Затаив дыхание, Корт пытался отстегнуть брошь с платья девушки. Он испытывал неловкость, представляя неизбежное: не скрепленные украшением края выреза разойдутся, обнажив целомудренно скрываемую грудь. Он поведет себя по-джентльменски. Глядя Джин прямо в глаза, он извинится за причиненное неудобство.

И в тот момент, когда, сняв брошь, Корт ван Рой обнаружил, что глубина декольте не изменилась, он испытал скорее разочарование, чем облегчение.

Подойдя к столу, Корт вынул из кармана смокинга часовую лупу, тщательно завернутую в папиросную бумагу. Уговаривая себя не волноваться, поднес лупу к правому глазу и принялся изучать камень.

Правым глазом смотреть было чертовски неудобно, обычно он делал это левым. Но левый глаз пострадал во время стычки со Стефано Депеска.

У Корта невольно вырвался возглас восхищения. Это был подлинный алмаз, принадлежавший когда-то семейству ван Роя. Его называли «Пьянящая Роза». Алмаз в необработанном виде был контрабандой вывезен из Трансвааля во время англо-бурской войны. Человеком, доставившим алмаз из Африки в Европу, был Клаус ван Рой. Сын Клауса, Эрнст, много лет спустя увез хранившийся в Амстердаме камень в Нью-Йорк. Там он был огранен, вставлен в оправу и подарен жене Эрнста Руте.

Официально считалось, что бриллиант был украден из дома ван Роев в Нью-Йорке в феврале 1925 года, когда семья находилась на отдыхе в Палм-Бич. Но Корт никогда не верил в эту версию, поскольку дед, Ян-Вильгельм ван Рой, утверждал, что это неправда.

Камень имел редко встречающийся цвет: он чем-то напоминал шампанское в хрустальном бокале. Свет загадочно искрился, отражаясь от граней кристалла. Бриллиант весил около восьми карат, и при огранке ему придали каплевидную форму, чтобы уменьшить потери. Двадцать маленьких белых бриллиантов, образующих кольцо вокруг желтоватого камня, не представляли большой ценности, но они хорошо сочетались с центральным бриллиантом и весили все вместе три-четыре карата.

Золотая оправа была выполнена в виде розы, изящные листочки скрывали застежку. Украшение было задумано так, чтобы носить его цветком вниз. Мисс Барбур, Джин, приколола брошь правильно, именно так, как задумал мастер. Только он, Корт ван Рой, с его опытом мог по достоинству оценить уникальность и красоту камня, прекрасную работу ювелира. Об этом камне не было никаких документальных свидетельств – ни счетов, выписываемых при покупке, ни записей о владельцах. Корт искал его так долго, что был почти уверен: этого украшения больше нет. Он много раз прекращал поиски, но воспоминание о портрете Руты ван Рой с прекрасным бриллиантом на платье не давало ему покоя.

Именно благодаря неповторимому стилю, в котором была выполнена брошь, и из-за своего постоянного интереса к этому украшению Корт сразу узнал его, даже на расстоянии. На минуту им овладело сомнение: платье, к которому была приколота брошь, нельзя было назвать достаточно элегантным для такого редкого бриллианта.

В первый момент у Корта перехватило дыхание, во рту пересохло от волнения. Потом он заметил и владелицу броши – стройную молодую женщину, привлекшую его внимание гордой осанкой и независимым видом. Господи, что она должна была о нем подумать!

И вдруг рядом с девушкой Корт увидел Стефано Депеска. Если бы она повернулась к нему лицом, вор тут же увидел бы бриллиантовое украшение. Детектив Ролланд, связной ван Роя из местной полиции, подумал, что Корт сошел с ума, когда тот ринулся через весь зал к девушке и стремительно увел ее в служебное помещение отеля. Но это был единственный способ спасти брошь. И девушку.

Оторвав взгляд от старинного украшения, Корт невольно посмотрел на то место, где оно только что находилось. «Так нельзя», – одернул он себя и, отложив лупу, поднял глаза на Джин.

– Это действительно «Пьянящая Роза», принадлежавшая Эрнсту ван Рою, – произнес Корт медленно выговаривая каждое слово, и в его голосе слышалась едва уловимая дрожь. – Она считалась украденной много лет назад.

– Она принадлежала моей прабабушке, – запротестовала Джин, ее зеленые глаза сверкали. Их блеск вполне мог соперничать со сверканием знаменитого алмаза и не позволял Корту усомниться в ее честности. – Эта брошь принадлежала прабабушке много лет, я не верю, что она краденая… что она украла… – Потом есть же срок давности. Прабабушка умерла в начале семидесятых годов.

– Конечно, есть срок давности, – заверил ее Корт, убирая лупу в карман. – С этой точки зрения тот, кому принадлежит украшение, является законным владельцем. Но это представляет для вас определенную опасность. Брошь стоит больших денег, и вы не можете хранить ее в коробке из-под сигар.

– Из-под конфет, – поправила Джин надменно.

– Неважно, – отмахнулся Корт. – Самое безопасное место для бриллианта – сейф в этом отеле, – убеждал он Джин, заворачивая украшение в тонкий листок бумаги. – Я дам вам расписку на брошь и на ваши кольца.

– Что? – ее глаза расширились. – Они тоже стоят больших денег?

– Не знаю, сколько может стоить опал, я его еще не осмотрел, – объяснял Корт, – опалы хрупкие, легко раскалываются. Поэтому старинные опалы встречаются редко, особенно в такой оригинальной оправе. Его цена, возможно, – он на секунду задумался, – гораздо выше, чем та сумма, которую вы сочли бы значительной. Что касается второго кольца, то я не могу даже сказать, что это за камень, пока вы его не снимете.

– Снять?! – взорвалась Джин. – Ни за что. Без него я буду чувствовать себя раздетой.

Она с вызовом посмотрела на детектива, но когда он взял ее руку, не стала сопротивляться. Корт снял колечко с опалом с указательного пальца девушки и принялся изучать камень на этот раз без помощи лупы. Джин отступила на шаг назад, и Корту стало ясно, что она не хочет отдавать второе кольцо.

Он должен был принять какое-то решение. Если девушка так непреклонна, он не может отнять кольцо силой. Может быть, оно и не очень дорогое. С ним, наверно, связаны какие-то воспоминания. Он не станет настаивать.

– Я полагаю, дома у вас должны быть еще другие украшения, – произнес Корт, оглядываясь в поисках листка бумаги.

– Да. О, Господи! Через несколько минут Дениза должна выйти из дому, чтобы заехать за мной, – вспомнила Джин и бросилась к телефону. – Сказать, чтобы задержалась?

– Скажите, что вас проводят домой, – с непроницаемым видом ответил Корт.

Он сам проводит Джин Барбур домой, он не может отпустить девушку без охраны, пока Депеска со своим подручным, Саймоном, разгуливают по городу.

Корт четким почерком написал расписку и протянул бумагу девушке.

Прочитав, в какую сумму он оценил бриллиант, Джин побледнела. Она взяла со стола бокал, но в нем не осталось ни капли шампанского, нечем было смочить пересохшие губы.

Всматриваясь в лицо девушки, Корт вдруг испугался, что после долгих лет, проведенных в поисках камня, он потерпел неудачу.

Что, если она завладела «Пьянящей Розой» нечестным способом и сочинила всю эту историю с прабабушкой? Должен ли он обращаться с нею, как с другими преступниками. Предаваясь грустным размышлениям, Корт почувствовал боль в левом глазу. «Вероятно, это от усталости», – подумал он.

Пока Джин звонила подруге, детектив нашел пакет, сложил в него украшения и вызвал управляющего.

– Мне нужно положить кое-что в сейф, – пояснил Корт.

Джин неохотно подписала документ и убрала его в сумочку. Может быть, усталость погасила ее воинственный настрой.

Корт послал в гардероб за одеждой девушки и вызвал водителя. Лимузин ждал у подъезда.

Джин набросила на загорелые плечи черный бархатный плащ и с вызовом посмотрела на ван Роя.

Несколько десятков шагов до машины показались Корту утомительными. Он почувствовал усталость. Это была очень длинная и трудная неделя. Не хватало только этих непредвиденных осложнений.

Девушка опешила, увидев у подъезда серебристо-серый автомобиль с водителем за рулем. Служащий отеля предупредительно распахнул дверцу машины. Расположившись рядом с Джин на заднем сиденье, Корт распорядился:

– Скажите шоферу, где вы живете.

Наклонившись к смуглому юноше, производившему впечатление очень сильного человека, Джин объяснила, как проехать к ее дому.

– А, это около магазина Фримэна? – уточнил водитель.

– Вернее, прямо над ним.

– У них лучшие копчености в городе, – с удовольствием заметил шофер, улыбаясь отражению Джин в панорамном зеркале.

– Где Саймон? – спросил Корт у молодого человека, резко оборвав первый приятный разговор за весь сегодняшний вечер.

– Пока я заводил мотор, он взял машину. Может быть, он нас преследует, но пока я не заметил хвоста.

– Думаю, настало время объяснить, что произошло, – вздохнув, произнес Корт, внимательно наблюдая за дорогой через заднее стекло автомобиля.

– В самом деле, – усмехнулась Джин.

– Я приехал во Флориду отдохнуть к кузену и его жене, – медленно объяснял Корт. – В гавани, куда я зашел на яхте, чтобы купить топливо, я случайно увидел известного вора, которого безуспешно преследовал в течение нескольких лет. Я попытался заманить его в ловушку, но он ускользнул и на этот раз.

Джин с интересом посмотрела в потемневшие глаза своего спутника.

– Обидно, – сказала она сочувственно. – Я связался со своим шефом в Париже. Он посоветовал мне вступить в контакт с местной полицией и разработать операцию поимки преступника. Мы решили использовать в качестве ловушки казино «Ночь», за которым полиция ведет постоянное наблюдение. Преодолев возникавшие то и дело препятствия, мы все подготовили, чтобы заманить Депеска в западню и арестовать его. А вы, мисс Барбур, сегодня вечером сорвали этот план.

– Мне очень жаль, – искренне огорчилась Джин.

– Для красивой молодой девушки, которая служит в полиции, было заказано элегантное вечернее платье. Она надела очень дорогие подлинные украшения. В этой самой машине девушка ждала условленного момента, чтобы войти в казино. Но тут появились вы. Вы направились прямо к нашему подопечному и словно предлагали ему ограбить вас, остановившись в двух шагах от него и беззаботно потягивая шампанское.

– Уверяю вас, у меня не было такого намерения, – сказала Джин, с трудом сдерживая волнение.

– Я должен был действовать очень быстро, чтобы увести вас из зала. По настороженному взгляду Депеска я понял: он догадался, что ему устроили засаду. Я был вынужден прекратить операцию и сделать все возможное и невозможное, чтобы наша «приманка» вернулась в полицейский участок невредимой.

– С девушкой ничего не случилось? – с тревогой спросила Джин.

– Нет, все в порядке, мой Хосе проводил ее, – Корт дружески похлопал водителя по плечу.

Джин не задумывалась, правильно ли поступила, пригласив шофера наверх вместе с Кортом. Дениза, уведя подругу на кухню, принялась ее за это отчитывать. Джин молча пожала плечами. Если Корт и оказался в неловком положении, пусть подумает о тех неприятностях, которые он сам доставил ей этим вечером.

Дениза быстро приготовила кофе и, разлив его по чашкам, направилась в спальню следом за подругой. Джин искала в шкафу свою коробку с безделушками.

– Я вижу, ты неплохо провела вечер, – прошептала Дениза возбужденно, – этот, в смокинге, видно, пришелся тебе по душе.

– Никто не пришелся мне по душе! – отрезала девушка раздраженно, но Дениза не поверила ни одному ее слову. Джин и сама знала, что это неправда.

– Где твоя брошь? – вдруг испугалась Дениза. – И где кольцо с опалом? Джин!

– Он заставил сдать украшения на хранение в сейф отеля, – вздохнула Джин и, понизив голос, прошептала: – Он из Интерпола, Дениза. Эксперт по драгоценностям. Эта брошь… она оказалась настоящей. И кольцо тоже.

– Как? – Дениза во все глаза смотрела на Джин и не могла вымолвить ни слова от удивления.

Девушка пожала плечами:

– Не знаю.

Порывшись в коробке из-под конфет, она вытащила из нее пуговицы, небольшой мешочек с принадлежностями для шитья и поставила коробку на стол перед Кортом. Кивком головы он дал знак водителю, и тот встал у двери, скрестив руки на груди.

По взгляду Корта Джин поняла, что он думает о ее способе хранения драгоценностей. Смокинг детектива расстегнулся, и под его левой рукой Джин увидела маленький пистолет в кобуре. Сердце девушки учащенно забилось, но она сделала вид, что ничего не заметила.

– Мне нужен лист бумаги, – потребовал Корт, изучая содержимое коробки, – лучше два.

Под мерное тиканье часов Джин устало наблюдала, как сотрудник Интерпола делает точные зарисовки и описывает украшения, доставшиеся ей в наследство от матери. Та, в свою очередь, получила их от бабушки, а бабушка – от прабабушки. Джин хотелось, чтобы Корт наконец прекратил это нудное занятие. Она знала, что это просто безделушки и они не могут представлять для него никакого интереса.

Но ван Рой продолжал свою нескончаемую работу, оценивая и описывая всю коллекцию брошек, серег и других мелочей, которые она всегда возила с собой.

Когда, казалось, детектив уже завершил свой титанический труд, он вдруг пристально посмотрел на Джин:

– Это не все украшения. Я знаю, что девушкам дарят колечки по случаю окончания школы. Многие хранят медальоны, полученные на память от родителей. Наверно, у вас тоже есть?

– Да, есть, – удивилась девушка, поднимаясь.

Джин обрадовалась возможности встать из-за стола. Она устала сидеть так долго.

– Нет, нет, – остановил ее Корт, – разве вы не знаете, что не должны выходить из комнаты, пока здесь находятся ваши драгоценности? – оглянувшись, он обратился к Денизе, лениво листавшей старый иллюстрированный журнал.

– Вы не могли бы принести шкатулку мисс Барбур?

Дениза не спеша поднялась с дивана и через несколько минут вернулась в комнату с дешевой шкатулкой, обтянутой искусственной кожей. Некогда ярко-розовый кожзаменитель потускнел и потрескался. Корт открыл простенький замочек и принялся изучать содержимое шкатулки. Вдруг он вскрикнул:

– Посмотрите, все сходится! – в руке он держал серебряную брошь. Корт пристально посмотрел на Джин, словно обвиняя ее: – Вторая роза!

– Что? – не поняла она, моргая глазами, слипающимися от усталости.

– Вторая роза!

Брошь была выполнена в виде серебряной розы. Джин с удовольствием носила ее с розовой шелковой блузкой в романтическом стиле, которую купила еще в благополучные времена, несколько лет назад. Когда девушка хотела выглядеть элегантно – джинсы и рубашка не годились для этой цели, – она обычно надевала эту блузку, украсив ее серебряной розой.

– Ну и что? – спросила Джин.

– А вот то, – мрачно отрезал Корт.

Внимательно изучив украшение, проверив пробу и клеймо на потускневшем серебре, Корт свирепо посмотрел Джин прямо в глаза. Вдруг выражение его лица несколько смягчилось.

– Конечно, вы не знаете…

Сотрудник Интерпола вернулся к своим записям, а девушка откинулась на стуле и зевнула. Она очень устала. Не помог даже крепкий кофе, сваренный Денизой. Джин задремала.

Корт рассматривал гарнитур – серебряные серьги с бирюзой и такую же подвеску. Вещи были довольно красивые, в традиционном американском стиле, но особого интереса у ван Роя не вызвали. Он не стал даже вносить их в список и, отвлекшись на мгновение, взглянул на девушку, сидевшую за столом напротив него. Глаза ее были полуприкрыты, как будто она боялась что-то пропустить. Яркий свет потолочного светильника создавал ореол вокруг ее склоненной светловолосой головы. Корту захотелось коснуться ее. Этот же порыв он испытал, когда увидел ее впервые.

Да, там, в казино, Корт, вероятно, мог бы убедить девушку пройти с ним в кабинет управляющего не ведя ее под руку, но был не в силах удержаться от физического контакта.

Не отрывая глаз от Джин, детектив потянулся к кофейной чашечке и с разочарованием обнаружил, что она пуста. Хосе хотел было налить Корту кофе, но тот кивком головы остановил его. Вновь принимаясь за работу, ван Рой еще раз внимательно посмотрел на девушку.

Один из его предков, художник, увидев такую красоту, наверняка попытался бы запечатлеть ее. Корт же предпочел бы иметь дело с самой женщиной.

Расправляя уставшие плечи, Корт почувствовал вес пистолета на боку. Да, может быть, ему придется им воспользоваться, чтобы защитить эту женщину и ее невероятное богатство.

Джин проснулась от звука скрипнувшего под Кортом стула. Потом услышала, как закрылась тяжелая дверь этажом ниже, в магазине. Это Леви Фриман принялся за выпечку булочек и пирожных.

Девушка сообразила, что они всю ночь просидели за столом.

– Ну, мисс Барбур, считайте, что вы счастливица, – объявил Корт. – Я не знаю, как к вам попало это богатство, и хотел бы услышать ваши объяснения.

Джин зажмурилась и потянулась.

– Что вы имеете в виду?

– Эти украшения плюс к тем, что в сейфе отеля, стоят больше миллиона долларов, юная леди, – сообщил он, постукивая ручкой по двухстраничному списку. – Это все старинные украшения. Считаю, что их нужно поместить в безопасное место.

– Не морочьте мне голову! – возмутилась Джин, – это все обман, какая-то нечестная игра или что-то в этом роде.

– Нет, – Корт поднялся. – Думаю, если вы переоденетесь и поедете со мной, я смогу представить вам убедительное доказательство своей правоты. Попросите подругу побыть здесь, пока вы будете переодеваться.

В спальне Джин аккуратно сняла вечернее платье, облачилась в джинсы, рубашку, вязаный свитер с традиционным ирландским рисунком и теннисные туфли. Она выглядела так, будто собралась пройтись по берегу моря или отправиться на яхтенную прогулку.

Корт внимательно наблюдал, как Джин укладывает драгоценности в сумочку, чтобы взять с собой, как он настаивал. Девушку мучили сомнения, она не хотела никуда ехать. Джин молча спустилась вслед за шофером в предрассветные январские сумерки. На гладкой поверхности лимузина сконденсировались капельки влаги.

В машине было холодно. Джин слегка познабливало от ночной прохлады. Корт обнял девушку за плечи и попытался притянуть к себе, но она воспротивилась. Джин сидела с левой стороны и слишком хорошо помнила о пистолете под его смокингом.

Догадавшись о причине ее сопротивления, Корт тихо засмеялся.

«Может быть, потом», – подумал он.

Вскоре автомобиль плавно проехал через кованые железные ворота мимо длинных газонов с искусственным орошением, сохраняющим изумрудную зелень травы даже во время засушливой зимы. Среди высоких пальм и живописных раскидистых деревьев Джин увидела большой дом в испанском стиле. Шуму порывистого морского ветра вторил ритмичный рокот тяжелых волн Атлантики.

Волнуясь, Корт схватил Джин за руку и потащил ее за собой в дом. Остановившись, наконец, в гостиной, он включил небольшой светильник на стене.

– Идите сюда, – сказал ван Рой с благоговением в голосе, подводя девушку к портрету, висевшему под светильником. Женщина, изображенная на холсте, смотрела на них свысока. На ее шее, в ушах и на тонких пальцах сверкали бриллианты. Но в центре этого великолепия на груди красавицы была изображена та самая брошь, которая украшала платье Джин прошлым вечером. Ошибиться было невозможно.

– О, Господи, – вздохнула девушка, начиная понимать то волнение, которое испытывал Корт.

– Вы узнаете ваше украшение?

– Да, но как… – взгляд девушки метнулся от торжествующего лица ее спутника к искусному изображению старинной броши на портрете. – Как у моей прабабушки могла оказаться такая дорогая вещь?

– Это, мисс Барбур, как раз то, что мы должны попытаться разгадать. Но это еще не все, что я хотел вам показать, – произнес Корт, его глаза сверкали.

Заря занималась над Атлантическим океаном, и розовый утренний свет постепенно проникал в комнату.

Корт привычно щелкнул выключателем, погасив свет над портретом, и, увлекая за собой девушку, стремительно направился в другой конец огромного дома.

Джин обрадовалась, что надела теннисные туфли, иначе ей было бы не угнаться за спутником. Они быстро шли по паркету через анфиладу комнат с высокими потолками. «Как в музее», – подумала девушка.

Корт толкнул тяжелую дверь, и они оказались в кухне, оборудованной по последнему слову техники. Всевозможная посуда и другая кухонная утварь живописно разместилась на полках и крюках.

– Я проголодался, – остановившись посреди кухни, Корт перевел взгляд с плиты на двухкамерный холодильник.

– Вы умеете готовить? – спросила Джин.

– Немного, и только у себя дома, – ответил Корт, – но в чужом доме я не решаюсь браться за это.

– Наверно, у кухарки сегодня выходной, – предположила девушка.

В доме было тихо, только порывы ветра и мерный рокот волн нарушали тишину.

– Наверно, Пит и Кики встанут поздно, – неодобрительно заметил Корт. Раз он сам не спит, то и другим нечего разлеживаться, – было написано на физиономии ван Роя. Не важно, что он не сомкнул глаз всю прошлую ночь. Начался новый день, и Корт был готов бодро встретить его приход. А кухарки, как на зло, не оказалось на кухне в тот самый момент, когда он собирался позавтракать.

– Я могу для вас что-нибудь приготовить, – предложила Джин. Положив сумку с украшениями на стул, она открыла холодильник.

Девушка обнаружила на полке кувшин с апельсиновым соком, коробку какого-то полуфабриката и блюдо, доверху наполненное крупной, спелой клубникой.

– А, – воскликнула Джин, поднося к свету коробку с полуфабрикатом и читая инструкцию, – похоже, это достаточно просто приготовить, – сказала она, протягивая концентрат Корту.

– Вам, конечно, просто, – засмеялся ван Рой. – Вы умеете читать по-английски.

– А вы не умеете?

– Газеты и книги умею, а кулинарные рецепты – нет.

– А какой же ваш родной язык? – удивилась Джин, оглядывая кухню в поисках подходящей кастрюли.

– Родной – голландский. Еще знаю немецкий, французский, итальянский, греческий, – перечислял Корт, загибая длинные пальцы, – говорю по-польски, по-русски, на датском, испанском, немного знаю древнееврейский.

– Наверно, у вас прекрасная память, – одобрительно заметила Джин, выбирая, какую из двух кастрюль использовать для готовки. Девушка понимала, что Корту не хочется готовить на чужой кухне, но она тоже проголодалась, и это ощущение подстегивало ее.

Как раз в тот момент, когда Джин осматривала полки в поисках растительного масла, скрипнула дверь и в кухне появилась полная женщина в светло-сером платье.

– Что вы здесь делаете? – строго обратилась она к Джин.

– Это моя гостья, – Корт встал на защиту девушки, – мы хотим перекусить.

Сквозь толстые стекла очков, увеличивающие ее покрасневшие глаза, кухарка критически оглядела элегантный смокинг Корта ван Роя и, переведя взгляд на девушку, понимающе кивнула.

– Мистер ван Рой, снимите ваш маскарадный костюм, – нотки осуждения звучали в ее голосе, – а я поджарю гренки и приготовлю клубнику. Вы, наверно, собираетесь покататься на яхте? Будьте осторожны, сегодня сильное волнение.

Пожилая женщина посмеивалась про себя, подумав, что нарушила этикет по отношению к гостю, Корту ван Рою.

– Ну что ж, – нерешительно произнес Корт, направляясь к двери. – Подождите, пожалуйста, в гостиной, пока я переоденусь, – обратился он к девушке. – Миссис Гент, наверно, подаст завтрак на веранду. Можете полистать журналы…

Джин последовала за Кортом, прихватив свою сумку.

– Не бойтесь, мне скучно не будет, – успокоила его девушка.