Наследство Квалсфорда

Биггл Ллойд

Американский писатель Ллойд Биггл-младший известен как автор более 75 романов в жанре научной фантастики и детектива. По единодушному мнению пристрастных критиков, его романы о Шерлоке Холмсе «Наследство Квалсфорда» и «Заговор Глендовера» чрезвычайно удачны, воспринимаются как подлинное продолжение записок о великом сыщике. Этому способствует стиль изложения, и умело созданная атмосфера старого доброго английского детектива.

 

Глава первая

При крещении меня нарекли Эдвардом Портером Джонсом. Первое имя мне дали в честь Эдварда, принца Уэльского, позже ставшего королём Эдвардом VII. Портером же звали моего отца. Второе имя я получил на тот случай, если соответствовать первому окажется мне не по плечу. Все зовут меня только Портером.

С Шерлоком Холмсом я встретился случайно, оказавшись среди тех мальчишек, которых доктор Ватсон прославил в своих сочинениях как «нерегулярные полицейские части с Бейкер-стрит». Однажды Шерлок Холмс даже удостоил меня похвалы, назвав самым регулярным из этих своих помощников. Он весьма великодушно выделил меня среди прочих и давал особые поручения.

Получаемые от него несколько шиллингов были очень важны для меня, поскольку мне приходилось содержать больную мать и двух младших сестёр. Согласитесь, что для подростка это было тяжёлой ношей, вот почему я так благодарен Шерлоку Холмсу за доброту и возможность работать на него.

Предполагаемая смерть Холмса в 1891 году потрясла всех нас. Зато его поразительное воскрешение спустя три года стало самым радостным событием в моей жизни. Я продолжал выполнять его особые задания до тех пор, пока мне не исполнилось шестнадцать.

Конечно, я восхищался Шерлоком Холмсом и почти боготворил его, что было вполне естественно для юноши моего возраста. И только в день своего шестнадцатилетия я наконец собрался с духом и попросил Шерлока Холмса сделать меня своим помощником.

Вначале моё предложение удивило и даже позабавило Холмса. Он никогда не задумывался о том, чтобы передать кому бы то ни было навыки, которые составляли часть его необычайного таланта. Он вообще сомневался в возможности этого.

Однако, поразмыслив и восстановив в памяти историю наших взаимоотношений, он понял, что практически уже начал меня обучать, постепенно развивая мои способности. Кроме того, Холмс часто попадал в такие ситуации, когда помощь ему была настолько необходима, что приходилось обращаться к услугам случайных людей. Раньше ему ассистировал доктор Ватсон, но он скорее был близким другом и свидетелем, чем сотрудником.

Вот так я и стал его помощником. Подобно доктору Ватсону, я поселился на Бейкер-стрит, 221б, где пользовался гостеприимством Холмса и одновременно служил ему. После смерти Холмса я основал собственное сыскное бюро, работа в котором и стала делом всей моей жизни.

Доктор Ватсон был необыкновенно добросердечным человеком, одним из тех, на кого всегда можно положиться в трудную минуту. Всегда вежливый, доброжелательный, он был джентльменом до мозга костей. Правда, подозреваю, что он немного ревновал ко мне Шерлока Холмса. Например, он ни разу не обмолвился обо мне в своих отчётах, даже описывая те дела, в которых я принимал непосредственное участие. Правда, он признавал, что иногда великий детектив прибегал к помощи посторонних. Так, он упоминал Джонсона, который помогал Холмсу как осведомитель, поскольку был связан с преступным миром. Позже Джонсон оказывал подобные услуги и мне. Ватсон называл и Чарли Мерсера, тот руководил собственным детективным агентством и по просьбе Холмса проводил расследования по конкретным вопросам.

В своих рассказах Ватсон даже менял даты, и получалось, будто дело происходило раньше, чем я начал работать на Холмса. Но это, возможно, следует приписать его рассеянности. Доктор Ватсон часто допускал в своих рассказах и другие фактические ошибки. Я рассматривал его отношение ко мне просто как забавную слабость истинного джентльмена. Однако, независимо от тех чувств, которые он питал ко мне, он всегда был неизменно вежлив и ни разу не сказал мне ни одного худого слова.

История, о которой я собираюсь рассказать, произошла в конце лета 1900 года. Мне только что исполнилось двадцать, и я с честью выдержал испытание ученичества у Холмса. Он не только обучал меня ремеслу сыщика, но и дал мне образование, равного которому я не смог бы получить ни в одном университете. Ведь в программах учебных заведений не было ни одной из тех дисциплин, которыми занимался он.

Мы хорошо сработались, и наши совместные усилия позволили ему расширить практику. Хотя мистер Холмс никогда не заботился о величине материального вознаграждения, его доходы значительно возросли. Он видел во мне преданного помощника, и по тем временам я получал неплохое жалованье. Я мог обеспечить приличное существование матери и сёстрам, а большего мне тогда и не требовалось.

В своих записках я называю моего наставника Шерлок Холмс. Но обычное моё обращение к нему было «мистер Холмс» или «сэр». Я был достаточно хорошо воспитан и никогда не называл его Холмс или Шерлок, как это мог позволить себе доктор Ватсон.

В то время мы только что закончили дело Дарблера. Шерлок Холмс блестяще разрешил загадку местонахождения пропавшего завещания. Для этого ему потребовалось всего-навсего изучить расположение монет в коллекции умершего наследодателя.

В конце августа, в тот понедельник, когда началась эта история, мистер Холмс за завтраком с напускной суровостью велел мне взять выходной и как следует повеселиться. Я воспользовался предоставленной возможностью и вместе с сёстрами отправился на лодке вниз по реке по направлению к Ричмонду.

Уже совсем стемнело, когда я вернулся на Бейкер-стрит. Там я застал доктора Ватсона. Друзья спорили о политике. Правда, доктор Ватсон настаивал на том, что они просто обсуждали некоторые вопросы. Они так надымили своими трубками, что в комнате было нечем дышать.

Доктор Ватсон приветствовал меня со своей обычной добросердечностью, хотя вид его свидетельствовал об уязвлённом самолюбии — обычном следствии неспособности доктора противостоять железной логике моего патрона.

Шерлок Холмс нервно ходил из угла в угол. Его мрачность и беспокойство говорили сами за себя: ему не к чему было приложить свой удивительный ум. Высокая худощавая фигура знаменитого сыщика производила впечатление туго сжатой пружины, готовой вот-вот сокрушить самое себя, если ей немедленно не найдут полезного применения.

К повседневным проблемам, и в частности к политике, он обращался только тогда, когда больше было нечем заняться. Политические вопросы Шерлок Холмс исследовал так же пристально, как и свидетельские показания. Естественно, что при этом он всегда выходил победителем, полностью опровергая доводы доктора Ватсона.

Наконец Холмс перестал ходить и сдвинул в сторону груду лежавших на кушетке газет, освобождая для меня место. Он надеялся, что я принёс ему какую-нибудь головоломку, которая отвлекла бы его от безделья.

К сожалению, я смог лишь рассказать ему о случившемся с нами забавном происшествии. Моя сестра Берта наблюдала за двумя темзенскими лодочниками, которые ругались друг с другом, употребляя выражения, совершенно неподходящие для нежных девичьих ушей. «Какое счастье, что богохульствуют не в воскресенье!» — воскликнула Берта.

Холмс от души посмеялся; доктор Ватсон только озадаченно пожал плечами. Я поднялся в комнату, которую раньше занимал Ватсон, намереваясь немного почитать перед сном. Однако вскоре ко мне постучался Холмс.

— Пришёл Рэдберт! — радостно объявил он. — Вы не могли бы спуститься?

Рэдберт, которого все, кроме Холмса, называли Рэбби, был уличным мальчишкой. Он принадлежал к новому поколению «нерегулярных с Бейкер-стрит», которых нанимал мистер Холмс, когда нуждался в их помощи. Заметив природные способности Рэдберта, он находил им все большее применение, используя его так же, как и меня в своё время.

Должно быть, мы казались этому мальчишке довольно забавной троицей. Когда он вошёл, доктор Ватсон восседал в «своём» кресле. Это место осталось за ним ещё с тех пор, как он жил с Шерлоком Холмсом. Я бы никогда не осмелился занять это кресло. По мнению же Шерлока Холмса, своим необычайным удобством оно мешало сосредоточенным размышлениям. Поэтому кресло и предназначалось для посетителей или доктора Ватсона. Это был типичный образец старинной массивной мебели, специально сконструированный для послеобеденного отдыха. Однако доктор Ватсон не занял удобное положение, к которому располагала форма кресла, а сидел совершенно прямо, и его поза и официальная одежда — он явился прямо после вечернего обхода пациентов — делали его похожим на человека, неожиданно для себя оказавшегося на королевском балу. Видно было, что он ни за какие деньги не согласится расстегнуть ни одной пуговицы.

Шерлок Холмс ещё не ложился, о чём свидетельствовало отсутствие пижамы и шлёпанцев. Он, как обычно дома, был облачён в очередной свой бледно-сиреневый халат. От времени одеяние истрепалось, покрылось пятнами и даже несколькими дырками — последствиями химических опытов Холмса, но он никак не соглашался выбросить халат, как не решаются расстаться со старым другом.

Разговаривая с доктором Ватсоном, Шерлок Холмс ходил по комнате по своему обычному маршруту: от медвежьей шкуры, лежавшей на полу перед камином, к секретеру, оттуда к стоявшему посередине комнаты старому поцарапанному столу красного дерева, за которым мы обычно обедали, вокруг него к окну, а затем снова к камину. Наконец он получил нечто, на чём мог сосредоточиться его неугомонный ум; перестав шагать по комнате, Холмс стал внимательно рассматривать Рэбби.

Из нас троих я был одет, конечно, наиболее странным образом. Я ещё не успел снять полосатую майку и брюки, которые изрядно испачкал на реке и которыми весьма тогда гордился. На ногах у меня были украшенные бусами индейские мокасины, подаренные одним из клиентов Шерлока Холмса. Да, мы представляли собой довольно разношерстно одетое общество, и Рэбби наверняка исподтишка потешался над нами.

Все эти размышления мгновенно пронеслись в моей голове, а Шерлок Холмс тем временем опять обратился к Рэбби:

— Ваше появление, Рэдберт, подобно яркому лучу в тёмную ночь. А каково ваше мнение о положении в Южной Африке?

— Нет у меня никакого мнения, сэр, — честно признался Рэбби.

Шерлок Холмс весело рассмеялся:

— Исключительно здравое отношение к делу. Мы с доктором Ватсоном, пожалуй, имеем слишком много мнений по поводу слишком многих вопросов.

Он повернулся к доктору Ватсону:

— Вы, надеюсь, ещё не забыли Рэдберта? Он пятый по наблюдательности человек в Лондоне, а если продолжит совершенствоваться так же успешно, как в этом году, у него есть все шансы стать третьим.

— Ну конечно же я помню его, — ответил доктор Ватсон. И тут же принюхался и сморщил нос. — Работает на конюшне, не так ли?

Шерлок Холмс удовлетворённо хмыкнул:

— Смелее, смелее, Ватсон. Конечно же вы сможете увидеть или учуять то, что недоступно обыкновенному наблюдателю. Хотите добавить, что это за конюшня? Нет, не будем безрассудно растрачивать ваши дедуктивные способности на выяснение тех обстоятельств, с которыми мы с Портером уже знакомы. Не могли бы вы рассказать нам, чем занимался Рэдберт перед тем, как прийти сюда?

Доктор Ватсон ответил, поджав губы:

— Я думаю, что он бродил по улицам. Обычная работа вряд ли заставила бы его задержаться так поздно.

Шерлок Холмс рассмеялся и захлопал в ладони:

— Браво, Ватсон! Ваши наблюдения гораздо точнее ваших соображений о политике. Конечно, Рэдберт проводил своё основное время на улицах, и у него не совсем обычное занятие. Рэдберт — предприниматель. Он руководит целой службой посыльных и разносчиков. Мы с Портером полагаем, что он — настоящий капиталист.

Слегка склонив голову набок, доктор Ватсон с сомнением оглядел Рэбби и усмехнулся.

— В самом деле? — пробормотал он. — И много ли у него клиентов?

— Да, так много, что мне иногда приходится вставать в очередь. Но для меня он выполняет также одно постоянное задание. Поскольку он работает на многих других клиентов, он целыми днями бегает по Лондону. Но если ему встречается что-либо заслуживающее внимания, загадка, представляющая интерес для моего пресыщенного ума, то он прекращает свою беготню, чтобы поделиться увиденным со мной. Кроме того, он любит и сам загадывать загадки, бросая нам своеобразный вызов. Поскольку вы, Ватсон, являетесь нашим почётным гостем, сегодня ваш черёд их разгадывать. Итак, скажите, где сегодня был Рэдберт и чем он занимался?

С Шерлоком Холмсом произошли удивительные изменения. С лица исчезло выражение скуки. Взгляд его стал цепким, колючим и напряжённым; он нацелил на Рэбби свой ястребиный нос. Вся его поза напоминала стойку гончей, готовой идти по следу.

Рэбби же, предвкушая увлекательную игру, ухмылялся, вносил в неё свою природную смекалку и сообразительность. Рэбби давно понял, что невозможность сделать вывод из увиденного серьёзно огорчает Шерлока Холмса, и поэтому всегда старался приготовить одну-две ниточки, намекавшие на то, как он провёл свой день. Для этого он, например, специально наносил на свои брюки отчётливые следы самой разной грязи.

— Он такой дока по части пятен и брызг! — однажды восхищённо признался мне Рэбби. Его тогда поразило, как Шерлок Холмс определил происхождение крошечного кусочка грязи на обшлагах его брюк.

Чтобы навести нас на след, Рэбби украшал свою кепку веточкой или высовывал из кармана кончик трамвайного билета. Он только втихую посмеивался, когда Шерлок Холмс или я хватались за эти явные улики. И в то же время Рэбби искренне радовался, когда мы не замечали то, что, по его мнению, должны были обязательно заметить. Но особое удовольствие ему доставляло искусное умение Холмса обнаружить те улики, о которых сам Рэбби даже не подозревал. Тогда он просто светился от восхищения.

Иногда ему удавалось совершенно поставить нас в тупик своими головоломками, и мы пребывали в полной растерянности. Я уверен, что он порой специально стремился нас одурачить.

Тем вечером Рэбби воткнул в петлицу своего достаточно потрёпанного пальто цветок. Это был прелестный жёлтый экземпляр, немногочисленные соцветия которого размещались на единственном стебле. Бутоньерка придавала Рэбби обеспеченный вид, что, впрочем, соответствовало его характеру. Он жил припеваючи, не задумываясь ни о чём серьёзном.

Я не припоминал, чтобы мне раньше встречалась такая разновидность цветка — улицы Лондона, где я вырос, были не совсем подходящим местом для изучения ботаники. Поэтому я присматривался к цветку в некотором недоумении. Очевидно, Рэбби приготовил нам какую-то ловушку.

Доктор Ватсон первым устремился в атаку:

— По дороге сюда он проходил через Ковент-Гарден, — уверенно начал он. — Где бы ещё он мог достать подобный цветок в такое время года?

— Действительно, Ватсон, — заметил Шерлок Холмс. — Навещая меня, вы каждый раз демонстрируете рост своих дедуктивных способностей.

— Надеюсь, я прав? — обратился доктор Ватсон к Рэбби.

— Нет, сэр, — ответил мальчишка.

— Что? — воскликнул доктор Ватсон. — Ты не сорвал цветок в Ковент-Гардене?

— Нет, сэр, — повторил Рэбби.

Доктор Ватсон тотчас пришёл в дурное расположение духа. Шерлок Холмс только слегка ухмыльнулся:

— Дорогой Ватсон, вы должны были более внимательно рассмотреть этот цветок. Ни один лондонский цветочник не станет иметь дело с подобными дикими растениями. Вот если бы он применялся в медицинских целях, то его ещё можно было бы встретить в саду Физического общества. Но сомневаюсь, чтобы его позволили использовать для бутоньерки. Вы были в Челси, Рэдберт?

— Нет, сэр, — снова сказал Рэбби.

Услышав это, Шерлок Холмс уселся на диван рядом со мной и задумчиво оглядел Рэбби.

— Действительно, Ватсон, мы оказались в трудном положении! Обычный дикий первоцвет почти в конце лета — и вдруг в самом сердце Лондона! Кроме того, он распустился и теперь украшает петлицу Рэдберта. Откуда же он взялся? А что вы думаете, Портер?

— Мне кажется, что он был на Спиталфилдском рынке, — предположил я.

Я пришёл к такому выводу, изучив грязь на правой штанине Рэбби. Шерлок Холмс одобрительно кивнул, поскольку пришёл к такому же заключению.

Однако я тут же добавил:

— Но я не знаю ни одного тамошнего владельца лавки, который мог бы предложить подобное растение.

— Очень хорошо, Портер, — сказал Шерлок Холмс. — Итак, цветок ты взял на Спиталфилдском рынке?

— Нет, сэр, — был ответ Рэбби.

— Я отказываюсь поверить в то, что цветочницы у Оксфорд-серкес продают первоцветы.

— Конечно, сэр.

— Итак, где же ты его взял?

— Миссис Малленс вырастила его в горшке, — объявил мальчишка.

Шерлок Холмс просто потерял дар речи, а потом от души расхохотался. К нему присоединились мы с доктором Ватсоном.

— Ну что ж, Ватсон, он положил нас на обе лопатки, — наконец произнёс Холмс. — Пусть все это послужит нам уроком. Ни одна логическая цепочка не может считаться надёжной, когда её способна разрушить женщина, выращивающая растения в горшках. Ты говорил, что ночуешь в конюшне человека по имени Малленс, не так ли? Тогда миссис Малленс — его жена?

— Его мать, сэр.

— Она выращивает красивые цветы.

— Благодарю вас, сэр. Я передам ей ваше мнение.

— А вы всё-таки были сегодня у Ковент-Гардена или, по крайней мере, около него, на Мэйден-Лейн, хотя ваша бутоньерка и не оттуда, — заметил Холмс.

Теперь Рэбби выглядел озадаченным. Я давно приметил маленькое желтоватое пятнышко на его левой штанине. Но пока Шерлок Холмс не заговорил, я никак не мог вспомнить, где же мне встречался этот тип грунта.

— Все очень просто, — продолжал Шерлок Холмс, — вы не торопясь шли по тротуару. Затем, вместо того чтобы повернуть в переулок, вы шагнули в сторону и попали в раскоп, который в течение последних пяти дней украшает проезжую часть Мэйден-Лейн. Вы сегодня не обедали у Рула, Рэдберт?

— Нет, сэр, я только относил послание одному джентльмену, который обедал там, — ответил Рэбби.

— Всё сходится, — кивнул Шерлок Холмс. — Вы также были сегодня на Лейчестер-плейс. Разве вы с приятелем не досаждали опять швейцару гостиницы «Европейская»?

— Всего лишь совсем чуть-чуть, — сконфуженно пробормотал Рэбби.

— А он подумал, что вы перешли все границы. Разве не он кинул в вас помидором?

— Откуда вам это известно? — недоуменно спросил Рэбби. — Ведь он промахнулся!

— Но он же чуть не попал в вас, поскольку на штанине остались семечки. Если вы не будете осторожны, однажды он запустит в вас чем-нибудь тяжёлым. И тогда уже не промахнётся. Но ладно, покончим с этим. Что вы приготовили для меня на сегодня?

— Питахайга, сэр, — ответил Рэбби.

— Питахайга? — повторил за ним Холмс. В его голосе наконец послышалась настоящая заинтересованность.

— Питахайга?! — в свою очередь воскликнул доктор Ватсон. — Что это такое — питахайга?

— Не знаю, сэр, — ответил Рэбби.

Шерлок Холмс протянул руку к одному из толстых томов, что валялись по всей комнате, словно просыпались недавно с потолка дождём. Найдя нужное место в книге, он произнёс:

— Питахайя. Вот как это должно называться. Рэдберт обладает удивительным даром наблюдения и извлечения выводов. Однако я замечал, что он не всегда силён в правильном произношении слов. Должно быть, вы провели бурный день, — продолжал он, обращаясь уже и к Рэбби. — Это название плода одной из разновидностей эхиноцериуса. Данное семейство кактусов произрастает в Мексике и в юго-западной части Соединённых Штатов. Судя по описанию, он привлекателен на вид и очень вкусен, относится к деликатесам. Некоторые экземпляры достигают величины кабачка, различаются по цвету в зависимости от вида и места произрастания. Хорошо известен на рынках Мексики. Легко сделать вывод, что он представляет необычайную редкость на рынках Англии. Может быть, это было скорее питахайя, чем питахайга, Рэдберт?

— Да, теперь и мне так кажется, сэр, — согласился мальчик.

— Как же случилось, что вы встретились со столь необычным для Лондона фруктом, Рэдберт? Разве ваша миссис Малленс и его выращивает в горшке?

— Нет, сэр.

— Или швейцар «Европейской» стал бросать в вас вместо помидор такие экзотические фрукты?

— Нет, сэр. Сегодня утром, когда я проходил мимо Спиталфилдского рынка, я услышал, как одна женщина спрашивала о питахайях.

К этому времени доктор Ватсон потерял всякий интерес к происходящему. Он начал ёрзать в своём удобном кресле, что обычно предшествовало объявлению об уходе. Шерлок Холмс, напротив, возбуждённо подался вперёд, его пронзительные серые глаза сияли, узкое лицо напряглось. Он выглядел как хищник, приготовившийся к прыжку.

— Что же это была за женщина? — спросил он.

— Старуха. В грязной залатанной одежде. Башмаки совсем сношенные. В руках у неё была старая дырявая корзинка.

— Хм, — задумчиво протянул Холмс. — И что вы думаете об этой бедно одетой старой женщине, Рэдберт?

— Мне показалось, в ней было что-то странное, сэр. Несмотря на старые тряпки, её нельзя было назвать грязной. И она сжималась от страха, когда кто-нибудь пытался задеть её. Она обходила конский навоз. Обычно нищенки так себя не ведут. Кроме того, у неё было белое лицо. Видимо, мало бывала на солнце. И ещё она правильно говорила и совсем не размахивала руками.

— Превосходно! — воскликнул Шерлок Холмс. — А вам не показалось, что под личиной старухи скрывалась молодая женщина?

Рэбби решительно покачал головой:

— Нет, сэр. Морщины были настоящие.

Шерлок Холмс восхищённо потёр свои тонкие худые руки:

— Превосходно! Итак, у нас есть пожилая женщина, опрятная и воспитанная, которая переоделась в лохмотья. Но для чего ей это переодевание? Чтобы начать расспрашивать о питахайе на оптовом рынке, где и своим поведением, и манерой говорить она явно выделялась из толпы. Ну как, Рэдберт, я точно описал ситуацию?

— Не совсем так, сэр, — ответил Рэбби. — Она была…

— Подождите, Рэдберт, — остановил его Холмс. — Сегодня я ничем серьёзным не занят. Давайте рассмотрим все варианты. Кто-то решил подшутить над несчастной женщиной. Какой-то шутник отправил её на Спиталфилдский рынок, чтобы она поискала там то, что, как он заранее знал, вообще невозможно купить ни на одном из лондонских рынков. Заслуживает ли рассмотрения этот вариант?

— Нет, сэр.

— Почему вы говорите об этом с такой уверенностью?

— Потому что она вовсе не хотела найти питахайги, то есть, я хотел сказать, питахайи. Или они ей вовсе не были нужны. Она двигалась от одного прилавка к другому и всем задавала вопрос: «У вас есть питахайя?» Но она не дожидалась, пока ей ответят. Она просто спрашивала, а потом торопилась прочь.

— Хм. А владельцы лавок имеют представление о том, что такое питахайя?

— Нет, сэр. Они выглядели растерянными. А некоторые тут же пытались узнать, что именно хочет старуха. Но она куда-то ушмыгнула раньше, чем её успели расспросить. Я сам потом наводил справки. Никто из продавцов не слышал о такой вещи.

Шерлок Холмс снова потёр руки:

— Я весьма вам благодарен, Рэдберт. Это самая прелестная загадка из всех, что встречались мне за последние месяцы. А что вы думаете обо всём этом, Ватсон?

Доктор Ватсон приподнялся:

— Все очень просто. Женщина собралась позвать гостей или устроить приём. Для этого ей захотелось приготовить что-нибудь необычное. Кто-то рассказал ей о питахайях — просто так, а может быть, и для того, чтобы подшутить над ней. Возможно, она где-то прочитала о питахайях, но не поняла, что в Лондоне их нельзя достать. Вот ей и захотелось обязательно подать их на стол, поэтому она отправилась на рынок, чтобы купить немного. К тому времени, когда с ней повстречался Рэдберт, она начала осознавать, что её одурачили или она совершила ошибку. Вот почему она так спешила и не хотела вступать в разговор.

— А как вы объясняете, Ватсон, её грязную одежду? Почему она так странно вырядилась, если собралась за обычной покупкой?

— А, это. — Доктор Ватсон равнодушно пожал плечами. — Женщине срочно понадобились питахайи, а никого из слуг не оказалось поблизости. Может быть, она вознамерилась сделать кому-то сюрприз. В любом случае она не хотела, чтобы её узнали, застав за столь унизительным для неё занятием. Потому и переоделась. Я уверен, что при ближайшем рассмотрении вы обнаружите, что мотив был до абсурдного банален.

— Возможно, и так, Ватсон, — пробормотал Шерлок Холмс. — Вполне возможно. Вы должны идти?

— Да, иначе жена моего коллеги будет волноваться, не случилось ли чего со мной, — ответил доктор Ватсон. — Он болен, и я обещал ей его навестить. Рад был повидаться с вами, Рэдберт. Мне не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы прийти к выводу, что вы значительно подросли со времени нашей последней встречи. Об этом говорит полоска кожи, выглядывающая из-под ваших брюк. Наблюдать и делать выводы — вот ваш девиз, так, Холмс?

— Совершенно верно, — ухмыльнулся Холмс. — Быстрый рост — естественное неудобство, свойственное юношескому возрасту.

Доктор Ватсон простился со мной, и Шерлок Холмс вышел в прихожую проводить его.

Вернувшись, он предложил Рэдберту расположиться поудобнее за столом, рядом с коробкой печенья, а затем попросил миссис Хадсон поторопиться с чаем. После этого он устроился на диване, вытянул перед собой руки, соединив кончики пальцев, и прикрыл глаза. Это была его любимая поза для размышлений.

— А каково ваше мнение, Портер, о поведении этой леди? — наконец осведомился он. — Она действительно искала деликатесы для званого вечера?

— Нет, сэр, — сказал я.

Шерлок Холмс бросил на меня проницательный взгляд, затем перевёл глаза на потолок:

— А что же она делала?

— Передавала какое-то сообщение, — ответил я.

— Да, действительно. И вы полагаете, что «питахайя» — это сигнал или пароль, предназначавшийся владельцам лавок на рынке?

— Одному из них, сэр. Но очевидно, что она не знала, кому именно. Вот почему она обращалась ко всем подряд. Однако никто из них не откликнулся и не передал обратного сообщения. Вот почему она так странно вела себя после того, как задавала свой вопрос.

Шерлок Холмс задумчиво кивнул:

— Портер, но мы же не можем быть полностью уверены в том, что её сообщение предназначалось владельцу лавки. Может быть, его должен был услышать какой-нибудь прохожий.

Он помолчал.

— А что вы думаете о её неумелом переодевании?

— По-моему, здесь не было ничего странного, сэр. Всё выглядит так, будто человек хотел замаскироваться, но не знал, как это сделать.

— Хм, может быть, так оно и есть. Или это было лучшее, что она успела сделать, так как спешила. Я совершенно уверен в вашей правоте. Но почему такое поручение доверили столь неопытному человеку, совершенно к этому не приспособленному? Или она вынуждена была заменить кого-то в последний момент, не совсем понимая, что ей следует делать? Да, конечно, и это возможно.

Он снова уставился в потолок и погрузился в обычное для себя глубокое раздумье. Однако вскоре ему пришлось вернуться к действительности, так как в комнату вошла миссис Хадсон с чаем и с тарелкой бутербродов.

— Угощайтесь, Рэдберт, — пригласил Шерлок Холмс. — Как давно вы не ели?

— Утром я позавтракал, благодарю вас, сэр, — отозвался Рэбби.

Шерлок Холмс с улыбкой опустился на диван и стал наблюдать, как Рэбби опустошает тарелку. Я раньше поел очень неплотно, поэтому присоединился к нему.

Когда мы покончили с едой и отодвинули от стола свои стулья, Шерлок Холмс сказал:

— А теперь, Рэдберт, расскажите нам всю историю с начала и до конца. Что вы делали на рынке и как долго следили за этой женщиной?

— Я направлялся на Олдгейт-стрит с поручением от мистера Петтигрю.

Шерлок Холмс кивнул:

— А, мистер Петтигрю, знаю: он — портной. Полагаю, у него кончились пуговицы или что-то в этом роде. С ним это бывает.

— Да, сэр. Проходя через рынок, я и услышал, как эта женщина задавала свой вопрос. Я немного последил за ней. Но мистер Петтигрю просил меня не мешкать.

— Да, Петтигрю постоянно не хватает времени, — кивнул Шерлок Холмс. — Было ли ещё что-нибудь примечательное во внешности этой пожилой женщины?

— У неё был нос крючком, — ответил Рэбби. — Очень большой. Совсем неподходящий для женщины.

— Тогда это, вероятно, был накладной нос, — высказал предположение Шерлок Холмс.

Насчёт этого Рэбби сомневался. Ему показалось, что нос был самым настоящим.

— Очень хорошо, — продолжал Шерлок Холмс. — Вы следили за ней, пока могли. А потом?

— На обратном пути через рынок я поискал её. Но она уже исчезла. После того как я доставил мистеру Петтигрю его заказ, я вернулся и спросил у некоторых владельцев лавок, не слышали ли они когда-либо об питахайях.

— Ну и, конечно, никто из них не слышал?

— Нет, сэр. Они решили, что над ними просто подшутили. Так иногда бывает. И никто из них не видел раньше эту пожилую даму.

— Конечно, жаль, что вы не смогли проследить за ней. Но я вас прекрасно понимаю, вы не могли позволить себе подвести достойного заказчика и бесцельно слоняться в то время, как он срочно нуждался в ваших услугах. Но эта история — совершенно таинственная. Почти уникальная. Если разузнаете что-нибудь ещё, тотчас же сообщите. Вот вам за труды.

Шиллинг звякнул по столу, к нему Шерлок Холмс добавил второй в виде поощрения.

Когда Рэбби был накормлен, вознаграждён за труды и направлен восвояси, Шерлок Холмс повернулся ко мне:

— Ну, Портер, каковы ваши соображения?

— Дело заслуживает некоторого внимания, — ответил я. — Вы хотите, чтобы я занялся им утром, сэр?

— Скорее всего, Портер, перед нами образчик одного из тех мелких преступлений, которых в человеческом обществе не меньше, чем блох в собачьей шерсти. Как вы знаете, чем более загадочным кажется дело, тем зауряднее разгадка. Возможно, «питахайя» — всего лишь сигнал взломщику от служанки, которая не хотела быть опознанной. Или послание ворам насчёт дележа добычи. Или что-нибудь ещё в этом роде. Но «питахайя» — слишком необычный знак. Его придумал не мелкий воришка. Это ещё одна демонстрация того, какие странные происшествия преподносит нам реальная действительность, которая гораздо богаче любой фантазии. Загадка питахайи действительно заслуживает некоторого внимания, но мы не должны разочаровываться, если из этого пруда мы вытащим всего лишь мелкую рыбёшку.

Я, как всегда, согласился с ним — и это доказывает лишь то, что на первый взгляд самая серьёзная проблема может представиться пустяками такому гению, как Шерлок Холмс, а не только простому ремесленнику вроде меня. Впоследствии выяснилось, что благодаря Рэбби, случайно услышавшему слово «питахайя», мы оказались вовлечены в решение одной из самых поразительных загадок, с которыми нам приходилось встречаться ранее.

 

Глава вторая

Больше Шерлок Холмс не возвращался к разговору о питахайе и о случае на Спиталфилдском рынке. В то время, о котором я рассказываю, если у нас не было конкретного заказчика, Холмс обычно предоставлял вести дело мне. Если я допускал ошибки или совершал промахи, то он просто указывал мне на них.

Согласно моему дневнику, в тот вечер мы разговаривали об электрификации лондонских трамвайных путей. Их оснащение продвигалось очень быстро. В течение многих лет Холмс пристально следил за многочисленными экспериментами по развитию городского транспорта. Вот почему мы тогда обсуждали широкий круг проблем, связанных с влиянием общественного транспорта на раскрытие преступлений. В практике Шерлока Холмса уже был случай, когда преступник ускользнул от него на конке. Сыщику не помогла даже специально натренированная собака. Не менее удобным местом для скрывающегося преступника он считал подземку. Разумеется, Шерлок Холмс отнюдь не был противником прогресса. Но он полагал, что, стремясь уйти от погони, правонарушители будут изобретать все новые и новые уловки и использовать самые совершенные средства передвижения и это следует не только учитывать, но и предвидеть.

На следующее утро я встал в четыре часа и облачился в костюм рабочего, который держал специально для подобных случаев. Я уже привык, что даже в этот ранний предрассветный час могу обнаружить читавшего, размышлявшего над какой-либо проблемой или проводившего химические опыты Шерлока Холмса. Но в то утро его не было видно. Все обитатели дома 221б и сама Бейкер-стрит были погружены в сон. Я отправился в путь по спящему Лондону. Газовые фонари ещё не потушили, и отблески их света превращали мою тень в какую-то гротескную фигуру.

Я направлялся к зеленщику Джошуа Вирту, который дружил ещё с моим отцом. Я знал Вирта столько же, сколько помнил себя. Иногда, когда его скручивал ревматизм, я оказывал ему услуги, закупая продукты. Поэтому он охотно разрешал мне использовать торговлю овощами, если я нуждался в маскировке для проводимых нами расследований. Вирт жил над своим магазином, поблизости от Грейт-Портленд-стрит, и ещё находился в постели, когда я постучался к нему.

Вирт радостно приветствовал меня. Он мучился от боли и как раз размышлял, сумеет ли сегодня подняться. С моим приходом он получил прекрасную возможность снова улечься в постель. Пока я запрягал лошадь, Вирт составил список и наметил закупочные цены. Я вывел тележку из узкого пустынного закоулка, служившего Вирту конюшней, и отправился в путь по никогда не затихавшим широким улицам Лондона.

Путь к Спиталфилду оказался долгим и утомительным. Обычно мой друг предпочитал расположенный поблизости Ковент-Гарден. Теперь же мне пришлось проехать на его смирной лошадке почти через весь постепенно просыпавшийся город. Улицы быстро заполнялись транспортом и, когда мы наконец добрались до Коммершиал-стрит и приблизились к рынку, моя лошадь и тележка уже казались песчинками в окружавшем нас потоке экипажей и людей.

Я загрузился помидорами и луком, отобрал необходимую мне зелень и наконец нашёл немного капусты нужного качества и по вполне приемлемой цене. Это расположило ко мне целый ряд продавцов, поскольку я выступал в самой выгодной для них роли — покупателя. Покончив с закупкой продуктов, я начал расспрашивать продавцов, нет ли у них питахайи.

Шерлок Холмс учил меня, что все жители Лондона — эксперты в своём деле. Даже самый скромный возчик помнит каждую выбоину в булыжной мостовой на своём маршруте. Он также разбирается в видах экипажей, лошадях и искусстве других возчиков. Сама действительность заставляет его быть специалистом в этих вопросах, и ни один учёный, ни один университетский профессор, даже полицейский не сможет превзойти его в этой области.

Конечно, и владельцы лавок на Спиталфилде были специалистами в своей области. Они разбирались во фруктах и овощах. Они могли совершенно свободно судить о достоинствах и недостатках ланкаширских томатов последнего урожая, которые, с их точки зрения, никак нельзя было спутать с йоркширскими, кембриджскими или шотландскими. Такую же осведомлённость они проявляли при обсуждении разнообразных сортов лука, яблок, слив, ревеня, бобов, зелёного горошка или сельдерея.

Но даже у экспертов бывают слабые места. Я вполне допускал, что кто-то из них специально хранит разные диковинные фрукты и овощи для снабжения особо изысканных клиентов. Естественно, об этом могут не подозревать даже самые ближайшие соседи. Если такой продавец существовал, я и должен был его отыскать.

Уже первый спрошенный сначала уставился на меня, потом с отвращением сплюнул и буркнул:

— В эти дни меня слишком донимали расспросами об этих самых питахайях, или как они там ещё называются.

Я также сплюнул:

— У меня есть покупатель, который ими интересуется. Обещал взять, если я их найду. Ты их когда-нибудь брал?

— Никогда не видел, но вчера меня тоже спрашивали о них, — ответил владелец лавки. — До сих пор не имею об этом ни малейшего понятия.

— Мой заказчик говорил, что это какой-то фрукт.

— По-моему, в Лондоне они никогда не продавались.

Я угрюмо кивнул:

— Я тоже не слыхал об этом фрукте. Но мне обещали хорошо заплатить.

— Никогда не дели шкуру неубитого медведя, — мудро посоветовал владелец лавки. — Может быть, прежде тебе самому придётся выложить за него кругленькую сумму.

Моё желание — найти того, кто расспрашивал о питахайе, — выглядело вполне объяснимым. Я выразил недоумение, зачем моей покупательнице потребовалось появиться на рынке после того, как она договорилась со мной. Если же она уже нашла то, что искала, то вполне могла аннулировать нашу сделку.

В ответ на мои рассуждения владелец лавки только расхохотался:

— У нас на рынке она не нашла питахайю.

— А как она выглядела? — поинтересовался я.

— Противная старая карга.

Эти слова он сопроводил таким «смачным» описанием, что его никак нельзя было бы повторить в светском обществе.

Я отрицательно покачал головой:

— Нет, нет — моя была привлекательная молодая женщина, словом, настоящая леди.

Продавец презрительно фыркнул:

— Здесь оптовый рынок, приятель. Что на нём делать леди?

Подобный же разговор, с небольшими вариациями, состоялся у меня с каждым из владельцев лавок. Закончив, я смог подтвердить отдельные детали из описания Рэбби. Однако добавить в его рассказ новые подробности мне не удалось. Шерлок Холмс, как всегда, оказался прав: Рэбби был определённо одним из лучших наблюдателей в Лондоне. Никто на рынке не смог так точно описать манеру поведения той старой женщины.

Усталый, я проделал обратный путь через весь город. Теперь он уже полностью проснулся и жил в обычном трудовом ритме. Когда я доставил свои закупки и распряг лошадь, я возвратился на Бейкер-стрит.

Шерлока Холмса дома не было.

Как сообщила мне миссис Хадсон, он вместе с хорошо одетым джентльменом куда-то отправился в экипаже.

Меня это не удивило. По мере того как слава Шерлока Холмса росла, всё больше людей нуждалось в его услугах в качестве консультанта. Часто от него хотели получить суждение по тем незначительным проблемам, которые представляли интерес, но не могли стать основанием для начала официального расследования. Руководители коммерческих учреждений полагали, что его безукоризненная логика может помочь спасти их деньги или увеличить прибыль.

Я снова переоделся и вернулся на рынок, чтобы присоединиться к армии мальчишек, которые вечно околачивались там на предмет случайного заработка, Правда, по возрасту я не совсем подходил для этой роли. Поскольку мне предстояло провести здесь остаток дня, пришлось действовать в соответствии с избранной ролью. Мальчишки выполняли более лёгкие поручения, я же удостаивался чести разгружать и нагружать тележки. Никогда ещё мне не приходилось работать так усердно, чтобы получить взамен столь ничтожную информацию.

Во время перерывов я разговаривал с другими рабочими. Те из них, кто запомнил старуху, удивлялись, почему она так спешила. Она спрашивала о питахайе и тотчас же уходила, не дожидаясь ответа. Но это мы уже знали от Рэбби.

Несмотря на все мои усилия, проблема казалась неразрешимой. Не было никакой надежды на то, что женщина вновь появится на рынке. Видимо, она передала своё сообщение. Оставались ещё две возможности выследить её. Первая — если кто-то из постоянных обитателей рынка видел старуху раньше и смог бы опознать. Вторая — если кто-то из них заметил, как она разговаривала с кем-нибудь. Но и эти возможности не оправдали моих надежд.

К полудню я уже знал, что потерпел поражение. Толпа начала таять. Я бродил вокруг вместе с последними покупателями, намереваясь предпринять последнюю попытку на тот случай, если оставалось ещё что-то тайное, пока скрытое от меня.

Неожиданно я услышал резкий мужской голос, который произнёс уже знакомое слово: «питахайя». Я тотчас развернулся и поспешил на голос. Я увидел пожилого фермера с маленькой ручной тележкой, который разговаривал с одним из владельцев лавки.

— Свежие и очень вкусные, — пронзительно дребезжал надтреснутый голос. — Купите у меня всю тележку.

Торговец с любопытством рассматривал его. Наконец он сказал:

— До вчерашнего вечера я никогда и не слыхивал о питахайях. — Потом добавил: — Кто-то уже спрашивал о них у меня, теперь ты предлагаешь их купить, но я даже не знаю, как они выглядят.

Пожилой фермер опустил руку и сумку, лежавшую на тележке, вынул оттуда один плод и протянул его торговцу.

Я придвинулся поближе и разглядел, что по форме он напоминал небольшую сливу.

Продавец тоже уставился на фрукт.

— Так это же обыкновенная дамсоновская слива, — наконец произнёс он.

— Мы всегда называли их «питахайи», — ответил пожилой фермер. — Необычайно сочные. Ты лучше попробуй.

Торговец потёр сливу о рукав, пока она не заблестела. Затем он надкусил её, пожевал, отправил остаток в рот и наконец сплюнул косточку.

— Совсем неплохо. Сколько ты хочешь?

— Двенадцать шиллингов.

Торговец остолбенел:

— За бушель? — Он возмущённо отвернулся. — Ты не можешь утраивать цены слив, просто называя их питахайями!

— Нет, могу, они же совершенно особенные, — невозмутимо парировал фермер.

— Какая наглость! — возопил торговец. — Это же настоящий грабёж! И куда только смотрит полиция. Обычные дамсоновские сливы…

— И вовсе они не обычные, — возразил пожилой фермер. — Это питахайи. Я никого не заставляю покупать их. Не захочешь ты — возьмёт ещё кто-нибудь.

Он повернул свою тележку и направил её в другую сторону.

Я последовал за ним. Он заковылял к следующему лавочнику, подождал, пока тот соблаговолит обратить на него внимание, и лишь затем спросил своим пронзительным, дребезжащим голосом:

— Вы не хотели бы купить питахайи?

Торговец ничего не знал о питахайях, но заинтересовался, потому что покупатели спрашивали о них. Однако предложение купить за двенадцать шиллингов бушель дамсоновских слив, каким бы чудным именем они ни назывались, привело его в ярость. Как только торговец начал выкрикивать ругательства, пожилой фермер спокойно повернул и заковылял дальше. У очередного торговца все повторилось снова.

Я следил за ним в течение получаса, а он продолжал перемещаться от одного прилавка к другому. За ним уже протянулся целый хвост разъярённых торговцев. Удостоверившись в том, что вместо питахайи он пытался продать обыкновенные сливы, я оставил наблюдение. По крайней мере, я узнал что-то новенькое для Шерлока Холмса, и мне не терпелось рассказать ему об этом.

Вдруг старик фермер развернул свою тележку и почти наехал на меня по пути к следующему прилавку. Проезжая мимо меня, он посмотрел в мою сторону и подмигнул.

Это был Шерлок Холмс.

Доктор Ватсон часто говорил о том, что в лице Шерлока Холмса театр потерял великого актёра. О его поразительном таланте мгновенно и полностью изменять свою внешность свидетельствует, например, тот факт, что даже люди, хорошо и близко с ним знакомые и знающие его способность перевоплощаться, всегда попадали впросак, когда это происходило.

И на сей раз это был не Шерлок Холмс, игравший роль фермера, но самый настоящий фермер. Холмс каким-то образом полностью изменил свою фигуру, выражение лица, стал иным и по манере поведения, и по речи.

Когда мы вновь встретились на Бейкер-стрит и Шерлок Холмс освободился от маскировочного наряда, он развязал одну из пачек книг, которые приобрёл днём, и показал мне цветное изображение питахайи.

— Приходилось ли вам видеть когда-либо что-нибудь подобное? — полюбопытствовал он.

— Нет, сэр, — признался я.

— И мне тоже. Интересно…

Холмс оборвал фразу на полуслове, так и не сказав, что же его заинтересовало. Я вернулся на место и начал ждать. Прошло несколько минут, прежде чем он вспомнил о моём присутствии.

— Пожалуйста, попросите миссис Хадсон принести чай, — попросил Холмс. — У меня не было во рту ни крошки с самого утра.

Я позвонил в колокольчик. Когда я вернулся на место, Шерлок Холмс сказал:

— Я никак не могу решить, действительно ли перед нами одна из самых примечательных загадок или это совершеннейшая безделица. Ваше расследование никак не продвинулось?

Мне пришлось описать ему весь свой день.

— Да, этого следовало ожидать, — сказал он, когда я закончил. — Эта ниточка оборвалась. Теперь торговцы могут искалечить любого, кто упомянет при них о питахайях. Нам следует подумать, как взяться за дело с другой стороны.

Это было очень любезно с его стороны — сказать, что именно мы оба должны продумать другие варианты. Когда мы оказывались в тупике, как и в данном случае, Шерлоку Холмсу приходилось думать за нас двоих.

Мой патрон был необычайно благожелательным человеком. Доктора Ватсона тоже можно было назвать добросердечным, но его доброта была совершенно иного рода. Он всегда делал то, чего от него ожидали, полагая, что главное — быть любезным со всеми. Доброта и благожелательность Шерлока Холмса проявлялись совсем по-иному. Здесь он демонстрировал такую же энергию и предусмотрительность, как и при расследовании преступлений, причём не только по отношению к тем, кто мог оказать помощь при разгадке тайны. По-моему, он даже не задумывался об этом.

Доктор Ватсон оказал ему плохую услугу, постоянно отмечая в своих записках якобы свойственную Холмсу сдержанную манеру поведения и уподобляя точность работы его интеллекта часовому механизму. Такое сравнение применимо только к тому времени, когда он углублялся в расследование. Видимо, доктор Ватсон просто преувеличивал, или Шерлок Холмс вёл себя в его присутствии совершенно иначе, чем со мной. Я всегда вспоминаю о нём с большой теплотой как об удивительно сердечном и необычайно добром человеке.

На следующий день, в соответствии с полученными мною от Шерлока Холмса инструкциями, я вернулся на рынок и побеседовал с четырьмя владельцами лавок, находившихся на значительном расстоянии друг от друга.

Я выбирал своих собеседников с большой тщательностью и каждому рассказал историю о состоятельном человеке, который пытается найти свою пожилую незамужнюю тётушку, убежавшую из дома, достаточно безобидную, но со странностями. Я объяснил, что найти её можно по тому, что она будет спрашивать о питахайе. Если они вновь случайно увидят её на рынке, то должны немедленно отправить к мистеру Шерлоку Холмсу посыльного и одновременно попытаться задержать женщину до его прихода. Конечно, я пообещал за это щедрое вознаграждение.

«Боюсь, что мы опоздали с этим манёвром, — заметил Шерлок Холмс. — Но мы обязаны попробовать и этот вариант».

Я очень боялся, что торговцы опознают меня после моих вчерашних расспросов и поступят со мной так, как предсказывал Шерлок Холмс. Однако его имя было им хорошо знакомо, и, поскольку им нечего было терять, они согласились держать ушки на макушке и не пропустить пожилую женщину, спрашивающую о питахайе.

Но, конечно, никто из них так и не увидел нашу даму.

Так прошла неделя и ещё одна, и уже казалось, что тайна питахайи обречена отправиться в папку неразгаданных дел. По правде говоря, сам я уже и думать забыл об этом. Шерлок Холмс был занят консультациями, связанными с шантажом, в который оказался вовлечённым представитель одного из самых известных английских семейств. В связи с этим делом нам пришлось на несколько дней отлучиться в Оксфорд. Поэтому, когда Рэбби вновь навестил нас, проблема питахайи давно вылетела у меня из головы.

Рэбби выбросил её из головы тоже. Был субботний вечер, и он пришёл пораньше, чтобы, по обыкновению, попить с нами чайку.

— Есть новости о питахайе, Рэдберт? — шутливо спросил его Шерлок Холмс, как только Рэбби уселся за большой обеденный стол.

Рэбби даже заморгал от удивления. Ему пришлось признаться, что он начисто забыл об этом.

— Какую же загадку вы приготовили для нас сегодня? — осведомился Шерлок Холмс.

Рэбби описал происшествие, которое действительно выглядело весьма странно. После полудня он видел джентльмена в вечернем наряде, который прогуливал на поводке козла по Пикадилли. Его окружала толпа хохочущих уличных мальчишек, да и никто из проходивших мимо взрослых прохожих не мог удержаться от улыбки. Как заметил Рэбби, козёл был достаточно крупным и вовсе не желал, чтобы его тащили на верёвке. Джентльмену с трудом удавалось заставлять его идти в нужном направлении. Рэбби проследил за процессией, проследовавшей вниз по направлению к Хэймаркету. Он явно направлялся к Нортумберленд-авеню, к отелю «Метрополитен». Там, к изумлению швейцара и нескольких служащих, джентльмен попытался провести козла в отель. По словам Рэбби, джентльмен, проживавший в отеле, настаивал на своём праве принимать гостей по своему выбору.

— Ну и как, ему это удалось? — полюбопытствовал Шерлок Холмс.

— Нет, сэр.

Шерлок Холмс печально покачал головой:

— Вы разочаровали меня, Рэдберт. Столь странный выбор спутника для прогулки вовсе не является таким уж загадочным. Вчера вечером состоялся боксёрский поединок между Миллингфордом и американским претендентом, Бартлетом. Миллингфорд одержал победу. Американцы имеют обыкновение заключать весьма странные пари. Очевидно, проигравшему полагалось получить в собственность козла — ведь дядюшка Сэм обычно изображается с козлиной бородкой. Нынче утром на Трафальгар-сквер при мне двоим американцам тоже пытались всучить козлов. Так вы больше ничего не слышали о питахайях?

Рэбби промолчал, поскольку со времени своего последнего визита к нам он и не думал об этом деле.

— Рэдберт, — сказал Шерлок Холмс, всем своим видом выражая крайнюю степень недовольства, — когда миссис Хадсон сообщила о вашем приходе, я был уверен, что вы раскроете нам тайну вашей старухи. По крайней мере, вы могли бы внести хоть какую-то лепту в наше расследование.

Хотя в глазах Холмса прыгали озорные искорки, Рэбби струхнул и, чуть поколебавшись, отчаянно выпалил:

— Может быть, дать объявление в газетах, сэр?

Это предложение не было случайным. Рэбби нередко привлекали для выполнения подобного рода поручений.

— Что же должно гласить объявление? — спросил Шерлок Холмс по-прежнему с озорным блеском в глазах. — Если женщина, которая искала питахайю на Спиталфилдском рынке две недели назад, явится на Бейкер-стрит, мы завалим её этими фруктами?

Рэбби энергично закивал.

Не скрывая разочарования, Шерлок Холмс покачал головой и уже серьёзно добавил:

— Вы забываете, что она искала вовсе не питахайю. Возможно, фрукты совсем не интересовали её. Она была только посыльным, сообщившим пароль. Поэтому она вряд ли обратит внимание на наше объявление.

— Если она не знала, кому было адресовано сообщение, она вполне может также не знать, дошло ли оно до адресата, — рискнул я высказать своё мнение. — Именно поэтому она может откликнуться на объявление… А если сообщение не было получено, то на объявление может откликнуться тот, кому оно было адресовано.

— Если сообщение не дошло до адресата, — возразил Шерлок Холмс, — его вполне могли послать на следующий день, но уже с другим паролем и другим посыльным, поскольку пожилая женщина почти наверняка была подменой.

— Но если пославший не знает о том, что сообщение не было доставлено? — спросил я.

На мгновение Шерлок Холмс задумался. Ни я, ни Рэбби не осмеливались прервать его молчание.

— Конечно, это гиблое дело, — наконец произнёс Шерлок Холмс, — но если эти две группы общались между собой с помощью пароля, который доверили случайному посыльному, то есть слабая вероятность, что сообщение не попало по назначению, а обе стороны об этом не знают. Предполагаемый получатель не знал, что послание было отправлено, а отправитель — что оно не было получено.

Он вынул ручку и бумагу и начал быстро писать:

— Ну что ж, попробуем и этот вариант. Раздел объявлений в «Таймс» и ещё в одной или двух газетах: «Те, кому необходима информация о питахайях, могут получить её, обратившись к мистеру Шерлоку Холмсу на Бейкер-стрит, 221б».

Насладившись щедрым угощением миссис Хадсон, Рэбби положил в карман свой шиллинг и ушёл, унося с собой объявление.

В это время наше дело о шантаже, о котором я уже упоминал выше, быстро приближалось к кульминации. Самым лучшим оружием против шантажа является также шантаж. Ни один шантажист не устоит, если его поставить перед угрозой разоблачения грязных фактов его собственной жизни. На следующий вечер, вернувшись из Оксфорда, я привёз с собой неопровержимые доказательства, и Шерлок Холмс тотчас начал приготовления, чтобы с их помощью обезоружить шантажиста.

Я решился спросить его, откликнулся ли кто-нибудь на наше объявление, лишь когда он проделал всю эту работу.

— Да, был всего один посетитель, — ответил Шерлок Холмс. — Торговец со Спиталфилдского рынка пожаловал лично. Он вспомнил, как кто-то на рынке наводил справки по поводу питахайи. И он подумал, что, может быть, упустил свою выгоду. Я объяснил ему, что объявление было связано с особым видом иностранных вложений и предназначалось одному из наших специальных клиентов.

Я был разочарован.

— Не обращайте внимания, — сказал Шерлок Холмс. — С самого начала это предприятие было обречено на неудачу. Время от времени нам нужна подобная встряска, дабы напомнить, что человеческие поступки могут и не подчиняться здравому смыслу. Но, может быть, вот это приведёт нас к более интересной и разрешимой проблеме.

С этими словами он передал мне телеграмму. В ней говорилось:

«Необходимо срочно проконсультироваться по поводу семейной трагедии. Пожалуйста, сообщите мне в отель „Черинг-Кросс“, будете ли вы завтра дома в девять часов утра».

Телеграмма была подписана: «Эмелин Квалсфорд».

— Что вы об этом думаете? — спросил Шерлок Холмс, когда я, нахмурившись, разглядывал это краткое послание.

Я продолжал хмуриться. В телеграмме обычно сообщается только самое необходимое. В письме, напротив, предлагается широкий выбор материала для дедуктивных предположений. Чем длиннее послание, тем больше можно узнать о его авторе. Я пожалел о том, что Эмелин Квалсфорд слишком торопилась и предпочла послать телеграмму вместо письма.

Одной из самых поразительных вещей в работе с Шерлоком Холмсом было его умение угадывать мои мысли ещё до того, как я успевал их сформулировать.

— Не переживайте, Портер, — с улыбкой заметил Шерлок Холмс. — Даже в самой лаконичной телеграмме можно обнаружить больше, чем собирался сообщить отправитель. Например, время. Она отправлена из Рея в полдень. Передайте мне, пожалуйста, справочник. Мы можем совершенно точно утверждать, что она поедет к нам из Рея. Но в расписании нет ни одного поезда, который прибывал бы в Лондон ранним утром. Поэтому она должна добраться сюда накануне, переночевать в гостинице и увидеться с нами утром.

Вот откуда взялась просьба послать подтверждение в гостиницу, что я тут же и сделал.

— Тогда «семейная трагедия» произошла сегодня, возможно, этим утром, и она тотчас решила посоветоваться с вами, — предположил я. — Она отправила телеграмму и поспешила на ближайший поезд.

— Нет, Портер. Семейная трагедия могла произойти и сегодня, и на прошлой неделе, и даже несколько лет тому назад. Однако именно этим утром у неё возникла срочная необходимость в моём совете. Вот что делает это сообщение таким многообещающим.

Продолжая размышлять, я напомнил себе, что серьёзная семейная трагедия, хотя бы и произошедшая на южном побережье, должна бы попасть на страницы лондонских газет. Конечно, если она на самом деле случилась сегодня в полдень, этот материал мог появиться в номере только на следующий день.

Я потянулся было к стойке сегодняшней прессы, но Шерлок Холмс снова улыбнулся и сказал:

— Большинство семейств, если это им, конечно, удаётся, предпочитают не разглашать своих семейных тайн. Можете ли вы сообщить что-нибудь об отправителе этой телеграммы?

— Видимо, она не часто отправляет телеграммы. Она использует вдвое больше слов, чем нужно.

— Верно, но она, видимо, очень старалась сделать своё сообщение понятным для нас. И семейная трагедия не повлияла на её мыслительный процесс. В послании чувствуется живой деловой склад ума женщины, но вместе с тем здесь имеется несколько возможностей для предположений. Если ей действительно необходимо поговорить со мной, почему она не приехала на Бейкер-стрит прямо с вокзала? Почему она является в Лондон накануне и только на следующий день, переночевав в гостинице, отправляется на утреннюю встречу? Наконец, она вполне могла бы сесть на самый ранний поезд и прибыть в Лондон с таким расчётом, чтобы быть у нас в одиннадцать — всего на два часа позже, чем то время, которое она выбрала. Вас впечатляют мои доводы, Портер?

— Да, сэр. Согласно полученной нами информации, её поведение кажется бессмысленным.

— Я рад, что и у вас такое же мнение, Портер, в соответствии с полученной нами информацией. Если бы мы знали побольше, то, возможно, её поведение могло показаться нам вполне разумным. Ведь, например, у неё могут быть и другие дела в Лондоне. Все наши доводы являются блестящим примером того, что можно придумать, не имея представления о точной цели визита. Впрочем, все это не важно. Я полагаю, что точно в девять мы увидим мисс или миссис Квалсфорд, и она расскажет нам о трагедии, случившейся в её семье. Я хочу, чтобы вы были здесь, если надо будет действовать немедленно.

Эти слова Холмса означали, что он мог поручить мне сопровождать предполагаемую клиентку.

Она действительно прибыла ровно в девять и, на мой достаточно неискушённый взгляд, оказалась настоящей леди — вроде красавицы из какого-нибудь романа или сказки. Она была одета в чёрное, из чего я сделал вывод, что Шерлок Холмс ошибся, предположив, что трагедия произошла много лет тому назад. Вряд ли дама стала бы носить траур так долго. Вместе с тем ошибался и я, предположив, что всё случилось накануне. Очевидно, что она не могла бы подобрать такой изящный траурный наряд за столь короткий срок.

Её роскошное одеяние было мягким и облегающим, оно прекрасно сидело на ней и выглядело страшно модным. Платье дополняли длинная развевающаяся накидка и чёрная шляпа без всяких украшений. Мне удалось бросить беглый взгляд и на её обувь, также весьма элегантную и крошечного размера. Наша посетительница откинула свою плотную вуаль, едва только опустилась в кресло. Лицо у неё было прелестное и свежее, точь-в-точь как у принцессы, только что вернувшейся из своего загородного замка. У неё были светло-каштановые волосы и синие глаза.

Большинство клиентов Шерлока Холмса приходили к нему с проблемами, зачастую с очень серьёзными. Эмелин Квалсфорд выглядела как юная леди, на чьи плечи свалился непосильный груз. Смущённый вид, трагическое выражение лица и заплаканные глаза вполне соответствовали цвету её одежды.

Шерлок Холмс отнёсся к ней со всей возможной предупредительностью. Он принял у дамы плащ и подвёл её к креслу доктора Ватсона, которое обычно предназначалось для посетителей.

— Пожалуйста, располагайтесь поудобнее, — сказал Холмс. Затем он представил меня как своего помощника, но мисс Квалсфорд не обратила внимания ни на его представление, ни на меня.

Шерлок Холмс часто признавался, что ничего не понимает в женщинах, и обычно называл их «таинственным противоположным полом».

«Это загадка, которую я не могу разгадать», — однажды заметил Шерлок Холмс.

Как правило, он предпочитал, чтобы проблемы, связанные с поведением женщин, решали доктор Ватсон или я. Доктор Ватсон был женат, у меня было две сестры. Поэтому Шерлок Холмс полагал, что здесь мы вполне можем выступать в качестве экспертов.

Мне всегда представлялось, что большинство женщин было защищено от его методов самой своей природой. Своих клиентов-мужчин Шерлок Холмс мог читать как раскрытую книгу. Руки рассказывали ему об их занятиях, брызги грязи на обуви или брюках раскрывали маршруты передвижений. Если они носили кольца, булавки, брелоки, то это обязательно имело для Холмса какой-то смысл. Ничто не могло укрыться от его проницательного ума и зорких глаз, а клиентам всё это казалось сверхъестественным.

Женщины, напротив, были для Холмса абсолютной загадкой. Неопровержимые улики, проясняющие внутреннюю сущность и связи мужчин, у женщин оказывались всего лишь причудами, но не свойствами характера. Незначительные детали позволяли Холмсу судить об их социальной принадлежности, но почти ничего не говорили о профессии его клиенток. Женщины чаще, чем мужчины, пользовались каретами или наёмными экипажами. Их длинные юбки скрывали обувь, любое пятнышко грязи, на которую мужчина мог не обратить внимания, тотчас же стиралось женщиной.

Шерлок Холмс всегда сначала обращал внимание на рукава и руки женщин, ища свидетельства занятий машинописью или музыкой. Но, глядя на Эмелин Квалсфорд, я ничего не мог заключить по её модному и, возможно, недавно сшитому платью, кроме того, что она в трауре. В её руках не было ничего примечательного, за исключением маленького чернильного пятна на левом указательном пальце. Действительно, даже если опустить особую эмоциональную сложность женщин, разобраться в них нелегко.

Усевшись в предложенное кресло, мисс Квалсфорд взглянула на Холмса своими небесными глазами и со слабой улыбкой произнесла:

— У меня такое ощущение, будто вы уже все знаете обо мне, мистер Холмс. Я слышала о неподражаемом искусстве, с которым вы разгадываете человеческие тайны.

— Не совсем так, — возразил Шерлок Холмс. — Очевидно, что вы — левша, не замужем, но часто имеете дело с детьми. Вместе с тем вы не относитесь к гувернанткам, работающим по найму. У вас резкий характер. Вы быстро принимаете решения и тотчас начинаете действовать. Конечно, это всего лишь предположения. Я могу составить целый список ваших привычек и занятий. Но всё равно они не расскажут мне о вас всего. Например, я не имею ни малейшего представления о том, почему вы решили навестить меня.

Мне был вполне понятен ход рассуждений Шерлока Холмса. На левшу указывало чернильное пятно, которое, вероятно, образовалось во время письма. Она не носила обручального кольца. Обычная гувернантка не могла бы позволить себе такую дорогую накидку. Правда, я упустил улику, указывающую на её работу с детьми, так как не принимал её плащ. Видимо, женщина чуть-чуть прислонилась к доске и испачкала его мелом. О характере же Холмс, конечно, судил на основе её телеграммы.

Мисс Квалсфорд оторопело уставилась на Шерлока Холмса, потом удивлённо пробормотала:

— Вы действительно необыкновенный человек, мистер Холмс.

Поведя плечами, она глубоко вздохнула, как будто собираясь с мыслями, и наконец приступила к сути дела:

— Я здесь потому, что приятель, вчера вернувшийся из Лондона, захватил с собой экземпляр «Таймс». Люди, пережившие нервное потрясение, часто совершают необъяснимые вещи. Я сделала то, что никогда не делала прежде, — прочитала колонку объявлений. Когда я увидела, что вы упомянули о питахайе, то сразу же поняла, что должна поговорить с вами.

— Весьма странно, — удивился Шерлок Холмс. — Какое отношение имеете вы к питахайе?

— Абсолютно никакого. Но это слово было в ходу у Эдмунда, моего брата. Я считала, что он сам придумал его для шутки. «Кажется, сейчас прольётся дождь из питахайи», — говорил он. Или: «Время для питахайи». Или: «Сегодня мы сосчитаем питахайи». — Глубоко вздохнув, она продолжала: — Поэтому, когда я увидела ваше объявление…

Шерлок Холмс слегка покачал головой.

— Мои питахайи не имеют никакого отношения к бессмыслице вашего брата, — ответил он. — Вам следовало бы спросить его самого об этом, а не предпринимать зря такое путешествие.

Женщина вздрогнула, словно её ударили.

— Я не могу спросить его, — проговорила она сдавленным голосом. — Позавчера моего брата зверски убили.

И тут она упала в обморок.

 

Глава третья

Шерлок Холмс подхватил начавшую падать мисс Квалсфорд и бережно усадил её обратно в кресло. Затем он смочил водой из поданного мной стакана свой носовой платок и положил его на лоб женщине. Одновременно Холмс отправил меня к миссис Хадсон за чашкой чая.

Мисс Квалсфорд быстро пришла в себя и смущённо пролепетала:

— Простите меня, мистер Холмс, но смерть Эдмунда была настоящим ударом для нас. Всё случилось так неожиданно! Как только я узнала, что вы занимаетесь этим расследованием, я решила немедленно посоветоваться с вами.

— Но я вовсе не занимаюсь этим делом, — сдержанно возразил Шерлок Холмс. — Я не слышал о вашем брате до тех пор, пока вы сами не упомянули о нём. И я, конечно, не знал, что он умер.

Мисс Квалсфорд с удивлением посмотрела на Шерлока Холмса:

— Но ведь именно вы на следующий день после его смерти опубликовали это объявление. Должна же быть какая-нибудь связь. Никто, кроме него, не произносил этого слова. Я понятия не имею, что же это такое. Я, конечно, спрашивала его в шутку, а он, тоже в шутку, советовал посмотреть в словаре. Но я так и не посмотрела. Я боялась, что это какая-нибудь гадость и он опять посмеётся надо мной.

Мисс Квалсфорд выпрямилась в кресле и решительно взглянула в глаза Шерлоку Холмсу:

— Мистер Холмс, так что же такое питахайя?

Но тут нас прервала миссис Хадсон, которая принесла чай. Мисс Квалсфорд призналась, что ещё не завтракала, поэтому Шерлок Холмс настоял на том, чтобы, прежде чем продолжать разговор, она подкрепилась чаем и поджаренным хлебом. Мисс Квалсфорд неохотно отхлебнула чаю и, машинально откусив несколько кусочков тоста, отодвинула поднос.

— Итак, что же такое питахайя? — повторила она вопрос.

— Это плод американского кактуса, — ответил Шерлок Холмс.

— Но каким образом это связано со смертью моего брата? — недоуменно спросила мисс Квалсфорд.

В ответ Шерлок Холмс покачал головой:

— В настоящее время у меня нет никаких оснований предполагать, что это каким-то образом связано с вашим братом.

— Мне кажется, что какая-то связь есть. Брат постоянно употреблял это слово. Но никто из наших знакомых не мог понять, что же он имеет в виду. Я даже ни разу не видела этого слова напечатанным. И публикация вашего объявления на следующий день после смерти брата меня потрясла. Какой информацией вы располагаете, мистер Холмс? Мне она нужна.

— Питахайя связана с происшествием в Лондоне, которое случилось неделю назад, — пояснил Шерлок Холмс. — Все это не имеет никакого отношения ни к вам, ни к вашему брату. Произошло печальное недоразумение, заставившее вас совершить путешествие в Лондон в столь тяжкое для вас время. Я приношу вам свои извинения, мисс Квалсфорд.

— Нет! — воскликнула она. — В объявлении говорится, что те, кто хочет получить информацию о питахайе, должны обратиться сюда. Я настаиваю на том, чтобы вы объяснили мне смысл этих слов. Если надо, я готова заплатить за информацию. Итак, мистер Холмс?

Мистер Холмс снова покачал головой:

— Это связано с расследованием, которое я провожу на Спиталфилдском рынке.

— Разве там продаются питахайи? — недоверчиво спросила мисс Квалсфорд. И, когда Холмс промолчал, она медленно продолжила: — Я вполне понимаю ваше нежелание обсуждать своё расследование с посторонним человеком. Но согласитесь, что упоминание о питахайе и то, что это случилось одновременно с убийством моего брата, является необычайно странным совпадением.

— Расскажите нам о вашем брате, — предложил Шерлок Холмс. — Вы не находите странным обстоятельство, что столь сенсационное преступление, как убийство на южном побережье Англии, происшедшее два дня тому назад, не попало на страницы лондонских газет?

— Наши полицейские убеждены, что это было самоубийство, — презрительно ответила мисс Квалсфорд. — А доктор, жена моего брата, её адвокат и даже викарий пытаются представить дело так, будто это был несчастный случай, чтобы не шокировать родственников, по-видимому. Следователь же гораздо больше стремится услужить им, чем раскрыть истину. Но я знаю, что было совершено убийство. И это упоминание о питахайях…

— Я уверяю вас, мисс Квалсфорд, — внушительно проговорил Холмс, — что предполагаемое убийство вашего брата гораздо важнее нашего пустякового расследования на Спиталфилдском рынке. Пожалуйста, расскажите нам об этом.

Мисс Квалсфорд откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Я налил ей ещё одну чашку чая, она рассеянно поднесла её к губам и отпила несколько глотков.

— Уже более ста лет моя семья занимается скотоводством в Грейсни, — наконец заговорила она. — Это местность в Кенте. Она находится к северу от Рея, и там всего одна деревушка — Хэвенчёрч. Неподалёку от неё расположено наше поместье. Оно называется «Морские утёсы». Мы с братом, — тут её глаза наполнились слезами, — мы с братом были очень близки. Друзей у нас не было, и мы играли только друг с другом. Когда мы подросли, эта привязанность сохранилась. Брат был моим единственным оставшимся в живых родственником и близким другом.

Шерлоку Холмсу нравилось выстраивать факты в линию, как воинов перед сражением. Поэтому медлительность нашей клиентки раздражала его, но он ничем не выдавал своего нетерпения.

Он только заметил:

— В его жизни должна была произойти какая-то трагедия, какое-то несчастье, чтобы полиция так охотно приняла версию о самоубийстве.

— Да, это так, — согласилась мисс Квалсфорд. — Он был женат, имел прелестных детей и красивую, любящую жену. Но что-то мешало ему быть счастливым и любимым. Он начал избегать тех, кто ещё недавно был для него дороже всего. В нашем поместье, мистер Холмс, есть странная, наполовину разрушенная башня. Некоторые считают, что она древнего происхождения. Но это не так. Её начал строить мой дед, он был немного сумасшедшим. Мой отец, унаследовавший его недуг, закончил её. Сегодня уже никто не помнит, почему он решил это сделать. Мой брат кое-как обставил башню: принёс туда стул, кушетку, стол и стал проводить там большую часть своего времени. По ночам он обычно сидел там часами, задумчиво уставясь в темноту. Мы видели, что его что-то беспокоит, но он ни с кем не хотел делиться. Сначала пыталась расспросить его жена, потом я. Никто из нас не смог достучаться до него, и постепенно то, что терзало его, разъело всю душу. Он отрёкся от семьи и обрушивался со страшной руганью на всех, кто пытался заговорить с ним. И это он, от кого раньше никто не слышал ни одного бранного слова! И вот теперь его убили. Поскольку в своём газетном объявлении вы упомянули о питахайях, я и подумала, что вы уже напали на след преступника. Поскольку этого не произошло… — Она запнулась и, мгновение поколебавшись, добавила: — Мистер Холмс, вы не могли бы заняться расследованием убийства моего брата?

— В таком случае это должно стать расследованием причин смерти вашего брата, — поправил её Шерлок Холмс. — Вы утверждаете, что он был убит. Но полиция не вынесла бы вердикт о самоубийстве при наличии противоположных улик. Да и версия о несчастном случае может быть основана на чём-то более серьёзном, чем нежелание семьи огорчить родственников. Итак, во-первых, поскольку факт его смерти налицо, мы должны установить, почему он умер. Возможно, мы выясним, что это не убийство, и нам нечего будет расследовать. К сожалению, в настоящее время я никак не могу выехать из Лондона. Дело огромной важности приближается к завершению и требует моего присутствия. Однако я могу прямо сейчас послать с вами моего помощника. Он проведёт предварительное следствие так же тщательно, как это сделал бы я сам.

Мисс Квалсфорд повернулась и впервые обратила на меня внимание. Она критически осмотрела меня своими спокойными синими глазами и объявила:

— Он слишком молод.

— Мистер Джонс помогает мне ещё с тех пор, как был ребёнком, — возразил Шерлок Холмс. — Вам не найти в Лондоне более искусного и компетентного частного сыскного агента, чем он. Он может поехать с вами прямо завтра. Я же присоединюсь к нему, как только позволят обстоятельства.

Очевидно, мисс Квалсфорд обладала сильной волей и привыкла всегда получать то, что хотела. Предложение Шерлока Холмса вовсе не устраивало её, но она очень быстро поняла, что ни её доводы, ни её желания не изменят его решения. В результате мы договорились с ней встретиться на вокзале Черинг-Кросс и вместе отправиться в Хэвенчёрч на вечернем поезде.

На этом мисс Квалсфорд распрощалась с нами.

— Вечерний поезд, — задумчиво проговорил Шерлок Холмс. — Мне было непонятно, почему она приехала в Лондон вчера, чтобы повидаться с нами сегодня. Теперь мне непонятно, какое срочное дело требует её присутствия в Лондоне целый день, когда её брат, по её же словам, лежит в Хэвенчёрче, став жертвой ужасного убийства.

Он раскрыл справочник Бредшоу.

— Она могла сесть на утренний поезд и быть дома после обеда. Пожалуйста, выясните, что она будет делать дальше.

На улице мисс Квалсфорд поджидал экипаж. Едва он скрылся из виду, я свистком подозвал кэб и отправился вслед за ней. Сначала она поехала в магазин тканей на Риджент-стрит и пробыла там так долго, что я даже решился заглянуть туда, рискуя быть узнанным.

Мисс Квалсфорд покупала чёрную материю для траурной одежды, возможно, для всей прислуги, потому что велела отмерить огромное количество. Она выбирала очень тщательно и, закончив, попросила продавца доставить покупку в гостиницу, где она остановилась.

С Риджент-стрит она отправилась по Пэлл-Мэлл и Стренду к Темплю, где у одного из домов отпустила экипаж. В дверях конторы её с нежностью приветствовал полноватый пожилой адвокат по имени Гинтер. Я слышал, как он здоровался с ней внизу на лестнице, и успел его разглядеть, когда он повёл её в свой кабинет, приговаривая:

— Моя дорогая Эмелин! Я просто потрясён и опечален вашим сообщением. Ради Бога, расскажите, что же произошло?

Закрывшаяся дверь приглушила их голоса. Я прождал час. Потом вышел сильно торопившийся слуга. Вскоре он вернулся, с трудом удерживая тяжёлый поднос, на котором я увидел обильный завтрак на двоих.

Я вернулся на Бейкер-стрит и детально проинформировал Шерлока Холмса о передвижениях юной леди, у которой совсем недавно был убит брат.

— Очевидно, мистер Гинтер является другом семьи, который знал мисс Квалсфорд ещё ребёнком, — сообщил я. — Возможно, она проведёт с ним весь остаток дня. Вы хотите, чтобы я продолжал наблюдение?

Если Холмс и ожидал драматических разоблачений, он ничем не выказал своего разочарования. Он только покачал головой.

— Спросите у миссис Хадсон, готова ли она нас покормить, — сказал он. — А после этого обсудим, что вам следует сделать в Хэвенчёрче.

Когда мы поели, Шерлок Холмс набил трубку своим любимым табаком и погрузился в размышления. Постепенно вся комната наполнилась едким дымом. Наконец Холмс произнёс:

— Вам следует быть готовым к тому, что это может оказаться очевидным самоубийством, хотя мисс Квалсфорд и убеждена, что её брат никогда не покончил бы с собой. Люди довольно часто не верят в самоубийство тех, кого они любили, даже явное. Из её рассказа видно, что в этой семье наблюдается склонность к психическим расстройствам. Полиция не назвала бы произошедшее самоубийством, если бы факты не указывали на это. Дело осложняет ещё один факт: если вдова склонна считать это несчастным случаем, она может запретить вести любого рода расследование. Это существенно сузит круг вашей деятельности. Но все это из области домыслов, ведь мы располагаем таким небольшим количеством фактов. Однако вы знаете, с чего должны начать.

— Кроме факта смерти Эдмунда, у нас есть ещё только один: постоянное употребление в разговорах слова «питахайя».

— Именно поэтому, Портер, я согласился взяться за это дело. Даже если и существует взаимосвязь между питахайями Эдмунда и питахайями со Спиталфилдского рынка, она может оказаться весьма призрачной. Но мы пообещали юной леди помочь и, кроме того, можем удовлетворить наше собственное любопытство. Портер, вы ведь находите мисс Квалсфорд привлекательной?

— Да, очень, — согласился я. — Но в ней есть и что-то пугающее. Я вполне понимаю, почему она не носит обручального кольца.

Шерлок Холмс с интересом посмотрел на меня:

— Какое любопытное наблюдение. Вы не делаете из этого простого вывода, что она не замужем?

— Я согласен, что она скорее всего не замужем. Но женщина, обладающая столь сильным характером, даже имея мужа, может пренебречь столь явным символом покорности.

— Вполне возможно. Портер, иногда вы рассудительны не по годам. Я-то полагал, вы скажете, что именно её преданность брату является лучшим доказательством отсутствия у неё супруга. Впрочем, это не имеет значения, кто-нибудь из жителей Хэвенчёрча с радостью расскажет вам о ней. После вчерашнего разговора мне показалось, будто я уже слышал о семействе Квалсфордов. Когда вы отправились спать, я освежил свои сведения. По-моему, именно отец девушки, Освальд Квалсфорд, несколько лет назад был замешан в скандале. Если мне не изменяет память, он завязал интрижку с какой-то французской актрисой. По слухам, эта связь разорила его. Однако, как известно, существуют разные степени разорения, и по мисс Квалсфорд вовсе не скажешь, что она бедствует. Итак, вам предстоит встретиться с семейством Квалсфордов, имеющим весьма древнюю историю и, если не считать случая с иностранной актрисой, пользующимся всеобщим уважением.

— Как мне передавать сообщения?

— Обычным образом. В Хэвенчёрче вряд ли есть такое современное изобретение, как телефон. Поэтому вам придётся телеграфировать из Рея, как это делала и мисс Квалсфорд. Это не очень далеко. Телеграфируйте только в случае необходимости и если обнаружите нечто, представляющее особый интерес.

— Какая может возникнуть необходимость, сэр? Брат мёртв. Полиция или семья уже давно уничтожили большую часть улик. Мне не останется ничего другого, как собирать сплетни.

Шерлок Холмс улыбнулся:

— Но именно это вам как раз превосходно удаётся. Итак, или мы имеем дело с заурядной семейной трагедией, которой можно лишь посочувствовать и которая не представляет интереса для окружающих. Или же, напротив, мы столкнулись с каким-то очень запутанным преступлением. Пользуйтесь телеграфом в последнем случае. Вы слышали когда-нибудь о Стране Болот?

— Стране Болот? — машинально повторил я вслед за ним.

Шерлок Холмс протянул руку к открытой книге, лежавшей на полу позади его стула:

— Она находилась на юго-востоке Англии — Ромни, Уолленд, Галдфорд и так далее. Одиннадцать веков тому назад в книге «Перечень чудес Британии» эта местность описана так: «В ней триста сорок островов, и на всех них живут люди. На каждом острове высится скала, и на каждой есть орлиное гнездо. Между ними течёт триста сорок рек, но лишь одна из них — Лаймен — впадает в море».

За одиннадцать веков многое изменилось. Триста сорок рек, вероятно, наблюдались при приливах; вода отступала, и реки пересохли; орлы давно улетели, а болота превратились в пустоши. Но всё-таки в этой местности есть нечто странное, с трудом поддающееся описанию. Нам предстоит выяснить, не связана ли эта странность с непонятными обстоятельствами смерти Эдмунда Квалсфорда.

Шерлок Холмс разостлал карту и показал вытянутое в виде треугольника между морем и Кентом графство Восточный Сассекс. Граница между ними шла по извивающейся линии реки Ротер, а затем, все так же петляя, доходила до берега к востоку от Рея. Грейсни и Хэвенчёрч находились в Кенте, в нескольких милях к северу от Рея, чуть севернее границы с Кентом.

— Это проклятое дело в Оксфорде может тянуться целую вечность, если шантажист попытается играть, даже когда все его карты побиты козырями, — продолжал Шерлок Холмс. — Я приеду в Хэвенчёрч, как только оно закончится.

Когда я вновь встретился с мисс Квалсфорд на вокзале Черинг-Кросс, она отнеслась ко мне совершенно как хозяйка к вновь нанятому слуге. Она не была уверена ни в моей компетентности, ни в моей благонадёжности, но была готова предоставить все возможности проявить себя.

Поскольку она определённо считала меня совершенно юным и неопытным существом, ни о каких доверительных беседах между нами не могло быть и речи. Разумеется, дело обстояло бы иначе, будь на моём месте Шерлок Холмс.

Путешествие продолжалось почти два с половиной часа, и за это время мы едва обменялись несколькими словами. Как только поезд двинулся, мисс Квалсфорд вынула из сумки книжку и погрузилась в чтение. Я же начал размышлять, пытаясь прийти к первым заключениям. Прежде всего я пришёл к выводу, что у Квалсфордов должна быть весьма приличная библиотека. Мисс Квалсфорд читала книгу в изысканно украшенном кожаном переплёте. На корешке была вытиснена золотом большая витиеватая буква «К». К сожалению, со своего места я не смог прочитать название книги, поэтому мне пришлось отложить вынесение суждения относительно литературного вкуса мисс Квалсфорд и содержания их библиотеки.

Несколько раз мисс Квалсфорд поднимала на меня свои глубокие синие глаза. Но эти мимолётные взгляды означали лишь, что она желала проверить, удобно ли мне и не нуждаюсь ли я в чём-либо.

В Ашфорде мы пересели на ветку, которая шла на юго-восток к Рею и Гастингсу. Я пытался разглядеть ту необычную местность, о которой говорил Шерлок Холмс. Но за окном была лишь тёмная, безлунная ночь. Поэтому мои первые впечатления ничем не отличались от обычных.

Мы постояли несколько минут на станции Эплдор, которая состояла из ряда плохо освещённых зданий. Как только поезд отправился, мисс Квалсфорд поднялась и начала собирать свой багаж. Я помог ей, взяв свёрток с купленной ею материей.

Едва поезд остановился в Хэвенчёрче, я открыл дверь и вышел на платформу. Я повернулся, чтобы помочь мисс Квалсфорд, но пожилой слуга в ливрее, опередив меня, выступил вперёд, принял её дорожную сумку и предложил ей руку.

— Добрый вечер, мисс Эмелин, — сказал он.

— Добрый вечер, Ральф, — ответила она. — Как здоровье миссис Квалсфорд?

— Немного получше, мисс Эмелин.

— За доктором посылали?

— Он заезжал сегодня утром.

Поезд тронулся, и вскоре его огни исчезли в отдалении, оставив нас в темноте. С поразительной расторопностью слуга забрал всю кипу сумок и свёртков и повёл нас к ожидавшей рядом рессорной двуколке. Он помог мисс Квалсфорд усесться. Я стоял сзади, надеясь, что он зажжёт фонари, но, похоже, они вовсе отсутствовали.

Я знал, что в двуколке было место только для возчика и одного пассажира, и приготовился найти себе местечко среди багажа. Но мисс Квалсфорд не допускавшим возражений тоном потребовала, чтобы я сел рядом с ней, и сама взяла в руки вожжи. Меня несколько встревожила перспектива поездки в такой кромешной тьме. Однако я начал успокаивать себя, убеждая, что, вероятно, мисс Квалсфорд проделывала этот путь десятки, а то и сотни раз. А главное, этот путь был знаком и лошади. Я вскарабкался в двуколку, проигнорировав протянутую руку Ральфа; он уселся на багаже. Через минуту мы уже катили в ночи по неровной деревенской дороге, и я скорее почувствовал, нежели увидел необычность местности, которая нас окружала.

Не было никаких ориентиров. Темнота неба словно бы переходила в черноту плоской земли, которая, как я узнал назавтра, некогда была морским дном. В этом погруженном в ночь пространстве не существовало границ между твердью и воздухом. До сих пор я жил в мире, который никогда не менялся и казался воплощением ничем не нарушаемой стабильности. Создав горы и долины, Господь оставил их неизменными, и постепенно они стали такими древними, что теперь мы не могли представить себе их возраст. Здесь всё выглядело иначе. Здесь Господь экспериментировал, пытаясь создать новые образования, смешивая море и сушу и тут же, в обозримых временных пределах, меняя своё решение. Поэтому бывшие порты оказывались за многие мили от моря, острова вместо воды окружены были фермами, а реки пересыхали. В свою очередь, человечество также занималось экспериментами, как бы вступая в прямое соревнование с самим Всевышним.

Казалось, земля была погружена в какое-то первозданное спокойствие, на фоне которого выглядели никчёмными страсти столетиями населявших её жителей. Она лишь слегка поддавалась их усилиям и снова застывала, полная того исконного покоя, который могло нарушить лишь прикосновение десницы всемогущего Господа.

Мы медленно двигались во тьме ночи, которая составляла одно целое с окутанной ею землёй. Мы следовали по бесконечным поворотам и зигзагам невидимой дороги, и, думаю, быстрее преодолеть их вряд ли можно было бы даже днём.

Неожиданно копыта лошади прогрохотали по мосту, а затем зацокали по камням. Дорога стала ровнее, поскольку была усыпана гравием. Затем она начала подниматься в гору. Впереди и над нами то тут, то там засветились отдельные огоньки. Мы въехали в деревню.

Хэвенчёрч представлял собой две длинные неосвещённые улицы, состоявшие из старых зданий, находившихся в разной степени разрушения. На моё счастье, в разрыве облаков появилась луна. Недавно было полнолуние, и серебристый свет немного смягчал жалкий вид открывшихся моему взору строений.

В конце вереницы домов стояла заброшенная ветряная мельница, выглядевшая как часовой, давно скончавшийся на своём посту. Мы поехали по более накатанной части Главной улицы, и я с любопытством стал осматриваться вокруг. За открытой дверью кузницы грузный фермер критически наблюдал за кузнецом, подковывавшим его лошадь при свете фонаря. Я подумал, что преуспевающий кузнец вряд ли прервёт свой отдых, чтобы выполнить работу, которую вполне можно отложить на завтра. Кроме того, в деревне обнаружилась гостиница, бакалейная лавка, магазин тканей, пекарня, колёсная мастерская, ещё одна бакалейная лавка — традиционный набор учреждений, предлагающих товары и услуги в любом небольшом селении. Их убогий вид наводил на мысль, что доходы местных торговцев невелики и они едва сводят концы с концами, а молодой доктор, с любопытством глазевший на нашу двуколку из своей приёмной, получает часть гонорара продуктами, а остальную — чеками, которые не оплачиваются. Даже общественные дома носили отпечаток неухоженности.

Колокола отбили четверть. Казалось, они прозвонили прямо над нашими головами, но церкви я не видел. Это был отражённый звук, зависший в окружавшем нас воздухе.

Блеск фонаря привлёк моё внимание к магазину, который явно отличался от остальных: его недавно покрасили, название, выведенное большими позолоченными буквами, гласило: «Квалсфордская импортная компания».

— Это семейное предприятие? — спросил я мисс Квалсфорд.

Она настолько погрузилась в свои мысли, что вздрогнула при звуке моего голоса и недоуменно обернулась ко мне. Как бы очнувшись, она извинилась, и мне пришлось повторить свой вопрос.

— Это фирма моего брата, — объяснила мисс Квалсфорд. — Он возлагал на неё большие надежды.

Компания по импорту, находившаяся в отдалении от какого-либо порта, являлась ещё одним признаком странности этих мест. Или она свидетельствовала в пользу версии о самоубийстве брата мисс Квалсфорд. Если он возлагал большие надежды на подобное предприятие, то его неизбежно ожидало и большое разочарование. «Интересно, успел ли он его испытать», — подумал я.

В это время мы проезжали мимо прелестной старой гостиницы под названием «Королевский лебедь», и я, запинаясь, произнёс:

— Я хотел бы остановиться в деревне.

— В поместье достаточно свободных комнат, — резко ответила мисс Квалсфорд. — Правда, мы сначала должны узнать мнение жены брата. «Морские утёсы» теперь принадлежат ей.

Мы съехали с Главной улицы на ухабистую грунтовую дорогу, которая продолжала подниматься вверх. Неожиданно слева возникла огромная тень: это была церковь. После того как она осталась позади, дорога совсем сузилась и превратилась в извилистую, изрытую колеями сельскую тропинку. Луна опять исчезла, и двуколка перемещалась в темноте, задевая то справа, то слева ветви деревьев. Ни я, ни мисс Квалсфорд не видели дорогу, но лошадь продолжала невозмутимо трусить вперёд.

Я почти ничего не разглядел и когда мы прибыли в «Морские утёсы». Сначала мы резко повернули, затем круто поднялись в гору, снова свернули, и наконец в конце парка перед нами появилось огромное здание. Свет горел только в нескольких его окнах.

Двуколка остановилась перед домом, слуга спрыгнул и помог мисс Квалсфорд сойти на землю. Она мягко заговорила с ним, однако в её голосе слышалась тревога. Я спрыгнул с другой стороны и развернулся, чтобы помочь слуге разобраться с нашими вещами и свёртками. Но мисс Квалсфорд положила руку мне на плечо и сказала:

— Идёмте.

Мы двинулись к дому. Как только мы поднялись на крыльцо, тяжёлая дверь распахнулась настежь, и нас окатило потоком света. В дверях вырос странный силуэт, но было неясно, приветствуют ли нас или собираются выгнать вон. Перед нами стояла женщина, возможно, одного возраста с мисс Квалсфорд, также одетая в чёрное, но совершенная противоположность ей как по внешности, так и по манерам. Темноволосая, высокая и худая, она показалась мне иностранкой, в то время как мисс Квалсфорд была настоящим воплощением английской женственности.

Пока мисс Квалсфорд представляла меня, женщина не проронила ни слова.

— Ларисса Квалсфорд, вдова моего брата. Ларисса, это мистер Джонс. Он — помощник Шерлока Холмса и приехал расследовать убийство Эдмунда.

— Убийство!

Она прокричала это слово прямо нам в лицо.

— Здесь не было никакого убийства. Вы, — она указала дрожащим пальцем на свою золовку, — вы довели его до этого. Вы сделали это. Вы довели Эдмунда до самоубийства! Убирайтесь! Убирайтесь оба!

Она резко повернулась и, пробежав по коридору, исчезла в глубине дома.

Я был в полном замешательстве от такого приёма, но ещё больше меня расстроила реакция мисс Квалсфорд. Она постояла некоторое время опустив голову, и, когда снова посмотрела на меня, в её глазах были слезы.

— Мне так неудобно, — проговорила она. — Вы напрасно проделали столь долгий путь. Мне следовало знать, что всё это бесполезно. Вы же не сможете проводить расследование смерти Эдмунда, раз моя золовка не захочет пустить вас в дом.

— Для многих людей слово «убийство» обостряет ощущение горя, — попытался я её утешить. — Возможно, через день или два…

— Возможно, — вздохнула мисс Квалсфорд. — Так вы возвращаетесь в Лондон? Я могу написать вам или послать телеграмму, когда Ларисса… скажем, возьмёт себя в руки.

— Я должен обратиться за инструкциями к мистеру Холмсу, — ответил я. — Очевидно, я всё же могу провести определённое расследование, не беспокоя вас. Я остановлюсь в той гостинице, мимо которой мы проезжали, если в ней, конечно, есть свободные места.

— Хорошо, остановитесь в гостинице «Лебедь», — согласилась мисс Квалсфорд. — Она лучшая из тех двух, что есть в деревне. Ральф отвезёт вас. Если мне нужно будет передать вам сообщение, я отправлю его в «Лебедь».

Мы вернулись к ожидавшей нас двуколке. Ральф уже снял сумки и свёртки мисс Квалсфорд, но оставил мою сумку. Вероятно, когда мы прибыли, она шепнула ему, чтобы он подождал, пока не выяснится, как примет нас хозяйка дома.

Я сказал, что легко мог бы добраться и пешком. Но она решительно отвергла эту идею как бессмысленную.

— Вы будете всю ночь бродить в темноте. Дорога очень плохая, и по ней опасно ходить ночью. Ральф отвезёт вас.

Конечно, она была права. Но после бесконечной утомительной поездки в поезде, а затем по тряской дороге я с удовольствием прогулялся бы до деревни. Это помогло бы мне обдумать отчёт, который я срочно намеревался отправить Шерлоку Холмсу.

Ибо в коридоре дома Квалсфордов, за спиной Лариссы, я успел разглядеть выглядывавшую из-за двери безобразную старуху с огромным крючковатым носом. И в то же мгновение понял, что раскрыл тайну выряженной в лохмотья неизвестной, которая спрашивала о питахайях на Спиталфилдском рынке.

 

Глава четвёртая

Я так подробно описываю моё расследование в Хэвенчёрче для того, чтобы наглядно продемонстрировать методику, по которой я работал с Шерлоком Холмсом и впоследствии сам. Применяя его методы в соответствии со своими навыками и интуицией, мне следовало как можно эффективнее и быстрее собрать максимальное количество сведений. Все требовавшиеся для завершения дела улики я должен был подготовить к тому моменту, когда в действие вступал сам Шерлок Холмс. Конечно, это был идеальный вариант, редко достижимый на практике, но он всегда являлся стимулом в моей работе.

Ко времени начала работы над делом Квалсфорда Шерлоку Холмсу было далеко за сорок. Для своего возраста он был достаточно энергичен и деятелен, но напряжение, которому он подвергался в течение стольких лет, безжалостно расходуя свои силы, всё же оказало на него воздействие. Поэтому он так ценил мою юношескую энергию и особенно молодые ноги, избавлявшие его от части физических нагрузок.

Что же касается эффективности моей деятельности, то, полагаю, она была значительной. Доктор Ватсон неоднократно сетовал на то, что его усилия по проведению независимого расследования частенько подвергались безжалостной критике со стороны Шерлока Холмса, поскольку от доктора ускользало многое, заслуживающее внимания. Я также иногда пропускал улики, имевшие значение. Но Шерлок Холмс никогда не бранил меня за это. Наиболее сложное в работе детектива — распознать среди множества данных самые главные. В этом Шерлок Холмс действительно не знал себе равных. Когда я терпел поражение, он забавлялся и, возможно, даже отчасти торжествовал. Хотя я и заметно продвинулся вперёд в своём профессионализме, ему было приятно сознавать, что я по-прежнему остаюсь подмастерьем, а он — мастером.

Итак, я явился в «Королевский лебедь», где был весьма радушно принят мистером Вернером, владельцем гостиницы. Это был упитанный человек небольшого роста, чья талия являлась неопровержимым доказательством исключительных кулинарных способностей его жены. Время летнего сезона давно прошло, и приезжие в этих краях стали редкостью. Он предложил мне поужинать и добавил, что я могу съесть не одну, а две или даже три порции.

— Моей жене теперь не для кого готовить, кроме меня и прислуги, — признался он. — Так что вы можете заказывать еду когда пожелаете.

Я удобно расположился в большой светлой комнате на втором этаже, выходившей на Главную улицу. Прежде чем спуститься вниз, я составил шифрованную телеграмму для Шерлока Холмса и датировал её завтрашним числом.

В телеграмме говорилось:

«Остановился в „Королевском лебеде“ в Хэвенчёрче. Буду изучать инвентарные ведомости и отчёты импортной компании Квалсфорда. Известное лицо со Спиталфилда напомнило о себе».

После этого я стал размышлять, как бы мне отправить своё послание. Эмелин Квалсфорд воспользовалась для этого почтовым отделением в Рее. Я был уверен, что она поступила бы так же, даже будь в деревне телеграф. Она, конечно, не захотела бы, чтобы вся округа знала о её знакомстве с Шерлоком Холмсом. Мне тоже не имело смысла афишировать нашу с ним связь до тех пор, пока Холмс сам не сочтёт нужным открыто проявить интерес к трагедии Квалсфорда. Я вполне резонно полагал также, что растущая слава Шерлока Холмса могла докатиться и до телеграфа в Рее. Поэтому я решил постараться сохранить в тайне даже зашифрованное послание.

Я адресовал телеграмму в компанию «Локстон и Лагг» на Бейкер-стрит 221б и запечатал её в конверт. Затем я взял другой конверт, набил его чистой бумагой, заклеил и адресовал в Таможенное управление города Рея.

После этого я спустился вниз к хозяину гостиницы и спросил, нет ли у него кого-нибудь, кто мог бы утром доставить важные бумаги в Рей.

— Джо может съездить на почту, когда вам понадобится, — ответил хозяин.

— Превосходно, — обрадовался я. — Пришлите его ко мне, как только он позавтракает.

В такие моменты мне очень не хватало Рэбби с его находчивостью и изобретательностью. Мне было необходимо разузнать о некоторых вещах в Рее, но я не мог туда выехать, поскольку в первую очередь должен был провести расследование в Хэвенчёрче. У меня даже появилась мысль вызвать Рэбби, но, подумав, я решил подождать, пока не увижу, насколько расторопен этот Джо.

Мистер Вернер попросил разрешения присоединиться ко мне за тем обильным ужином, что приготовила его жена. Мы поговорили о погоде, которая была слишком холодной для этого времени года, о ситуации в Южной Африке. В разговоре мистер Вернер проявил необычайную симпатию к бурам.

Мы покончили с едой и перешли в малую гостиную, прихватив с собой по пинте домашнего пива. И только тут хозяин наконец дал волю своему любопытству, нарушив профессиональную сдержанность.

— Вы приехали вместе с мисс Квалсфорд, не так ли? — поинтересовался он.

— Вроде как, — неопределённо ответил я.

— Служите клерком в адвокатской конторе?

— Да, я клерк, — признался я. — Но не в адвокатской, а в конторе фирмы «Локстон и Лагг». Лондонская фирма по импорту.

Мистер Вернер был явно удивлён:

— Неужели? А я было подумал, что вы представляете адвокатов. Чтобы во всём разобраться, мисс Эмелин понадобится собственный адвокат. Они с Лариссой будут драться за поместье, как мартовские кошки. Без Эдмунда они не смогут ужиться под одной крышей.

— Мисс Квалсфорд знакома с племянницей одного из наших директоров, — объяснил я. — Она беспокоится по поводу дел её брата, и меня прислали сюда провести инвентаризацию, проверить счета и вообще оценить состояние фирмы.

— Неужели? Большинство скажет вам, что у этого бизнеса нет никакого будущего. Хотя лично я так не считаю. Эдмунд Квалсфорд был настоящим мечтателем, далёким от действительности, но в его импортную фирму верил не только он, но и другие. — Мистер Вернер вздохнул. — Конечно, жаль, что всё кончилось именно так. Очень жаль. Этот бизнес мог перевернуть весь посёлок.

— Вы верили в это?

— О да, конечно! Полагаю, что теперь у нас уже нет никаких шансов. Вряд ли солидная лондонская фирма будет продолжать здесь дело. Для тех, кто привык заниматься разгрузкой настоящих пароходов, это не стоит и выеденного яйца. Но для такой маленькой деревушки, как наша, этот бизнес значил многое.

— Я ничего не знаю об этом бизнесе, кроме того, что он существует, — заметил я. — И я никогда не слышал об Эдмунде Квалсфорде до сегодняшнего дня. Может быть, вы расскажете мне о нём и этом перспективном деле?

— Конечно, охотно.

Мистер Вернер отправился к буфету и наполнил свой стакан. Заметив, что мой ещё почти полон, он с беспокойством спросил:

— Слишком горькое?

— Нет, просто слишком много для меня после такого обильного ужина, — ответил я. — Добавлю, когда передохну чуток.

— Ну вот, ясно. — Он снова уселся рядом со мной и сделал порядочный глоток. — Эдмунд и Эмелин Квалсфорд. Эти двое были неразлучной парочкой. Правда, я всегда говорил, что мальчиком следовало родиться Эмелин. Эдмунд был изящным, хрупким, застенчивым и довольно болезненным ребёнком. Эмелин же — настоящий сорванец, подначивавшая его лазить и прыгать повсюду. Конечно, они слишком много времени были предоставлены сами себе. Они ведь знатного рода, и играть им не разрешалось ни с кем из местных ребятишек. Они почти никуда не ходили. У них была гувернантка, очень образованная женщина. Она приохотила их к книгам и много, может, даже слишком много занималась с ними. Эдмунд поступил в Оксфорд, даже не учась в школе. Правда, некоторые полагали, что ему помогло влияние отца. Освальд Квалсфорд хоть и был довольно никчёмный человек, но у него имелись друзья, занимавшие высокое положение. Эдмунду-то книжное обучение пошло на пользу, но вот у Эмелин из-за этого голова набита вещами, которые ей вовсе ни к чему. Я бы сказал, даже вредны. Такая привлекательная молодая женщина из хорошей семьи могла бы составить хорошую партию. Но она не захотела, и ни отец, ни брат никогда не могли заставить её сделать то, чего она не хочет.

Он перевёл дух и снова поднял стакан.

И тут по какому-то наитию я спросил:

— Гувернантка все ещё живёт с ними?

— Да, конечно. Её зовут Дорис Фаулер. Она из местных. Богатая тётка дала ей образование не по чину, как у нас говаривали. Когда-то Дорис была обыкновенной скромной девушкой, потом приятной дамой, а сейчас она — настоящая старая карга. Ума у неё достаточно, спору нет, но здравого смысла ни капли. Все это плохо отразилось на детях Квалсфордов.

— Насколько состоятельно семейство Квалсфордов?

— Хороший вопрос. Когда-то, давным-давно, они были богаты. Дела все ещё шли хорошо, когда Освальд Квалсфорд принялся проматывать оставшиеся деньги. К тому времени, когда дети подросли, ему это почти удалось. Конечно, на то, чтобы отправить Эдмунда в Лондон, средств хватило, хотя, может быть, Освальду пришлось и занять на его обучение. Впрочем, тогда он уже занимал много. Он умер, задолжав в округе всем, кто был настолько глуп, что одалживал ему деньги или открывал кредит, не говоря уже об огромном числе фирм в Лондоне, где он проводил большую часть своего времени. Однако с тех пор, как дети стали сами заниматься делами, ситуация изменилась. Жена принесла Эдмунду богатое приданое, да и сам он оказался удачливым бизнесменом. Я точно знаю, что через год или два после свадьбы он расплатился со всеми отцовскими долгами. Именно так обстоит дело.

— Если импортный бизнес был настолько доходным, то почему же кто-то сомневается в его будущем? — осведомился я.

— Занятие импортом для Эдмунда всегда было второстепенным делом, он участвовал в нём лишь ради интересов Хэвенчёрча. Оно едва покрывало затраты, а может быть, было и убыточным. Его деловые интересы были связаны с Лондоном. Не важно, что он спас семью на деньги жены, главное, что он хорошо распорядился ими.

— Его жена смахивает на иностранку, — заметил я.

— Конечно, она же француженка. Провела большую часть жизни в Англии, но так и не отделалась от своего французского высокомерия. Её брат по фамилии Монье учился в Оксфорде вместе с Эдмундом. Они гостили друг у друга во время каникул, и каждый познакомил друга со своей сестрой. Эдмунд и Ларисса влюбились друг в друга, и Чарльз Монье был бы не прочь, если бы сыграли двойную свадьбу. Однако Эмелин и слышать об этом не захотела, хотя это очень пришлось бы по душе её брату. Эмелин всегда поступала только по-своему.

— Я смогу послать записку мисс Квалсфорд?

— Конечно. Я отправлю её прямо сейчас.

Я засомневался:

— Уже поздно. Наверное, следует подождать до завтра.

Владелец гостиницы пожал плечами:

— Эдмунд уже два дня как умер, и я думаю, у них в доме навряд ли уже легли спать.

Я поднялся в свою комнату, чтобы написать записку. Я сообщил Эмелин Квалсфорд, что утром хотел бы просмотреть отчёты компании её брата, и просил её отдать соответствующие распоряжения. Хозяин передал записку Джо, который тут же исчез в темноте на своём пони. Я же улёгся в постель, размышляя о старухе, получившей образование не по чину, которая расспрашивала о питахайях на Спиталфилдском рынке. И пока я не заснул, прямо над моей головой благодаря каким-то причудливым колебаниям воздуха каждые четверть часа таинственно звонили церковные колокола.

Утром я проснулся рано и сразу же отправился на прогулку с целью осмотреть Хэвенчёрч при свете дня. Оказалось, что деревушка занимала большую площадь, чем мне показалось ночью. Вместе с тем днём она выглядела ещё более захудалой и обнищавшей. Конечно, у неё имелась своя, и весьма примечательная, история, о которой я тогда ещё не имел представления — да и как приезжий мог подозревать о ней? Когда-то это была солидная, процветающая община. Церковь построили в XII веке, но уже в то время деревня являлась достаточно древним поселением. Море ещё не отступило, и Хэвенчёрч играл роль небольшого порта. Но участие в торговых делах приносит как процветание, так и разорение. В период раннего средневековья викинги разграбили деревню, а позже то же самое проделал и французский флот. Всего в нескольких милях от деревни король Альфред в своё время разбил датских завоевателей.

Я смотрел на расстилавшуюся передо мной мирную, покрытую травой местность и старался представить себе то время, когда здесь гордо проплывали океанские корабли. Это казалось почти невероятным, но ведь Тандердин, находившийся всего в нескольких милях отсюда, когда-то был одним из знаменитых Пяти портов. И в средние века, во времена большого бума в производстве шерсти, Хэвенчёрч получал свою долю благосостояния. О былом благополучии свидетельствовал и размер церкви, слишком большой даже для процветающей деревни.

Сегодня же Хэвенчёрч представлял собой убогое, захолустное местечко. Я прошёлся вдоль Главной улицы, рассматривая старые здания, которые, в свою очередь, были построены на ещё более древних фундаментах. Их отличало странное сочетание архитектурных стилей разных эпох. Чёрно-белый дом времён Тюдоров соседствовал с постройкой самого неопределённого вида. Соседнее здание состояло из нескольких этажей, причём нижний был явно древнее других. К нему приткнулась хлипкая лавка зеленщика, занявшая место традиционного палисадника. Здесь попадались и каменные, и деревянные, и кирпичные строения. Эта пестрота построек могла сойти за живописный беспорядок, если бы не их ветхость. Казавшиеся необычайно древними соломенные крыши вызывали ощущение недолговечности, и мне подумалось, что они не переживут грядущую зиму с её штормовыми ветрами. Царившее повсюду запустение объясняло, почему в небольшом бизнесе Эдмунда Квалсфорда жители видели единственный выход из безнадёжной ситуации.

Ещё прошлой ночью я заметил вывеску «Торговля мануфактурными изделиями» на длинном магазине, состоявшем из нескольких соединённых вместе лавок. Это было единственное ухоженное здание на всей улице. Тянувшееся вдоль его фронтона объявление уведомляло, что Гео Адамс является поставщиком тканей, бакалейщиком и торговцем одеждой. Более мелкие надписи указывали, что здесь также торгуют шляпами, сапогами и другой обувью. Выставленные в окнах предметы наглядно свидетельствовали о разнообразии предлагаемых товаров. Казалось, Адамс занимается всем. Он мог предоставить лошадь или двуколку, а покупателям, живущим неподалёку, — ручную тележку. Уже в этот ранний час в магазине суетились люди.

Я прошёлся до конца Главной улицы и обратно. День в деревне уже давно начался, о чём свидетельствовали визг и мычание животных в скотобойнях, находившихся за двумя лавками мясников, а также клубы дыма, валившие из трубы пекарни. Дым длинной зелёной полосой выделялся на фоне плоского пространства страны Болот.

Я вернулся в «Королевский лебедь». Прежде чем приняться за обильный завтрак, приготовленный миссис Вернер, я пригласил Джо наверх, в мою комнату, для беседы.

Джо оказался крепкого телосложения веснушчатым парнишкой лет двенадцати. Он молча последовал за мной наверх, и только руки, нервно теребившие кепку, выдавали его волнение.

Я закрыл дверь и строго посмотрел на Джо.

— Умеешь ли ты хранить секреты, Джо? — спросил я заговорщицким шёпотом.

Мальчишка в возбуждении закивал головой.

— Ты должен доставить кое-что в Рей, — продолжал я все так же шёпотом. — До того, как ты отправишься в путь, ты покажешь мистеру Вернеру этот конверт. — Я протянул ему конверт с чистой бумагой, адресованный в Таможенное управление.

Он снова кивнул, глаза его заблестели. От волнения он не мог произнести ни слова.

— Ты скажешь мистеру Вернеру, что отправляешься в Таможенное управление в Рее. Отъехав от Хэвенчёрча на безопасное расстояние, найдёшь укромное место и сожжёшь этот конверт: в нём только чистые листы бумаги.

Теперь Джо слушал, широко разинув рот.

— На самом деле ты сделаешь в Рее две вещи, — сказал я. — Во-первых, отправишь эту телеграмму. — Я дал ему второй конверт и вложил в его руку деньги на оплату телеграммы.

Потом я придвинулся к нему поближе:

— На железнодорожной станции тебе предстоит выяснить, ездила ли Дорис Фаулер в Лондон две недели назад. Скорее всего, она села на поезд в Рее, потому что её отъезд из Хэвенчёрча мог показаться подозрительным. Ты знаешь, кто такая Дорис Фаулер?

Конечно, он знал. Мальчишка его лет, служивший в деревенской гостинице, знал все о каждом жителе.

— Мистер Вернер думает, будто я — клерк из импортной фирмы. Но я не тот, за кого себя выдаю. — Я добавил ещё таинственности в свой шёпот. — Я — детектив, и ты — единственный человек в Хэвенчёрче, кто знает об этом. Теперь ты тоже детектив. Ты работаешь на меня. Попытайся разузнать о Дорис Фаулер так, чтобы никто не заподозрил, что ты ею интересуешься. Ты меня понял?

Конечно, он всё понял. Позже он признался мне, что до нашей встречи уже читал много историй о сыщиках. Он даже читал что-то о Шерлоке Холмсе.

— Никому ни слова, — предупредил я. — Все рухнет, если преступники заподозрят, что мы — детективы. А теперь поторопись!

Он пулей вылетел за дверь.

За завтраком ко мне опять присоединился мистер Вернер, и я вновь постарался навести его на разговор о Хэвенчёрче.

— Как местные жители зарабатывают себе на жизнь? — спросил я.

Он печально покачал головой:

— Иногда я сам задумываюсь над этим. Заработок наёмных рабочих и подёнщиков на фермах невелик (если его вообще удаётся получить). А зимой им много месяцев приходится сидеть дома. Плодородной земли тут мало, и на ней не прокормишься. Вот уже много лет Георг Адамс держит всю деревню в кабале. Он записывает нуждающихся в свой список, а затем они расплачиваются «хмельными деньгами».

— «Хмельными деньгами»? — не понял я.

— Каждый год бедняки собирают хмель. На его продаже семья может заработать несколько фунтов за сезон.

— Наверное, семья Квалсфордов имеет большое значение для жителей деревни, — заметил я.

— Вовсе не такое уж большое. Освальд никогда не думал о людях — он покупал только в кредит, и это ничего ему не стоило. А дамы из поместья всегда выписывали одежду из Лондона.

Я вспомнил о долгом путешествии Эмелин Квалсфорд по магазинам готового платья на Риджент-стрит.

— Эдмунд попытался изменить положение, — продолжал мистер Вернер. — Он делал небольшие покупки то у одного, то у другого мелкого торговца, и это поддерживало их. Что же касается его импортной компании, то она позволяла немного зарабатывать беднякам. Теперь мы лишились всего этого.

Миссис Вернер прервала нас. Кто-то хотел меня видеть.

— Это Нат Уайт, — пояснила она мистеру Вернеру.

Миссис Вернер была такая же невысокая и полная, как её муж, и так же излучала дружелюбие. Но от вошедшего с ней в комнату сухопарого пожилого мужчины она явно старалась держаться подальше. Абсолютно белые волосы и изборождённое глубокими морщинами лицо придавали ему вид библейского пророка. Но в его движениях и поведении не было ничего старческого. Слегка развалистая походка и обветренная кожа выдавали в нём бывалого моряка, гибкая и крепкая фигура вполне подошла бы человеку втрое моложе его. Он сказал мне, что мисс Квалсфорд прислала ему записку, в которой просила показать мне всё, что я захочу увидеть в связи с делом её брата.

Я пригласил Ната Уайта позавтракать со мной. Это вызвало косые взгляды со стороны хозяина и его жены — одежда Ната Уайта выглядела так, словно он только что вернулся после недельной рыбной ловли, да и пахла она соответствующе. Такая личность никак не могла украсить обеденный зал гостиницы. Только когда я попросил записать все расходы на счёт приславшей меня лондонской фирмы «Локстон и Лагг», владелец гостиницы сменил гнев на милость и велел жене принести ещё еды.

Старый моряк почти мгновенно уничтожил завтрак, которого вполне хватило бы на двух голодных мужчин. Во время еды он был слишком занят, чтобы разговаривать, но позже, пока мы медленно шли по улице к зданию компании, он охотно ответил на все мои вопросы.

— Эдмунд Квалсфорд был хорошим моряком? — для начала осведомился я.

— Он совершенно для этого не годился, — ответил Нат Уайт. — Никогда не видел такого беспомощного в управлении лодкой человека. У него не было никакой силы в руках. Но ему нравилось быть пассажиром.

— И часто он с вами плавал?

— Каждый раз, когда я мог его взять, — простодушно ответил Нат Уайт.

Прислушиваясь к его речи, я пытался одновременно представить маленького Эдмунда Квалсфорда, отпрыска когда-то состоятельной семьи скотоводов, и понять, действительно ли какое-то на первый взгляд незначительное событие его юности роковым образом омрачило всю его дальнейшую жизнь.

Как и всякий скотовод, он вырос сухопутным человеком. К тому же физически слабым. Однако, живя слишком близко к морю, он не смог не заразиться его романтикой, так и не постигнув его суровую реальность. При малейшей возможности Квалсфорд предпринимал поездки в Рей, однако вместо города, стоявшего на высокой горе, отправлялся в длинную прогулку по гавани, где тогда ещё не было пассажирских судов. Он подружился с Натом Уайтом и несколькими другими рыбаками, которые иногда брали его с собой.

Он вырос, поступил учиться в Оксфорд. Потом умер его отец. Эдмунд женился. Когда он наконец вернулся с молодой женой домой, его друзья-моряки состарились. Они уже не могли вести прежний образ жизни, труд рыбаков оказался слишком тяжёл для них. Кроме того, мелкие судёнышки уступали место большим траулерам, которые добывали больше рыбы и снижали на неё цену.

— Но он знал, что нас было рано сбрасывать со счетов, — продолжал тем временем свой рассказ Нат Уайт. — Он организовал эту компанию только для того, чтобы мы имели хоть небольшой источник дохода. Старые моряки, старые возчики и остальные… Самому ему это почти ничего не давало, но нас всех это поддерживало.

— Вы имеете в виду, что эта компания по импорту использовала рыбачьи баркасы для перевозок? — спросил я недоверчиво.

— А почему бы и нет? — отозвался Нат Уайт. — Чтобы пересечь Ла-Манш в хорошую погоду, вовсе не нужен пароход вроде «Большого Западного».

Я расспрашивал старого моряка, пока тот не поведал всё, что знал, и все равно эта история продолжала казаться мне невероятной. Эдмунд Квалсфорд, потрясённый бедственным положением друзей его юности, надумал создать импортную компанию, которая использовала старых моряков и их лодки для доставки товаров из Европы. Местные возчики доставляли товары купцам в соседние общины. Эдмунд Квалсфорд поставил перед собой нелёгкую задачу — заново оживить Хэвенчёрч. Доходы от внешней торговли обычно способствовали процветанию Лондона и других крупных портов. Здесь же большая часть денег от его маленького дела оставалась в деревне и тратилась на месте, от чего должна была выигрывать вся округа.

Но что же он ввозил?

Здание фирмы состояло из просторной комнаты, а также нескольких подвалов. Но я не имел ни малейшего представления об интенсивности потока товаров, достаточного для процветания небольшой фирмы. Кроме того, я не обладал аналитическим мышлением Шерлока Холмса, который мог практически мгновенно оценить ситуацию и ответить на любой вопрос. Поэтому мне пришлось поднапрячься, чтобы я потом смог составить подробный отчёт для Шерлока Холмса.

Передо мной лежал рулон шелка с простеньким набивным рисунком. Его уже начали разворачивать и даже резать на более мелкие куски. Рядом с ним я увидел ещё один, нетронутый, рулон, несколько небольших бочонков с французским коньяком, бутылки разных французских вин, большой мешок крупно порезанного табака. Работники брали из него небольшие порции, взвешивали и укладывали в пакеты. Там же находились картонные коробки с цветными шёлковыми нитками, разнообразной формы стеклянные бутылки, коробка пробок, ящик с небольшими фигурками животных, вырезанными из дерева.

Доходность коммерческого предприятия, занимавшегося скупкой подобных мелочей на континенте, перевозкой их в Рей на небольших судёнышках, затем доставкой этого товара подручными средствами в Хэвенчёрч и продажей его вразнос по всей округе, невольно внушала сомнение. Действительно ли Эдмунд Квалсфорд мог продавать местным торговцам товары на несколько пенсов дешевле, чем они стоили при доставке поездом из Лондона?

Я показал Нату Уайту на вырезанных из дерева животных:

— Где он продавал вот это?

— По всей округе, наверное, — ответил Нат Уайт, пожав плечами. — Найдя дешёвый товар, он всегда брал немного на пробу, чтобы убедиться, пойдёт ли крупная партия.

— Это, очевидно, не нашло спроса, — заметил я.

Он снова пожал плечами:

— Не всё идёт сразу.

В углу комнаты на расшатанном столе, который Эдмунд Квалсфорд использовал как рабочий, лежал закрытый гроссбух. Я пролистал несколько страниц и отложил его в сторону. Моё образование не позволяло мне судить о бухгалтерском учёте. Мне гораздо легче было получить нужные сведения из разговора с Натом Уайтом.

Он сообщил мне, что Эдмунд Квалсфорд имел контракт с торговцами во Франции, которые находили остатки товаров и продавали их ему по пониженным ценам за наличные. Старые моряки были рады заработать хоть немного этими несложными поездками в спокойную погоду и обеспечивали ему дешёвый транспорт. Возчики, доставлявшие товары по всей округе, могли прихватить груз от Эдмунда сверх обычных грузов и также получить дополнительно несколько пенсов. Их наниматели если и знали об этом, то смотрели на столь незначительный приработок сквозь пальцы.

Несколько местных жителей разрезали рулоны шелка или паковали мелкие предметы и получали за это шиллинг-другой. Деревенские лавочники, которые не смогли бы продать целый рулон ткани одного образца, охотно брали у него небольшие отрезы — на одно-два платья. Таким образом люди в Хэвенчёрче и его окрестностях могли сэкономить по нескольку пенсов на покупаемых товарах. Торговцы тоже получали незначительный доход, который в противном случае могли упустить. Все в округе считали Эдмунда Квалсфорда многообещающим молодым бизнесменом, способным сделать ещё многое. Бедняки с дальнего конца деревни, которым его фирма давала хоть и нерегулярный, но источник существования, просто боготворили его.

— Его будут оплакивать многие, — печально заключил Нат Уайт. — Я вот что вам скажу: на его похоронах будет целая толпа и слезы будут литься от души.

Я снова раскрыл бухгалтерскую книгу и нашёл итоговый отчёт, в котором была отражена потеря шести фунтов в августе.

— Он не слишком наживался на этой торговле, — заметил я.

— Он говорил, что это не имеет значения. Сначала ему нужно было наладить дело и расширить список постоянных покупателей. Прибыль будет потом. Однако дела и так шли хорошо. Он казался довольным. И что теперь станет со всем этим? Ни один джентльмен в Лондоне не сумеет повести дело так, как мистер Квалсфорд. Видно, нам уже не плавать больше.

— А как он узнавал, что для него готовы товары во Франции? — спросил я.

— Не знаю, — ответил Нат Уайт. — Может, получал письма. Тогда он приходил и спрашивал о погоде, а я отвечал, например, так: «Две ездки завтра». И тогда он кивал мне. Он знал, что я всё понял. Он никогда не указывал, что мне делать. Просто спрашивал, могу ли я выполнить его поручение. Я соглашался, и он снова кивал мне.

Я не нашёл в столе никакой корреспонденции, но ведь Эдмунд вполне мог хранить её и дома. Я опустился на стул и задумался. Во время моего обучения Шерлок Холмс неоднократно подчёркивал, что факты не имеют никакой ценности, если детектив не постигает их скрытого смысла.

Что-то в этом деле настораживало меня, но я пока не мог понять, что именно. Небольшая фирма типа квалсфордской компании по импорту, удобно расположенная в тихом месте поблизости от побережья, в стороне от обычных торговых путей, с необычным владельцем и пустяковым объёмом торговли выглядела слишком явным прикрытием для контрабанды.

Не имело смысла спрашивать старого моряка, все ли ввозимое из Европы попадало в бухгалтерские книги. Вместо этого я спросил, не сам ли Эдмунд вёл отчётность фирмы.

— Нет, сэр, — ответил Нат Уайт. — Это делал мистер Херкс.

— А кто он такой?

— Это наш аптекарь, зеленщик и почтмейстер.

Методика Шерлока Холмса основывалась на умении замечать самые незначительные вещи и видеть то, что пропускали другие. Конечно, я вряд ли способен был интуитивно выделить самое существенное и поэтому просто прилагал максимум усилий, чтобы ничего не пропустить. Я снова прошёлся по зданию, отмечая все товары, приготовленные к отправке, и даже исследовал пыль в пустых ёмкостях на предмет определения, что в них раньше было. Я также тщательно присмотрелся, нет ли признаков наличия какой-нибудь потайной комнаты или отделения. Но ничего такого не нашёл. Нат Уайт наблюдал за мной со все более явным нетерпением. Наконец я произнёс:

— Я хотел бы поговорить с мистером Херксом. Когда это можно сделать?

— Когда захотите. Мисс Квалсфорд послала ему записку со мной. Она просит рассказать вам всё, что вас заинтересует. Он уже вас ждёт.

Нат Уайт запер помещение, и мы отправились обратно по улице к убогой лавчонке, работа в которой служила Херксу основным источником существования. Вероятно, и ему будет не хватать небольшого приработка, что давала служба в компании Квалсфорда.

— Отчего Эдмунд Квалсфорд покончил с собой? — задал я вопрос. — Ведь у него как будто было все, ради чего стоило жить?

Нат Уайт помолчал некоторое время.

— Это его жена… — начал было он, но вдруг осёкся и пробурчал: — Я не знаю.

— Вы когда-нибудь слышали, как он упоминал о питахайях?

— Много раз, — сказал Нат Уайт. — Когда он разговаривал с другими людьми и хотел пошутить. Но я не понимал этих шуток, и со мной он никогда не пытался шутить.

— Никогда? — уточнил я.

— Нет, сэр. Ему не нравилось, когда кто-то подтрунивал над его бизнесом. Для него всё это было очень серьёзно. В разговорах со мной он никогда не шутил.

 

Глава пятая

Мистер Херкс был крепким краснолицым мужчиной, выглядевшим явно не на месте среди зелени, почтовых марок и аптечных шкафов с пилюлями и склянками. Стоявшая в углу поилка для овец показалась мне гораздо больше по его части. Представив меня, Нат Уайт попрощался и перед уходом сказал, что при необходимости я смогу найти его дома.

— Я живу около школы, в домике с зелёными ставнями, — добавил он.

Мистер Херкс сразу же повёл меня в жилые комнаты, находившиеся в глубине дома.

— Да, произошло большое несчастье, — сказал он. — В то утро я разговаривал с Эдмундом в церкви. Он казался весёлым, хотя и был немного бледным.

— Значит, в его поведении вы не заметили ничего, что могло бы указать на намерение покончить с собой?

— Нет, ничего. Он думал только о деле. Говорил, что взял где-то по дешёвке немного набивной ткани, на которую у него уже были на примете несколько покупателей.

— Сколько коньяка и табака находилось в обороте фирмы? — поинтересовался я.

Мистер Херкс понимающе взглянул на меня и проговорил:

— Я знаю, о чём вы подумали, и уверяю, что вы глубоко ошибаетесь. Квалсфорд полностью декларировал ввозимый товар. Я храню все таможенные квитанции и расписки продавцов, доказывающие это. Для этого он и нанял меня. Он мне сказал: «Херкс, я не хочу, чтобы на мою фирму пали подозрения. Я ничего не понимаю в документации, но желаю, чтобы она была в порядке. Я полностью полагаюсь на вас. Проследите, пусть всё будет по закону». Так я и делал.

Мне стало ясно, что мистер Херкс не только записывал каждый вид товара в декларацию, но и имел расписки, подтверждающие, откуда он был доставлен. Как горячо заверил меня мистер Херкс, Эдмунд был одним из самых честных людей на земле. И каждый, кто попробует опорочить его память, будет иметь дело с ним, Гарри Херксом.

Расставшись с ним, я вернулся в «Королевский лебедь». Мистер Вернер ожидал меня с явным нетерпением. Он хотел знать, готова ли фирма «Локстон и Лагг» принять на себя управление компанией Квалсфорда. Но я сообщил ему, что не уполномочен принимать решения. Я только собираю информацию, а решать — дело начальства.

Затем я отправился в свою комнату — писать подробный отчёт для Шерлока Холмса. Спустя несколько минут ко мне тихонько постучались. Это оказался Джо. Он бесшумно проскользнул в комнату и, закрыв дверь, проговорил шёпотом:

— Дорис уезжала две недели назад. В понедельник или вторник. Она села на первый поезд в Лондон. Носильщик не смог вспомнить, на каком поезде она вернулась. Правда, сказал, что не слишком поздно. Привозил и встречал её конюх Ральф.

— Джо, — ответил я торжественно, — ты не просто детектив, а очень хороший детектив. — Я кинул ему флорин, и он с восторгом поймал его. — Не распространялись ли в Хэвенчёрче в последнее время какие-либо слухи или сплетни о контрабандистах?

Джо растерянно покачал головой.

— Джо, теперь тебе следует держать ушки на макушке. Но помни, никто не должен догадаться о том, что ты собираешь для меня сведения.

Он кивнул и тихо вышел.

Я написал свой отчёт, адресовал конверт в фирму «Локстон и Лагг», на Бейкер-стрит, 221б, и отнёс его в почтовое отделение лавки мистера Херкса. После этого я вернулся в «Королевский лебедь», чтобы позавтракать.

Едва я покончил с едой, меня уже поджидал следующий посетитель. Это был такого рода визитёр, которого в захолустной английской деревушке могли бы спутать с кем-то другим даже с меньшим успехом, чем турецкого султана. Это был местный полицейский.

Мистер Вернер буквально умирал от любопытства и не отходил от меня ни на шаг. Видимо, он изменил мнение обо мне как о безобидном клерке компании по импорту. В соответствии с его опытом почтенных чиновников полиция не может навещать на следующий день после их прибытия.

Сержант — солидный, крупный мужчина средних лет — выступил вперёд и протянул мне руку:

— Мистер Джонс? Сержант Донли.

Я ответил ему демонстративно пылким рукопожатием.

— Рад нашей новой встрече, сержант. Я так надеялся, что вы сможете найти время и навестить меня.

Владелец гостиницы вздохнул с заметным облегчением. Сержант стоял, повернувшись к нему своей широкой спиной, поэтому мистер Вернер не мог видеть озадаченного выражения его лица. Я пригласил сержанта к себе в комнату, попросил хозяина принести нам две пинты своего великолепного пива, и мы двинулись вверх по лестнице.

Сержант заговорил, только когда я закрыл дверь комнаты. Речь его текла медленно и тяжеловесно, в полном соответствии с его внушительной внешностью. Постепенно прояснилась причина его появления.

— Я получил телеграмму от мистера Холмса. Много лет тому назад он очень помог мне. Он распутал моё дело, но представил все так, будто я сделал это сам. В телеграмме он просил меня разыскать вас и по мере сил помочь официально или частным образом. Конечно, я буду рад сделать всё, что смогу. Но я не припоминаю, чтобы мы когда-нибудь с вами встречались.

Я объяснил, в качестве кого я представился местным жителям, чтобы избежать ненужных пересудов. Мои объяснения, по-видимому, удовлетворили сержанта. Озабоченное выражение окончательно исчезло с его лица, и он с явным облегчением разместился на большем из двух стульев, находившихся в комнате.

— Теперь мне все понятно, — проговорил он. — Мистер Холмс — великий мастер перевоплощения. Никто не знает об этом лучше меня. Конечно, иногда возникает такая потребность, хотя для местной полиции переодевания неприемлемы. Все знают нас слишком хорошо. Но я, признаться, не могу понять, что могло заинтересовать мистера Холмса в нашем тихом захолустье.

В дверь постучали, и появился хозяин с двумя пинтами домашнего пива.

— Как раз то, что нам нужно! — воскликнул я. — Мистер Вернер, нет ничего лучшего при воссоединении двух старых друзей, чем прекрасно приготовленное пиво.

— Совершенно верно, — отозвался сержант с видом человека, который любит хорошенько поесть и не прочь выпить. — Правда, нам может не хватить пинты, чтобы выпить за прошлую встречу, отметить настоящую, а также и следующую.

Склонившийся в почтительном поклоне владелец гостиницы пообещал, что не позволит нам погибнуть от жажды.

Когда за ним закрылась дверь, на лице сержанта вновь появилось недоуменное выражение.

— Я помогу мистеру Холмсу всем, чем смогу. Но что же вы расследуете?

— Убийство Эдмунда Квалсфорда.

Сержант изумлённо уставился на меня:

— Убийство? Шерлок Холмс считает, что было совершено убийство?

— Нет, — пояснил я. — Это мнение мисс Эмелин Квалсфорд. Именно она говорит, что произошло убийство, и попросила расследовать его.

— Ах, мисс Эмелин. — Сержант пожал плечами. — Я не знаю, что она вам наговорила, но думаю, вряд ли мистеру Холмсу стоит верить в голословную болтовню только потому, что она исходит от хорошенькой барышни. Смерть Квалсфорда выбила из колеи всю семью, и мисс Эмелин и миссис Квалсфорд от расстройства успели нагородить немало бессмыслицы, даже друг про друга. Эдмунд Квалсфорд определённо совершил самоубийство. Он написал предсмертное письмо жене. Потом лёг на кровать, приставил дуло к голове и нажал на спусковой крючок. Даже такой искусный детектив, как мистер Холмс, не сможет назвать случившееся убийством.

— А были следы борьбы?

— Никаких.

— Как вы узнали о том, что письмо написано именно Эдмундом Квалсфордом?

— Оно написано его почерком. В этом нет никаких сомнений.

— Кто находился в это время в доме?

— Двое слуг и старуха гувернантка. Как вы знаете, всё произошло в субботу утром. Мисс Квалсфорд отправилась на длительную прогулку вдоль утёсов. Миссис Квалсфорд вместе с детьми пошла навестить подругу, которая живёт около Стоуна. Сам Эдмунд Квалсфорд также отправился на какую-то встречу, видимо, по делам своей компании. Слуги полагали, что его не будет до вечера. Но через час он неожиданно вернулся и сказал, что неважно себя чувствует — сильно болит голова — и намерен лечь в постель. У их дома толстые стены, да и слуги были на кухне в западном крыле. Выстрела никто не слышал. Вернувшись, Ларисса нашла тело.

— Где была гувернантка?

— Спала в своей комнате в восточном крыле. Они с мисс Квалсфорд оставили это крыло за собой. Там была ещё только комната для занятий с детьми. Гувернантка — уже пожилая женщина и временами немного не в себе. О несчастье она узнала от разбудивших её слуг. Это было уже по прошествии длительного времени.

Хотя Хэвенчёрч и находится в глубинке, мы не такие уж простаки, мистер Джонс. Я кое-что знаю об убийствах и о том, как инсценируют самоубийство. И мне самому приходилось встречаться с некоторыми странностями. Поэтому я лично убедился в том, что все подозреваемые сказали правду. Так, мисс Квалсфорд прошла весь путь пешком в сторону Иденской дороги, где остановилась поговорить с пожилой женщиной, которая когда-то служила в их усадьбе. По пути её видели несколько человек, она обгоняла их, или они попадались ей навстречу. Я установил, когда миссис Квалсфорд с детьми прибыла в дом подруги в Стоуне и когда они ушли, с удостоверением времени несколькими свидетелями. Алиби слуг подтверждается ими самими. Ручаются друг за друга и рабочие, которые находились в поместье. У меня есть их показания относительно того, что никто не подходил близко к дому. Хороший следователь не верит ни одному факту, он их проверяет. Мистер Джонс, так может выглядеть только самоубийство. Я действовал так, как меня учил мистер Холмс.

— Он будет счастлив услышать, как тщательно вы провели расследование, — похвалил я сержанта. — Кому принадлежал револьвер?

Здесь в первый раз в голосе сержанта послышалась неуверенность:

— Мы полагаем, что это старый револьвер Освальда. Много лет назад он пропал, но есть основания подозревать, что всё это время он находился у Эдмунда.

Я покачал головой:

— Мистеру Холмсу нужны чёткие доказательства. Он также захочет увидеть прощальное письмо и образцы почерка Эдмунда.

— Он получит всё, что захочет. Почерк Эдмунда нельзя спутать ни с каким другим. Он слишком характерен. Я сравнил записку с несколькими письмами, которые написаны Эдмундом.

— Чёткий почерк подделать легче всего, — возразил я. — Так же просто убить спящего человека и придать случившемуся вид самоубийства. Достаточно приставить револьвер к его голове и нажать на курок прежде, чем он проснётся. Затем вложить револьвер в руку умершего, придать ей естественное положение и выйти. Поскольку слуги находятся в другой части дома, любой мог сделать это. Рабочие утверждают, будто никто не подходил близко к дому, но ведь они же не следили за домом специально. Поддельное письмо можно, конечно, изготовить заранее.

Сержант смотрел на меня, широко раскрыв глаза:

— Вы действительно верите, что Эдмунд Квалсфорд был убит? Но почему?

— Я ни во что не верю. Я веду расследование, и первый вопрос заключается в том, исключают ли обстоятельства предполагаемого самоубийства возможность убийства. Поскольку это не так, возникают новые вопросы. Например, имелись ли причины для самоубийства. Были ли у него денежные затруднения? Мог ли он позволить себе вкладывать деньги в бизнес, который не приносил прибыли? Был ли он счастлив семейной жизни? С кем он встречался перед смертью? Отчего он почувствовал себя больным? Всегда ли отношения между его женой и сестрой были такими напряжёнными, как сейчас, после его смерти? Имелись, ли у кого-либо основания его убить?

Когда мы получим ответы на все поставленные вопросы, тогда мы будем знать все. Таков традиционный способ ведения расследования для нас, простых смертных. Конечно, у мистера Холмса свои методы. Вы когда-нибудь слышали слово «питахайя»?

— Эдмунд Квалсфорд упоминал его, когда шутил. Какое-то бессмысленное слово. Не имею ни малейшего понятия, что он имел в виду.

— Насколько хорошо вы его знали?

— Мистер Джонс, сельский полицейский знает всех. Эдмунда я знал с рождения.

Я покачал головой:

— Насколько хорошо вы его знали? Можете ли вы ответить на все мои вопросы?

Полицейский нахмурился, но смолчал.

— Кто был его ближайшим другом? — задал я новый вопрос.

Взгляд сержанта стал ещё более угрюмым.

— Все были его друзьями. Все любили его. Но я не думаю, чтобы кто-то был особенно близок с ним. По-настоящему он доверял только членам своей семьи.

— У него были враги?

— Ни одного, — с чувством ответил сержант.

Я понял, что сержанту больше нечего сообщить мне, и с сожалением сказал:

— Моя работа — собирать факты для мистера Холмса. Но пока мой урожай скуден: у Эдмунда Квалсфорда не было ни врагов, ни причин покончить с жизнью. Он использовал слово «питахайя» в качестве шутки, и он умер.

— Вот последнее — чистая правда, — с глубокой убеждённостью заявил сержант. — Умер, наложив на себя руки.

— Однако это не доказано — пока, — отметил я.

Мы для вида заказали ещё по одной порции горького пива мистера Вернера, и сержант описал мне случай, который помог ему раскрыть Шерлок Холмс. Но об этом я расскажу как-нибудь в другой раз.

После его ухода я составил вторую шифрованную телеграмму и отправил её в Рей все с тем же весьма довольным Джо. Возможно, пони не разделял восторгов своего хозяина, но Шерлок Холмс должен был узнать, что полицейское описание смерти Эдмунда Квалсфорда вовсе не исключало возможности убийства.

Остаток дня и вечер я бродил по Хэвенчёрчу и разговаривал с самыми разными людьми. Доктор Ватсон обычно ничего не писал о подобной деятельности в своих отчётах. От этого создавалось впечатление, будто Шерлок Холмс всегда чисто интуитивно сразу же направлялся к тому единственному человеку, который мог дать ему нужные сведения, или находил нужную улику. На самом деле всё обстояло далеко не так. Холмс долго и неустанно работал ради тех результатов, которые так ярко описывал доктор Ватсон. Шерлок Холмс недаром часто и вполне справедливо выражал сомнение, что Ватсон придавал его деятельности излишнюю сенсационность.

Теперь большая часть этой утомительной работы легла на меня, и я посветил ей весь остаток дня. Вначале я отправился в уже упоминавшийся мной магазинчик Георга Адамса, где продавалось абсолютно все. Его владелец был маленький, опрятно одетый, седоватый человек, весьма энергичный — из тех, что никогда не могут усидеть на одном месте и потому не обрастают жиром. Слишком беспокойный, он не мог говорить долго ни о чём, кроме своего бизнеса. Переставляя какой-то товар, Адамс снял пиджак, но, прежде чем выйти побеседовать со мной, он аккуратно снова надел его.

Я объяснил цель своего вымышленного поручения.

— Что именно вас интересует? — спросил Адамс.

— Всё, что вы сочтёте нужным рассказать мне, — ответил я. — До вчерашнего дня я никогда не слышал ни о Эдмунде Квалсфорде, ни о его компании.

— Никогда не встречал более честного, прямодушного и доброго человека, — решительно начал Георг Адамс. — Он потряс меня, когда пришёл в магазин, спросил о долге Освальда Квалсфорда и тут же выплатил его наличными. Сумма составляла более шестисот фунтов, и мой отец был на грани разорения. Никто не ожидал, что Эдмунд расплатится по всем старым счетам. Конечно, он должен был рассчитаться по закладным, иначе потерял бы землю. Но мелкие кредиторы по всей округе давно списали долги Освальда, как обычно поступали в подобных случаях. Но для Эдмунда заплатить их было делом чести. И он сделал это, хотя в то время ему самому были нужны деньги. Позже я узнал, что Квалсфорды тогда жили очень скромно. Но для Эдмунда важнее было обелить имя семьи. Я не знаю в этой деревне никого, кто мог бы сказать об Эдмунде что-нибудь плохое.

— При вас он употреблял слово «питахайи»? — поинтересовался я.

— Много раз. Речь шла о чём-то съестном, но лично я так и не понял, о чём именно. Эдмунд ожидал смеха, когда произносил это слово, вот мы и смеялись. Просто из вежливости, как вы понимаете.

— Почему он покончил с собой?

Адамс сдержанно покачал головой:

— Я всегда буду считать это несчастным случаем. Эдмунд был здравомыслящим, разумным, практичным человеком, и, насколько я знаю, у него не было никаких причин убивать себя. Если он спустил курок преднамеренно, тогда он явно находился не в себе.

— Вы когда-нибудь замечали странности в его поведении?

— Никогда, — ответил Адамс.

У него имелось несколько видов товаров, которые Эдмунд Квалсфорд предлагал в своей компании по импорту. Некоторые из них расходились очень хорошо. Адамс считал создание компании блестящей мыслью и конечно же весьма благоприятной для благосостояния Хэвенчёрча.

Я поговорил также с Сэмом Бейтсом, мускулистым кузнецом, который после стольких лет все ещё не мог прийти в себя от изумления, что Эдмунд выплатил все долги своего отца.

— Славный парень, — сразу же заявил Бейтс. — Но некрепкий. И совсем не напористый. Правда, я редко его видел. Он ведь был не из тех, кто сам приводит ковать лошадей или заезжает, если нужно что-то починить. Обычно он посылал кого-нибудь. Но всегда был вежливый и приветливый и охотно останавливался поболтать — о семье или о бизнесе. Почему он убил себя? Ничего не могу сказать. Он имел достаточно денег, красивую жену, двух славных ребятишек и прекрасную усадьбу — «Морские утёсы». По-моему, у него не было причин стреляться, разве что он был не в себе. Викарий говорит, что это несчастный случай, и это больше похоже на правду.

Другой мой собеседник, пожилой деревенский мясник Уилберт Хартман, был почти таким же высоким и худощавым, как Шерлок Холмс, но на лице его почему-то лежала печать безысходной скорби. Он описал выплату Эдмундом отцовских долгов так, словно читал отрывок из Библии.

— Я страшно сожалел, что вынужден был отказать Квалсфордам в кредите, — начал он, как бы оправдываясь. — Они покупали у меня много лет. А раньше — у моего отца и, наверное, у деда. И вдруг оказалось, что Освальд больше не может платить. Когда его счёт дошёл до трёх сотен фунтов, мне пришлось выбирать: или перестать иметь с ними дело, или потерять свой бизнес. Но мне было противно это делать. Эдмунд полностью расплатился по счетам и снова начал покупать. И никто из нас не таил зла на другого.

— А почему Эдмунд пошёл на самоубийство?

Скорбное лицо Хартмана несколько оживилось.

— Сержант Донли объявил это самоубийством, но я ему не верю. Ведь не было никакой причины. Следователь считает, что произошёл несчастный случай, и наверняка так оно и было. У Эдмунда всё шло совершенно замечательно. Более того, он преуспевал, но никто не завидовал ему. Все любили его. Больше таких не будет среди нас.

Добрые слова об Эдмунде и об обязательности, с которой он выплатил отцовские долги, сказали мне многие: и Уильям Прайс, продавец удобрений и зерновой маклер, и Чарльз Уокер, сотрудник речной полиции, и Томас Стрикни, шорник, и Ричард Листер, сапожник, и Дэвид Вейэтт, колёсный мастер и строитель. Все слышали, как он упоминал о питахайях, и полагали, что это нечто вроде прибаутки. Никто из них не мог назвать причину его самоубийства; вообще все сильно сомневались, что он сам наложил на себя руки, и считали его смерть несчастным случаем.

Весьма примечательное заявление сделал Бен Пейн, занимавшийся ловлей кротов. Несмотря на своё странное ремесло, он казался гораздо более образованным, чем обычный сельский рабочий, да и речь его была гораздо более связной. Он заявил:

— Эдмунд Квалсфорд был не просто джентльменом. Он вёл себя по-джентльменски со всеми. Большинство джентльменов поступают так только по отношению к леди или в своем кругу.

Я переговорил также со всеми купцами и ремесленниками, которых смог застать. Я прочесал Хэвенчёрч с одного конца до другого и столкнулся лишь с тремя загадками, достойными того, чтобы подумать над ними.

Одна была связана с опознанием человека, оставившего по всей деревне круглые отпечатки деревянной ноги. К тому времени, когда я наконец, пошатываясь, вернулся в свою комнату с раскалывавшейся от боли головой, я повидался и переговорил с большей частью населения деревни. Мне показалось странным, что я повсюду встречался с отпечатком протеза, но ни разу не столкнулся с её одноногим владельцем. Применяя методику Шерлока Холмса, я измерил длину его шага и глубину отпечатка, оставленного его настоящей ногой. Я установил, что его рост превышал шесть футов, а вес равнялся почти пятнадцати стоунам. Значит, это был мужчина. Женщина таких размеров представляла бы впечатляющее зрелище. Возможно, кто-нибудь в Хэвенчёрче и смог бы рассказать мне об этом человеке. Но я не хотел проявлять любопытство, пока не разузнаю о нём побольше.

Поскольку этот неизвестный одноногий мужчина пока никак не связывался с Квалсфордом, я не стал писать о нём в сообщении Шерлоку Холмсу.

Вторая загадка была более сложной. Грейсни находится на пересечении реки Ротер и Королевского военного канала. Когда я бродил на краю деревни, глядя на Болота и пытаясь при дневном свете рассмотреть ту странность, о которой упоминал Шерлок Холмс, меня поразил вид длинной баржи, плывшей вверх по реке под парусом. На фоне местного пейзажа она выглядела так же нелепо, как если бы по Оксфорд-стрит внезапно поплыла баржа с Темзы. Баржа причалила к небольшой пристани, куда сразу же свернула обогнавшая меня тележка с двумя седоками. Один из них был Нат Уайт. Я наблюдал за ними, пока на тележку разгружали товары с баржи. Но данная загадка разрешилась довольно быстро. Каково бы ни было будущее компании, заказанные товары следовало получать.

Третья загадка была связана с умершим. Мне казалось невозможным, чтобы все без исключения жители Хэвенчёрча искренне любили и уважали Эдмунда Квалсфорда. Я был настроен настолько скептически, что решил продолжить свои наблюдения и поздним вечером, чтобы найти хоть одного человека, не любившего его.

В деревне было две гостиницы и пивная. В неё-то я и отправился после обильного ужина у миссис Вернер. Среди тамошних посетителей я и нашёл тех, кого искал, — свидетелей, чьё отношение к Эдмунду Квалсфорду явно не совпадало с мнением большинства жителей Хэвенчёрча.

Сначала я осторожно собрал о них сведения. Одного из них Эдмунд рассчитал за кражу, второго отказался принять на работу из-за плохой репутации.

Третий оказался гораздо более интересным. Это был мрачноватый субъект средних лет по имени Дервин Смит; при упоминании имени Эдмунда Квалсфорда он выказал так мало восторга, что я невольно задумался, не является ли он тем недругом покойного, которого все считают несуществующим.

— Почему Эдмунд совершил самоубийство? — спросил я.

— Поинтересуйтесь у полиции, — ответил Смит. — Они говорят, что он сделал это. Я так не считаю. По-моему мнению, у него не хватило бы духу. Все вам скажут, что он был кротким, мягким человеком, и это действительно так. Но он был также трусоват и боялся оружия. Насколько я знаю, у него никогда не было ружья. Тот револьвер не мог принадлежать его отцу. Освальд заложил бы его много лет назад. У Эдмунда просто не хватило бы решимости совершить самоубийство, ни случайно, ни преднамеренно. По-видимому, его убили.

Среди тех, кого я расспрашивал, Смит оказался первым, кто в связи со смертью Эдмунда упомянул об убийстве. Я решил побольше разузнать о нём.

Что касается остальных, то деревенские жители были так же ошеломлены смертью Эдмунда Квалсфорда, как владельцы магазинов и торговцы. Так, толстяк Джек Браун, возчик, печально сказал мне:

— Теперь многим придётся потуже затянуть пояса.

Его собутыльник Тафф Харрис ухмыльнулся и шутливо похлопал Брауна по солидному брюху.

— Ага, ты уже начал терять вес. Только не говори мне, будто со смертью Эдмунда твой карман опустошится.

— Он давал мне хорошо заработать, — запротестовал Браун.

— Немного мануфактуры и время от времени бочонок с коньяком. Если бы ты не перевозил этого для Эдмунда, ты бы делал это для кого-то другого.

В ответ Браун только что-то пробурчал и подозвал содержателя бара, который принёс ему ещё полпинты пива.

Мы сидели в гостинице «Виктория», заведении весьма убогом, несмотря на все усилия владельцев придать ему респектабельный вид.

Харрис повернулся ко мне:

— Послушайте. Я не знал Эдмунда Квалсфорда. Не помню, видел ли я его когда-нибудь. Я живу в Нью-Ромни. Работаю на Дервина Смита, он платит мне больше, чем я мог бы заработать дома. Я слышал обо всех удивительных делах мистера Квалсфорда. Но они не смогли укоротить мой путь на работу. Я так и буду ходить по десять миль в один конец.

— Это отнимает у него два с половиной часа по утрам, — пояснил Браун, — а вечером и по четыре с половиной, потому что должен же он остановиться у каждой пивнушки.

— Да, именно так я и делаю, — подтвердил Харрис, ухмыльнувшись. — Это долгий и одинокий путь.

— Скрасить путь домой стоит ему много больше дополнительных денег, которые он зарабатывает, — съязвил Браун.

— И вовсе это не так. Ну так вот, насчёт Эдмунда Квалсфорда. Люди страшно радовались, когда он начал это дело, но лично я не разбогател и на пенс. Но все говорят о нём только хорошее, и он помог куче народу, а теперь этим беднякам никто не поможет, и их-то мне и жаль. Если мистер Смит даст выходной, я пойду на похороны Квалсфорда и от всего сердца буду молиться за него так же усердно, как и те, кто хорошо его знал, потому что он достоин этого. Но я буду также молиться и за тех, кому больше никто не поможет, потому что они нуждаются в этом больше, чем он.

На этом мы и расстались.

На следующее утро за завтраком я спросил мистера Вернера о Дервине Смите.

— Он — скотовод, владелец половины Грейсни. Второй половиной владеют Квалсфорды.

— Конкурент Эдмунда?

— Да, в каком-то смысле. Он очень знающий скотовод. Таким был и его отец. Квалсфорды тоже были умелыми скотоводами, и первый из них занимался торговлей вразнос и бродил повсюду со своим товаром. Говорят, что в его жилах текла цыганская кровь. Ему понравились эти места, и он здесь обосновался. Заработал кучу денег, купил земли и заработал ещё больше. Он действительно разбирался в овцах. Но ко времени Освальда все навыки были уже утрачены, — может, не осталось цыганской крови… И Дервин Смит, и его отец пытались давать советы Освальду, который, будь он поумнее, должен бы был последовать им. Но Освальд вообще не отличался умом. Потом Дервин пытался давать советы и Эдмунду. Но Эдмунд не нуждался в них. Он был достаточно сообразителен, чтобы нанять собственного специалиста, который вместо него управлял «Морскими утёсами». Его звали Уолтер Бейтс. Он — двоюродный брат здешнего кузнеца и очень порядочный человек. Эдмунд выписал его из окрестностей Лидда. Уолтер никогда не распространялся насчёт того, сколько ему платили, но, должно быть, достаточно прилично, раз он оставил место, где проработал больше двадцати лет. Эдмунд нанял его и велел привести в порядок «Морские утёсы», что Бейтс и сделал. Сегодня имение, должно быть, приносит неплохой доход. Поэтому, когда Эдмунду нужно было посоветоваться, он обычно обращался к Уолтеру Бейтсу, а не к Дервину Смиту. Конечно, Смит чувствовал себя ущемлённым. Много лет его угнетало то, что Квалсфорды, эти неумелые скотоводы, проматывавшие все свои деньги, были на виду и общались с важными людьми не только здесь, но даже и в Лондоне. А на Смитов, которые всегда были примерными, работящими, преуспевающими гражданами, никто не обращал внимания.

Все сказанное Вернером едва ли могло стать мотивом для убийства, но я не мог совсем сбросить это со счетов. Следовало выяснить, что же всё-таки имел в виду Дервин Смит, утверждая, что Эдмунд Квалсфорд был убит.

Я решил отправиться в Рей и выяснить, что думают по поводу компании Квалсфорда сборщики налогов. Я как раз обсуждал с мистером Вернером, идти ли мне пешком или нанять лошадь, когда поступило сообщение, совершенно изменившее мои планы.

Меня пожелала видеть Ларисса Квалсфорд.

В записке она спрашивала, когда удобнее прислать за мной экипаж. Я ответил принёсшему записку помощнику конюха, что предпочитаю пройтись пешком. Я немедленно двинулся по крутой дороге, поднимавшейся в гору мимо церкви. При дневном свете казалось, что церковь стоит на страже, охраняя селение. Её башня заканчивалась зубцами и не имела шпиля, и издали, возвышаясь над окружающими деревьями, угрюмое каменное строение удивительно напоминало средневековый замок.

Проходя мимо, я обнаружил, что мой незнакомец с деревянной ногой был набожен. На твёрдой поверхности дороги не осталось никаких следов, но на обочинах, где сохранились лужи, я нашёл подтверждение тому, что со времени последнего дождя он проходил между церковью и деревней множество раз.

Ровная площадка, располагавшаяся в стороне от дороги, с южной стороны церкви, была заполнена замшелыми памятниками и надгробиями. Кладбище спускалось на другой уровень, к старому, но достаточно ухоженному дому викария, стоявшему в окружённом изгородью саду.

Дальше мой путь лежал мимо одинокого каменного домика, где у крыльца паслись десятка два белых овец и в стороне от них — единственная корова. Животные явно привыкли к прохожим, поэтому взирали на меня с полным безразличием.

Дорога, которая имела совершенно заброшенный вид, превратилась в узкую, извивающуюся тропинку, такую же заросшую, какой она представилась мне в темноте.

Наконец за деревьями показался особняк Квалсфордов. «Морские утёсы» были огромным, мрачным, квадратным кирпичным зданием, увенчанным многочисленными трубами. Своей тяжеловесностью особняк больше походил на фабрику, чем на родовое поместье. Дом производил впечатление «потускневшей роскоши» — выражение, которое употребил Шерлок Холмс, указывая мне на подобное строение. Обрамлявшие крышу фронтонов резные деревянные украшения казались совершенно лишними, — кто-то словно попытался создать видимость изящества, явно несвойственного данному сооружению.

Начало подъезда к дому было обозначено двумя массивными каменными столбами. Калитки нигде не было видно. Изгородь, когда-то отделявшая поместье от дороги, во многих местах рухнула. Однако, поднявшись по склону, я оказался во вполне ухоженном парке. Проложенная в нём дорога вела к небольшому квадратному портику, украшавшему центральный вход. Боковая дорожка вела в конюшню. При дневном освещении стало ясно, что «Морские утёсы» гораздо больше, чем мне показалось ночью. Я согласился с мнением сержанта о том, что единственный выстрел в закрытой комнате на верхнем этаже, вероятно, не мог быть услышан в огромных нижних крыльях дома, довольно неуклюже пристроенных к его обеим сторонам и сзади.

Я попытался представить, как много лет назад по изгибу этой дороги поднимались громоздкие экипажи, привозившие на праздники к Квалсфордам нарядных гостей из окрестных деревень и поместий. Однако воображение отказывалось служить мне. Несмотря на прелестный парк, застывшее в своей неподвижности поместье вовсе не располагало к каким-либо увеселениям. Я глянул в противоположном направлении и остолбенел. Хотя открывшийся передо мной вид частично загораживали деревья, он производил ошеломляющее впечатление. Отсюда просматривались все окрестности Болот, вплоть до темневшей по ту сторону долины линии холмов. Из верхних этажей дома этот вид должен был быть просто потрясающим.

На юго-востоке, на расстоянии примерно в четверть мили от поместья, на краю утёса стояла полуразрушенная каменная башня, о которой говорила мисс Квалсфорд. Очевидно, именно в ней Эдмунд Квалсфорд предавался своим одиноким размышлениям. Я с любопытством посмотрел в ту сторону, отметив, что вид оттуда наверняка ещё более восхитительный, чем от дома. Эдмунд Квалсфорд был действительно странным человеком, если ему потребовалось прятать свою беспокойную душу в потёмках, между тем как он мог размышлять над своими проблемами днём перед захватывающим дух видом загадочной Страны Болот, лежавшей у его ног.

Было заметно, что башню строили по частям. Из массивного основания торчал тонкий стержень с полуразрушенной верхушкой. Я испытал желание пойти и осмотреть её, а также постоять на краю утёсов и глянуть вниз, на Болота. Я был сбит с толку и названием «Морские утёсы», поскольку поместье стояло на значительном расстоянии от берега. Мне захотелось узнать, действительно ли в недавнем прошлом, во времена римлян, море плескалось у подножия утёсов и только искусственные сооружения не дают ему подниматься столь же высоко при приливах и в наши дни.

Но приглашение в дом заставляло меня торопиться. Я пошёл дальше, пересёк портик и поднял украшенный орнаментом молоток.

Он был вырван из моей руки внезапно открывшейся дверью. Молоденькая служанка, вся в чёрном, присела передо мной в реверансе.

— Я мистер Джонс, — сказал я. — Миссис Квалсфорд просила меня прийти.

Она посторонилась и позволила мне войти.

— Подождите, пожалуйста, там, — произнесла служанка певуче, явно повторяя слова, которым её научили; при этом она указала на открытую дверь. — Я доложу миссис Квалсфорд о вашем приходе.

Я на мгновение задержался, чтобы осмотреться. Дальше по коридору находилась дверь, из которой в прошлый мой приход выглядывала Дорис. Фаулер. Вероятно, дверь вела в восточное крыло, где гувернантка жила вместе с Эмелин Квалсфорд. Комната, в которой нашли тело Эдмунда Квалсфорда, как явствовало из показаний, находилась на верхнем этаже. С сожалением я проследовал туда, куда направила меня служанка.

Я оказался в кабинете или библиотеке. Одна стена состояла из шкафов с книгами, украшенными такой же витиеватой буквой «К», как и та, что читала в поезде Эмелин Квалсфорд. В комнате находился камин с резной облицовкой, над ним висело огромное зеркало. Ещё здесь был потёртый ковёр, обшарпанное канапе и письменный стол, в котором даже я мог распознать ценную реликвию из благополучного прошлого Квалсфордов. Выражение Холмса «потускневшая роскошь» было вполне применимо и к описанию интерьера поместья. Я расположился на канапе, но тут же вскочил, потому что в комнате появилась Ларисса Квалсфорд.

Хотя она смотрела на меня спокойно, но выглядела ещё более бледной и взвинченной, чем в первую нашу встречу. Ларисса Квалсфорд была выше меня и очень хороша даже сейчас, после обрушившегося на неё горя. Чёрное платье облегало её фигуру почти слишком изысканно для траурного наряда. Мистер Вернер расценил бы это как ещё один признак французского влияния, о котором он говорил мне столь неодобрительно. Но, на мой взгляд, миссис Квалсфорд казалась вполне естественной; она скорее всего даже не подозревала о том, какое впечатление производила. Сейчас в её чёрных глазах стояла безысходная тоска.

Я подумал: «Муж совершил самоубийство или был убит, и жена превратилась в привидение».

— Вы шли пешком, — с упрёком чуть хрипло проговорила она.

Я кивнул:

— Сегодня прекрасный день, и вокруг так красиво.

— Мне просто жаль, что вы напрасно теряете время, — продолжала Ларисса. — Я хотела сказать вам лишь следующее. «Морские утёсы» принадлежат семье моего мужа более ста лет. Эдмунд родился и вырос здесь. Здесь же родились его дети, и я намерена воспитать их здесь. Я буду бороться насмерть с любым, кто попытается отнять у них наследство. Скажите об этом тем, кто вас нанял. Подумайте над этим, прежде чем вы начнёте нарушать покой убитой горем семьи и перемывать косточки умершему.

Она исчезла прежде, чем я успел открыть рот для ответа.

Вернулась служанка.

— Миссис Квалсфорд приказала заложить для вас двуколку, если вы пожелаете.

Я покачал головой:

— Нет, благодарю. Я предпочитаю пройтись пешком.

Я повернулся и уже почти вышел за дверь, когда в голову мне пришла одна идея.

— Мисс Квалсфорд дома? — спросил я.

— Мисс Эмелин? Нет. Она уехала рано утром.

Служанка на этом замолчала, и я не стал больше задавать вопросов. Я поблагодарил её и двинулся в путь. У меня вновь возникло искушение заглянуть в башню, но я побоялся, что кто-нибудь из дома увидит, как я иду в том направлении, и доложит об этом хозяйке.

Миновав парк, я, не сворачивая, направился в Хэвенчёрч.

Дойдя до Главной улицы, я увидел, как к «Королевскому лебедю» приближается подвода пивовара. На облучке сидели два человека. Один возчик дружески кивнул мне. Другой, худощавый, угрюмый на вид субъект в сильно потёртой куртке и грязной кепке, даже не взглянул в мою сторону.

Я отказался от первоначального намерения вернуться к себе в комнату и сесть за очередной отчёт. Вместо этого я направился в самый конец Главной улицы и стал спускаться под горку к дороге на Рей, проходившей в полумиле от деревни. Я пересёк дорогу и по протоптанной рыбаками тропе вышел на берег Военного канала. Там я уселся в укромном местечке около воды и принялся ждать.

Оглянувшись, я увидел, как худощавый пассажир сошёл с повозки пивовара, распрощался с возчиком и неторопливо направился ко мне.

 

Глава шестая

Знакомая долговязая фигура опустилась на землю рядом со мной. Шерлок Холмс согнул перед собой ноги, обхватил их руками и задумчиво соединил кончики пальцев. Мы немного помолчали. По дороге проехал омнибус и повернул в Хэвенчёрч. Лёгкий бриз покрывал рябью воду канала, которая казалась стоячей. Канал имел зигзагообразную форму, тоже странную, как все в здешних местах, но в данном случае это было вызвано военными соображениями.

Я первым нарушил молчание:

— Шантажист?

Шерлок Холмс пожал плечами и улыбнулся. Дело было закрыто, и он не хотел больше говорить о нём. Теперь его внимание полностью сосредоточилось на проблеме, поставленной мисс Квалсфорд.

— Я не хотел появляться открыто, пока не выяснилось, что именно мы расследуем.

Он получил обе мои телеграммы, но выехал из Лондона раньше, чем до него дошёл мой письменный отчёт. Он наклонился и извлёк трубку из глубин своего засаленного одеяния.

— Итак, рассказывайте, — распорядился Холмс. — Мне нужны подробности. С кем вы разговаривали?

Он хотел знать обо всём. Так было всегда. Он тщательно вникал даже в самые тривиальные факты. Как он сам утверждал, многие из его наиболее примечательных дел строились именно на пристальном изучении мелочей.

Я начал с описания путешествия в поезде с мисс Эмелин, затем рассказал о двух посещениях «Морских утёсов» и о том, как я был там принят, о моей инвентаризации в компании Квалсфорда, о детективном расследовании Джо в Рее и сообщении сержанта Донли. Я перевёл дух только при новом появлении омнибуса, следовавшего на север к Эплдору. Закончил я впечатлениями, собранными днём во время блуждания по деревне, и содержанием вечерних бесед за пивом, когда я вынужден был выпить больше, чем привык.

— За исключением двух человек, которые имели личные основания быть недовольными, и Дервина Смита, конкурента-скотовода, население Хэвенчёрча глубоко уважает Эдмунда Квалсфорда. Все в деревне знали и любили его, даже восхищались им. С другой стороны, никто из женщин не упоминал о близком знакомстве ни с его сестрой, ни с его женой.

— Возможно, в деревне происходит слишком мало светских мероприятий, в которых могут принять участие женщины их положения, — ответил Шерлок Холмс. — Они действительно настолько непопулярны?

— Эмелин так долго воспринимали в паре с братом, что никто не скажет о ней ничего дурного. Иначе обстоит с французской женой Эдмунда. Её красотой и добрыми делами восхищаются, но единодушно осуждают её за так называемое «иностранное высокомерие».

Шерлок Холмс подробно расспросил меня о моём личном впечатлении от Лариссы Квалсфорд. Наконец он заметил:

— Рутина засасывает местных полицейских. Их жизнь вращается вокруг украденных свиней и поджогов сена, поэтому их воображение постепенно атрофируется. Добрый сержант Донли не способен поверить, что Эдмунда Квалсфорда могли убить, так как в доме были лишь несколько слуг и старуха гувернантка. Достаточно распространены случаи, когда слуга убивает хозяина, а для искусного убийцы не составит никакого труда пробраться в дом в удобное время. Что же касается мотивов убийства… Эдмунд считался одним из самых честных людей в Хэвенчёрче, однако вы разговаривали с двумя из тех, кто затаил к нему неприязнь. Мы также не знаем, как к нему относились жители окрестностей.

— Да, я понимаю, что он мог иметь немало врагов, — согласился я. — Даже человек, к которому он относился честно и справедливо, мог посчитать себя ущемлённым. Но как посторонний мог догадаться о том, что слуги находятся в дальних комнатах, а Эдмунд спит? Даже живущему поблизости Дервину Смиту неизвестен, конечно, точный распорядок дня в доме.

— Конечно, есть некоторые оговорки, поэтому естественно сначала исключить вероятных подозреваемых в собственном доме жертвы и среди его ближайшего окружения и лишь затем расширить круг поиска. Что же касается конфликта между его женой и сестрой, то он представлял бы интерес для нас, только если бы одна из них была убита. Он, возможно, вовсе не связан со смертью Эдмунда. Я где-то читал, что китайский иероглиф, обозначающий дисгармонию, является графическим изображением двух женщин, живущих под одной крышей. В подобной атмосфере слуги защищают ту или другую сторону, и дом быстро превращается в поле сражения. Сам же хозяин мог не принимать участия в конфликте и даже не подозревать о происходящем.

— Факты говорят, что обе женщины были привязаны к Эдмунду, — вставил я.

— Я надеюсь, что это дело не сведётся к разгадыванию мотивов женского поведения. Самые незначительные действия женщины могут иметь значение, а самые существенные поступки — оказаться немотивированными. Все это, Портер, может не стоить и выеденного яйца, за исключением двух вещей.

— Каких, сэр?

— Первое — питахайи. Не теряйте их из виду, Портер. Всегда ищите необычное, из ряда вон выходящее. Питахайи и поведение старухи гувернантки, спрашивающей их на Спиталфилдском рынке, — вот что нас должно волновать в этом деле. Вторым обстоятельством является разрушенная башня и использование её Эдмундом Квалсфордом в качестве убежища. Вы её осмотрели?

— Только с расстояния, сэр.

— Стыдитесь, Портер! — Шерлок Холмс говорил сурово, но в глазах его прыгали смешинки. — У вас даже нет оправдания в виде пропавших свиней или горящей копны сена! И башня и питахайи — явления аномальные. Всегда начинайте со странностей. Сделайте это первым принципом ваших криминальных расследований.

Я объяснил, почему после разговора с Лариссой Квалсфорд был вынужден направиться в другую сторону.

Он неодобрительно покачал головой:

— Осторожность — не достоинство, если оно не направлено в нужную сторону. Вам следовало бы дальше продвинуться с питахайями, а также не пренебрегать обследованием башни. К счастью, информацию удалось получить другим путём. Мой приятель, возчик Симс, по дороге из Рея познакомил меня с прекрасным подбором местного фольклора о башне. Он также рассказал, что рядом с ней проходит тропинка, проложенная много веков назад. Она начинается чуть западнее. Я намерен немедленно посетить башню и выяснить всё, что она может нам открыть. Есть ряд вопросов, на которые нужно обязательно ответить, прежде чем мы сможем идти дальше. Если всеми любимый и преуспевающий Эдмунд Квалсфорд не имел причины ночами предаваться размышлениям в полуразрушенной башне, то что же тогда он там делал? И действительно ли он находился в башне? Собранные вами факты представляют определённый интерес, но они никуда не ведут. Мы должны убедиться, не является ли башня ключом ко всему делу.

Мы легко нашли старую тропинку. Шерлок Холмс внимательно изучил состояние тропинки, прежде чем позволил мне ступить на неё.

— Такая тропинка может многое рассказать тому, кто способен прочитать, что здесь написано. Кто знает, чьи армии проходили когда-то по этому пути, какие товары из Рима и Византии трудолюбиво переносились по ней, какие исключительные события происходили только потому, что тропинка поднималась на утёсы, а не огибала их? Даже в недалёком прошлом эта дорога должна была служить связующим звеном. Теперь она ведёт из Хэвенчёрча в никуда. Однако её богатая и неизвестная история продолжает вызывать интерес.

Мы двинулись по тропинке. Шерлок Холмс не раз говорил о том, что при уголовных расследованиях часто — и совершенно напрасно — пренебрегают чтением отпечатков ног, особым искусством, которое он с таким большим трудом обосновал и развил. Однако на данной тропинке почти не было возможности применить эти способности моего патрона.

Обнаружив какой-нибудь след, он доставал огромную лупу, которую всегда носил с собой, и изучал его со свойственной ему тщательностью. Пока он был занят этим, я осматривался вокруг, разыскивая улики, которые можно было приобщить к делу. Иногда даже окурок сигареты или сигары мог раскрыть гораздо больше, чем желал бы тот, кто его бросил. Но трудяги, пользовавшиеся этой тропинкой, не курили. Я ничего не нашёл.

Издали старые морские утёсы казались непроходимыми. Однако на самом деле можно было легко перемещаться, переходя с одного на другой. На вершине Шерлок Холмс остановился полюбоваться видом Болот.

День клонился к вечеру, но картина действительно была великолепной. Я уже видел всё это, и мне не терпелось двигаться дальше.

— Портер, вы обнаружили что-нибудь странное в этой местности?

— Она необычайно плоская и неинтересная, — ответил я.

— Отсутствием топографического разнообразия она и интересна. Когда-то, как вы знаете, она была морским дном. Хэвенчёрч был морским портом. Посмотрите ещё раз. Где деревни? И где изгороди? Как разделяются участки?

Я пристально рассматривал Болота. Эти проблемы меня также сильно занимали, но моё сознание не смогло оформить их в вопросы.

— Это общинная земля, — высказал я своё предположение.

Шерлок Холмс покачал головой:

— Границы обозначены, но их не видно с такого расстояния. Поля разделены дренажными канавами. Если, мой друг, вы попытаетесь пройти через поле ночью или даже днём, то сразу же убедитесь, что сделать это труднее, чем если бы их защищали ограждения. Какая прекрасная точка наблюдения! В ясный день можно легко разглядеть города на южном побережье!

— С большим удовольствием я бы увидел разгадку этой тайны, — пошутил я.

Шерлок Холмс только хмыкнул, и мы продолжили путь. На острове Грейсни имелись изгороди с воротами для общественной тропы, и мы прошли, аккуратно запирая их за собой. Тропинка пересекала одно сверкающее на солнце пастбище за другим. Трава была выщипана так коротко, что казалась гладкой зелёной тканью. Издалека, выделяясь белыми пятнами на фоне изгородей и пастбищ, нас осторожно разглядывали овцы. В одном из предыдущих дел Шерлока Холмса нам приходилось встречаться с чёрными овцами, и я вслух вспомнил об этом.

— Это римские овцы, — ответил Шерлок Холмс. — Известная порода. Скажите, что вас больше всего беспокоит в связи с этой тайной?

— Многое. Сейчас, например, я размышляю над тем, совершают ли самоубийство честные люди.

— Портер, ваш главный недостаток в том, что вы задаёте себе не те вопросы. Вам следовало бы задуматься, при каких обстоятельствах честный человек способен покончить счёты с жизнью. Согласно собранной вами информации, самоубийство необъяснимо, но так же необъяснимо и убийство. И даже сержанту Донли трудно поверить в версию о том, будто Эдмунд Квалсфорд оставил посмертную записку и случайно застрелился во время сна. Необъяснимо все, и тем не менее он мёртв, а значит, мы нуждаемся в большем количестве данных. Вы совершенно уверены, что он не был контрабандистом?

— Я убеждён, что его импортная компания не торговала контрабандными товарами.

Шерлок Холмс улыбнулся:

— Отлично сформулировано, Портер. Накануне вечером я разговаривал с таможенниками в Рее, и они полностью согласны с вами. Крошечный бизнес Эдмунда Квалсфорда вызывает на таможне почтительное изумление. Его любопытным следствием стало появление французского коньяка и его продажа в сети пивных, разбросанных от Гастингса до Фолкстона. В деревенских магазинах в том же районе можно неожиданно встретить небольшие партии французских шёлков и других предметов роскоши. Эдмунд Квалсфорд действительно заключал сделки на континенте, переправлял товары, минимально тратясь на перевозку, и продавал их по цене порой даже более низкой, поскольку занимался налаживанием бизнеса. Хотя и незначительно, но эта компания стимулировала развитие торговли в этой части Англии.

— Сколько он потерял? — осведомился я.

— Не очень много для человека с капиталом, но для Эдмунда Квалсфорда это была значительная сумма. Видите ли, его бизнес не мог быть долговечным. Такова официальная точка зрения, высказанная с глубоким сожалением. Он даже не мог продержаться столько времени, сколько существовал на самом деле. Бизнес не может существовать долго без прибыли. И всё же он существовал.

— Но у Эдмунда были деньги, — возразил я. — Он ведь не зависел материально от этой своей компании.

— Неужели? Из какого же таинственного источника он получал средства?

— Он получил их в приданое, — ответил я. — Разве это не объяснение?

— Он не получил их, и это не объяснение. Он действительно женился на дочери состоятельного человека, который активно возражал против этого брака. Мне не удалось узнать, была ли Ларисса Монье официально лишена наследства. Но она определённо не получила приданого при замужестве. Именно так обстояло дело.

Я обернулся к нему в полном недоумении:

— Но ведь после женитьбы Эдмунд начал выплачивать семейные долги и занялся бизнесом!

— Это нам известно, — сказал Холмс. — Неизвестно другое — откуда он взял деньги. Я наводил справки у друзей Освальда Квалсфорда и в окружении Монье. Эдмунд Квалсфорд был обедневшим наследником из разорившейся семьи. Начиная с восемнадцатого века его предки были видными скотоводами, и сегодня родовое поместье — ценная недвижимость. Однако приносимого им дохода не хватало даже на выплату процентов всем кредиторам Освальда. Кредиторы отказали ему в кредите и настаивали на оплате долгов. Эдмунд был на грани разорения. Он женился, но тесть противился этому браку. Однако молодые люди были пылко влюблены, и тогда Монье объявил им: «Поступайте как хотите, но не рассчитывайте на мою помощь, пока не докажете, что вы её заслужили». И он ничего им не дал.

Со временем он отчасти смирился с браком дочери. Он с облегчением встретил известие об улучшении финансовых дел молодой пары, но в то же время это вызвало у него подозрение. Как опытный бизнесмен, он не мог понять причин преуспевания Эдмунда, а опытные бизнесмены не доверяют тому, чего не понимают. Известие о самоубийстве не удивило его, хотя, конечно, он расстроился из-за дочери. Тесть отнюдь не разделял мнения об Эдмунде как о честнейшем в мире человеке. Однако Ламберта Монье можно считать предубеждённым: ведь он хорошо знал Освальда Квалсфорда. «Яблочко от яблони недалеко падает», — говаривал Монье. Люди гораздо легче верят в вину, нежели в невиновность.

— А как он относится к возможности убийства своего зятя?

— Он об этом не думал. Официальная версия высказана, в ней говорится о самоубийстве либо о несчастном случае. Вместе с тем пока нет никаких свидетельств, подтверждающих, что Эдмунд Квалсфорд был убит. Всё, что мы имеем, Портер, — это два факта, не укладывающиеся в привычную схему, и информация о том, что известные факты не исключают возможности убийства.

— Но эти два факта являются доказательствами, — возразил я.

— Верно. Но мы не знаем, доказательством чего они являются.

Тут Шерлок Холмс снова резко остановился и опустился на колени, чтобы исследовать землю с помощью лупы. Я немедленно обошёл все вокруг в поисках улик. Когда я вернулся и опустился на колени рядом с ним, он изучал отпечаток, который мне был уже хорошо знаком.

— Ваш друг, Одноногий, — сказал Шерлок Холмс. — Как вы заметили, он оставил свои отпечатки по всей деревне. Я видел их и на Главной улице, и на школьном дворе. Но на тропинке, поднимающейся вверх по утёсам, следов нет, — видимо, он пришёл сюда через частные владения. Был ли он один? Тропинка слишком заросла, а трава съедена почти под корень, поэтому здесь нельзя ничего прочитать. Однако отметка недавняя. Посмотрите, — он разбил корку грязи, — края и дно отпечатка ещё мягкие. Значит, он проходил здесь не позднее чем вчера.

Мы записали сведения относительно Одноногого — на тот случай, если он снова встретится при нашем расследовании, — и пошли дальше.

Шерлок Холмс возобновил прерванный разговор:

— Несмотря на убеждение мисс Квалсфорд, мы должны считать равно вероятным как самоубийство, так и убийство. Если один из самых честных в мире людей каким-то образом оказался на грани разорения, если он знает, что после его смерти состоятельный тесть восстановит его вдову и детей в нравах наследства, пойдёт ли он на самоубийство?

— Возможно, если будет опасаться, что его позор отразится на семье, — согласился я. — Но пока у нас нет доказательств на этот счёт.

— Мы вообще практически не имеем доказательств, — ответил Шерлок Холмс. — Я никогда ещё не встречался с таким малообещающим началом, Портер. Мы располагаем призрачными фактами, из которых можно сделать любые выводы. Смотрите, возможно, перед нами та самая старая башня.

Тропинка проходила через небольшой грот, образованный сросшимися деревьями, и когда мы выбрались из него, то прямо перед собой увидели смутные очертания башни, стоявшей на земляной насыпи. Остановившись, мы начали её изучать. Башня стояла на площадке рядом с краем древних морских утёсов и выглядела не похожей ни на одну из известных мне башен. Нижняя часть представляла собой огромное неуклюжее сооружение округлой формы, с чуть скошенными внутрь стенами. На высоте примерно в сорок футов из центра массивного основания поднималась стройная башня. С течением времени камни верхней части сильно обветрились; на основании виднелся гладкий слой штукатурки, который тоже местами выкрошился, обнажив обветшалый камень.

— Эта башня вполне могла быть маяком на берегу древнего моря, предупреждавшим, чтобы корабли держались подальше от этих утёсов, — заметил Шерлок Холмс. — Конечно, маяк весьма странного типа. Но эту гипотезу можно было бы принять, если бы его построил некто, представитель какой-либо давно забытой расы.

Я указал, что верхнюю часть вроде бы пристроили позже. Холмс подтвердил моё предположение.

— Основание построил отец Освальда, — сказал он. — У него был друг, который владел частью побережья близ Фолкстона, по соседству с башней Мартелло.

— А что такое башня Мартелло?

— Портер! — воскликнул Шерлок Холмс. — Наполеон счёл бы себя оскорблённым. Когда возникла угроза наполеоновского вторжения, был вырыт Королевский военный канал, рядом с которым мы с вами недавно беседовали, а также построены башни Мартелло — в стратегически важных точках восточного и юго-восточного побережий. Приятель отца Освальда очень гордился этой башней, и отец Освальда нанёс ответный удар, распорядившись построить такую же для себя. Конечно, она не имеет массивных крепостных стен, неуязвимых для пушечных ядер, но внешне очень похожа на настоящую и выглядит так же неуместно здесь, как башни Мартелло теперь выглядят на побережье. Унаследовав поместье, Освальд решил украсить устрашающее сооружение надстройкой, превратив необычное в полный абсурд. Наш интерес к башне связан с тем, какую роль она играла в жизни сына Освальда. Действительно ли Эдмунд приходил сюда, чтобы поразмышлять? Располагает ли это место к размышлениям?

Тропинка, по которой мы шли, начала изгибаться вправо, словно стремясь скрыться от грозного стража на насыпи. Поэтому мы сошли с неё и начали подниматься к башне прямо по склону. Здесь не было тропинки, но мы вскоре увидели на дёрне следы нескольких человек.

Мы вдвоём опустились на колени, чтобы изучить отпечатки.

— Сколько? — задал мне вопрос Шерлок Холмс.

— По крайней мере шесть, — ответил я.

— Да, не меньше, — согласился он. — Я бы сказал, восемь. Как давно?

— Они приходили вчера или позавчера.

Он кивнул:

— В любом случае после смерти Эдмунда. Это может пригодиться. Теперь мы должны установить, были ли данные посещения каким-либо образом связаны с Эдмундом и имеет ли отлучка мисс Квалсфорд в Лондон к этому отношение.

Он провёл руками по вытоптанному дёрну, словно ища там ответ на свои вопросы, затем замер, сильно наклонился вперёд, и на его напряжённом лице появилась торжествующая улыбка.

— Что это? Портер, глаза и интуиция подвели вас. Вам следовало побывать здесь вчера, вместо того чтобы выпивать с местными жителями и беспокоить сержанта Донли.

Холмс обнаружил круглый отпечаток — несомненный знак того, что здесь побывал Одноногий. Шерлок Холмс поднялся и отряхнул брюки.

— Интересно, что он не встретился вам вчера, — задумчиво произнёс он. — В деревне много моряков?

— Я видел только одного — Ната Уайта.

— Вы говорите, что Одноногий оставил свой след на дороге к церкви. Конечно, это может и не свидетельствовать о его набожности. Приходил ли он один или посещал башню вместе с остальными восьмерыми?

— Он был одним из восьмерых, — ответил я.

— Согласен. Теперь посмотрим, зачем приходили наши посетители.

По мере нашего приближения к башне трава все больше редела. Земля стала каменной, но ветер покрыл её тонким слоем пыли. Шерлок Холмс придержал меня за руку, и мы оба, вооружившись лупами и рулетками, занялись исследованием едва видимых следов.

В такие моменты Шерлок Холмс превращался в настоящий вихрь активности. Опустившись на колени, он что-то рассматривал в лупу, измерял, затем поднимался в полный рост и, осмотревшись, снова припадал к земле. И всё это время он разговаривал — то сам с собой, то со мной, то обращаясь к обнаруженным отпечаткам. Со стороны могло показаться, будто он — ученик, а я учитель, поскольку, не обладая быстротой реакции Холмса, я перемещался более степенно и неторопливо приглядывался ко всему, изучая ситуацию.

— А вот и след дамской обуви! — вдруг воскликнул Шерлок Холмс. — Она приходила раньше, и остальные почти затоптали её следы. Посмотрите, остался только носок. Итак, какой мы можем сделать общий вывод?

— Я подсчитал, что была одна женщина и восемь мужчин, включая Одноногого.

— Что ещё вы установили?

— Все, кроме Одноногого, — простые работники, одетые в тяжёлые башмаки. Они шли прямо сюда и оставили следы по дороге. А женский след слишком затоптан, чтобы можно было что-то сказать о его хозяйке.

— Она носит дорогую обувь, явно изготовленную не деревенским сапожником. Кроме того, у неё необыкновенно маленькая нога.

— Эмелин Квалсфорд! — догадался я.

— Без сомнения, разве что в Хэвенчёрче есть ещё одна женщина с такой же маленькой ногой и страстью к модной обуви. Готов спорить, что туфли куплены на Риджент-стрит. Предположим на минуту, что старую обувь Эмелин донашивает служанка, имеющая такой же размер ноги.

— Обувь Эмелин не подойдёт той служанке, которую я видел утром, — заметил я. — У неё большие ноги. Но где же следы Эдмунда? Ведь это он якобы постоянно посещал башню?

Я ещё раз осмотрел землю, но не нашёл следов, которые могли принадлежать Эдмунду Квалсфорду, разве что он надел грубые башмаки и пришёл вместе с остальными.

Окончательный вывод сделал Шерлок Холмс:

— В течение нескольких дней перед смертью Эдмунд Квалсфорд не приходил сюда предаваться грустным размышлениям. И это не согласуется с версией о самоубийстве. Он явно не убивал себя, потому что пребывал в хорошем настроении. Что же касается остальных, то они направлялись прямо сюда и уходили тем же путём. Входили ли они внутрь?

Мы описали небольшой круг, стараясь пробраться к дверному проёму, не затоптав чужие следы. Внутри каменный пол был покрыт толстым слоем пыли и принесённого ветром мусора, за исключением тех мест, по которым прошлись посетители. Очевидно, что на полу была написана вся история башни за последние недели или даже месяцы.

Шерлок Холмс жестом велел мне оставаться на месте, чтобы не повредить возможные улики. Он сделал так, наученный годами горького опыта работы с неумелыми полицейскими и любителями вроде доктора Ватсона. Нахмурившись, он долго рассматривал отпечатки и наконец удовлетворённо объявил:

— Вот и Эдмунд! Лакированная кожа, хорошего качества. Он входил и выходил бесчисленное количество раз, но его следы почти затоптаны остальными. Он всегда шёл прямо к лестнице. Мисс Квалсфорд также направлялась прямо к лестнице.

Посередине круглой комнаты первого этажа башни возвышался опорный столб с лестницей, служивший основанием для надстройки. За долгие годы просторное, похожее на пещеру помещение использовалось для хранения самых разных вещей. Повсюду валялись клочья соломы и обрывки верёвок. Свет проникал сюда через дверь и верхние смотровые щели. Других окон не было. Однако и при столь скудном освещении легко можно было различить следы. Семь человек и Одноногий обошли всю комнату наподобие процессии, время от времени останавливаясь и как бы кружа на одном месте. Толстый слой пыли хорошо сохранял следы. Даже если идущие позади смазывали следы передних, можно было найти отдельные хорошо различимые отпечатки, указывавшие на направление движения. Наконец вся группа прошла к лестнице. На обратном пути они спустились с лестницы и сразу направились прямо к двери.

— Их вёл Одноногий! — От неожиданности я даже повысил голос.

Всякий раз, когда группа останавливалась, отпечатки деревянной ноги располагались отдельно. Их владелец как бы приплясывал, уходил в сторону, а затем присоединялся к остальным.

Мы повторили путь процессии к винтовой каменной лестнице и поднялись на второй этаж, где отпечатки говорили о подобных же перемещениях. Следы Эдмунда и Эмелин не отходили от лестницы; они поднимались дальше.

Я хмуро заметил:

— Эти отпечатки кажутся бессмысленными. Нет следов попытки обыскать комнаты или найти тайник.

Шерлок Холмс никак не прокомментировал моё замечание.

Мы вернулись к узкой винтовой лестнице и прошли на третий этаж. Лестница едва освещалась отблесками света, проходившего в комнаты через бойницы, и нам пришлось двигаться почти на ощупь.

Бегло осмотрев просторную комнату третьего этажа, мы начали подъем в верхнюю башню. На каждом этаже было по одной маленькой, но светлой комнате. Окна выходили на север, юг и восток. На западной стороне размещалась винтовая лестница. И снова отпечатки Эдмунда и Эмелин сохранились только на лестнице. Посетители по-прежнему шли толпой, а Одноногий прыгал по комнате.

Комната шестого этажа отличалась от остальных. В ней стояли кушетка с лоскутным одеялом и некрашеный стол со стулом. Всё выглядело точно так, как описывала Эмелин Квалсфорд. Это были владения её брата. Его следы были повсюду. Судя по её следам, Эмелин вошла в комнату, помедлила у стола и удалилась. Группа же посетителей остановилась у лестницы, в то время как Одноногий прошёл от кровати к стулу, а затем присоединился к остальным.

Выше посетители не поднимались. Двинувшись дальше по лестнице, мы сразу же поняли почему. На верхнем этаже обрушилась крыша, и ступеньки завалило.

Мы вернулись в комнату, которую Эдмунд Квалсфорд использовал как убежище. Шерлок Холмс уселся на ступеньке, вынул трубку и вопросительно взглянул на меня:

— Портер, что делали посетители?

— Они вели себя как туристы, осматривающие музей. Заглядывали в каждую комнату и благонравно останавливались у ограждающих экспонаты верёвок. Хотя здесь не было ни верёвок, ни экспонатов, посетители вели себя именно так. Одноногий был гидом и давал объяснения, когда они останавливались.

Шерлок Холмс одобрительно кивнул:

— Вы великолепно воссоздали факты, Портер. Всё выглядело именно так. А как бы вы все это объяснили?

— Не знаю.

— Не знаете? — хмыкнул Холмс. — Вы упустили самую существенную улику. Как насчёт мисс Квалсфорд?

— Она пришла и осмотрелась. Возможно, взяла что-то со стола.

Шерлок Холмс начал обследование комнаты с того, что внимательно изучил каждый отпечаток на полу. С особым интересом он рассмотрел пепел, выбитый из трубки, и наконец перешёл к изучению стола, стула и кушетки. Затем он переместился к одному из окон, и я приступил к собственному осмотру комнаты.

Под кушеткой я нашёл узел, который оказался наспех свёрнутой лошадиной попоной. У края кушетки на полу я обнаружил отпечатавшийся в пыли круг. Похожие круги я уже встречал на столе. Я старательно к ним принюхался. После этого с лупой исследовал табачный пепел. Круглые отпечатки повторялись и на восточном оконном выступе. И снова я принюхался. Подняв глаза, увидел, что Шерлок Холмс следит за мной с большим интересом.

— Что это было, Портер?

— Фонарь. По крайней мере, Эдмунд Квалсфорд не размышлял в полной темноте или хотя бы использовал фонарь, чтобы осветить себе дорогу.

— Фонарём действительно пользовались здесь. Отпечатки на полу представляют особенный интерес. К какому вы пришли выводу?

Я снова взглянул на следы, и меня осенило:

— Он зажигал фонарь под лошадиной попоной! Он даже читал здесь, лёжа на кушетке, с зажжённым фонарём под попоной, положив книгу на пол. Я вижу её отпечаток в пыли.

— Это доказывает, что иногда он не хотел, чтобы видели свет. Посмотрите ещё раз, Портер. Вы видите вот это? Здесь использовали два фонаря. У одного было меньшее основание. Возможно, большой был обычным фонарём для освещения. А другой оставил особенные следы. Видите их вон там, где он опрокинулся?

Однако пятна грязи ничего мне не говорили.

— Не важно, — заметил Шерлок Холмс. — Они довольно-таки неотчётливы. Я нашёл их потому, что искал. Посмотрите, вот ещё остатки табака. Что вы думаете о них?

— Я не могу распознать марку табака.

— Я тоже. Как вы знаете, я расширил список известных мне сортов табака до ста пятидесяти шести. Но с таким мне никогда не приходилось встречаться. А как насчёт табака, который вы видели в компании Квалсфорда?

— Он отличается от этого.

— Но он также может быть иностранного происхождения. Даже отрицательный результат имеет положительное значение. Оборванная цепочка может стать доказательством. Что вы думаете об отпечатках на оконных рамах?

Отпечатки на оконных рамах не наводили меня ни на какие мысли.

Шерлок Холмс ловко сдёрнул одеяло с кушетки, потряс его и разостлал снова.

— Встречалась ли вам разновидность меланхолии, которая бы заставляла умного, честного, добропорядочного молодого человека, без явных пороков, покидать свою прелестную жену и детей и удобный дом предков, чтобы предаваться размышлениям в столь неудобном месте?

— В определённом смысле это также был дом его предков.

— Вовсе нет, Портер. Он не приходил сюда, чтобы оплакивать былое величие Квалсфордов.

— В таких старых строениях может быть множество тайников, даже целая комната. А как насчёт подземного помещения?

— Если в какой-то из комнат и сохранились тайники, никто в недавнее время ими не пользовался, иначе бы это выдали следы. В книгу Корби «Памятники Кента» включено ироническое описание этой башни, автор осыпает насмешками мнимые исторические памятники, подобные этому. Он получил свою информацию непосредственно от Освальда Квалсфорда, а тот бы непременно похвастался подземным тайником, будь он в его башне.

Шерлок Холмс стоял у окна, и я присоединился к нему. Как я и предполагал, вид был великолепным. Река Ротер серебристой нитью тянулась далеко внизу, очертания Королевского военного канала были отмечены кустарниками и деревьями. Вся Страна Болот лежала у моих ног.

— Странно, что в башню ходили так редко, — заметил я. — Кроме самих Квалсфордов и наших «туристов», никто не побывал здесь. Мне казалось, что деревенские ребятишки должны бы часто приходить сюда поиграть и полазить по лестницам, даже если это и представляло опасность.

— Когда мы найдём владельца деревянной ноги, Портер, все объяснится — и проблема «туристов», и отсутствие играющих детей.

Шерлок Холмс опустился в расшатанное кресло Эдмунда Квалсфорда, посидел с сосредоточенным видом, словно пытаясь воссоздать ход мыслей его умершего хозяина, и затем поднялся:

— Здесь больше нечего делать. Наконец эта башня и поведение Эдмунда Квалсфорда заняли своё место в нашем расследовании и определили контуры всего дела. Теперь мы видим, с чем столкнулись. Мы прояснили картину в целом, хотя многие детали по-прежнему недостаточно отчётливы.

Я был поражён. Я лично ничего не видел, кроме мешанины фактов, которые не мог объединить ни в какую единую картину.

Он погрозил мне пальцем:

— Помните, Портер, чем более странным и необъяснимым кажется происходящее, тем проще оказывается объяснение. Теперь мы вполне могли бы не разыскивать Одноногого, но тем не менее мы сейчас же нанесём ему визит — просто чтобы прояснить некоторые подробности.

— Вы хотите сказать, что знаете, почему Эдмунд Квалсфорд приходил сюда поразмышлять?

— Я знаю, для чего он сюда приходил и что здесь делал. Он, возможно, и не предавался печальным размышлениям, пока был этим занят. Я предполагаю, что всё же предавался. Однако приходил он сюда вовсе не за этим.

— Он был убит?

— Здесь ещё не всё ясно, но его смерть связана с посещениями башни. Я уверен в этом. Он был честным человеком, Портер. Все ваши свидетели утверждают это. Я не знаю, было ли этого достаточно для того, чтобы он совершил самоубийство. Если да, то по этой же причине несколько человек вполне могли убить его.

 

Глава седьмая

При работе с полицией Шерлок Холмс всегда настаивал на своём праве раскрывать полученные им результаты лишь тогда, когда он найдёт нужным, и редко делал это до окончания расследования. Подобной же практики он придерживался и в отношении меня, хотя гораздо откровеннее указывал на улики и обсуждал их. Я же рассказывал ему о своих находках и делился выводами, когда он хотел этого. По завершении дела он обязательно подробно разбирал мою работу, указывая, что я пропустил и где был небрежен. Подобным образом, переходя от одного дела к другому, я набирался опыта и знаний. Моя собственная деятельность оказывалась все более полезной для Шерлока Холмса. Теперь он мог посылать меня одного на любое дело, за которое он принимался, поскольку был уверен, что, прежде чем он присоединится ко мне, я проведу большую часть расследования.

Однако в данном деле я никак не мог найти верный путь. Я не мог понять, как при таком небольшом количестве улик ему стала ясна картина преступления.

Мы вышли из башни и зашагали в сторону Хэвенчёрча.

— Мистер Вернер, владелец гостиницы «Королевский лебедь», наверняка знает, кто этот Одноногий, — предположил я.

— Мне бы не хотелось сейчас представляться мистеру Вернеру, — ответил Шерлок Холмс. — Без сомнения, вы правы, утверждая, что все в деревне знают его и даже могут воссоздать мельчайшие детали его родословной. Но в настоящее время я был бы осторожен в выборе тех, кого опрашиваю. Больше подойдёт начальник почтового отделения. Или викарий, поскольку у нас есть свидетельство, что Одноногий отличается необычайной набожностью.

— Подобная набожность может быть связана с его планом ограбить церковь, — мрачно заметил я.

Шерлок Холмс весело рассмеялся:

— Может быть. Тогда мы непременно должны поговорить с викарием. Во-первых, надо выяснить, не ограблена ли его церковь, и во-вторых, установить личность нашего пропавшего свидетеля. По-моему, мы можем пройти к дому викария и не мозоля глаза на Главной улице.

Это оказалось совсем несложно. В сельской местности трудно найти прямую дорогу, но всегда имеется множество окольных путей. По одному из них мы быстро добрались до замеченного мной ещё раньше одинокого каменного строения подле церкви.

Как только мы приблизились к дому викария, Шерлок Холмс изменил свою внешность. Он вывернул пальто, изготовленное для него первоклассным портным и представлявшее собой хитроумное сочетание наряда праздного джентльмена и поношенной куртки рабочего; почистил ботинки; достал из кармана шейный платок и скрыл под ним свою засаленную рубашку. В заключение он тщательно отряхнул брюки и сунул в карман замызганную кепку.

Он собирался предстать перед викарием в качестве самого себя, Шерлока Холмса, для чего ему и потребовалось принять соответствующий вид.

Однажды, обращаясь ко мне, он заметил: «Я могу с успехом работать при полном беспорядке вокруг. Считаю, что это стимулирует умственную деятельность, поскольку ничто не отвлекает от неё. Но из этого вовсе не следует, что я неряшлив».

За исключением случаев, когда он вынужден был маскироваться, Шерлок Холмс весьма придирчиво относился к своей одежде. И только дома он обычно одевался небрежно.

Викарий сидел на веранде; он был в рясе — то ли собирался выполнять какие-то свои официальные обязанности, то ли, напротив, отдыхал после возвращения домой. Увидев двух незнакомцев, явно направляющихся к нему, викарий поднялся и поспешил навстречу.

Он был огромного роста, почти на ладонь выше Шерлока Холмса, со смахивающим на бочку туловищем и густыми тёмными волосами, обрамлявшими широкую добродушную физиономию.

И у него была деревянная нога.

Я был просто огорошен. Но не потому, что наш неуловимый Одноногий оказался викарием, а потому, что Шерлок Холмс догадался об этом на основании скудных улик, обнаруженных при обследовании башни, и весьма ловко устроил так, чтобы викарий оказался следующим объектом нашего расследования.

Шерлок Холмс заметно наслаждался приготовленным специально для меня сюрпризом. Он представил нас. В ответ хозяин назвался Джеральдом Расселом, Хэвенчёрчским викарием.

Он рассеянно пожал руку каждому из нас, всё время приговаривая:

— Шерлок Холмс? Шерлок Холмс? — Внезапно его лицо просветлело. — Это вы обнаружили потир, который был украден из церкви в Менджертоне?

— Да, это так, — признался Шерлок Холмс. — Но это была совсем пустяковая задача.

— Менджертонский викарий — он мой духовный наставник — думает совершенно иначе. Когда это произошло, я узнал от него подробности о вашем расследовании. Пожалуйста, присоединяйтесь ко мне. Здесь очень приятно сидеть при тихой погоде. Простите, нам ведь понадобится ещё один стул. Прошу не судить о Хэвенчёрчском гостеприимстве по моей рассеянности. Миссис Эндрюс! Миссис Эндрюс!

Он прокричал это куда-то в дом, и вскоре оттуда появилась пожилая женщина. Она принесла недостающий стул, и мы все трое уселись.

Когда домоуправительница удалилась, остановившись на минуту в дверном проёме и с любопытством нас оглядев, Шерлок Холмс обратился к викарию:

— Я сообщаю вам по секрету, что мы приехали сюда по приглашению мисс Эмелин Квалсфорд. Естественно, что смерть брата глубоко её потрясла, и она хочет убедиться в том, что не было совершено убийство.

Викарий недоуменно поднял брови. Несмотря на свои размеры, он производил вполне приятное впечатление — добродушный, среднего возраста жизнерадостный человек, пышущий здоровьем. Он с очевидным спокойствием воспринимал как своё увечье, так и уединение в отдалённом приходе. Уже сам приезд известного детектива из Лондона был для него достаточной причиной для волнения, но предположение, будто трагическая смерть в его приходе могла быть связана с убийством, совсем вывело викария из равновесия.

Он начал было возражать. Шерлок Холмс перебил его:

— Известна ли вам хотя бы одна причина, по которой Эдмунд Квалсфорд захотел бы покончить с собой?

— Нет, — решительно ответил викарий. — Вот почему я и считаю его смерть несчастным случаем. Он был счастлив в браке, его дела шли успешно, он гордился своими детьми и был удовлетворён тем, что восстановил семейное благосостояние. При подобных обстоятельствах не совершают самоубийства.

— Вы когда-нибудь слышали от него слово «питахайя»?

— Это была его любимая шутка.

— А кроме того?

— Что же ещё это могло значить? — удивился викарий.

— Это одна из тех загадок, которые я расследую, — сообщил Шерлок Холмс. — Не могли бы вы объяснить мне следующее: по чьей просьбе вы осуществили обряд в башне, кто вас сопровождал и что это был за обряд?

Викарий удивлённо уставился на него. Затем откинулся в кресле и залился громким раскатистым смехом. Наконец он произнёс:

— Это была моя идея. Понимаете, начались разговоры о том, что нужно взорвать башню. Якобы некто или нечто обитает там и является причиной каждого дурного, трагического события, происходящего в деревне. Но это памятник, пусть даже и сомнительного сорта. Поэтому его следует сохранить. Эдмунду Квалсфорду нравилось это старое уродливое сооружение, он предполагал восстановить его, как только позволят обстоятельства. И он обязательно сделал бы это.

Для жителей деревни его смерть явилась как бы последней каплей. Эдмунд был удивительно талантливым человеком, легко располагавшим к себе. Многие прихожане гордились тем, что он был их покровителем. Все в Хэвенчёрче радовались тем переменам, которые он внёс в их жизнь с помощью своей импортной компании. Эдмунд Квалсфорд олицетворял будущее, полное надежд и ожиданий, и вот внезапно всё кончилось. Конечно, в этом обвинили злого духа башни. Такое впечатление, будто обосновавшиеся там потусторонние силы были возмущены тем, что у деревни появился хотя бы небольшой источник процветания, и уничтожили его. Поэтому угрозы подрыва башни могли оказаться вполне реальными. Нужно было что-то делать.

— А как реагировала на это семья? — осведомился Шерлок Холмс.

— Я не советовался с ними. Зачем тревожить Лариссу и Эмелин в столь печальное для них время? Я не хотел, чтобы они беспокоились и думали об этом. Нет, я просто объявил нескольким мужчинам, которых считал главными подстрекателями, что собираюсь заставить духов башни навсегда успокоиться. Я пригласил их быть свидетелями, и вчера утром мы отправились туда и совершили очистительный молебен. Полагаю, я устроил впечатляющее представление. По крайней мере, все они получили огромное удовольствие от церемонии. Теперь с разговорами о взрыве башни покончено.

— А что вы сами думаете о планах Эдмунда восстановить благосостояние деревни? — спросил Шерлок Холмс.

Викарий снова засмеялся своим оглушительным смехом, затем резко оборвал его:

— Простите меня, пожалуйста. Подобное веселье может выглядеть неуместным в свете случившихся в Хэвенчёрче событий. Но Эдмунд понял бы мой смех и даже присоединился бы к нему. Мы с ним часто смеялись над тем, что большинство жителей деревни поверило в то, будто он собирался превратить этот захудалый приход в ведущий торговый центр. Он вовсе не намеревался этого делать. Эдмунд Квалсфорд был здравомыслящим человеком. Он организовал эту компанию для того, чтобы дать заработать своим старым друзьям. Они были слишком горды, чтобы принимать милостыню, и с радостью плавали через Ла-Манш, перевозя небольшие партии товаров.

Конечно, Эдмунд слишком щедро оплачивал эту работу. Подобным же образом он поступал с теми, кого нанимал разрезать материю и упаковывать товары, а также с возчиками. Все они переживали трудное время и ценили этот дополнительный источник дохода. С самого начала и до конца компания по импорту была создана с благотворительной целью. Кроме того, Эдмунду было чем заняться, когда он приезжал из Лондона.

— Он много времени проводил в Лондоне? — спросил Шерлок Холмс.

— Не только там, но и в разнообразных поездках. Это даже стало источником его трений с женой. Хотя она вполне понимала, что семейное состояние необходимо восстановить и что на это могут потребоваться годы.

— Значит, его настоящий бизнес был в Лондоне? — задумчиво проговорил Шерлок Холмс.

— Я бы сказал, именно так. В Лондоне и, возможно, в других коммерческих центрах, я ничего больше об этом не знаю. Я только знаю, что его дела шли удивительно хорошо. Бизнес для меня — тёмный лес. Но, вероятно, любой, кто работает на Лондонской фондовой бирже, сможет рассказать вам о тамошних успехах Эдмунда.

— Спасибо за совет, — поблагодарил Шерлок Холмс. — Конечно, мы наведём справки. Когда состоятся похороны Эдмунда?

— Завтра утром. В одиннадцать часов. Брат Лариссы находился в Шотландии, и мы никак не могли известить его. Поэтому пришлось задержать церемонию. Он приедет только сегодня вечером.

— А где будет похоронен Эдмунд? В церковной ограде?

— В северном приделе есть фамильный склеп Квалсфордов, — ответил викарий. — Конечно, он будет похоронен там.

Шерлок Холмс поднялся:

— Благодарю вас. С вашего позволения мы хотели бы посетить кладбище и церковь. Я вообще интересуюсь кладбищами.

— Сделайте одолжение, — тепло отозвался викарий, как будто считая это вполне подходящим увлечением для детектива. — Мы гордимся своей церковью. Настоящее здание относится к двенадцатому веку. Но, вероятно, на её месте раньше уже стояла церковь — духовное прибежище для жителей округи. Возможно, она была построена ещё в восьмом веке. Подождите, пожалуйста.

Он проковылял внутрь дома и вернулся с тоненькой брошюркой, которую вложил в руку Шерлоку Холмсу:

— Краткая история церкви. Моё исследование, может быть, и не слишком научное, но я собрал всю известную информацию, чтобы облегчить работу любого, кого это может заинтересовать.

Мы покинули викария и отправились бродить среди разрушающихся от времени гробниц и могильных камней. Когда Шерлок Холмс находил разборчивую надпись, он останавливался и читал её, иногда потирая руки от восторга.

— Портер, какие примечательные изречения. Послушайте хотя бы вот это: «Неизвестно, кто следующим падёт под карающей десницей. Любой может стать им, поэтому давайте приготовимся к встрече с Господом». А вот ещё одно: «Ангелы хранят мой спящий прах, пока Господь не придёт, чтобы воскресить меня. И тогда я проснусь в радости. И поднимусь с образом Спасителя». Вы только представьте, Портер, сколько тысяч людей были похоронены на этом кладбище в течение веков. Большинство могил потеряно и забыто. Эти камни относятся только к двум прошедшим столетиям. Они были воздвигнуты с любовью и скорбью, как постоянные памятники. Но сегодня большинство имён и тщательно продуманных надписей стёрты временем. Интересно, что будет написано на могиле Эдмунда Квалсфорда.

Я гадал, какую цель преследует Холмс. Он ничего не делал просто так. Сейчас он изучал могильные камни, словно его действительно интересовали кладбища и церкви. Но по быстрым взглядам, которые он бросал по сторонам, я определил, что он идёт по горячему следу.

Мы обошли все кладбище и спустились ниже, чтобы осмотреть более свежие могилы, находившиеся около дома викария. В это время оттуда вышел викарий, направлявшийся в церковь. Увидев нас, он повернул и присоединился к нам.

— Надписи на могильных камнях подводят итог человеческой жизни, — с воодушевлением объявил викарию Шерлок Холмс. — Сколько же трагедий вместилось в эти краткие сообщения! Взгляните на это: «С любовью в память о Чарльзе Джеффри, встретившем безвременную смерть, утонув 3 июня 1842 года в возрасте девятнадцати лет». Портер, обратите особое внимание на эту надпись: «Когда неодолимая рука смерти срывает цветы юности, мы платим ей печальную дань сердечной скорби. Так пусть мирская суета нас более не волнует. Лови же каждый день перед зияющей могилой. Возможно, смерть стоит у твоего порога». Из-за трагической случайности погибли счастливые надежды целого семейства. «Светлой памяти Джона Джеффри, покинувшего этот мир марта 14 дня 1843 года, сорока семи лет от роду, а также Генриетты, жены вышеназванного раба Божия, умершей сентября 7 дня 1844 года, сорока четырёх лет от роду». Убитый горем отец последовал за своим сыном менее чем через год, а в следующем году умерла и мать. Вот такие невесёлые дела, сэр.

— Истинная правда, — пробормотал викарий. — Необычайно тонкое замечание. Но на этом кладбище ещё не отмечалось событие печальнее того погребения, что состоится завтра.

Викарий заторопился к церкви, мы не спеша последовали за ним. Шерлок Холмс продолжал по пути рассматривать и комментировать надписи на надгробиях.

Каждый раз, когда я проходил мимо церкви Святого Иоанна Хэвенчёрчского, меня впечатляли её размеры. Вблизи она казалась огромной. Дверь была распахнута, внутри работали люди, готовившие семейную усыпальницу Квалсфордов для погребения Эдмунда. Около входа они натаскали грязь. Один из рабочих ступил в неё. Шерлок Холмс, слегка подтолкнув меня, указал на отпечаток.

— Вы узнае те этот плохо подбитый носок? Вчера утром его владелец участвовал в очистительной церемонии. Сегодня он занят противоположным. Какая великолепная тема для проповеди!

Если снаружи церковь выглядела громадной, то изнутри она казалась просто гигантской. Слабое освещение придавало интерьеру определённое очарование, но заполнявшие помещение скамьи с высокими спинками имели обветшалый вид. Шерлок Холмс передвигался, так же внимательно и напряжённо осматривая все, как и на кладбище. Мы обошли вокруг всего нефа, но я успел лишь бегло отдать дань простой нормандской красоте церкви.

Мы собрались уходить, когда нас догнал викарий:

— Вы должны увидеть средневековую купель и настенную роспись.

— Мы не хотим мешать печальным приготовлениям, — отговорился Шерлок Холмс. — Мы вернёмся на следующий день и тогда без помех насладимся вашими сокровищами.

Однако нам всё же пришлось выслушать лекцию о церковных колоколах и часах, прежде чем викарий отпустил нас и мы выбрались на дорогу, ведущую в Хэвенчёрч.

Я уже упоминал о поразительной способности Шерлока Холмса отвечать на незаданные вопросы своих собеседников. Я хотел узнать, из чего он заключил, что наш Одноногий был викарием, проводившим какой-то обряд. Но я боялся помешать ходу его размышлений.

Тут он сам нарушил молчание:

— Я говорил вам, Портер, что вы всегда пропускаете самую существенную улику. В каждой точке, где викарий совершал обряд, он кропил святой водой, и она оставляла следы в пыли. Но ещё до этого вы должны были подозревать — не знать, но подозревать, — что Одноногий был викарием. Кто ещё мог побывать повсюду в деревне, постоянно входя и выходя из церкви?

Мне осталось только пробормотать:

— Да, сэр.

— Теперь, надеюсь, вы поняли, почему ребятишки из деревни не играли в башне. Теперь вы знаете, почему тропинки огибают её. Правда, на основании историй, которые мне рассказал возчик, я сильно сомневаюсь, что люди из деревни осмелились бы взорвать башню. Никто не отваживается ходить туда без цели, и лишь у немногих эта цель может возникнуть.

Он немного помолчал, потом добавил:

— Портер, показания викария ничего не дают нам. Мы уже знали о том, что Эдмунд Квалсфорд пользовался репутацией блестящего молодого бизнесмена. К сожалению, мы не получили ответа на вопрос об источнике его дохода.

— Вы хотите, чтобы я вернулся в Лондон и навёл справки на фондовой бирже? Каждый день там приобретаются и теряются целые состояния, по крайней мере, так говорят. С небольшим начальным капиталом он вполне мог составить состояние. По-моему, он был человеком как раз такого склада.

— Я вчера уже наводил справки, — ответил Шерлок Холмс. — Мои друзья на фондовой бирже никогда не слышали о нём.

Некоторое время я бился над этой новой загадкой и наконец предположил:

— Может быть, он получил тайное наследство, о котором не знает семья? Шахты в Уэльсе, чайные плантации в Индии или акции Суэцкого канала. Это могло бы объяснить, откуда Эдмунд брал деньги, а также стать мотивом для убийства.

— Портер, — сурово возразил Шерлок Холмс, — перед нами не персонажи рыцарского романа. К концу жизни Освальд Квалсфорд находился в отчаянном финансовом положении и пытался достать деньги любым образом. Если существовало какое-то наследство, тайное или явное, он бы нашёл его и потратил.

Он погрузился в глубокое раздумье и очнулся, только когда мы подошли к деревне и повстречали Джо и его пони. Они направлялись с посланием к викарию. Я представил Шерлока Холмса Джо, который не переставал светиться от радости, пока великий детектив поздравлял его с достижениями в области дедукции.

— Разузнал что-нибудь о контрабандистах? — спросил я у Джо.

— Мой дядя говорит, что их повесили и похоронили, — сообщил Джо.

— Твой дядя прав, — сказал ему Шерлок Холмс. — Упоминал ли он о том, где они были похоронены?

Лицо Джо сморщилось от напряжённого усилия вспомнить слова дяди.

— Не в Рекиндже ли? — подсказал Шерлок Холмс.

Энциклопедическое знание истории преступлений позволяло ему иметь подробнейшие сведения почти о любой точке в мире, если, конечно, там происходили интересующие его события.

Лицо Джо прояснилось.

— Верно. В Рекиндже.

— Предполагают, что в Алдингтоне также похоронен повешенный контрабандист, — добавил Шерлок Холмс. — Но всё это случилось много лет назад. Слышал ли ты о недавних случаях контрабанды?

Джо покачал головой.

— В прошлом месяце или на прошлой неделе? — настаивал Шерлок Холмс.

— Господи! — воскликнул Джо. — На прошлой неделе? Я и не знал, что контрабандисты сейчас бывают!

— Хорошо, Джо, — сказал Шерлок Холмс и сунул мальчику шиллинг. — Смотри в оба и помни — это тайна. Но вот что ты можешь рассказать своему дяде. Те контрабандисты, которых повесили и похоронили, были казнены не за контрабанду. Двое из них были разбойниками с большой дороги, а третий — убийцей. В наши дни даже контрабандистов вешают только тогда, когда они совершают убийство.

Джо поехал выполнять поручение, а наши мысли обратились к еде. Церковные часы пробили двенадцать, после моего завтрака прошло много времени, а Шерлок Холмс сегодня вообще ничего не ел.

Он предложил, чтобы мы разделились и встретились снова после завтрака. Он хотел обдумать результаты нашей утренней деятельности, выкурив пару трубок, а затем уже написать план на ближайшее время.

Я вернулся в «Королевский лебедь», Холмс пошёл в сторону «Зелёного дракона», пивнушки, чьё имя было гораздо красочнее ветхого здания, в котором она ютилась.

Мистер Вернер приветствовал меня своим обычным вопросом о том, как продвигаются мои дела в оценке активов компании Квалсфорда.

— С каждым часом дело становится всё более запутанным, — раздражённо пожаловался я. — Я не имел представления о том, как далеко распространялась деятельность компании. Она торговала напитками, тканями и табаком, а также многим другим по всему южному Кенту и Сассексу.

— Неужели? — удивился мистер Вернер. — Я и сам не имел об этом понятия.

Между прочим, мистер Вернер не зря с печалью пожаловался, что его жене не на кого готовить, кроме как на него и прислугу. От всей души миссис Вернер предлагала недорогие завтраки и обеды. Для сельской гостиницы это была еда необыкновенного качества. Слава о ней распространилась за пределами Хэвенчёрча и проезжавшие по дороге в Рей останавливались в «Королевском лебеде» перекусить. Однако местные обыватели почему-то заходили к мистеру Вернеру только поболтать или пропустить полуденную или вечернюю кружку пива.

Миссис Вернер поставила передо мной огромную порцию «пастушьего пирога» — картофельной запеканки с мясным фаршем и луком, и её муж подсел ко мне — тоже с полной тарелкой.

— Как случилось, что вашу гостиницу назвали «Королевский лебедь»? — полюбопытствовал я.

— В августе тысяча пятьсот семьдесят третьего года здесь останавливалась королева Елизавета.

— Неужели? — Я был поражён. Я восхищался прекрасным старинным зданием, но не мог представить, что здесь останавливалась королева.

— Это не совсем так, — признался хозяин. — В тысяча пятьсот семьдесят третьем году королева побывала в Рее. Но никто не знает, где именно она останавливалась. Возможно, в Рее. Старый викарий, не мистер Расселл, а тот, что был до него, говорил, будто она проезжала по Рейской дороге и посещала по пути Хэвенчёрч. Но эта дорога относится к каналу, и в тысяча пятьсот семьдесят третьем году её ещё не было. Конечно, королева могла приплыть на корабле через устье реки до Эплдора. Но тогда она проплыла мимо Хэвенчёрча, как это сделала позже королева Анна. Нет, вряд ли Елизавета когда-либо видела это место, но она наверняка путешествовала с большой свитой, может, с сотнями людей, и все они не могли разместиться в Рее. Поэтому кто-нибудь из королевского рода вполне мог останавливаться здесь в тысяча пятьсот семьдесят третьем году. Я только знаю, что гостиница называлась «Королевский лебедь» с незапамятных времён. При Кромвеле хозяин предусмотрительно снял вывеску. А когда повесили её, на ней опять значилось «Королевский лебедь».

Тут стремительно вошла миссис Вернер. Она наклонилась ко мне и в волнении зашептала:

— Здесь мисс Квалсфорд. Она хочет вас видеть.

Я извинился и последовал за ней в личную гостиную Вернеров. Посередине комнаты стояла Эмелин Квалсфорд. Она была смертельно бледна и еле сдерживала возбуждение. На ней было простенькое чёрное платье, разительно контрастировавшее с тем изящным туалетом, в котором она приезжала в Лондон.

— Сожалею, что мне пришлось побеспокоить вас. Видите ли, я покидаю Хэвенчёрч и посчитала, что следует известить вас об этом.

Вначале она говорила спокойно, но потом издала странный, хлюпающий звук и разразилась слезами.

Миссис Вернер тотчас явилась на помощь с салфеткой и, обняв, стала по-матерински утешать её. Но Эмелин отстранила её и сердито вытерла слезы.

— Простите, Ларисса настаивает на том, чтобы я уехала, и это её право. «Морские утёсы» по закону и праву наследования принадлежали моему брату, здесь должны вырасти его дети. В своё время поместье перейдёт к его сыну. Конечно, я не спорю с этим, хотя и потрясена тем, что мне приказали убраться из дома, в котором жили мой отец, дед и прадед. Но больше всего меня обижает несправедливое обвинение в том, будто я явилась причиной смерти брата. Только время может залечить эту рану. Все мои надежды — на время, мистер Джонсон, а также на успешный ход расследования.

Собравшись наконец с духом, я спросил:

— Куда же вы едете?

— Кто-нибудь из моих друзей в Рее, безусловно, сможет временно приютить меня. Я попытаюсь начать новую жизнь. Если найду покровителей со средствами, открою частную школу. Как вы знаете, я была гувернанткой у моих племянника и племянницы.

Я пожалел, что рядом нет Шерлока Холмса.

— Я не знал, что вы были их гувернанткой. Мне казалось, что Дорис Фаулер…

— Упаси Бог, нет! Дорогая Дорис! Она была светлым, сверкающим лучом в нашей юности, моего брата и моей. Для нас она была воплощением знания, открыла нам изумительные книги и тот огромный мир, что лежал за пределами «Морских утёсов». Благодаря ей мы узнали о нём. Мы оба нежно любили её. Но сейчас она совсем старая, бестолковая, а иногда и явно не в себе. Она бродит повсюду, делает и говорит странные вещи. Я возьму её к себе, как только смогу. Ларисса страшно не любит её, и мне жаль оставлять её там. Но я не могу устроить её, пока сама не обоснуюсь. Некому будет присматривать за ней.

— Вы дадите мне знать, где остановитесь в Рее?

— Конечно. Как только я буду знать сама. Пожалуйста, скажите мистеру Шерлоку Холмсу, чтобы продолжал расследование. Я заплачу ему гонорар, обещаю. Мне только жаль, что я бессильна помочь вам, но я не смогу вернуться в «Морские утёсы» ни при каких обстоятельствах.

Она отвернулась и, сдерживая рыдания, выбежала из комнаты.

Миссис Вернер вертелась поблизости.

— Бедная Эмелин, — пробормотала она и затем добавила, пытаясь быть беспристрастной: — Бедная Ларисса. Это несчастье разбило жизнь им обеим.

 

Глава восьмая

Я вернулся к своему «пастушьему пирогу». Из вежливости мистер Вернер не задавал никаких вопросов. Он знал, что при первой же возможности жена расскажет ему обо всём. Я потерял интерес и к истории происхождения названия гостиницы. Мы закончили еду молча. Я отклонил приглашение мистера Вернера присоединиться к нему с кружкой пива и удалился.

Я нашёл Холмса в «Зелёном драконе», где он завтракал хлебом и сыром, запивая трапезу пивом от Финна из Лидда. Это был популярный сорт, который местные называли «настоящее „Стинго забористое“».

Шерлок Холмс снова изменил своё обличье и выглядел не менее неказисто, чем те двое мужчин, с которыми он разговаривал. Взяв кружку пива, я расположился за соседним столиком и прислушался.

Холмс излагал печальную историю. Он поведал собеседникам, что он — возчик из Льюиса, работал на одного и того же фермера с той поры, как был мальчишкой. Фермер был хорошим хозяином, прекрасно знал своё дело и хорошо обращался с работниками. Они платили ему тем же.

— Мы работали не за страх, а за совесть, — пробормотал Шерлок Холмс.

Оба собеседника одобрительно кивнули, и Холмс продолжил своё повествование.

Из него явствовало, что старый фермер умер, а его сын оказался пьяницей и никудышным человеком. Он жестоко обращался с животными и ещё хуже с работниками. Подобное обращение было невозможно вынести, и вот он здесь, выброшенный на улицу после сорока лет работы у одного хозяина. В Льюисе платят мало и трудно найти работу, поэтому он и отправился на восток.

Собеседники выразили ему своё сочувствие.

— Настали плохие времена, — заметил один из них.

— На ферме около Хэвенчёрча мне предложили тринадцать шиллингов в неделю, — сказал Шерлок Холмс. — Слишком мало для семейного человека. Я слышал, что на Болотах возчикам платят гораздо больше.

— Конечно, если возчики нужны, то им и платят за работу, — сказал другой мужчина. — В Корт-Лодже платят пятнадцать шиллингов. Но там больше не нужны возчики.

— Им очень редко нужны возчики, — добавил первый собеседник Шерлока Холмса. — Кроме того, им нужны очень хорошие работники.

— Я как раз такой, — заявил Шерлок Холмс.

Я знал, что Холмс не кривил душой. Он умел обращаться с лошадьми. Я не раз убеждался в этом.

Собеседники пожали плечами, но не стали спорить. Допив своё пиво, они ушли.

Мы с Шерлоком Холмсом обменялись вежливыми замечаниями о погоде, и я пригласил его за свой столик.

Я тихонько описал драматическое появление Эмелин Квалсфорд. Он выслушал меня и нахмурился.

— Мне необходимо попасть в «Морские утёсы», — сказал он, когда я замолчал. — Возможно, мы не узнаем там ничего нового. Но я должен побывать там. Завтра в одиннадцать — самое подходящее время. Все будут на похоронах. А сегодня вечером мы навестим дома сержанта Донли. Это позволит нам избежать официального визита. Кроме того, прежде чем мы начнём продвигаться дальше, нам следует ознакомиться с прощальным письмом Эдмунда.

— Какие поручения у вас будут для меня? Прогуляйтесь вместе со мной по Болотам. Я — возчик, почему бы мне не поглядеть на лошадей.

— А я полагал, что Болота — страна овец.

Холмс рассмеялся:

— Тем более следует порадоваться на лошадей, если таковые попадутся.

Мы заплатили по счёту. Холмс немного задержался на пороге, окинув изучающим взглядом Хэвенчёрч, затем повернул на восток, в сторону Болот.

В обоих концах деревни Главная улица переходила в Хэвенчёрчскую дорогу. На востоке гладкая, пыльная её поверхность превращалась в колеи, заполненные гравием, или галькой, как его называли местные жители. В таком виде Хэвенчёрчская дорога тянулась до дороги на Рей, по деревянному мосту пересекала Королевский военный канал, затем железную дорогу у станции Хэвенчёрч и дальше петляла по Болотам до деревни Брукленд.

Мы немного отошли от моста и по крепким деревянным мосткам, лежавшим на двух столбах, перешли дренажную канаву с южной стороны дороги. Чтобы животные не могли перейти по ним, со стороны пастбища были поставлены деревянные заграждения.

Я очень быстро понял, что Шерлока Холмса интересовали вовсе не лошади, а их следы. Он что-то возбуждённо пробормотал и устремился к проёму в ограде. Здесь были видны следы стада овец, прошедших в обоих направлениях, но пристальный взгляд Холмса выхватил из этой мешанины овечьих следов полузатоптанный отпечаток лошадиной подковы. Это было ещё одним поразительным проявлением чудесной остроты его зрения.

Шерлок Холмс рассмотрел отпечаток в лупу и обшарил глазами покрытую грязью почву, но так и не нашёл больше ни одного следа. После этого он перенёс своё внимание на ограждение. Оно состояло из единственной слеги, запиравшейся нехитрым приспособлением. Животные не могли открыть её, а фермер легко отводил в сторону, когда надо было пропустить стадо.

Оставив позади дорогу, мы двинулись на юг вдоль канала и повернули на восток, когда нам преградила путь дренажная канава. Мы продвигались все дальше и дальше вглубь Болот. Несмотря на название, это было вовсе не болото, а превосходное пастбище.

Ценность овцеводческих районов обычно измерялась числом акров, простиравшихся на юго-востоке Англии, встречались места с такой обильной травой, что на одном акре можно было выращивать десять и более овец, содержа их без дополнительного корма. Беломордые овцы вначале смотрели на нас с беспокойством, но быстро поняли, что мы не обращаем на них никакого внимания, и вернулись к своей жвачке.

Тропинка кончилась, и на нашем пути снова оказалась небольшая дренажная канава. Местные жители иногда называли их траншеями, иногда — каналами, но, по мне, все это были канавы. Мы свернули и двинулись вдоль неё, пока не нашли дощатый мостик, похожий на виденный ранее. Перебравшись по нему на другую сторону, мы зашагали дальше. Выйдя к огороженной железной дороге, Шерлок Холмс не стал перелезать через ограду, а двинулся на север, и вскоре мы подошли к переезду с аккуратно покрашенными деревянными воротами. На пересечении с путями Холмс вновь обнаружил лошадиные следы. Сохранились они и возле одной из планок грубого дощатого моста, где была вытоптана трава. Шерлоку Холмсу с трудом удалось разглядеть их в мешанине овечьих следов. Затем мы продолжили свой путь на восток.

Равнина, казалось, поглотила нас. Неровность рельефа была практически незаметна. Я даже не почувствовал, что мы из долины поднялись на гребень, но, должно быть, это произошло, потому что перед нами вдруг появилось приземистое кирпичное строение. Это оказалась овчарня, или хижина, как называли её местные пастухи. Её окружали изгороди, разделявшие овечьи загоны.

Перед открытой дверью сидел неряшливо одетый человек. Поднявшись, он направился к нам в сопровождении красивой чёрно-белой собаки. Только когда человек приблизился, я вдруг разглядел, что это женщина.

Не дойдя нескольких футов, она остановилась и пронзительно расхохоталась:

— Вы что, заблудились?

— Мы наслаждались прогулкой по Болотам, — вежливо ответил Шерлок Холмс. — А вы кто — пастух?

Женщина с удовольствием, совершенно по-мужски, сплюнула.

— Сторож при овцах. Уже десять лет. Как мой старик умер, заняла его место.

— Вы живёте довольно уединённо, — заметил я.

Она хмыкнула:

— Нет, здесь я остаюсь только во время окота овец. Живу я в Брукленде.

— Мимо вас ходит много народу? — спросил Шерлок Холмс.

— Когда как, день на день не приходится.

— Наверное, случается, что и верхом проезжают, — заметил Шерлок Холмс.

Она снова сплюнула:

— А, это Бен Пейн. Кротолов. Ездит по округе и ищет кротов.

— Он недавно проезжал? — спросил Шерлок Холмс.

— Может быть.

— Мы ищем его, — сказал Шерлок Холмс.

— Найдите, если сможете, — съязвила она.

— Курите? — Шерлок Холмс предложил ей свой кисет. Он заметил черенок трубки, торчавший у женщины из кармана.

Она тотчас вынула обугленную старую трубку и набила её. Он дал ей огонька и, когда она закурила, задал ей ещё несколько вопросов о прохожих.

Женщина отвечала уклончиво. Расставшись с нами, она неторопливо направилась к старой маленькой хижине, выпуская клубы дыма.

— Что вы об этом думаете, Портер? — спросил Шерлок Холмс. — Она всегда так относится к посторонним?

— Она слишком быстро заметила нас и подошла, чтобы справиться, — ответил я. — Не думаю, чтобы мимо неё кто-нибудь мог пройти или проехать незамеченным. Она живёт очень уединённо, и каждый прохожий для неё — событие.

— Но на ночь она возвращается домой, в Брукленд, — задумчиво заметил Шерлок Холмс. — Когда уходят пастухи, на Болотах становится совсем пусто.

Когда я обернулся, хижина сторожа исчезла. Только дренажная канава, вдоль которой мы шли, помогала сохранять направление. У меня было ощущение, что, уклонившись от неё, я тут же потеряю ориентировку и заблужусь в зелёном море травы. Правда, я уже и сейчас начал терять ориентацию. Когда я попытался определить, где нахожусь, то обнаружил, что канава изгибается и солнце находится вовсе не на том месте, где я ожидал его увидеть.

На этой равнине было невозможно ориентироваться по сторонам света. На первый взгляд предметы находились там, где они и должны были быть. Однако если бы это было так на самом деле, вы легко представляли бы, где находитесь. За несколько минут эта равнина могла поглотить вас и заставить сомневаться в привычном соотношении суши и воды или земли и неба. В качестве ориентира мы продолжали использовать ту же самую большую дренажную канаву. Я был почти уверен в том, что мы совсем затеряемся, если отклонимся от неё.

Наконец мы повернули обратно и вернулись по своим следам. Продолжая искать лошадиные отпечатки, Шерлок Холмс вёл меня вдоль нашего ориентира — канавы. Время от времени мы теряли друг друга из вида, расходясь в поисках следов на разных концах пастбища. Я не нашёл никаких следов и, проходя мимо хижины сторожа, также никого не увидел.

Мы были ещё далеко от Хэвенчёрчской дороги, когда услышали, как кто-то догоняет нас верхом. Бен Пейн, кротолов, с которым я уже разговаривал в Хэвенчёрче, остановил лошадь, легко спрыгнул на землю и пошёл рядом с нами.

— Приятный денёк, — заметил Пейн.

Это был хорошо сложенный мужчина чуть старше тридцати лет, довольно привлекательный, с быстрыми, пронзительными глазами и копной соломенных волос. Он казался себе на уме, как и предыдущая наша собеседница. Постоянно отводя взгляд в сторону, он словно пытался понять, как следует вести себя с нами, но тем не менее охотно ответил на наши вопросы.

С обычным для него интересом ко всему новому Шерлок Холмс пожелал знать все о ремесле кротолова. Он рассмотрел рабочие инструменты Пейна: различные лопатки, ловушки, огромную сумку с ремешком и пряжкой, которую Пейн нёс на плече, когда ходил пешком.

Пейн предупредительно извлекал из сумки и демонстрировал своё снаряжение.

— Мы называем это цапкой, — сказал он и, взяв небольшую лопатку, продемонстрировал нам, как надо копать — точно перед норой крота. — Никогда не следует рыть сзади, потому что крот очень быстро перемещается и может убежать, выкопавшись из земли. — Он также показал нам, как класть в ловушку наживку, червяка, и устанавливать её.

Столь необычная профессия совершенно увлекла Шерлока Холмса. В деталях изучив приёмы ловли кротов, он попросил разрешения рассмотреть содержимое сумки Пейна. Вначале тот сопротивлялся — вероятно, к нему редко обращались с подобной просьбой. Когда Шерлок Холмс стал настаивать, он вытряс из сумки мёртвых кротов. Их было около дюжины, и по крайней мере один попался в ловушку достаточно давно. Едва Пейн открыл сумку, я тут же потерял интерес к происходящему. Однако любопытство Шерлока Холмса оказалось сильнее его отвращения к неприятным запахам.

— Похоже, ваше ремесло довольно доходное, — заметил Шерлок Холмс Пейну.

— Леди должны получить свои меховые воротники, — со смехом ответил Пейн.

— Однако оно, наверное, требует больших знаний и умения, — продолжал Шерлок Холмс.

— Знаний и умения при ловле кротов, а также мастерства и знания приёмов разделки туши и сушки шкурки, — уточнил Пейн. — Если вы думаете этим заняться, и не пытайтесь. Этому надо учиться с детства. Нас с братом обучал отец. Едва научившись ходить, мы уже ловили кротов и скоблили шкурки.

— Кроме того, надо ведь хорошо знать рынок, чтобы выгодно продавать шкурки, — добавил Шерлок Холмс.

— И это тоже, — согласился Пейн.

Он с готовностью продолжал отвечать на наши вопросы, но ему уже почти нечего было нам сказать. После того как мы получили исчерпывающую информацию о ремесле кротоловов, Шерлок Холмс захотел больше узнать о местных пастухах. Со знанием дела Пейн рассказал, как они заботятся о своих овцах. После этого разговор переключился на дренажные канавы, которые Пейн называл каналами.

— Вероятно, они требуют большого ухода, — сказал Шерлок Холмс, придерживаясь своей роли безработного возчика. — Их ведь нужно регулярно прочищать?

— Так оно и есть, — согласился Бен Пейн. — Это тяжёлое, грязное дело, особенно неприятное зимой. Но в округе не так-то легко найти работу, поэтому всегда находятся охотники из числа безработных.

Когда мы добрались до дороги на Рей, он распрощался — так же неожиданно, как и подошёл к нам. Пожелав нам всего хорошего, он вскочил на лошадь и отправился на юг. Шерлок Холмс назначил мне встречу вечером в доме сержанта Донли и отправился по своим делам.

Казалось, он вообще не был способен расслабляться вне своей уютной комнаты на Бейкер-стрит, без своих химических опытов, скоросшивателей и свежих номеров газет, без неусыпной заботы миссис Хадсон. Я знал, что он работает круглые сутки, но, собрав предварительные данные, я, к сожалению, больше ничем не мог ему помочь. Мою инициативу всегда сковывала присущая ему скрытность. Если он ничего не поручал мне, то было трудно догадаться, какая помощь ему требуется.

Я не получил никаких распоряжений на оставшуюся часть дня. Но я никогда не рассматривал отсутствие поручений как разрешение ничего не делать. Для меня это было своеобразным вызовом — я старался применить собственное воображение и найти способ занять себя тем, что окажется в нашем расследовании. Мы собирались завтра — неофициально — посетить «Морские утёсы». Разумеется, в то время, когда все должны были присутствовать на похоронах Эдмунда Квалсфорда. Я решил провести предварительную рекогносцировку. Мне вовсе не хотелось встретиться с его семьёй по дороге в церковь. Меня могли заметить и на тропинке, по которой мы ходили к башне. Я решил попробовать пройти под утёсами, вскарабкаться на них западнее поместья и оттуда скрытно подобраться к дому.

Я начал свой путь около школы, где тропинки из Хэвенчёрча и от дороги на Рей сливались в одну, которая вела на запад. Потеплело, я снял пальто и пошёл так же медленно, как и тогда, когда искал с Холмсом лошадиные следы. Я не знал, какую он преследовал цель и были ли для него следы на этой тропинке так же важны, как и те, что он искал на Болотах. Внимательно осматривая по мере передвижения почву, я обнаружил множество овечьих следов и достаточно подтверждений тому, что в обоих направлениях проходило несколько лошадей.

Я с удовольствием прошёл две мили между грядой утёсов справа и водной гладью Ротера вдали слева. Где-то на полпути я заметил над собой старую башню Квалсфордов. Утёсы спускались вниз террасами, но казались слишком обрывистыми для безопасного подъёма. Я не видел ни тропинки, ни места, где можно было бы вскарабкаться на них. В конце концов я достиг дороги, шедшей с юга на север, и быстро сообразил, что она тянется через весь остров Грейсни и должна пересечься с Хэвенчёрчской дорогой где-то к западу от «Морских утёсов». Но Шерлок Холмс, конечно, уже знал об этом. Обычно он начинал расследование с приобретения крупномасштабной карты интересующего его района. Однако моя прогулка не оказалась вовсе бесполезной. Напротив, теперь я точно знал, что короткой дороги через утёсы нет; а главное, там, где тропинка, по которой я шёл, пересекала дорогу, я обнаружил строение, которое заинтересовало меня не меньше, чем возможный путь на утёсы.

Это была старая каменная сушилка для хмеля. Очевидно, что по назначению она не использовалась уже много лет. Коническая крыша печки и вращающийся деревянный чан почти совсем развалились. Зато сохранившаяся часть здания была в прекрасном состоянии. На окнах второго этажа висели занавески, указывающие на то, что дом обитаем. Нижний этаж использовался как конюшня. Во дворе стояли две повозки, на огороженной площадке за домом я увидел шестёрку прекрасных лошадей.

Я повернул в сторону Хэвенчёрча, размышляя над тем, почему сушильню построили так далеко от мест произрастания хмеля. Возможно, это означало лишь, что когда-то, во времена высоких цен на хмель, кто-то пытался выращивать хмель поблизости. Но, как в своё время мне объяснил один хемпширский садовод, который обращался к Холмсу по поводу каких-то своих домашних неурядиц, хмельное дело — неустойчивый бизнес. Периодическое падение цен на хмель приводило к банкротству многих садоводов, от процветающего бизнеса которых спустя несколько лет оставались лишь заброшенные сушильни. Некоторые из них вполне можно было восстановить при новом буме в хмельном бизнесе.

Если Шерлока Холмса интересуют не только следы, но и сами лошади, то моя четырехмильная прогулка к старой сушильне окажется не напрасной, решил я.

Во всяком случае, я сыскал для него несколько превосходных экземпляров.

Вернувшись в «Королевский лебедь», я нашёл записку от мисс Квалсфорд, сообщавшей адрес знакомого, у которого она остановилась в Рее, а также тарелку приготовленных миссис Вернер угрей. Угри были восхитительны, и, поглощая их, я определённо испытывал угрызения совести — кто знает, какую дрянь сейчас ест Шерлок Холмс, если, конечно, он вообще удосужился вспомнить о еде.

Меня часто озадачивает тот факт, что у него были превосходно развиты все чувства, кроме одного — чувства вкуса, по крайней мере в отношении еды. Он воспринимал пищу как простое топливо для организма, и чем меньше времени тратилось на её приём, тем более он бывал удовлетворён. Доктор Ватсон считал себя гурманом, и ему нравилось приводить Шерлока Холмса в самые изысканные лондонские рестораны, например в кафе «Рояль», к Симпсону или Паганини. Добрейший доктор был бы огорчён, узнай он, какие описания подаваемых там роскошных блюд я затем слышал от Шерлока Холмса.

Итак, я наслаждался вкусным обедом в «Королевском лебеде» и одновременно с грустью размышлял над тем, что Шерлок Холмс, возможно, довольствуется лишь куском хлеба с сыром, но после этого его организм будет функционировать лучше, чем мой после прекрасной кухни миссис Вернер.

Сам мистер Вернер был уже занят разливанием пива, которым он так справедливо гордился. Я пробормотал что-то о вечерней прогулке и отправился на поиски дома сержанта Донли.

Шерлок Холмс подробно объяснил, как мне добраться до него, не привлекая внимания. Пройдя на север по дороге на Рей, я отыскал тропинку и подошёл к саду позади небольшого дома, когда уже начало смеркаться.

Мне открыла дверь миссис Донли. Это была высокая стройная женщина. По её сердитому взгляду и слегка раздражённому виду я понял, что её отвлекли от домашних дел. Сержант и Шерлок Холмс сидели друг против друга за дубовым столом перед масляной лампой, причём худощавая фигура Шерлока Холмса являла собой разительный контраст с громоздким телом сержанта. На столе были разложены листы бумаги, исписанные витиеватым почерком. Шерлок Холмс сосредоточенно изучал один из них с помощью лупы.

Сержант дружески приветствовал меня, хотя было заметно, что он нервничает. Даже в местной полиции знали о способности Шерлока Холмса делать самые неожиданные открытия, сержант уже сталкивался с этим на своём опыте. Он беспокоился, как бы официально объявленное самоубийство не оказалось убийством.

Я уселся и стал ждать.

— Вы не убедите меня в том, что Эдмунд Квалсфорд не писал этого, — заявил сержант Донли.

— Несомненно, все эти письма написаны одной рукой, — заметил Шерлок Холмс.

Сержант Донли издал вздох облегчения:

— Иначе и быть не могло. Право, мистер Холмс, я не понимаю, что же вы расследуете.

Шерлок Холмс отложил лупу и поднёс письмо к свету:

— Эдмунд Квалсфорд обычно не пользовался такой плохой бумагой, как та, на которой написано его якобы прощальное письмо. В лавке нашего друга Георга Адамса она идёт по три пенса за пачку.

Он передал листок бумаги мне. Под его взглядом я весьма внимательно прочитал несколько написанных на ней строчек.

Вот они:

«Я не могу больше продолжать. Несмотря на все трудности, я пытался добросовестно и честно выполнять свои обязательства, но более это невозможно. Я не вижу иного пути, кроме как покончить со всем этим. Связанный более высокими обязательствами, я не могу более идти на компромиссы».

Письмо было подписано: «Эдмунд Квалсфорд».

Пользуясь собственной лупой, я сравнил почерк с другими листами. Потом спросил:

— Вы абсолютно уверены в том, что это писал именно Эдмунд Квалсфорд?

— Да, это так, — резко ответил сержант Донли. — Я собрал их для отчёта. Но мне уже знаком образец его почерка.

— Если он писал всё остальное, он определённо написал и эту записку, — сказал я.

— Что ещё вы можете установить на основании этого письма? — осведомился Шерлок Холмс.

— Это очень необычное письмо для самоубийцы, — ответил я. — Насколько я понимаю, слова «покончить со всем этим» истолкованы как объявление о намерении покончить с собой. Однако больше ничего в записке не подтверждает этого. А последнее предложение и вовсе противоречит этому. Перед нами заявление человека, который решил покончить с тем, что ему мешает, и посвятить себя выполнению более высоких обязательств.

— Несомненно, — согласился Шерлок Холмс. — Если бы честь заставляла его разорвать некое деловое соглашение, он должен был бы написать именно такое письмо. Очевидно, что предсмертная записка Эдмунда Квалсфорда должна была выглядеть совершенно иначе. Все отзываются о нём как о добром человеке, любившем жену и детей. Разве он смог бы убить себя в собственном доме, не подумав о них? В такой момент именно они должны были предстать перед его мысленным взором. Я не верю, что он мог покончить счёты с жизнью, даже не упомянув их в предсмертной записке. Портер, вам нечего больше добавить?

— Где было найдено письмо?

— На столе, в спальне, где было найдено тело, — ответил сержант Донли.

— Письмо было сложено таким же образом?

— Точно так, — подтвердил сержант.

Я посмотрел на Шерлока Холмса.

Он кивком поддержал меня:

— Небольшая деталь, но замечательно, что вы её подметили. Почему, написав предсмертное письмо, он, перед тем как положить его на стол, дважды сложил? Беднягу что, беспокоило, как бы посторонний не прочитал его? Наоборот — он должен был хотеть привлечь к нему внимание. И он прекрасно знал, что все равно после его самоубийства в его тайнах неизбежно будут копаться чужие люди. Сержант, каждое новое соображение подтачивает вашу теорию самоубийства.

— Он мог сложить бумагу по привычке, — предположил сержант.

Шерлок Холмс улыбнулся:

— Возможно.

И тут я медленно проговорил:

— А что, если письмо вовсе не связано с самоубийством? Сначала он написал его, а позже подумал о самоубийстве.

Шерлок Холмс хмыкнул:

— Нет, Портер. Вы не можете упростить дело с помощью усложнений. Почему бы он вдруг оставил сообщение, которое вовсе не является предсмертной запиской, а затем покончил с собой? А обычное деловое послание начиналось бы с даты и приветствия. Посмотрите снова, вы пропустили самую существенную деталь.

Как и Холмс, я поднёс бумагу к лампе и стал двигать, чтобы осветить края. Неожиданно я обнаружил следы, которых раньше не замечал.

— Да ведь это вторая страница письма! — воскликнул я.

— Совершенно верно, — ответил Шерлок Холмс. — Поскольку это дешёвая, неплотная бумага, с верхнего листа на неё просочились крошечные пятнышки чернил, а перо процарапало её в нескольких местах. Если бы Эдмунд Квалсфорд воспользовался карандашом, мы смогли бы восстановить все письмо. К сожалению, он не сделал этого, и я не смогу восстановить ни слова. По размеру бумаги мы можем только определить место, где находились дата и обращение.

— Значит… вы хотите сказать… — Вид у сержанта был совершенно растерянный.

— Портер, нам следует изложить сержанту все начистоту, — сказал Шерлок Холмс. — В настоящий момент я хочу сказать лишь следующее: если вы хотите узнать, что произошло в спальне Эдмунда Квалсфорда, вы должны найти первую страницу этого письма. Возможны два варианта. Во-первых, он совершил самоубийство, оставив двухстраничное письмо. После того как он умер, кто-то вошёл в комнату и забрал первую страницу. Если все так и было, пропавшая страница, возможно, позволит нам лучше понять, почему Эдмунд Квалсфорд совершил самоубийство.

Второй вариант связан с предположением, что письмо было написано незадолго до его смерти. Получивший его оказался достаточно проницательным, чтобы увидеть во второй странице то, что почти могло сойти за предсмертное письмо, написанное рукой Эдмунда и им подписанное. Дальше получателю надо было только воспользоваться предоставленной ему самой судьбой возможностью: застать Эдмунда одного, нажать на спусковой крючок и положить вторую страницу на стол.

При втором варианте, узнав, о чём говорилось на первой странице, мы, вероятно, узнаем, кто убил Эдмунда Квалсфорда и почему.

— Я не верю в это, — пробормотал сержант.

— Существует ещё одна проблема, — ответил Шерлок Холмс. Он поднёс другие письма к свету. — Те письма, что вы принесли для сравнения, написаны на дорогой почтовой бумаге, купленной на Оксфорд-стрит, цвета слоновой кости, с водяными знаками. Возможно, её выбрали для него жена или сестра. Почему он использовал её для повседневных писем, а самое важное в жизни послание написал на дешёвой бумаге, которую обычно использовал только для черновых записок? Для этого должно быть серьёзное основание.

Шерлок Холмс поднялся и дружески похлопал сержанта по плечу.

— Сержант, вы предоставили нам два варианта, над которыми следует поработать. Все осложняется тем фактом, что недостающий лист письма, вероятно, был уничтожен. Чтобы раскрыть это дело, нам необходимо реконструировать его содержание на основании других свидетельств. Конечно, это будет нелегко.

— А мне что делать? — выпалил сержант.

— Завтра утром отправляйтесь к вашему начальству, — ответил Шерлок Холмс. — Доложите, что у вас появились серьёзные сомнения по поводу предсмертного письма Эдмунда Квалсфорда — причины мы вам назвали. После этого сделайте то, что собираемся делать мы с Портером: возвращайтесь к своей работе.

Мы вышли из домика сержанта тем же окольным путём и, описав дугу, вернулись на Главную улицу. Луна ещё не светила, но я уже так освоился с этой Деревенской улицей, что и представить себе не мог, что впервые увидел её всего две ночи назад, проезжая в двуколке вместе с Эмелин Квалсфорд.

Мы поравнялись с деревенским молочником. Медленно ехавшей по улице повозкой управлял мальчик. Держа в одной руке мерную кружку, а в другой — фонарь-«молнию», мальчик переходил от двери к двери, наливая по полпинты или пинте молока в оставленные там кувшины. Когда мы проходили мимо, он как раз обрушил на одну из дверей град ударов и завопил:

— Если вам нужно молоко, несите кувшин!

Ошарашенная хозяйка выскочила из двери с кувшином в руках.

— Прелестный домик, — заметил Шерлок Холмс, замедлив шаги и разглядывая сквозь темноту коттедж в чёрно-белом стиле эпохи Тюдоров, слабо освещаемый фонарём молочника. — У этих зданий действительно примечательная история. Интересно, сколько убийств было совершено в каждом из них? Скажем, в среднем одно на шесть поколений или одно за полтора столетия.

— Наверное, всё-таки не так много, — удивился я.

— В деревне, Портер, страсти кипят так же бурно, как в городе. Любовь, ненависть, эгоизм, зависть. Никогда не забывайте о зависти, это универсальный питательный раствор для преступлений. Смертные грехи не становятся менее ужасными там, где чище воздух. Если попытаться описать все события, свидетелями которых были эти старые дома, получится страшная и поучительная история; мимо них проезжали известные люди и, возможно, бросали на них взгляд, как скупец бросает крошку хлеба нищему.

— Возможно, здесь бывала королева Елизавета, — вставил я, вспомнив рассказ мистера Вернера об особах королевских кровей.

— При чём тут Елизавета? — спросил Холмс.

Со слов мистера Вернера я рассказал о её визите в Рей и возможном отражении этого события в названии «Королевского лебедя».

— Мы находимся в более выгодном положении, чем королева Елизавета, — отметил Шерлок Холмс. — Если бы она действительно увидела этот домик, то не нашла бы в нём ничего особенного. Он тогда не успел приобрести своего исторического очарования. Возможно, в те времена здесь ещё не произошло ни одного убийства. Сами же здания в стиле Тюдоров не были новинкой для правящей монархини. Я уверен, что сегодня они совсем не нравятся тем, кто в них живёт.

Мы вошли в «Зелёный дракон». Его хозяин, Сэм Дженкс, тучный, неопрятный мужчина, вопросительно взглянул на нас. Я хотел заказать пинту «настоящего забористого», которое находил пригодным для питья, хотя и несравнимым с домашним пивом мистера Вернера, но Шерлок Холмс остановил меня. Он спросил:

— У вас есть французский коньяк?

Мы перенесли два небольших стакана на стол в укромном уголке. Мне не доводилось пробовать французский коньяк, и я медленно потягивал его, как горькое лекарство. Шерлок Холмс смаковал его с той же научной объективностью, с какой обычно проводил каждый эксперимент.

— Это очень хороший французский коньяк, — заметил Шерлок Холмс. — Конечно, его разбавили наполовину, что слишком много, но не больше, чем я ожидал от подобного заведения.

— Это коньяк, привезённый Эдмундом Квалсфордом?

— Возможно, — ответил Шерлок Холмс. — Но воду в него добавил хозяин.

Мы потягивали коньяк и беседовали. Я поведал ему о своих поисках неприметной тропинки, ведущей в «Морские утёсы». О найденной мною дороге он уже знал, но переделанная сушильня его заинтересовала.

— Должно быть, это заведение Джека Брауна, — заметил Шерлок Холмс.

— Я познакомился с ним вчера вечером.

— Похоже, это самый предприимчивый возчик в округе. Все восхищаются его лошадьми. Он арендует конюшню в Хэвенчёрче и ещё одну в Нью-Ромни. Он предоставляет повозки и лошадей для поездок по Болотам. Его здесь все хорошо знают. Браун хвастался, что возит грузы от побережья до Инвернесса. Завтра я хочу заглянуть к нему под видом безработного возчика. А сегодня мы можем расследовать ещё один вопрос. У мистера Херкса есть ключ от помещения компании?

— Ключ есть у Ната Уайта. У Херкса я не спрашивал о ключе.

— А вы возьмите у Херкса. С ним легче связаться, чем с Натом Уайтом. Скажите ему, что вам нужно уточнить ряд моментов и что вы вернёте ключ через полчаса или даже раньше.

Когда мы уходили, Холмс перекинулся парой слов с хозяином гостиницы:

— Очень хороший коньяк. У вас его часто спрашивают?

— Очень редко, — ответил хозяин гостиницы. — И когда этот кончится, возможно, больше и не будет. Тот, кто его доставлял, на днях застрелился.

— Любопытно, — задумчиво пробормотал Шерлок Холмс, когда мы пошли по Главной улице. — Он говорит, что коньяк редко спрашивают, а за сегодняшний день и вечер он продал коньяка больше, чем других напитков.

Магазин мистера Херкса был закрыт. На мой стук никто не отозвался. Тогда я обошёл дом и подошёл к задней двери. Мистер Херкс встретил меня сердито.

— Я получил письмо из Лондона, — обратился я к нему. — Мне нужно свериться с документами. Вы не дадите мне на несколько минут ключ?

Херкс сначала попытался отказать мне:

— Приходите завтра утром. Я сам отведу вас туда.

— Дело не может ждать до завтра, — ответил я. — Разве вы не получили инструкции от мисс Квалсфорд помогать мне во всём?

— Да, конечно, — неохотно согласился мистер Херкс. — Но мне придётся пойти с вами.

В это время его позвала жена:

— Гарри! Твой обед остынет.

Он неохотно отдал мне ключ, и я вышел на улицу.

Через несколько шагов Шерлок Холмс присоединился ко мне. Мы отперли дверь компании Квалсфорда и, пошарив вокруг, нашли свечку. Шерлок Холмс зажёг её и перенёс к столу Эдмунда Квалсфорда. Здесь он начал перебирать бумаги и вскоре удовлетворённо заметил:

— Портер, вот оно.

Несколько листочков бумаги были точь-в-точь такими, как предсмертное послание Квалсфорда.

— Значит, он написал письмо здесь, — заметил я.

Шерлок Холмс изучал верхний лист.

— Обычно он не занимался здесь деловой перепиской. Я могу установить только цифры, написанные на верхнем листе карандашом. С другой стороны, здесь нет иной бумаги. Если бы он захотел написать письмо здесь, то должен был воспользоваться только этой. Чернила те же, но они такие же и в других письмах. Всё это значит только то, что закупки для дома и для бизнеса он делал в одном и том же магазине.

Шерлок Холмс уселся за стол и склонился над гроссбухом Эдмунда Квалсфорда. Он всегда стремился впитать атмосферу того места, где проводил расследование.

— Я надеялся найти листок, на котором отпечаталась вторая страница, — сказал он. — Но она могла быть написана несколько недель тому назад. Возможно, мы узнаем больше, когда обследуем стол в спальне.

— Но он несомненно был убит.

— Нет, Портер. До расследования всех версий я не могу разделить вашу уверенность. Но одно могу утверждать с определённостью. Если он был убит, то не рукой тупоголового фермера. Даже самый хитроумный лондонский преступник не смог бы проделать это более ловко.

 

Глава девятая

Мы заперли помещение, и Шерлок Холмс быстро скрылся под покровом темноты. По совету сержанта Донли он остановился у школьного учителя, который жил в маленьком коттедже за кузницей.

Я вернул ключ мистеру Херксу и вернулся в «Королевский лебедь».

Миссис Вернер разливала напитки. Я решил провести собственный эксперимент и попросил у неё французского коньяка. Она подала мне меньший по объёму стаканчик, чем тот, что я получил в «Зелёном драконе». Цена же была гораздо выше. Отпив первый глоток, я сразу почувствовал разницу. Мистер Вернер не разбавлял коньяк, и он сохранял свою нормальную крепость.

Хозяин гостиницы разговаривал с Беном Пейном, кротоловом, и Дервином Смитом, скотоводом, конкурентом Эдмунда Квалсфорда. Они обсуждали местные новости, налоги и ремонт дорог. Я молча слушал, делая вид, будто потягиваю коньяк.

Я спрашивал у Шерлока Холмса, следует ли мне разузнать побольше о ком-либо из местных жителей, с которыми я уже беседовал. Я ожидал, что он проявит интерес, по крайней мере, к Дервину Смиту. К моему удивлению, его любопытство вызвал лишь Тафф Харрис, сельскохозяйственный рабочий из Нью-Ромни, который ежедневно проделывал около десяти миль на работу и обратно. Но Тафф Харрис не жаловал «Королевский лебедь».

Естественно, что в ночь накануне похорон разговор перекинулся на Эдмунда Квалсфорда.

— Говорят, Ларисса никак не может смириться со смертью мужа, — заметил Дервин Смит. — И ещё что старая Дорис совсем помешалась, Эмелин же не смогла больше выносить свою золовку и уехала. Возможно, она не хотела встречаться со всем семейством Монье, которое должно собраться на похороны. Интересно, как без неё пойдут дела. Как вы знаете, «Морскими утёсами» управлял не Эдмунд, а Эмелин. Она знала о земледелии и животноводстве вдвое больше его, хотя и это не очень много. Однажды я пытался показать ему, как, взяв его землю в аренду, смогу выплачивать ему больше, чем он получает от своих овец. Он почти согласился со мной, но при следующей встрече передумал. Иначе говоря, Эмелин заставила его передумать.

Я мог понять, почему он завидует Эдмунду Квалсфорду. Смит был сообразителен и удачлив, но даже самая дорогая одежда не сделала бы его таким элегантным, как Эдмунд. Никто никогда не сказал бы о Дервине Смите, что он вёл себя с окружающими как настоящий джентльмен. Можно ли предположить, что он надеялся, убив Эдмунда, изменить ситуацию?

Неожиданно мистер Вернер обратился ко мне:

— Собираетесь на похороны?

Я замешкался как бы в нерешительности.

— Нет, — наконец сказал я. — Я уверен, что церковь и без меня будет битком набита. Я не хотел бы быть лишним среди друзей Эдмунда.

Мистер Вернер кивнул, соглашаясь со мной:

— Там соберутся все. Мы закрываемся сразу же после завтрака и не откроемся до вечера. Завтра утром обратитесь к миссис Вернер, она даст вам хлеба и сыра, это поможет вам продержаться.

— Все магазины тоже закроются?

— Думаю, да. Это самое малое, что мы можем сделать из уважения к памяти Эдмунда и выражая соболезнование его семье.

— Завтра в деревне почти никто не будет работать, — добавил Бен Пейн. — Хотя здесь и так всегда было полно бездельников. Жители Хэвенчёрча устраивают себе выходные и без всякого повода. И после этого жалуются, что дела идут плохо и трудно заработать на жизнь.

— А как насчёт вас? — улыбнувшись, спросил я. — Вы тоже закрываетесь?

Пейн только пожал плечами:

— Кроты работают без выходных, но я, конечно, найду время, чтобы побывать на похоронах Эдмунда. Я знал его ещё мальчишкой.

— Наверное, в детстве он помогал вам ловить кротов возле «Морских утёсов»?

— Нет, он не помогал, — ответил Пейн. — Зато Эмелин — да. Она действительно ловила кротов и отдавала мне. Однако Эдмунд относился ко мне по-дружески. Всегда был очень добрым и щедрым. — Пейн неожиданно поднялся и, извинившись, вышел.

— Многих подкосило это событие, — тихо заметил мистер Вернер, проводив взглядом Бена Пейна. — Должно пройти время, чтобы жители Хэвенчёрча оправились. Эдмунд знал всех, и почти все, кого он знал, были его друзьями.

Я уже слышал об этом. Теперь я совершенно утвердился во мнении, что Эдмунд Квалсфорд был убит. Если у него не было врагов, значит, его убил друг.

— Кажется, ваш кротолов процветает, — заметил я.

— Ага, — согласился мистер Вернер. — Становится все богаче. Он всегда отличался трудолюбием. Способен копать часами, чтобы найти хоть одного крота, и его брат Нед такой же. Он живёт в Олд-Ромни. В этом году у нас просто нашествие кротов. Я слышал, как Том Барлинг на днях жаловался на это. Он говорит, что в жизни не видел ничего подобного. Не важно, сколько кротов поймает Бен, в полях их останется гораздо больше. Поэтому и он, и его брат наняли помощников.

— Верно, я никогда не видел столько кротов, как в этом году, — подтвердил Дервин Смит.

— А где живёт Бен? — спросил я.

— На Иден-роуд.

— Он рассказывал, что научился своему ремеслу от отца. А у него самого нет сына, которого он может научить?

— Это печальная история, — отозвался мистер Вернер. — Он женился на дочери пастора, привёз её откуда-то. Приятная была девушка, но слишком хрупкая. Она умерла при первых родах, и ребёнок умер тоже. Это было шесть или семь лет тому назад. Насколько я знаю, с тех пор он не посмотрел ни на одну женщину. Сотни девушек пошли бы за него, только взгляни он в их сторону. Парень красивый и зарабатывает прилично. Но он не хочет никого замечать. Дети его брата слишком малы и не могут быть помощниками, поэтому они и взяли подмастерьев. По его виду не скажешь, что Бен — несчастливый человек. И тем не менее…

Он отхлебнул добрый глоток пива и погрузился в раздумье.

Вошёл мистер Херкс. Ответив на приветствие мистера Вернера, он занял место, которое только что освободил Бен Пейн.

— Мы разговаривали о Бене Пейне, — сказал мистер Вернер. — Я говорил, что дела его идут неплохо, но он — несчастный человек.

Мистер Херкс угрюмо кивнул:

— В этом году просто нашествие кротов. Но дела Бена всегда шли хорошо. Только характер у него тяжёлый. С ним не так-то просто ладить. Жена-то ведь ушла от него.

Мистер Вернер удивлённо поднял брови:

— Никогда не слышал об этом.

— Ушла жить к соседям. Может, поэтому Бен почувствовал себя таким виноватым, когда она и ребёнок умерли.

— Мне кажется, кротолов должен знать Болота как свои пять пальцев, — вставил я, чтобы переменить тему разговора.

— Они должны знать, где искать кротов, — ответил мистер Вернер. — Знать пастбища с изнанки, я бы сказал. Если хотите узнать пастбища с лица, спросите у пастухов.

— Много ли вы продаёте французского коньяка? — поинтересовался я. — С тех пор как я пришёл, я не слышал, чтобы кто-нибудь заказывал его.

— Спрос небольшой, — ответил мистер Вернер. — Он дорогой, и мои покупатели не интересуются им. А потом, по-моему, к нему нужно привыкнуть. Миссис Вернер считает, что в приличном заведении обязательно должен быть коньяк, а я просто хотел помочь компании Эдмунда. Я слышал, что в «Зелёном драконе» на него есть спрос. Конечно, Сэм Дженкс разбавляет его и поэтому может продавать дешевле. Только не передавайте ему мои слова.

Мистер Вернер двинулся дальше, чтобы поболтать с другими посетителями. Херкс и Дервин Смит допили свои пинты и распрощались со мной. На один из свободных стульев шлёпнулся тучный незнакомец. Когда я ответил на его приветствие, он назвался Алвином Принглом. Его круглое лицо светилось добродушием. Очевидно, он не разделял общей подавленности в связи с приближающимися похоронами Эдмунда Квалсфорда.

— Слышал, что вы приехали разобраться с делом Эдмунда?

— Да, — ответил я. — Оно оказалось запутаннее, чем я думал вначале.

Он ещё шире улыбнулся:

— В Кенте все всегда запутано. И люди здесь странные. Я сам из Кембриджшира. Приехал сюда покупать ферму. У этих людей не только мысли забавные, но и язык. Разве вы не замечали?

— Я пытался установить разницу между дренажной канавой, оросительным каналом и сточной траншеей.

— Тут вы попали в самую точку, — энергично закивал он. — Эти люди называют навоз — помётом, клозет — уборной, в моих местах его называют туалетом, а крышу — кровлей. Они даже считают, будто гравий — это галька.

Он беззаботно рассмеялся:

— Они меня так запутали, что я почти не соображаю, на каком я свете. Если послушать местных жителей, то жимолость — это вьюнок, белая колючка — майское дерево, мать-и-мачеха — копытень, терновник — тёрн. Я как будто приехал в другую страну.

— Да, это действительно необычное место, — согласился я. — Странно, что, по их словам, здесь не занимаются контрабандой.

— Ха! — Мистер Прингл сделал большой глоток, не переставая улыбаться. — Ха! Вы когда-нибудь слышали о побережье без контрабандистов? Вы знаете, что такое остров?

— В общих чертах, — признался я.

— Нет, вы не знаете. Остров — это часть суши, со всех сторон окружённая контрабандистами.

— А у вас в Кембриджшире тоже есть контрабандисты?

— Кембриджшир не на море, но все равно у нас занимаются контрабандой. Если крутятся деньги, значит, есть и контрабанда.

— Импортёров должны беспокоить контрабандисты, — заметил я. — Мы ввозим товары легально, платим полную пошлину и не можем соревноваться с контрабандными товарами, которые доставляются беспошлинно и сбивают наши цены.

Он кивнул:

— Что верно, то верно.

— Я вот думаю — не могло ли дело Эдмунда Квалсфорда развиваться успешнее без этого нечестного соревнования? Но все меня убеждают, что здесь нет контрабанды.

Прингл с сомнением хмыкнул.

— Вы лично сталкивались с контрабандой или слышали о ней? — поинтересовался я.

— О таких вещах не говорят, — ответил Прингл. — Те контрабандисты, что болтают, быстро выходят из дела.

— Но всё-таки считается, что контрабандой продолжают заниматься?

— Контрабанда всегда есть там, где есть морское побережье.

Допив коньяк, я, пошатываясь, направился в свою комнату. Я так неловко держал свечу, что миссис Вернер наблюдала за мной с сочувствием. Я плюхнулся на кровать, и в моей голове вертелся только один вопрос: «Кто убил Эдмунда Квалсфорда?»

Из всех правил, обязательных для детектива, Шерлок Холмс особенно подчёркивал одно: сыщик не должен теоретизировать, не собрав всей информации. Он полагал, что попытки делать заключения до того, как все улики будут собраны, непременно приведут к неправильным выводам. Это было ещё одной причиной, почему он не вступал в контакт с официальными властями: он предпочитал не обнародовать свои выводы до тех пор, пока не убедится в их бесспорности. Но в таком запутанном деле, как это, он должен был с помощью своей безукоризненной логики снова и снова проверять улики, выдвигаемые против каждого подозреваемого. Как же иначе он мог с поистине драматической внезапностью представлять законченное дело во всём блеске своего всеведения, ошеломляя не только зрителей, но и полицию?

В деле об убийстве Эдмунда Квалсфорда имелась одна очень важная проблема. В нём отсутствовали подозреваемые. Согласно известным нам данным, никто не желал его смерти.

Следовательно, наши данные были неполными. Я поставил себе задачу: прежде чем заснуть, найти хотя бы одного подозреваемого. Для этого я прежде всего задался вопросом: кому выгодна его смерть? Однако, согласно уже собранной информации, я не мог назвать ни одного человека. Так, например, Дервин Смит, конкурент Квалсфорда по скотоводству, который хотел арендовать его землю и наладить хозяйство, никак не мог ожидать, что его предложение будет принято вдовой Эдмунда. Что же касается ожиданий Смита насчёт того, что он унаследует популярность Эдмунда и его место в обществе, то это предположение уводило нас в ту область, где логика бессильна, как сказал бы Шерлок Холмс.

Однако Смит был в числе первых подозреваемых, потому что противостоял общественному мнению и открыто заявлял, что Эдмунд был убит. Это могло быть хитрой уловкой умного человека. Если все принимают версию о самоубийстве Эдмунда Квалсфорда или о несчастном случае, а Смит настаивает на том, что совершено убийство, любой следователь должен прийти к выводу, что Смит никак не может быть среди подозреваемых. Если бы он был таковым, то не стал бы привлекать внимание к своему преступлению.

Однако это утверждение Смита вполне могло быть и всплеском эмоций. Ведь и Эмелин Квалсфорд настаивала на том, что её брата убили. Если не считать едва скрываемой зависти Смита и его презрения к хозяйственной некомпетенции Эдмунда, других свидетельств враждебности этих двух людей не было.

Представлял ли Эдмунд Квалсфорд для кого-нибудь опасность? Даже предельно мягкий человек способен возмутиться, столкнувшись с предательством или нарушениями закона. Например, Гарри Херкс мог обогащаться за счёт подделки записей в бухгалтерских книгах. А что, если Нат и его приятели-моряки под прикрытием вполне респектабельной компании организовали шайку контрабандистов? Чтобы избежать разоблачения, члены подобной шайки могли убить Эдмунда. Однако не было даже намёков, подтверждающих эти соображения.

При таком небольшом товарообороте Херкс едва ли смог совершить подлог, связанный с хищением значительных денежных сумм. Акцизные чиновники не были профанами в своём ремесле и конечно же разбирались в уловках контрабандистов. Вряд ли они стали бы действовать так открыто, как Эдмунд Квалсфорд.

Я заснул, считая удары часов, доносившиеся из старой церкви на холме. Эти звуки плыли над деревней и тревожили меня, как неразрешённые вопросы.

На следующее утро я завтракал рано. Мистер Вернер развлекал меня историей Святой Девы из Кента, служанки, жившей в XVI веке около Алдингтона, которую якобы околдовали, от этого у неё случались видения, и она предсказывала будущее.

— Её сделали мученицей за то, что она говорила правду, — сообщил мистер Вернер.

— Как это было?

— Она предсказала Генриху Восьмому, что, если он женится на Анне Болейн, Господь проклянёт его и оба они будут несчастны. Король же преследовал всех, кто противодействовал его браку. Он велел служанку пытать и казнить. Но Анна Болейн действительно погибла и в последние годы жизни состояние здоровья короля угрожающе ухудшилось. Если подумать, всё это выглядит как весьма правдивое пророчество. Дорис Фаулер всегда интересовалась историей Святой Девы Кента. В течение многих лет она пыталась добиться, чтобы в память о Деве поставили часовню. Поговаривают, что Святая Дева была или сумасшедшая, или лгунья, а может быть, и то и другое вместе. Дорис не согласна с этим, а она знает историю Болот как никто другой. При встрече расспросите её об этом. Только, к сожалению, Дорис сама немного сумасшедшая, и уже давно никто не принимает её всерьёз.

— У Дорис что, бывают видения или она может предсказывать будущее?

— Слава Богу, нет. По крайней мере, я об этом не слышал. Представляю, что бы она напредсказывала.

Продолжая играть роль безработного возчика, Шерлок Холмс нанял лёгкую двуколку. Я встретился с ним на перекрёстке дороги в Рей, и мы поехали через Болота. Из удобной повозки окружающая местность казалась достаточно обыкновенной, разве что дорога, которая вполне могла бы идти прямо по этой плоской равнине, всё время резко меняла направление, изгибалась и поворачивалась, поскольку дренажные канавы следовали вдоль старых или забытых межевых отметок. По пути мы проехали несколько небольших общин и в каждой посещали кладбище при церкви.

Но Шерлок Холмс нигде подолгу не задерживался. Он даже не читал апокалипсические послания на надгробных камнях. Проходя мимо, я обратил внимание на некоторые из них и на одной увидел ту же самую надпись, что мы видели в Хэвенчёрче: «Ангелы хранят мой прах, пока Христос не придёт на землю, чтобы воздать всем».

Я указал на неё Шерлоку Холмсу.

— Почему вас это удивляет? — сказал он с заметным раздражением. — Трудно быть оригинальным, когда нужно высечь надписи на тысячах надгробий. Естественно, что в первую очередь повторяются самые романтические из них.

Мы описывали круги по церковным кладбищам, наносили краткие визиты в церкви и вновь садились в двуколку. Я очень хотел передохнуть в прохладной мирной тишине небольших кладбищ, насладиться видами древних строений и поразмышлять над столетней историей человечества, отражённой в полустёртых надписях. Но Шерлок Холмс что-то неустанно разыскивал. Мы передвигались быстро, однако его острый взгляд успевал скользнуть по каждому надгробию, в каждый уголок сумрачных церковных интерьеров. Его особое внимание привлекла только странная церковь со шпилем, стоявшая особняком в Брукленде, а также замечательный вид, открывавшийся от храма в Стоуне, стоявшего на Оксни, другом кентском острове, где бывшие морские утёсы совершенно неуместно торчали из Болот. Его реакция заставила меня задуматься над тем, какое всё это имело значение. Из-за простого стремления полюбоваться красотами природы Шерлок Холмс вряд ли сделал бы перерыв во время ведения расследования. Он обратился ко мне только с одним замечанием, предупредив, чтобы я не пил колодезную воду:

— Колодцы могут быть загрязнены. Вода определённо должна иметь неприятный привкус.

Мы повернули на юг, бросив беглый взгляд на Ист-Гладфорт, и около десяти тридцати приблизились к острову Грейсни по Иденской дороге, за все долгое утро практически ничего не сделав. С правой стороны показалась сушильня, Шерлок Холмс подъехал к ней ближе, и мы слезли с двуколки.

Вокруг никого не было. Прекрасные лошади отсутствовали, видно выполняя заказы по перевозке грузов. Джек Браун явно не воспользовался возможностью побездельничать в связи с похоронами Эдмунда.

Мы рассматривали старую каменную сушильню, превращённую в конюшню.

— Возможно, он предприимчивый возчик, — заявил Шерлок Холмс, — но порядок в конюшне оставляет желать лучшего.

С первого взгляда мне стало ясно, что конюшню давно не чистили. После второго мы с Холмсом недоуменно уставились друг на друга.

— Разве хороший конюх будет сгребать навоз в углы, вместо того чтобы спокойно выбросить его за дверь? — спросил Холмс.

Навоз был свален кучами в трёх углах конюшни, похожей на пещеру. Мы повернулись и взглянули на пастбище, где я видел лошадей.

— По ночам только начинает холодать, — заметил Шерлок Холмс. — Вероятно, совсем недавно Браун перестал оставлять лошадей на ночь на пастбище. Откуда же взялся навоз?

— В Кенте его называют помётом, — сказал я, вспомнив разговор накануне вечером с Алвином Принглом. Потом скептически добавил: — Вы предполагаете, что, вместо того чтобы вычищать конюшни, они привозят в них навоз?

Шерлок Холмс улыбнулся:

— Портер, у вас, как и у доктора Ватсона, с каждым днём все больше развивается наблюдательность. Но, к сожалению, вы не всегда можете сделать правильный вывод из увиденного. Не могли бы вы объяснить, почему вон в той куче, в дальнем углу, свежий навоз лежит снизу? Вот ещё одна примечательная загадка, не так ли? В этом деле уже было несколько таких вопросов.

Откуда-то сверху вдруг послышался голос:

— Вам что-нибудь нужно?

В четвёртом углу помещения находилась лестница. На ней стояла пожилая женщина и пристально смотрела на нас сверху вниз.

— Мы ищем мистера Брауна, — объяснил я.

— Он на работе, — ответила она с явным неодобрением. — Если хотите увидеть его, приходите или раньше, или позже.

Я поблагодарил её, и мы вернулись к двуколке.

— Вот точное описание делового человека, — заметил Шерлок Холмс. — Чтобы увидеть его, следует приходить или раньше, или позже. Конечно, мы постараемся ещё раз наведаться сюда, чтобы разобраться в столь оригинальной манере чистить конюшни.

— Но как всё это может быть связано с Эдмундом Квалсфордом?

— Возможно, и никак, но мы определённо должны взглянуть на конюшни в «Морских утёсах» и узнать, хранят ли там навоз подобным же образом.

Наша лошадь медленно побрела вверх по пологому склону к вершине Грейсни, где проходила Хэвенчёрчская дорога. Мы повернули на восток и вскоре после одиннадцати нашли тропинку, которая привела нас к огромному сараю. Привязав там свою лошадь в стороне от дороги, мы направились к мрачному старому особняку. Шерлок Холмс настоял на том, чтобы по пути осмотреть конюшни. Они содержались в образцовой чистоте.

Приблизившись к дому, мы столкнулись с первой неожиданностью: в доме слышались женские голоса.

— Они оставили слуг, — заметил я.

— Вероятно, они наняли или одолжили на время дополнительную прислугу, — сказал Шерлок Холмс. — Мы знаем, что Эмелин и Эдмунд Квалсфорд были последними членами рода. Но, видно, на похороны собралось много родственников со стороны миссис Квалсфорд. Поэтому ей и потребовались дополнительные слуги для приготовления угощения. Портер, мы сами виноваты в том, что не предусмотрели это. Но делать нечего — придётся рискнуть.

Особенностью Холмса было сочетание осторожности и умения использовать любую возможность для достижения поставленной цели. Укрываясь за кустами и деревьями, мы сумели добраться до фасада дома никем не замеченными. Через массивную парадную дверь, которая открылась удивительно легко и без скрипа, мы вошли внутрь и сразу же направились в кабинет. На великолепном старом столе находился прекрасный письменный прибор из слоновой кости. Никаких бумаг не было. Шерлок Холмс быстро обыскал ящики стола. После этого мы поднялись по узкой лестнице на второй этаж, где Холмс поспешно заглянул в некоторые двери.

— Похоже, это его спальня, — объявил он. — Портер, мы должны действовать как можно быстрее. Оставайтесь на месте и слушайте. Я изо всей силы хлопну в ладоши.

Дверь закрылась. Услышав приглушённый звук, я поспешил в комнату за Холмсом и притворил за собой дверь.

Шерлок Холмс, который в это время обследовал ящики стола, повернулся ко мне:

— Внизу могли услышать пистолетный выстрел?

— Нет. В соседней комнате его могли услышать, но вряд ли приняли бы за пистолетный выстрел.

— Именно это я и подозревал. Посмотрите, здесь ещё больше канцелярских принадлежностей прекрасного качества. Но нет никакой бумаги, которая была бы похожа на ту, что использована для предсмертной записки.

— Возможно, здесь было всего два листа и он использовал их, — предположил я.

— Возможно, Портер, но весьма маловероятно. Вот бумага, на которой он обычно писал письма. Почему для такого важного документа он использовал что-то другое, когда располагал достаточным количеством хорошей бумаги? Осмотритесь вокруг побыстрее, и давайте уходить.

Все свидетельствовало о том, что Эдмунд Квалсфорд не окружал себя роскошью. Добротная старая мебель явно принадлежала ещё его отцу или даже деду. Поцарапанный письменный стол видал лучшие времена. То же самое относилось к платяному шкафу. Ковёр был более потёртый, чем лежавший внизу, в кабинете.

Я обыскал платяной шкаф, отметив, что все вещи Эдмунда Квалсфорда отличались хорошим качеством. Но их было немного, разве что остальные хранились в каком-то другом месте. Я заглянул под кровать, отметил предметы, находившиеся на виду на прикроватном столике и на маленьком столе, открыл ящик в превосходном старом шифоньере, не трогая содержимого. Шерлок Холмс был занят осмотром стола и мебели, находившейся в другом конце комнаты.

Раздавшийся звук был таким тихим, что я скорее почувствовал, чем услышал его. Я тотчас обернулся. В дверном проёме стояла Дорис Фаулер и наблюдала за нами. Она была такой же безобразной, какой запомнилась мне с первого раза, — с огромным кривым носом и обрюзгшей физиономией; глаза её пылали гневом. На ней было нелепое чёрное одеяние, делавшее её фигуру совершенно бесформенной.

Шерлок Холмс также заметил её. Он направился к ней.

Она уставила в нас дрожащий палец:

— Я позову Эдмунда, молодого хозяина. Он проследит, чтобы вас немедленно вышвырнули вон.

— Мы пришли рассказать ему о питахайях, — сказал Шерлок Холмс.

Она сделала несколько неуверенных шагов вперёд.

— Питахайи? Питахайи? — повторила она слабым голосом.

— Разве вы не нашли их на Спиталфилдском рынке? Один из моих агентов видел вас там.

— Питахайи, — пробормотала она. — Нет никаких проблем с питахайями. Никто никогда не слышал о питахайях.

— Кто посылал вас в Лондон? — спросил Шерлок Холмс.

Она зловеще ухмыльнулась:

— Об этом надо спросить мистера Эдмунда. Это его слово.

— Мистер Эдмунд убит, не так ли? — спросил Шерлок Холмс.

— Бедный маленький Эдмунд, — пробормотала она и вдруг как бы застыла. — Да. Он был убит. Как печально. Он был таким прелестным ребёнком. Таким кротким, он всегда хорошо себя вёл. Слишком кроткий. Слишком мягкий, чтобы постоять за себя в жестоком мире. Слишком деликатный, чтобы отстоять то, что принадлежало ему по праву.

— Кто убил его? — спросил Шерлок Холмс.

— Я убила. Я это сделала. Почему я это сделала? — Внезапно громко зарыдав, она отступила назад, к выходу в коридор, и рухнула на пол. Она лежала, билась о стену и время от времени вскрикивала.

У нас не было никаких шансов остаться незамеченными. Слуги внизу обязательно должны были услышать её крики. Реакция Шерлока Холмса была мгновенной. Он нашёл единственный выход из положения. Холмс выскочил в коридор, знаком приказав мне последовать за ним. Мы нагнулись над женщиной.

Через несколько минут на лестнице послышались быстрые шаги. Мы повернулись и увидели полную женщину средних лет в фартуке. Она изумлённо смотрела на нас снизу.

Шерлок Холмс поднялся на ноги.

— Мы проходили мимо, — объяснил он, — и услышали её крики. Мы подумали, что она больна или ей что-то угрожает. Разве вы не слышали, как она кричит?

Женщина молча покачала головой. Дорис Фаулер продолжала кричать.

— Странно. Мы услышали её с дороги, возможно, она высунулась из окна и кричала. Мы подумали, что она здесь совсем одна. Поскольку это не так, мы оставляем её на ваше попечение. Видимо, к ней следует позвать доктора.

Ещё одна служанка, задыхаясь, стремительно взлетела вверх по лестнице. Мы оставили их склонившимися над Дорис Фаулер.

Мы спокойно вернулись к своему экипажу и направились вдоль Иденской дороги.

— Служанки доложат о нашем приходе? — спросил я.

— Скорее всего, нет. Они побоятся, что их будут ругать за пренебрежение своими обязанностями.

— Признание Дорис Фаулер имеет значение или она просто сумасшедшая?

— Она не в себе, но её признание кое-что значит. Мы только должны определить, что же именно. За это утро, Портер, мы очень немногого достигли. Но это немногое может оказаться весьма важным. Очевидно, что так называемое предсмертное письмо было написано в помещении компании на той бумаге, что оказалась под рукой. В ней он заявлял, что более не может считать себя связанным чем-то, возможно, деловыми соглашениями. — Он сделал паузу. — Это само по себе очень существенно — то, что он написал столь важное, деловое письмо на дешёвой бумаге.

— Тогда письмо могло быть адресовано тому, кто позже убил его, — высказал я догадку.

Шерлок Холмс покачал головой:

— У нас всё ещё нет доказательств, но Дорис Фаулер, несомненно, что-то знает об этом.

— С чего бы она стала убивать его? Он ведь был для неё почти как сын, — спросил я.

— Объяснение этому, а также и некоторым другим вещам можно было бы найти на первой странице письма Эдмунда. Портер, вы не могли бы попытаться восстановить её?

— Я не знаю даже, как начать.

— У нас уже есть начало, — заявил Шерлок Холмс. — Да, — продолжал он в своей обычной неторопливой манере, разговаривая скорее с самим собой, чем со мной. — Начало ясно. Я только не понимаю, что пошло не так. Отчего могли возникнуть такие разногласия, почему он написал, объявив, что решил покончить со всем, в то время как бизнес процветал? Портер, если нам удастся восстановить эту информацию, то мы закончим дело.

Ричард Коул был маленький, высохший человечек, который жил один в крошечном каменном домике; подойти к нему можно было только по круто взбиравшейся на гору тропинке. Дом и небольшой садик будто прилепились к горе между церковью и деревней. Как, улыбаясь одними губами, нам объяснил сам Коул, каждые четверть часа церковные колокола сверху напоминали ему о Господе, а вид деревни, расстилавшейся внизу, весьма часто напоминал о дьяволе.

Большую часть своей жизни Ричард Коул проработал на семью Квалсфордов. При старом Освальде Квалсфорде он был неофициальным управляющим. Коул нанимал рабочих, управлял фермой, вёл отчётность и платил долги до тех пор, пока было чем платить.

Теперь в солнечные деньки, укутавшись в одеяло, он свёртывался калачиком в своём саду. У него была служанка, которая приходила ежедневно, чтобы помогать ему и готовить один или два раза в день еду. Его сильно беспокоил ревматизм, а тропинка была такой крутой, что он редко спускался в деревню. Вот почему я совершенно упустил его из виду, и только Шерлоку Холмсу удалось узнать о его существовании. Чтобы убедиться в том, что мы не упустили никого, кто мог бы дать нам полезную информацию, вместе с сержантом Донли он просмотрел список всех обитателей деревни.

Коул оказался одним из немногих, кого можно было застать дома в день похорон Эдмунда Квалсфорда. Ревматизм донимал его больше, чем обычно, и с такой болью в конечностях он мог передвигаться только по саду.

Ещё мальчишкой он начал работать у отца Освальда, деда Эдмунда, и служил Квалсфордам до ухода в отставку. Он был очень стар и с виноватой улыбкой признался, что не так быстро соображает, как прежде.

— Теперь я многое позабыл, — сказал он, продолжая улыбаться. — Память уже стала не та.

— Что представлял собой Освальд Квалсфорд? — поинтересовался Шерлок Холмс.

— Он был глуп, — напрямик заявил Коул. — Никогда не задумывался о завтрашнем дне. У его отца было много денег. И ему хватило их надолго. Он никогда не заглядывал в бухгалтерские книги. Когда ему было что-то нужно, то деньги были под рукой, поэтому он просто тратил их, а считать предоставлял другим. Но всему когда-нибудь приходит конец. Тем не менее Освальд не изменил своим привычкам. Денег оставалось все меньше и меньше и наконец не осталось совсем, и ему пришлось брать в долг. Но он никогда не платил долги, поэтому вскоре ему перестали верить.

— А как насчёт закладных? — спросил Шерлок Холмс.

— Само собой, — Коул посуровел, — всё было заложено. А кое-что и по нескольку раз. Чем больше Освальд нуждался в деньгах, тем менее щепетильным он становился в том, как их доставать.

По словам мистера Вернера, хозяина гостиницы «Королевский лебедь», Ричард Коул не в последнюю очередь нёс ответственность за то, что Освальд очутился в финансовой пропасти. Коул не был скотоводом, потому что никогда толком не учился этому, и управлял «Морскими утёсами» из рук вон плохо. Кроме того, он никогда ни в чём не перечил Освальду. Только человек с сильным характером мог бы удержать Освальда от полного разорения.

С другой стороны, Коул не щадил себя и всегда работал честно, и не его вина, что Освальд оказался слишком глуп, чтобы найти для своей фермы подходящего управляющего. Это было первое, о чём позаботился после смерти отца Эдмунд. Конечно, Освальд, возможно, так же полностью разорился бы и при умелом управляющем, хотя, вероятно, ему потребовалось бы на это больше времени.

Старик не знал всего того, что сделал Эдмунд по восстановлению семейного положения, так как ушёл на покой до смерти Освальда. Он впервые почувствовал изменения в состоянии дел Квалсфордов, когда Эдмунд начал выплачивать ему пенсию. До этого Коул даже не знал, что он её заработал.

— В последние месяцы моей службы у Освальда он почти ничего не платил мне. А потом рассчитал меня под предлогом, что должен экономить.

Старик с негодованием покачал головой:

— Ничего не платил мне, наконец велел мне уйти, чтобы сэкономить на моём жалованье. А ведь это жалованье никто не назвал бы щедрым. Конечно, после этого я не ожидал никакой пенсии от Квалсфордов. Но как только Эдмунд смог, он начал платить и платил регулярно. Он выплатил не только пенсию, но и задолженность, накопившуюся за те годы, когда я не получал ни пенсии, ни жалованья. Вот почему я смог купить этот домик. Эдмунд поступил так по справедливости. Я проработал у Квалсфордов более шестидесяти лет. Они были моей семьёй, своей я не имел. Я помогал воспитывать Освальда, который очень нуждался в присмотре, потом помогал поднимать его детей. Но надо отдать ему должное, Освальд не платил мне пенсию не потому, что не хотел, а так как у него действительно не было денег.

— А откуда Эдмунд взял деньги? — спросил Шерлок Холмс.

— У него всегда была голова на плечах, — ответил старик. — Не то что у его отца. Освальд прекрасно умел тратить, но вовсе не умел зарабатывать. Как только мистер Эдмунд вырвался из-под опеки отца, — а Освальд, надо признать, был человек властный, — он показал, на что годен. Завёл дела в Лондоне и вскоре достиг больших успехов. Да и выгодно женился. И первое, что он сделал ещё до того, как начал расплачиваться с долгами, — стал выплачивать мне пенсию. Было ли это для меня сюрпризом? И да и нет. Эдмунд был человеком чести, помнившим добро. Мы всегда были друзьями. Естественно, что он вспомнил обо мне, как только смог. Я только думал, что у него не хватит на это средств — отец-банкрот, семья на руках и всё такое.

— Вы слышали о том, что он собирался восстановить старую башню?

Старик кивнул:

— Да, он говорил мне. Но я не видел в этом смысла. У него и без того было дел невпроворот в доме и на скотном дворе. А какая польза даже от восстановленной башни? Но это был памятник кому-то или чему-то, и речь шла о семейной чести. Поэтому Эдмунд и считал, что её надо восстановить. Спрашивал меня, кому бы поручить это дело. Я посоветовал ему держаться подальше от Тегги. Он всегда халтурит. Построил скотный двор для Уорнли, тот самый, что рухнул во время зимнего урагана, когда Эдмунд был ещё мальчишкой. Отец Тегги надстроил башню, и вы, вероятно, видели, что с ней произошло. Я и Освальду говорил то же самое — держитесь подальше от Тегги. Но он не послушался, и теперь башню нужно перестраивать.

— А что теперь будет с вашей пенсией? — осведомился Шерлок Холмс.

Старик пожал плечами:

— Не знаю. Не могу спрашивать об этом в такое время. Решится как-нибудь. Все как-нибудь образуется. Жена Эдмунда из богатой семьи. Некоторые говорят, что именно оттуда Эдмунд получил деньги, с которых всё и началось. Жаль, что я не могу пойти на похороны, но меня туда пришлось бы нести.

— Вы слышали когда-нибудь, как Эдмунд произносит слово «питахайя»?

— Это глупость, которую он вынес из Оксфорда. Университет почти испортил Эдмунда, но один приятель познакомил его с будущей женой; тогда он снова взялся за ум.

— Почему он решил покончить с собой? — спросил Шерлок Холмс.

— По мне, у него не было никаких причин это делать. Викарий говорит о несчастном случае, и я верю ему.

Крутой тропинкой мы вернулись в Хэвенчёрч. Деревня словно вымерла. Шерлок Холмс хотел поговорить с Джо, но ни его, ни мистера Вернера нигде не было видно.

— Я найду его позже, — решил Шерлок Холмс. — Перед завершением дела нам понадобится его помощь.

Усевшись на берегу Королевского военного канала, мы с Шерлоком Холмсом разделили огромные ломти хлеба и сыра, которыми меня снабдила миссис Вернер. Нас потревожил только Чарльз Уокер, сотрудник речной полиции. Он шутливым тоном поинтересовался, имеем ли мы разрешение на ловлю рыбы.

— Разве нам нужно разрешение, чтобы ловить акул? — лукаво улыбаясь, спросил Шерлок Холмс.

Уокер ухмыльнулся и сказал, что, если мы поймаем в этих краях хоть одну акулу, он простит нам отсутствие разрешения. Истинной же целью его было рассказать нам, как замечательно прошли похороны Эдмунда Квалсфорда и какую прекрасную речь произнёс викарий, а также что Эмелин Квалсфорд отказалась сидеть в одном ряду со своей золовкой.

Побеседовав с нами, Уокер пошёл дальше. А Шерлок Холмс, после того как выкурил трубку своего крепкого табака, назначил мне встречу завтра утром в гостинице «Джордж» в Рее.

— Мы должны навестить мисс Квалсфорд, — заявил он. — А сегодня для этого неподходящий день. Я буду ждать вас у «Джорджа» завтра в девять.

Он отправился на юг, в сторону Рея, я же возвратился в Хэвенчёрч. Передо мной стояла проблема: как лучше всего распорядиться остатком дня в деревне, где все принимали участие в необъявленном дне траура по Эдмунду Квалсфорду.

Было уже далеко за полдень, когда на улицах наконец появились люди и открылись некоторые магазины. Никто не хотел говорить ни о чём другом, кроме как о похоронах, и особенно о том, что Эмелин и Ларисса не обменялись ни словом и даже не смотрели друг на друга. Я терпеливо выслушал не менее дюжины различных описаний этого события.

Когда наконец, примерно в пять часов, мистер Вернер отпер дверь «Королевского лебедя», мне страшно хотелось что-нибудь выпить; похоже, и остальные жители Хэвенчёрча чувствовали себя точно так же. Все три деревенские пивные заполнились до отказа сразу же после открытия.

Я мирно наслаждался своей пинтой горького пива, вокруг меня стоял гул голосов, и вдруг один из них гневно прокричал, перекрывая остальные:

— Что происходит в этой паршивой деревне? Где тут можно промочить горло, если все хозяева пивных берут выходной в один и тот же день? Могу я наконец получить свои полпинты пива?

Последовала мёртвая тишина. Мистер Вернер спокойно ответил:

— Мы были закрыты в связи с похоронами Эдмунда Квалсфорда. Поскольку вы не одобряете этого, в день ваших похорон мы будем непременно работать.

— Квалсфорд! Ба! Я могу рассказать парочку историй о вашем святом Эдмунде, и тогда он не покажется вам таким уж безгрешным. Похоже, вы вообще не различаете святого и грешника.

Из толпы вырвался крупный неповоротливый мужчина с длинными, неряшливыми усами, одетый в грязную рабочую одежду. Держа кружку с пивом, он отправился за стол, находившийся в дальнем углу.

Я допил своё пиво и протиснулся ко все ещё продолжавшему хмуриться мистеру Вернеру.

— Кто это? — тихо спросил я.

— Это Дохлая Свинья Мертли, — пробурчал он.

— Дохлая Свинья? — изумился я.

— Это целая история. Я вам расскажу её позже.

Я кивнул, принял у него из рук полную кружку и проделал путь обратно через толпу. Мертли, видно, хотел побыть в одиночестве и занимал целый стол. Я вежливо спросил, нельзя ли к нему присоединиться. В этот момент он как раз присосался к кружке и не мог отказать мне. Когда он проглотил пиво, я уже расположился напротив него за столом.

— Новичок в наших краях? — Он окинул меня подозрительным взглядом.

Я кивнул:

— Кстати, я полностью согласен с вами. Слишком долгий день. Начиная с самого утра не то что выпить, поесть было нечего. Кем был этот Эдмунд Квалсфорд?

— Он был паршивым лгуном, который якобы отправился в Лондон и сколотил себе состояние. По крайней мере, так все говорят. Но я могу рассказать вам кое-что другое.

— Расскажите. Я всегда готов послушать интересную историю, а сегодня был такой скучный день.

Он сделал ещё глоток, по-прежнему недоверчиво посматривая на меня.

Я ждал.

Он снова осмотрел меня и утёр свой заросший клочковатыми волосами рот. Наконец он наклонился вперёд и вполголоса сказал:

— Эдмунд Квалсфорд был обманщик.

— Меня это вовсе не удивляет, — ответил я тоже заговорщическим тоном. — Когда все так хвалят человека, невольно становишься подозрительным. И кого он обманывал?

Мертли наклонился через стол:

— Слушайте. Однажды рано утром в понедельник мне случилось быть на вокзале в Рее. И там был Эдмунд — собрался вроде в Лондон, чтобы загрести ещё парочку миллионов. Его привёз на станцию этот убогий конюх Ральф. Эдмунд спрыгнул с двуколки, схватил сумку и говорит: «Увидимся в пятницу. Последним поездом, как обычно». Ральф отъехал. Эдмунд отправился выпить чашку чая, так же как и я. Но лондонский поезд пришёл и уехал, а он всё продолжал пить свой чай.

— Любил пить не спеша, — заметил я.

— Вот именно. А позже я увидел, как он выехал из конюшни в двуколке, которую наверняка только что нанял. Он направлялся в сторону Уинчелси. Я зашёл на конюшню и навёл справки. Хозяин ничего не знал об Эдмунде Квалсфорде, или, по крайней мере, он так говорил.

— Ха! — воскликнул я, подражая Алвину Принглу. — Квалсфорды владеют по крайней мере одной двуколкой. Я её не только видел, но даже проехался в ней. У них также есть, точно не знаю сколько, но много лошадей.

— Все это верно. Но разве я не сказал вам, что Ральф привёз Эдмунда на станцию? Но если бы он отправился дальше в своей собственной двуколке, его жена знала бы, что он болтается по округе, наврав всем, будто уехал в Лондон. Но это ещё не все. Во вторник я случайно оказался в Тандердине, и кого же я там увидел? Эдмунда Квалсфорда собственной персоной, на той же двуколке, но только очень грязной. Он приехал с западной стороны. Я постарался не попасться ему на глаза. Тогда я и стал подозревать что-то неладное. Поэтому в пятницу я отправился в Рей, чтобы встретить последний лондонский поезд. Я приехал заранее и внимательно огляделся. Конюх Ральф был тут как тут, ожидал поезда. Когда поезд прибыл, Ральф стал заглядывать в вагоны и искать хозяина. И тут неожиданно из-за станционного здания крадучись вышел Эдмунд со своей сумкой и закричал: «Ральф, я тут». Ральф говорит: «Хорошо съездили?» А Эдмунд ему: «Как обычно, Ральф. Конечно, я предпочёл бы остаться дома, но дела не ждут». Тут Ральф замурлыкал: «Да конечно, конечно, сэр». Меня прямо чуть не стошнило. Так что я все знаю про этого святого Эдмунда Квалсфорда. Небось завёл себе женщину на стороне и ездил к ней, когда все думали, будто он в Лондоне.

— Наверняка, — согласился я. — Но как в этом случае он зарабатывал деньги? Ведь то, что он их зарабатывал, несомненно. Возможно ли, чтобы он проворачивал дела к западу отсюда?

— Тогда почему же, — огрызнулся Мертли — когда он злился, то особенно точно соответствовал своему прозвищу, — почему он притворялся, будто едет в Лондон? Почему велел доставлять себя на станцию и встречать там, а потом украдкой уезжал и тайно возвращался?

— Да, получается неувязка, — согласился я. — И всё это действительно выглядит странно. Но если он волочился за женщинами, ему легче было бы просто сесть в поезд, идущий в Лондон, и заняться этим там. В Лондоне достаточно женщин, склонных к подобным приключениям, по крайней мере я слышал об этом. И в Лондоне ему не пришлось бы действовать украдкой.

— Тогда что же он делал? — вопросил Мертли.

— Не знаю. Но очень хотелось бы узнать.

Но Дохлая Свинья Мертли больше ничего не мог сообщить мне об Эдмунде Квалсфорде; он только повторил, что Эдмунд был обманщик, допил своё пиво и удалился. Тогда ко мне присоединился мистер Вернер.

— Что он вам наплел? — полюбопытствовал он.

— Ничего особенного. Он видел, как Эдмунд Квалсфорд ездил в Тандердин, когда все считали, что он находится в Лондоне.

Мистер Вернер пожал плечами:

— Вероятно, дела потребовали его присутствия там. Он говорил мне, что иногда ему бывает нужно поездить по округе.

— Именно это я и подумал. Расскажите мне о Мертли.

— Хорошо. Это произошло много лет тому назад. У Мертли и Хьюза, его соседа, было по свинье. Это были огромные красивые животные из одного помёта, чемпионы породы. Говорили, что они были похожи друг на друга, как близнецы. Однажды свинья Мертли заболела. Он страшно расстроился. Он гордился своей свиньёй, это было ценное животное. На следующее утро свинье стало хуже. Но Мертли предпочитал хранить деньги в чулке и никак не мог решиться потратить их на ветеринара. Наутро третьего дня события развивались следующим образом. Выйдя на улицу Хьюз обнаружил, что его свинья мертва, а свинья Мертли, наоборот, неожиданно выздоровела. Все, конечно поняли, что Мертли просто подменил здоровую свинью Хьюза своей дохлой. Но понять — не значит доказать. А доказать этого никто не мог. С тех пор Мертли и получил кличку Дохлая Свинья. Только лучше, чтобы он не слышал, как вы называете его так.

— Я это учту, — пообещал я.

У меня вовсе не было намерения называть его так. Я был ему необычайно признателен. Со дня приезда в Хэвенчёрч мне не хватало именно такой информации. А ведь если бы он не заорал так, войдя в это заведение, и если бы его прозвище было не столь красочным, я бы просто не обратил на него внимания.

Но объяснить смысл тайных поездок Эдмунда Квалсфорда я не мог. Только Шерлоку Холмсу было под силу найти этим фактам должное место на картине, которую в целом он уже мысленно для себя прояснил.

Я попытался понять, почему раньше не встречал Мертли.

— Чем он зарабатывает на жизнь? — спросил я у мистера Вернера.

— Он — торговец, развозит по деревням фабричные товары и скупает скот. Говорят, дела у него идут неплохо.

Утром я пешком отправился в Рей. Это прелестный древний городок, расположенный на высоком холме напоминавший мне иллюстрацию в книге сказок. Такое впечатление сохранилось у меня до конца пребывания в нём.

Я вошёл в городские ворота и по крутой дороге поднялся к мощённой булыжником Главной улице, где и встретился с Шерлоком Холмсом, ожидавшим меня в гостинице «Джордж». Он снял комнату сразу по прибытии и сохранял её за собой, оставаясь в Хэвенчёрче. Это вовсе не удивило меня. Скрытность характера и страсть к переодеваниям привели к тому, что Холмс обзавёлся несколькими комнатами или квартирами в самых различных, тщательно выбранных районах. Естественно, он посчитал нужным подыскать себе подобное убежище и здесь.

Накануне вечером он успел повидать Джека Брауна, владельца конюшни, поселившегося в старой сушильне. Браун оказался дома, но он никак не обнадёжил возчика, ищущего работу. Он сказал, что ему и без того хватает забот, поскольку он должен обеспечивать работой уже нанятых людей.

— Однако, по некоторым признакам, его дела идут не так плохо, как он сам говорит, — с иронической улыбкой заметил Шерлок Холмс. — У него действительно прекрасные лошади.

— Возможно, он предпочитает не нанимать чужаков. Это довольно распространённый предрассудок, — сказал я.

— Распространённый и вполне объяснимый, — согласился Шерлок Холмс.

Мы оба уже позавтракали, но попросили принести чай. За чаем я рассказал Шерлоку Холмсу историю, услышанную от Мертли.

Когда я закончил, он удовлетворённо кивнул:

— Превосходно. Я пришёл к такому выводу, когда вы впервые упомянули о таинственном бизнесе Эдмунда Квалсфорда в Лондоне. Но теперь мы знаем в точности, как это происходило.

— Знаем ли мы также, для чего он всё это проделывал? — спросил я.

— Конечно знаем, Портер, ещё несколько деталей — и картина полностью прояснится. Вы догадались спросить, какие у Мертли были дела в Тандердине и в Рее?

— Нет…

Он покачал головой:

— Вы небрежны, Портер. Не следует портить хорошо выполненную работу, не доделав её. Теперь нам понадобится ещё раз взглянуть на этого Мертли. У человека с подобной репутацией скорее всего на совести не одна только дохлая свинья.

— Он — торговец, объезжает деревни с товарами и скупает скот, — повторил я слова мистера Вернера. — Поэтому ему приходится постоянно ездить по всей округе.

— Вот вам ещё одна причина, по которой нам следует ещё раз повидаться с ним.

В то утро, исчерпав все возможности роли кочующего в поисках работы возчика, Шерлок Холмс вернулся к своему обычному облику. Это часто служило сигналом, что дело приближается к кульминации. Поэтому я вовсе не удивился, когда к нам присоединился сержант Донли вместе с одним из служащих акцизного управления.

Приехав в Рей, Шерлок Холмс в тот же вечер сумел переговорить с мистером Мором, как звали этого чиновника. Было очевидно, что просьба о второй встрече чрезвычайно озадачила его.

— Мне очень жаль, но я вынужден довести до вашего сведения, — объявил ему Шерлок Холмс, — что на вашей территории действует мощная организация контрабандистов. Сообщить о нарушениях закона соответствующим инстанциям — это мой гражданский долг. Если вы пожелаете, я готов содействовать вам в получении доказательств и аресте преступников.

— Неужели, мистер Холмс? — удивился чиновник. — Мощная контрабандистская организация? Будь в таком тихом месте, как наш город, что-нибудь подобное, мы бы знали об этом гораздо больше, чем случайный наблюдатель вроде вас.

Сержант Донли неловко заёрзал на своём стуле. Он уважал Шерлока Холмса, но с подобным его заявлением никак не мог согласиться.

— Мистер Холмс, — продолжал Мор, — если бы здесь занимались контрабандой в таких размерах, в округе появилось бы много неучтённых денег. Где они? Кроме того, существовал бы крупный товарооборот контрабанды — алкогольных напитков, чая и тому подобного. Где он?

— Совершенно верно, что здесь нет «шальных» денег или явных признаков контрабандных товаров, — ответил Шерлок Холмс. — Дело обстоит так потому, что местные контрабандисты оказались достаточно изобретательны и позаботились о прикрытии.

— Назовите этих контрабандистов, — потребовал акцизный чиновник.

— Я ещё не готов назвать их имена. Вначале я предполагаю проследить за одной из их операций. Сегодня утром я пришёл сюда, чтобы пригласить вас присоединиться ко мне.

Чиновник задумчиво почесал щеку:

— Береговой патруль? Они уже заняты, и мы используем их так эффективно, как только можем.

— Нет, только не береговой патруль, — ответил Шерлок Холмс.

— Мне очень жаль, мистер Холмс. Я слышал о вашей деятельности в Лондоне и знаю, что вы добились там значительных успехов. Но вы, очевидно, не знакомы с нашими местными условиями. Мы размещаем наших людей там, где подсказывает наш опыт и где они оказываются наиболее полезными. Мы не можем позволить им метаться во всех направлениях всякий раз, как кому-то почудится, будто он засёк операцию контрабандистов. И нам не нравится, когда в нашу работу вмешиваются непрофессионалы. Мистер Холмс, я забочусь прежде всего о вашей безопасности. Контрабандисты — очень опасный народ.

— Я знаю, — ответил, поднимаясь, Шерлок Холмс. — Мне известно, что именно эти контрабандисты уже совершили одно убийство. Я был обязан проинформировать вас, сэр, и я это сделал. Вы идёте, сержант?

Мистер Мор снова погрузился в раздумье:

— Ну, если у вас есть доказательства…

— Все полученные мною доказательства я представлю в соответствующие инстанции. Так ведь положено по закону?

Мы вышли. Мучимый сомнениями, сержант Донли последовал за нами. Мы прошли в гору по Русалочьей улице к гостинице «Русалка», где Шерлок Холмс начал с того, что заказал на всех кофе. Пока мы ждали его, Холмс с удовлетворением огляделся вокруг.

— Нет лучше места в Англии для разговора о контрабандистах, — сообщил он сержанту. — В восемнадцатом веке в Рее никому бы не понадобилось искать контрабандистов. В то время достаточно было просто договориться с ними о встрече.

Сержант начал извиняться за дерзость мистера Мора. Шерлок Холмс нетерпеливо пожал плечами:

— Полицейский не должен игнорировать улики только потому, что не он их обнаружил. И если посторонний обращает внимание полицейского на новые факты, последний не имеет права рассматривать это как обвинение его в некомпетентности. Очень жаль, что мистер Мор повёл себя именно так. Но мы не можем позволить, чтобы его оскорблённое самолюбие повлияло на нашу собственную работу. Сержант, хотите совершить с нами ночную вылазку и попытаться увидеть контрабандистов в действии?

— Если вы приглашаете меня, мистер Холмс, я обязан прийти, и всё же мне не верится, что контрабандисты могут действовать здесь в широких масштабах и никто не знает об этом.

— Моё приглашение как раз и доказывает, что не могут, — со смехом возразил Шерлок Холмс. — Мы знаем об этом. Я пошлю за вами, когда это будет нужно. Кроме того, в конце концов нам придётся убедить сотрудничать с нами акцизных чиновников, поскольку их официальное свидетельство нам пригодится. И ещё одно, сержант. Удачливые контрабандисты должны получать огромные прибыли. Вы с мистером Мором были совершенно правы, спросив, где же они. Поскольку вы не видите их, вы утверждаете, что они не существуют. Я же знаю, что они существуют, и утверждаю, что, следовательно, контрабандисты умело их спрятали.

Кто эти люди, сержант? Ведь у них должно быть гораздо больше денег, чем дают их официальные доходы. Если человек обладает подобным богатством, то рано или поздно это должно выплыть наружу. Вы как-то сказали Портеру, что местный полицейский знает каждого. Тогда вы должны хорошо себе представлять финансовое положение каждого жителя.

— Единственным человеком, который за последнее время заработал огромные суммы денег, был Эдмунд Квалсфорд. Но вы же не предполагаете, что он…

— В соответствии с полученными мною сведениями приходится прийти к выводу, что Эдмунд Квалсфорд весьма не похож на контрабандиста. Вы можете представить этого мягкого человека, к тому же хрупкого телосложения, разгружающим лодку и раскатывающим по гальке бочонки с виски?

— Не могу, — ответил сержант.

— Полагаю, в это дело вовлечены другие, возможно, даже очень большое количество людей. Прежде чем рассматривать эту проблему, нам следует распроститься с иллюзией, будто Эдмунд Квалсфорд был состоятельным человеком. Верно, что вскоре после своей женитьбы, семь или восемь лет назад, он откуда-то получил деньги. Он выплатил долги отца жителям Хэвенчёрча. Одновременно он выполнил то, чего от него требовала фамильная честь — например, назначил небольшую пенсию Ричарду Коулу. Квалсфорд также покрыл большую часть задолженностей по залоговым обязательствам, удовлетворив претензии кредиторов по «Морским утёсам» и отведя угрозу от своего наследства. У него даже хватило денег, чтобы основать собственную компанию по импорту.

Но это и все. Он не расплатился полностью по закладным. Он только уменьшил долги до допустимых размеров. С помощью Уолтера Бейтса он стал вести хозяйство поместья «Морские утёсы» достаточно разумно. Однако он даже не попытался уладить долговые обязательства своего отца в Лондоне. Вероятно, семейная честь не пострадала от невыполнения этих обязательств. И нигде, ни в какое время он не занимался никаким бизнесом, кроме как в этой жалкой фирме в Хэвенчёрче.

Сержант, у меня есть собственные обширные связи в лондонском деловом и финансовом мире. Эдмунд Квалсфорд был известен там только как сын своего отца, а не потому, что у него был собственный бизнес, ибо такового у него не имелось. Не было у него также огромного богатства, наличие которого приняли на веру жители Хэвенчёрча. Он жил в своеобразной благородной бедности с внешними признаками богатства, которого не было. На самом деле «Морские утёсы» — довольно жалкое поместье. Если не считать унаследованных Эдмундом нескольких прекрасных образчиков мебели, все находится в состоянии ветхом и запущенном. Квалсфорд поговаривал о реставрации башни; наряду с поездками в Лондон и его предполагаемыми успехами там это было частью роли, которую он играл. А играл он свою роль необычайно хорошо. Он смог одурачить всех жителей Хэвенчёрча. Чтобы обнаружить незаконно полученное богатство, нам нужно взглянуть на его деятельность с другой, оборотной стороны. Так где же деньги, сержант?

Сержант Донли только покачал головой. Шерлок Холмс продолжал настаивать:

— Вы скорее, чем кто-либо другой, способны ответить на этот вопрос. Подумайте хорошенько.

Мы выпили кофе и, оставив размышляющего сержанта, отправились на Уобелл-стрит, чтобы повидаться с Эмелин Квалсфорд. Вместе с приятельницей, молодой женщиной одних с нею лет, она остановилась у её брата, преуспевающего купца, живущего в прекрасном старом доме, наполовину деревянном, наполовину кирпичном, стоящем в ряду таких же прекрасных старых домов.

Один конец Уобелл-стрит выходил на площадь, где возвышалась красивая средневековая церковь. С другого конца улицы открывался великолепный вид, вполне сравнимый с тем, что мы видели в Оксни или с башни Квалсфордов. Но ни красота открывавшейся с холма перспективы, ни старинная церковь не заинтересовали Шерлока Холмса, поскольку они никак не были связаны с проблемой, над которой мы работали.

Мисс Квалсфорд ожидала нас в кабинете хозяина дома. Комната была уставлена книжными шкафами и меблирована более роскошно, чем кабинет в «Морских утёсах». Приятельница проводила нас в кабинет и затем благоразумно исчезла.

Мисс Квалсфорд, снова в скромном чёрном платье, выглядела бледной и утомлённой после пережитого нервного потрясения — похорон брата, где она встретилась с открытой враждебностью со стороны его вдовы.

Она явно ещё не оправилась после этого и была сильно удивлена визитом Шерлока Холмса, однако, поздоровавшись, она сразу заговорила, причём довольно решительно:

— Когда вы будете разговаривать с Лариссой, пожалуйста, попытайтесь убедить её, что я не собираюсь предъявлять никаких прав на поместье Квалсфордов. Я никогда и не собиралась этого делать, поскольку всегда относилась к детям Эдмунда как к своим собственным. Не могу понять, как Лариссе могло прийти в голову, будто я стану пытаться лишить их родового гнезда.

— Мы обязательно передадим ей это, — заверил Шерлок Холмс. — Я хотел бы задать вам один вопрос. После смерти брата вы посещали его комнату в башне?

Она кивнула:

— Я пошла туда на следующее утро. Я пыталась понять, почему он покончил с собой, и подумала, что там я смогу найти какое-нибудь…

— Объяснение? — подсказал Шерлок Холмс.

— Хоть что-нибудь, что помогло бы мне понять случившееся. Но там не было ничего, только старый стол, стул, кровать и множество пыли. Поэтому я сразу же ушла. И только позже, когда я так и не смогла найти никакого объяснения, я поняла, что он был убит.

— У меня есть для вас важное сообщение. В Лондоне я сказал вам, что вряд ли смогу сделать больше, чем просто разобраться в обстоятельствах смерти вашего брата. Но в то время я не мог предвидеть всего, что обнаружится в ходе расследования. Теперь предварительное расследование завершено.

Она напряжённо подалась вперёд:

— Да?

— К сожалению, ваше предположение подтвердилось. Мисс Квалсфорд, вашего брата убили.

Она побледнела ещё больше и вскочила:

— Вы уверены?

— Да, настолько, насколько это возможно, не зная имени убийцы и мотивов преступления.

— Какими доказательствами вы располагаете? Я должна знать!

Шерлок Холмс описал наши выводы, основанные на предсмертном письме, бумаге, месте, где оно было написано, и доказательства, позволяющие утверждать, что оно действительно представляло вторую страницу делового письма. Она слушала жадно, впитывая каждое слово.

— Я должна была догадаться! — воскликнула мисс Квалсфорд. — Я прочитала его, не думая. Я не могла поверить в то, что произошло. Не верила, что Эдмунд мёртв, хотя он лежал передо мной, и эта записка… Вы, конечно, правы, хотя мне ничего подобного тогда не пришло в голову. Если бы он написал записку в спальне, то воспользовался бы бумагой, которая была там. У вас есть ещё что-нибудь?

— Много мелких фактов, — ответил Шерлок Холмс. — Теперь мы должны их соединить и попытаться идентифицировать убийцу.

— Сделайте это! — пылко заявила мисс Квалсфорд.

— Возможно, вы сумеете помочь нам, — продолжал Шерлок Холмс. — Кто из работавших вместе с вашим братом имел основание убить его? С кем он ссорился? Кто и в чём соперничал с ним? Кто завидовал ему?

Она молча покачала головой. Потом заговорила, и голос её звенел от напряжения:

— Найдите того, кто это сделал, мистер Холмс. Если вы не сделаете этого, — её голос оборвался, — если вы не сделаете этого, я найду его сама, чего бы это мне ни стоило.

 

Глава десятая

Шерлок Холмс вернулся вместе со мной в Хэвенчёрч. Я представил его мистеру Вернеру под его собственным именем, назвав коллегой. Холмс снял номер в «Королевском лебеде», хотя, конечно, сохранил и свою комнату у школьного учителя, и ту, что находилась в отеле «Джордж» в Рее. Он хотел быть готовым к любому повороту событий.

Появление моего «коллеги» произвело сильное впечатление на мистера Вернера. Он никогда не слышал о Шерлоке Холмсе и решил, что мои сообщения «Локстону и Лаггу» побудили вышестоящее начальство прислать сюда представителя с более широкими полномочиями.

— Я надеюсь, вы что-нибудь придумаете, — сказал он. — Я слышал, что Эмелин собиралась сама управлять делами компании. Конечно, это намерение можно только приветствовать, — она хочет сохранить фирму в память о своём брате. Но женщина-руководитель… Извините меня!

Миссис Вернер подала нам великолепный завтрак. Но Шерлок Холмс ел почти механически и, боюсь, своим безразличием глубоко задел чувства доброй женщины. После этого он послал меня к мистеру Херксу за образцом того грубого табака, что мы видели на складе компании.

Мы расположились в моей комнате и сидели, наслаждаясь широким видом на Главную улицу. Около стояли кружки с домашним пивом мистера Вернера. Шерлок Холмс, по обыкновению, курил, выпуская густые клубы едкого дыма. Наконец он сказал:

— Портер, тут что-то не так. Мы имеем весьма успешно действующую банду контрабандистов, которая промышляла в течение восьми лет, а может, и дольше, и насколько мы установили, большая часть прибыли исчезла. Контрабандисты не могут вести себя так.

— А я бы смог.

— Портер, как бы вы повели себя?

— Обычно контрабандистов выдают их доходы. Разве не вы сказали сержанту Донли, чтобы он подумал о человеке, у которого есть деньги, происхождение которых нельзя объяснить? Поэтому я не стал бы тратить деньги до тех пор, пока я связан с контрабандистами. Тогда меня нельзя было бы схватить за руку.

— Портер, вы были бы весьма уникальным контрабандистом.

— Тогда и эти контрабандисты — люди необыкновенные.

— Да, это так, — согласился Шерлок Холмс. — В прошлом контрабанда такого рода предполагала наличие свободной организации, члены которой собирались только для того, чтобы разгрузить корабль и увезти товар с берега. Иногда главарь действовал настолько неосторожно, что власти выходили на их след и встречали контрабандистов прямо у корабля. Иногда дисциплина была такой низкой, что контрабандисты принимались пробовать коньяк уже перед разгрузкой, и тогда операция превращалась во всеобщую пьянку, которая привлекала таможенников со всей округи. После этого они бы встречались в таких злачных местах, как гостиница «Русалка», и публично похвалялись своими подвигами и доходами. Сегодня такая открытая операция попросту невозможна, вот почему мистер Мор с таким скепсисом отнёсся к моему заявлению о том, что в течение многих лет в окрестностях Рея действуют контрабандисты. Он не может представить себе контрабандистов, которые ведут себя столь осторожно.

В таком захолустье, как Болота, необъяснимый источник богатства и поток контрабанды быстро бы их выдали. Даже небольшие суммы денег или незначительный объём контрабандных товаров привлекли бы внимание.

— Тогда это совершенно уникальные контрабандисты, — повторил я.

— Нет, Портер, — медленно проговорил Шерлок Холмс. — Уникальными являются их руководители. Им присущи воображение и дальновидность, соединённые с поразительными организаторскими способностями и умением тщательно планировать операции. Руководителям удалось установить такую дисциплину, в которую даже трудно поверить. Богатая история контрабанды на Болотах — это история ошибок контрабандистов. Вот почему мы так мало знаем о них. Эта банда до сегодняшнего дня не совершала ошибок, что является косвенным подтверждением искусства её руководителей, сумевших учесть ошибки предшественников.

Шерлок Холмс снова занялся своей трубкой. Через некоторое время он прервал молчание:

— Если бы вы были главарём контрабандистов, нанимающим людей по принципу благонадёжности, выдержки, умения контролировать себя, а также способности подчиняться другим, то кого бы вы выбрали?

— Тех, кого уважают в обществе, — ответил я. — Кто обладает достаточной выдержкой, чтобы не напиться во время разгрузки бренди. Достаточно состоятельных, чтобы могли тратить деньги, не вызывая кривотолков.

— Нет, — возразил Шерлок Холмс и решительно покачал головой. — Процветающие и уважаемые люди не только отвечают за свои поступки, но одновременно связаны определёнными обязательствами. Кроме того, это обычно люди уже пожилые. Вы можете представить таких людей, крадущихся по ночам и разгружающих лодки, а затем переправляющих контрабанду в укромные тайники? У них есть слуги, которые начнут сплетничать о том, что их хозяева таинственным образом отсутствуют дома в течение нескольких дней в неделю. Кроме того, для них не имеет особого значения та прибыль, которую они могут получить от контрабанды. Зато их потери в случае провала будут огромными. Нет, Портер, это не уважаемые процветающие люди.

— Тогда уважаемые люди, у которых дела идут не очень хорошо.

— А может ли такой человек променять свою жизнь на жизнь, связанную с преступлением, сознавая, что при поимке его подвергнут серьёзному наказанию?

— Уважаемые люди, у которых дела идут совсем плохо.

Шерлок Холмс кивнул:

— В точности моя мысль, Портер. Богатство — вещь относительная. Наш славный полицейский напрягает свою память, чтобы вспомнить тех, кто покупает недвижимость, ездит на курорты или беспечно транжирит сотни фунтов на скачках. Конечно, такого человека нет. Нам нужно найти уважаемого, но стеснённого в средствах человека, у которого раньше не было ничего, кроме долгов, а теперь появился лишний шиллинг, который он может потратить. Давайте поговорим с вашим другом, Гео Адамсом.

Имя Шерлока Холмса оказалось Адамсу знакомо. Когда Шерлок Холмс представился, Гео с любопытством перевёл взгляд с него на меня, видимо удивляясь тому, какая может быть связь между известным детективом и мной, обыкновенным чиновником из компании по импорту. Тем не менее он без единого слова пригласил нас в свою тесную контору.

— Мистер Адамс, я попросил бы вас вернуться на восемь или десять лет назад и постараться припомнить, был ли у вас за это время покупатель, который подходит под следующее описание, — начал Шерлок Холмс. — Он, вероятно, семейный человек. Хороший работник, но ему всю жизнь не везёт, и он никак не может найти хорошую работу или удержаться на ней. Восемь или десять лет назад он был должен всем. И даже в благоприятные времена он никогда полностью не мог расплатиться по счетам.

Адамс мрачно улыбнулся:

— Я могу составить для вас целый список. Вы говорите примерно о трети населения Хэвенчёрча.

— В последние годы дела этого конкретного человека несколько поправились, но настолько незначительно, что вы даже не обратили на это внимания. Он начал платить наличными, вместо того чтобы брать товары в кредит. Постепенно он выплатил все свои долги. Хотя по-прежнему не имеет постоянного места работы.

Адамс покачал головой:

— Нет. Не припоминаю такого. — Тут он сделал паузу. — Хотя подождите минуту, кажется, я вспоминаю…

Он снял с полки пыльный гроссбух и начал листать страницы. Он вёл свою отчётность яркими зелёными чернилами, имена были написаны сверху страниц с большими витиеватыми петлями и завитушками.

— Джордж Ньютон, — медленно произнёс Адамс, найдя нужную страницу. — Всегда был честным, работящим парнем, но, как вы говорили, ему постоянно не везло. Однако он не сдавался. Каждую осень со всей семьёй отправлялся собирать хмель и расплачивался с долгами сколько мог. То, что произошло позже, теперь, когда вы заставили меня вспомнить, действительно кажется странным. Его жена стала платить наличными и платит уже в течение нескольких лет. Покупки она делала небольшие, ничего особенного, но покупала постоянно. И постепенно, понемногу за один раз, оплатила весь долг. Я просто подумал, — ведь он брался за любую работу, где на день-два, где на неделю-другую, и всегда с охотой. Но он никогда не отличался большой силой и совсем не умеет обращаться с животными, поэтому никто не нанимал его на постоянную работу.

— Он по-прежнему вместе со своей семьёй собирает хмель? — поинтересовался Шерлок Холмс.

— Да, это так. Возможно, они и сейчас его собирают. Они всегда отправляются в одно и то же место близ Эплдора. Раньше сборщики из Хэвенчёрча ходили туда и обратно пешком, по утрам и вечерам. Но сейчас фермер присылает за ними фургон.

— Ньютон по-прежнему берётся за случайную работу?

— Насколько мне известно, он не отказывается ни от какой работы, сколько бы она ни длилась. Подождите-ка! Я видел, как не далее чем вчера он работал на Дервина Смита. Значит, он не собирает хмель, но семья собирает. Недавно вечером его жена и дети ехали вместе с другими сборщиками. Как я уже говорил, он — честный, работящий парень и всегда делал всё, что мог.

— Но этого всегда было недостаточно, за исключением нескольких последних лет, — заметил Шерлок Холмс.

Гео Адамс кивнул:

— Странно, что я никогда не обращал на это внимания. Но у меня столько неоплаченных счетов, что не могу задумываться над тем, почему некоторые платят наличными. Я надеюсь, что с ним не случилось ничего дурного.

— Мы также надеемся, — сказал Шерлок Холмс. — Кто-нибудь ещё подходит под это описание?

Гео Адамс ещё раз перелистал страницы гроссбуха:

— Я не могу больше никого вспомнить.

— Пожалуйста, не говорите никому о нашем разговоре, — попросил Шерлок Холмс. — Мы заняты сложным расследованием, и нам бы не хотелось бросать тень на человека, не замешанного ни в чём дурном.

Мы расстались с Гео Адамсом, и Шерлок Холмс, у которого в такие моменты, казалось, даже ноги удлинялись, устремился вперёд с такой скоростью, что я едва поспевал за ним. Он нанял двуколку и, пока мы не направились в Лидд по ухабистой, грязной дороге через Болота, не проронил ни слова о том, что мы обнаружили.

— Вы поняли значение этой информации? — спросил он наконец.

— Если Джордж Ньютон является контрабандистом, то он действительно так обращался со своими незаконно полученными деньгами, что и комар носу не подточит. Но я не могу понять, как человек его уровня мог обладать таким самоконтролем.

Шерлок Холмс восхищённо потряс вожжами, и озадаченная лошадь ускорила шаг.

— Портер, тут видна рука великого мастера. После смерти профессора Мориарти, о которой не стоит жалеть, я не встречался ни с чем подобным. Кто бы мог подумать, что это окажется возможным в тишайшем уголке Англии? Такое дело способен провернуть только поразительный организатор, блестящий криминальный ум. Он уже начал расширять сферу своих интересов в направлении Лондона. Мне даже трудно вообразить, каких высот он мог бы достичь на этой необъятной арене. Но судьба отвернулась от него, Портер. Какой неслыханной удачей было то, что Рэдберт подслушал слово «питахайя»! Это предоставило нам возможность покончить с данной преступной деятельностью почти немедленно.

Лидд, расположенный близ военного лагеря и преуспевающего пивоваренного завода, был гораздо больше Хэвенчёрча и выглядел гораздо более процветающим. Мы наведались в местный универсальный магазин. Как и мистер Адамс, его владелец мистер Хатчингс продавал практически все. Судя по многочисленным вывескам, он торговал бакалейными товарами, тканями, одеждой, шляпами. Кроме того, его магазин был обувным складом.

Имя Шерлока Холмса ни о чём ему не говорило, и он сразу же отказался обсуждать личные счета своих покупателей с какими-то незнакомцами. Тогда Шерлок Холмс объяснил ему, что при частном расследовании можно избежать огласки, в отличие от того, в котором принимает участие полиция. В конце концов Хатчингс согласился сотрудничать, но только после того, как Холмс пригрозил обратиться к сержанту Донли.

Вначале Хатчингс не мог припомнить, но, внимательно перелистав свои книги и мобилизовав память, он, к собственному удивлению (но не к удивлению Шерлока Холмса), назвал сразу два имени — Фреда Митчелла и Уоллеса Диккенса.

— Но это вовсе ничего не значит, кроме того, что их дела пошли чуточку лучше, — пытался протестовать Хатчингс. — Они оба — добропорядочные, надёжные, честные граждане, всегда расплачивались со мной при первой возможности.

— За последние восемь лет у них была постоянная работа? — спросил Шерлок Холмс.

— Э-э, нет. Конечно, каждую осень они собирали хмель со своими семьями, работали на очистке канав или на починке дорог, нанимались работниками на фермы. Но если подумать…

Он решил не говорить, что же он думал.

— Всё сводится к тому, — продолжал Шерлок Холмс, — что шесть или восемь лет тому назад они начали расплачиваться за покупки наличными. В то же время они постепенно расплатились по всем счетам и с тех пор никому не были должны.

— Всё верно, — согласился мистер Хатчингс.

— Но, несмотря на эту достойную похвалы платёжеспособность, их положение в смысле работы и доходов не изменилось.

— Насколько мне известно, они по-прежнему работают там, где только могут найти работу. Должно быть, они просто зарабатывают теперь немного больше, только и всего. Я не поверю, что кто-нибудь из них мог совершить нечто противозаконное.

— Я и не утверждаю этого, — отозвался Шерлок Холмс. — Поэтому мы и проводим неофициальное расследование. Пожалуйста, не рассказывайте никому о нашем с вами разговоре. Если они не сделали ничего противозаконного, расследование не будет иметь никаких последствий.

Мы вернулись к двуколке и направились в Нью-Ромни, который тоже был гораздо больше Хэвенчёрча и выглядел более процветающим. Там мы наведались в магазин А.-Х. Смита, предприятие поменьше торговых заведений Адамса и Хатчингса. Прибегнув к тому же методу убеждения, что и в первых двух случаях, Шерлоку Холмсу удалось заставить мистера Смита порыться в памяти, в результате чего наш список пополнился ещё двумя именами — Ивена Бенкса и Уильяма Аллена.

— Но они честные, трудолюбивые люди, — не переставал твердить мистер Смит.

Они также в последние годы стали умеренно преуспевать, что казалось необъяснимым при их по-прежнему случайных и незначительных заработках.

Мы поблагодарили мистера Смита, попросили его хранить молчание и вернулись к двуколке.

Здесь Шерлок Холмс заколебался.

— Пятерых будет вполне достаточно, — наконец сказал он. — Конечно, можно обнаружить ещё человек двадцать-тридцать, столь же умело рассеянных по всей округе. Но надо же оставить немного работы и на долю сержанта Донли.

Мы подъехали к дому сержанта в Хэвенчёрче уже во второй половине дня. Он и сам только что вернулся, возможно, после какого-то изнурительного расследования, связанного с поджогом сена или поисками пропавшей свиньи. Он выглядел раздражённым, и нам потребовалось некоторое время, чтобы он наконец смог понять то, что втолковывал ему Шерлок Холмс.

— Я не могу поверить! — воскликнул он, когда Шерлок Холмс представил ему свой список. — Ивен? Я видел его как раз сегодня. В полдень он разгружал сено для Эбена Уорнли. Джордж Ньютон? Я ходил вместе с ним в школу. Он постоянно спрашивает меня, не найдётся ли какой-нибудь работёнки. На прошлой неделе один из работников Дервина Смита сломал ногу, и Джордж занял его место. Возможно, он получит там постоянную работу месяца на два. Вот почему он не собирает хмель. Если он зарабатывает на жизнь контрабандой, почему он ищет работу? Почему он отправляет свою семью собирать хмель?

— Завтра, — сказал Шерлок Холмс, — вы можете посетить остальных торговцев и расширить список имён. А сегодня, как раз сейчас, у вас есть более важные дела. Я хотел бы, чтобы вы навестили всех пятерых из моего списка.

— Сейчас? — испуганно возопил сержант. — Двое из них живут в Лидде, а двое других — в Нью-Ромни. Их может и не быть дома. И что я им скажу? Разве я могу завести дело в связи с тем, что они платят по нескольку шиллингов наличными, вместо того чтобы брать в кредит?

— Вот в этом-то и заключена вся дьявольская хитрость, — заметил Шерлок Холмс.

— Но, мистер Холмс, неужели здесь, на Болотах, объявился матёрый преступник? Это просто невозможно. Здесь просто нет денег, чтобы поддерживать контрабанду на таком уровне.

— Факт существования контрабанды на таком уровне доказывает, что деньги есть, и контрабандисты уже договорились о том, чтобы переправлять большую часть товаров в Лондон. Возможно, они уже начали это делать. Вперёд, сержант! Нужно сделать все это сегодня.

— Что я должен им говорить?

— Мы пойдём вместе с вами и поговорим с Джорджем Ньютоном, — сказал Шерлок Холмс. — Я продемонстрирую вам, как надо действовать. Где его можно найти? На ферме Дервина Смита?

— Возможно, он уже дома. Я знаю, что его жена дома. Сегодня сборщики хмеля закончили рано.

Джордж Ньютон, как и положено честному человеку, которому никогда не удавалось получить постоянную работу, жил в крошечном домике, переделанном из небольшой конюшни. Домик стоял на задворках полуразрушенного большого дома на самом краю Хэвенчёрча.

Увидев это, Шерлок Холмс восхищённо воскликнул:

— Великолепно! И снова рука мастера. Сержант, мне хотелось бы, чтобы вы обратили особенное внимание на точный выбор места жительства каждого из этих людей. Я убеждён, что дом каждого из них расположен так, что из него можно незаметно выскользнуть ночью, не вызывая кривотолков у соседей.

Сержант Донли озадаченно покачал головой.

Жена Джорджа Ньютона, крошечная худая женщина, рано постаревшая от забот, с любопытством смотрела на нас всё время, пока мы шли по тропинке к двери в дом. Однако она не стала нас ни о чём спрашивать, просто отправилась позвать мужа.

Джордж Ньютон, очевидно, прилёг вздремнуть, поэтому появился на пороге, сонно моргая. Он был небольшого роста, узкоплечий, явно лишённый выносливости, присущей многим маленьким мужчинам. Он, безусловно, не годился для тяжёлой работы или ухода за норовистой лошадью. Но он определённо работал постоянно. Об этом свидетельствовала обветренная, как у сельского батрака, кожа.

Миссис Ньютон следовала за мужем по пятам, она стояла позади него в дверном проёме и ждала. Взгляд Джорджа Ньютона беспокойно переходил с одного из нас на другого, пока наконец не остановился на сержанте.

— Джордж, этот джентльмен хотел бы перемолвиться с тобой словечком, — сказал сержант Донли.

Движением головы он указал в сторону, и мы втроём повернулись и отошли на небольшое расстояние по тропинке. Ньютон какое-то время колебался, но потом пошёл за нами. По его обожжённому солнцем лицу трудно было догадаться, о чём он думает. Однако в его движениях сквозила неуверенность.

Когда мы удалились от дома настолько, что жена Ньютона не могла нас услышать, сержант сказал:

— Это мистер Холмс из Лондона.

Шерлок Холмс уставился на Ньютона пронзительным взглядом, но заговорил довольно мягко.

— Ньютон, это неофициальный визит, — сказал он. — Официальный визит мы нанесём позже. Сержант твой старый приятель, и он посчитал нужным заранее предупредить тебя.

Сглотнув с видимым усилием, Ньютон не мигая смотрел на нас. Губы у него дрожали.

— Ньютон, акцизным чиновникам и полиции всё известно о ваших делах, — продолжал Шерлок Холмс. — Очень скоро они обрушатся на всю банду. Но мы понимаем, почему именно вы вынуждены были заниматься этим, насколько трудно вам было сводить концы с концами. Тогда почему бы вам не стать информатором? В этом случае положение значительно облегчится для вас и вашей семьи. Подумайте над этим. Вам нужно действовать быстро, иначе будет слишком поздно.

Сержант Донли дружески похлопал Ньютона по спине.

— Ньютон, подумай надо всем этим, — сказал он. — Мистер Холмс даёт тебе шанс легко избавиться от неприятностей. Ты же не хочешь, чтобы они у тебя были?

Но Ньютон только смотрел на нас, не произнося ни слова. Постояв немного, мы направились на улицу.

Уже на Главной улице Шерлок Холмс сказал сержанту:

— Возьмите нашу двуколку. Если вы не застанете подозреваемого дома, говорите его жене: «Передай своему мужу, что я искал его. Я хотел бы поговорить с ним. Он знает о чём». Если муж дома, примите сочувственный вид. Вы — старый приятель, который хочет дать ему своевременный совет. Не добавляйте ничего к тому, что я сказал Ньютону. Если начнёт отпираться, утверждать, будто не знает ни о чём, говорите: «Конечно, ты знаешь, о чём идёт речь. Я же сказал: полиции всё известно». Навестите всех четверых по списку. После этого быстро возвращайтесь. И поспешите! Возможно, впереди у нас долгая ночная работа.

Выслушав последние инструкции, сержант вихрем умчался на двуколке, а Шерлок Холмс отправился разыскивать Джо. Он нашёл мальчика в конюшне позади гостиницы «Королевский лебедь» и быстро переговорил с ним. Джо со всех ног бросился выполнять поручение.

Наступили сумерки. Над деревьями, росшими около старой мельницы, кружились стаи птиц, избравших их местом гнездовья. Они то улетали к болотам, скрываясь в вечерней дымке, то, проносясь над самой землёй, быстро возвращались к своим гнёздам. Холмс некоторое время наблюдал за ними с отсутствующим видом, потом сказал:

— Мне следовало бы оставить двуколку. Не важно, наймём другую. Сейчас вдова Эдмунда Квалсфорда осваивается с печальными переменами в своей жизни. Наступило время, когда мы должны переговорить с ней.

Вначале она отказывалась принять нас. Мы ждали в запущенном кабинете, теперь освещённом только одной мигающей свечой. Шерлок Холмс продолжал настаивать, раз за разом посылая юную служанку с одинаковыми просьбами и трижды получая отказ. Наконец в комнату вошла Ларисса Квалсфорд и, когда мы поднялись, чтобы приветствовать её, окинула нас возмущённым взглядом.

Она была такой же бледной, как и в прошлую нашу встречу, в её манере носить траур было всё то же грациозное изящество. Она приготовилась заставить Шерлока Холмса замолчать, обрушив на него град обвинений, как недавно поступила со мной. Но он не дал ей этого сделать. Он обратился к ней вежливо, но в то же время абсолютно решительно.

— Мадам, вы были введены в серьёзное заблуждение по поводу моих намерений и намерений моего помощника, — начал Шерлок Холмс. — У меня есть только одно поручение — раскрыть правду в связи со смертью вашего мужа.

— Он покончил с собой, — с горечью сказала миссис Квалсфорд. — Я всегда считала, что сестра довела его до этого. Но теперь мне всё равно, сделал он это случайно или намеренно. Он мёртв, и даже установление истины ничего не изменит.

— Мне очень жаль, что я взваливаю на вас новую ношу, но лучше, если вы услышите это сейчас, до начала официального полицейского расследования. Ваш муж был убит. Я скоро узнаю, кто сделал это, и вместе с полицией арестую и накажу преступника. Но сейчас мы нуждаемся в вашей помощи.

Она промолчала и в течение некоторого времени смотрела на него. Затем медленно шагнула к стулу и опустилась на него.

— Вы в этом уверены? — с некоторым сомнением и даже упрёком проговорила она.

— Разумеется, я уверен, — сказал Шерлок Холмс. — Возможно, вам неизвестна моя репутация в подобных делах…

— Я знакома с вашей деятельностью, — прервала его миссис Квалсфорд. — Я расспросила моего брата, когда он был здесь на похоронах Эдмунда. Садитесь, пожалуйста. Похоже, мне действительно придётся поговорить с вами.

Шерлок Холмс сел на стул напротив миссис Квалсфорд. Я осторожно присел сбоку, стараясь не оставаться вне поля её зрения.

— Иногда убийство имеет очень глубокие корни, мадам, — продолжал Шерлок Холмс. — Поэтому, чтобы раскрыть его, необходимо глубокое расследование. Когда вы вышли замуж, ваш муж был беден?

— Он был беден, когда я вышла за него. Он был беден, когда умер. Однако он был доволен тем, что расплатился с некоторыми долгами, оставленными его отцом, и над нами больше не висела угроза быть выброшенными на улицу. Сегодня «Морские утёсы» дают хорошую прибыль, правда, большая её часть по-прежнему уходит на выплату долгов.

— Сколько денег ваш муж выдавал своей сестре?

— Я не слышала, чтобы он вообще давал ей что-нибудь. В этом не было необходимости. У неё были собственные деньги, оставленные ей матерью. Кроме того, у неё не было других расходов, кроме как на одежду. Эдмунд также получил подобное наследство, но истратил его на учёбу в Оксфорде.

— Вы знаете о том, что у вашего мужа была репутация человека, зарабатывающего огромные суммы в Лондоне?

— Я ничего не знаю о его репутации. Я знаю только правду. Время от времени ему удавалось заработать немного денег. Благодаря им он смог расплатиться со срочными долгами, как только мы поженились. Но ради этого ему приходилось постоянно и напряжённо трудиться, и со временем это стало сказываться на его умственном состоянии.

— Когда впервые ваш муж странно повёл себя?

Она задумалась.

— Вскоре после женитьбы я обнаружила, что иногда он уходит куда-то по вечерам и возвращается поздно. Я подумала, что он навещает друзей, но он ничего не рассказывал о том, куда ходил, а я не хотела задавать ему вопросов. Я не знаю, посещал ли он тогда старую башню или это началось позже. Я воображала всякое. Но в промежутках между этими отлучками он вёл себя совершенно нормально и даже был счастлив. Мы оба были счастливы. Год шёл за годом, пока я наконец не обнаружила, что он грустит в одиночестве по ночам в башне.

Она подавила рыдания:

— Грустит один, в темноте. Его психика все более и более расстраивалась.

— Он говорил с вами когда-либо о финансовых проблемах?

— Перед свадьбой он откровенно рассказал мне о финансовом положении Квалсфордов. Я знала, что ему потребуются годы, чтобы исправить ситуацию и восстановить прежний достаток. И он работал над этим. Я не понимаю, почему вы спрашиваете о деньгах, мистер Холмс. Для нас деньги никогда не имели значения. Я не ожидала, что мы будем жить в роскоши. Я знала, что в первые годы после женитьбы ему было очень трудно, но наша семья ни в чём не нуждалась. Конечно, мы не могли позволить себе дорогих развлечений или слуг, вышколенных в городе. Большая часть мебели обветшала и продолжает ветшать. Но меня это вовсе не угнетало.

— Приходили ли к нему странные посетители, люди явно не его круга?

— Кто в Хэвенчёрче принадлежит к его кругу? — презрительно проговорила миссис Квалсфорд. — Нет, мне неизвестно, чтобы он принимал необычных посетителей, относящихся к другому классу. Это маленькая деревушка, все друг друга знают. Местные не любят меня из-за моего иностранного происхождения. Но у меня нет оснований относиться к ним так же. Они добрые люди, несмотря на всю свою ограниченность. Викарий оказывал нам постоянную поддержку. Я чувствую себя здесь дома, потому что это был дом Эдмунда, и именно здесь должны вырасти мои дети.

— Были ли у Эдмунда враги?

— Вы не задали бы этот вопрос, мистер Холмс, если бы знали его. Он относился к тем людям, у которых не может быть врагов. Он помогал всем, кто в этом нуждался. Он всегда умел разрядить обстановку там, где царила враждебность. Кто мог быть врагом такого человека?

— Ваша золовка попросила нас сообщить, что она никоим образом не претендует на фамильное поместье Квалсфордов. Она никогда и не стремилась к этому. Она не может понять, почему вы решили, будто она станет пытаться лишить детей Эдмунда, которых она нежно любит, их родового поместья.

Ларисса Квалсфорд вспыхнула, затем вновь побледнела:

— Викарий говорил мне, что я не только слишком резко вела себя с ней, но и обвинила в том, чего она не делала. Он передал мне такое же сообщение, и я уже написала ей письмо с извинениями.

— Ваша золовка привезла моего помощника в Хэвенчёрч. Когда он впервые вошёл к вам в дом, вы встретили их у двери и сказали ей, что она довела вашего мужа до самоубийства. Что явилось основанием для такого заявления, миссис Квалсфорд?

Она слабо улыбнулась:

— Возможно, от горя я не сознавала, что говорю. Я всегда немного ревновала к Эмелин. У них с Эдмундом было так много общего, это тянулось ещё с детства — игры в слова, общие воспоминания о давних событиях. Они часто разговаривали друг с другом, и, хотя не делали из этого тайны, мне всегда казалось, что они как бы исключают меня из разговора. Потом, когда Эдмунд умер, наверное, мне просто нужно было кого-то обвинить в этом. Я стала думать, что, если бы в тот день Эмелин осталась дома, то вполне могла бы предотвратить его смерть. Но ведь и я тоже могла помешать ему умереть, если бы была дома.

Ларисса Квалсфорд вновь подавила рыдания, уткнувшись в платок.

— Мне казалось, она принуждала его стремиться все к большему богатству. Я всегда чувствовала это, а в тот момент мне показалось, что она понуждала его к большему, чем способен был выдержать его мозг. Видите ли, моя реакция была следствием соединения множества мелочей, и я страшно сожалею о том, что наговорила Эмелин.

Шерлок Холмс кивнул в знак понимания:

— Ваш муж часто употреблял слово «питахайя». Вы знаете, откуда оно у него появилось или что оно означало?

— Это не было его словом, — ответила Ларисса Квалсфорд.

Шерлок Холмс насторожился:

— Не было его словом? Но ведь многие слышали, как он употреблял его.

— Это было словечко моего брата, — пояснила Ларисса. — По-моему, это какая-то бессмыслица. Мой брат употреблял его в шутку. Эдмунд перенял у него это словечко, когда они вместе учились в университете.

За время нашего разговора с Лариссой Квалсфорд успело стемнеть. На обратном пути в Хэвенчёрч Шерлок Холмс предоставил лошади двигаться с такой скоростью, которую она предпочитала сама. Откинувшись на сиденье, он задумчиво сказал мне:

— Теперь легко понять, почему местные жители так невзлюбили Лариссу Квалсфорд. Вероятно, в прошлом «Морские утёсы» были своеобразным центром общения для жён местного дворянства и окружающих общин. Жена Эдмунда не смогла придерживаться этой традиции, потому что на это у неё попросту не было денег. Она происходит из состоятельной семьи, вытертые ковры и бедная обстановка, вероятно, смущали её даже тогда, когда она устраивала приёмы для самых близких друзей. По её стандартам, это был обедневший дом, и она неохотно приглашала в него женщин из Хэвенчёрча. Именно поэтому и её приглашали к себе немногие.

— Теперь, когда её муж умер, она, вероятно, не получит ни одного приглашения, — заметил я.

— Мы должны приложить все усилия, чтобы сохранить репутацию, которую создал себе Эдмунд Квалсфорд. Конечно, у нас может ничего и не получиться. Но мы должны попытаться произвести арест его убийцы таким образом, чтобы Эдмунд не стал его жертвой вторично. Он уже получил то, что любители сенсаций называют «высшей мерой наказания».

— Был ли он связан с контрабандистами? — спросил я.

— Да, и весьма тесно. Но я не намерен разоблачать его больше, чем того потребуют обстоятельства.

 

Глава одиннадцатая

Когда вернулся сержант Донли, он выглядел так же, как его взмыленная лошадь. Он нашёл нас в «Королевском лебеде», где мы разговаривали с мистером Вернером. Шерлок Холмс заказал пинту пива для сержанта и вернулся к разговору с владельцем гостиницы.

Он расспрашивал его о прошлом Дохлой Свиньи Мертли. Сержант Донли слушал их разговор с нарастающим нетерпением. Он жаждал отчитаться о своей работе, но, конечно, он не мог этого сделать, пока мистер Вернер находился поблизости.

— Какова была официальная точка зрения в связи с делом о мёртвой свинье? — наконец обратился к сержанту Шерлок Холмс.

— Всё это случилось задолго до моего назначения, — ответил сержант Донли. — Но думаю, Хьюз вряд ли подавал официальное заявление.

Шерлок Холмс задумчиво соединил кончики пальцев:

— В этой истории имеется по крайней мере одно преувеличение. Фигурирующие в ней свиньи названы необычайно большими, но они скорее всего были обычного размера, а возможно, даже меньше. Будь они такими большими, как утверждает молва, Мертли не смог бы совершить подмену, не оставив явных следов. Даже средняя свинья весит намного более ста фунтов. С другой стороны, история бы потеряла свою ударную силу, если бы в ней упоминались не свиньи, а поросята. И желание рассказчика произвести впечатление заставило поросят немножко подрасти. Подобные преувеличения содержатся в очень многих исторических описаниях. Портер, я часто размышлял над тем, каким прекрасным времяпрепровождением в старости может быть переписывание истории с помощью дедуктивного метода.

Мистер Вернер в изумлении уставился на Холмса. Он не привык, чтобы его истории подвергали дедуктивному анализу.

— Нет, это были не поросята, — упрямо возразил хозяин гостиницы. — Речь всегда шла об огромных свиньях. Вероятно, такими они становятся, когда хозяева откармливают своих свиней всякой гадостью.

— Возможно, и так, — ответил Шерлок Холмс, пряча улыбку.

Оставшийся при своём мнении относительно размера свиней, мистер Вернер отправился перемолвиться словечком с другими посетителями.

Сержант Донли наклонился вперёд:

— Я видел Митчелла и Бенкса. Я сказал им то, что вы велели. Оба начали отпираться, и я повернулся и пошёл прочь. Диккенса и Аллена не было дома, я передал им сообщение через жён. Что будем теперь делать?

— Думаю, жена уже приготовила обед и ждёт вас. Отправляйтесь домой и быстренько поешьте. Ко времени вашего возвращения мы тоже будем готовы. Или…

— Или что?

— Или мы не будем готовы. Быстро поешьте и возвращайтесь. Скажите жене, что вы или будете дома рано, или пусть не ждёт вас раньше завтрашнего дня.

Сержант поспешил прочь.

— Портер, мистер Мор дал нам ценный совет, — продолжал Шерлок Холмс. — Впереди нас может ожидать ночь, полная опасностей. До сегодняшнего дня эти контрабандисты не применяли насилия, но ведь им раньше и не угрожали.

— А это не те самые контрабандисты, что убили Эдмунда Квалсфорда?

— Портер, перед нами две проблемы, связь между которыми ещё не прослеживается до конца. Конечно, Эдмунд Квалсфорд не пал жертвой припадка ярости загнанного в угол главаря контрабандистов. Его убийство было тщательно продумано и подготовлено. Вы привезли с собой револьвер?

— Нет, сэр.

— Мне следовало бы предложить вам это сделать. Но возможно, и к лучшему, что вы не взяли его с собой. В темноте нельзя полагаться на огнестрельное оружие. Кроме того, вполне вероятно, что к утру поднимется туман. Прочная палка будет гораздо полезнее ружья. А! Вот и Джо!

Мальчик просунул голову в дверь и улыбнулся, увидев нас. Холмс назначил его лейтенантом «нерегулярных полицейских частей на Болотах» и поручил самому сформировать свой отряд. Однако мне даже не намекнули о целях деятельности этой необычной группы.

Шерлок Холмс отправился побеседовать с ними и вернулся, удовлетворённо потирая руки:

— Мы не можем ждать сержанта, у нас нет времени. Давайте поскорее отправимся и подберём его по дороге.

Мы уведомили мистера Вернера, что отправляемся навестить друзей в Рей и, возможно, там заночуем. Если мы не вернёмся до полуночи, ему не следовало больше нас ждать. Покрытое тучами небо предвещало тёмную, безлунную ночь, что было нам на руку. Мы скорее чувствовали, чем видели, дорогу, пока пробирались к дому сержанта.

Он уже успел закончить свой спешный ужин и встретил нас у калитки. Его жена стояла в дверном проёме и смотрела вслед; вероятно, вместе с едой он получил порцию её воркотни насчёт того, что у полицейских вовсе не сладкая жизнь.

— Если не возражаете, мистер Холмс, — сказал сержант, — я был бы очень признателен, если бы вы хотя бы в общих чертах обрисовали мне, что именно я должен делать.

— Ничего, — ответил Шерлок Холмс. — Вам ничего не надо делать. Запомните это. Если все произойдёт так, как я ожидаю, вы увидите контрабандистов за работой. Самое главное для вас — не дать воли своему профессиональному негодованию. Учитывая размах этой контрабандистской операции, втроём мы можем только тайком наблюдать за её проведением. Попытка сделать что-либо ещё может навлечь на нас опасность. В лучшем случае мы, подвергая себя серьёзному риску, сумеем схватить одного-двух контрабандистов. Наша же цель — арестовать всю банду, включая её руководителей. Утром вы снова посетите мистера Мора и предъявите ему показания очевидца, которые должны заставить его начать действовать. В свою очередь я отправлю свой собственный отчёт официальным властям в Лондоне по телеграфу. Соединив наши усилия таким образом, мы сможем покончить с этой бандой в ходе одной хорошо спланированной операции.

Мы пошли по Хэвенчёрчской дороге к Болотам, постепенно погружаясь в ночную тьму. Обшитый толстыми досками мост, который мы благополучно пересекали раньше, мы нашли только после осторожного передвижения вдоль берега канавы, хотя приблизительно и знали его местонахождение. Здесь Шерлок Холмс остановился.

— Вы видели раньше этот мост? — спросил он сержанта.

— Конечно, я видел его раньше, — раздражённо ответил сержант Донли. — Я прохожу через него почти ежедневно.

— И что вы о нём думаете?

— Ну, это дощатый мост. Что же ещё? Он здесь стоит так давно, что я даже не помню, когда его построили.

— Именно этот мост вы помните?

— Конечно нет. Доски моста со временем прогнивают, и их заменяют новыми, если вы это имеете в виду.

— Вы замечаете явление, сержант, но не делаете выводов из того, что видите. Портер — новичок в сельской местности, и его ненаблюдательность простительна. А теперь скажите мне, часто ли вам приходилось видеть, чтобы фермер строил дощатый мост или что-то подобное, который был бы шире, устойчивее и прочнее и стоил бы больших денег, чем необходимо? Этот мост даже укреплён в середине двойными планками. Но вы сможете это обнаружить, только если тщательно изучите его с внутренней стороны. Я проделал это. Конструкция оказалась настолько любопытной, что я начал наводить справки об этом особенном мосте. Однако фермер по имени Уильям Ландер снял с себя ответственность за это сооружение. Однажды он заметил, что его собственный узкий и довольно ненадёжный мост был заменён. По его предположению, это сделал либо совет прихода, либо администрация Ромни, либо Управление дренажных работ или некие непоименованные правительственные структуры. По крайней мере так он мне сказал. Если правительство решило строить в этом месте более прочный и более широкий мост, чем требует здравый смысл, не всё ли равно фермеру? Слов нет, прочный мост — вещь полезная. Он был построен несколько лет тому назад и содержится в порядке. Фермер даже не заметил, как всё это произошло. Просто в один прекрасный день появился новый мост, и с тех пор он с благодарностью пользуется им.

— Почему бы и нет? — заметил сержант.

— Действительно, почему бы и нет. Однако дело в том, что административный совет не имеет ни малейшего представления об этом мосте, равно как и о других похожих мостах, которые таинственным образом возникли на Болотах. Они появились практически одновременно в различных местах, и пастухи и фермеры пользуются ими с благодарностью. Как и Ландер, они решили, что это сделано местной правительственной конторой, возможно, той, которая отвечает за осушение Болот. По крайней мере, все они говорят именно это. На самом деле Ландер и другие фермеры почти наверняка знают, что это дело рук контрабандистов. Возможно, фермерам даже платят за то, чтобы они ничего не замечали и ни о чём не болтали. Где бы мы ни копнули, везде видна рука мастера. Разве такую постановку дела нельзя считать образцовой?

Я пересёк мост, он казался достаточно прочным, но мне это по-прежнему ни о чём не говорило. Темнота давила со всех сторон, и я знал, что из дренажных канав уже поднимались невидимые клочья тумана.

Шерлок Холмс подсчитал шаги — раньше, во время нашей полуденной прогулки или во время своих последующих экскурсий. Теперь он точно знал, куда идти. Мы следовали за ним, то быстрее, то медленнее, в точности повторяя ритм его движения.

Сержант Донли пробормотал:

— Как можно в такую ночь разглядеть контрабандистов?

— Им обязательно потребуется свет, хотя бы мигающий, — отозвался Шерлок Холмс. — Любопытно будет узнать, как они с этим устраиваются.

У него было необычайно острое ночное зрение и поразительное чувство ориентировки в пространстве. Но я сомневался, чтобы даже ему удавалось что-либо рассмотреть в сгустившейся вокруг нас темноте. Приближаясь к каждой канаве, Шерлок Холмс замедлял шаги и двигался с особой осторожностью. И хотя он определил расположение мостов с точностью до нескольких шагов, нам приходилось с опаской перемещаться вдоль ограждения для животных, служащего единственным надёжным ориентиром. Все это напоминало перемещение вдоль края пропасти с завязанными глазами.

Так мы пробирались вперёд в темноте, и некоторое время спустя я не ощущал необычности окружающего. Затем, по мере углубления в эту мглистую бесконечность, я стал все больше нервничать. В подобных обстоятельствах чувства необычайно обостряются. Люди начинают слышать, видеть и даже осязать то, что в обычных условиях остаётся незамеченным. Воображение становится шестым чувством и подавляет остальные пять своими лживыми фантазиями. Вскоре мне уже повсюду мерещились контрабандисты, я даже вроде бы слышал в отдалении хихиканье старой сторожихи.

Мы старались идти, производя как можно меньше шума.

Свет вспыхнул так неожиданно, что мы с сержантом ошарашенно остановились. Прекрасно знавший, где мы находились, Шерлок Холмс только хмыкнул.

— Похоже, наша сторожиха проводит на Болотах больше ночей, чем она нам говорила, — заметил он. — Интересно. Подождите меня здесь.

Он шагнул вперёд и исчез. Мы ждали, следя за светом. Он призрачно сиял перед нами, пробиваясь сквозь волны тумана. После казавшейся нескончаемой паузы мы услышали тихое покашливание Шерлока Холмса. Он почти шёпотом позвал нас из темноты:

— Сержант! Портер!

Мы присоединились к нему.

— Посмотрите, — тихо сказал Шерлок Холмс, указывая на окно, из которого показался прямоугольник света. — Перед нами освещённая хижина, но в ней никого нет. Наша сторожиха загнала овец в загон и отправилась домой в Брукленд. Но она оставила свет, и свеча такого размера, что будет гореть всю ночь. Портер, это же гениально! Сам профессор Мориарти не смог бы придумать лучшего!

— Вы имеете в виду, что контрабандисты платят сторожам? — спросил я.

— Портер, они обязаны это делать. Только сторожа могут заметить эти ночные передвижения по их пастбищам. Рано или поздно они должны были ими заинтересоваться. Контрабандисты не только купили их молчание, но и наняли их. Горящая свеча в окне превращает любой смотрительский домик в маяк. Это совершенно очевидно. Пройти по этой земле ночью гораздо сложнее, чем переплыть море без карты. Впрочем, вы должны были и сами в этом убедиться.

— Разрешите мне задуть свечу, — пробормотал сержант. — Это затруднит их передвижение.

— Но и помешает нам, — сурово ответил Шерлок Холмс. — Нельзя, чтобы они что-то заподозрили. Следуйте за мной!

Мы повернулись спиной к дарующему уверенность свету и двинулись дальше.

На некотором расстоянии от хижины — при ходьбе в темноте оно показалось нам огромным — Шерлок Холмс наконец отыскал то место, к которому он нас вёл. Земля здесь была неровной, с глубокими впадинами, и они могли хотя бы отчасти укрыть нас. Сержант осведомился, почему мы должны прятаться в такой кромешной мгле, однако Шерлок Холмс не ответил. Наученный богатым опытом, он никогда не полагался на случай.

Шерлок Холмс тщательно разместил нас. Когда подошёл мой черёд, он сказал:

— Трудность заключается в том, что мы точно не знаем, каким образом они не сбиваются с пути, а нам нужно расположиться как можно ближе к их маршруту, иначе мы ничего не увидим.

— Если их будет много, мы сможем их услышать, — возразил я.

— Власти Её Величества могут потребовать более точного описания. Портер, достаточно ли вы проворны, чтобы в случае чего избежать столкновения с бандой контрабандистов?

— Надеюсь, что да, — ответил я возмущённо.

— Надеюсь, вам ничто не будет угрожать. Устраивайтесь поудобнее. По моим предположениям, нам предстоит долгое ожидание.

Он удалился на свою собственную позицию, и я остался один в темноте.

Прежде всего я начал устраиваться поудобнее. Я скрестил ноги наподобие индийского факира, обнял руками колени и принялся медленно раскачиваться — это был единственный беззвучный способ заставить себя не заснуть.

Одновременно я направил свой взгляд вдоль линии света и попытался определить, смогу ли я что-либо разглядеть. Через десять или пятнадцать минут я убедился, что не смогу.

Начиная с этого момента я уже был не в состоянии судить, сколько прошло времени.

Жуткое безмолвие окружало меня. Я не имел ни малейшего представления о том, где находились Шерлок Холмс и сержант. Их поглотила тьма. Однажды мне показалось, будто я слышу, как сержант пожаловался на что-то. Но если это и было, то звук мгновенно прекратился.

Как всегда, Шерлок Холмс с успехом выходил из подобных испытаний на выносливость. Несмотря на свою беспокойную, подвижную натуру, преследуя преступников, он демонстрировал необычайное терпение, независимо от того, искал ли улики или подкрадывался к добыче. Если бы сегодня ночью его ожидания не оправдались и контрабандисты не появились, он спокойно перепроверил бы все сведения, сделав новые заключения, и попытался проделать все снова.

Когда, восьми лет от роду, я начал работать на него, Шерлок Холмс поручил мне следить за заведением ростовщика с рассвета до темноты в течение одиннадцати дней — в надежде, что здесь может появиться вор, чего, впрочем, не случилось. Выполняя подобные поручения, я узнал, что основным качеством любого детектива является терпение. Проходя курс обучения у Шерлока Холмса, я отточил эту технику до совершенства.

Но мне было искренне жаль сержанта Донли, чья деятельность ограничивалась поиском поджигателей сена и похитителей свиней и не подготовила его к сидению в непроглядной тьме и обволакивающем тумане, да вдобавок ещё и прохладной ночью, в ожидании события, которое вполне могло и не произойти.

Спустя несколько часов его бормотание стало очевидным. Шерлок Холмс резко прикрикнул на него, и он успокоился.

Обычно при напряжённом ожидании, когда наконец происходит вожделенное событие, оно часто застаёт тебя врасплох. В данном случае всё было по-другому. Я увидел отдалённую вспышку света. Когда она появилась в следующий раз, то стала гораздо больше и приняла форму небольшого светового пятна, плывущего по земле. Только когда оно заметно приблизилось ко мне, я понял, что контрабандисты двигаются не единой связкой, а вытянувшись в линию, бок о бок друг с другом. Приглушённые шаги людей и лошадей были едва слышны на мягком дёрне пастбища. Крайняя лошадь в линии прошла всего в нескольких футах от меня. Затем, по мере увеличения расстояния, звуки начали постепенно угасать, и только пятнышко света плыло впереди них, время от времени как бы подпрыгивая на небольших неровностях почвы.

Вскоре и оно исчезло, и вокруг нас снова воцарилась тишина. Где-то слева от меня сержант Донли шумно переменил положение. Ни Шерлок Холмс, ни я не шелохнулись.

К моему удивлению, оттуда, куда исчезли контрабандисты, неожиданно блеснула яркая вспышка света. Через несколько секунд свет вспыхнул снова. Ночь смыкалась вокруг нас, стало ещё темнее и словно бы ещё тише. Стук сердца отдавался у меня в ушах почти как гром. Мы уже увидели то, ради чего пришли. Казалось, не было причин больше ждать. Но Шерлок Холмс не шевелился.

В той стороне, откуда появились контрабандисты, я опять увидел проблеск света, как будто направленный вниз источник света переместился над небольшим углублением. Когда я снова заметил его, он так же подпрыгивал над землёй, как и в первый раз. Вторая группа контрабандистов прошла чуть южнее, не приближаясь ко мне. Я расслышал приглушённый топот мужчин и женщин. Вскоре они исчезли.

Мы продолжали ждать. Вновь последовали две резкие вспышки, и некоторое время спустя мерцающий свет возвестил о приближении новой группы контрабандистов.

Я не понял, следовала ли третья группа севернее или просто растянулась на большое расстояние. Я попал в ловушку прежде, чем сообразил это. Сзади меня прошла лошадь, и через секунду об меня споткнулся тяжело нагруженный мужчина. Я перекатился на бок, пригнувшись, сделал несколько перебежек, снова упал на землю и пополз на коленях. Вспышка и звук выстрела разорвали темноту. Пуля просвистела в опасной близости от моего уха. Я сменил направление, снова побежал, согнувшись, затем упал и покатился боком.

Прежде чем я перестал двигаться, сзади раздался яростный крик:

— Немедленно убери ружьё, идиот!

Голос, который показался мне знакомым, начал жалобно оправдываться. Слова нельзя было различить, но первый голос быстро оборвал говорящего:

— Чушь! Здесь никого нет! Ты же знаешь правило — никаких выстрелов. Надо лучше смотреть под ноги.

Второй голос продолжал оправдываться.

— Наверное, это была собака. Мы и так слишком нашумели. Вперёд.

Выстрел взбудоражил лошадей. Они подались назад, сойдя с тропы, и контрабандисты топтались в растерянности. Наконец они восстановили линию и отправились восвояси. Больше никаких вспышек не было, и, хотя мы прождали ещё часа два, никто больше не появился.

Однако я ещё долго не мог восстановить нормальное дыхание. Я понял, почему Шерлок Холмс так далеко завёл нас в Болота, чтобы мы увидели прохождение контрабандистов. Их главарь был уверен, что среди подобного безлюдья они никого не встретят.

Наконец Шерлок Холмс заговорил.

— Теперь мы можем двигаться, — тихо сказал он.

Он снова вёл нас, но не в сторону Хэвенчёрча, а в том направлении, откуда пришли контрабандисты. Спотыкаясь, мы шли по Болотам все дальше и дальше. Это было мучительное путешествие, даже несмотря на то, что нас вёл человек с абсолютным ночным зрением и чётким представлением о маршруте нашего передвижения. Пересечение каждой канавы являлось весьма рискованным предприятием. Наконец впереди забрезжил свет, и мы подошли к другой хижине, в которой также горела свеча, оставленная пастухом.

— Здесь мы можем немного передохнуть, — сказал Шерлок Холмс.

Сержант явно не был доволен тем, как Шерлок Холмс организовал разоблачение контрабандистов.

— Почему мы не могли подождать поблизости от Хэвенчёрча? — пробурчал он. — Можно было проследить за ними и увидеть, куда они девают товары.

— С этим можно подождать, — ответил Шерлок Холмс. — Нам важнее было узнать, как они пересекают Болота, а также дождаться их в том месте, где они никак не ожидали, что их могут заметить. Все это вы видели. Портер, я приношу вам свои извинения. Простейшие ошибки в расчётах с моей стороны могли иметь серьёзные последствия. Поскольку, к счастью, этого не произошло, я доволен случившимся. Мы смогли изнутри посмотреть на действия этой банды. Сержант, а что вы думаете об их освещении во время перемещения?

— Какие-то фокусы с фонарём, — проворчал сержант. — Мы вполне могли бы увидеть его и с дороги.

— С дороги мы бы почти ничего не увидели. Они приглушают свет фонарей задолго до того, как приблизятся к ней. А как насчёт голосов? Вы узнали кого-нибудь?

Сержант заколебался.

— Один из них — Джордж Ньютон. Что касается другого… его я не узнал.

— Разъярённый крик, который вы слышали, может совсем не походить на его обычный голос, — заметил Шерлок Холмс.

Не трогая свечи, мы расположились на отдых. Сержант воспользовался грубой подстилкой, Шерлок Холмс — единственным имевшимся в хижине стулом, я устроился в уголке.

С первыми проблесками света мы уже были на ногах, и поскольку на Болотах рассвело, перемещаться стало гораздо легче.

Когда мы наконец добрались до Лидда, на улицах уже появились первые прохожие. Сержант Донли быстро нашёл повозку, которая доставила нас в Рей. Здесь, чтобы привести себя в порядок, мы воспользовались комнатой Шерлока Холмса у «Джорджа». Для меня это оказалось как нельзя кстати, — после катания по овечьему пастбищу, естественно, необходимо хорошенько почиститься.

В это время Шерлок Холмс был занят составлением телеграммы, предназначенной для немедленной отправки в Лондон, и составлением отчёта для мистера Мора, таможенного чиновника. После этого мы несколько часов проспали в более комфортных условиях, чем в хижине пастуха.

Ко времени нашего прибытия в контору мистера Мора сельские показания сержанта уже не были нужны. Вероятно, таможенник констатировал этот факт с сожалением, хотя и ничего не сказал. Мистер Мор успел получить телеграмму, ставшую ответом на посланное Шерлоком Холмсом в Лондон сообщение. В телеграмме мистеру Мору приказывали сотрудничать с нами.

Тем не менее Шерлок Холмс настоял на том, чтобы сержант рассказал всю историю. Когда он закончил, мистер Мор спросил:

— Что вы хотите?

— Это огромная банда, — ответил Шерлок Холмс. — Она великолепно организована. Эффективность её операций обусловлена тщательным планированием и длительной практикой. Я уверен, что они предусмотрели все. Перед тем как воспользоваться дорогой или просто пересечь её, они, вероятно, высылают на значительное расстояние дозорных с целью удостовериться в том, что путь свободен. Благодаря тому что они перемещаются отдельными группами, которые широко разбросаны по местности, оказывается практически невозможным заманить в засаду всю группу одновременно.

Мистер Мор озадаченно запротестовал:

— Я вовсе не спорю, но я по-прежнему не понимаю, как эта банда поступала с контрабандным товаром.

— Моё предложение заключается в следующем: во-первых, мы должны опознать как можно больше членов группы. Сержант и его люди в течение дня могут поработать над тем, чтобы расширить уже имеющийся благодаря нам список из пяти имён. Если он будет работать тщательно, то, вероятно, обрисовав всю ситуацию и степень наказания, сможет напугать одного или двух из них и убедить стать информаторами. После того нам нужно будет подкрепление, чтобы совершить облаву на сушильню и окружить её со всех сторон, поймав всех имеющихся там членов банды.

— Мне бы очень хотелось избежать ночного сражения, — заметил мистер Мор. — Имеются ли у вас подозрения относительно того, кто их главари?

— Конечно, — ответил Шерлок Холмс. — Но подозрения не являются доказательством. Было бы очень хорошо, если бы удалось разговорить хотя бы одного члена банды.

— Очень хорошо, — согласился мистер Мор. — Я принимаю ваши рекомендации. И окажу вам всемерную помощь.

Шерлок Холмс покачал головой:

— Это я охотно окажу вам любую помощь. Ловить контрабандистов — это ваша профессия. Я же с ними покончил. Цель моего приезда сюда иная — распутать убийство. Однако оно оказалось так тесно переплетённым с контрабандой, что я почти не продвинулся в его расследовании. Пусть сержант Донли продолжает охотиться за членами банды, и тогда я помогу вам спланировать операцию. Мы же с Портером пока продолжим расследование по установлению личности убийцы Эдмунда Квалсфорда.

На этом мы распрощались и отправились в Хэвенчёрч в предоставленном в наше распоряжение экипаже.

Мы прибыли в «Королевский лебедь» под оглушительный перезвон церковных колоколов. Я удивлённо обернулся к Шерлоку Холмсу:

— До этого я слышал только звон часов.

— Сегодня же воскресенье, — напомнил Шерлок Холмс.

Увидев нас, мистер Вернер не смог скрыть удивления:

— Вы побывали в гостях или в драке?

— И там и там понемногу, — раздражённо буркнул я.

Мы неплотно позавтракали у «Джорджа», поэтому я предполагал попросить миссис Вернер покормить нас.

— Она отправилась в церковь, — сообщил мистер Вернер. — Я могу дать вам только холодные закуски.

Он пообещал, что по возвращении миссис Вернер обязательно накормит меня. Он также упомянул о том, что в качестве воскресного обеда предполагаются рёбрышки барашка, поэтому я согласился подождать. Шерлок Холмс отправился на совещание с Джо.

Когда он вернулся, я последовал за ним в его комнату. Он великодушно предложил, чтобы я поспал до обеда. Сам он, казалось, не нуждался в отдыхе. Однако я решительно отклонил его предложение, хотя потом ещё в течение нескольких дней ощущал последствия нашего ночного приключения.

Шерлок Холмс считал дело о контрабанде закрытым. Осталась обычная полицейская работа: выяснение личностей членов банды, убеждение одного или двух стать информаторами, установление вожаков, организация итоговых облав, арест большинства из них.

Итак, необходимое правило, которого придерживался мой патрон, — держать свои выводы при себе до окончания дела — было соблюдено. Теперь я наконец мог получить полное объяснение того, что произошло.

Я устроился на стуле, скрестил ноги и объявил тем же тоном, каким обычно обращался ко мне он:

— Контрабандисты. Я хотел бы знать о них все.

 

Глава двенадцатая

Шерлок Холмс опустился на стул рядом со мной.

— Все займёт слишком много времени, — сказал он. — Что конкретно вы хотели бы знать?

Я хотел побольше узнать о том выдающемся уме, который по изобретательности мог соперничать с умом недоброй памяти профессора Мориарти, и о том, как за несколько дней Шерлоку Холмсу удалось раскрыть организацию контрабандистов, остававшуюся незамеченной в течение нескольких лет.

— Даже если некоторые члены банды согласятся стать информаторами, всё равно мы можем никогда не узнать всех деталей, связанных с деятельностью этой банды. Рядовые члены банды, в чьи обязанности входит переноска контрабанды по ночам через Болота, практически ничего не знают о планировании операций и размещении товаров. У меня тоже весьма смутное представление об этом. Как вы хорошо знаете, нельзя делать выводы, не располагая фактами. У меня есть только предположения. Вы знаете мои методы. Я взвешиваю все возможности, используя научное предвидение, и выбираю тот результат, который кажется наиболее вероятным.

Он неторопливо набил трубку, зажёг её и вытянул поудобнее свои длинные ноги. Поскольку Холмс прибыл через несколько дней после меня, он получил вторую по классу комнату в гостинице. Она была поменьше моей, и её окна выходили на низкое здание, где размещалось заведение Уильяма Прайса, торговавшего зерном и удобрениями.

— Контрабанда, — задумчиво пробормотал Шерлок Холмс. — Если бы я находился на стороне преступников, а не закона, я бы написал монографию по этому предмету. Долгое время контрабандисты, те, что работали в бандах и пытались ввозить контрабанду оптовыми партиями, считались самыми примитивными представителями преступного мира. Они всегда, так сказать, предпочитали дубину шпаге. Они добивались временного успеха, но лишь иногда и в определённых точках, где позволяли местные условия. Но они никогда не были в силах противостоять целенаправленным и умелым усилиям положить конец их деятельности. Скажите мне, Портер, вы когда-нибудь встречали континентальный экспресс на вокзале Черинг-Кросс?

— Нет, сэр, — чистосердечно признался я.

— Вам следовало бы поинтересоваться этим. Я возьму это себе на заметку и отправлю вас туда, когда мы вернёмся в Лондон. Если вы окажетесь на вокзале перед самым прибытием поезда, то увидите на перроне группу бдительных таможенников, готовых начать досмотр пассажиров и багажа. Почему они это делают? Конечно, потому, что пассажиры и их багаж прибывают из-за границы. Теперь рассмотрим другой случай. Вам приходилось бывать в Юстоне, когда туда прибывает поезд, ну, скажем, из Бирмингема?

— Да, сэр.

— Видели ли вы там хоть одного таможенного чиновника?

— Нет, сэр.

— Если вам нужно было изучить обе эти ситуации с точки зрения контрабандиста, к какому выводу вы бы пришли?

— Если бы я захотел провезти контрабанду в Лондон, то скорее всего я бы воспользовался поездом из Бирмингема, а не из Дувра. И уж конечно, я прежде всего постарался бы избежать поезда, идущего из Европы.

— Совершенно верно. Логика — бесценная вещь. Нам повезло, что её способны применять только некоторые преступники. Но, к несчастью, логические рассуждения доступны и крайне ограниченному числу полицейских. Однако, чтобы доставить ваши контрабандные товары в Бирмингем, дабы затем безопасно транспортировать их в Лондон, вам придётся затратить едва ли не больше усилий, чем для привоза их прямо в Лондон. Вот почему умный контрабандист сначала все так тщательно рассчитывает и планирует. Теперь рассмотрим ту группу контрабандистов, с которой мы познакомились прошлой ночью. Если бы я создавал свою монографию, Портер, то описал бы идеальную схему организации контрабандного бизнеса, практически идентичную той, что действует в этих местах, конечно, за исключением отдельных индивидуальных деталей, которые я мог бы и упустить.

Холмс говорил, время от времени останавливаясь и выпуская плотные, переплетающиеся кольца дыма. Холмс считал, что, по всей вероятности, деятельность данной банды контрабандистов возникла из небольшого, случайного предприятия, рождённого отчаянной нуждой в деньгах со стороны обычных уважаемых членов общества. При других обстоятельствах они никогда не осмелились бы преступить закон. Многие законопослушные граждане не видели ничего преступного в занятиях контрабандой. Чарльз Лэм, в частности, заметил, что контрабандист — единственный честный вор, поскольку он не ворует ничего, кроме государственных доходов.

Здешние новые контрабандисты — а Шерлок Холмс полагал, что ядро рассматриваемой банды оставалось неизменным с первых дней её существования, — не видели ничего дурного в безобидном нарушении закона с целью спасения самих себя от нищеты. Они попробовали этим заниматься, им повезло, их не поймали. Поскольку они были новичками, им потребовалось определённое время, чтобы разработать технику, которую теперь они применяют так эффективно. Возможно, они были даже удивлены тем, насколько доходным может оказаться занятие контрабандой.

— Входил ли Эдмунд Квалсфорд в их число?

— Он, конечно, находился в весьма затруднённом финансовом положении и наверняка даже стоял у истоков организации. Занимаемая им позиция уважаемого члена общества оказалась бы весьма полезной для любой группы контрабандистов. Но я не верю в то, что именно Эдмунд Квалсфорд был способен мыслить столь последовательно, что именно он разработал эту замечательную систему и создал действовавшую без сучка и задоринки организацию, которая могла провести с участием тридцати или более человек операцию, подобную той, что мы с вами наблюдали прошлой ночью.

Первой задачей контрабандистов была нелегальная доставка товаров на английский берег. Однако благодаря гениальности главаря банды с этим удалось справиться уже в самом начале. Мистер Мор, таможенный чиновник, упомянул о подчинённых ему береговых патрулях. Шерлок Холмс был уверен в том, что данные контрабандисты знали об этих патрулях больше, чем их непосредственный начальник. Они знали, как составлялись эти патрули, из кого они состояли и где размещались. Они знали, какие пивные посещали патрульные, вместо того чтобы мёрзнуть на берегу.

Они подолгу наблюдали и изучали деятельность патрулей в их излюбленных точках на побережье, причём не только в те ночи, когда с континента прибывали лодки с грузами. Только руководитель, равный по интеллекту профессору Мориарти, мог разработать переправку контрабанды столь тщательно.

— Портер, возможно, мы так и не узнаем до конца всех деталей, но я бы весьма удивился, если бы их главарь не продумал все возможности для отступления. Банде с постоянным успехом удавалось разгружать контрабанду прежде всего благодаря великолепному планированию и изучению работы патрулей. Но что произошло бы в том случае, если бы таможенники засекли их во время разгрузки? Да ничего!

— Ничего? — изумлённо повторил я вслед за ним.

— Да, ничего. Я думаю, что каждая лодка, выходившая из Франции, обеспечивалась полной документацией, а также была разработана и держалась наготове убедительная история о несчастном случае, лодке, выброшенной на берег со сломанной мачтой или похожей неисправностью. Из предъявленных бумаг вытекало, что груз вполне легален и предназначается Квалсфордской компании по импорту. На следующий день Эдмунд представлял эти бумаги в Рей, выплачивал таможенную пошлину и приносил извинения за матросов, говоря, что подобные случаи неизбежны, поскольку ему приходится нанимать утлые судёнышки и полагаться на временную команду.

Когда контрабанда выгружалась в заранее намеченном и тщательно выбранном месте, где не было и в помине патрулей, процесс происходил по заранее отработанной схеме. Контрабандисты быстро перевозили товары в безопасные склады, достаточно удалённые от побережья, чтобы избежать нежелательных контактов с акцизными чиновниками, но всё же достаточно близкие, чтобы туда можно было быстро добраться, не вызвав при этом кривотолков. Затем они уничтожали все следы разгрузки и рассеивались по округе. Их главарь, несомненно, хорошо знаком с историей контрабанды и знает, что крах большинства банд был вызван неумением быстро выгрузить товары и переместить их в безопасное место, минуя общественные дороги и деревни. Идеальным местом для этого мог быть подвал, скрытый под стоявшим в отдалении амбаром, или одинокая хижина пастуха.

— Я обнаружил один из подобных тайников, — заметил Шерлок Холмс; — Их наверняка несколько. Тот, который я исследовал, оказался пустым. Возможно, после вчерашней экспедиции все остальные также пусты.

Согласно схеме, нарисованной Шерлоком Холмсом, следующим шагом становилось перемещение товаров в Бирмингем или в другое безопасное место вглубь страны, где их продавали всем желающим.

И снова нужно было постараться избежать общественных дорог и деревень. Но, к счастью, в распоряжении у этих контрабандистов оказалось пустое пространство Болот, населённое по ночам только овцами и их пастухами да случайными сторожами.

Как я сам недавно убедился, эти Болота представляют собой дьявольски трудное для ориентировки место даже днём. Но такие же трудности подстерегали контрабандистов, и здесь опять проявился гений главаря банды. Маршруты — а Шерлок Холмс был убеждён в том, что главарь такого уровня позаботился подготовить не один путь следования, — были разработаны необычайно тщательно. В нужных местах Болот были построены мосты. Всю территорию нанесли на карту и разметили. Были специально обучены штурманы, поскольку пересечение этой местности ночью представляло не менее сложную проблему, чем плавание по незнакомым морям. В эту схему вовлечены были сторожа, которые за небольшую плату всего-навсего оставляли в хижине горящую свечу, когда им говорили, а на следующий день уничтожали все следы, оставленные на их пастбищах контрабандистами. Одна из излюбленных уловок древних контрабандистов в Англии заключалась в том, что для уничтожения следов контрабандистов и их лошадей по ним прогоняли стадо овец.

Контрабандисты, несомненно, проделывали по ночам тренировочные перемещения — без грузов, просто чтобы приобрести опыт передвижения из одного места в другое и приучить своих лошадей к узким мостам.

Вот откуда возник интерес Шерлока Холмса к Таффу Харрису, человеку, который ходил туда и обратно на работу через Болота. Маршруты контрабандистов через пастбищные земли были длиннее и сложнее, чем путь Харриса по дороге. Тем не менее он не представлял существенной трудности для человека, привычного к долгой ходьбе. Если об одном из тренировочных перемещений становилось известно властям — ничего страшного. Ведь не существует закона, который запрещал бы, сокращая путь, пересекать Болота по ночам.

— Всё это выглядит как весьма сложная и трудоёмкая система, — заметил я.

— Совершенно верно. Только гений мог продумать её организацию и составить столь тщательно продуманный план и, главное, воплотить его в жизнь. Вот почему официальные власти никогда ни о чём даже не подозревали. Когда система заработала, доходы от неё оказались огромными, вполне достойными затраченных усилий. Вы видели, что они действовали тремя небольшими группами, а не одной большой. Вот вам ещё одно проявление таланта их руководителя. Если одна группа попадёт в беду, две другие смогут ускользнуть. Это сократит потери. Кроме того, каждая группа подаёт сигнал той, что находится позади, возможно указывая тем самым расположение мостов. Поэтому искусный штурман нужен только первой группе.

Пересекая пастбище, они шли бок о бок. И здесь сказалась рука мастера. Если люди и животные двигаются толпой, то оставляют после себя вытоптанную тропу. При перемещении же рядами, да ещё когда каждая группа имеет свой, несколько отличный от других маршрут, следы прохождения сведены к минимуму.

Гениальным следует считать и наем уважаемых, работящих членов общества. Их переселили в жилища, откуда легко можно ускользнуть по ночам, не вызывая кривотолков соседей. Им выплачивается регулярное вознаграждение — мощный стимул для этих трудолюбивых, но обойдённых удачей людей, — однако столь умеренное, что повышение их благосостояния осталось никем не замеченным. Их обучили и обязали следовать строжайшей дисциплине. Наглядным свидетельством может служить вспышка гнева, когда один из них необдуманно выстрелил в вас. Главарь весьма предусмотрительно запретил пользоваться оружием.

Всем членам банды велено не оказывать сопротивления властям в случае задержания. Аресту одного или даже нескольких контрабандистов не придадут особого значения, и наказание будет незначительным.

Им продолжили бы выплачивать обычное жалованье, об их семьях позаботились бы, и после некоторой паузы операции возобновились бы. Вооружённое сопротивление оказало бы им плохую услугу. Это потрясло бы Лондон и обрушило на тихую страну Болот всю мощь полиции Её Величества. Только спустя месяцы или даже годы контрабандисты смогли бы начать действовать вновь.

— Они найдут какой-нибудь особый способ наказать Ньютона, — сказал Шерлок Холмс. — Его опрометчивый поступок поставил под угрозу всю операцию.

Итак, после того как товары благополучно перемещались вглубь острова и оказывались вдали от пристального внимания акцизных чиновников, на первый план выступала проблема распределения. И здесь мы встречаемся с самым блестящим изобретением нашего героя: организацией Квалсфордской компании по импорту. Эдмунд Квалсфорд законно ввозил те же самые товары, что контрабандисты ввозили в страну нелегально. Он ввозил также и другую мелочь и прекрасно сумел создать себе именно ту репутацию, которую требовал от него главарь организации — человека состоятельного и благонамеренного, несколько непрактичного идеалиста, преследующего благородную, но совершенно нереальную цель. Его настолько уважали и считали честным во всех отношениях человеком, необычайно щепетильным в своём стремлении следовать закону, что таможенные чиновники, однажды убедившись в законности его небольшого бизнеса, затем попросту не обращали на него внимания. Разве что относились к нему с почтительным изумлением.

При осуществлении своего благородного проекта Эдмунд Квалсфорд пользовался широчайшей поддержкой: он продавал небольшие партии легально ввозимых товаров по самым низким ценам по всем Болотам и Восточному Сассексу. Параллельно он — или кто-то ещё — продавал огромные партии аналогичного, но ввезённого контрабандным путём товара через тщательно подобранных торговцев, пользующихся меньшим уважением, которые для прикрытия приобретали немного товаров у Эдмунда законным образом.

Так, в «Королевском лебеде» поддерживали бизнес Эдмунда, предлагая покупателям французский коньяк. Никто не заподозрил бы мистера Вернера в том, что он торгует контрабандным товаром. Если бы кто-то хотя бы заикнулся об этом, он тут же обратился бы к властям. Более того, он пришёл бы в ужас, узнав, что оказывает ценную поддержку контрабандистам, торгуя ввезённым Эдмундом коньяком. Но именно так и обстояло дело. Он продавал немного, но больше от него и не требовалось. Респектабельный и полностью легальный «Королевский лебедь» служил надёжной ширмой для находящегося рядом «Зелёного дракона», где Сэм Дженкс продавал коньяк в огромных количествах. Разумеется, почти всё, что он продавал, было контрабандой.

— Запомните это хорошенько, — заметил Шерлок Холмс, подчёркивая сказанное движением своих длинных пальцев. — Если таможенники начнут расследование, Дженкс предъявит им один или два бочонка с накладными от Квалсфордской компании по импорту. В случае дальнейшего расследования мистер Херкс, у которого документация ведётся необычайно точно, покажет им документы, где отмечена точная дата, когда были куплены эти два бочонка. Поэтому Сэму Дженксу только и надо что спрятать свою контрабанду и пополнять эти два бочонка по мере необходимости.

Специально подобранные возчики перевозили контрабанду с берега вглубь материка, тайно пересекая Болота по ночам. А затем товары, уже открыто, развозились обратно в прибрежные деревни и дальше теми возчиками, у которых для прикрытия имелись накладные.

— Теперь вам понятно, как это проделывалось? — спросил меня Шерлок Холмс.

— Не совсем. Ведь должно было обязательно выясниться, что возчики транспортировали гораздо больше товаров, чем законно ввозила Квалсфордская компания по импорту.

Шерлок Холмс так не думал.

— На случай всяких неожиданностей у команды корабля с грузом были бумаги, подтверждающие его предназначение для Квалсфордской компании по импорту. Возчик открыто перевозил контрабандный коньяк, имея при себе накладные уже от Квалсфордской компании по импорту. При более тщательном расследовании оказалось бы, что возчик транспортирует легально ввезённые бочонки и имеет соответствующую документацию. Если бы никто не остановил его, он бы спокойно разгрузил контрабандный коньяк, передав его хозяину той пивной, у которой уже имелась документация для легальной продажи коньяка. На следующий день он перевозил новые контрабандные бочонки в другую пивную, вновь располагая для прикрытия теми же накладными.

Постепенно, для приличия, компания Квалсфорда несколько расширила бы легальный импорт коньяка, а таможенники снова посмеивались бы над этим маленьким бизнесом. Вот так работала эта схема. Как предполагали, большую часть своего времени Эдмунд Квалсфорд проводил в Лондоне, где находится источник его богатства. На самом же деле он путешествовал в поисках новых покупателей, чтобы придать больший вес Квалсфордской компании по импорту.

Шерлок Холмс не был уверен, заводил ли он одновременно необходимые связи в интересах контрабандистов. По мнению Холмса, эта роль не очень подходила ему.

— В течение восьми лет или больше схема работала, — заметил я. — Вы же раскрыли её практически мгновенно. Что дало осечку?

— Я подозревал о наличии здесь контрабандистского бизнеса ещё до того, как прибыл сюда. Я поинтересовался тем, чего не потрудились разузнать таможенники — действительно ли были так успешны финансовые дела Эдмунда Квалсфорда в Лондоне. Это оказалось фикцией. Его неожиданное благосостояние не имело объяснения. А как вы сами знаете, когда человек, живущий неподалёку от побережья, неожиданно обретает богатство, невольно думаешь о контрабанде. Когда мы посетили башню, источник богатства стал очевиден. Месторасположение башни, с которой так удачно просматриваются Болота, навело меня на мысль о древнем маяке. Но маяки строятся как для того, чтобы помогать кораблям благополучно приходить в порт, так и для того, чтобы вовремя предупреждать их об опасности. Башня показалась мне идеальным местом для сигнализации. Один беглый взгляд на убежище Эдмунда убедил меня в том, что он использовал проблесковый фонарь.

— А что это такое?

— Это известный инструмент контрабандистов. Если бы вы когда-нибудь увидели его, то ни с чем потом не перепутали. Внешне он выглядит как лейка с длинным носиком. Носик позволяет точно направлять поток света в условленное место и не даёт возможности заметить его со стороны. Контрабандисты используют их с незапамятных времён, чтобы подавать сигналы кораблям. По отметкам на подоконнике я заподозрил, что Эдмунд пользовался специально разработанным устройством с таким фонарём, которое позволяло направлять фонарь по точно установленным заранее направлениям. Для тех, кто пересекал Болота, это было великолепным ориентиром. Если бы кто-то из посторонних наблюдателей заметил этот луч света, он просто принял бы его за ещё одну звезду. Возможно, Эдмунд и предавался размышлениям в башне, но одновременно он подавал сигналы.

— Прошлой ночью им не помогали сигналы с башни, — заметил я. — Да контрабандисты и не увидели бы их из-за тумана.

— После стольких лет практики сигналы из башен стали скорее дополнительным удобством, нежели необходимостью. Очевидно, что контрабандисты разработали и другие методы навигации. Скорее всего, у них теперь есть несколько человек, которые могут провести группу через Болота с закрытыми глазами. Они не раз измерили шагами территорию каждого пастбища и знают, где находится каждый мост.

Однако, Портер, в ту ночь они всё же использовали свой особый фонарь. Слабый свет, направленный на землю, помогал группе держаться вместе. Вероятно, для этого использовался фонарь с зеркалом, обращающим свет к земле. И вновь мы встречаемся с творческой мыслью гения: контрабандистам обеспечивался неприметный свет, служащий указателем направления, а для тех, кто видел его на расстоянии, он выглядел сверхъестественным, как бы непонятным образом перемещающимся огоньком. В сельской местности люди необычайно суеверны, и никто из жителей Болот, заметив его, не осмелился бы к нему приблизиться, чтобы изучить более внимательно.

Как только стала ясна вся картина, я смог проследить один из маршрутов контрабандистов через Болота. Пройдя затем по нему, я обнаружил один из тайников, предназначенных для контрабандных товаров. Портер, я могу также составить список тех мест, которые находятся в Южном Кенте и в Сассексе, где торгуют контрабандным коньяком, табаком и шёлком. Я не зря потратил целых три дня.

Холмс говорил уже достаточно долгое время без помех, и я наконец решился прервать его вопросом, который Холмс вполне мог счесть запрещённым:

— Почему был убит Эдмунд Квалсфорд?

Шерлок Холмс улыбнулся:

— Здесь мы переходим в область предположений. Ваши гипотезы могут быть столь же справедливыми, как и мои.

— У меня нет гипотез. Было ли его убийство связано с контрабандой?

Он пожал плечами и некоторое время только пускал в потолок табачные кольца.

— Обстоятельства, связанные с его смертью, все ещё не прояснены. Одно очевидно, что законы чести не позволили Эдмунду принимать дальнейшее участие в делах контрабандистов. Об этом говорит и уцелевшая часть письма. Почему решение оказалось таким внезапным и было принято через восемь лет после начала подобной деятельности? Может быть, это произошло оттого, что банда собиралась распространить сферу своей деятельности на Лондон?

Он снова замолчал.

— Возможно, его убили, потому что он решил выйти из дела, — заметил я. — Его заявление об отставке испугало банду.

Шерлок Холмс покачал головой:

— Нет, Портер. Эдмунд Квалсфорд был действительно человеком чести. Он никогда не предал бы своих союзников, даже для того чтобы спастись самому. Они это точно знали. Нет, должна быть другая причина для убийства. Конечно, заявление Эдмунда об отставке пришлось на неудобное время. Но его бы не убили за это. Возможно, он отказался передать сообщение на Спиталфилдский рынок, и следовало найти замену для передачи сообщения. А может, он отправил туда старую гувернантку, потому что не смог поехать сам. Рассуждать на эту тему бессмысленно, потому что мы не имеем представления ни о содержании сообщения, ни о его адресате.

Он снова погрузился в молчание и сосредоточенно занялся своей трубкой.

— Мне трудно связать Дорис Фаулер с бандой контрабандистов, — сказал я.

— Почему? — улыбаясь, спросил Шерлок Холмс. — Бывают вещи и более невероятные. Но в данном случае она скорее всего оказывала услугу Эдмунду, не понимая её истинного смысла. Кроме того, старая женщина на Спиталфилдском рынке была вовсе не такой немощной, как та, которую мы увидели в «Морских утёсах». Её позднейшее помешательство могло быть вызвано смертью Эдмунда.

— Итак, мы остались с тем, с чего начали, — заметил я. — Нам нужно расследовать убийство.

— Когда мы начинали, то даже не знали, было ли это убийством, — возразил Шерлок Холмс. — По крайней мере в этом мы теперь уверены; кроме того, мы выявили ряд интересных улик. Однако всё оказалось гораздо сложнее, чем я предполагал. Проблема контрабандистов увела нас в сторону. Теперь, когда мы с ней разделались…

В эту минуту раздался сильный стук в дверь. Ни мистер Вернер, ни его жена никогда не стучали с такой настойчивостью.

Я открыл дверь, и в комнату буквально ворвался сержант Донли. Лицо его было мрачно нахмурено.

— Плохие новости, — объявил он. — В канаве найдено тело Джорджа Ньютона. Он утонул, но сначала его ударили по голове. Его убили.

Шерлок Холмс резко откинулся на стуле. Он не произнёс ни слова, когда я приносил из своей комнаты стул, чтобы сержант мог сесть. После этого, не вдаваясь в комментарии, он прослушал рассказ сержанта о случившемся.

Малознакомый человек вроде сержанта Донли наверняка мог принять видимое бесстрастие Холмса за безразличие. Только тот, кто близко знал моего патрона, мог правильно истолковать его угрюмое молчание. Он был зол, как никогда.

Наконец сержант прервал молчание:

— Вы хотите взглянуть на тело?

Шерлок Холмс покачал головой:

— Вы оповестили его жену?

— Да, к несчастью, — ответил сержант. — Я сам сказал ей об этом. Она полагает, будто я… мы все трое как-то виноваты в случившемся, потому что навестили его вечером. После встречи с нами он был сильно расстроен. Я не мог добиться от неё никаких объяснений насчёт того, почему, по её мнению, это как-то связано с его смертью.

— Она права, — ответил Шерлок Холмс. — Бедная маленькая мышка, оказавшаяся в ловушке. Но был ли он убит потому, что мы разговаривали с ним, или потому, что он неразумно выстрелил в Портера? Открылась новая страница в нашем деле, сержант. Прежде чем я смогу дать объяснение, я должен поговорить с миссис Ньютон.

Мы направились в тот крошечный домик, который посещали накануне. Там мы нашли вдову, которая ещё не надела траур. Возможно, у неё не было чёрного платья, или она ещё не подумала о соблюдении приличий. Измождённое лицо женщины теперь было залито слезами. За её юбки цеплялись двое маленьких перепуганных ребятишек. Старший ребёнок, на лице которого также отпечаталось горе, смотрел на нас с выражением, в котором смешались страх и любопытство.

Миссис Ньютон отправила детей в другую часть дома и неохотно пригласила нас войти. Шерлок Холмс, в свойственной ему дружелюбной, непринуждённой манере, на которую всегда откликались простые люди, быстро успокоил её и расположил к нам.

Прежде всего он извинился, что тревожит её в столь трагический час.

— Мы постараемся проследить, чтобы все, кто ответствен за смерть вашего мужа, понесли заслуженное наказание, — сказал он. — Мы будем очень признательны, если вы расскажете нам всё, что знаете.

— Сержант в курсе, — с горечью ответила она. — Джордж умер за свою страну, и сержант знает об этом, а прикидывается, будто нет.

— Сержант знает, — согласился Шерлок Холмс, — а мы — нет. Пожалуйста, расскажите нам, как ваш муж умер за свою страну.

— Он был связан с таможенниками, — ответила она. — По ночам он охранял берег от контрабандистов. Ему платили ничтожно мало, всего десять шиллингов в неделю за такую опасную работу, а ведь он ежедневно рисковал своей жизнью. Поэтому, чтобы мы могли сводить концы с концами, ему приходилось работать и днём.

— Понимаю, — задумчиво сказал Шерлок Холмс. — Как долго он работал на правительство?

Женщина не была уверена, но, сопоставив со временем рождения своего второго ребёнка, прикинула, что это началось семь или восемь лет назад.

— Сколько человек знало об этом? — осведомился Шерлок Холмс.

— Никто, кроме меня. Он должен был хранить это в тайне, потому что если бы контрабандисты узнали, то расправились бы с ним. Он уходил и возвращался в темноте, и мы никогда не говорили никому, а теперь они как-то узнали, и вот он мёртв.

— Рассказывал ли он какие-нибудь подробности об этой своей деятельности? — спросил Шерлок Холмс.

— Никогда, — ответила женщина. — Держал рот на замке, чтобы я не волновалась. Но я-то все равно беспокоилась. Я знала, что этим кончится. Контрабандистам ничего не стоит убить человека.

Накануне её муж выскользнул из дома, как обычно, после наступления темноты. Перед уходом он говорил, что условился о работе с мистером Херксом. Сегодня он должен был помогать ему в саду. Он всегда возвращался до рассвета, но в этот раз не вернулся. Она так беспокоилась, что даже не взяла с собой детей собирать хмель. Когда полиция нашла её мужа, ей даже не позволили забрать тело, пожаловалась женщина. Шерлок Холмс произнёс слова соболезнования, и мы простились с ней.

— Бедная женщина, — мрачно заметил Холмс, когда мы шли обратно к гостинице «Королевский лебедь». — С самого рождения местные жители слушают ужасные истории о контрабандистах. В восемнадцатом веке банды до двух сотен человек, а может больше, терроризировали население и настолько запугали представителей власти, что контрабанда провозилась открыто, даже средь бела дня. И никто даже не пытался вмешиваться. Истории о кровожадной банде Хоукерста уже стали фольклором, и возможно, ещё живы люди, которые помнят знаменитых Блю и Ренсли из Алдингтона. Неудивительно, что миссис Ньютон беспокоилась по поводу героической деятельности своего мужа.

— Вероятно, жёнам всех контрабандистов говорилось почти то же самое, — вставил я.

Шерлок Холмс кивнул:

— Столь детальное планирование каждой мелочи вызывает чувство восхищения. Всего один ловкий ход — все мужья отчитываются за нелегальную заработную плату и ночные отлучки, кроме того, с помощью страха удерживают своих жён от болтовни. Портер, мы получили новую информацию. Вот вам ещё одно проявление гения. Бедные неудачники получали регулярную заработную плату за работу в качестве контрабандистов. Их переселили в такие места, где их ночные отлучки не вызывали кривотолков. Но, конечно им приходилось придумывать объяснение для собственных семей. А что может быть лучше, чем история о том, будто они охраняют свою страну от контрабандистов и будто их жизнь зависит от того, чтобы об этом никто не узнал?

— Плата кажется необычайно низкой, — заметил я.

— Я не согласен с вами, Портер. Десять шиллингов — это хорошая плата за несколько часов ночной работы всего несколько раз в неделю. Причём работа не всегда была тяжёлой. Часть времени они на самом деле «охраняли берег» — иными словами, следили за патрулями мистера Мора.

Мужчинам предписывалось по-прежнему браться за любую работу днём и вместе с семьями собирать хмель. Все это являлось таким убедительным прикрытием, что даже торговцы, с которыми они постоянно имели дело, не подозревали об их нелегальных доходах. Я готов побиться об заклад, что они даже продолжали получать своё зимнее пособие по бедности. Все это снова, Портер, говорит о руке мастера. Но что-то пошло не так.

Он не произнёс больше ни слова до тех пор, пока мы не вернулись в его комнату в «Королевском лебеде». После этого он послал меня к мистеру Херксу купить целый фунт табака в Квалсфордской компании по импорту.

Моя просьба удивила мистера Херкса.

— Это не очень хороший табак, — сказал он. — Никто не покупает его дважды.

Я ответил, что моему напарнику он понравился.

— Неужели? Пожалуйста, заходите, когда вам будет угодно. Ларисса не желает иметь ничего общего с нашей компанией, а Эмелин я не видел со дня смерти Эдмунда, только на похоронах. Конечно, там я не стал разговаривать с ней о бизнесе. Если ваша фирма намерена взять дело в свои руки, я надеюсь, что это произойдёт как можно скорее.

Мы вместе прошли по Главной улице к помещению Квалсфордской компании по импорту, и мистер Херкс собственноручно насыпал и упаковал для меня мешочек табака.

— Правда, что говорят о Джордже Ньютоне? — неожиданно спросил он.

— Не знаю, что именно говорят, — ответил я. — Правда то, что Ньютон мёртв.

— Он упал в канаву и утонул?

— Я слышал, что он утонул, — уклончиво ответил я. Возможно, сержант Донли ещё не объявил, что он был убит.

— Непостижимо, — ответил мистер Херкс. — Джордж плавал как рыба.

Я отнёс Шерлоку Холмсу табак и передал мнение о нём мистера Херкса.

— Да, это удивительная дрянь, — согласился Шерлок Холмс с мистером Херксом в оценке табака. — Но я воспользуюсь им как наказанием для себя и сохраню остатки, чтобы время от времени давать себе уроки смирения. Портер, я где-то допустил серьёзную ошибку, и из-за этого погиб человек. Останься Эдмунд Квалсфорд в живых, в течение многих лет эта банда контрабандистов продолжала бы действовать и распространила бы свою деятельность на Лондон, не будучи никем обнаруженной. Они бы привозили контрабанду под видом бобов из Эплдора, или шерсти из Ашфорда, или продуктов, доставляемых в Лондон из других общин, и это было бы равносильно доставке контрабанды через Бирмингем. Просто гениально было задумано связаться с Спиталфилдским рынком вместо Ковент-Гардена, куда обычно шли товары с Черинг-кросского вокзала. Банде необычайно везло, и ничто не предвещало близкого краха. Но Эдмунд был убит, и это как будто оставило корабль без рулевого. Дисциплина в банде совершенно упала. Возможно ли, что Эдмунд был тем гением, который стоял за всем этим? Другого объяснения бессмысленного убийства Джорджа Ньютона нет. Кто-то продолжает командовать контрабандистами — свидетельством того является операция прошлой ночью, — однако вместо мастерского управления мы наблюдали грубую попытку добиться повиновения с помощью террора. И всё же… и всё же я не могу поверить в то, что Эдмунд Квалсфорд обладал таким влиянием. Мой инстинкт противится этому. Вероятно, я где-то пошёл по ложному пути.

Он набил трубку, зажёг её, и лицо его исказила гримаса отвращения.

— Портер, меня ждёт долгая и трудная работа. Пожалуйста, передайте мистеру Вернеру, чтобы меня ни в коем случае никто не беспокоил.

— Следует ли мне пока заняться чем-нибудь конкретным?

— Да, — ответил Шерлок Холмс. — Недостающей первой страницей письма Эдмунда Квалсфорда. Письмо было совершенно нехарактерно для него. Все наши сомнения по поводу убийства и его связи с бандой контрабандистов могут быть объяснены, когда мы поймём, почему он написал такое важное сообщение на дешёвой бумаге.

 

Глава тринадцатая

Я передал просьбу Холмса мистеру Вернеру. Он был взволнован слухами об убийстве Джорджа Ньютона, хотя самого слова «убийство» не произносил.

— Все говорят, что он утонул. Возможно, напился и упал в канаву. Вполне возможно, я бы не удивился этому, он ведь выпивал. Миссис Ньютон даже не знала, куда он отправился ночью. Её сосед определённо утверждает это. Ваш напарник не хочет, чтобы его беспокоили? Кто осмелится его беспокоить? Не важно, я прослежу, чтобы никто не подходил близко к его комнате.

Когда Шерлок Холмс объявлял, чтобы его никто не беспокоил, это включало и меня. Я получил дополнительный свободный день и стал ломать себе голову над тем, что бы такое предпринять для продвижения вперёд нашего расследования. Вначале я отправился к Джо — вдруг удалось бы разузнать, чем заняты «нерегулярные части». Однако моя попытка закончилась неудачей. Шерлок Холмс строго-настрого велел ему держать рот на замке.

Всё же мы немного поболтали. Он рассказал мне, что мистер Вернер нанял его всего за неделю до моего приезда.

— А что ты до этого делал?

— Работал у мистера Прингла. Пугалом.

— Как это? — удивился я.

— Отпугивал птиц с его участка. Он платил мне шесть пенсов в день, и мне пришлось держать экзамены перед попечительским советом, чтобы мне позволили не ходить в школу.

— А как ты их пугал? — поинтересовался я.

— Трещотками и погремушками. Но это было только летом, и шесть пенсов — небольшие деньги. Мой отец сказал, что их не хватает мне на прокорм. Мой приятель работает подручным возчика. Он получает десять шиллингов в неделю, но ему уже четырнадцать. Мистер Вернер платит мне всего четыре шиллинга плюс кормёжка.

Я улыбнулся, представив себе кормёжку миссис Вернер, и добавил:

— Но ведь кормят-то хорошо.

— Да, это так, — ответил он, нетерпеливо облизывая губы. — Но я предпочёл бы работать сыщиком.

Сказав, что для этого надо очень стараться, я удалился — также намереваясь поработать сыщиком. Я почти решился пойти и снова расспросить Ричарда Коула, чтобы выяснить, не видел ли пожилой слуга Квалсфордов что-нибудь подозрительное из своего наблюдательного пункта над деревней. Но потом отказался от этой идеи, вспомнив, что перемещения Джорджа Ньютона и его сотоварищей происходили в кромешной тьме.

Я также подумывал, не побеседовать ли с викарием. Шерлок Холмс проявил необычайный интерес к церкви и кладбищам при них, и это наводило на определённые размышления. Наконец я сообразил, что он просто искал там возможные тайники для сокрытия контрабандных товаров.

Пока тайные склады контрабандистов не обнаружены, дело о контрабанде не могло быть завершено, поэтому я решил идти в этом направлении. Вспомнив, как Шерлок Холмс неустанно твердил о необходимости знать историю преступлений, я осведомился у мистера Вернера, не упоминается ли в местных легендах о связи какого-нибудь викария или кюре с контрабандистами.

— Возможно, — ответил он. — Были времена, когда почти все здесь так или иначе были связаны с контрабандой. Если даже викарии и не занимались контрабандой непосредственно, то, конечно, были в курсе. И просто почитали за благо закрывать на все глаза.

Мне кажется, я слышал о случаях, когда товары контрабандистов прятались в церкви — в Бруклине, или в Снаргейте, или где-то ещё. Конечно, викарий мог об этом и не знать. В деле мог участвовать церковный сторож или дьячок.

Будь я контрабандистом, который подыскивает подходящую для хранения контрабандных товаров церковь, я выбрал бы такую, где есть скамейки с ящиками. Они могли быть весьма удобным тайником.

В церкви Святого Иоанна Хэвенчёрчского такие скамейки имелись. После завтрака я поднялся по длинной крутой тропинке к дому викария. Однако домоправительница сказала мне, что его нет дома.

— Он у тех несчастных, где умер человек, — добавила она.

Я поблагодарил её и решил, что в любом случае от моей встречи с викарием вряд ли был бы прок. Вызвать на откровенность столь уверенного в себе человека наверняка смог бы только сам Шерлок Холмс.

Я вернулся в Хэвенчёрч и, поскольку мне нужно было что-то делать, двинулся по Хэвенчёрчской дороге через Болота по направлению к Брукленду. На некоторое время я остановился, чтобы более пристально осмотреть дощатый мост, которому Шерлок Холмс придавал такое значение. Он действительно был укреплён внизу двойными досками. Интересно, что первоначально побудило Шерлока Холмса исследовать мост с внутренней стороны. Возможно, он бы сказал, что обнаружил двойные доски только потому, что искал их. Потеплело, я снял пальто и медленно зашагал по дороге, наслаждаясь солнечным светом. Хэвенчёрчский полустанок состоял только из платформы и навеса и выглядел совершенно заброшенным среди окружающих пустынных Болот; почти не верилось, чтобы здесь когда-нибудь проходили поезда.

Я продолжал свой путь вперёд. Дорога внушала мне уверенность. Как бы она ни изгибалась, если я не сходил с неё, то не мог заблудиться. Вдалеке паслись овцы, но людей не было видно, во все стороны простирались богатые зелёные пастбища.

Земля выглядела плоской, но периодически из-за горизонта выступали какие-нибудь очертания. Одно из них превратилось в двух лошадей, и, прежде чем я успел осмыслить этот феномен, меня окликнули.

Это был Бен Пейн, кротолов. Он работал с помощниками, очень похожими друг на друга подростками лет четырнадцати-пятнадцати. Нас разделяла дренажная канава, я опустился на землю около неё и принялся наблюдать за работой ребят. Один из них умело обращался с лопаткой наподобие той, что Пейн уже демонстрировал нам, и достаточно проворно выкопал крота. Он оглушил его ударом по голове и с гордостью показал нам. Бен Пейн тихо похвалил его словами, которые я не расслышал, и сунул крота к себе в сумку.

Сумка казалась почти полной.

— Хороший улов, — сказал я.

— Очень хороший, — согласился Пейн. — Но это лёгкая часть работы. Трудная часть впереди — снимать шкурки и сушить. — Он уселся на противоположной стороне канавы. — А где ваш приятель?

— Отдыхает.

— Он сильно интересовался ловлей кротов. Если захочет попробовать, я могу взять его с собой завтра.

— Я передам. — Потом я добавил: — Вы были знакомы с Джорджем Ньютоном?

Он быстро вскинул голову:

— Почему «был»? Конечно, я знаком с Джорджем.

— Вы не знаете, что он умер?

— Нет. Я не слышал об этом. Я видел его вчера утром, и он был в добром здравии. Как это произошло?

— Он утонул.

Пейн некоторое время помолчал. Потом произнёс:

— Как-то это странно. Джордж хорошо плавал.

— Мистер Вернер говорит, что он напился и упал в канаву.

— Это звучит ещё более странно. Он всегда пил только одну кружку эля за раз. Я никогда не видел его пьяным. Где это случилось?

Я ответил, что не знаю.

— Он был добрым семьянином, имел хорошую жену и четверых славных ребятишек. Как Мэгги?

Я понял, что Мэгги — жена Ньютона.

— Как и следовало ожидать. Плохо.

Он кивнул:

— Жизнь выкидывает такие коленца. Джордж и Мэг были очень привязаны друг к другу. Люди говорили, будто он был плохим мужем, потому что никогда не мог найти постоянную работу. Но это не так. Он всегда делал все, чтобы и они как-то перебивались, пусть и не имея достаточно денег.

Вдруг он вскочил на ноги и опрометью бросился к одному из своих помощников.

— Не порть добрый инструмент! — заорал он.

Он наклонился над сжавшимся от страха учеником, который поднял руки, словно защищаясь от удара.

Я подумал потом, не моё ли присутствие спасло мальчика от избиения. Неожиданно Пейн расслабился и саркастически сказал:

— Не так, а вот так.

После этого он терпеливо показал помощнику всю операцию шаг за шагом. Вернувшись ко мне, он отёр вспотевший лоб.

— Ученики, — устало произнёс Пейн. — Им цены нет, если они выполняют то, что велено. Но они могут вывести из себя кого угодно, когда приходится повторять тысячу первый раз простые вещи. Так насчёт Джорджа Ньютона. Что-то нужно сделать для его семьи. Я поговорю с викарием.

Я задал ему несколько вопросов о ловле кротов. Но он отвечал рассеянно, не сводя глаз со своих помощников. Наконец они закончили с пастбищем. Пейн поднялся на ноги, два ученика уже ждали около одной из лошадей. Пейн простился со мной, присоединился к ним, и они уехали, ученики на одной лошади, а Пейн — на другой. Я вспомнил печальную историю о смерти жены и ребёнка Пейна и подумал, не потому ли он с особой остротой воспринял известие о смерти Ньютона.

Когда я добрался до «Королевского лебедя» — полностью вымотанный и злой на самого себя за напрасно потерянное время, то нашёл мистера Вернера в крайнем возбуждении.

— Здесь был сержант Донли. Приходил к вашему приятелю. Да, вы сказали, что он велел его не беспокоить, но я не думал, что это относится и к полиции. Я постучался в дверь и спросил, не пожелает ли он повидаться с сержантом. В ответ он так заорал, что у меня волосы встали дыбом на лысине. Минут через двадцать ему понадобился срочно Джо, и он снова разорался, потому что Джо не оказалось на месте.

— Джо вернулся? — спросил я.

— Давным-давно. Я послал его наверх, и ваш приятель разговаривал с ним битых полчаса, а после этого заявил мне, что нанимает его на оставшуюся часть дня. Ничего себе дела — я не могу распоряжаться своими собственными работниками.

— Но именно для этого вы и держите Джо, — уточнил я. — Он должен быть под рукой, когда вашим постояльцам нужен мальчик для поручений, не так ли?

— Строго говоря, вроде бы и так. Но что произойдёт, если он понадобится кому-нибудь другому?

— Но ведь другой — это я. Больше у вас нет постояльцев. Если мне потребуется Джо, а он не окажется под рукой, я пожалуюсь своему приятелю.

— Будьте осторожны со своими жалобами, — предупредил мистер Вернер. — Мне на сегодня хватило криков и ругани.

Я пожалел, что не присутствовал при этом инциденте. В беседе Шерлок Холмс редко повышал голос. Значит, либо его дневная работа оказалась до обидного непродуктивной, либо сержант Донли прервал ход его рассуждений в самый критический момент. Но тот факт, что вскоре после этого он послал за Джо, являлся обнадёживающим. Я решился было объявить о своём возвращении, но, подумав, просунул вместо этого под его дверь записку: «Если я вам нужен, я в своей комнате».

Туда я и отправился и попытался, в свою очередь, поработать головой и представить происходящее в какой-то логической последовательности. Результат был равен нулю.

Вернулся сержант Донли, чтобы разузнать, нельзя ли теперь поговорить с мистером Холмсом. Хозяин гостиницы отослал его ко мне, и мне пришлось выслушать ту же жалобу, что и от мистера Вернера. Сержант повторил свои сетования, когда через некоторое время к нам присоединился Шерлок Холмс.

— Прошлой ночью нам следовало арестовать нескольких контрабандистов, — сказал сержант. — Мы застукали бы их на месте, и товар был при них. Что же нам теперь делать? Мы не можем арестовать человека, потому что шесть лет назад он внезапно перестал покупать в кредит. В моём списке уже больше двадцати имён, и к нему добавляются все новые. Кроме того, это вызывает недовольство торговцев, потому что мы отвлекаем их от семейных воскресных обедов, и ведь мы ничего не можем, кроме как попытаться припугнуть некоторых, чтобы они стали информаторами. Только вряд ли из этого что-то получится. Кто-то расправился с Ньютоном в назидание другим, и теперь они боятся пикнуть. Нам следовало схватить хоть парочку прошлой ночью.

Шерлок Холмс снова спокойно возразил, что нас было всего трое и мы вряд ли смогли бы выстоять против тридцати или более мужчин с оружием.

— Если бы мы выступили против одной группы, две другие испарились бы. Кроме того, мы не знали, сколько из них было вооружено. На ваших констеблей легла бы малоприятная задача вылавливать из канавы тела не только Джорджа Ньютона, но и своего сержанта, а также двух слишком любопытных приезжих из Лондона. Причём улик у вас было бы не больше, чем сейчас.

Сказанное не убедило сержанта.

— Если бы мы смогли схватить всего одного контрабандиста и хорошенько припугнуть его, дело было бы в шляпе, — продолжал он причитать. — Когда поймаешь кого-то на месте преступления, с ним можно начать торговаться. Невозможно возбудить дело, если подозреваемого не застукаешь с контрабандой на руках. Все эти люди и лошади прошли мимо нас, нагруженные контрабандой, и что они сделали с грузом?

— Мне это известно, — заявил Шерлок Холмс.

— Вы в курсе? — воскликнул сержант.

— Конечно, я знаю, куда они его перевезли. Я приказал наблюдать за перекрёстками дорог, чтобы убедиться в том, что они отправились именно туда, куда я ожидал. Их тайники были также под наблюдением. Контрабанда доставлена именно туда.

— Вы это сделали? — воскликнул сержант. — Будь я проклят! Но почему вы ничего не сказали? Почему вы не сообщили нам, чтобы мы смогли устроить облаву?

— Потому, что дело ещё не созрело, — ответил Шерлок Холмс. — Чтобы прикончить такую огромную банду, необходимо научное планирование. Если мы станем действовать слишком поспешно, некоторые из членов банды могут улизнуть.

— Если все действительно сделано, мне всё равно, как это планировалось — с помощью науки, волшебства или по прямому указанию самого Господа Бога. Кто вёл наблюдение прошлой ночью?

— Несколько деревенских мальчиков.

Сержант Донли строго воззрился на Холмса:

— Вы не имели права отправлять ребят по следу контрабандистов. Они могли попасть в беду.

— Они и не выслеживали контрабандистов, — возразил Шерлок Холмс. — Они наблюдали за ними из укрытий, которые я сам для них нашёл. Ребята находились в полной безопасности.

— Ну и когда дело дозреет?

— Возможно, завтра, — ответил Шерлок Холмс. — Продолжайте опрашивать торговцев. Вы должны выявить ещё по крайней мере десять человек.

Шерлок Холмс велел мне переписать новые имена, которые собрал сержант. После этого сержант Донли ушёл, а я передал Шерлоку Холмсу свой разговор с Беном Пейном и повторил его приглашение на завтрашнюю охоту на кротов.

— Завтра в моей сумке будет больше крыс, чем кротов, и я надеюсь взять их живыми, — отозвался Шерлок Холмс.

Мы спустились вниз, чтобы угоститься лопаткой барашка, которую приготовила для нас миссис Вернер. Это было восхитительное блюдо, и Шерлок Холмс ел с большим аппетитом. Однако я сомневаюсь, что он испытывал какие-либо вкусовые ощущения. Его определённо что-то тревожило, он ел молча и несколько раз не ответил на обращённые к нему слова мистера Вернера.

Он оставался необычайно задумчивым и после того, как мы присоединились к нескольким местным жителям, потягивавшим домашнее пиво мистера Вернера. Беседа всё время крутилась вокруг Джорджа Ньютона, все говорили добрые слова о том, как он упорно старался обеспечить приличную жизнь своему семейству, тактично не упоминая о том, что обычно ему не удавалось этого сделать.

— Я слышал, что он должен был завтра работать у вас, — обратился я к мистеру Херксу.

Херкс угрюмо покачал головой:

— Он собирался прийти ко мне и договориться о работе. Миссис Херкс надо было что-то сделать в саду, чтобы приготовить его к зиме. Джордж прекрасно выполнял такую работу, и ему, похоже, она нравилась. Когда он нам был нужен, он приходил по вечерам и работал. Я всегда удивлялся, почему он не пытался найти постоянную работу садовником. Конечно, в Хэвенчёрче таких возможностей нет, но где-нибудь в округе можно найти, если постараться.

— Он сказал вам, что не придёт?

— Откуда он мог знать, что утонет? — вопросил Херкс. — Он сказал мне, что собирается прийти. Я разговаривал с ним о работе вчера, как раз перед закрытием магазина. Он зашёл купить унцию моего лекарства от головной боли. Вид у него был неважный, но он надеялся к завтрему быть в норме.

Тяжело стуча деревяшкой, в помещение вошёл викарий. Он тепло приветствовал окружающих и сел на стул, который придвинул к нему Дервин Смит. Он заказал французский коньяк, что вызвало несколько смешков.

— Подходящий момент для вашей проповеди о пользе умеренности, — заметил Смит.

Викарий покачал головой:

— Момент как раз неподходящий. У меня был трудный день, и выпивка будет как раз кстати.

— Вы были у миссис Ньютон? — спросил Смит.

— Да, именно там. Какое несчастье! Но даже в трагедии жизнь преподносит нам сюрпризы, впрочем, так же, как и смерть. Я сказал ей, чтобы она не беспокоилась о расходах на гроб и на могильщиков. Приход позаботится об этом. На что она с гордостью, какой я в ней и не подозревал, ответила: люди из Пру заплатят за все. Представьте себе, вся её семья, оказывается, застрахована. Я всегда удивлялся, как она сводит концы с концами.

— Тогда все понятно, — отозвался Смит. — На это и уходили все их деньги. Вот почему Джордж всегда был в долгах.

Вошёл сержант Донли и что-то прошептал Шерлоку Холмсу. Затем он отправился в дальний угол комнаты, где в самом разгаре была игра в домино и в «метание стрелок». Для вида понаблюдав несколько минут за игрой «в стрелки», он уселся за пустой дальний столик. Через какое-то время нам удалось отключиться от общей беседы, и мы присоединились к нему.

Сержант заговорил охрипшим от волнения голосом:

— Ещё одно убийство. Уоллеса Диккенса из Лидда нашли мёртвым в канаве. Последний раз его видели с другим вашим подозреваемым, Фредом Митчелом. Митчел твердит, что ничего не знает, они, мол, расстались и он вернулся домой один. Сколько ещё будет убийств, прежде чем мы сможем покончить со всем этим?

— Не знаю, — устало ответил Шерлок Холмс. — Мы близки к развязке. Проблема состоит в нахождении улик, улик, связанных не с делом о контрабанде, а с делом об убийстве. Мы можем начать действия против контрабандистов завтра утром. Я послал сообщение мистеру Мору с просьбой объединить силы таможенников и полиции. Нам будут нужны дополнительные люди, чтобы организовать рейд на тайный склад и арестовать всех по вашему списку. Когда мы возьмём всех под стражу, кто-нибудь обязательно начнёт говорить.

— Тогда наконец мы сможем возбудить дело, — произнёс сержант со вздохом облегчения. — Но что за проблема с уликами по поводу убийства?

— Я надеялся, что смогу раскрыть убийство Эдмунда Квалсфорда до наступления завтрашнего дня. Если бы это удалось, с остальными убийствами тоже не было бы проблем. Но у меня по-прежнему нет никаких улик.

— А разве не один и тот же человек совершил все три убийства?

— Да, я пришёл к такому же выводу, сержант. Если бы я мог действовать быстрее, я бы спас две жизни. Это дело не относится к моим самым выдающимся. Я сделал ошибку, раскрывшись раньше времени. Несомненно, одному из главарей была известна моя репутация, и банда восприняла моё присутствие как угрозу своему существованию.

— Не важно, — угрюмо проговорил сержант. — Вы спасли бы их только для тюрьмы. Некоторым родственникам предпочтительнее видеть их мёртвыми.

После того как сержант ушёл, Шерлок Холмс обратился ко мне:

— Портер, мы совсем забыли о мисс Квалсфорд. В конце концов, она является нашей клиенткой. Если бы она жила поблизости, мы бы поддерживали с ней постоянную связь, возможно, у неё есть для нас ценная информация. Очень неудобно, что она остановилась в Рее. Мы должны отчитываться перед ней. Не могли бы вы написать ей?

— Что я должен ей сообщить? — спросил я.

— Сообщите о том, что произошло. Конечно, её не обрадует известие о том, что мы выявили связь её брата с огромной бандой контрабандистов, но она должна быть в курсе. Пусть она знает и о том, что в этом нет никакого сомнения. Мы уже установили личности членов группы и предполагаем арестовать их всех в течение нескольких дней. Убийство её брата наверняка связано с деятельностью контрабандистов. Однако мы пока не располагаем уликами относительно того, кто из них его убил. Я достаточно верно обрисовал ситуацию?

Я ответил, что да.

— Ещё раз спросите у мисс Квалсфорд о связях её брата. Перечислите те имена, которые выявил сержант Донли. Нам необходимо знать, какие взаимоотношения были между этими людьми и её братом, не враждовали ли они. Если она сможет вспомнить хоть один случай, это поможет нам закрыть дело. Попросите её внимательно подумать над каждым из имён. До сегодняшнего дня она была уверена в том, что никто не желал её брату зла. И возможно, поэтому не пыталась напрячь свою память. Подчеркните, что кто-то всё же желал ему зла, и весьма вероятно, это один из тех, чьи имена находятся в списке. Может быть, память ей что-нибудь и подскажет.

— Очень хорошо, — ответил я.

— Когда кончите, принесите письмо ко мне в комнату. Я буду составлять телеграмму. Джо отвезёт письмо и телеграмму в Рей.

Однако меня прервали. Вернулся сержант Донли. Мы вместе бросились к Шерлоку Холмсу, и запыхавшийся сержант заявил:

— Ральф, конюх Квалсфордов, принёс мне записку от Лариссы. Пропала Дорис Фаулер. Вы полагаете, её тоже убили?

— Нет, я так не полагаю, — ответил Шерлок Холмс. — Возможно, она просто где-то бродит. После смерти Эдмунда она немного не в себе. Мы говорили с ней всего один раз, и она заявила, что именно она убила Эдмунда.

— Нет! — воскликнул сержант. — Я не верю этому!

Шерлок Холмс пожал плечами:

— Это указывает на её умственное состояние. Возможно, она решила, что он всё ещё жив, и отправилась на его поиски.

— Ну, тогда как пить дать мы найдём её в канаве, — мрачно заявил сержант.

— Возможно. Но гораздо более вероятно другое… — Холмс помолчал. — В любом случае, вам следует искать её.

— Мы уже начали поиски. Мне кажется, стоит направить несколько человек и на Болота — на тот случай, если снова ночью пройдут контрабандисты.

Шерлок Холмс покачал головой:

— Нет, сержант. Они не придут сегодня ночью. Я обещаю вам это. По моему убеждению, они захотят освободить от товаров свои тайники вблизи побережья и перенести контрабанду подальше, в безопасное, с их точки зрения, место. Проделав это, они наверняка прекратят операции, пока все не успокоится и мы с Портером не вернёмся в Лондон. Добропорядочные жители Хэвенчёрча поверили, будто мы — представители импортной компании, но контрабандисты знали, кто мы на самом деле. Я совершенно уверен в этом. Их реакция уже последовала, и возможно, нас ждут новые её проявления.

Сержант Донли вздохнул:

— Я не могу отделаться от мысли, мистер Холмс, что лучше бы вы оставались в Лондоне. Пока не явились вы, мы здесь жили тихо и спокойно.

Шерлок Холмс укоризненно погрозил пальцем:

— Бросьте, сержант. Вы отлично знаете, что это не так. Ведь меня привело сюда убийство Эдмунда Квалсфорда. Если вы считаете, что дело можно было повести лучше, я готов с вами согласиться. Но край, где вовсю действует банда контрабандистов, которая уже совершила одно убийство, едва ли можно назвать спокойным.

 

Глава четырнадцатая

На следующий день рано утром приехавший на велосипеде мальчик доставил Шерлоку Холмсу письмо от Эмелин Квалсфорд. Вспотевший юноша выглядел так, словно из него вытрясли всю душу. Дорога на Рей, хотя и засыпанная галькой, явно была слишком ухабистой, чтобы служить треком для велосипедной езды. Шерлок Холмс бросил беглый взгляд на письмо и одобрительно кивнул.

— Пожалуйста, передайте мисс Квалсфорд, что я позабочусь обо всём.

Он вручил мальчику шиллинг и отправил его на велосипеде обратно в Рей.

— У неё есть предположения? — поинтересовался я.

— Она высказала одно, но превосходное предположение. Мне кажется, Портер, что именно ваш стиль письма активизировал её память. Моя объективная манера изложения редко вызывает отклик в женской душе, в то время как вы, не смущаясь, перетасовываете факты, когда вас на это толкает ваше весьма похвальное чувство сострадания. Вы, наверное, помните, что, когда я обратился к ней, она никак не ответила мне. Возможно, она испытывала затруднения, не совсем понимая, о чём шла речь. Логика оказывает непредсказуемое воздействие на женщин. Ваше письмо убедило её в том, что она действительно может знать нечто, связанное с убийством её брата. Поскольку вам удалось её убедить, она начала вспоминать. Теперь у меня есть то, что позволит мне закрыть дело.

Больше он ничего не добавил. Когда мы выходили из «Королевского лебедя», Холмс остановился и сообщил мистеру Вернеру, что завтра рано утром мы возвращаемся в Лондон.

У него было назначено совещание в Рее с мистером Мором. Рискуя опоздать, он всё же настоял на том, чтобы мы встретили поезд из Ашфорда, который привёз пассажиров из Лондона.

Станция Рей находилась не на территории города, где дома так живописно гнездились на холме. Проходившая по Болотам железнодорожная линия, казалось, игнорировала попадавшиеся на пути города и деревни. Хемстрит, Эплдор, Рей, Хэвенчёрч — все эти станции располагались на порядочном расстоянии от селений, которым были обязаны своими названиями. И в Рее железная дорога огибала холм, словно намереваясь вообще обойти город.

Один из прибывших на поезде пассажиров оказался нашим знакомым. Это был подтянутый, спортивного вида мужчина лет за тридцать, и даже чуть истёртый твидовый костюм не мог скрыть его военной выправки. Он спрыгнул с подножки, широко шагая, направился к нам и сначала пожал руку Шерлоку Холмсу, а затем мне. Стенли Хопкинс — так его звали — был полицейским инспектором, с которым нам уже случалось работать.

Вид у него был самый серьёзный.

— Своей телеграммой вы растревожили осиное гнездо, мистер Холмс, — заявил он. — Тройное убийство! Когда я уезжал, моё начальство все пыталось сложить один и один так, чтобы получилось три. Кто третий?

— Всему своё время, — ответил Шерлок Холмс. — Вы привезли ордер на арест?

— Да, конечно. В Скотленд-Ярде никто не спорит с вами, но ваша арифметика поражает. Двух смертей всем вполне достаточно.

— Возможно, завтра вам придётся работать с третьим случаем. Пошли, у нас впереди трудный день.

Мы нашли мистера Мора разговаривавшим с сержантом Донли. Таможенник, по-видимому, пребывал в скверном настроении. Он сказал, даже не ожидая, пока его предоставят Стенли Хопкинсу:

— Мистер Холмс, я по-прежнему ничего не знаю о том, что вы предполагаете делать. Но кое-кто уже знает. Сегодня рано утром меня навестил Чарльз Джордан, адвокат из Тандердина. Мне известна его репутация, он — стреляный воробей. Он полагал, будто я арестовал некоторых из его клиентов за контрабанду. Я ответил, что пока ещё никто не арестован. Он сказал, что в таком случае подождёт, пока я это сделаю. Уходя, он сообщил, что остановился там же, где и мистер Шерлок Холмс, — в гостинице «Джордж».

Мистер Мор озадаченно ударил кулаком по столу.

Шерлок Холмс рассмеялся и довольно потёр руки.

— Контрабандисты более пристально следят за мной, чем я ожидал! Я уже сказал Портеру, что это дело можно будет назвать классическим, и развитие событий доказывает это. В течение нескольких дней группа пребывала в растерянности, но теперь снова чувствуется рука хозяина. Вы что-нибудь знаете о Джордже Ренсли, мистер Мор?

— Конечно, — ответил последний. — Все знают об алдингтонских контрабандистах. Вместе со всей бандой его судили за убийство и отправили на каторгу. Вообще-то их следовало повесить. Но это было давным-давно.

— В тысяча восемьсот двадцать шестом году, — уточнил Шерлок Холмс. — История имеет склонность к повторению. А особенно история криминальная. Когда же преступники начинают изучать историю преступлений, она повторяется вплоть до мелких деталей. Джордж Ренсли был достаточно сообразителен, чтобы содержать своего собственного адвоката. Его звали Платт, из фирмы «Ленгхем и Платт». Он не только избавил Джорджа Ренсли от таких мелких неудобств, как штрафы, но и благодаря напористой защите добился изменения формулировки обвинения и спас его от виселицы. В приговоре суда вместо обвинения в преднамеренном убийстве фигурировало значительно менее тяжкое преступление — убийство в целях самообороны. Сегодня перед нами новая банда контрабандистов, которая также заранее наняла себе адвоката. Сержант попытался напугать тех членов банды, которых мы выявили, проинформировав их о том, что их арест неизбежен. И он вполне преуспел. Возможно, ваш грозный вид напугал их, сержант, поскольку в действительности у вас не было никаких оснований для ареста. Очевидно, они получили инструкции в случае ареста обращаться к своему адвокату. Так они и сделали. Я говорю вам, джентльмены, что это дело — классическое!

— Все это очень хорошо, мистер Холмс, — кисло заметил мистер Мор. — Но мы пока ещё никого не арестовали.

Стенли Хопкинса поразило другое замечание Шерлока Холмса:

— Вы говорили, мистер Холмс, что в течение нескольких дней эти контрабандисты находились в состоянии неопределённости. Но теперь хозяин снова взялся за штурвал. Означает ли это, что главарь какое-то время отсутствовал?

— Вот один из вопросов, которые необходимо решить сегодня. Если вы готовы, джентльмены, мы начнём со сбора доказательств того, что действительно совершались контрабандистские операции. Прежде чем мистер Мор станет предъявлять обвинения, он хочет сам убедиться в наличии контрабандных товаров.

— Да, это действительно так, — подтвердил мистер Мор.

— У вас имеются соответствующие ордера?

— Да, разумеется.

Шерлок Холмс наконец представил Стенли Хопкинса, и были организованы две поисковые партии. Меньшую отправили на север, на дорогу, ведущую в Хэвенчёрч; мы присоединились к другой, на Иденской дороге.

Налёт на логово контрабандистов обычно представляют как смелое и даже опасное мероприятие, но данный налёт оказался полной противоположностью этому. Ещё до того, как мы приблизились к старой сушильне, я понял, куда мы направляемся. При ярком солнечном свете здание выглядело обветшалым и покинутым, но полиция и таможенники, быстро перемещаясь, окружили его, словно ожидая найти целую спрятавшуюся армию.

Прекрасных лошадей Джека Брауна не было видно. Когда я указал на это Шерлоку Холмсу, он ответил, что получил сообщение от подчинённых Джо ещё до того, как мы вышли из Хэвенчёрча. На рассвете Джек Браун и двое его людей отправились по поручениям. Браун поехал на юг. Один из его людей провёл упряжку в конюшню в Хэвенчёрче, запряг их там в повозку и двинулся на восток. Другой отправился на север, в сторону Виттершема.

— Эти лошади представляют особый интерес, — заметил Шерлок Холмс сержанту Донли. — За одним только исключением они являются единственным обнаруженным мною свидетельством расходования денег контрабандистами. Удивительно, что их руководитель разрешил подобную трату. Возможно, это было сделано потому, что для перевозки контрабанды требовались надёжные лошади. Тем не менее это было ошибкой и должно было насторожить вас. Нас с Портером это насторожило — сначала Портера, а потом и меня. Но сейчас это уже не важно, — добавил он, когда сержант принялся было оправдываться. — Наверху живёт пожилая женщина. Вы знаете что-нибудь о ней?

— Это мать Джека Брауна, — ответил сержант.

— Когда она поймёт, кто мы, она должна подать какой-нибудь сигнал. Следите за этим.

Едва мы вошли в конюшню, Шерлок Холмс сказал мистеру Мору:

— Обратите внимание на необычные порядки в этой конюшне Брауна. Если в достаточно чистом помещении складируется навоз, очевидно, что его владелец что-то прячет. Навоз собран в трёх углах, так что у нас есть выбор. Я выбираю вон ту кучу, — указал Шерлок Холмс.

— Почему именно эту? — пожелал узнать мистер Мор.

— Когда два дня тому назад мы заглянули к мистеру Брауну, сверху на ней лежал сухой навоз, а свежий был внутри. Столь необычное расположение показывает, что навоз перемещали и затем аккуратно положили обратно. Давайте поищем грабли. А, констебль уже нашёл две пары.

Прежде чем мы приступили к работе, сверху раздался женский голос:

— Что вам нужно?

— Мы из полиции! — крикнул Шерлок Холмс. — Нам нужен мистер Браун.

— Он уехал в Уинчелси.

— Мы найдём его там, — ответил Шерлок Холмс. — А здесь мы проведём обыск. Вот ордер.

Старуха подождала, пока мы не начали переворачивать навоз. После этого она вернулась наверх.

Сержант Донли вышел наружу и обошёл здание. Вернувшись, он сообщил:

— Она задёрнула все занавески. Что мне делать дальше?

— Ничего, — ответил Шерлок Холмс. — Вы возьмёте Джека Брауна и его людей задолго до того, как они подойдут достаточно близко, чтобы увидеть этот знак.

Под кучей навоза скрывался прикрытый камнем люк, под которым оказалась ведущая вниз лестница. Огромный старый погреб был битком набит контрабандными товарами.

Сержант Донли по-прежнему не представлял, как удастся связать подозреваемых с найденными нами уликами. Но он охотно принял заверение Шерлока Холмса, что это будет сделано. Когда он сел на лошадь, Шерлок Холмс напомнил ему:

— В пять часов в «Королевском лебеде». Впереди у нас самая трудная часть работы.

Шерлок Холмс также пригласил присоединиться к нам этим вечером мистера Мора и Стенли Хопкинса. После этого мы с ним зашагали обратно в Хэвенчёрч по тропинке вдоль реки Ротер.

Вторая группа полицейских разместилась там, где тропинка пересекала дорогу на Рей, — с целью исключить возможность отступления в этом направлении. Мы передали им сообщение сержанта Донли, что в сушильне никого нет и они могут приступать к арестам контрабандистов.

Мы позавтракали в «Королевском лебеде» вместе с мистером Вернером, который с грустью принял наше заявление о том, что, к сожалению, Квалсфордскую компанию по импорту придётся закрыть.

— Итак, — торжествующе сказал затем Шерлок Холмс, — Портер, сегодня днём мы свободны. Я предлагаю воспользоваться приглашением викария и насладиться красотами церкви Святого Иоанна Хэвенчёрчского.

Идя по Главной улице — теперь уже в последний раз, — я рассматривал здания, ставшие теперь такими знакомыми. Деревня жила своей обычной жизнью. Кузнец подковывал лошадь, а фермер наблюдал за ним, пекарь и мясник уже закончили свою дневную работу. Мистер Коул сидел в своём саду, по обыкновению завернувшись в одеяло, и, наблюдая сверху за деревней, размышлял о человеческой глупости и о кознях дьявола, в то время как колокольный звон напоминал ему о величии Господа.

Когда мы начали подниматься в гору, я спросил:

— Вы действительно считаете, что контрабандисты могли прятать свои товары в церкви?

— Такая возможность вполне реальна, — ответил Холмс. — В церквях действительно прятали товары. Подобная практика издавна существовала на Болотах а современные контрабандисты хорошо знают сложившиеся традиции. Хотя я отнюдь не уверен, что они прятали товары именно в этой церкви. Зачем таскать тюки вверх и вниз, если есть так много церквей, расположенных на уровне Болот. Я рассмотрел некоторые из них, а также кладбища с точки зрения возможностей, которые они предоставляют контрабандистам. Но вы уже определили самое вероятное место.

Он отдал мне должное, хотя я ведь и не заподозрил, что в старой сушильне находится тайник контрабандистов. Я только привлёк к ней его внимание.

Викарий, мистер Рассел, увидел нас издали и заковылял по тропинке к нам навстречу. Услышав нашу просьбу, он с удовольствием согласился быть нашим гидом. В течение двух часов он водил нас по прохладной просторной церкви, рассуждая об особенностях отделки в XIV веке, об окнах XV века, которыми после пожара были заменены старинные, существовавшие ещё при норманнах окна. Он рассказал нам о предполагаемой датировке стенной живописи, о том, что каменный орнамент мог быть гораздо старше, чем о том свидетельствовала едва различимая надпись.

Полный неиссякаемого темперамента голос викария вначале будоражил меня, затем начал оказывать усыпляющее воздействие. Но я изо всех сил этому сопротивлялся. Когда в ходе расследования наступала пауза, Шерлок Холмс пользовался этим, чтобы посетить концерт, художественную выставку или просто почитать книги. Наша экскурсия могла быть всего лишь ещё одним подтверждением его склонности проводить с максимальной пользой свободное время, которое в противном случае было бы потерянным.

Конечно, было также возможно, что викарий, мистер Рассел, каким-то образом задействован в тех событиях, которые привёл в движение Шерлок Холмс и которые уже разворачивались на Болотах. Поэтому я на всякий случай исподтишка следил за викарием.

Однако ничего так и не произошло. Мы просто совершили весьма приятную экскурсию по церкви Святого Иоанна Хэвенчёрчского. Викарий с энтузиазмом откликался на проявления глубокого и свидетельствовавшего о больших знаниях интереса Шерлока Холмса.

На прощание я бросил последний взгляд на могилу несчастного юноши моего возраста, утонувшего в 1842 году. Всего несколько лет прошло после осуждения и отправки в ссылку знаменитых контрабандистов Ренсли. Юноша был слишком молод, чтобы происшедшее могло его коснуться, но, вероятно, услышал об этом, когда стал старше. Слова: «Теперь мирская суета меня не тронет более», — вполне можно было отнести не только к этому юноше, но и к Ренсли, а также к тем контрабандистам, которых в данный момент ловил сержант Донли и его констебли. На несколько лет они оставят мирскую суету; убийца же избавится от неё навсегда.

Мы вернулись в Хэвенчёрч. По дороге к «Королевскому лебедю» я спросил Шерлока Холмса, не захочет ли он перед возвращением в Лондон приобрести ещё немного табака в Квалсфордской компании по импорту. Он ответил, что сделанного им запаса должно хватить на искупление всех грехов, которые он совершит в предстоящие ему годы; по крайней мере, он на это искренне надеется.

Мы задержались в аптеке мистера Херкса, чему я весьма удивился, и Шерлок Холмс поинтересовался лекарствами, изготовляемыми её владельцем. Как он понял, они пользовались спросом не только в Хэвенчёрче, но и в соседних общинах. Оставив свою обычную сдержанность, мистер Херкс принялся распространяться о достоинствах своих снадобий. Лекарство от головной боли, которое приобрёл Джордж Ньютон накануне своей смерти, было одним из наиболее популярных. Мистер Херкс также предлагал порошок, помогавший при желудочных болях, средство для беременных женщин, полоскание против зубной боли, слабительное, которое действовало настолько эффективно, что он рекомендовал его лишь тем, кто страдал необычайно сильными расстройствами пищеварения. Последним он продемонстрировал пахучий эликсир для склонных к обморокам дам.

Шерлок Холмс закупил на пробу лекарства от головной и зубной боли и пообещал заказать ещё по почте, если они ему подойдут. Если мистер Херкс и слышал о том, что мы покидаем Хэвенчёрч, не завершив сделку по покупке дела Эдмунда Квалсфорда, то никак не проявил своего отношения к этому. Не упомянул он и о совершенном в тот день налёте полиции на тайник контрабандистов. Но возможно, слухи об этом ещё просто не дошли до него.

Шерлок Холмс велел мне быть готовым к серьёзной ночной работе. Нам предстояло поймать убийцу. Капкан был установлен, но Холмс не имел представления ни о том, сколько нам придётся ждать, пока наживка будет проглочена, ни о сопротивлении, с которым мы можем столкнуться. Когда мы вернулись в «Королевский лебедь», я ушёл к себе и проспал более часа.

Проснувшись, я обнаружил, что Шерлок Холмс обсуждает с сержантом Донли тактику ночной вылазки. Шерлок Холмс потребовал разместить констеблей в поместье «Морские утёсы». Они должны были спрятаться на некотором расстоянии от старой башни и ни в коем случае не вмешиваться, если кто-то приблизится к ней. Он особенно настаивал на этом. Если бы убийца заподозрил, что это место находится под наблюдением, весь замысел рухнул бы, и контрабандистов, которых сержант так усердно ловил в течение дня, пришлось бы отпустить.

Констебли должны были оставаться в укрытии и не производить никакого шума. Их задача заключалась в том, чтобы никто не ускользнул после того, как ловушка захлопнется.

Сержант угрюмо кивал. Его по-прежнему сильно беспокоило отсутствие улик, которые бы доказывали связь контрабандистов с контрабандными товарами. И он не представлял, каким способом Шерлок Холмс намерен добыть эти доказательства. Сержант располагал только множеством улик против Джека Брауна и его возчиков, но они упорно молчали.

Никто из контрабандистов не хотел разговаривать ни с кем, кроме мистера Джордана, адвоката из Тандердина, и сержант был мрачен, так как предвидел препятствия в гладком ходе судебного разбирательства, которые Джордан постарается создать, защищая своих клиентов.

— Позаботьтесь, чтобы в этот вечер не было допущено ошибок, — наставлял Шерлок Холмс сержанта Донли. — И тогда вам не будет страшен мистер Джордан.

Мистер Мор и Стенли Хопкинс составили нам компанию за ужином. Мы расположились за столом в самом дальнем уголке столовой «Королевского лебедя». Сообразив, что мы хотим обсудить свои проблемы, мистер Вернер принёс еду и оставил нас в покое.

Однако о контрабандистах не было сказано ни слова, кроме того, что мистер Мор также выразил своё сожаление по поводу действий мистера Джордана и молчания контрабандистов. Его тоже тревожил недостаток улик.

— Мы не можем выйти, пока совсем не стемнеет, — сказал Шерлок Холмс. — Когда мы отправимся, то должны перемещаться тихо. Мы можем взять фонари, но ни при каких обстоятельствах не должны зажигать их раньше времени.

Мы доели остатки еды молча, словно заранее тренируясь в выполнении распоряжений Холмса.

Наступила очередная безлунная ночь. Мы избрали кратчайший из возможных путей к башне и верхом подъехали к «Морским утёсам», где слезли с лошадей и оставили их на попечение одного из констеблей сержанта.

Четыре конных констебля заняли свои места вдоль дороги на тот случай, если убийца ускользнёт из нашей ловушки и придётся организовать погоню. Они получили жёсткие инструкции держать рот на замке и не двигаться. Мы по широкому кругу обогнули дом Квалсфордов и конюшни и без всяких приключений бесшумно приблизились к старой башне.

Шерлок Холмс шёпотом отдал последние распоряжения, после чего мы все двинулись вверх по лестнице. Однако мы не стали подниматься далеко. В том месте, где лестница поворачивала и уже не была видна с первого этажа, на ступеньки сел Шерлок Холмс, рядом — сержант Донли. За ними разместились мистер Мор и Стенли Хопкинс, констебль и я с парой фонарей, которые мы были готовы зажечь. Сержант принёс с собой потайной фонарь, но Шерлок Холмс не разрешил его зажечь. Он был уверен, что убийца может почуять запах горящего масла и раскалённого металла и не подойти к башне.

Холмс прошептал, что вшестером мы должны суметь задержать самого отчаянного убийцу. Сигналом к началу действий будет тот момент, когда Холмс сам вступит в действие.

Прошёл час. Сидеть на каменных ступеньках было очень неудобно, но никто из нас не шевелился. Я даже не слышал дыхания окружающих. Прошёл, как мне показалось, ещё час. Я напрягал слух, чтобы различить бой колоколов на церкви, однако она находилась слишком далеко или ветер дул в другую сторону, а может быть, и то и другое вместе.

Вдруг я услышал тяжёлые шаги. Кто-то вошёл в башню. Он принёс с собой зажжённый потайной фонарь и на мгновение осветил им комнату, чтобы убедиться, что она пуста. Очевидно не обнаружив ничего подозрительного, он, не таясь, стал широкими шагами расхаживать по комнате взад-вперёд. Я коротал время, считая его шаги. Это продолжалось, по моей прикидке, почти полчаса. Но потом Шерлок Холмс установил, что прошло только двадцать минут. После этого послышались более лёгкие шаги.

Мужской голос произнёс:

— А, вот и вы.

Женский ответил:

— Ты — болван! Ты все испортил! Зачем ты убил их?

— Они были слабаками, — ответил Бен Пейн, кротолов, — и обязательно заговорили бы. Мне пришлось заткнуть им глотку.

— Почему ты убил Эдмунда? — продолжала Эмелин Квалсфорд. — Решил, что и ему надо заткнуть рот?

Последовала пауза.

— Откуда вам это известно? — резко спросил Пейн.

— Не важно. Я знаю, что ты это сделал. Почему?

— Он решил выйти из дела. Угрожал выдать нас.

— Чепуха, — презрительно ответила она. — Эдмунд не стал бы болтать. Никогда. Дело касалось его чести. И ты, конечно, знал это! Где ты взял пистолет?

— Купил у одного парня в Рее.

— Ты совершил ошибку. Мы же с самого начала договорились — никакого оружия.

— Я знаю. Вот почему и пришлось убить этого крысеныша Ньютона. Он стал нервничать и повсюду таскал с собой пистолет. Выстрелил в собаку или ещё во что-то, когда мы шли через Болота. С Эдмундом всё было иначе. Он собирался предъявить нам ультиматум. Сказал, что контрабанда уже принесла нам достаточно и, если мы не прекратим, он донесёт на всех нас. Он должен был умереть: я организовал все так, чтобы полиция ничего не заподозрила.

Неожиданно в его голосе послышались просительные интонации, как будто он почуял таящуюся в темноте угрозу.

— Это надо было сделать, и у меня было его письмо. Ему было с нами не по пути, и он ясно дал это понять. Вы сами знаете, что когда человек больше не хочет быть в деле, он представляет опасность. Я слышал, как вы говорили это.

— Да, я говорила это. Как ты все устроил?

— Я встретился с ним, чтобы поговорить. Но он уже все решил, и у меня не было выхода. Наконец он сказал, что у него разболелась голова, он неважно себя чувствует, пойдёт домой и постарается заснуть. Он упомянул, что Ларисса куда-то ушла с детьми, я знал, что вы отправились навестить старую Эмму и в доме не было никого, кроме слуг. Я последовал за ним и проник в комнату так, что он меня не услышал, и…

— И спустил курок.

— Ну да. Это следовало сделать. Я был уверен, что когда вы хорошенько все обдумаете, то согласитесь со мной.

— Я всё обдумала. Ты — убийца и дурак. Когда ты нажал на курок, ты уничтожил себя и то, ради чего мы работали.

— Чепуха. Полиция не подозревает меня. Мы можем переждать и найти способ начать все сначала.

— Я-то могу переждать. Но ты обречён. Если полиция не подозревает тебя, я сама скажу им.

— Грязная предательница!

Послышался звук удара, потом борьбы, но всё смешалось с шумом, производимым вступившими в действие Шерлоком Холмсом и полицией. Я торопливо зажёг фонарь, но к тому времени, когда я спустился с лестницы, чтобы осветить место действия, они уже схватили Бена Пейна и оттащили от предполагаемой жертвы.

Эмелин Квалсфорд стояла у стены и с мрачной улыбкой смотрела на нас. На ней был мужской костюм, длинные волосы скрывала мужская шляпа.

Она сказала, продолжая мрачно улыбаться:

— Я сказала вам, мистер Холмс, что если вы не поймаете убийцу, то я сделаю это сама.

— И я поверил вам, — спокойно ответил Шерлок Холмс.

Прошло некоторое время, прежде чем до Бена Пейна дошёл смысл её слов. Взревев от ярости, он вырвался из рук Стенли Хопкинса и бросился на неё. На него тут же навалились и прижали к земле, где он продолжал биться и выкрикивать проклятия.

— Она все это устроила, — задыхаясь, прорычал он. — Она все организовала!

— Да, это сделала я, — ответила Эмелин Квалсфорд. Улыбка постепенно сошла с её лица, и оно стало просто мрачным. — Я организовала все, кроме убийств. Эта глупость — дело его рук. Моя глупость в том, что я пригласила в Хэвенчёрч Шерлока Холмса. Но больше я не ошибусь. Прощайте!

Она выскользнула за дверь, прежде чем кто-нибудь из нас успел пошевелиться.

Все, кто не удерживал Бена Пейна, кинулись за ней. Но она уже достигла крутого обрыва за башней и исчезла. Луч моего фонаря был слишком слаб и освещал лишь малую часть скалистого склона. Мне пришлось схватить сержанта за руку, чтобы помешать ему последовать за беглянкой.

— Она действительно спрыгнула? — спросил сержант Донли.

— Не берусь утверждать, — честно признался я.

Я вернулся к Шерлоку Холмсу, чтобы рассказать о случившемся.

Бен Пейн снова заревел:

— Спрыгнула? Зачем ей это нужно было делать? Она бегала вверх и вниз по этому утёсу с тех пор, как научилась ходить. Она может проделать это в темноте с закрытыми глазами. Теперь вам никогда её не поймать.

Вместе с Шерлоком Холмсом я вновь подошёл к краю утёса, где сержант, пытаясь светить себе фонарём, все ещё напряжённо вглядывался вниз.

— Я послал сказать людям с лошадьми, — сообщил он. — Они перекроют дорогу в Рей, а также Иденскую дорогу. Они смогут схватить её на той или на другой дороге. Конечно, у неё есть преимущество, но пешком…

Снизу, с равнины, до нас донёсся стук копыт. Вскоре их не стало слышно.

— Вот вам и ответ, — заметил Шерлок Холмс. — Рука мастера. Она обеспечила себе путь отступления — и не только из башни. Нат Уайт или другой моряк вроде него уже ожидает её где-то с лодкой. С ним будет Дорис Фаулер. Доля мисс Квалсфорд от реализации контрабандных товаров — вероятно, это весьма значительная сумма — уже переведена за границу.

Вернувшись в башню, мы обнаружили, что в ярости Бен Пейн обратил свой гнев на сообщников. Последовало более полное и подробное признание, чем когда-либо случалось делать любому преступнику; называл имена и места, описывал события, не останавливаясь перед тем, что этот поток слов неминуемо приведёт его на каторгу, а других, включая его брата, кротолова из Олд-Ромни, — в тюремные камеры. Мистер Мор попросил принести фонарь и торопливо записывал за ним.

Как заявил Пейн, он убил Эдмунда Квалсфорда, потому что тот препятствовал его женитьбе на Эмелин.

— Он никогда бы не позволил своей сестре выйти замуж за кротолова, — с горечью сказал он. — Мысль об этом вызывала у него такое отвращение, что он написал мне то письмо, где заявил, что бросает заниматься контрабандой. И даже пригрозил нас выдать. Если бы он держал рот на замке, всё было бы в порядке. В конце концов Эмелин вышла бы за меня, я знаю, что она сделала бы это. У нас были бы деньги, и мы могли бы купить большое имение и зажили, как положено людям её круга.

Бен Пейн был недурён собой, умён, трудолюбив и честен, пока не начал заниматься контрабандой; как и Дервину Смиту, ему никогда не дано было понять, почему богатство не могло превратить его в джентльмена и почему Эдмунд Квалсфорд никогда бы не смирился с тем, что его зятем станет бывший кротолов.

Но величайшим его заблуждением, подумал я, была уверенность в том, будто рано или поздно Эмелин Квалсфорд согласилась бы выйти за него замуж. Он не видел причин для её отказа. Он был её доверенным лицом, и они успешно работали бок о бок в течение многих лет.

В отличие от брата, для Эмелин, возможно, не имело значения общественное положение Пейна. Она могла работать с кротоловом как с равным, — но она бы не вышла замуж ни за кого.

Шерлок Холмс тронул меня за руку:

— Пошли, Портер, это нас уже не касается. Завтра нам рано выезжать.

 

Глава пятнадцатая

Джо с нетерпением ожидал новостей в «Королевском лебеде». Широко раскрыв глаза, он выслушал краткий рассказ Шерлока Холмса о захвате убийцы.

— Господи! — воскликнул Джо. — И всё это происходило на самом деле, и никто ничего не знал! Я не допущу, чтобы это повторилось, мистер Холмс.

— Я убеждён в том, что всё будет именно так, — торжественно заявил Шерлок Холмс.

Мы поздравили Джо с успешно выполненной работой и заверили, что без его помощи тайна не была бы раскрыта. Шерлок Холмс вознаградил его целым фунтом — для него и его помощников.

Мы поднялись в наши комнаты, и я задержался у своей двери, предполагая, что у Холмса может быть намерение поговорить со мной, но он такового не выказал.

— Завтра в Лондон, — только и произнёс Шерлок Холмс. — Когда мы прибудем в Рей, напомните мне, чтобы я послал телеграмму Рэдберту.

Затем Шерлок Холмс пожелал мне спокойной ночи. Вероятно, он чувствовал себя абсолютно вымотанным. Почти неделю он напряжённо работал практически без сна. Усталость у него не проявлялась почти никак — только в неожиданном желании поскорее лечь спать.

Мы поднялись рано и вместе позавтракали, буквально набросившись на великолепную еду, приготовленную миссис Вернер. Мне показалось, что хоть в этот раз Холмс получил удовольствие от еды.

Владелец гостиницы «Королевский лебедь» относился к нам с прохладцей с тех пор, как Шерлок Холмс применил дедуктивный анализ к его истории о Дохлой Свинье Мертли. Однако и он, и миссис Вернер искренне сожалели о нашем отъезде, и не только потому, что теряли клиентов. Мечта деревенских жителей об обогащении с помощью Квалсфордской компании по импорту умерла вместе с нашим отъездом, — и это было последним убийством, совершенным Беном Пейном.

На станцию проводить нас пришли сержант Донли, мистер Мор и Стенли Хопкинс. Несмотря на успешную поимку огромной банды контрабандистов и убийцы, все трое находились скорее в озадаченном, чем в торжествующем состоянии. Как часто указывал Шерлок Холмс, восторги полиции по поводу успешного завершения дела обычно сводились на нет, если частный детектив раскрывал за них преступление, о совершении которого они даже не подозревали.

Стенли Хопкинс не закончил свои дела в Рее. Он пообещал навестить Шерлока Холмса, как только вернётся в Лондон, чтобы услышать полное объяснение происшедшего. Сержант Донли и мистер Мор явно смирились с тем, что так и останутся в полном недоумении.

Мне удалось перекинуться парой слов наедине со Стенли Хопкинсом:

— Какое имя было вписано в ордер?

— Бен Пейн, — ответил он. — В точном соответствии с просьбой, содержавшейся в телеграмме мистера Холмса. Как ему удалось предвидеть это?

— Не знаю, — честно ответил я.

Подошёл поезд. Мы отыскали наши места и через несколько минут уже мчались по Болотам. При ясном свете раннего утра через оконное стекло эта земля выглядела достаточно обыкновенной, за исключением того, что вместо изгородей зелёные пастбища были разделены дренажными канавами. Мысленно я вернулся к путешествию, совершенному неделю назад в компании Эмелин Квалсфорд, и попытался представить, где она находится сейчас.

Шерлок Холмс скупил все газеты в Рее, а затем в Ашфорде. Он прилежно читал их примерно в течение часа, намереваясь таким образом скоротать время до Лондона. Наконец он смял газеты в комок и засунул их в сетку для багажа.

Он знал, что я терпеливо жду этого момента.

— Портер, вы не подозревали мисс Эмелин Квалсфорд? — начал он разговор.

— Нет, сэр, — ответил я. — Почему она пришла к вам? Именно с этого началось её падение. Если бы не она, мы никогда бы не увидели связи между Спиталфилдским рынком и Болотами. Почему она это сделала?

— Это вызвало её падение, — задумчиво сказал Шерлок Холмс. — И одновременно разоблачило убийцу её брата. Я уверен, что она считает это удачной сделкой. Почему она пришла ко мне? Несмотря на тот успех, которого она добилась, управляя бандой контрабандистов, она — новичок в преступном мире. И поэтому она недооценила меня. Вы сами это слышали. Она больше не совершит подобной ошибки.

Моё объявление в газете заинтриговало и одновременно насторожило её. Она чувствовала, что оно как-то связано с её проектом переправки контрабанды в Лондон. Слово «пит