Эвастонвиль был больше похож на крупный поселок, чем на город. Он раскинулся на большой территории в прекрасной долине вблизи места слияния двух рек. Леса и равнины, полные жизни, окружали его. Машина пересекла одну из рек по очень красивому мостику, сделанному под старину. Они проезжали мимо интересных с архитектурной точки зрения зданий, не успевая поворачивать голову то направо, то налево. Кордиал тем временем, не умолкая, развлекал гостей рассказами о городе. По его словам, Ливермор, чтобы не дать распространиться хаотичной застройке, с первых дней строительства столицы привлек экспертов к работе над ее планом.

В первую очередь были построены жизненно важные объекты: космический порт, главные магистрали, мосты, жилые кварталы и резиденции, хранилища и парки. Позднее по мере возможности и надобности, с приездом колонистов на жительство и для работы в этом мире, город будет расти согласно составленному плану с учетом современной архитектуры. Таким образом, когда завершится строительство, город будет выглядеть красиво и эстетично.

Они плавно проплывали мимо садов и фонтанов, эффектно сконструированных зданий. Местами возведение домов было еще не закончено. На Мачико большое впечатление произвели концертный зал и главный отель. В глаза сразу бросалось, что в их строительство вложены огромные деньги. Но главное, они построены с большим вкусом.

Машина мягко остановилась в центральном парке около пруда с плавающими утками. Вот здесь-то и пришлось гостям изменить свое мнение о городе и его хозяевах. И не потому, что парк им не понравился. Парк изумлял свое красотой. Он был центром поселения, а в будущем — столицы. Произведение искусства. Уже сегодня он соответствовал самым высоким стандартам галактики. Здесь соблюдался определенный план посадок: всевозможных видов деревьев, кустарников, цветов, трав и прочих чудес ботаники. Парк был макетом природного рая. Устремленные вниз рощи, ниспадающие плавные линии полей, сверкающие ручьи и водопады, очаровательные пруды. В самом центре — прекрасное озеро с чистой прозрачной водой. Озеро украшала самая большая коллекция водоплавающих птиц, которую Мачико видела в своей жизни. Каких только разновидностей здесь не было!

— Довольно мило, — коротко бросила девушка.

— Любопытная западная версия японского сада.

Правда? — заметил Аттила.

Мистер Кордиал весь лучился от комплиментов.

— В нашем парке вы можете увидеть все типы парков, когда-либо существовавших, — с гордостью заметил он.

— Пожалуй, это преувеличение, Тил, — возразила Мачико. — Здесь нет, например. Сада Камней.

— Извините. Не понял. — Кордиал насторожился, наморщив лоб.

— Сад Камней. Знаете, песок, скалы. Созерцание... Медитация.

Кордиал стремительно извлек из кармана электронную записную книжку, сделал какие-то пометки.

— Превосходное замечание. Я внесу в план усовершенствования парка. И пожалуйста, любые ваши предложения... Мы примем их к рассмотрению.

— Вы не возражаете, если мы выйдем из машины, чтобы насладиться свежим воздухом у озера, — спросила Мачико.

По лицу Кордиала прошла тень недовольства:

— Ну... Есть и другие прекрасные места, которые нам еще предстоит сегодня увидеть. Нам нельзя терять время, надо ехать дальше.

— Чепуха. Нам ведь надо размять ноги? В конце концов, если эта машина такая умная, как вы ее описали, то она должна время от времени сама делать остановки. Или, может быть, в ней, кроме кондиционера, есть еще и устройство для массажа ног?

Кордиал засмеялся:

— Разве мы не понимаем? Разве у нас нет чувства юмора? Выходим. Но только на несколько минут.

— Я бы хотела рассмотреть поближе некоторые из видов водоплавающих, — сказала любознательная экскурсантка, вылезая из машины. — У вас, должно быть, есть здесь какая-нибудь фабрика генетического вегетативного и клеточного размножения?

— А как же! Я как раз только что хотел вам об этом рассказать.

Вдыхая свежие запахи растительности и воды, сладковатый запах трав и кислый запах взрыхленной почвы, они спустились к берегу озера. Мачико вынула из кармана горсть печенья, прихваченного ею из ящика с закусками в машине, и поделилась с Аттилой. Вскоре они уже весело кормили стайку птиц, порхающую перед ними, любуясь красочной расцветкой малознакомых пернатых.

— Идиллия, — констатировал Аттила.

— Продуманная до мелочей. И очень интересная. Думаю, у меня возникло несколько вопросов, которые я хотела бы задать мистеру Эвастону, — добавила Мачико.

— Спроси у меня. У меня в голове много ответов.

— Позволь мне использовать их в разговоре с нашим работодателем в качестве наживки. Не возражаешь?

— Разумеется, нет. А сейчас, может быть, нам... — Аттила прервал себя на полуслове, показав на противоположный берег озера. — Еще одна туристская группа?

Мачико посмотрела в том направлении, куда показывал андроид. У нее не было телескопического зрения робота, но еще в самом начале их экскурсии Кордиал дал ей театральный бинокль любоваться достопримечательностями. В бинокль девушка стала изучать появившихся на том берегу людей. Это была группа из шести мужчин, одетых в комбинезоны цвета хаки. Большие шляпы и солнцезащитные очки наполовину закрывали лица, а накладные плечи костюмов придавали им вид мускулистых мощных богатырей.

— Как своеобразно. Кто эти люди, Кордиал?

— Гости.

— А-а. Это те самые богачи, что приезжают сюда на охоту?

— Все верно, — кивнул гид. — А теперь быстро в машину. Впереди еще много того, что мне надо вам показать.

— Подождите минутку. Да у этих парней ружья! — сказала она, еще раз поднеся бинокль к глазам.

— Дробовики. С виду по крайней мере, — добавил Аттила. — Как любопытно. Что-то вроде смотра суперменов-охотников. Кроме дробовиков, у них еще есть кобуры и нагрудные патронташи, насколько мне видно.

— Да. Мы тут на Планете охотников работаем над тем, чтобы создать соответствующую атмосферу мужественности. Мы возрождаем сложившиеся веками символы силы и доблести. Начинающие охотники как бы тренируются перед серьезной и более опасной охотой. Надо, чтобы они чувствовали себя уверенно, — затараторил Кордиал с наигранной веселостью.

Продолжавший наблюдать Аттила доложил:

— Они кидают хлеб уткам и лебедям. Птицы уже собрались вокруг них в большом количестве.

— Я никогда раньше не слышала о такой примете. О том, что надо подкармливать птиц, чтобы тебе повезло в сафари, — удивилась Мачико.

— Нет. Не совсем... Этот парк... мм... служит многим целям. Все разработано, чтобы создавать разные настроения, чтобы гости здесь получали разного рода удовольствия. Если мы пройдем вокруг озера к противоположному берегу, я покажу вам нечто очень интересное и...

Мощный залп, раскатившийся эхом, прервал Кордиала на полуслове.

Выстрелы следовали один за другим. Мачико, уже было начавшая подниматься к дорожке, огибающей озеро, обернулась посмотреть, что происходит.

— Бог мой! — воскликнул Аттила.

— Ха-ха, — раздался нервный смешок гида. — Не обращайте внимания. У наших гостей сегодня просто хорошее настроение.

Бах, бах, бах.

Мужчины хладнокровно расстреливали с близкого расстояния птиц, доверчиво подплывших к ним на угощение. Теперь многие из этих красавцев пернатых плавали белыми облачками по воде, распластав крылья и окрашивая воду кровью. Многие, подбитые на лету, падали и падали вниз безжизненными пушистыми комочками. Шум хлопающих крыльев улетающих счастливчиков, уцелевших в этой бойне, перекрывался воплями радости кровожадных идиотов, воспринявших этот расстрел пернатых как личный успех.

Бах, бах, бах.

Яркие вспышки огня, клубы дыма из стволов. Смерть, посланная вслед спасающимся птицам. Еще десяток телец добавился к плавающим холмикам.

Ужасное зрелище. Мачико была потрясена. Она вдруг обнаружила, что стоит разинув рот, как вкопанная. Взрослые сильные мужчины радостно кричали, топали ногами, смеялись и хлопали друг друга по спине, оттого что совершили кровавую расправу над слабыми существами.

Даже яуты, дикие яуты, никогда не позволяли себе такого. Да, для пищи убивали животных и они, но никогда не охотились таким образом. Они не истребляли беззащитных.

Мачико почувствовала, что ее тошнит.

— Мой Бог! — воскликнул Аттила. — По-моему, это слишком. К тому же излишняя трата.

— Уверяю вас, рабочие биофабрики наштампуют еще, — бодро заверил его Кордиал.

— Но подобное зрелище идиллией не назовешь.

— Сейчас все это быстро уберут, и следов не останется. Смотрите, обслуживающие роботы уже пришли.

Несколько роботов рабочего типа из пластика и стекла с руками в виде совков появились как из-под земли и заспешили вниз на место побоища.

Бравые охотники быстро отобрали из тушек убитой птицы то, что может пригодиться им в качестве сувениров, и предоставили роботам разбираться с остальными. Окровавленные и счастливые, прикладываясь к флягам и горланя песни, бессердечные существа, именующие себя людьми, отправились на поиски новых развлечений.

— Скажите, где еще в галактике могут быть организованы такие упражнения, — с гордостью проговорил Кордиал. Однако он быстро сообразил, что поддержки не получит, и перевел разговор на другую тему. — Теперь давайте осмотрим другую часть парка, а потом и все остальное.

— Вы не возражаете, если мы с андроидом немного прогуляемся вокруг озера? — спросила Мачико.

“Трудно поверить, но смелую охотницу от этого веселья слегка мутит”, — подумала она про себя.

Кордиал посмотрел на побелевшую как полотно девушку, а потом на часы:

— Нет, нет. Я обязан придерживаться расписания. К тому же в машине есть чудесные пилюльки, которые помогут от любого недомогания.

Мачико очень хотелось поговорить с Аттилой наедине и узнать, какие же слова он уловил в разговоре Эвастона с юристом. Но наверное, сейчас не получится. Она кивнула и направилась к машине.

— А вот та генетическая фабрика, о которой вы говорили?

— Да?

— Та, которая штампует из плазмы и крови всех этих уток и лебедей, выпуская их затем в мир на убой?

— Да... Я ведь уже говорил вам о ней?

Чувствовалось, что Кордиалу, услужливому и, по-видимому, трусливому военному, не по себе от невинных расспросов гостей. Наверное, он о чем-то проболтался.

— Если вас не затруднит, давайте во время нашего тура туда заглянем, — предложила как ни в чем не бывало Мачико.

Пауза. Кордиал явно интенсивно обдумывал сложившуюся ситуацию.

— Конечно. — В его голосе вновь появились живость и радость.

Мачико села в машину вслед за андроидом.

Как бы ей хотелось сейчас переговорить с Аттилой наедине, без этого плаксивого недоумка, все время вертящегося около. Девушку не покидало нехорошее предчувствие, связанное с биофабрикой. Очень нехорошее.