Вытянув шею, Корт высматривал Джин среди прибывших пассажиров. В тот момент, когда ван Рой уже испугался, что девушка по какой-то причине не прилетела, он наконец заметил ее.

Джин удивилась, увидев Корта, так как не ожидала, что ее будет кто-нибудь встречать. С дорожной сумкой и перекинутым через руку кожаным пальто Кики, она выглядела уставшей от перелета.

Когда Джин подняла на него грустный взгляд, Корт не мог вымолвить ни слова. Девушке, по-видимому, тоже нечего было сообщить ему.

Забрав у Джин сумку, Корт молча обнял ее.

Девушка посмотрела на него, собираясь что-то сказать, но ван Рой не дал ей этого сделать. Он поцеловал девушку, и вся страсть, сдерживаемая в дни их разлуки, вспыхнула, как сухой хворост на костре, подожженный факелом.

Корт был не в силах прервать поцелуй. Он не хотел слышать о том, что ей удалось узнать, боясь, что любовь, бушевавшая в его душе, окажется запретной, и у него не останется никакой надежды на счастье.

Джин высвободилась из его объятий, переводя дыхание. Корт опомнился. Они были в аэропорту, вокруг суетились пассажиры, а он вел себя так, будто они были одни.

– Я с трудом узнала тебя без синяка под глазом, – вздохнула Джин.

Корт засмеялся и наклонился к уху девушки:

– Твой загар почти сошел.

– Я… Я думала, может быть, Дениза…

– Она работает до пяти, – сказал Корт, посторонившись, чтобы дать кому-то пройти. – Я отвезу тебя домой. Ты заберешь свои вещи и поедем ко мне.

Джин опустила голову, и он понял, что она не согласна с его предложением. Девушка осмотрелась и с потоком пассажиров направилась к выходу.

– Нам нужно о многом поговорить.

– Да, – кивнул Корт. – У тебя есть еще вещи?

– Нет, – Джин отрицательно покачала головой, и ее длинные светлые волосы рассыпались по плечам. – Пожалуйста, отвези меня прямо домой. Погода была ужасной, в самолете трясло, я очень устала, готова упасть и заснуть.

– Но ты сегодня ужинаешь со мной, – тоном, не допускающим возражений, сказал ван Рой.

Джин вздохнула.

Он почувствовал, что она собирается отказаться.

– Ты же должна есть, – настаивал Корт.

– Моя мачеха тоже так говорит, Корт. Но я не проголодалась.

– Ты шутишь, – взмолился он. – Мы с миссис Гент так готовились к этому дню.

– Когда ты вернулся?

– Вчера утром. Я уже успел отдохнуть с дороги. Мне повезло с самолетом, был очень удобный рейс.

– Я бы тоже хотела, чтобы мне повезло с самолетом, – сказала Джин, покачав головой.

Хосе ждал их у выхода, тихонько переговариваясь с другим шофером.

Джин улыбнулась молодому человеку, когда он открывал перед ней дверцу машины. Корт заметил, что девушка начинает привыкать к тому, что ей прислуживают. Это к лучшему. Если она примет его предложение, ей придется мириться с тем, что многое за нее будут делать другие.

Джин устроилась на заднем сиденье и устало провела рукой по лицу. Корту страстно захотелось обнять девушку, стереть эту усталость поцелуем, но он удержался. «Все еще впереди», – подумал он.

По дороге Корт задавал Джин малозначительные вопросы о поездке домой, о том, как прошел полет. Он говорил обо всем, кроме самого главного, того, что он хотел узнать и боялся услышать. Казалось, Джин больше нечего сообщить ему в ответ на его бесчисленные вопросы. Но ван Рой никак не мог спросить о том, что переполняло все его существо.

«Должно быть, самое худшее, – сказал себе Корт. – Поэтому она ничего не говорит».

Попросив Хосе подождать в машине около магазина, Корт взял сумку девушки и пошел вслед за ней на второй этаж, в квартиру.

– Хосе заедет за тобой в семь часов, – сказал он Джин, – так что у тебя хватит времени собрать все, что может понадобиться в доме Питера.

– Что? – удивилась Джин.

– Только на несколько дней, – объяснил Корт. – Я хочу, чтобы ты провела эти несколько дней со мной.

– О, Корт, – вздохнула девушка, кладя на стол сумочку и читая записку, оставленную Денизой. – Я так и не знаю, кто ты такой. Я думала, что знаю, но мой друг пытался проверить и… Ты уверен, что ты существуешь на самом деле?

– Я не могу понять, о чем ты говоришь, – взорвался Корт.

Он не ожидал такого поворота событий.

– В глубине души я никогда не переставала опасаться, что ты очень умный, удачливый мошенник, как тот человек, которого ты ловил. Мой друг – мы когда-то даже собирались пожениться – попытался проверить, действительно ли ты работаешь в Интерполе. И получил отрицательный ответ.

– Я не могу в это поверить! – воскликнул Корт.

Входная дверь открылась, и в квартиру впорхнула Дениза. Наблюдая, как девушки обнимаются и обмениваются новостями, Корт почувствовал приступ раздражения. Что за ерунду она говорит!

– Джин, – прервал он их щебетание, – ты успеешь собраться к семи?

– Что? – переспросила девушка. Она не могла сосредоточиться, слушая болтовню Денизы и одновременно пытаясь отыскать что-то среди бумаг на столе.

– В семь будет нормально, – уверила его Дениза, – она будет готова.

– Но, – запротестовала Джин, – Корт, нам нужно поговорить.

– За ужином, – пообещал он, дотронувшись до ее плеча, и вышел.

Медленно спустившись по лестнице и выйдя на улицу, Корт сел в машину. Сейчас, когда он решил, что все держит под контролем, появилось непредвиденное препятствие.

– Что все это значит? – недоуменно спросила Джин, когда тяжелая дверь медленно закрылась за Кортом.

– Корт заходил вчера вечером и сказал мне, что хочет устроить для тебя ужин, – ответила Дениза, доставая из холодильника баночку содовой. – По всем правилам.

– В чем дело, Дениза!

– Не могла бы ты успокоиться? – попросила Дениза, открывая банку и делая большой глоток. – Ладно. Я отдала черное и синее платье обратно в комиссионный магазин, где их покупала, и взяла такой красивый вечерний наряд! Сейчас увидишь.

– Прекрасно, – окончательно рассердилась Джин, поднимая сумку, чтобы отнести ее к себе в комнату. – Просто великолепно! Я устала, я пытаюсь справиться с горлом, я простудилась еще в Пенсильвании. А вы с Кортом затеваете светский раут.

– Не я, а он, – возразила Дениза, следуя за подругой в ее спальню. – Посмотри вот на это.

Джин подняла глаза на бледно-розовое шифоновое платье, висевшее на дверце шкафа. Бусинки, украшавшие лиф платья, переливались, отражая вечерний свет. Вздохнув, девушка сняла платье и повернула его, чтобы рассмотреть спинку.

– Вот это да! – вырвалось у девушки.

– Откуда платье, останется в тайне, – уверила ее Дениза.

– Ха-ха! – засмеялась Джин. – Дениза, знаешь, у меня появились сомнения по поводу Корта. Я не то, чтобы…

– О чем ты говоришь, я не понимаю. Ведь он же вернулся.

– Да, но…

– Иди в душ и причесывайся, а я разберу твои вещи.

Дениза расстегнула молнию на дорожной сумке подруги и достала косметичку.

– Там есть папка с записями, я должна взять ее с собой, – сказала Джин. – Это личные бумаги, и я предпочла бы, чтобы ты их не читала.

– Зачем ты это сказала! – возмутилась Дениза. – Теперь я весь остаток жизни буду мучиться от неудовлетворенного любопытства.

– Пообещай, что не будешь читать, – настаивала Джин, открывая ящик для белья.

Она удивилась, что Дениза ушла без дальнейших пререканий.

Хосе постучал в дверь ровно в семь часов. Джин тяжело вздохнула и проверила заколку, скреплявшую сложное сооружение из волос, венчавшее ее голову. Дениза в течение пятнадцати минут трудилась над прической и платьем подруги. То, что ей это удалось, подтвердила восхищенная улыбка Хосе. Правда, его мнение было не самым важным.

Перекинув через руку кожаное пальто, Джин взяла папку со своими записями и маленькую блестящую сумочку. Наступил решительный момент.

– Вам не понадобится пальто, мэм, – вежливо предостерег ее Хосе, – вечер очень теплый.

– Я его возвращаю.

– А, тогда конечно, – сказал Хосе, забирая пальто у девушки.

Джин вышла следом за Хосе. В его обязанности входило заботиться обо всем, и девушка получила множество доказательств того, что он справлялся с ними отлично.

Автомобиль катил мимо высоких пальм, окаймляющих сумеречные вечерние проспекты, по направлению к вилле ван Роев. Джин стоило больших усилий удержаться и не обкусать ногти. Она потратила двадцать минут, чтобы сделать маникюр, и было обидно портить руки из-за того, что она разволновалась.

Хосе въехал в открытые ворота и вышел из машины, чтобы запереть их. Вернувшись, он обратился к девушке.

– Мэм, сегодня ужин сервируют на веранде. Хотите войти с внутреннего дворика или через парадную дверь?

Джин подумала, глядя на Хосе, что он очень расположен к ней. Он понимал, что парадная дверь и величественный холл подавляют ее. Девушка предпочитала проводить в этом доме свободное время, любуясь океаном сквозь окна веранды.

– Я прошла бы прямо на веранду, – с благодарностью ответила Джин.

Оставив машину на площадке перед гаражом, Хосе молча пошел впереди с пальто Кики и папкой в руках. Девушка не успела ничего возразить, бумаги мгновенно оказались у шофера.

Сквозь широкое окно Джин увидела на веранде Корта. Он был в смокинге, воротник и манжеты белоснежной рубашки, казалось, сверкали в мягком сиянии свечей. Он был великолепен, Джин убедилась в этом, испытав то же потрясение, что и в первый раз, когда увидела его в казино.

Хосе остановился, взявшись за ручку двери, и ждал, когда девушка подойдет ближе. Он опасался, что ветер, неожиданно ворвавшись в открытую дверь, загасит трепетное пламя.

Джин расправила плечи, вздернула подбородок и улыбнулась. «Что бы ни случилось сегодня, все будет правильно», – сказала она себе. Если она расстанется с Кортом, чтобы никогда больше не увидеть его, это будет ее решение. И если она согласится стать его женой, это будет тоже ее выбор.

Услышав какой-то звук за стеклянной стеной, Корт поднял глаза. Он забыл погасить спичку, и пламя обожгло ему пальцы.

– Потрясающе! – выдохнул он, когда Джин вошла на веранду. Он еще никогда не видел ее такой элегантной, даже в ту ночь, когда они познакомились.

Девушка неопределенно улыбнулась и обернулась к Хосе, вошедшему вслед за ней и быстро прикрывшему дверь.

– Я принесла пальто Кики, – произнесла она запинаясь, – я хотела послать его по почте, но она не оставила адреса.

– Я позабочусь об этом, – успокоил девушку Корт, – потом.

Хосе положил папку на один из стульев и вышел.

Корт и Джин остались одни. Наконец. Но радостное чувство от того, что они опять вместе, слегка омрачалось напряженным выражением на лице Джин. Казалось, она больше не доверяет ему.

Корт волновался. Удалось ли ей узнать правду о прабабушке и о том, как к ней попала бриллиантовая брошь?

Вырвавшись из плена грустных мыслей, Корт подошел к буфету, где в серебряном ведерке охлаждалась бутылка шампанского.

– Нам есть что отпраздновать, – объявил он, вынимая бутылку изо льда и оборачивая крахмальной белой салфеткой.

Точным движением Корт открыл шампанское, пробка негромко хлопнула и осталась у него в руке. Быстро поднес бутылку к двум приготовленным заранее узким бокалам, чтобы не пролить вино на серебряный поднос. Поставив шампанское обратно, он протянул Джин ее бокал.

– Нам есть за что выпить, – сказал Корт, поднимая свой.

– За что же? – спросила Джин.

– За успешную продажу «Пьянящей Розы», – провозгласил он, и от соприкосновения двух хрустальных бокалов возник короткий, но мелодичный звон.

– Да? – воскликнула девушка. – А ты знаешь, кто ее купил?

Корт сделал глоток шампанского и выпрямился.

– На аукционе была одна очень знаменитая актриса, она отчаянно хотела купить бриллиант. Но после напряженных торгов он достался сыну одной голландской принцессы.

– Принцу? – удивилась Джин.

– Нет, он герцог. Но он не пользуется титулом. Он зарабатывает на жизнь своим трудом. Может быть, тебе это покажется удивительным, но почти все члены нидерландского королевского дома считают такое поведение разумным. Возможно, этому способствовал опыт первой половины двадцатого века. Герцог знает толк в таких вещах, как искусство и драгоценности.

– Я потрясена, – сказала Джин, улыбаясь Корту одними глазами.

Ван Рой вынул из внутреннего кармана смокинга маленький конверт.

– Это потрясет тебя еще больше, – сказал он, протягивая конверт девушке.

Поставив бокал на стол, Джин взяла его и вскрыла дрожавшими от нетерпения пальцами. В конверте оказалась маленькая книжечка.

– Это счет в швейцарском банке, в Женеве, – объяснил Корт. – Хочешь, чтобы я перевел франки в доллары?

– Пожалуйста, если можешь.

– Это примерно один миллион семьсот тысяч долларов, – подсчитал ван Рой.

Широко раскрыв глаза от удивления, Джин тихонько свистнула.

– Я выбрал швейцарский банк, так чтобы в будущем тебе не пришлось столкнуться с каким-нибудь необычным банковским законодательством.

Джин закрыла чековую книжку и вложила ее обратно в конверт.

– Надеюсь, теперь я могу поступать как захочу, и никто не будет задавать мне никаких вопросов?

– Если будешь держаться в разумных пределах, – шутливо предупредил Корт.

– Ну вот, ты все испортил! – воскликнула Джин и засмеялась.

– У нас, голландцев, это обычно неплохо получается, – извиняющимся тоном сказал ван Рой.

Джин положила конверт на стол и подняла бокал.

– Должна сказать, что ты развеял часть моих сомнений. А теперь скажи честно, ты агент Интерпола или нет?

– Фактически да, – ответил Корт после нескольких глотков шампанского, – но, с другой стороны, я им не являюсь. Поэтому, вероятно, твой друг не получил на свой запрос того ответа, на который рассчитывал. Меня больше нет в списках оперативных агентов, но я сотрудник Интерпола. Я буду обучать новых экспертов в центре подготовки. Это намного безопаснее.

– А ты к этому стремишься?

– Я хочу прожить долгую жизнь. Я обнаружил, что имею для этого все основания.

Корт взялся за спинку стула, отодвигая его, чтобы Джин могла сесть за стол.

– Пора начинать ужин, а то миссис Гент будет недовольна, что цыпленок, запеченный под абрикосами, остынет, а салат из цикория потеряет свежесть.

Во время ужина девушка старалась выспросить у Корта подробности о его работе. Она хотела знать, что будет с Саймоном и Депеска, о новых обязанностях Корта. Но ван Рою, в свою очередь, не терпелось услышать от Джин, что она узнала в Пенсильвании.

– Как ты нашла своего отца? – наконец спросил он, скрещивая нож и вилку на пустой тарелке и отодвигая ее.

– Все в порядке, – ответила девушка. – Я не ожидала, что они с Ширли так подходят друг другу. Я многое поняла в их отношениях. Наверно, хорошо, что я пробыла дома дольше, чем планировала. Отец не хотел меня отпускать из-за простуды. Поэтому мы наговорились вдоволь.

– Ты нашла какие-нибудь сведения о прабабушке? – спросил Корт, стараясь так произнести эти слова, чтобы нельзя было догадаться, что вся жизнь его зависит от ее ответа. – Хосе, попроси миссис Гент подать десерт и кофе.

Да, он знал, что лукавит, и отдал такое распоряжение, чтобы остаться с Джин наедине. Если он отреагирует на то, что услышит, слишком бурно, лучше, чтобы Хосе при этом не присутствовал.

Джин встала из-за стола, Корт хотел последовать ее примеру, но она жестом остановила его.

– Корт, клянусь, я знаю, что ты джентльмен до мозга костей, – засмеялась девушка. – Я хочу показать тебе, что я нашла и убедить тебя…

Она открыла папку и, водя пальцем по строчкам, нашла, наконец, нужное место.

– Вот здесь.

Джин села напротив Корта и торжествующе посмотрела на него своими зелеными глазами.

Она не успела начать читать, как вернувшийся из кухни Хосе поставил перед ней тарелку с клубничным пирогом. Девушка прижала папку к груди и улыбнулась.

– Очень мило, спасибо.

Корт нетерпеливо ждал, когда Хосе, наконец, подаст ему десерт и уйдет.

– Делия и Том Финней поженились в июне 1925 года, и детей у них не было до сентября двадцать шестого, – прочитала Джин и через стол передала листок Корту. – Дальше. Молодая женщина, Делия Бейкер раньше работала горничной у Элен Макклиллан.

– Господи! Боже всемогущий! – раздался из дверей голос миссис Гент. – Делия Бейкер и Элен Макклиллан! Я когда-то знала их, – кухарка поставила на стол кофейник.

Удивленные взгляды Корта и Джин устремились к старой служанке.

– Что вы о них знаете? – спросил Корт, в волнении поднимаясь из-за стола.

– Макклилланы каждый год арендовали соседний дом, – начала свой рассказ миссис Гент, разливая кофе вместо замешкавшегося Хосе. – Они приезжали в Палм-Бич не только спасаться от холодной северной зимы. Были еще причины. Они хотели выдать замуж дочерей. Мне было семь или восемь лет, когда с ними приехала Делия. Мой отец и сестра работали здесь тогда, а мама ждала Джейкоба, так что я помню все очень хорошо. Нам с сестрой очень нравилась Делия. Она была красивая и с удовольствием работала у молодой хозяйки. Пэр, дед мистера Питера, и Ян-Вильгельм, дед Корта, были очень шустрыми молодыми людьми. Насколько я припоминаю, именно Пэр в тот вечер оказался с мисс Элен на берегу. А у нее была назначена встреча с этим, как его… по-моему, Рандольфом. Ее мать хотела, чтобы Элен вышла за него замуж.

– Томас Рандольф! – воскликнула Джин. – Да, они поженились в конце лета в Ньюпорте.

– Ну вот, видите, – миссис Гент была довольна своей памятью. Она уже собиралась вернуться на кухню, но вспомнила, что рассказывает историю. – Так вот, мистер Рандольф приехал на своей машине, у него был спортивный автомобиль. Делия увидела его и побежала на берег позвать мисс Элен. И в это время мимо проплыла яхта Биллингов с мисс Розалией на борту!

– Прабабушка Питера, – объяснил Корт девушке.

– И чтобы избежать двух ужасных скандалов, – продолжила миссис Гент, – Делия поклялась всем разобиженным мамашам и папашам, что это она целовалась на волнорезе с Яном-Вильгельмом. Старый мистер Макклиллан угрожал отправить ее в Пенсильванию с первым же поездом. А миссис ван Рой позвала Делию к себе в гардеробную и предложила выбрать что-нибудь в награду за ее смелость. Моя сестра стояла за дверью и подсматривала в щелочку. Делии понравилась серебряная брошь, которую носила миссис ван Рой, но мадам посчитала, что этого недостаточно. Она взяла первое, что ей попалось под руку – большую бриллиантовую брошь – и вручила ее Делии. Она говорила моей сестре, что серебряная роза ей нравится больше. Но девушка взяла украшения и поблагодарила мадам, потому что никто не осмеливался ей перечить. Мистер Макклиллан не отослал Делию домой. Она пробыла в Палм-Бич весь сезон. Мы часто вспоминали девушку и думали: интересно, как сложилась ее судьба?

– Это была моя прабабушка, – сказала Джин.

– Невероятно! – изумилась миссис Гент, возвращаясь на кухню.

Джин поудобнее устроилась на стуле и взяла в руку вилку. Торжествующая улыбка играла на ее губах.

– Ну все, – капитулировал Корт. – А ты что скажешь, Джин?

– Я чувствовала, твои наговоры на мою прабабушку имели под собой почву.

– Если бы я изучал английский как следует, я понял бы тебя и знал, что мне ответить. Согласиться с тобой или нет.

– Соглашайся, – посоветовала Джин и ласково посмотрела на Корта.

Их глаза встретились. Свечи уже сгорели до половины.

Ни Корт, ни Джин не могли даже подумать о пироге с клубникой.

– У меня есть кое-что для тебя, – сказал Корт и вынул из кармана смокинга украшение.

Джин удивленно вертела его в руках.

– Это не настоящая «Роза», – с облегчением сказала девушка.

– Правильно, это имитация, но выполненная лучшим ювелиром в мире. Посмотри обратную сторону.

– Какой-то знак с «К» и «Д», – прочитала девушка. – Как приятно! Я тоже хотела бы сделать тебе подарок.

– Это неважно, – Корт перегнулся через стол, чтобы поцеловать ее.

Девушка была ошеломлена тем, что произошло.

– Постой, дай мне перевести дух.

– Мы можем сделать это вдвоем.

Корт встал и, предупредительно отодвинув стул, помог девушке выйти из-за стола.

В это время раздался телефонный звонок. Хосе, заглянув в дверь, указал Корту на телефон.

– Это мистер Питер, – прошептал молодой человек.

Успокаиваясь, Джин наблюдала за Кортом. В его порывистости было что-то привлекательное, но она чувствовала, что не до конца понимает его.

Сев за стол, девушка съела маленький кусочек пирога, но потом отложила вилку на край великолепной фарфоровой тарелки и отодвинула десерт.

Медленно взяв копию «Пьянящей Розы» со скатерти, Джин встала из-за стола. Проведя пальцами по изящному украшению, девушка приколола его к платью. Она полюбовалась минуту своим отражением в оконном стекле, и океан, как и всегда, приковал ее внимание.

Прежде чем Джин услышала шаги Корта за спиной, она увидела его отражение.

Он нежно положил руки на плечи девушке и привлек к себе. Его губы коснулись ее шеи, он провел ладонями вдоль ее рук – от плеча до запястья – и крепко обнял Джин.

– Я говорил с Питером. Завтра утром они прилетают на уик-энд.

Джин слегка высвободилась из объятий Корта, чтобы видеть его лицо.

– Зачем?

Корт пожал плечами.

– Встретиться с агентом по недвижимости и решить, какие вещи забрать домой в Коннектикут.

– Да? Они прилетят на своем самолете. Это хорошо.

– Очень хорошо. Я хочу, чтобы ты сегодня осталась здесь, – твердо сказал Корт.

Джин отрицательно покачала головой, медленно, но решительно.

Корт поцелуем пытался убедить девушку остаться. Он целовал ее лицо, шею, плечи…

– Нет, Корт, я очень устала и в голове у меня все смешалось. Я не ожидала, что ты будешь меня встречать. И эти деньги! Я еще не могу представить, что это для меня значит. И для нас. – Положив руки ему на грудь, она вопросительно заглянула ему в глаза. – Ведь теперь для нас?

– Да, дорогая. И ты это знаешь. С той минуты, как я увидел тебя, я понял, что наши судьбы переплетены и в прошлом, и в будущем.

– В будущем, – задумчиво повторила Джин. – Корт, я люблю тебя.

– А я не представляю, как мог любить кого-то раньше, до тебя. Я все время думаю только о тебе, Джин, – заверил он девушку.

– У меня голова идет кругом. Я хотела бы, чтобы в первое время мы…

Корт нежно приложил палец к ее губам.

– Нам не обязательно…

– Если я останусь здесь на ночь, нам этого не избежать. Но я пока не готова, – сказала девушка, касаясь пальцами лба.

– Ну хорошо, – вздохнул Корт, отпуская девушку. – Давай выпьем еще по чашечке кофе, и я отвезу тебя домой.