки, в изобилии валяющиеся вокруг.

— Тьфу, — досадливо сплюнул Отлюдок, одним движением руки погасивший разгорающийся пожар. — Ну что ты поделаешь! Досталась дурню сила немеряная… Лес спалишь! Осторожно надо, будто свечу зажигаешь…

— Сразу не мог объяснить? — огрызнулся парень, не ожидавший такого спецэффекта. Вздохнул, успокаиваясь. — Ладно, пробую ещё раз…

В этот раз получилось намного проще, вот только ожидаемого успокоения слабый огонек, горящий на ладони, Антону не принес. Тьма, показалось, ещё плотнее обступила небольшой освещенный круг, не нарушая четких границ, терпеливо дожидаясь своего часа. Нет, не темнота была виновата в его душевном раздрае, что-то было ещё. Что-то, что ощутимо давило на плечи…

Внезапно гнедая заржала, взвилась на дыбы. Парень взмахнул руками, стараясь удержать равновесие, и, извернувшись, поспешно приник к холке лошади. Огонек, конечно, тут же погас, но и без него, оказывается, можно было обойтись. По ноге пробежало что-то, неприятно царапнув бедро, и из густой гривы вынырнула голова ласки. Гнедая затрясла головой, негодующе фыркая, заплясала на месте, пытаясь сбросить незваную наездницу.

— Что за черт? — воскликнул Антон, оборачиваясь. — Отлюдок?.. — и осекся, с изумлением глядя на ведьмага. Тот бесформенным кулем съезжал с жеребца. — Твою мать…

Соскочив с лошади, парень успел подхватить обмякшее тело.

— Нет… Там… — оседая на землю, прохрипел ведьмаг. — Бой…

Антон поднял голову — недалеко, кажется, рукой подать, за деревьями разгоралось фиолетовое зарево, подсвеченное снизу оранжевыми бликами. Странно знакомое зарево… Виденное уже…

— Людмила! — он, разом забыв обо всем, бросился было бежать, вернулся, схватил за гриву гнедую, дернул, пригибая голову лошади к земле, торопясь взобраться. — Пошевеливайся… — наотмашь хлестнул заупрямившуюся гнедую по крупу.

— Добрались все-таки? Вовремя… — На плечо его легла твердая рука. Отлюдок, уже оправившийся от отголоска магического удара, долетевшего сюда, был собран и решителен. — Не гоношись, успеем. Беда с сестрой, но держится пока… Ведьма наша тут ещё? — Он осмотрелся. Заметив ласку, умостившуюся на голове у кобылки, хмыкнул: — Умная… А могла бы и деру дать, под шумок… Ну что, в атаку?

 

ГЛАВА 11

Некоторое время кони ведьмага и Антона мчались грудь в грудь, довольно успешно лавируя в темноте. Потом, когда ветер, бьющий в лицо, принес въедливый запах гари, а меж деревьев потянулись жидковатые ленты дыма, парень пришпорил гнедую, со всех сил всадив пятки в бока и без того взмыленной лошади. Не ожидавшая такого от всадника, кобылка опрометчиво рванула вперед, на финишной прямой обойдя жеребца на несколько корпусов.

Потому Антон первым влетел на поляну перед домом сестры, заерзал на спине застопорившей на месте гнедой, осматриваясь. Старая сараюшка полыхала не слабо и света от гигантского костра хватало. Одним взглядом он сумел ухватить все — и выломанную дверь, и пустой двор, и черные выжженные проплешины на траве. Впрочем, на этом оглядывание прервалось, потому что громкий треск треснувших в огне досок и ворох искр, взвившийся вверх, вывели лошадь из кратковременного ступора. Гнедая звонко заржала, подалась назад, уклоняясь от долетевших до неё частиц жара, и взвилась на дыбы.

Ласка, непонятно как сумевшая удержаться на голове лошади во время стремительной скачки, резво соскочила вниз и замерла в опасной близости от копыт, точно поджидала парня.

Антон, съехавший по крупу лошади к хвосту, тоже спрыгнул (с каждым разом это удавалось все легче, несмотря на накопившуюся усталость) и кинулся следом за скользнувшей к крыльцу зверюшкой. Зачем, он и сам не понял, тут надо бы осмотреться хорошенько, да сообразить, что к чему, а не кидаться очертя голову за взбалмошной ведьмой… Мало ли куда она намылилась… Может, решила их покинуть, не прощаясь, привела ведь, как обещалась, значит, свободна… Впрочем, когда парень едва не споткнулся о тело лежащего навзничь бесенка, ему стало не до размышлений о проделках ласки. Приоткрытые глаза Птаха незряче уставились в ночное небо, на покрытой льдом мордочке плясали оранжевые блики пламени.

— Хреново… — склонился над ним Антон, — похоже, я тут уже не нужен, где ж остальные?

Приподнял голову, увидел, как угрожающе зарычала ласка и метнулась к темной аморфной массе, клубящейся у границы светового пятна. Металлическое частое цоканье сопровождало бег зверька, точно удалой клич вызова на битву.

Вызов приняли. От малопонятного скопления отделился сгусток, медленно двинулся навстречу ласке, на ходу обретая облик человека в мешковатом балахоне с наброшенным на голову объемистым капюшоном. На полпути, однако, остановился и, будто раздумав, отправился обратно, медленно обращаясь в тусклый клок хмари.

Антон опасливо и заворожено наблюдал за этими метаморфозами, не в силах понять сути происходящего.

Только ласка не сомневалась в своих действиях ни мгновения. Ускорившись до предела, она догнала существо, пружинисто подпрыгнула, повиснув там, откуда у людей растут ноги. Коротковатые лапы заскребли по мешковатому одеянию, закрепляясь на занятых позициях, зубы исступленно впились в мягкую плоть, но куда ей! Отброшенная сильным ударом, ласка отлетела почти под ноги парню и утробно вякнув, затихла.

— Черт! Это же… — Антон беспомощно оглянулся, забыв обо всех своих новоприобретенных способностях, узрел прислоненную к стене дома жердь, сноровисто ухватил её и кинулся к существу, в котором он, в конце концов, признал тварь, напавшую на них в лесной избушке. Морена, так кажется, назвала её ведьма? И она очень её боялась…

— Стой! — донесся до него запоздалый крик колдуна, неспешно выбирающегося из кустов. Пешего, между прочим, ведущего в поводу своего жеребца.

— Не до тебя! — Несколько метров парень пролетел, едва коснувшись ногами земли, и со всего размаху опустил увесистую слегу на спину твари. Здоровенная орясина смачно хрустнула и переломилась, оставив Антона с жалким огрызком. Зато эффект от его удара оказался весьма впечатляющ — существо всхлипнуло (ага, проняло!) и поспешно развернулось к человеку, которого до этого упорно не желало замечать. Красные глаза зловеще блеснули из-под капюшона.

— Беги… — Спасительная мысль пришла слишком поздно. Парню показалось, что он увяз в тягучем киселе. Вроде и руки, и ноги на месте, а словно чужие, не двинуться с места, как ни старайся. Мерзкое ощущения — все понимаешь, а сделать ничего не можешь, только и остается наблюдать, как неминуемо надвигается на тебя твоя смерть. В том, что смерть его будет ужасна, Антон не сомневался ни капельки, он интуитивно чувствовал это всеми клетками своего недвижного тела. Он бы закрыл глаза, да только и это несложное движение оказалось невыполнимо.

Над головой внезапно визгливо свистнуло, зажужжало, затем жужжание перешло в знакомый гул, который опустился к самой земле. Косой удар снизу вверх раскроил надвое взметнувшееся одеяние Морены, открыв взгляду точно собранное из рваных кусочков тело. Круглое лезвие, вращающееся, как пропеллер, зависнув на миг над головой её, и вернулось, чтобы изящным скользящим пируэтом пройтись по контуру тела.

— Да тут же одного хорошего удара хватит! — нервозно воскликнул парень, очухавшийся, как только тварь отвлеклась от него. — Чего оно мудрит?

— Ассер свое дело знает… — Отлюдок прихватил его за плечо и потащил в сторону. Антон особо упираться не стал, но отвести глаза от схватки был не в силах, голова сама разворачивалась назад. Такого он не видел даже в крутых боевиках. Морена вертелась юрким вьюном, ускользая от легких скользящих ударов сверхоружия, не причиняющих, казалось, ей никакого вреда. Парень, не в силах уследить за смазанными движениями твари, настолько быстры они были, всерьез начал опасаться, что она неуязвима. Знал бы, насколько он недалек от истины, был бы весьма удивлен…

И тут тварь вспыхнула, точно газовый голубоватый факел. В оплывающем контуре тела, будто в матрешке, оказалось иное обличье — женщины с огромными глазами, в которых застыла боль и ужас.

Впрочем, потом уже Антон не мог сказать с уверенностью, что ему всё это не померещилось, потому что мелькнувшее перед глазами совершенное в своей красоте лицо быстро исчезло, а темная фигура просто испарилась, будто капля воды с горячей сковороды, не оставив после себя и следа. Но все это он осознал гораздо позже, когда все осталось позади. Сейчас же после исчезновения Морены аморфная масса, на которую никто не обращал внимания, взметнулась вверх туманными клубами и роем ринулась на людей. Отлюдок досадливо отмахнулся от них, точно от назойливых мух, пояснив напрягшемуся парню:

— Нежить для нас безвредна… Глянь! Не её ли спасать шли?

Там, откуда поднялись мары, разливалось едва заметное фиолетовое сияние. В призрачном яйцевидном коконе с опущенной долу головой сидела чародейка. Руки её оплели колени, сильно притянув их к груди, точно она боялась, что ноги могут ненароком вылезти за пределы защищающей оболочки.

— Людмила!

Услышав крик, чародейка, слегка приподняла голову, откидывая спутанные волосы с глаз. Измученное лицо озарилось слабой улыбкой, которая тут же погасла. Очередной морок, насланный марами…

— Людка, зараза, очнись! — Антон присел около сестры, заглядывая ей в глаза. Непонятно, слышит ли она его? Но то, что видит, несомненно. Тряхнуть бы её как следует, чтобы в себя пришла поскорее, да боязно. Неизвестно, чем она защищалась, ещё шарахнет какой-либо пакостью, да так, что не очухаешься…

Парень оглянулся на Отлюдка. Тот стоял поодаль, иронически улыбаясь — семейное дело, сами разбирайтесь, мол…

— Люд, это же я…

— Ты? — не веря, едва шевеля губами, произнесла она. — Пришел все-таки?

— Пришел… — согласно кивнул Антон.

— Тошка! — чародейка, не поднимаясь, обхватила руками шею брата, притянула его к себе. — Живой…

Парень покачнулся, едва не придавив Людмилу, неловко пристроился рядом, обняв её за плечи:

— Все хорошо… — и при этом ничуть не солгал. После всего пережитого за последнее время эти минуты показались ему филиалом рая на земле. Как мало, оказывается, человеку надо для счастья!

— И долго вы так сидеть надумали? — довольно скоро едко поинтересовался ведьмаг. — Оба живы, почти здоровы, ну так это быстро проходит… — и, помолчав, добавил: — Особенно если Морена надумает вернуться.

Антон мигом вскочил на ноги со всей поспешностью, на какую оказался способен. И в ту же минуту от мучительного стона, идущего из-под земли, замер, чувствуя, как леденеет спина.

— Что это?

Обернулся на дрожащий голос сестры, заметив, как исказилось лицо Отлюдка.

Стон повторился. Долгий, протяжный…

Наверное, сработал какой-то неосознанный рефлекс, но Антон, не раздумывая, бросился туда, откуда слышался рвущий сердце звук. Он склонился над ведьмой, распластавшейся лицом вниз, осторожно развернул на бок. Нда, дела…

— Что с ней?

— Сил не хватило оборот завершить… — Отлюдок подошел неслышно.

— И что делать?

— Что-что? Ждать… Если очнется, сама справится.

— А если нет?

Ведьмаг пожал плечами.

— Её в дом-то перенести можно? — После утвердительного кивка колдуна парень поднял девушку на руки и, не задавая лишних вопросов, понес свою нелегкую ношу. "Похоже, у меня входит в привычку её спасать", — невесело думал он, внимательно глядя себе под ноги.

— Кимря, пропусти! — немного запоздало, когда Антон уже поднялся на крыльцо, крикнула Людмила, к тому времени уже вставшая на ноги. Пошатнувшись, она опять опустилась на землю. — Руку дай, что ли? — окликнула Отлюдка. — Не видишь, плохо мне!

Ведьмаг ухмыльнулся и протянул чародейке руку

— Идти сможешь?

Людмила кивнула, мало заботясь о том, увидит ли чужак. Тяжело опираясь на поданную руку, чародейка двинулась к дому, искоса поглядывая на странного долговязого незнакомца. Кто он сразу и не скажешь, но врага Антон не привел бы… Друг? А вот это надо посмотреть.

Напряжение никак не отпускало чародейку. Слишком быстро все произошло: превращение пригожей девицы в ожесточенного монстра разом выбило Людмилу из колеи. Несколько боевых заклятий, сотворенных впопыхах, мало помогли, зря только силу потратила. Для твари они были словно комариные укусы. Та, как изваяние, стояла на одном месте и, казалось, с нескрываемым интересом наблюдала за жалкими потугами чародейки. Людмила передернулась от отвращения, припомнив красноватое сверкание из-под надвинутого на лицо капюшона. Немилосердный свет злобных глаз, который не приглушал даже яростный блеск огня, окруживший чародейку. Жуткий смех твари до сих пор звенел в ушах, а сердце все ещё сжималось от предощущения неминуемой гибели. Потом тварь придвинулась почти вплотную и…

…отскочила, отброшенная ударом пробудившегося оберега. Впрочем, это было все, на что оказалось способно кольцо с расколотым камнем. Хотя нет, ещё какое-то время оно сдерживало нападение, окружив чародейку защитным коконом. Кто знает, чем бы кончилось это противостояние, если бы не Антон?

"Даже и не увидела толком, что это было, а ворога надо знать в лицо. Хотя бы для того, чтобы сообразить, что в следующий раз делать, — чародейка скрестила пальцы, отводя лихо, — только вот не надо мне такого счастья не сейчас, ни в будущем… Зря я пошла на поводу у котофея… На что надеялась, самой непонятно… Едва не погибла сама и друзей поставила под удар. Ну, что ж, это плата за самонадеянность. Умнее буду…".

Нога подвернулась на некстати попавшейся на пути кочке. Людмила, едва не упав, повисла на чужаке. Удивительно, тот не сказал ни слова, будто и не заметил её спотыкания, даже не глянул на неё. Покаянные мысли женщины воротились в привычное русло. Что сделано, то сделано, чего зря копаться в своих ошибках, если исправить ничего нельзя…

"А где, кстати, сам герой дня? — Взгляд её обшарил пространство перед домом, ярко освещенное набравшим силу пламенем. — Заварил кашу, а сам, как всегда остался в стороне? Или?..".

— Птах! — чародейка кинулась к бесенку, опустилась на колени, принялась тормошить его. Кисти свело от обжигающего холода. — Птах… — прижав к себе холодное скрюченное тельце, она поднялась на ноги (откуда силы взялись?)

— Не стоит стараться… В нем нет жизни…

Недоуменно обернулась она на голос:

— Откуда знаешь?

— Сама не видишь, что ли? Оставь его.

Повинуясь резкому приказу, Людмила молча опустила бесенка на землю и только сейчас поняла, что незнакомец был прав — тело бесенка курилось паром, оно истаивало, словно осколок льда под солнцем. Там, где его касалась чародейка, виднелись глубокие темные отпечатки ладоней.

— Это я… Я во всем виновата… Он чувствовал… Да что там! Знал. Ну почему я не послушала? — всхлипнула женщина.

Отлюдок давно уже отвык от женских слез, да и признаться, подзабыл, как выглядит плачущая женщина, поэтому он растерялся.

Не дождавшись ответа, Людмила, сдерживая рвущиеся наружу рыдания, поднялась на крыльцо и развернулась обратно. Утерев слезы, начала спускаться по ступенькам.

— Погоди… — оттолкнула чужака, поднимающегося за ней, направилась к полыхающему сараю. Рыжеватая клякса пала уже ползла в сторону леса, низкорослая поросль и трава около дома курились редкими струйками дыма, почти незаметными на фоне пожара. Однако языки пламени упорно пытались дотянуться до раскидистых сосновых лап над бывшей сараюшкой. Изредка огню удавалось зацепить нижние ветви, и тогда вспыхнувшая хвоя выстреливала фейерверком искр, разлетающихся вокруг. — Загорится лес, никто не выберется.

— Иди, я разберусь, — ведьмаг легонько подтолкнул Людмилу к дому. Пожалуй, это все, что он мог сейчас для неё сделать.

— Ты? Тут умение надобно… — и осеклась на полуслове.

Показалось, будто прозрачным колпаком накрыло пожарище. За незримые границы его больше не проникал ни едкий дым, ни жаркий огонь, который взметнулся было вверх, пытаясь вырваться наружу, однако быстро смирился, сминаемый силой неизмеримо большей, что была в нем.

Чародейка с ужасом посмотрела на непонятного чужака. Тот стоял, сложив руки на груди, неотрывно глядя на затухающее пламя. Когда угасли последние искорки, невидимая рука прошлась по траве, тщательно прихлопывая тлеющие остатки жара, дотянулась до сосен, гася теплящиеся огоньки в хвойных лапах, обломила обугленные веточки. Потом незнакомец коротко свистнул, подзывая к себе испуганных, дрожащих лошадей, что-то прошептал им и, одновременно хлопнув по крупам обоих, отскочил в сторону. Кони, повинуясь ему, дружно помчались прочь, только кусты затрещали, проминаемые их сильными телами.

"Этого ещё не хватало! Не нужны мне здесь колдуны пришлые, да ещё такие…" — Людмила бегом заскочила в дом. Вихрем пронеслась по дому, заглядывая во все комнаты в поисках брата.

А Антон в это время стоял над ведьмой и напряженно думал, что же с ней делать дальше. Однозначно ждать сестру, вот только не будет ли слишком поздно? Когда он нес Чернаву на руках, та ещё дышала, редко, правда, со всхлипами, а сейчас почти затихла. Отсветы пламени, пробивающиеся сквозь неплотно прикрытые ставни, давали достаточно света, чтобы разглядеть то, во что она превратилась. От прежней Чернавы остались лишь длинные волосы, всё тело и лицо покрывала короткая густая шерстка. Девушка застряла на переходной стадии, и непонятно, чего в ней сейчас было больше — звериного или человеческого, но, удивительно, она напомнила парню плюшевую игрушечную обезьянку, которую была у него в детстве. Присмотревшись к едва вздымающейся груди, он решил, что ведьма все же жива. Парень провел ладонью по плечу, покрытому шелковистой шерсткой, и удивился: — "Теплое… — и сам себе поразился, — а чего ждал? Живая ведь… Блин, что ж делать? — Ему в этот миг до дрожи стало жалко так нелепо пострадавшую девушку. — И чего она с ходу на эту тварь набросилась? Ну, ладно я, ей это зачем?".

В комнате внезапно стало совсем темно. Антон, распахнув ставни, выглянул наружу. Свежий ночной воздух, лишь слегка отдающий дымовой горечью, ворвался в распахнутое окно. От былого пожара не осталось и следа. Не успел парень, высунувшись по пояс наружу, подивиться тому, как быстро удалось затушить его, в светелку ворвалась Людмила.

— Кого ты привел? — с ходу обрушилась она на брата.

Антон ощутил, как волна протеста захлестывает его с головой, однако он сумел сдержаться.

— Хоть бы "спасибо" сказала человеку за свое спасение…

— Спасибо, — машинально ответила чародейка и, спохватившись, опять закричала: — Кого ты привел, я спрашиваю?

*****

Путь к реке Родослав преодолел быстро. Хотя возможно ему это просто показалось, поскольку его больше занимали новые ощущения, овладевшие им в тот момент. Ноги, казалось, шагали сами по себе, безошибочно выбирая дорогу, а мальчик, захваченный отголосками чужих жизней, пытался разобраться в них. Он слышал, как под землей роет ход упорный крот, пытающийся прокопаться к норкам лакомых червей, проникался тревогой какой-то птахи, чувствующей приближение змеи к гнезду, и одновременно чуял вожделение обхаживающего самку рогача-сохатого, и переполнялся решимостью волка-одиночки, вышедшего на бой с целой стаей. Новые ощущения оказались пугающими и одновременно притягательными. Родослав действительно стал частью необъятного мира, впустив в свою душу все то, что раньше было недоступно человеку.

У воды он немного постоял, не решаясь склониться к ней. Мальчик и хотел, и боялся увидеть себя.

Увидеть другим…

Долгий протяжный крик вырвался из его груди, когда он нашел в себе силы отвести взгляд от дрожащей пленки воды, переливающейся слепящими бликами. "Этого не может быть! Это не я… — Ярость не давала сделать вдох, тугим кольцом стискивала грудь. Родослав упорно отказывался признать очевидное, а текучая вода шептала и манила, зовя снова склониться над ней, чтобы убедиться и принять изменения. — Нет, нет… Это важда, морок". Руки стиснули чужое лицо, которое просто не могло принадлежать ему, девятилетнему отроку из рода Гридней.

Короткий звонкий смешок прозвучал за спиной, точно щелчок спущенной тетивы — неожиданно и жутко.

Резко обернувшийся Родослав взглядом обшарил пустынный берег. Никого…

— Согласись, Велизар, он забавен… Такие яркие чувства нам уже давно недоступны…

Стоящие в двух шагах арии бесцеремонно разглядывали человека. Для них не составляло особого труда остаться незамеченными им.

— Боюсь, Тиса, что это станет самой большой его проблемой.

— Или нашей, — снова хихикнула арийка, — забыли мы, как это выглядит на самом деле.

— Я не хочу вспоминать.

— А я была бы не против, Велизар, слишком уж все прискучило… — И тут же парировала возможные возражения. — И Борута здесь ни при чем!

Снова склонившийся над водой Родослав поднял голову. Ему опять показалось, что рядом с ним кто-то есть, но убедившись в полном своем одиночестве, он до боли в глазах всмотрелся в лицо, которое отныне и навек принадлежало ему. Скуластое, с упрямо сжатыми тонкими губами, оно не очень сильно отличалось от прежнего, но глаза… Они чуднО изменили свой природный серый цвет — один стал черным, как глухая полночь, другой же высветлился до сияющей голубизны полуденного неба. Мальчик снова с отчаянием устремил разноцветный взор на свое отражение. Поднявшийся ветер перебросил абсолютно белые волосы на лоб, скрыв непрошеную слезу. Впрочем, мужчины не плачут…

Сколько сидел Родослав на берегу, привыкая к себе, он так и не понял. Солнце все так же беспощадно скалилось с небосвода, вдалеке высилась неприступная гора с вращающейся над ней воронкой серых туч, ветер легко трогал ярко-зеленую листву, откликающуюся тихим ропотом на его нежные прикосновения, только прежнего очарования этого места Родослав уже не ощущал. В душе поселился полный разброд, мешающий сосредоточиться на самом существенном для него вопросе. Наконец он решительно поднялся. Толку мучиться самому, когда можно просто пойти и спросить того, кто знает.

И только добравшись до дома, он осознал: несмотря на то, что, сам того не желая, чувствовал обитающее поблизости зверье, разумным ощущал он только себя, точно и не было рядом ариев.

— Я рад, что ты вернулся…

— Куда я мог деться? — буркнул Родослав, почти вплотную подходя к вставшему из-за стола Боруте. Сейчас мальчик доставал ему до плеча.

— Выбор есть всегда.

— Головой в реку? — Недавняя необузданная ярость завладела Родославом. Кровь прилила к лицу, отчего капельки пота выступили на лбу. — Зачем? Зачем ты это сделал со мной?

Борута долго молчал, прежде чем ответить.

— Сейчас я не уверен, что ты поймешь меня. Подожди немного и сам найдешь ответ на свой вопрос.

Следует отметить, что Борута оказался отличным учителем. Он не делал никаких скидок на природу человека. Родославу пришлось нелегко — приходилось одновременно упражнять изменившееся тело, не привыкшее к таким физическим нагрузкам, и совершенствовать мозг, который просто не мог вместить все, о чем повествовал наставник.

— Наши предки были богами, способными творить и менять мир по своей воле и своему желанию, — рассказывал Борута. Родослав слушал его, от удивления приоткрыв рот, и не верил ему, считая это вымыслом, мало отличавшимся от сказаний его народа, верившего в своих богов. — Они создавали величественные империи и прекраснейшие города, не нарушая гармонии Мира. В нем тогда были иные материки и иные воды, в небе сияли две луны, но настал миг, когда все пришло в движение. Прародители слишком сильно старались проникнуть в тайны мироздания, докопаться до сути вещества, разделить неделимые частицы, из которых он состоит. Они не смогли сдержать разбуженный ими Хаос, он вырвался на волю, и одна из лун рухнула на землю. Воздух горел, плавилась земля, и воды океанов хлынули на материки…

— И что, все погибли?

— Нет, как видишь… — улыбнулся арий. — Немногие остались живы… кое-кто смог пробраться к Меру, — он указал рукой на виднеющуюся вдалеке белоснежную гору, — и спастись на её склонах.

— А разве её не коснулся Хаос?

— Если бы это произошло, то ничего вокруг не осталось бы, поскольку гора только кажется таковой. На самом деле это средоточие Сил, которые питают и удерживают Землю в реальном мире. Видишь воронку на вершине? Именно через неё проходит ось Мира, вокруг которой вращаются звезды, только одна из них стоит на месте — Полярная, указавшая нашим предкам путь к спасению. Но ужаснее всего оказались не разрушения и смерти… Нарушились ритмы Вселенной и утратилась связь с тонкоматериальным миром, поскольку страх поселился в сердцах выживших. Те, кто не добрался до спасительных склонов Меру, чудовищно изменились, став служителями Хаоса, беспощадными и яростными.

— А дальше? — Родославу хотелось услышать всё полностью. — Что было дальше?

— Дальше? Долгое время прародители таились в пещерах, подобно диким зверям, поскольку страх лишил их магических способностей, и оставил беззащитными перед силами зла. Только тщательно сберегаемые знания помогли им вернуть былое величие и воссоздать у подножия горы Меру частицу былого мира, Ариан. Но только здесь, потому что, когда они решились выйти за пределы Рипейских гор, опоясавших эту долину, на земле уже появились вы, люди. И мои предки оказались перед выбором — умереть, сражаясь за ненужные им земли, или жить в неге здесь.

— Да, я понимаю, что вы выбрали… А разве нельзя было договориться добром?

— Пытались, но ничего хорошего из этого не вышло. Вы оказались слишком плодовиты и агрессивны, а у ариев, хоть те и жили долго, дети рождались редко, да и не каждый из них выдерживал обряд Единения с миром. Обряд был обязательным. Не прошедших его безжалостно умерщвляли, потому что их тело и разум не могли вместить правильную Силу, а значит, дальше они будут брать силу не от природы, а от своих братьев, ослабляя род свой. К тому же оказалось, что и у людей были свои маги, способные оказать достойное сопротивление ариям, вот только магические приемы отличались от наших. Выдержать противостояние с расселившимися народами оказалось нелегко, и прародители отступили сюда, постаравшись не оставить о себе даже памяти. Тогда-то и появились стагны, закрывшие сюда доступ любому разумному существу.

— Вам это удалось, — раздумчиво произнес Родослав, припоминая сказы, в которых ни словом не упоминалось об ариях. — Вот только как мне удалось попасть сюда?

— Это и мне неясно…

Больше к этому разговору Борута никогда не возвращался, посчитав, что сказал и так довольно много. Только Родослав уже и не нуждался в подобных откровениях. Ему многое открылось без лишних объяснений. Больше всего нынешние арии почитали знания, сохраненные предками. Основой их магических умений стало управление мировыми потоками при помощи особого начертания рун. Рунические знаки чертились на земле, дереве, а при необходимости и прямо в воздухе, вспыхивающими яркими отпечатками перед глазами. Маги-хранители, одним из которых был Велизар, учили новообращенных пользоваться магическим алфавитом, начиная с самого простого. Последний знак, самый могущественный, показали Родославу перед тем, как он принял решение покинуть Ариан. Правда, Велизар не скрывал своего недовольства тем, что делал. Начертив перед самым носом человека золотистую "свастику", он тут же быстрым взмахом руки уничтожил её, пояснив:

— Я не собираюсь создавать новых сущностей и новых событий и тебе не советую этим заниматься, Вселенная не любит, когда вмешиваются в её законы. Все уже сотворено до тебя.

Родослав только ухмыльнулся. Он уже не был тем неискушенным отроком, каким попал сюда. Десять лет, пролетевших в Ариане, как десяток долгих дней и ночей, не прошли для него даром.

*****

Вошедший в дом ведьмаг услышал перепалку между братом и сестрой, однако словесные баталии мало занимали его. Больше всего волновало то, что он увидел перед тем, как исчезла Морена. Ассер Родослава достаточно силен и "опытен". Ему легко удалось бы покончить с любой тварью, независимо от того, к какому миру она принадлежала, но… Оружие ариев было бессильно только против них самих, ибо создавалось для защиты от недругов, пробравшихся в Ариан. Да и голубоватый всплеск ауры Морены прямо указывал на её принадлежность к древнему роду. Не думал ведьмаг, что ему придется встретиться с кем-либо из них, никогда не покидавших Ариан. Даже изгнанию арии предпочитали смерть, настолько было непреодолимо их отвращение к расселившимся на земле людям.

Пальцы ведьмага выбивали по столешнице затейливую дробь, не мешая ему раздумывать.

— Хватит барабанить… — Он удивленно поднял голову и только сейчас заметил кикиморку, робко выглядывающую из-под стола. — Ты кто такой?

"Так, дожился, нелюдь мне велит ответ держать… — Отлюдок встал со скамьи, на которой устроился в ожидании хозяйки, — пора прощеваться, да в обратный путь… Какое дело мне до чужих закавык?".

Не обращая внимания на настырную домовиху, пытавшуюся заступить ему дорогу, прошел в дом, где возбужденный говор перешел во вполне мирный разговор. Ведьмаг прислушался и усмехнулся. Антон наскоро пытался поведать сестре всю историю своих странствий, да только ему это плохо удавалось, поскольку многого он и сам толком не понял.

"Ну, не буду пока мешать…" — Отлюдок толкнул первую дверь, попавшуюся ему. Она, тихонько скрипнув, на удивление легко открылась. Заглянул внутрь и удивленно вскинул брови. В резном трехсвечнике, стоящем на полу, ярко пылали толстые белые свечи. Для кого, зачем? Горенка совершенно пуста. Только тяжелые занавеси, прикрывающие окна, слегка колышутся. Ведьмаг мгновение присматривался, а потом совсем по-звериному повел носом, принюхиваясь. Нет, не ветер приподымает холстяную крашенину, нечто живое шевелится за зыбким заслоном. Живое и опасное…

Быстрый шаг назад. Снова скрипнула, закрываясь, дверь, отгораживая Отлюдка от обманчиво спокойной комнатки. Он перевел сбившееся дыхание, сообразив, что едва дышал, пока был там. Не стоит так вольничать в чужом дому. А вот и хозяйка…

— Ты! Как вошел?

Развернулся лицом к разъяренной чародейке. Перехватил вскинутую руку, кончики пальцев которой окутывал набирающий силу чародейский огонь, прижал к стене так, чтобы и двинуться не смогла. Быстро же она пришла в себя, а недавно совсем квелая была…

— Неразумно нападать не зная противника, — назидательно сказал ведьмаг, — а ещё неразумней избавляться от союзника.

— Люд, ну я же тебе говорил, если бы не он, ты бы так легко не отделалась, — Антон высунулся из-за спины ведьмага, не торопящегося отпускать чародейку.

— Ты наивен! Доверять первому встречному-поперечному! Лихо же тебя обработали!

— Меня к нему Баюн отвел, — запальчиво возразил Антон, не делая попыток выручить сестру. — Баюн! Ты и ему уже не доверяешь?

Рука ведьмага дрогнула: — "Все-таки не обошлось без него! Неужели пришла пора свидеться?". Почувствовав слабину, Людмила вырвалась и отступила в комнатку, которая послужила причиной раздора. Дверь, однако, не закрыла, остановилась на пороге, выжидающе глядя на чужака.

А тот, не сказав более ничего, развернулся и направился к выходу.

— Родослав, не уходи! — Антон впервые решился назвать Отлюдка его настоящим именем. Плечи ведьмага вздрогнули, словно от удара, но он так и не замедлил свой неторопливый шаг. — Прости её! Дура! Одичала тут в одиночестве, на нормальных людей кидается! — обернулся к сестре, сердито сдвинув брови, добавил: — Лучше бы девчонке помогла, умирает ведь!

У Людмилы от такой бесцеремонности голос пропал. Она только и смогла, что беззвучно открыть-закрыть рот. И интуитивно почувствовала, что её молчание к лучшему — любое её слово, оброненное сгоряча, могло стать той соломинкой, которая переломила спину верблюду, и дальше просто надеяться будет уже не на что. Брата она потеряет наверняка…

Парень догнал ведьмага, вышедшего на крылечко, легко придержал за плечо:

— Ты ведь обещался обучить меня, — обошел вокруг, заглянул в глаза, — неужели всё пшиком закончится?

Отлюдок развернулся, прищурившись, оглядел Антона с ног до головы, точно товар на рынке:

— Слово дал, куда деваться… — подумав про себя: "И кто меня за язык тянул? Жил себе да жил, хорошо ли, плохо ли, но в ладу с собой, а тут вот ученик навязался… Беспокойный. Возись с ним…", — подумал с раздражением, а на сердце от ощущения нужности стало тепло. Только вот почти мгновенно это чувство вытеснил разливающийся по всему телу холод, издавна таящийся в самом дальнем уголке души. Вспомнилось, как отвергли его родовичи — и первый раз, после нескладной кроды, и второй, когда вернулся…

*****

Слова о том, что Родослав хочет покинуть Ариан, оказались для Боруты полнейшей неожиданностью. Он просто представить не мог, что кто-то может хотеть уйти из этого благословенного края.

— Чем тебе здесь не по нраву? — сказал Борута. Не принято было у них лезть в душу, но отпускать человека, к которому привязался, не хотелось. Ученик просто пожал плечами, не удосужившись объяснить свое решение. — Может быть, раздумаешь?

— Нет.

— Ты свободен в своих решениях. Только ведь ты не зря мне это сказал, мог просто уйти.

— Я пришел просить тебя о помощи, — Родослав пытливо заглянул в глаза своего наставника. Откажет, нет? — Ты можешь вернуть меня туда, откуда я попал к вам?

— Одним махом через полмира перескочить хочешь? Тоже верно… Хитер… Неизвестно, доберешься ли, ногами землю топча. А если нет? Ты ведь так толком и не смог пояснить, как оказался на границе. Случайность не закономерность, сложно повторить то, что произошло лишь однажды… Многое надобно учесть, найти первопричину, а это дело долгое, требующее времени. — Борута стал припоминать, что рассказывал мальчик давным-давно. Подзабылось уже, стерлось из памяти, ибо не было необходимости возвращаться к рассказу перепуганного детеныша, другие дела имелись тогда, куда важнее. — Спиральная дорога, говоришь? Чудное представление у твоих родичей о путях иных… Вход в никуда — вошел живой, вышел мертвый…

— Это не для того построено было, чтобы людей убивать, — обиделся сразу за весь род людской Родослав. — Это… — Он замялся, припоминая: — Это…

— Не мучайся, — прервал его арий. — Да тебе просто повезло, что твой путь привел в Ариан…

— Я не спорю! Но если есть вход, то должен существовать и выход, — с горячностью возразил Родослав, — ведь Ариан не закрыт от Мира.

— Не закрыт, верно, только вряд ли я смогу повторить все условия, чтобы вернуть тебя на то же самое место, а иного ведь ты не хочешь.

— Не хочу, — ученик упрямо опустил голову, избегая прямого взгляда наставника. — Я домой хочу.

"Не станешь же рассказывать, что, несмотря на всю привлекательность жизни в Ариане, я так и остался здесь чужим… Что даже Тиса, одна из немногих, кто с приязнью относился ко мне, и та, как оказалось, видела во мне всего лишь опасную для ариев особь, за которой надо было следить и следить в оба глаза. — Родослав заметно погрустнел. — Не будешь же наушничать Боруте на его собственное дитя! Тиса, такая далекая и такая родная… Может, все же смириться и принять все, как есть? Нет… Сколько можно доказывать, что я ничем не отличаюсь от них? Не смогу".

— Что ж, если ты так решил, то удерживать тебя я не буду. Попробую.

Глядя, с каким легким сердцем вышел из дома ученик, заручившийся поддержкой, Борута грустно думал: — "Конечно, помогу, как не помочь… Он думает, что я ничего не понимаю. Трудно такому, как он, ужиться с нами. Он же весь открыт, все его переживания, как на ладони, а уж аура полыхает так, что глазам больно. Так и не научился закрываться, а может и не хочет, не в его природе это. Мы привыкли уже отгораживаться друг от друга не только расстоянием, но и мыслями, а он… Нас осталось очень мало и каждый сам по себе. Мы постепенно вырождаемся, только вот не собираемся в этом признаваться. Что у нас остается, кроме Ариана? Только тщательно хранимые знания, а любить мы уже разучились, отвыкли сопереживать, да и не хотим. Нам хорошо жить вот так, поодиночке, подменив чувства холодными рассуждениями. И вряд ли когда-нибудь что-то изменится… Разве этого хотели наши прародители, когда пробирались сюда, на Север, спасая остатки своего народа, разве об этом мечтали, создавая для своих потомков прекрасную страну? — Мысли, приходившие к нему уже не первый раз, тревожили душу, но делиться ими с кем-то он не торопился. Ариев устраивала их жизнь, и менять её они не собирались, а от смутьянов быстро избавлялись проверенным способом — изгнанием. Этого Борута не хотел, он просто не представлял себе иной жизни, кроме, как в Ариане. — Мы уйдем, даже самая долгая жизнь не бесконечна, и ничего от нас не останется, кроме… — он задумался: — Да ничего от нас не останется, если даже сейчас о нас никто не знает!".

А Родослав, выйдя на крыльцо, с ненавистью уставился на солнце. За все это время он так и не смог привыкнуть к светилу, не покидающему небосклон по несколько месяцев, и не смог смириться с долгой-долгой ночью, часто вспоминая неповторимые закаты и восходы своего детства, только вот тогда он не ценил очарования зорь, что диковинными желто-красными цветками распускались у горизонта. Существовали куда более занимательные дела, а вот здесь осознал, как же ему не хватает этой привычной смены дня и ночи. "Скоро! Скоро это все закончится… — направился к своему неказистому жилью, построенному недалеко от дома наставника. Склонность ариев к пышному убранству ему претила, потому и жил он, как привык, неприхотливо. Шел и мысленно возвращался к недавнему спору с арийкой: — Неправа Тиса, говоря, что мне их жилища не по душе, оттого, что я не привык обмирать от восторга, любуясь изысканными плодами вдохновения ариев, что наше убогое бытие определило мое сознание… А ведь она даже не видела работу наших мастеров-древоделов, она ничем не хуже. Ладно, в чужом дому хозяев не охаивают, и жить не учат".

Не единожды приходил Родослав к тому самому столбу-стагну, у которого очутился после спирального лабиринта, подолгу сидел у подножия устремленного ввысь обелиска, смотрел на ручеек, струящийся по склону, провожал тоскливым взглядом облака, проносящиеся над головой. На что надеялся, чего хотел? Он и сам не мог объяснить, почему его так тянет сюда. Возможно потому, что это была единственная ниточка, связывающая его с домом, и в глубине души он надеялся, что если очень сильно чего-то хотеть, то рано или поздно это случится, тем более в этой стране, где чудо оказалось обыденным делом. Правда, как оказалось позже, сотворение чудес требовало куда больших усилий, чем думалось, а чудодеем мог стать почти любой, обладающий необходимым знанием и умением. Родослав многому научился, но сравниться с ариями, конечно, не мог, да и не стремился, понимая, что для них он навсегда останется изгоем, случайно затесавшихся в ряды истинного народа.

Сначала арий долго расспрашивал его, задавал порой довольно неожиданные вопросы, выслушивал все, что сохранилось в памяти мальчика, а потом просил разъяснить непонятное. Родослав порядком притомился, не раз рассказывая наставнику, что помнил, да только думалось, что мало от того толку. Детская память избирательна — хранит только самые яркие моменты, и ничего больше из неё не выжмешь. Однако настал день, когда Борута удовлетворенно крякнул и отстал от ученика, сказав, что теперь думать будет. Родослав запасся терпением, но вопреки всему, ждать пришлось совсем недолго.

И сейчас, приближаясь с Борутой к хорошо знакомому месту, он чувствовал, как быстро-быстро бьется сердце.

— Мне куда? — делая вид, что совершенно спокоен, спросил наставника, — на площадку?

— Да, пожалуй, — немного подумав, ответил арий.

Легко перепрыгнув через не слишком широкую расселину над бездонной пропастью, Родослав снова подивился, отчего в первый раз она показалась ему непреодолимой, хотя чему удивляться — стагны ведь не просто так здесь торчали… Он обернулся у Боруте. Тот молча смотрел на человека. Да и к чему лишние слова, главное уже было сказано. Родослав поправил притороченный к поясу ассер. Это единственное с чем он так и не смог расстаться, "разумное" оружие уже давно стало частью тела, и он просто не представлял себя без него.

— Мне жаль тебя отпускать… Я… — мучительная гримаса искривила лицо ария. Он рукой прикрыл глаза, словно пытался справиться с собой. Родослав удивленно глянул на наставника. Для него непривычно было видеть обычно невозмутимого Боруту в таком настроении. — Я не думал, что так привяжусь к тебе… — голос его сорвался.

— Это правда? — Родослав не мог поверить. Так стоит ли уходить от того, кто тебя любит? Кто знает, что ждет дома? Он рванулся перепрыгнуть обратно через расщелину, но Борута уже вычерчивал вспыхивающие в воздухе и мгновенно гаснущие руны. — Нет, не надо, я передумал…

— Иди, и ничего не бойся… Пусть дорога твоя будет долгой, а Мир добр к тебе…

Последнее, что увидел Родослав — это проступающие на дневном небе яркие звезды, явственно видные при свете солнца. Горячий ветер взвихрил длинные волосы человека, свернулся в тугой обжигающий кокон, разом отсекая от него и Ариан, и наставника, чтобы спустя (годы? мгновения?) выбросить на непашь у подножия старого кряжистого дуба.

Медленно приходя в себя, Родослав приподнялся с мягкой травяной подстилки. Борута сделал даже больше, чем требовалось — без особого труда узнал мужчина откос над рекой, куда он с сестрами бегал купаться. А вон в свете разгорающегося дня виднеются деревенские срубы. Сердце дрогнуло: — "Дома!". Родослав вскочил и со всех ног ринулся вниз по косогору.

Да только зря так торопился… Отчий двор встретил его наглухо закрытыми воротами, хотя по соседству уже гремели засовами хозяйки, выгоняя коров на пастьбу. Безрезультатно постучав, Родослав легко перемахнул высокий глухой забор и поднялся по ступеням терема, чтобы окончательно убедиться, что жилье необитаемо. Посидев немного на крыльце, он все-таки решил наведаться к соседям, да одного не учел — сейчас он нисколько не был похож на того мальчишку, которого знали родовичи.

— Нелюдь! — взвизгнула встретившаяся ему на пути незнакомая девица, бросившаяся бежать, оглашая деревню дикими воплями. В прозрачном утреннем воздух