Прожектора.

Они вспыхнули неожиданно ярко. Было такое ощущение, что мириады звезд внезапно включили с боков и на крыше здания, в котором размещалась биофабрика. Слепящие лучи света направлены на приближающуюся группу.

Мачико Ногучи и раньше участвовала в набегах с яутами. Но никогда прежде не приходилось ей бывать с ними в спланированном военном маневре против вооруженного противника. Сегодня она участвовала в битве, не выходя из машины.

В тот момент, когда их стали обстреливать в свете прожекторов, девушка не растерялась. Она и сама удивилась быстроте своей реакции. Создавалось впечатление, что слова выкрикивались помимо воли.

— Стреляйте по прожекторам! — скомандовала Мачико.

Результат получился мгновенным и потрясающе эффективным. Оружия инопланетян выстрелили почти одновременно, извергая плазму и лазерные лучи со снайперской точностью. Большинство прожекторов погасли. Хруст пластстекла, звон падающих вдоль стен фабрики осколков.

— Хорошо. Из этого мы вылезли, — сказал Дениэлс.

— Ты знаешь, что делаешь, Мачико, — заметил Санчес.

— А как же.

Парни высунулись из окна машины и начали стрелять в беспорядочно разбросанные войска сил безопасности. Двое из солдат упали. Остальные открыли ответный огонь. По первому же залпу стало ясно, что воины Эвастона плохо подготовлены. Не прячась в укрытие, они толпились на открытом месте, ведя себя как форменные идиоты.

Мачико это не очень удивило. Значительно раньше Аттила говорил ей, что на Блиоре за последние десятилетия не было никаких военных операций. Многие солдаты не обучены даже основам ведения боя. И дело не только в том, что они стреляли в атакующих, не пытаясь укрыться. Впрочем, это очень устраивало наступающих.

Но зато Мачико не переставала восхищаться поведением Хищников в бою. Они вели себя как спаянная первоклассная команда, привыкшая работать вместе. Как отряд хорошо тренированных троянцев. И не только потому, что они всю свою сознательную жизнь охотились. Что уж тут говорить. У этих парней военная родословная. Может быть, что-то в традициях, в воспитании, а может — в генах?

Однако пора действовать, а не разевать рот.

Как водитель машины, Ногучи решила использовать специфические возможности вездехода.

Интенсивный огонь атакующих пробил широкую брешь в рядах обороны. Силы безопасности, благоразумно отступая, оставили свободное пространство такого размера, в которое как раз могла пройти машина.

— Брысь из машины, — крикнула Мачико своим пассажирам, не оборачиваясь.

Проверив ремни безопасности, она схватила голову Аттилы и зажала ее между колен, чтобы не повредить во время торможения.

— Полагаю, что я должен почувствовать приятное возбуждение, — послышался приглушенный голос робота.

— Просто приготовься к возбуждению другого рода, — сказала девушка, нажав на акселератор до предела.

Вездеход рванулся вперед на предельной скорости, стрелки приборов зашкалили. Мачико пригнулась, и вовремя, потому что град пуль, пробивая боковые стекла, осыпал ее осколками. Не сбавляя хода, она устремилась к своей цели.

Они с Аттилой внимательно осмотрели все здание снаружи, еще когда ходили в разведку на биофабрику. Сейчас же по сохранившимся у нее воспоминаниям Мачико вычислила, какая из дверей главного зала может оказаться более слабой. Двустворчатая. Девушка направила машину под оптимальным углом и, напрягшись перед ожидаемым ударом, рванула к ней.

Все произошло как она и предполагала, но с такой силой, к которой невозможно подготовиться. Ветровое стекло разбилось вдребезги, капот вездехода расплющился. Но цель достигнута. Путь свободен.

Здания фабрики не были рассчитаны на подобную атаку. И дверь, конечно, не выдержала. Одна из створок сорвана с петель, другая, разбитая в щепу, лежала на земле.

Зато машина оказалась внутри зала. Тормозить не понадобилось. Вездеход, проехав всего несколько метров, вмазался в цементную колонну с балкой и остановился как вкопанный.

— Чертовски хорошая работа, если о себе можно так сказать, — похвалила себя Мачико.

Она одной рукой схватила голову Аттилы за волосы и с оружием в другой руке, открыв дверцу, выскочила наружу.

Следующая цель — секретные резервуары и их адское содержимое.

Ливермор Эвастон видел на экране, как машина Мачико Ногучи разнесла дверь и прорвалась в основное помещение биофабрики.

Он уже не ел.

— Людей! Бросьте всех туда! — закричал он.

— Я работаю над этим, — ответила Зорски. Ее голос, похоже, потерял былое самодовольство.

Хозяин понимал, что прорваться на фабрику было не так уж сложно. Неожиданной оказалась внезапность прорыва. Не было времени подтянуть войска к корпусу биолаборатории.

Ногучи и эта странная армия действовали как камикадзе, а не как солдаты. Казалось, они совсем не дорожат своими жизнями. Этого Эвастон предугадать не мог. Насколько он помнил то, что изучал в школе о войне, такое поведение противоречило всем правилам здравого смысла.

Эвастон повернулся на крутящемся стуле.

Он анализировал все свои возможности.

— Окружи здание. Брось туда всех людей, какие есть, Зорски. Но внутрь пусть не входят! Внутри у меня своя защита.

Эвастон видел, а точнее догадывался, что орды невидимых Хищников кишели в проеме, который пробил вездеход, только что прорвавшийся в здание фабрики. Наклонившись над клавишами управления, Хозяин выжидал время. На экране было видно мелькание в воздухе устройств типа бумерангов. Отпечатки ног на полу, покрытом слоем осевшей пыли, позволяли приблизительно определить количество атакующих.

Он ждал, когда инопланетные воины войдут все и уже не смогут улизнуть. А если по каким-нибудь причинам кому-то и удастся выскочить... Ну что ж, его верные солдаты будут ждать их снаружи.

Нет, дела совсем не так уж плохи.

Мачико наблюдала, как стая проникала внутрь громадного помещения фабрики, аккуратно и профессионально. Оружие наготове.

К ней подошел Бакууб.

— То, куда мы должны попасть, в другом конце зала, — сказала она, показывая в сторону закрытой двери.

Вожак понял ее жесты и сделал соответствующий знак своей стае. Они сняли свои плащи-невидимки и начали продвижение к цели.

— Дела идут как нельзя лучше, — заметил Аттила сквозь грохот и крики, доносящиеся снаружи.

— Меня смущает, что нам так просто все удается, не было бы здесь сюрпризов.

— В войне ничто не бывает просто. Ты берешь свои победы там, где находишь.

— Ты предупредил их о возможных ловушках?

— Они всегда готовы к любым неожиданностям. Как говорит Бакууб, их девиз звучит что-то вроде: “Борись с неприятностями по мере их поступления”.

— Да, — ответила Мачико, — я слишком хорошо об этом знаю. Ну пошли. Мы тоже могли бы принять участие в действии.

Она засунула голову Аттилы в сетчатую авоську, которую заранее привязала к поясу специально для этой цели, вскинула оружие и осторожно начала продвижение вперед.

Голова Аттилы болталась сбоку, как одиозная игрушка.

Девушку окликнули сзади.

Это был Санчес.

— Санчес! Что творится снаружи?

— Рад, что с тобой все в порядке, — не отвечая на вопрос, обрадованно сказал парень.

— О, я раньше часто разбивала машины. Я набила на этом руку, а теперь являюсь еще и специалистом по выводу из строя вездеходов. Плохо только, что на этот раз у меня нет страховки.

— Не думаю, что кто-нибудь предъявит иск. Дениэлс там снаружи охраняет тылы. Правильно делает. Хочу присоединиться к нему. Охотники, кажется, собираются здесь повеселиться?

— Да, они такие.

— Я не жалуюсь. Они, похоже, знают свое дело. Во всяком случае лучше, чем силы безопасности. Но куда же они все теперь разбрелись? Каждый сам по себе.

— Ты стал слишком болтлив.

— Это возбуждение.

— Ладно. Яуты, наверное, просто перестраиваются. Я хотела бы, чтобы вы с Дениэлсом вошли внутрь и охраняли нас с тыла. Кстати, а что с Мак-Кракеном и Марино?

— В бегах после фейерверка.

— Прекрасно. Нет причин подставлять их головы туда, где их могут снести. Они выполнили свое задание. Правда, чуть-чуть позже.

Она игриво легонько хлопнула его по заду.

— Иди за Диком, герой. Хорошо сражаться вместе с тобой.

— Спасибо. — Он выскочил наружу за Дениэлсом.

— Как трогательно, — сказал Аттила.

— Дай мне другое время, место, мир и кровать. И ты увидишь нечто гораздо более трогательное.

— Пожалуйста, уволь меня от этого.

— Тогда будь паинькой.

Девушка повернулась посмотреть, как Хищники проводят наступление.

Они здорово сбавили шаг, приближаясь к двери лаборатории за семью печатями, на которую указала им Мачико.

Внезапно из громкоговорителя под потолком раздался гулкий голос Эвастона, искаженный усилителями.

— Добро пожаловать, варвары, — пророкотал он. — Добро пожаловать, Мачико Ногучи. Приглашаю вас в славную ловушку!