Ливермор Эвастон наблюдал за тварью через толстую стеклянную стену. Он мог смотреть на этих животных до бесконечности. Для осуществления его грандиозных планов они были нужны ему, эти чудовища. На них возлагалась большая надежда. Ученые-генетики, занимающиеся изменением генетического кода существ, рассказывали своему боссу, что тоже могут часами, не прерываясь, изучать генетический код жуков. Любуясь тварью, Эвастон снова про себя отметил, что она очень умна.

— Дьявольски умна, — повторил он вслух.

Чужой был усыплен газом, и зеленоватое облачко еще клубилось вокруг его брюшной секции, покрытой хитином. Это был как раз генетический отец. Его дети с уже измененным генетическим кодом плавали внизу в резервуарах. Партия чужих, полученная от другого родителя, оказалась почему-то значительно хуже. Именно из этой группы сбежал один экземпляр с ружьем и амуницией. Долгое время о нем ничего не было слышно, и наконец, к радости Эвастона, его обнаружили. Потом выяснилось, что сверхжука убила какая-то инопланетная таинственная сила. Оно и к лучшему. Погиб он бездарно, проявив при этом слабые стороны вновь приобретенных качеств. Тот чужой, произведший на свет ныне убиенного, был значительно слабее, не чета этому “красавцу”.

Шлемовидная голова животного пошевелилась, и Эвастон, посмотрев на двигающуюся нижнюю челюсть, вновь восхитился черными, острыми как ножи зубами. Как докладывали ему ученые, по интеллекту тварь похожа на собаку, но не поддается дрессировке. Своего первого жука Эвастон приобрел на Руше после пагубного инфицирования планеты. Он быстро распознал потенциал животного, но для работы над изменением в нужном направлении его наследственных качеств ушли годы и невероятное количество денег. Эвастон сразу понял, что эту тайную деятельность невозможно осуществлять, когда вокруг снует много лишних людей из Компании. Эвастонвиль уже строился, и именно там можно было довести до конца работу над проектом создания новых чужих.

Всю жизнь Эвастон пытался найти краеугольный камень для завоевания миров. И вот наконец удача! Кибернетический воин.

Кибернетика оказалась ключом для исполнения наполеоновских замыслов. Эвастон сразу увидел потенциальные возможности этой идеи, если и не биотехнологические детали. Итак, он планировал создать чужих-воинов, которыми управлял бы гений. Надо только ввести в них механизмы, чтобы через блок радиоуправления включать нужные программы, уже зашитые в тварей аппаратно. Параллельно разработать бронированное покрытие и соответствующее оружие. Получатся эффективные непобедимые воины будущего.

С такой армией можно завоевывать миры.

Первый раз мечта о завоевании мира пришла Эвастону еще в школе. Не в военной школе, а в бизнес-школе. Его хобби были компьютерные игры. Он выигрывал все великие битвы от Ватерлоо до Гиттесберга, от битвы под Сталинградом до Тысячелетней войны. По истечении лет, став взрослым, он начал искать реальную материально-техническую базу для исполнения своей мечты об абсолютно безграничной власти.

Компания не заглядывала так далеко. Они были практичны, и их вполне устраивали деньги, текущие сегодня на их счета.

Ливермор Эвастон смотрел глубже. Экономическое могущество интересовало его лишь как стартовая площадка. Пользуясь всеми последними научными открытиями, начиная от быстрых космических кораблей и заканчивая всей этой чудесной генетической кухней, гений может открыть крепкие замки галактики.

Он же — Ливермор Эвастон — знал историю человечества. Человечество было просто предназначено для того, чтобы завоевать всю галактику. Если сегодня используя подручные средства, он не сделает такой попытки, завтра какой-нибудь великий ум сделает это за него. Пусть не в нынешнем веке, так в следующем Теперь звезды были под рукой, их надо только вовремя схватить. В книге истории еще есть пустые страницы Если он не впишет туда сегодня золотыми буквами “Ливермор Эвастон”, завтра это будет кто-то другой.

И может оказаться слишком поздно.

Новые расы пугают, их надо задушить в зародыше пока они не добрались до человечества.

Где способ избавиться от них? Он здесь, под ногами нагнись и бери. Лучший метод уничтожения противни ков — создать легкоуправляемое существо, способное безотказно и непрерывно уничтожать все живое, будучи непобедимым. Да еще использовать при этом самым устрашающие качества одного из врагов.

Такое гениальное озарение пришло в голову, конечно, не Эвастону, а генетическим инженерам. Но он сразу подхватил эту идею и решил немедленно воплотить ее в жизнь в своем растущем Эвастонвиле. Ему, однако, казалось, что в его распоряжении больше времени.

Да нет, он совсем не глуп. Опекаемый в детстве роботами и игнорируемый родителями, Эвастон представлял жизнь в виде игрового поля с увеличивающимися возможностями. Он пробовал, изменял, экспериментировал. Если что-то шло не так, применял другую тактику. Не так получилось и с Ногучи.

На нее Ливермор возлагал большие надежды. Он рассчитывал, что она будет не только командовать его наемниками и истреблять сбежавших жуков, но найдет и уничтожит инопланетную расу, прилетевшую на Ливерморленд.

Обнаружив однажды остатки инопланетной брони и одежды, Эвастон впервые осознал, что параллельно с ним планету заселяют и другие высокоразвитые существа. Он понял, что ему нужны значительные силы безопасности, оборонные сооружения и вооружение. Во главе войск должен быть грамотный умный генерал.

Вместе с верной помощницей Зорски они решили, что Мачико Ногучи для них — находка. Изучив ее досье, поняли, что между вражескими инопланетными существами и Ногучи раньше были хорошие дружеские отношения. Затем, не совсем понятно из-за чего, между ними пробежала кошка и появилась откровенная враждебность.

Занимаясь совместной работой, Эвастон рассчитывал заинтересовать Ногучи своими усовершенствованными существами-воинами, привлечь ее к обучению их военному искусству. В конце концов она стала бы одним из генералов, его правой рукой. А там, смотришь, Мачико сама захотела бы расправиться со своими бывшими союзниками, а ныне откровенными врагами. Но Хозяин недооценил нравственных качеств женщины-воина.

И вот сейчас бывшая надежда Эвастона Мачико Ногучи скрывается где-то в лесу. Одна, даже без своего секретаря-андроида. Наверное, думает, что ее будут искать, пошлют погоню. Зачем? Она обречена. Если не уничтожат чужие, то ее бывшие друзья, а нынешние враги, обязательно расправятся с ней. Кажется, она здорово провинилась перед ними. И дикие инопланетяне не склонны ее прощать.

Ногучи заслуживает такого конца. Слишком строптива, сует свой нос куда не надо, а теперь еще и слишком много знает. Поделом ей. Дружок-консультант, который мог бы чем-то помочь, погиб при бегстве. Тело идиота, растерзанное снарядами, лежит на столах ученых в ожидании тщательного анализа. Эвастон и сам очень хотел бы ознакомиться с его содержимым, но не сейчас, теперь у него другие заботы. Хозяин вновь обратил свой взор на тварь, и перед глазами поплыли радужные видения.

Вот он в космосе на военном корабле, командует флотилией. Корабль перелетает от планеты к планете. Ливермор Эвастон всюду объявляет себя Хозяином. Там, где встречает сопротивление, он высаживает усовершенствованных непобедимых чужих. Управляя псами войны на расстоянии, не покидая корабля, подавляет любых сопротивленцев. И вот Эвастон уже владелец очередной планеты. А там, смотришь, он сможет переделать человеческую цивилизацию. В соответствии со своими идеями, которые считает совершенно правильными, Ливермор Эвастон изменит миры на свой вкус.

Зазвонивший телефон вернул его к действительности. Как много надо еще сделать, чтобы пришел желанный час. Но когда он придет к власти, то посрамит всякое представление человечества о завоеваниях.

Эвастон уже собирался ответить на надоевший телефонный звонок, когда проснулся жук. Рыча и вопя, он внезапно рванулся к Эвастону, но врезался в непробиваемое стекло. Тварь как будто бы знала о целях, для которых берут ее клетки.

Эвастон отклонился в сторону, но остался сидеть на месте. Нет, не достанешь. Он нажал кнопку, напустив побольше усыпляющего газа в вольер. Тварь затихла.

Хозяин поднял телефонную трубку.