Парни из Островецких лесов

Бискупский Станислав

Повесть посвящена польской молодежи — участникам партизанского движения в годы второй мировой войны.

С большой теплотой и сердечностью автор пишет о советских партизанах, которые сражались плечом к плечу с польскими патриотами против гитлеровских оккупантов.

 

Вместо предисловия

Не я придумал сюжет этой книги, не я создал ее героев.

Создавали ее собственными делами авторы воспоминаний и донесений, а также те, на чью долю выпал кропотливый труд собрать эти воспоминания, и прежде всего Галина Качмарская-Васьковская. Она стала инициатором рождения этой книги и, приняв решение собрать рассказы участников боев, приступила к скрупулезной систематической работе. К сожалению, преждевременная смерть оборвала ее деятельность.

Работу Галины Качмарской-Васьковской продолжили через несколько лет ее друзья и товарищи.

И однако…

Долгие месяцы общения с парнями из Островецких лесов привели к тому, что они мне стали исключительно близкими. Рассказы о событиях я переживал так, словно участвовал в них сам. Я старался узнать о них как можно больше. Это было нелегкой задачей. Все новые воспоминания о тех грозных днях заслоняют более давние, которые часто уже нельзя восстановить. Стираются в памяти черты лица, характеры, наклонности. Одно, во всяком случае, бесспорно: я привык к островецким мальчишкам, полюбил их, с сожалением расстался с ними на последних страницах книги, и это дает мне смелость заявить, что книга частично и моя…

Это не исторический документ, хотя все главные действующие лица, факты и события соответствуют исторической правде. Участие молодежи в партизанском движении на Келецкой земле было таким широким и разнообразным, что невозможно сколько-нибудь полно рассказать здесь о всех событиях, назвать все имена.

Да и не в этом дело. Судьбы Здзиха, Богуся. Юрека были судьбами десятков других мальчишек из Келецкой земли. Важно, чтобы память о них не умерла.

Поэтому всем тем, кто своими воспоминаниями, сотрудничеством и замечаниями помог читателям познакомиться с их героической жизнью, я приношу горячую благодарность.

Станислав Бискупский

 

Молодость

 

Поиски

Эдек присвистнул сквозь зубы и многозначительно покачал головой.

— Сам понимаешь… — повторил он и задумчиво посмотрел вперед.

Здзих перевернулся на спину, подложил руки под голову и взглянул в небо. В вышине плыли белые облака. Где-то там, под голубым куполом, их трепал ветер, создавал из них фантастические фигуры причудливых очертаний.

— А оружие? — спросил Здзих и замер в ожидании ответа.

Эдек только таинственно улыбнулся. Воображение досказало Здзиху остальное. «У них-то должно быть оружие, — думал он, следя за кучевым облаком, которое теперь приняло форму сказочного замка. — Эдек молчит, потому что это тайна, понятно».

Он повернулся на бок и посмотрел вперед. Внизу лежал город Островец. Близкий, родной город, знакомый с детства. Он не изменился за последние годы.

Такой же, как всегда, темный дым грозно и беспокойно клубился над трубами островецких заводов, чтобы затем медленно потянуться вверх, упорно отыскивая дорогу к хмурому небу. Город лежал в котловине, окруженный рабочими районами. На его южной окраине серой стрелой взлетало ввысь шоссе на Опатув.

Эдек украдкой поглядывал на Здзиха, который в темном пиджаке и серых брюках гольф казался ниже, чем был на самом деле. Рыжевато-светлые волосы, которые он всегда старательно зачесывал назад, упрямо спадали на лоб. Узкие, плотно сжатые губы говорили о настойчивости и выдержке. С этой стороны Эдек знал Здзиха даже слишком хорошо. Худая, мальчишеская фигура Здзиха плохо вязалась со сосредоточенным взглядом его голубых глаз, со всем его обликом — обликом серьезного взрослого человека. И это чисто внешнее противоречие бросалось в глаза каждому, кто имел возможность повстречаться с ним хотя бы на короткое время.

Всего несколько дней назад Эдек пришел из «леса» и вскоре должен был вернуться туда. Он понял, ради чего Здзих вытянул его сегодня на эту прогулку. Он видел устремленные на него возбужденные, нетерпеливые глаза парня.

Стояла весна. Свежий запах зелени манил и звал на простор. Эта зима тянулась особенно долго. Здзих не мог дождаться ее конца. На протяжении бесконечных ночей и безнадежных дней он страдал от избытка энергии, не находившей выхода. Его злило, что на него все еще смотрели как на ребенка. А ведь он не был слепым, видел и понимал многое. И еще раз он мысленно вернулся к последним годам.

Не так давно, году в сорок первом, к ним приехал незнакомый мужчина. Дверь ему открыла мать.

— Мариан, это к тебе, — сказала она отцу и ушла из комнаты.

Отец долго разговаривал с незнакомцем, который просидел до позднего вечера. Когда наутро Здзих проснулся, дома никого, кроме родителей, уже не было.

Это посещение взволновало отца, но он постарался скрыть его от соседей. Но именно с того дня все и началось. Незнакомые люди приезжали все чаще, оставались ненадолго и исчезали. Отец Здзиха стал серьезнее, задумавшись, ходил по комнате, меньше разговаривал, зато все чаще пытливо поглядывал на сына. Здзиху казалось, что у отца появилась какая-то тайна, которая гнетет его и вместе с тем придает ему новые силы и энергию. Именно так ведет себя человек, который в горном бездорожье нашел наконец нужную тропинку и проворно, хотя и не без труда, взбирается по ней вверх.

Отец не раз разговаривал с сыном. Как-то, еще до войны, вернувшись из школы, Здзих застал отца мрачным и задумчивым. Сын чувствовал, что отца мучит нечто такое, в чем он не может признаться. Здзих прямо спросил его об этом. Тот ответил не сразу. В задумчивости он гладил свой колючий подбородок, подыскивая нужные слова.

— Видишь ли, — сказал он наконец, — человек должен ежедневно заботиться о десятках самых разнообразных дел, но все эти дела — мелкие, будничные. Но есть дела и большие…

— А что это такое, большие дела?

Отец на минуту задувался.

— Понимаешь, это такие дела, за которые борются иногда всю жизнь.

— До самой смерти?

— Да. Иногда до самой смерти, — сказал отец.

Нынешние посещения их дома, чтение тайных газет, призывавших к борьбе с оккупантами, к выдержке и сопротивлению, начали все яснее связываться в сознании Здзиха с тем давним разговором. Да, по-видимому, это были именно Большие Дела!

Его приятель Юрек был первым человеком, с которым Здзих заговорил на эту тему. Юрека это привело в такое же волнение, как и Здзиха. Они разговаривали подолгу и часто. Не было дня, чтобы они не встретились несколько раз. Из этих разговоров возникали туманные, расплывчатые планы. Среди них особенно манило обоих одно: партизанский отряд.

До Островца уже некоторое время доходили отголоски боев в близлежащих лесах. Когда же Эдек исчез из дому, Юрек и Здзих обменялись понимающими взглядами.

— Хорошо этому Эдеку, а?

— Еще бы…

Правда, никто не говорил ни, что Эдек ушел к партизанам, но, по их мнению, иначе и быть не могло. В Людвикуве, рабочем районе Островца, об Эдеке говорили как можно меньше. Ну был и пропал.

И вот несколько дней назад Здзих собственными глазами увидел его вновь. Эдек подъехал к дому на элегантной линейке, как помещик на гулянии. Здзих не мог сначала этому поверить. Подбежал, потрогал колеса, погладил коня и глянул Эдеку в глаза. Тот улыбнулся и протянул руку:

— Здорово, Здзих! Как поживаешь?

Здзих смотрел на него как завороженный. Эдек вырос, возмужал, стал каким-то…

Каким — вот этого Здзих не мог выразить точнее. Но было очевидно, что Эдек стал другим. Он был на два года старше Здзиха и Юрека, но это никогда не мешало им вместе проводить время. Теперь же расстояние между ними как-то увеличилось. Здзих уже не мог разговаривать с Эдеком, как прежде. По сравнению с ним он чувствовал себя совсем мальчишкой. Это было тем удивительнее, что Эдек отнюдь не давал к этому повода. Он не гордился, не хвастал, не кичился. Конечно, он вспоминал о своей жизни там, в лесу, но явно не договаривал все до конца.

Это пробуждало в Здзихе и Юреке беспокойную неудовлетворенность. Им хотелось приподнять существовавший, по их мнению, занавес, который загораживал от них лесную партизанскую жизнь. Образы, созданные их собственной фантазией, они принимали за действительные. Их влекла какая-то сила, в которой было что-то от юношеской жажды приключений, что-то от искреннего стремления к борьбе и что-то от желания доказать старшим, что они уже взрослые, зрелые люди, с которыми надо считаться. Каждый рассказ о «лесе» с новой силой пробуждал в них эту тягу. Они проявляли беспокойство, искали контактов на свой страх и риск. И скрывали свои намерения от родителей, заранее зная их отрицательное отношение к таким контактам. Они сроднились с мыслью об уходе в партизанский отряд и не могли теперь представить себе иной цели в жизни.

Здзих присматривался, кто, куда и когда отправляется. Наконец однажды он заглянул к Юреку. Они вышли во двор. У Здзиха горели щеки, светились глаза.

— Пойдешь? — спросил он.

Юрек не принял вопрос Здзиха всерьез.

— Ну… — неопределенно ответил он. — А как?

— Есть тут один…

Оказалось, что на «пункт» в Людвикуве прибыл связной из отряда с поручением. Здзих нашел связного и рассказал ему о своем «деле». Парень в ответ хитро улыбнулся:

— К партизанам, говоришь? Сложное дело, но подумаю.

— Подумай.

— Добро, но и ты должен мне помочь…

В результате все, что должен был сделать связной, выполнил Здзих. Он основательно устал, но вернулся довольный. Связной встретил его похвалой.

— Хорошо, — коротко оценил он работу Здзиха. — Я скажу о тебе командиру.

Договорились встретиться на следующий день на краю леса за Денкувом, около заброшенной хаты. Здзих предупредил Юрека, и оба незаметно улизнули из дома. В торбу положили кусок черного хлеба. Встреча со связным, правда, была назначена на пять часов, но, опасаясь «непредвиденных обстоятельств», друзья вышли в одиннадцать часов утра. Дорога оказалась короче, чем они ожидали, и меньше чем через час они были на месте. Лес манил своей красотой и таинственностью, тревожил воображение. Связной не появлялся долгое время.

Юрек проявлял все большее нетерпение.

— Жрать хочется, — протянул он, вспоминая, что дома в это время он обычно обедал.

Здзих презрительно скривил губы: — Партизан, а есть ему хочется.

«Значит, партизаны не едят», — подумал Юрек и почувствовал еще более мучительный голод. Он украдкой сунул руку в торбу. Сухой хлеб был вкусен, как никогда. Чавканье Юрека раздражало. У Здзиха слюна набегала в рот.

— На, съешь, — подсунул ему Юрек кусок хлеба.

— Отцепись!

Здзих лег лицом в траву и попробовал задремать. Вдруг до них донесся звук чьих-то шагов.

— Идет! — вскочил Здзих. Он одернул пиджак и поправил висевшую на плече торбу.

Юрек проглотил последний кусок хлеба. Итак, все в порядке — сейчас они отправятся в отряд. И в эту минуту он пожалел, что не простился с матерью. Все-таки он у нее единственный сын. Однако должен был поступить именно так, потому что она просто не пустила бы его.

Шаги приближались. Здзих нетерпеливо переступал с ноги на ногу. Наконец сорвался с места, выбежал навстречу и… остолбенел.

По дороге шел его отец. Увидев сына, он остановился и поманил его пальцем.

— Ну-ка, иди сюда, иди!

Здзих стоял на месте, опустив вниз глаза. «Предал связной», — подумал он со злостью.

— А где же другой «партизан»? — спросил отец.

Другой «партизан» как раз выходил из-за угла хаты.

При виде отца Здзиха он почувствовал, как у него похолодела спина.

— Ну пошли, — мягко сказал Мариан.

Они возвращались той же дорогой. Когда уже входили в дом, Здзих вдруг обернулся к отцу и произнес голосом, в котором звучала решимость взрослого человека:

— А я все равно уйду…

Вопреки ожиданию, отец не возмутился, а нежно взял его за плечи, посмотрел в глаза:

— Конечно пойдешь. Только не так по-глупому. Подожди…

С тех пор Здзих ждал, и ему казалось, что время совсем не движется.

* * *

Здзих с нетерпением ждал, когда у Эдека будет свободное время. Они отправились за город. Вот уже два часа они лежали на траве. Эдек который раз повторял подробности последнего боя. А у Здзиха возникали все новые вопросы. Сегодняшний разговор вновь пробудил в нем старые надежды.

— Возьмешь меня? — вдруг спросил он прямо. Эдек не спешил с ответом.

— Горячий ты, — наконец произнес он. — Подожди немного.

— Все только «подожди» и «подожди»…

Эдек улегся поудобней и медленно произнес:

— Вот ты рвешься в лес. Ты молод и не знаешь, как там на самом деле. Голод, холод, немцы и вши.

— Ну и что?

— Мало тебе?

— Лучше это, чем дома.

— Ты везде можешь быть полезен.

Об этом Здзих прекрасно знал. Он уже был полезен. Он сумел собрать вокруг себя самых близких друзей, распределить между ними работу. Они переписывали кое-какие тексты на машинке, расклеивали обращения. Люди в Островце поговаривали, что в городе действует какая-то сильная организация. Это было уже кое-что. Но совсем не то, о чем мечтал Здзих.

— Ну так как, возьмешь? — напирал он.

— Только не сейчас. Сейчас не могу, понимаешь? — Тебе же нужны люди, разве нет?

Эдек задумался. Люди-то нужны. Именно для этого он находится здесь, а не в лесу. Но последние события заставляли его задуматься, кого брать во вновь создаваемый отряд. Дело не в том, что он не доверял Здзиху. Глядя на Здзиха, Эдек думал, что никогда не простил бы себе, если бы этот паренек погиб, как те…

Эдек несколько месяцев находился в отряде у «Бацы». По-разному бывало в этом отряде. Неопытные, молодые партизаны вели ожесточенные бои в Свентокшиских горах с переменным успехом. Но этому пришел конец. После встречи с превосходящими силами противника отряд должен был отступить. Эдеку с тремя гвардистами было приказано вернуться в Островец. По дороге они наткнулись на немцев. Окруженные, они отстреливались до той минуты, пока на четыре винтовки у них не остался один патрон. Пришлось отступить. Гвардисты скрылись во ржи, Эдек направился в Островец.

Молодые мальчишеские глаза смотрели на него с безграничным доверием. А ведь он, Эдек, не мог ничего гарантировать. Борьба беспощадная и ожесточенная. Если бы что-нибудь случилось с Здзихом, Эдек никогда не осмелился бы взглянуть в глаза его отцу и не простил бы себе этого до конца жизни. Но он не решился отказать Здзиху просто так, как отказал другим хлопцам. Для него надо было найти другие аргументы.

Он перевернулся на спину и проследил глазами за взглядом Здзиха. Солнце скатывалось вниз, к западной линии горизонта. Становилось прохладно.

— Ты спрашивал об оружии, — заговорил он.

— Ну… — Здзих насторожился.

Эдек повернулся лицом к парнишке:

— А зачем тебе знать?

— Да просто так. Хотелось знать, что бы вы мне дали…

— Каде…

— Что это такое?

— Эх ты, партизан, а не знаешь, что такое каде. Карабин деревянный…

— Ты что, с луны свалился?

То, что сказал Эдек, Здзих принял за шутку, но голос Эдека был совершенно серьезен.

— Говоришь, что хочешь к партизанам, но тебя интересует оружие, а не партизаны…

— И то, и другое, — прервал его Здзих. — Ведь без одного нет и другого?

Эдек приподнялся на локтях, подпер ладонями подбородок и посмотрел в глаза Здзиху.

— А ты как думаешь? Уважаемый пан идет себе в лес, там на первой же сосне висит табличка: «К партизанам просим идти этой дорогой»? Приходишь на место, к складу с оружием, выбираешь то, что тебе понравится, и — на сраженьице. Хорошо, если бы так было. Каждый бы так хотел. Но у нас, братец, иначе. Если хочешь идти к нам, то должен иметь оружие. Свое собственное оружие, понимаешь?

— Понимаю, — задумчиво произнес Здзих. — Понимаю, — повторил он.

Эдек видел, как сжались тонкие губы парня. Теперь он пожалел, что сказал ему это. Черт его знает, что он готов сделать.

Здзих вздохнул. На щеках, покрытых редкими веснушками, выступил пот. Пальцы сами собой сжались в кулаки. Зажатые в ладонях стебельки травы запахли терпко и свежо. Рыжеватая прядь волос упала на наморщенный в глубокой задумчивости лоб мальчишки. «Теперь это может пригодиться, — повторял он про себя. — Теперь это может пригодиться».

— У меня будет оружие! — сказал он твердо, с уверенностью. — Понимаешь, Эдек, у меня будет оружие…

В его голове возник конкретный план. Кто-то, конечно, должен ему помочь. Только кто?

Но и на этот вопрос у Здзиха уже был готов ответ.

 

Покушение

Юрек аккуратно сложил газету и как раз засовывал ее во внутренний карман пиджака, когда за окном раздался условный свист. «Ага, секретное дело», — подумал он и взглянул на мать, хлопотавшую на кухне. Казалось, она ничего не заметила. Юрек знал, что она не любила эти «таинственные» сигналы. Она начинала беспокоиться, опасаясь за каждый шаг Юрека, за все, что происходило не у нее на глазах. Естественная, материнская любовь к сыну усиливалась чувством ответственности за его судьбу перед отцом, оставшимся далеко отсюда, во Франции. Здесь, в Польше, они были вдвоем. Случилось так, что летом 1939 года они приехали на родину навестить родных. Мать и сына война застала в стране, из которой они когда-то уехали в поисках работы. Был в этом какой-то злой рок. Родина проводила их нуждой и голодом, а через несколько лет встретила войной.

Юрек беспокойно покрутился и выглянул в окно:

— Мама, я пройдусь.

Она хлопнула дверцами шкафчика в кухне, повернулась к нему.

— Что, ты уже там понадобился?

— Нет, я просто так…

— Я же слышала, там кто-то свистел.

Значит, все-таки слышала, Юрек-то надеялся, что тихий свист дойдет только до его ушей.

— Иди, иди, находишься, тогда увидишь…

Она знала, что попытки удержать сына в таких случаях безуспешны. Всегда это кончалось ссорой, и Юрек все равно уходил, к тому же обиженный и злой.

Здзих с нетерпением ждал его.

— Копаешься, как старая баба.

— Знаешь, не мог быстрее.

Они пошли вдоль улицы. Здзих кусал губы, искоса посматривал на Юрека, не решаясь начать настоящий разговор.

— Виделся я с Эдеком, — начал он издалека.

— Ну?

— Здорово у партизан! — бросил Здзих неохотно.

Юрек не ответил. «Болтовня! — подумал он. — Будто я не знаю, что здорово».

— Ну и что? — отозвался он после долгого молчания.

— А ты пошел бы?

Юрек остановился у изгороди, пальцами дотронулся до штакетника.

— Мы уже раз ходили.

— Но теперь уже по-настоящему.

Некоторое время они шли молча. Вдали поднимались строения островецкого завода. Здзих смотрел в их сторону.

— Знаешь, я тоже не хотел бы, как в прошлый раз… От нас зависит, чтобы получилось иначе.

— Где там, зависит…

— Понимаешь, без оружия не получится, — продолжал Здзих. — А вот будет у нас оружие, тогда другое/ дело.

— Мудрец. Да только где взять?

Здзих ждал этого вопроса. Он остановился и еще раз испытующе взглянул в лицо товарища.

— Юрек, — произнес он медленно и серьезно, — не отказался бы ты от налета?

— От чего?

Здзих слегка коснулся его плеча. Навстречу им шел паренек их возраста. Поравнявшись с ними, он бросил взгляд в сторону Здзиха и небрежным жестом поднес руку к шапке:

— Привет!

— Привет…

— Что это за тип? — спросил Юрек, когда тот исчез за углом.

— Его зовут Петрушка. Удрал из юнаков. Трясется, что немцы его снова накроют.

— Давно ты его знаешь?

— Так себе. Ну, так как насчет налета? — вернулся он к прежней теме. — Хочешь?

— А что мне хотеть?

Здзих огляделся вокруг.

— Понимаешь, — таинственно зашептал он, — я знаю одного веркшуца. У него такой вальтер! — Он показал большой палец правой руки. — Стоит его сделать.

Юрек смотрел на него с недоверием. В первую минуту ему показалось, что Здзих говорит несерьезно. Но стиснутые губы и блестящие глаза Здзиха свидетельствовали, однако, о том, что он совсем не шутит. Юрек заколебался. Обезоружить — это была уже серьезная и опасная операция. Этого они еще не пробовали. Расклеивание плакатов, разбрасывание в заводских помещениях листовок — все это стало уже привычным, но обезоружить охранника — это было для них чем-то совершенно новым. Юрек заколебался.

— Так как? — наседал Здзих.

Но Юрек все еще не решался. Все в Здзихе внушало ему уважение. Он не хотел оказаться трусом. Он верил ему и полагался на него. План Здзиха был смел и заманчив. К тому же это была бы их первая боевая операция. Юрек раздумывал еще минуту, потом протянул руку:

— D'accord!

— Эх ты, француз! — Здзих стиснул его ладонь. — Дакор!

В эту ночь Юрек не мог заснуть. Мысль о завтрашней операции будоражила его. Он старался представить себе все в самых мелких деталях, которые, однако, при попытке конкретно уловить их размазывались, превращались в полусонные видения. В такие минуты Юрек широко открывал глаза, вглядывался в темную комнату, с трудом стараясь вновь заснуть. Утром он проснулся с головной болью. Мать испытующе посмотрела на него.

— Ты заболел? — заботливо спросила она.

— Откуда! — пожал он плечами. — Да ты так выглядишь…

— Выгляжу обычно. — Он опустил глаза. — Как всегда.

— Мне все это нравится меньше и меньше, — с неудовольствием покачала она головой.

«Все это» — эти слова она употребляла для обозначения дел, которых она не знала, но которые касались ее сына. «Всем этим» были разговоры Юрека с Здзихом, которые они вели полушепотом, «всем этим» были таинственные исчезновения сына и его молчаливые возвращения, «все это» означало также чтение «Гвардиста», номера которого она время от времени находила в самых разных потайных местах. Ее беспокойство особенно возросло после того памятного случая с дядей.

Юрек, которого давно уже интересовал «Гвардист», однажды решил, что он обязан не только углублять свои собственные политические знания, но и вести политическое воспитание среди окружающих. «Воспитательную операцию» он решил начать со своего дяди. Случилось так, что они вместе с матерью навестили своего родственника. Вечером, когда дядя пошел их проводить, Юрек дождался, пока он сильным выдохом погасил керосиновую лампу, и, с молниеносной быстротой вынув из кармана несколько номеров «Гвардиста», положил их на стол. Секундой позже он уже шел рядом с дядей и матерью, довольный, что ему удалось все так быстро и удачно устроить. Он представлял себе, как дядя, вернувшись домой, зажжет огонь, как начнет буквально впитывать содержание газеты и как с этой минуты начнется «процесс воспитания дяди». Однако оказалось, что дядя значительно отличается от племянника своими настроениями. Юрек убедился в этом довольно необычным способом. В ту же ночь его разбудил внезапный грохот в дверь. Полный самых горестных предчувствий, он соскочил с постели, уверенный, что сейчас услышит крики немецких жандармов. Вместо них из-за двери до него донесся знакомый, полный раздражения голос:

— Владка, открой! Владка, открой!

Мать соскочила с постели и, опрокинув по дороге стул, подбежала к двери.

На пороге стоял бледный, трясущийся дядя и, размахивая номерами «Гвардиста», нервно выкрикивал отдельные слова, из которых Юрек понял только те, которые в тот момент имели для него наибольшее значение:

— Всыпь этому щенку так, чтобы он три дня сидеть не мог!

«Процесс воспитания дяди» Юрек никоим образом не мог зачислить в разряд удачных. Суть дела заключалась не только в том, что дядя оказался исключительно впечатлительным и нервным учеником, но и в том, что его учитель не проявил слишком больших педагогических способностей. Если бы ему сказал об этом только сам дядя, Юрек был бы склонен с ним подискутировать, но так сказали и те, от кого Юрек получал газеты, и прежде всего отец Здзиха — Быстрый. Ему Юрек мог верить и верил. «Намерение было хорошее, — гласил окончательный приговор, — но нельзя делать что-нибудь подобное, не придерживаясь правил конспирации».

С таким мнением Юрек должен был согласиться. Опасение, что его раскроют, заставило быть бдительным и осмотрительным при решении каждой намечающейся операции. Он скрывался теперь даже от матери. Это было необходимо, тем более что мать без энтузиазма относилась к его конспиративным начинаниям. Она даже втайне не одобряла старших за то, что те для важных дел берут «сопляков».

«Сопляки» же проявляли все большее беспокойство. «Все время только листовки, листовки… или связь установить — тоже мне работа!» — кривились они с презрением. По их мнению, настоящая работа начиналась только с вооруженного столкновения с оккупантами, которые здесь, в Островце, свирепствовали все сильнее. Поэтому мечты попасть к партизанам не давали парням покоя.

Настроение и обстановка в доме создавали самую благоприятную атмосферу для таких мечтаний. Мальчишки на Людвикуве знали, что старшие во время своих вечерних бесед, когда поставленная на стол поллитровка служит лишь ширмой на случай нашествия жандармов, строят какие-то планы, ткут тонкую хитрую сеть. Эту сеть создавали они, «сопляки», хотя их роль казалась им все еще слишком маленькой, слишком незначительной. И они хотели доказать этим взрослым, что уже не сопляки, что они могут подготовить и выполнить работу и большего масштаба. Горячим головам достаточно было энтузиазма. Опытностью они пренебрегали. «Придет сама», — говорили они, не задумываясь над ее ценой. Каждое предложение было хорошим, лишь бы пробуждало фантазию. Вожак, беспокойный, нетерпеливый, инициативный, легко завоевывал авторитет. Этим вожаком был Здзих. Он и сам не знал, когда и как приобрел власть над друзьями, получил их симпатии и доверие. От него они ждали приказов, заданий, планов операций…

Юрек чувствовал себя гордым и польщенным оттого, что Здзих именно ему предложил участвовать в нападении.

Ночь и утренние часы тянулись нескончаемо долго. Юрек прогулялся по городу и раз, и два, но, несмотря на это, до четырех часов оставалось еще много времени. Возвращаться домой не было смысла. Взгляд матери, ее вопросы стесняли, заставляли врать и изворачиваться. Поэтому он пошел на луга, посмотрел, как ребята играют в мяч, поиграл с ними немного, потом уселся на траве и начал ждать.

Здзих был пунктуален. Юрек узнал его фигуру уже издалека. Здзих шел с непокрытой головой, ветер трепал светлую шевелюру, спадавшую ему на лоб.

— Привет!

— Привет!

Они поздоровались как обычно. Юрек всматривался в голубые глаза Здзиха. У него была тайная надежда, что Здзих, может быть, отказался от операции. Это, по правде говоря, успокоило бы его, но вместе с тем принесло бы разочарование. Он сам не знал, чего жаждет больше. Здзих был молчалив и тверд. Лицо у него было серьезнее, чем обычно, решительное, как у взрослого мужчины. Они пошли прочь от спортивной площадки. Медленным шагом направились в ту же сторону, что и вчера. Теперь, однако, прогулка была иной. Оба это понимали и единодушно подтверждали своим молчанием.

Они уселись под кустом на лугу. Пахло весной. Чего бы проще: вытянуться на свежей траве и втягивать в легкие ее запахи. Они ведь имели на это право. Как те мальчишки, чьи крики доносились со спортивной площадки.

— Здзих, есть у тебя? — Юрек сделал рукой условленный жест.

Здзих опустил руку в карман, вынул маленький блестящий предмет, завернутый в грязноватую тряпку.

— «Шестерка»! — разочарованным голосом произнес Юрек.

— Будет твоя, если… — Здзих кивнул головой в сторону Островецкого завода. Юрек обрадовался. Ценность минуту назад презираемой «шестерки» сразу выросла в его глазах.

Здзих размотал тряпку, протер пистолет, внимательно посмотрел в ствол.

— А «семечки»? — спросил Юрек.

Здзих нажал пружину магазина. Взвесил его на ладони.

— Смотри! — Он показал три поблескивающих медью патрона, старательно, до блеска начищенных. Сунул магазин обратно в рукоятку, спрятал пистолет в карман.

— Будешь стрелять?

— Если будет надо…

Юрек смотрел на него с восхищением.

— Сам же он тебе не отдаст!

— Так я его вот этим попрошу, — показал Здзих на карман, в котором лежал пистолет.

Медленно тянулись минуты. Здзих нетерпеливо поднялся:

— Пошли!

Они пошли в сторону завода. Когда подходили к воротам, отовсюду появились рабочие. Окончилась первая смена. Здзих, засунув руку в правый карман брюк, шел прямо, беспокойно поглядывая на двор завода. Он сверлил взглядом выходящих, перебирал, искал. Они остановились у самых ворот. В какой-то момент Здзих тронул локтем Юрека и подбородком указал направление.

Из караульного помещения вышел мужчина в возрасте около сорока лет, в мундире веркшуца.

— Этот?

— Этот.

Они подождали, пока тот выйдет за ворота, и влились в толпу выходивших. Густая волна разбивалась на тоненькие струйки, стекавшие в лабиринт улочек. Охранник шел в сторону Ченсточиц. Не спуская с него глаз, они шли за ним.

У Юрека сердце колотилось в груди. Краешком глаза он поглядывал на Здзиха. Какое-то ожесточение проглядывало в его лице. Взгляд сверлил затылок мужчины, рука нервно стискивала рукоятку пистолета. Охранник ничего не чувствовал. Он шел тяжело, слегка наклонив голову вперед.

Рабочие исчезали в домах, дорога пустела.

— Юрек, пора… — Голос Здзиха шел откуда-то изнутри, казался чужим.

Юрек огляделся. Вдалеке шли несколько человек.

— Нет еще. Подожди…

Охранник остановился. Они застыли на месте. Может быть, догадался? Может быть, через мгновение, прежде чем они сообразят, он выстрелит в них? У него перед ними преимущество. Что тогда? Вспотевшая ладонь Здзиха сильнее стиснула пистолет. Мужчина закурил папиросу, выпустил облако дыма и пошел дальше, даже не оглянувшись.

— Юрек, пора…

— Нельзя. Еще рано…

— Когда дойдет до Ченсточиц, будет поздно…

И снова шаг в шаг. Никогда ещё дорога до Ченсточиц не была такой длинной. Им казалось, что они идут вот так со вчерашнего дня. Страх сжимал горло. Можно было избавиться от него одним поворотом на каблуке. Ведь им никто не приказывал. Было бы тихо и спокойно. Нет, покоя им не будет все равно. Завтра же они оказались бы опять здесь, на этой самой дороге, в такой же ситуации.

Отказываться ни один из них не хотел.

Улица совершенно опустела. Длинные причудливые тени легли на землю. Теперь уже и Юрек знал, что час настал. Он не протестовал, не отговаривал Здзиха, когда тот взглянул на него.

Здзих с каким-то неизъяснимым облегчением вытащил из кармана оружие. Они были в каких-нибудь двух шагах от веркшуца. Юрек видел тщательно нацеленный пистолет, на котором на мгновение затрепетал отблеск солнца.

— Руки вверх!

Охранник остановился. На их глазах он внезапно вырос до размеров великана. Повернулся. Они увидели его широко открытые, испуганные глаза. Эти глаза с изумлением уставились на двух мальчишек, стоявших напротив.

Рука веркшуца скользнула вдруг вниз, к кобуре, в которой находился вальтер. Здзих сориентировался первым. Грянул выстрел. За ним второй, третий…

Больше «семечек» не было. Здзих дернул Юрека за руку. Приходилось отступать. Они бежали, спотыкаясь о низкие кусты. Холодный ветер бил в лицо, перехватывал горло. Со стороны дороги прогремели два выстрела. По сравнению со звуком «шестерки» они загрохотали, как орудия. Мальчишки помимо воли наклонили головы. Свист дуль резко оборвался. Они припали к земле, уткнувшись в нее головами. Земля холодила их разгоряченные лица. Оба молчали; Здзих отвернулся от Юрека и прикрыл рукой Глаза. Так они лежали долго. Однообразно и нудно стрекотал кузнечик. Стемнело. В темноте они не видели друг друга. Это облегчало дело. Оба лениво поднялись и направились к видневшимся вдали строениям Людвикува. На прощание не произнесли ни слова. Здзих переживал первую горечь поражения. Каждое слово могло возобновить боль, поэтому Юрек предпочел молчать.

Труднее всего было переступить порог дома. Как спрятать в глазах, в лице все то, что творилось внутри? Здзих нерешительным движением открыл дверь. В комнате было темно от табачного дыма. Он узнал всех. Они собирались здесь не первый раз. Были тут Вицек, Фелек, Дядя и другие. Взгляды всех обратились к нему, хотя именно этого он хотел избежать. Он надеялся, что ему удастся пройти через комнату, забиться в темный угол, лечь на кровать и еще раз обдумать каждую подробность, изучить каждую ошибку. Но не удалось. Отец смотрел на него сурово, и Здзих почувствовал, что только присутствие посторонних спасает его от гнева отца. Мать молча выглянула из кухни. Здзих шел через комнату, низко опустив голову. Отец остановил его резким голосом:

— Стрелял?

— Да…

— В кого?

— Веркшуц… У него такой вальтер…

Фелек вышел из-за стола:

— Покажи оружие!

Неохотно, оттягивая время, Здзих вынул из кармана «шестерку» и положил ее на протянутую ладонь. Фелек нажал пружину, с металлическим треском выскочил магазин. Он был пуст. Фелек сунул его обратно, спустил курок, взвесил пистолет в руке.

— Такое оружие — это смерть, — твердо заявил он, — но только для того, кто его носит.

— Когда будет нужно, ты получишь хорошее оружие, а эту чертовщину я утоплю. Чтобы не причинила тебе вреда, — сказал он, положив на плечо Здзиху руку.

Здзих дернулся, вырвался и вышел за дверь. — Горячий! — сказал Фелек не то с одобрением, не то с осуждением.

— Я его охлажу! — Мариан не скрывал своего раздражения.

— Успокойся, Быстрый! — попробовал сдержать его Дядюшка, но Мариан решительным шагом вышел следом за сыном. Тот сидел, забившись в угол, прикрыв ладонями глаза.

— Слушай, Здзих, — в голосе отца звучал с трудом сдерживаемый гнев, — я тебя так вздую! — Он тряхнул сына за плечо.

Здзих поднял глаза, и выражение их поразило отца. Это был твердый, упрямый взгляд человека, который знает, чего хочет, и который не уступит. Рука отца на плече сына стала мягче.

Мариан быстро вернулся в комнату и остановился у стола с видом человека, который не смог выполнить свою обязанность.

— Не знаю, что делать…

Наступило неловкое молчание.

— Он еще ребенок, — произнес кто-то неуверенным голосом.

— Пожалуй, вы ошибаетесь, — возразил Дядя, — по-моему, во всем виноваты мы сами. По возрасту все они молоды, а размышляют уже как взрослые. Им обидно, что мы их не замечаем. Сейчас самое время направить их, иначе они пойдут без нас…

 

Первая диверсия

Богусь приехал ночью. Здзих не понимал, как ему удалось появиться после полицейского часа, но факт остается фактом, и, проснувшись утром, он обнаружил в своей комнате парнишку примерно тех же лет, что и он сам, с живыми, быстрыми глазами, продолговатым лицом и зачесанными назад волосами. Познакомились без всяких церемоний.

Богусь неохотно отвечал, откуда и зачем приехал. Этим он отчасти хотел внушить уважение к своей персоне, а отчасти действительно руководствовался обязывающей его секретностью. «Связной», — подумал о нем Здзих. Он сам уже неоднократно был связным. Но Богусь производил впечатление связного «высшего уровня». Из намеков, бросаемых мимоходом, можно было сделать вывод, что он имеет дело с самим командованием. Недаром он ездил в Варшаву, Радом, Краков. Это, конечно, придавало ему особый блеск.

Уже в первый день выяснилось, что желания Богуся не многим отличаются от мечты Здзиха. Оба представляли себя только в партизанском отряде. Каждое поручение они выполняли старательно, добросовестно, но эти задания рассматривали одновременно как чистилище, через которое они попадут в лесной рай. Богусь, как он сам говорил, имел особые счеты с гитлеровцами и жаждал поговорить с ними иначе, чем до сих пор.

— Я бы им так влепил!

И, разъясняя это Здзиху, он, забывшись, выдернул руку из кармана и взмахнул кулаком. Когда он хотел спрятать руку обратно, было уже поздно. Здзих схватил ее за кисть, задержал и удивленно спросил:

— Что это?..

Правая рука, лишенная четырех пальцев, выглядела беспомощной. Здзих смотрел на нее с сочувствием. Богусь выдернул руку, ощетинился:

— Тебя это не касается!

Больше на эту тему они не разговаривали. Здзих старался не смотреть на покалеченную руку. Богусь стыдливо ее прятал, чтобы избежать сочувствия. А когда кто-нибудь хотел расспросить Богуся об этом, Здзих опережал того:

— Проваливай! Не твое это дело…

Богусь был ему за это благодарен. Это не значит, что Здзих потихоньку не старался разузнать, что стало причиной несчастья этого симпатичного хлопца. Но он так и не узнал ничего определенного. Говорили, что в Радоме Богусь передавал советским пленным еду через проволоку и какой-то фриц прошелся ему по руке из автомата. Говорили также, что во время нападения на жандармов эту память о себе оставила ему граната.

Но Богусь имел в виду не руку, когда говорил, что у него с немцами свои особые счеты. Рука рукой, кое-как он все же мог ею владеть. Хуже, что он потерял отца.

Поздней осенью сорок второго в Стараховицких лесах действовал отряд Гвардии Людовой под командованием Горбатого. Гитлеровцы напали на его след, обложили лес. Бой был ожесточенным и кровавым. Партизанское дело — ударить и отскочить. Они ударили, а отойти не смогли. Отряд понес тяжелые потери. Кто-то, очевидно, донес на него, с собачьей преданностью выдал жандармам. Доносчика необходимо было обнаружить и выследить. Эти задачи поручили отцу Богуся и его товарищу. Они обнаружили след. Был вынесен приговор. Вдвоем и должны были его привести в исполнение. Отправились в лес. По пути была деревня — Ясенец-Илжецки. Здесь им пришлось заночевать. Но предатель был настороже. Он почуял, что близок его конец, снова удрал и предупредил жандармов. Те пришли ночью, окружили дом, где остановились партизаны, Предложили сдаться. Напрасный призыв, но борьба была неравной. Прорваться сквозь кольцо палачей не удалось. Оба пали в бою.

С тех пор Богусь загнул на гитлеровцев палец. Тот один-единственный, оставшийся на правой руке, но это как раз имело свою силу и значение. Штабу он приносил много пользы. Многие старались переманить его к себе.

Здзиху нравился Богусь. Жалел, что паренек настоящий непоседа: то тут, то там, даже места нигде не согреет. Здзих хотел бы, чтобы он остался с ним. Как Юрек. «Втроем мы бы многое сделали», — думал он.

Но Богусь уехал в тот же день. Он не сказал куда, но Здзих догадался, что в Варшаву, и даже позавидовал про себя такому путешествию. Ведь, возможно, он увидел бы там собственными глазами тех, неизвестных ему людей, которые составляют штаб, присылают сюда «Гвардиста» и «Трибуну», отдают приказы.

После памятного случая с охранником взрослые смотрели на него по-другому. Он уже не был для них ребенком. Все чаще пользовались они его помощью. Поэтому он не удивился, когда однажды вызвал его к себе Дядя.

— Получишь ты, Здзих, задание…

Парнишка насторожился. Вступление звучало интригующе, и Здзих был уверен, что на сей раз речь пойдет не об обычных надписях на стенах или разбрасывании на заводе листовок, а что предстоит какое-то важное дело.

— Надо бы на некоторое время изолировать фрицев от внешнего мира, — уточнил Дядя.

— Как это изолировать?

— Ну, понимаешь, прервать телефонную связь.

— Телефоны?

— Со всеми телефонами тебе не справиться. А вот столбы. Парочку свалить бы на землю. Как ты думаешь, это возможно?

Предложение было неожиданным. Здзих кивнул головой:

— Почему же нет? Когда?

— Это я тебе скажу позднее. Сейчас подбери себе парней. Надо найти топоры, пилы. Обдумать, что и как. Ну как, Здзих, добро?

— Так точно, начальник! — с готовностью ответил Здзих.

В тот же день он связался с Юреком. Они обговорили задание и задумались, кого бы взять еще. С кандидатами в Людвикуве затруднений не было. Они перечислили их: Стасек, Стефек, Метек, Здзисек…

Они были знакомы давно. Жили рядом, каждый знал о другом все. Правда, не совсем все, потому что война и оккупация даже их поделила на менее и более «посвященных», но помимо этого других различий не было. Они молча приняли руководство Здзиха. А он, впрочем, и не спрашивал их согласия. Просто никому не приходило в голову, что может быть иначе.

Собирались они чаще всего в одном из трех мест. Летом на лугах, над прудами. В более холодные, дождливые дни в помещении людвикувского «спортивного клуба» на Крысинах. Собственно говоря, такой клуб не существовал. «Клуб» составляли они сами, а «помещением» был заброшенный полуразвалившийся дом за городом.

Местом встреч был также дом Грабовчаков.

Старик охотно встречал у себя этих парнишек, приносивших с собой жизнь и… свежие новости. А приносили они местную продажную газетенку и новый номер «Гвардиста», соединяя эти две противоположности довольно хитрым способом. Газетенкой они прикрывали «Гвардиста» и читали из него обо всем, что происходило на фронтах и в стране. Дед не мог надивиться, как это немцы так открыто пишут о своих неудачах. Подходил ближе, рассматривал первую страницу газетенки и, качая головой, бормотал:

— В кровь… Если сами так пишут, то бледна их фотография.

Во время одной из таких встреч Здзих рассказал собравшимся о деле: кто, что и как. Задание было новым и интересным. Здзих не ошибся: желающих было достаточно. Через несколько дней назначил сбор на операцию. Пришли все. Был поздний вечер. Холодный ветер бросал мелкие капли дождя в разрумянившиеся от волнения лица. Здзих распределил порядок на марше, и они двинулись в ночь. Три намеченных на сруб телефонных столба стояли будто в ожидании на небольшом пригорке. Идти к ним надо было напрямик, через вспаханное глинистое поле. На этом пути они могли избежать встречи с жандармами.

Размокшая глина чавкала под ногами, липла на ботинки, засасывала ноги. Тела пылали жаром — от усилий и от возбуждения. Этот путь не был для них новым. Они часто ходили здесь и знали тут каждый метр. Но на сей раз это была не забава, их поход являлся боевым заданием. Они догадывались, что нарушение связи с Островцом, должно быть, связано с какой-то другой операцией. Это могло быть освобождение пленных из заключения, могло быть нападение на местных гестаповцев, могло быть… Характер той операции не имел значения. Увлеченные собственным заданием, вооруженные пилами и топорами, шли они к невидимым в темноте столбам. Кто-то в тишине задел пилу. Она зазвенела, как колокол.

— Тихо там, черти!

— Я нечаянно.

— Не болтать!

Было мало вероятно, чтобы кто-нибудь мог их услышать, но характер операции требовал строгой дисциплины.

Они приближались к пригорку. Земля здесь стала суше и тверже. Из темноты начал вырастать первый столб. Обычный телефонный столб, каких десятки можно увидеть вдоль железнодорожных путей и дорог. Но сегодня он вдруг показался им грозным и опасным, а ведь был такой, как всегда. Здзих распределил работу. Стали по двое к каждому столбу.

— Ребята, поехали! — махнул Здзих.

Руки делают нервные движения. Зубья пилы отскакивают от влажной поверхности столба, оставляя на нем несколько неглубоких надрезов.

— Не так! Медленно!

Пилка дров всегда была легким делом, но сегодня проклятый телефонный столб тверд, как сталь. Движения не скоординированы, резки. Наконец зубья вгрызаются в дерево. Работа сразу спорится. Раз — два. Раз — два.

Движения теперь размашистые, широкие, согласованные. Столб начинает покачиваться, секунду танцует, повиснув на проводах, потом наклоняется и с громким шлепком падает на размякшую землю.

— Ребята! Бежим!

Где-то там, в кабинетах гестапо, раздраженный офицер напрасно будет кричать в молчащую телефонную трубку. Его поразит тишина и пустота на другом конце провода. Пока поймут, в чем дело, пока найдут повреждение и ликвидируют его, пройдут ценные часы, которые партизаны смогут использовать для намеченной операции.

И опять та же дорога: поле, глина, вода. Но теперь шагается бодрее. Задание выполнено, на душе легко и радостно.

Здзих оглядывается и видит посветлевшие глаза мальчишек, раскрасневшиеся щеки, по которым сбегают капли дождя.

— Хорошая работа, ребята!

Все прошло так удачно, что они сами удивляются. Хотелось бы сделать еще что-нибудь. Чувствуется какая-то неудовлетворенность, избыток энергии. Хотелось бы исчерпать ее до конца, чтобы вернуться усталыми и радостными и одновременно иметь право доложить:

— Начальник, докладываю о выполнении задания. Три телефонных столба повалены в назначенном районе. Кроме того, по собственной инициативе мы осуществили…

Вот именно, что осуществили? Вот если бы поднять на воздух какой-нибудь поезд. Можно бы, но чем? Это была бы настоящая партизанская работа, экзамен, который дал бы право попасть в лес. К тому же ночь темная, партизанская ночь, специально для такой работы. Если бы хоть у одного из них была с собой взрывчатка, то этой же ночью какой-нибудь поезд взлетел бы на воздух. А пилой не подпилишь путей, топором не открутишь гаек…

Здзих соображает, что бы еще такое сделать. Хлопцы сегодня готовы на все.

Вдруг приходит одна мысль.

Здзих останавливается под столбом с проводами высокого напряжения. Столб одиноко стоит в поле, раздвоенный внизу, как будто остановился в своем движении через поле, чего-то ожидая.

Метек, Юрек, Стасек стоят рядом с Здзихом, который рукой обнимает одну из конечностей столба, прижимает к ней ухо и смотрит вверх. Столб звенит напевом дрожащих на ветру проводов. Прямо над головой табличка с предостерегающей надписью: «Осторожно, высокое напряжение». Над надписью — череп.

— Ребята, а что, если…

Каждый оглядывает столб снизу вверх. Самое опасное именно там, наверху. Сейчас ночь. Темно. Что случится, если провода упадут на землю? Ударит или не ударит током? В темноте нетрудно запутаться в таком проводе. Тогда не будет спасения.

Но риск привлекал. Это было именно то, что они искали в эту ночь и чего им не хватало.

А эффект? Островецкое гестапо, внезапно лишенное телефонной связи, а несколькими минутами позже и света. За эти несколько часов страха гестаповцев стоит пойти на этот риск. А островецкие фабрики, заводы? Остановятся все механизмы, упадет продукция. Погаснет свет и в островецких домах. Каждый поймет, что это не просто авария, что это дело людей из леса. Их дело.

Так что польза есть, и большая.

— Ребята, время идет! — решился Здзих и для примера первый взялся за пилу.

Кто-то отпихнул его, схватился за рукоятку:

— Я тоже могу…

На этот раз дело пошло быстрее, чем с телефонными столбами. У них уже есть опыт. Подпиленный столб начал покачиваться. Юрек взглянул вверх: серое небо, перечеркнутое двумя темными длинными линиями проводов. Через мгновение тяжесть, висевшая на проводах, обрушится вниз. Подпиленные поверхности столба трутся друг о друга, поскрипывают. Это звучит грозно и предостерегающе. На какую сторону упадет столб? Его вершина начинает колебаться. Скрежет пилы умолкает. Нет, это еще не конец. Надо подрезать. Осторожно, медленно, с трудом зубья пилы продираются через последние сантиметры.

В какое-то мгновение Юрек чувствует, что пила в его руке застыла и какая-то сила вырывает ее у него из рук.

— Осторожно! Лети…

Раздается быстрый топот ног, грохот, и чудовищный, слепящий блеск ударяет в глаза…

Юрек лежит на земле и ничего не понимает. Медленно поднимает ноги, руки — все в порядке. Только в глазах все еще темно. Откуда-то издалека доносится до него чей-то голос:

— Юрек, ты что? Юрек!

Юрек видит над собой искрящиеся глаза Здзиха.

— Ничего, — отвечает Юрек. — Черт! Что это было?

— Молния и гром. Но уже после грозы…

Только теперь Юрек чувствует мелкие капельки дождя, падающие ему на лицо. Как после настоящей грозы. Он медленно поднимается. Кругом стоят друзья. Рядом на земле лежит длинный, темный предмет, торчат оборванные провода.

— А ведь было! — говорит кто-то со страхом и удивлением.

— Было, да сплыло.

Еще один взгляд на место операции, и они уходят.

Вдалеке вырисовываются строения Людвикува. Здесь надо разойтись. Большая группа может привлечь внимание. Здзих входит в дом. В комнате на столе излучает желтый свет керосиновая лампа. Навстречу ему выходит отец.

— Знаешь, отец…

— Можешь не говорить. Видно было даже здесь. — Он похлопал сына по плечу, потом взгляд его темнеет. Он внимательно вглядывается в лицо сына. — Здзих, ты знал такого, как его там… Петрушку?

— А что?

— Его взяло гестапо…

 

Рация

Поезд, как всегда, опаздывал. Богусь прогулялся по перрону раз, другой, заглянул через окно к дежурному и вернулся в зал ожидания. Густой, смрадный табачный дым плыл голубоватой полосой по всему залу. Около буфета было людно, там звякали кружки с пивом, время от времени раздавался чей-нибудь пьяный, хриплый смех.

Богусь не знал фамилий этих людей, но ему было достаточно одного взгляда, чтобы почти точно определить, кто они и чем занимаются. Те двое, у стойки, похожи на торговцев табаком. Можно биться об заклад, что их портфели и карманы набиты связанными в толстые пачки банкнотами, путешествующими в направлении, противоположном товару.

Чутко дремлющий молодой человек, сидящий с обшарпанным портфелем на деревянной лавке, определение не имеет ничего общего с теми. Богусь оценивает его как человека той же категории, что и он сам. У двух упитанных, дебелых теток в корзинах груды мяса и жира, прикрытые не первой свежести тряпьем.

Изучение пассажиров для Богуся не просто искусство ради искусства. От того, кто твои попутчики, иной раз зависит успех путешествия. Такие вот «мясные тетки» сравнительно самые безопасные. Известно, что будут искать у них жандармы, и известно, что найдут. С неопределенными попутчиками может быть гораздо хуже. Скромный скрипач в своем футляре может везти предметы, которые даже при самой богатой фантазии трудно назвать музыкальными инструментами. Пассажиры не откровенничают друг с другом, кто они, куда и зачем едут.

Богусь протолкался сквозь зал и остановился перед зарешеченным широким окном с надписью: «Прием багажа». По другую сторону окна лежали в беспорядке ящики, узелки, корзины. В углу мрачного помещения усатый железнодорожник подписывал химический карандашом грязноватые квитанции, послюнявив их предварительно толстым пальцем на месте подписи. Богусь постучал по решетке, но на железнодорожника это не произвело ни малейшего впечатления. Паренек подождал немного и постучал вновь. Железнодорожник продолжал заниматься своим делом. Надо было вооружиться терпением.

Зал ожидания начинал наполняться. Видно, кто-то узнал, что скоро подойдет поезд. Богусь не двигался с места. Его сегодняшний груз имел особое значение, и надо было сделать все, чтобы довезти его до места. О том, чтобы взять его с собой, в купе, не могло быть и речи. Богусь смотрел на железнодорожника и нервничал. Хватит с него! Во время этих поездок Богусь чувствовал себя зверем, за которым охотятся, а у него было желание поохотиться самому. Он не раз уже высказывал свою просьбу и в Островце, и в Варшаве, и всегда от него отделывались: «Не спеши, здесь ты можешь сделать еще больше».

Конечно, может. Он сам лучше всех знал об этом. Столько раз удавалось ему надуть железнодорожную охрану и жандармов, что было чему подивиться. Но почему из-за того, что до сих пор ему все удавалось, он должен отказаться от того, что влечет его больше всего? Это было, по его мнению, несправедливо. «В конце концов, они должны будут согласиться, — утешал он себя, — ведь не все же время я буду связным».

Он мечтал бороться с оккупантами по-другому. Он понимал всю важность выполняемых им функций, но это не приносило ему того удовлетворения, которого он жаждал.

Железнодорожник наконец отошел от своего столика и поднял решетку камеры хранения. Богусь молча подал ему ящик. Тот взял его обеими руками, стукнул несколько раз ладонью по боковой стенке и взглянул на надпись наверху.

— Фарфор? — он многозначительно прищурил левый глаз.

— А что? Нельзя, что ли?

Железнодорожник усмехнулся:

— Кто это теперь будет провозить контрабандой фарфор? Рассказывай! Что здесь?

— Вас не касается.

— Посмотрите на него, щенок! И еще дерзит!

Железнодорожник сделал такое движение, будто намеревался открыть ящик.

— Не советую! — бросил Богусь и посмотрел таким взглядом, что у того замерли руки.

— О! — изумился старик. — Такие дела!

Он окинул взглядом зал ожидания. Богусь проследил за его взглядом. В зале ничего не изменилось. Стоял все тот же шум серой, бесцветной толпы отъезжающих.

— Пишите квитанцию! — бросил Богусь тоном приказа.

— Спокойно, сделаю…

Железнодорожник взял ящик и осторожно поставил его на место, затем подошел к столику и начал писать. Богусь видел, как он обильно послюнявил карточку и подписал.

— Бери и смывайся!

Железная решетка с треском опустилась. Богусь почувствовал теперь себя в большей безопасности, но то, что ему пришлось расстаться с ящиком, не давало ему покоя. Он прохаживался по залу ожидания и безразличным взглядом поглядывал на свой багаж. Десятки мыслей и предположений не давали ему покоя. Что будет, если через минуту в камеру хранения войдут жандармы и начнут проверку? От пакета к пакету, от узелка к узелку приблизятся они к его ящику и откроют. Железнодорожник поищет взглядом и вытянет в его направлении свой измазанный химическим карандашом палец.

— О, вон тот…

Нет, конечно, до этого не дойдет. Богусь сумеет затеряться в толпе — и ищи ветра в поле! Но что из этого? Задание не будет выполнено. И еще какое задание!

Перед отъездом Дядюшка отвел его в сторону и ясно сказал:

— Богусь, эта посылка имеет особую ценность, понимаешь? Чтобы ты сам знал, насколько большую, я скажу тебе, что ты повезешь рацию. Ра-ци-ю! Она тем более ценная, что с первой выброски… Там, в Варшаве, ждут ее.

Богусь смотрел на ящик, как на сокровище. Какую дорогу пришлось пройти рации, прежде чем она очутилась здесь, в Островце? Где-то там, на востоке, привез ее кто-то на фронт. Потом погрузили в самолет. Она летела с незнакомыми людьми через линию огня и железа, проскользнула над польскими лесами и по знаку зажженных огней опустилась на парашюте в их руки. Теперь он, Богусь, должен доставить ее на место. Таким образом, он является одним из звеньев этой сложной цепи. И если это звено оборвется, напрасными окажутся усилия всех тех людей. Никто из «тех» не знает, что именно он должен закончить все дело. Этот предмет, лежащий в ящике, самым удивительным образом соединил судьбы незнакомых друг другу людей.

Богусь глянул внутрь камеры хранения. Как и раньше, там было спокойно. Железнодорожник, кажется, уже забыл о недавно принятом багаже. Тем лучше.

За стенами станции раздался далекий свисток паровоза. Толпа бросилась к выходу на перрон. Богусь протиснулся сквозь узкий проход и остановился перед путями. Вид железнодорожных путей всегда пробуждал в нем мечту о далеких, неизведанных путешествиях. Он представлял себе, что где-то в конце этих стальных, блестящих лент находится другой, чудесный мир. Этот мир пленял и манил его. Когда судьба его сложилась таким образом, что путешествия стали делом обычным, он увидел, что наблюдаемые им пейзажи не очень-то отличаются друг от друга. Однако давние мечты по-прежнему глубоко таились в нем: он ведь ни разу еще не добрался до конца этих блестящих лент.

Поезд стремительно влетел на станцию, затормозил, заскрежетав колесами, и остановился. Богусь наблюдал своих будущих попутчиков. Обе торговки мясом, бесцеремонно работая локтями, грузились в купе соседнего вагона. Богусь беспокойно прошелся по перрону. Из почтового вагона выбрасывали на тележку мешки с почтой и багаж. Он ждал, когда из станционного здания подъедет тележка с его ящиком. Наконец двери станционного здания открылись и из них выехала багажная тележка. Богусь бросил взгляд на груз. Его ящик лежал среди других. Он видел, как тележка подъехала, как железнодорожник начал бросать в вагон отдельные пачки и как, наконец, взял его ящик, посмотрел на надпись и осторожно передал его товарищу. Теперь можно было садиться в вагон.

Богусь открыл дверь переполненного купе. Его встретили далеко не гостеприимно:

— Куда лезешь? Не видишь, что тесно?

— Везде тесно, — ответил он, проталкиваясь вперед по чьим-то ногам.

— В морду хочешь, щенок! — Толстая тетка замахнулась, намереваясь ударить.

Богусь заслонился правой рукой. Женщина взглянула на красную культю и отступила.

— Прямо на мозоль, холера… — простонала она, смягчаясь.

Богусь понял причину неожиданной перемены в тоне. Он покраснел и спрятал руку в карман.

— А то ездят туда-обратно, неизвестно зачем, — продолжала женщина.

— Спекулянты! — заявила ее соседка, отправляя огромный кусок колбасы в рот и заедая его хлебом. — Такой всегда влезет и еще отберет место у старых.

— В школу не ходят, пани дорогая, что будет с ними после войны?..

Поезд резко тронулся с места, и плохо поставленная корзина свалилась с полки на голову женщине. Раздался тихий, сухой треск. Богусь наклонился и левой рукой поднял корзину. Из нее вытекало густое, липкое, желтое месиво.

— Бот, весь заработок к черту! — ругалась торговка. — Яичница, черт побери! — Она дотронулась до разбитых скорлупок. — Воняют! Уж я покажу этой Антонячке, чертовке! Деньги-то она настоящие получила, а яйца — посмотрите, пани… — Она ткнула своей соседке в нос скорлупку, та резким движением отвела голову.

— Воняет! — авторитетно подтвердила она.

Факт виновности Антонячки был установлен вне всяких сомнений. Обе приятельницы некоторое время рассуждали об упадке честности среди людей и о неминуемой гибели всего народа, если такие люди, как Антонячка, будут продолжать ходить по земле.

Богусь был весьма доволен всем этим происшествием, потому что яичница отвлекла внимание от него. Но, увы, не надолго. Владелица корзинки посмотрела на него с упреком.

— А тут еще толкаются всякие, — пробормотала она.

В конце вагона кто-то начал наигрывать на губной гармонике куявяк. Из соседнего купе доносились голоса, объявлявшие игру:

— Сто и двадцать.

— Сто и сорок…

«В «тысячу» режутся», — подумал Богусь. Он огляделся вокруг. Рядом стоял бледный молодой человек с обшарпанным портфелем. На мгновение их взгляды встретились. Поезд тащился медленно, постукивал колесами на стыках рельс, делал короткие остановки на небольших станциях. Богусь в таких случаях выглядывал в окно и, если видел на перроне красную шапку дежурного по движению, успокаивался: поезд никто не задержит.

Каждая минута приближала его к цели. Такая поездка измерялась, впрочем, не на километры. Каждая станция, каждая случайная остановка в лесу или в поле таила для едущих неожиданные происшествия. Это могла быть проверка, партизанская операция, мина или развинченные рельсы.

Богусь с удовлетворением смотрел на вооруженных немецких солдат, запертых в бетонированной скорлупе блиндажей. Блиндажи располагались почти на всех уязвимых пунктах железнодорожных коммуникаций: на станциях, около мостов, сооружений сигнализации. Присутствие солдат на железнодорожной линии свидетельствовало о том, что борьба продолжается. Пока чужие солдаты вынуждены скрываться за толстыми стенами бетона, захваченная ими страна не может считаться покоренной. Так и должно быть. Враг должен чувствовать себя неуверенно, не находить себе места. Земля, на которую он ступил, должна гореть у него под ногами, он не должен знать ни минуты покоя ни днем ни ночью. Пусть раз и навсегда запомнит, чем грозит попытка захватить чужую землю.

Поезд вдруг начал замедлять ход. Владелица корзины проснулась и испуганно выглянула в окно.

— Я уж думала…

— Что Варшава, да? — спросил ее сосед, который, сбросив с ног ботинки, с наслаждением вытянул ноги в фиолетовых носках.

— А пан шутник! — игриво покачала она головой.

— Теперь ездить — это божеское наказание! — поддакнула ей приятельница.

— Вы правы, пани. Никогда не известно, что нас ждет. Люди дерутся друг с другом и убивают. Нападают на поезда. А потом удивляются, что фрицы расстреливают невинных. А то как же! Лучше бы их не задевали, — высказала свое мнение владелица корзины.

— Конечно, правильно.

— Ясно! — произнес мужчина в фиолетовых носках. — Не лучше ли спокойно подождать, пока повесят каждого из нас?..

— Просто так, без оснований, никого не повесят.

— Ну, за такие съестные припасы так ой-ой-ой!..

Женщина со злостью отвернулась к окну. Поезд с лязгом пролетел по мосту и, тяжело пыхтя, взбирался на гору. Богусь горько улыбнулся. Есть, значит, люди, которые считают, что борьба приносит больше потерь, чем пользы. Человек, который ради них рискует своей жизнью, является для них возмутителем покоя их маленького и ограниченного мирка, за которым они ничего не видят. Как же они слепы и неблагодарны!

— Ну что, сыграем еще? — Это в соседнем купе закончилась очередная партия в «тысячу».

Могло показаться, что этот поезд был одним из тех, что, задерживаясь на минуту, пролетали через Радом перед войной. Но это только могло показаться. Сейчас каждого из его пассажиров война наделила какой-нибудь тайной. У него, Богуся, она, наверное, самая большая. Тот бледный молодой человек с обшарпанным портфелем тоже скрывает в себе что-то такое, что он, возможно, не выдал бы даже в гестаповском застенке. Даже эти торговки ревниво прячут свои сокровища. Все эти тайны соответствуют личности человека, а их ценность определяется весьма субъективными подсчетами.

Резкий рывок чуть не свалил с полок весь багаж. Они приближались к маленькой станции, на которой обычно поезд не останавливался. Женщина открыла окно.

— Господи боже! Жандармы!

Крик пролетел по вагону и утонул в общем гвалте, который поднялся во всех купе. Оборвалась мелодия куявяка. Прежде чем пассажиры что-нибудь поняли, двери купе открылись и парень с обшарпанным портфелем спрыгнул на насыпь. В купе ворвалась свежая волна воздуха. Богусь видел, как незнакомец поднялся после падения, повернулся и, прихрамывая, побежал напрямик к видневшимся вдали деревьям небольшого лесочка.

До станции оставалось еще несколько сот метров. В купе готовились к нежданному визиту. Часть содержимого корзин отправилась под лавки, часть исчезла в обширных юбках торговок. Прятали все и где только можно.

Снаружи приближались резкие, гортанные крики и лай собак. Грязная станционная будка медленно проплыла за окнами, и поезд остановился. Перрон и вагоны окружили жандармы.

— Raus! Raus! — надрывался жандармский офицер с толстым, налившимся кровью лицом, ударяя хлыстом по голенищу блестящего сапога.

Из поезда медленно, оттягивая время, выходили пассажиры. Жандарм стащил со ступенек пожилого мужчину, схватил его за ворот и толкнул изо всех сил. Мужчина споткнулся и упал. Офицер хватил его хлыстом по лицу.

Богусь соскочил со ступеньки и, толкаемый с места на место, оказался в самой середине толпы. Из вагона спускалась одна из его попутчиц. Молодой жандарм так дернул ее за руку, что женщина оступилась и упала. Кто-то подал ей руку. Она пошла по перрону, держась за ушибленное бедро.

— Бога в сердце у них нет, — бормотала она. — Где это видано, чтобы старую женщину…

— Schnell, schnell! — кричал офицер.

Из вагонов выбрасывали багаж пассажиров. Солдаты кололи его штыками, раздирали узлы и чемоданы. В станционном здании начали личную проверку. Невдалеке стояли ряды грузовиков, крытых брезентом.

Богусь не беспокоился о себе. У него не было при себе ничего компрометирующего. Он только украдкой посматривал в сторону багажного вагона. Но этим вагоном немцы интересовались меньше всего.

Пассажиров разбивали на группы, после чего по очереди проверяли документы. Одних отталкивали в сторону, других сажали на грузовики. Богусь оказался в очереди к офицеру с хлыстом. Перед ним стоял знакомый по купе в фиолетовых носках.

— Ausweis! — рявкнул немец.

Мужчина уже держал в руке приготовленный документ. Он протянул его и ждал, всматриваясь в опухшее от крика лицо жандарма.

— Warum arbeiten Sie nicht, was?.

— Ich… ich… — мужчина, жестикулируя и подыскивая нужные слова, старался объяснить свое присутствие в поезде.

Немец нетерпеливо махнул рукой.

— Weiter, weiter… там машина, — показал он на грузовики.

И прежде чем мужчина сумел что-нибудь сказать, сильный удар прикладом автомата отбросил его за станционное здание.

Богусь, засунув руки в карманы, стоял перед жандармом. Высокий, плечистый немец казался великаном по сравнению с этим щуплым, маленьким мальчишкой со светлыми волосами.

Немец внимательно посмотрел на Богуся. Ему не понравилось, что парнишка нахально смотрит ему в глаза, держа к тому же обе руки в карманах. В этом было не только пренебрежение. Жандарм нес службу в Польше достаточно долго, чтобы знать, что такие руки могут и убивать.

— Вынь руки из карманов!

Не спуская глаз с мальчишки, он потянулся за пистолетом. Богусь заметил его страх. Его распирала радость. Немец боится его голой, покалеченной руки!

Богусь осторожно и медленно вынул обе руки. Взгляд немца упал на его правую руку. Лицо перекосилось в бешеном гневе.

— Бандит! Бандит! — показывал он дулом пистолета на обезображенную кисть руки.

Богусь поднес ладонь ближе и посмотрел на нее так, будто только теперь заметил, что на ней недостает четырех пальцев.

— Нет, — возразил он. — Бомба, немецкая бомба.

Лицо жандарма расцвело в широкой улыбке. Он спрятал пистолет. Сейчас он производил впечатление человека, которому доставили несказанное удовольствие. Он еще раз внимательно посмотрел на руку парня и громко рассмеялся.

— Да, да, немецкая бомба, — подтвердил он с радостью. Как будто именно здесь, на руке Богуся, обнаружил он еще один след победоносного марша.

Жандарм похлопал Богуся по спине и великодушно направил его в сторону той группы, которая, судя по всему, должна была продолжить путешествие.

Впереди, сразу за окутанным клубами пара паровозом, стоял багажный вагон. Немцам не пришло в голову его проверить. Богусь смотрел в сторону жандарма и улыбался.

«То, что у тебя есть оружие, — думал он, — еще не значит, что ты сильнее».

В тот же день Богусь постучал в знакомую квартиру в Варшаве.

Ему даже не понадобилось называть пароль. Его знали там уже хорошо. Привезенный ящик он поставил в комнате и пошел на кухню. Через минуту вышел пожилой мужчина в очках. Увидев его, Богусь поднялся с места.

— Молодец, — сказал ему человек в очках, — ты даже не знаешь, какой клад ты нам привез.

— Знаю, — прошептал Богусь.

— Знаешь? — удивился мужчина в очках. — Тем лучше, — засмеялся он весело. — А теперь отдохни, потому что завтра тебя ждет новый приказ.

— Там, откуда приехал?

— Да, именно там.

Парень на минуту задумался. «Если сегодня уже была одна проверка, то, наверно, второй не будет. Кроме того — ближе к лесу…»

— Товарищ…

Человек в очках остановился у дверей в комнату.

— Ты что-то хотел?

— А нельзя ли сегодня?..

 

И снова веркшуц

Здзих стрелой влетел в дом. Вскочил в комнату, бросил шапку и пиджак на постель и прошел на кухню.

— Отец дома?

Мать внимательно посмотрела на него:

— Отец в хлевике. А тебя что укусило?

Он не ответил и выбежал во двор. Отец действительно был занят каким-то непонятным делом в сарае, называемом хлевиком. Появление сына застало его врасплох.

— А, это ты? Ворвался, как сумасшедший, испугал меня.

Здзих внимательно осмотрелся. Отец устал от работы, хотя результатов его труда не было заметно.

— Отец, ты что тут делаешь?

— Не видно? Тем лучше, — произнес он довольно и повел глазами вокруг.

Здзих проследил за взглядом отца. Только теперь он заметил, что одна из досок прибита новым гвоздем.

— Мелина?

— Для всего может пригодиться. Никогда не известно заранее. — Он достал коробку с табаком и стал скручивать цигарку. — А ты чего так… Стряслось что?

— Тато! Петрушку освободили! — В голосе Здзиха звучала нескрываемая радость.

Отец наморщил лоб, кивнул головой и ничего не ответил. Здзих был разочарован таким равнодушием.

Мариан закурил самокрутку, похлопал сына по плечу и молча направился к выходу.

— Ну пошли…

«Слишком много сам пережил», — объяснил себе Здзих странную реакцию отца на такое радостное известие. В сущности, Быстрый за свою жизнь имел уже не раз возможность познать, что означает невинное выражение «лишение свободы». Последний раз его арестовали 10 ноября 1939 года, то есть меньше чем через два месяца после прихода немцев в Островец. В радомской тюрьме он просидел до 10 февраля 1940 года как один из заложников. Было это время неспокойное, время, отмеряемое топотом подкованных жандармских сапог, долетающим из-за окна. В такие моменты слух обострялся — приобретал необычайную способность улавливать каждое изменение в ритме вражеских шагов; можно было предвидеть ту секунду, когда в двери раздастся бешеный стук. Можно было к этому привыкнуть, стать равнодушным. Но это не уменьшало настороженности, помогало в решающий момент сохранить спокойствие, равновесие, выдержку, позволяло смело смотреть в подозрительные глаза гитлеровца.

В доме пахло свежим хлебом. Мать Здзиха закончила ежедневную выпечку. Надо было как-то оправдать непрерывное движение в их доме. Маленькая пекарня могла быть прекрасным предлогом для частых приходов различных людей и маскировала истинную цель этих визитов. Запах свежего хлеба отбивал нюх у шпиков и жандармов.

А движение здесь действительно было необычное. Съезжались разные люди из Варшавы, Радома, Кельце.

— Знаешь, Тетка, что? — пошутил как-то один из гостей. — Повесила бы вывеску: «Клуб и ночлежный дом аловцев», так было бы легче найти…

Теткой называли мать Здзиха. Она шла навстречу всем, не глядя на возраст и предлагаемую плату. От свежего хлеба исходил родной запах, и все чувствовали себя как дома, хотя дом этот надо охранять. Не раз, стоя возле него ночью и вглядываясь в темень, прислушиваясь к шорохам, Тетка охотно несла службу часового. А неожиданности случались часто. Как плохие, так и хорошие.

Недалеко от их дома проживал баншуц (охранник на железной дороге), местный фольксдойче. Люди отворачивались от него, когда он проходил по улице. Ни славы, ни почета он городу не приносил. Быстрый косо посматривал на него, словно хотел разобраться, чем тот дышит. Но каждый человек — загадка.

Однажды баншуц пришел к ним домой. Наверное, за хлебом. Мариан подозрительно смотрел на него, готовый хватить его чем попадя. А тот между тем заговорщически подмигнул ему, вызывая во двор. Быстрый вышел с ним.

— Пан Мариан, — начал тот, не глядя собеседнику в глаза. — Понимаешь, какое дело, пан. Завтра у меня день рождения.

«Видал, каков! — подумал Быстрый. — Подарка ждешь?»

— У меня будет много гостей, — продолжал между тем баншуц. — К вам часто столько людей приходит… мои гости могут заинтересоваться, так что вы лучше поимейте это в виду, — закончил он почти шепотом.

«Вот теперь и ломай голову, — размышлял после этого разговора Мариан. — Провокатор или не провокатор? Поблагодарить его за предостережение — значит подтвердить правильность его наблюдений. Не поблагодарить? Можно. Но если этот тип и в самом деле не скотина, то в другой раз может и не предупредить».

Что толкнуло баншуца именно так поступить? Уважение к соседу или гадкая, хитрая гарантия на будущее?

Здзих вошел за отцом в комнату и сел на постель. Быстрый крутился еще некоторое время, ходил, заглядывал в окно.

— Говорил с ним? — спросил он неожиданно.

— С Петрушкой? Да.

— Что он тебе сказал?

— Его посадили за то, что удрал из юнаков… По ошибке. Думали, что это кто-то другой.

— Он так тебе говорил?

— Да.

Здзих смотрел на отца, не очень понимая, чего он хочет. Мариан ходил, гладил бороду, останавливался.

— Видишь, конечно, это очень скверно — не доверять товарищам… Но ты смотри, слушай, делай выводы…

— Э, тато! — возмутился Здзих. — Своим уже не веришь?

Разговор на этом оборвался. Здзих был поражен замечаниями отца. Ему казалось, что это до некоторой степени доказательство недоверия отца к нему самому. Деликатное предостережение, что он плохо выбирает товарищей. До сих пор он не обманулся еще ни в одном. Почему же его должен обмануть этот?

Как не доверять ребятам, если порученные им задания они выполняют хорошо и охотно! Это они имеют претензии к командованию, что поручается им так мало, коль скоро могут выполнять гораздо больше. Никто не говорил им громких слов, не ободрял, не зажигал. В груди само родилось такое чувство, которое не позволяло сидеть сложа руки. Никто не называл это патриотизмом, борьбой за свободу. Это были слова торжественные, произносимые на празднике. А здесь речь шла об обычном, будничном дне. Стыдно в такой день не работать, сидеть в стороне и смотреть, как другие делают за тебя то, в чем ты обязан им помочь!

В Людвикуве не было трудности с привлечением молодежи. Они не разбирались в сложностях политики, а чаще сердцем, чем разумом, искали себе самые правильные пути.

Какой точки зрения придерживаться, какую занять позицию — диктовала не заученная формулировка, а сама жизнь. Выводы они делали сами. Многие из них еще ходили в школу или заканчивали ее. Дальше науку познавали уже самостоятельно. На конспиративных сходках изучали гранату и пистолет, основы партизанской тактики. Наиболее зрелые уходили в лес, на практику.

Слова отца посеяли в душе Здзиха сомнения. Он скрывал их даже от Юрека. Ходил, обдумывал, волновался. В мыслях он заступался за Петрушку, защищал его от подозрений отца.

Однако сомнения оставались сомнениями. Он не мог их развеять одной убежденностью в несправедливости обвинений. Наперекор себе иногда он открывал в глубине души чудовищную мысль, заключенную в вопросе: «А если это правда, если Петрушка действительно?..» Вопрос еще ни разу не был поставлен конкретно. Здзих отталкивал его от себя раньше, чем мог окончательно сформулировать.

Его мучило это и не давало покоя. Он смотрел на товарищей и друзей другим, более острым взглядом, но ни в ком еще ни разу не обнаружил малейших признаков, которые бы давали повод к недоверию.

В этом состоянии душевного разлада появление Богуся принесло ему настоящее облегчение, сняло напряжение.

Богусь приехал поздним вечером, уставший, но улыбающийся.

— Все в порядке, — доложил он Быстрому, затем коротко изложил, как проходило его очередное путешествие. Мариан смотрел на него с восхищением. «Прирожденный конспиратор», — думал он. Жизнь научила его сметливости и находчивости. Ведь его никто не учил, как поступать в той или иной обстановке. Прочитать такие лекции, в конце концов, никто бы не взялся. Не придумаешь такой ситуации, такого стечения обстоятельств, какие ежедневно преподносит жизнь.

Здзих слушал доклад Богуся с интересом. Границы деятельности его как связного были значительно меньше. Из Островца он не раз выходил пешком в указанные пункты в лесу, встречался со связными отряда, передавал приказы, иногда боеприпасы, забирал донесения и доклады. Он и Богусь вместе являлись нитью, связывающей командование с лесом. Без этой связи, созданной из таких, как они, парней и девчат, согласованная деятельность лесных отрядов была бы немыслима.

Отец все-таки прав, говоря о большом значении их работы. В Богусе Здзих увидел вдруг не только близкого друга, но и как бы частицу собственной личности, ее дополнение. Он не представлял, что когда-нибудь может возникнуть такая ситуация, чтобы они не доверяли друг другу.

Они спали в одной комнате. Но сон не идет, если рядом есть кто-то, с кем можно поделиться мыслями, кому можно довериться. Погасив свет, оба некоторое время лежали молча. Здзих заложил руки за голову и всматривался в темноту комнаты. Беспокойные мысли, еще не оформившиеся, но уже требующие воплощения, гнали одна другую.

Богусь лежал на боку, не видя Здзиха, но ощущая его присутствие.

— Богусь, ты спишь? — спросил Здзих.

— Нет, а что?

— Да я вот все думаю, хорошее дело мы делаем, это верно, но это еще не то…

— Партизанить, что ли?

— Ну вот мы тут лежим под крышей, в постелях. Тихо, тепло, спокойно. Но это не для меня…

Какое-то насекомое влетело через открытую форточку в комнату, жужжа и стукаясь о стены. Запахло открытым, далеким простором, лесом. Оба вслушивались в это жужжание, представляя себе совсем другую картину.

Вот они в лесу. На поляне, пахнущей смолой и земляникой, горит костер. Рыжее пламя колеблется при каждом дуновении ветерка, обдает теплом лица, мужественные, твердые, закаленные. Глаза смотрят на беспокойный танец огня. Руки сжимают оружие. Вокруг глубокая темная ночь. За деревьями — часовые. Они стерегут покой этого костра. Над костром висит большой, покрытый сажей котел. Когда открывают крышку, из него вырывается пар, а в ноздри бьет аппетитный запах. Кто-то на губной гармонике наигрывает трогательную и родную мелодию.

Трещат догорающие бревна, дым скручивает молодые листочки дуба, поднимается вверх, к небу, усыпанному звездами. Иногда ветер прошелестит листьями деревьев, закачает их вершины и стихнет. Лес спит, птицы проснутся только на рассвете…

— Здзих…

— Чего?

— Ты уже бреешься?

Здзих неуверенно провел пальцами по бороде:

— А ты почему спрашиваешь?

— Так ты ж знаешь, что это за партизан без бороды…

— Борода не важна! Придет время, сама вырастет. Оружие важно, вот что!

— Оружие?

— Конечно!

Богусь соскочил с постели и отошел в угол комнаты. Здзих с удивлением смотрел в его сторону.

— Ты чего там?

Богусь подошел, сел рядом.

— На, посмотри… — Он всунул ему в руку какой-то предмет.

— Наган! — воскликнул Здзих.

Он повертел револьвер во все стороны, пощупал, погладил.

— А патроны у тебя есть?

Богусь разжал левую ладонь: на ней лежали три патрона к нагану.

— Замечательный! — произнес Здзих. — Хотел бы я иметь такой! Может, в конце концов…

Вдруг в голову ему пришла мысль.

— Богусь, одолжи мне его! На один день. Честное слово, отдам.

— Оружие не одалживают, — ответил тот серьезно. — Зачем оно тебе?

— Я хочу с Юреком, понимаешь, веркшуц? У него такой вальтер!

— Вот оно что…

— Одолжишь?

— Одолжить не одолжу. Я уже сказал. Самое большее — могу его дать!

— Как это, навсегда?

— Навсегда!

Здзих не мог поверить. Он схватил Богуся за руку, сжал ее, потряс несколько раз, наконец обнял друга.

— Бо… Богусь, — шептал он возбужденно. — Ты даже не знаешь, ты не представляешь себе… я этого никогда не забуду. Помни, Богусь, я теперь с тобой… навсегда… навсегда.

Он еще раз положил наган на ладонь, присматриваясь к нему теперь по-другому, как к своему. Проводил пальцами по рукоятке, поворачивал барабан, гладил мушку, легко, осторожно нажимал на спусковой крючок.

— Прекрасный!

— Но не за так! — поставил теперь свои условия Богусь.

— Дам все, что захочешь.

— Нет, я ничего не хочу, но только за тем вальтером поохотимся вместе. Согласен?

— Втроем с одним? — Здзих показал на наган.

— Это не твоя забота…

Богусь снова подошел к своему мешку и вытащил оттуда браунинг.

— Видишь? Семизарядный!

— Ну и ну! — покачал головой Здзих. — Да у тебя целый арсенал.

— Старикам ничего не говори! Связным не положено ездить с оружием. Может, это и верно. Если схватят, то пропал. Ну так как?

— Договорились, пойдем втроем. Ты, я и Юрек.

— Только когда? Послезавтра я ухожу.

Здзих задумался.

— Хорошо, может быть, завтра, в воскресенье.

Утром Богусь проснулся первым. Взглянул на свой мешок, опасаясь, что ночные поиски в нем раскрыли то, что он хотел бы укрыть. Он подошел к спящему товарищу и несколько минут всматривался в его лицо.

Здзих спал крепко, тяжело сопел носом, левая рука лежала на одеяле, правая была засунута под подушку.

Богусь улыбнулся, провел ладонью по его руке, нащупал судорожно сжатые пальцы, попробовал вытащить из них твердый металлический предмет. Брови Здзиха грозно насупились, он заморгал и несколько секунд неподвижно всматривался в лицо Богуся. Затем улыбнулся, широко зевнул.

— Не так легко, — пробормотал он. — Я сплю, но чую.

— Вставай. Уже и так поздно.

Пока Тетка готовила нехитрый завтрак, Здзих и Богусь заглянули к Юреку, вызвали его во двор.

— У тебя нет охоты совершить налет?

Юрек потер ладонью лоб.

— А что вы надумали? — спросил он деловито.

— Ну тот вальтер, помнишь?.. — объяснил Здзих, Юрек покрутил головой.

— Не везет нам с ним.

— Попробуем втроем, — ободрил Богусь.

— Попробовать можно…

— И нужно, — твердо произнес Здзих.

Место выбрали на дороге в Ченсточицы, около поворота. Здзих с Богусем все дообеденное время провели в приготовлениях. Разбирали и собирали оружие, чистили каждую деталь. Юрек заглянул к ним раньше условленного часа.

— Пошли, подождем там, — торопил он их.

Причиной такой нетерпеливости было желание поскорее опробовать пистолет, полученный на сегодняшнюю операцию от Богуся, который располагал таким складом оружия, который им и не снился.

День выдался погожий, солнечный. К прудам на подостровецких лугах двинулись группы одетых по-летнему местных жителей. Трое парней, направлявшихся в ту сторону, не обращали на себя никакого внимания.

— Куча народу, — проворчал Здзих с недовольством.

— Иногда это и лучше, — возразил ему Богусь с видом искушенного в таких делах человека.

На повороте они уселись у рва. Здзих достал папиросы «Экстра», угостил товарищей. Все закурили. Этот необычный жест на этот раз они сочли вполне уместным. В конце концов, в такую минуту они имеют право на это. Впрочем, чувствовали они себя взрослыми, и даже дома курение перестало носить нелегальный характер.

Поблизости сидел пастух, ленивым, равнодушным взглядом окидывая коров, щипавших буйную, высокую траву на склонах оврага. Здзих подсел к нему, предложил папиросу. Тот взял осторожно, двумя пальцами, отгрыз кусок мундштука и сплюнул в сторону. Затягиваясь дымом, широко раскрыл рот и неодобрительно покачал головой:

— Слабые.

— А ты что, махорку куришь?

— Когда есть, курю.

— Это чьи коровы, твои?

Пастух с удивлением посмотрел на Здзиха и пожал плечами:

— Откуда ж им быть моими? Хозяйские!

Богусь и Юрек посматривали на них обоих искоса. Здзих разглядывал пастуха с любопытством, словно прикидывая, как сдвинуть эту тяжелую, неповоротливую глыбу. Пастух не проявлял интереса к своему собеседнику и его спутникам. Его туповатый взгляд блуждал по костистым коровьим задам. Время от времени он отпускал по адресу пасущейся скотины замечания на языке, в котором мало осталось от красот родной речи.

— А ты хотел бы иметь таких коров? — продолжал спрашивать Здзих.

— А отчего бы и нет — скотина добрая! — Он засмеялся широко и громко от одной этой мысли.

— Вот когда власть перейдет в руки народа, то и ты будешь иметь таких коров.

Пастух скептически покачал головой:

— Задарма никто не даст.

— Так для этого надо бороться. Само ничто не придет. Ты хочешь, чтоб народ правил?

— А мне-то что до этого? Пускай себе правит!

— Но ты тоже обязан помочь, — нажимал Здзих.

— Я в этом не разбираюсь. Ну ты, холера!.. — Последнее замечание относилось к корове, которая выскочила из рва с явным намерением перейти к ближайшим посевам.

Пастух встал, погнался за недисциплинированной скотиной и так огрел ее по костям, что даже палка затрещала.

— Зараза! — со злостью констатировал он. — Мало ей тут…

— Ну так как? — спросил Здзих.

— Чего как? — вопросом на вопрос ответил пастух.

Богусь с Юреком захихикали.

— Отстань ты от него, — бросил Юрек. — С таким это нелегко.

Здзих отказался от своей миссии «просвещения темной массы», дал пастуху еще одну папиросу, которую тот принял с глубочайшим безразличием, и вернулся к товарищам.

— Долбишь ему, долбишь, а он весь свой мир в коровьем заду видит, — сказал Богусь. — Такого надо годами обрабатывать, да и то еще неизвестно…

— Как даешь ему папиросу, то поддакивает, а сам свое думает.

— Когда-то надо начать, — произнес Здзих важно.

Они направились в сторону Закладов. Здзих размышлял о том, какую огромную разъяснительную работу среди населения предстоит вести, а сам он, к сожалению, не очень для этого подходит. Простейшие вопросы при попытке выяснить их настолько усложнялись, что он начинал чувствовать себя беспомощным.

Они легли на краю оврага у дороги. Солнце палило им лица. На лугу, около сахарного завода, грелись люди. Вот так все бывало и в знойные предвоенные воскресенья. В этих местах ничто не говорило о военной трагедии страны. Где-то далеко на востоке чуть слышным громом передвигался фронт, стонала земля, ранимая тысячами снарядов, вгрызающихся в ее набухшее от крови тело. Здесь война носила иной характер. Не было сплошного пояса огня. Огонь взрывался неожиданно, как вулкан, то там, то здесь, после чего все возвращалось к кажущемуся покою.

Людвикувские домики стояли на окраине города, как год, два года назад, как всегда. Однако образ жизни, климат, атмосфера в них сменились. Конспирация стала неотъемлемым понятием даже для малолетних, которые на вопрос какого-либо незнакомца, справляющегося о том или ином адресе, подозрительно смотрели на него и пожимали плечами. Тайна связывала людей, объединяла их, но и накладывала особые обязанности, требовала особой дисциплины. Знакомый и близкий находил друзей, ночлег, дом. Кто-либо чужой, окруженный недоверием, становился полуврагом, пока скрытно собранные доказательства не снимали с него подозрения.

Здзих, Богусь и Юрек росли как раз в таких домах. Они и не могли быть другими. От старших они отличались лишь несдержанной юношеской лихостью.

Лихостью была и предстоявшая сегодня операция, которую никто из командования никогда бы им не разрешил. Эта операция должна была проходить не по детально разработанному плану, а импровизированно. Никто из троих не мог предвидеть, как все произойдет.

А пока они ждали, скрывая от себя нарастающее напряжение. Здзих начал первым:

— Как подойдет на десять — пятнадцать метров…

— Он нас узнает, — заметил Юрек.

— Я зайду с тыла, — вызвался Богусь. — Крикну: «Хальт! Хенде хох!»

— А я с Юреком спереди. За пистолет и…

— Оба в разные стороны.

— А если… — Юрек еще сомневался.

— Тогда… тогда трудно. Забавляться не будем… Каким простым все казалось им. В этом мире не существует сложных вещей.

Веркшуц действительно показался приблизительно в ожидаемое время. Он шел по дороге медленно, тяжело. Жара разморила его. Он останавливался, снимал фуражку, вытирал ладонью пот со лба.

Три пары горящих нетерпением глаз следили за каждым его движением. Время измерялось долями секунд.

— Богусь, пора… — шепнул Здзих, не отрывая глаз от веркшуца.

Богусь поднялся из рва и, сунув руки в карманы, по обочине дороги двинулся навстречу с безразличным видом. Юрек и Здзих смотрели, как они сближаются. Разойдясь с веркшуцем, Богусь повернулся и пошел вслед за ним.

Здзих тронул Юрека.

— Встаем…

Веркшуц вытаращил на них глаза и остановился.

— Узнал! — произнес сквозь зубы Юрек.

Богусь в нескольких метрах сзади наблюдал за происходящим. Теперь уже нельзя медлить. Он вынимает из кармана левую руку. Целится в спину стоящего впереди. Но это не так просто. Рука дрожит. Кажется, что эта минута никогда не кончится.

— Хальт! Хенде хох!

Веркшуц оборачивается. У него уже нет времени схватиться за пистолет. Отчаянным движением он делает прыжок, сталкивается с Богусем. Гремит выстрел. Богусь пытается отскочить. Юрек и Здзих не могут стрелять, боясь попасть в своего. Правой, изувеченной рукой Богусь пытается еще раз выстрелить, но не может. Он отступает еще быстрее. Веркшуц бросается в противоположную сторону. Только теперь Юрек и Здзих начинают стрелять. Убегающий шатается, но не падает, бежит, удаляется…

Теперь уже все кончено. Отчаянная горечь сжимает Здзиху горло. Он сильно, до боли прикусывает губу. Они бегут с Юреком вслепую, через луга, прямо на встревоженную выстрелами толпу.

Кто-то придерживает его за плечо, орет над ухом:

— Стреляли, там стреляли! — и показывает совсем в другом направлении. — Я видел их, как они стреляли! В двух жандармов!

— Да? — удивляется Здзих. — Вы видели?

— Собственными глазами! — ударяет тот себя в грудь. — Такие два партизана…

Здзих быстро уходит.

Он сам не знает, почему в нагромождении еще не упорядоченных выражений и слов наиболее сильно звучит голос случайного прохожего: «Два партизана». Ведь он так и сказал.

 

Приговор

Слишком много было свидетелей, чтобы случай на подостровецких лугах мог остаться незамеченным. В зависимости от того, кто рассказывал об этом, картина вырисовывалась более или менее фантастичной. Говорили, что объектом нападения стали несколько жандармов, что с обеих сторон были убитые и раненые; упоминали о партизанском отряде, который неожиданным налетом уничтожил целый гитлеровский патруль; шепотом передавали друг другу самые невероятные подробности.

В это время правду знали только четверо: Здзих, Юрек, Богусь и веркшуц, который лежал в городском госпитале. Командование АЛ в Островце изучало настроения, царившие в городе. Всем троим «налетчикам» крепко досталось. Такой самодеятельности они не имели права себе позволить. Не было сомнения, что со дня на день гестапо даст знать о себе. Нужно было подготовиться к неожиданному визиту. Молодежной группе, которая благодаря энергии Здзиха из первоначальной пятерки разрослась в более многочисленную и окрепла, угрожала наибольшая опасность. Веркшуц, допрошенный гестаповцами в госпитале, без сомнения показал, что участниками повторного нападения на него были молодые парни. Конечно, он их не знал, не мог назвать имен и адресов, по которым они проживали. Однако гестапо начинало действовать…

Богусь выехал уже на следующий день. Перед отъездом он еще переговорил со Здзихом и Юреком. Здзих выглядел серьезным, строгим. Переживания последних дней оставили на нем заметный след. Впервые он вник в сущность борьбы и опасностей, которыми грозят необдуманные, рискованные действия. Только теперь он ощутил всю тяжесть лежащей на нем ответственности — не только за свои собственные поступки, но и за каждый шаг каждого члена группы. Это были уже не просто товарищи. Это были прежде всего его подчиненные. Он знал, что ему полностью доверяли, и поэтому не мог позволить себе необдуманным шагом лишиться этого доверия, обмануть товарищей. Это означало бы не только потерю авторитета, но могло привести к выходу из организации тех или иных ее членов. Своими заботами он не делился со старшими, пытаясь разобраться во всем самостоятельно. Это был более длинный путь, более трудный, но он верил в его эффективность.

В этот день все трое были серьезными и притихшими. Каждый чувствовал себя виновным в неудаче. Они перебирали детали случившегося, находя в каждой из них причину такого исхода дела.

— Я промедлил, — пенял на себя Богусь, — и не мог еще раз выстрелить.

Никто его ни в чем и не упрекал. Но это еще больше причиняло Богусю боль. В этой снисходительной оценке заключалось подтверждение его неполной пригодности к борьбе.

— Вовсе не в этом дело, — подбодрил его Здзих, — тут я виноват. Я слишком рано вас поднял. Надо было подпустить его поближе. Мы остановились, он нас сразу узнал, и все полетело к чертям.

Юрек молчал. Оружие, полученное им от Богуся, не могло сыграть никакой роли.

— Наука на будущее! — с грустью подвел итог Здзих. — Ты когда возвращаешься? — спросил он Богуся.

Парень пожал плечами:

— Должен завтра…

В действительности Богусь никогда не знал точно, когда, куда и с чем ему предстоит ехать. Однако он всегда должен был быть готов отправиться в путь. Приготовления в дорогу не представляли для него никаких хлопот. Богусь выслушивал наставления, брал в руки свой мешочек и уходил. В глазах отправлявших его людей он всегда замечал беспокойство, что одновременно удивляло и забавляло его. «Меня там ничто плохое не ожидает», — повторял он про себя, а все, что с ним случалось до этого, еще сильнее укрепляло в нем эту уверенность. Иногда Дядюшка, провожая Богуся, похлопывал его как бы по-товарищески, однако Богусь знал, что это одновременно был и деликатный контроль: не взял ли парень с собой оружия. Боялись провала. В случае провала Богуся опасность грозила очень большая: ведь парень знал почти все конспиративные адреса. Это, конечно, не означало, что ему не доверяли, но никто ведь не был в состоянии определить, как долго может выдержать человек пытки в гестапо. Богусь повторял, что если с ним что случится, то «бояться нечего».

И на этот раз Дядя похлопал его, как обычно, сердечно обнял:

— Иди!

Богусь незаметно показал на спрятанный пистолет и моргнул Здзиху.

«Опять надул его», — подумал Здзих и в ответ подморгнул Богусю.

— Привет!

— Привет!

Здзих считал, что на этот раз командование поспешило с отъездом Богуся. Может быть, дело заключалось в том, чтобы разрядить атмосферу, которая создалась после покушения на веркшуца. Из-за этого же был отдан приказ, чтобы никто из членов молодежной группы не ночевал дома. Жизнь уходила в подполье.

Здзих созвал собрание на Крысинах, в «клубе».

Собирались поодиночке. Укрытые где-нибудь чужие глаза могли выследить эту странную сходку парней в заброшенных развалинах. Борьба разгоралась и предъявляла им все более суровые требования.

Маленькая комнатка с отбитой штукатуркой, с забитым досками окном едва вмещала их всех. Они составляли всего лишь частицу тех, кого захватила волна конспирации. В Денкуве, Гозьдзелине, Енджеюве действовали все более сильные и многочисленные группы молодежи. Оружие добывалось самыми невероятными способами. Изобретательности и смекалки было не занимать. Один раз это было лихое нападение, другой — откопали оружие, оставленное в примеченном месте в сентябрьские дни тридцать девятого года, а иногда собирали его сами из деталей, вынесенных тайком с островецких предприятий.

Никто не преподносил готовых методов, как вредить оккупантам. Такие методы рождались сами, из глубокой убежденности в необходимости бороться с врагом всеми средствами.

В десятках таких «мелин», как развалины на Крысинах, проводились занятия, обучали новичков владеть оружием. Среди макулатуры, сложенной немцами на бумажной фабрике в Бодзехуве, были найдены обрывки старых воинских уставов и наставлений. Они стали неоценимыми пособиями.

В тот день на Крысинах «прорабатывали гранату». Здзих, взвешивая в руке яйцеобразный корпус, объяснял ее устройство, действие, применение.

— …Правой рукой прижимаем к корпусу рычаг, левой выдергиваем чеку, и граната готова к метанию.

Черный предмет передавали из рук в руки осторожно, как самое дорогое сокровище.

— Эх, сейчас бы эту штучку бросить в кучу швабов, вот было бы зрелище!

Одно прикосновение к гранате порождало фантазию. Но с оружием все еще было скудно. Эта граната играла роль «методического пособия». Она передавалась из группы в группу.

Стефек, который сидел у окна и время от времени смотрел сквозь щель в досках, вдруг задвигался беспокойно и еще раз посмотрел одним глазом в узкую щель. В их сторону по дороге шел невысокий, щуплый паренек. Стефек сразу узнал его.

— Ребята, Петрушка!

Воцарилось молчание. Петрушка уже давно хотел сойтись с ними поближе, искал связи, даже как-то в разговоре со Здзихом попросил его об этом.

— Я знаю, что у вас есть своя организация, — сказал он, — и я тоже хотел бы…

Здзих, помня слова отца, пожал плечами, сделал удивленные глаза:

— Что ты плетешь, хлопче? Какая организация?

Но тот не отставал. Сказал, что понимает, что по законам конспирации нельзя с любым человеком говорить откровенно, но все же он, Петрушка, свой парень и знает, в чем суть дела. Обещал даже доказать, что заслуживает доверия. Как он намеревался это сделать, Здзих не знал.

— Спрячьте гранату! — спокойно сказал Здзих, подходя к окну.

Петрушка действительно шел в их сторону. Наверное, выследил, что сегодня у них собрание в «клубе». Значит, осторожность, которую они старались соблюдать, была недостаточна. С таким же успехом их мог выследить и кто-нибудь другой.

Петрушка толкнул дверь и остановился на пороге. Глаза всех устремились на него. Он смотрел вниз, исподлобья, как человек, пойманный на месте преступления. Может, таким способом он хотел убедить всех, что пришел сюда не шпионить и не запоминать собравшихся в лицо. «Если хотите, могу выйти отсюда и даже знать не знаю, кто тут был», — словно говорил он всем своим видом.

Ветер ударил в доски, закрывающие окно, обдул лица. Никто не знал, что делать. Петрушка молча, красноречивым жестом сунул руку под пальто.

— «Бомбардировщик»! — крикнул Стефек.

Это действительно была винтовка с обрезанным стволом, называемая «бомбардировщиком» из-за того, что она при выстреле издавала неимоверный грохот. Петрушка держал ее на протянутых руках.

— Вот, а вы мне не верили…

Здзих подошел первый, взял «бомбардировщик» в руки, осмотрел его со всех сторон. Работа была солидная, квалифицированная, вызывающая уважение. Человек, делом рук которого была эта винтовка, знал в этом толк.

— Откуда это у тебя? — спросил Здзих.

— От брата.

С братом история была темной. Кое-что о нем слышали, но не было известно, все ли, что о нем болтали, было правдой. Парень, когда-то порядочный, честный, сбился с пути. «Бесхребетный», — как-то сказал о нем Здзих. Война не церемонилась с такими. Беспорядок, хаос создавали своеобразный омут, который легко втягивал в себя заблудших.

Неприятно было брать в руки это наследство. Здзих заколебался, посмотрел на ребят, ища у них ответа на вопрос, как следует поступить.

— Забери, — всунул он винтовку в руки Петрушки. Тот беспомощно огляделся, на секунду задерживая взгляд на каждом из присутствующих. В глазах Петрушки они читали просьбу не отталкивать его.

— Я это для вас… для вас… — бормотал он.

— Раз принес, так будет твой, — твердо произнес Здзих.

— А вы примете меня?

— Не во что принимать. Можешь всегда приходить. Тебе разве запрещает кто?

— Да, но вы…

— Что «вы»? Что ты хотел сказать?

Петрушка замолчал. Спрятал «бомбардировщик» под пальто.

— Не хотите — не надо! — отреченно произнес он.

Здзиху стало его жаль. Может, напрасно они его обижают? Был он такой же, как и каждый из них. Пригодился бы.

— А ты не обижайся, — примирительно ответил он. — Как будет у нас организация, так примем. Подожди, может, удастся что-нибудь сделать…

— А у вас есть связь с лесом?

— С лесом?

— Не, с партизанами…

— Откуда… — Здзих пожал плечами. В его глазах сверкнула искорка, означавшая удивление. — Разве тут бы кто сидел? — мотнул он головой на ребят.

Петрушка поплотнее запахнул пальто, подошел к порогу.

— Так я могу сюда приходить?

— Ну конечно…

Он повернулся и вышел во двор. Сквозь щели в досках ребята следили за его фигурой. Петрушка шагал быстро, не оглядываясь. После его ухода ребятами овладело беспокойство. Волновал вопрос, правильно ли они поступили.

В этот день они не могли найти ответа.

Следующая ночь должна была принести всем неожиданности. Со времени покушения на веркшуца никто не ночевал дома. В сарайчиках, в нежилых домах заблаговременно подготовили укрытия. Способ был простой: несколько досок, прибитых «для вида», закрывали вход в «мелины». Более сообразительные жандармы измеряли дом шагами снаружи, а потом внутри и сравнивали. Иногда в такой пристройке они обнаруживали корову, теленка или тощую козу. Тогда они успокаивались. Им не приходило в голову, что «мелина» может находиться под помещением для домашних животных. Там выкапывали более или менее просторные ямы, прикрывали их сверху досками и подстилкой, делали запасной выход, устраивали вентиляцию, выводное отверстие которой нередко заканчивалось в трухлявом столбе старого забора.

«Мелина» Юрека была значительно скромнее с точки зрения «внутренней архитектуры». Она помещалась попросту в сарайчике, запираемом изнутри на висячий замок. В нее вел вход из другого сарайчика, стоявшего рядом.

Около полуночи Юрека разбудил рокот автомобильных моторов. Тогда машины ездили довольно часто. Каждый раз он с напряжением вслушивался в их нарастающий шум и не засыпал, пока не наступала тишина. Только после этого он укладывался поудобнее и впадал в чуткий, тревожный сон.

В эту ночь шум автомобиля был каким-то необычным. Юрек уселся на постели, внимательно прислушиваясь к проникавшему сквозь стены сарайчика рокоту. Ему показалось, что мотор вдруг замолк прямо рядом, около его дома.

Он прильнул к щели в шероховатых досках, вглядываясь в темноту. Две фары, бросив вдаль снопы света, почти потухли и едва горели. Громкий стук в дверь дома развеял все сомнения. Юрек прижался ухом к стене и слушал.

— Быстро, быстро! — скрипел чей-то голос.

Дверь открылась. Голоса затихли внутри дома.

Ждать было нечего. Юрек оделся, перешел во второй сарайчик. Вверху виднелся светлый проем небольшого окошка. Юрек вскарабкался, высунул голову наружу. Руками ухватился за поперечную балку и через секунду повис над землей. Прыгнуть надо было как можно тише. Он почти сполз вдоль стены. Ноги коснулись мягкой травы. Он пригнулся и, задевая за коварные ветки кустов, побежал в сторону забора. Вдали виднелось поле.

Юрек бежал не оглядываясь. Еще никогда он не преодолевал пути до Милкулува так быстро, как в этот раз. В доме дяди было темно. Он постучал в окно. В ответ лишь молчание. Нелегко в такое время, после полуночи, попасть в чей-либо дом. Юрек продолжал настойчиво стучать. Эта настойчивость должна была расшевелить хозяев. За дверью раздались шаги.

— Кто там? — спросил дядя испуганным голосом.

— Я, дядя! У нас в доме гестапо…

Щелкнул ключ в замке, отодвинут засов. Дядя смотрел с ужасом:

— Забрали кого-нибудь?

— Не знаю, я убежал.

Ночью Юрек долго лежал с открытыми глазами. В ушах все стоял шум проезжающих машин, чей-то голос скрипел: «Быстро, быстро!», глухо стучали подкованные сапоги.

«Если приехали, то только за мной, — думал он. — Больше не за кем».

Итак, начиналась настоящая борьба со всеми последствиями. Десятки мыслей роились в голове. Кто-то предал, в этом нет сомнения. Но кто? Веркшуц? Да, наверное, веркшуц! Нет… не он… Он не знал ни имени Юрека, ни адреса. Но тогда кто же? В самом деле, кто? Может, пронюхали сами? Может, он сам оставил после себя следы? Но как, когда? Голова шумела от вопросов, на которые не было ответа. Он не знал, когда заснул. Проснулся, когда в доме никого не было. Он выбежал во двор.

— Выспался? — спросил его дядя.

— Да. Я пойду домой.

— Ты что, спятил?

— Я должен…

Он отправился в путь напрямик, лишь бы побыстрей. Мать встретила его ворчанием:

— О, явился, партизан! Погоди, погоди! Еще ты навоюешься! Только несчастье из-за тебя на мою голову. Если бы отец про это знал…

— Чего они хотели?

— Ты не знаешь чего? Вчерашнего дня не искали, вот чего. Про тебя спрашивали. Весь дом перевернули вверх ногами. Чтоб их черти утащили в преисподнюю, проклятых…

Только теперь Юрек заметил, что мать занята основательной уборкой. Дом выглядел, как после пожара. Юрек стоял, не зная, что ему делать. Мать хотела, конечно, чтобы он сидел дома, работал. «Было бы как-то по-людски», — говорила она. Но дело в том, что это очень неопределенно — «по-людски». В сидении дома сложа руки Юрек ничего «людского» не видел.

Он уже не сумел бы бросить свое дело. Мать начинала это понимать.

— Были еще у кого? — спросил он.

— У Марианов.

— У Здзиха?!

— Я же тебе сказала!

Он тихо свистнул сквозь зубы.

— Я сейчас вернусь! — бросил он с порога и выбежал. Здзих сразу же явился по сигналу.

— Были у тебя?

— У других тоже… — Он подождал с минуту и начал называть, загибая пальцы: — У тебя, Стефека, Антоничика.

— Холера!

— Стефек не успел убежать в «мелину». Сидел у сестры под периной.

— И не нашли?

— Нет.

Здзих вдруг посерьезнел:

— Антоничика взяли…

Оба замолчали. Это было серьезное предостережение, даже угроза. Каждого так могут схватить. Особенно сейчас, когда Антоничик находится в лапах гитлеровцев.

Товарищи доверяли ему, тут и говорить нечего было о доверии. Легко мудрствовать, когда тебе самому не грозит опасность. Нужно пройти испытание — одно из таких, какие устраивали гестаповцы, чтобы вернее оценить себя.

Антоничик остался твердым до конца. Несколько дней спустя его расстреляли в Покшивнице под Опатувом.

Это была первая потеря в их группе. Очень близкий человек погиб на их глазах. До этого они не понимали, что значит потерять друга. В сердцах запеклась ненависть. Теперь уже никто не отважился бы назвать их детьми.

Это были однообразные дни. Старшие подбрасывали им работу: печатать на машинке листовки. Однако для их ненависти этого было до смешного мало. Они жаждали значительно большего.

Когда Здзих напоминал старшим о партизанах, ему отвечали молчанием, но в этом молчании было согласие. Другого выхода, собственно, и не было. Понимало это и командование.

Однажды к Здзиху забежал Стефек:

— Был у меня Петрушка.

— Ну и что из этого?

— Просил связи с лесом.

— Опять?

— Опять.

— Настырный!

Стефек испытующе посмотрел в глаза другу.

— Здзих, ты притворяешься или правда ничего не понимаешь? Тогда, помнишь, в ту ночь, когда у всех была проверка, ее не было только у Петрушки.

— Везет парню…

Стефек беспомощно развел руки.

— Ты слепой, Здзих, или как тебя прикажешь понимать?

— Не знаю, о чем ты толкуешь?

— Да ведь это же Петрушка, только он, и больше никто не мог нас засыпать.

Свершилось! Здзих не хотел заражать товарищей своей подозрительностью, которая угнетала его после памятного разговора с отцом, не хотел им ничего подсказывать, внушать. Пусть смотрят, слушают. Если придут к тем же выводам, что и он, значит, правда…

Итак, свершилось. Ни отец, ни он, никто из их группы не ошибался.

Здзих вздохнул глубоко и тяжело. А если… если все же окажется, что это было лишь фатальное стечение обстоятельств? Если из всех отягощающих вину фактов окажется хоть один, который вызовет сомнение? Что тогда? Как тогда посмеют они смотреть друг другу в глаза?

— Хорошо, Стефек, я займусь этим, — сказал Здзих, прощаясь с другом.

Несколько дней после этого Здзих был молчалив, недоступен, замкнут. Часто выходил из дому, не встречался ни с кем, не разговаривал. В глубине души у него еще тлела слабая искорка надежды, что все это неправда, что ошибаются все. Он хотел эту искорку раздуть в пламя. Искал фактов, которые говорили бы в защиту Петрушки.

Спустя несколько дней он вернулся с прогулки бледный и подавленный и закрылся с отцом в комнате. Оба разговаривали до ночи. На следующий день отец встретился с товарищами. Вместе обсудили положение. Здзих ждал, нервничая, волнуясь, словно приговор должен быть вынесен ему. Он думал о своих товарищах. Когда-то они все вместе составляли единую, солидарную группу. Они не пытались различать отдельные индивидуальности, не оценивали, кто на что способен. И вот мир вдруг сделался таким сложным, трудным для понимания, полным неожиданностей. Сознание этого пришло так внезапно. Они не знали, что именно так наступает зрелость.

Отец вошел серьезный и мрачный:

— Надо быть сильным, Здзих…

Этого было достаточно. Он все понял.

— Я… я с-сильный… — Нижняя губа у него дрожала.

Он вышел к Стефеку. Тот посмотрел на его бледное, посеревшее лицо, крепко сжатые губы.

— Иди к Петрушке, — начал Здзих, — скажи, что дадим ему связь с лесом. Сегодня вечером…

— Куда ему прийти?

Здзих помолчал с минуту.

— На Долы-Енджеёвски, — решил он. Именно там, на Долах-Енджеёвских, они когда-то давали клятву… — Его там будут ждать.

— Не знаешь кто?

— Н-не знаю. Старшие решат…

Стефек не спрашивал больше ни о чем, и Здзих был благодарен ему за это.

В этот день поздно вечером Здзих забился в темную комнату, оцепеневший, неподвижный. Его оставили в покое. Он очень нуждался в этом, и все понимали его состояние. Отец, выждав достаточное время, решился войти. Здзих сидел у окна. В голубоватом ночном свете, который проникал через окно, его лицо выглядело еще бледнее.

— Здзих…

Он даже не шевельнулся. Руками сдавил разгоряченный лоб, дышал тяжело, как в жару. Смотрел каменным, неподвижным взглядом прямо перед собой, в ночь.

— Здзих…

Отец нежно дотронулся до его лица. Парень прижался щекой к теплой руке, наклонил голову, и вдруг несдерживаемое, громкое рыдание вырвалось из его груди. Все его тело содрогнулось от плача. Он кулаками закрывал глаза, плакал громко, как дитя.

Отец обнял его, прижал к себе.

— Ну вот видишь, — сказал он тихо, ласково, — видишь, а говорил, что сильный…

 

Борьба

 

Встречи в лесу

Упругая ветка куста мелькнула перед глазами и сильно хлестнула по щеке. Юрек отвел ее одной рукой и, осторожно придерживая вторую, протиснулся сквозь густые заросли.

Шли так уже около часа. Впереди шагал Здзих. За эти несколько месяцев, со времени, когда он исчез из Людвикува, он повзрослел. Несмотря на дружеские отношения, Юрек постоянно испытывал к Здзиху уважение, которое обычно оказывается командиру, хотя Здзих и не претендовал на это. Сам факт его пребывания в партизанах был достаточен для того, чтобы давнее уважение вызывало тщательно скрываемые зависть и восхищение. Рана, которую получил Здзих в стычке с немцами, хотя и вынудила его к временному бездействию, но создала ему дополнительный авторитет.

Юрек часто засиживался с ним в укрытии. Разговорам не было конца. Юрек был уверен, что в этих беседах Здзих немного преувеличивал свою роль, но и допускал, что это могло быть чистой правдой. Результат этих бесед для Юрека был только один: без него Здзих в лес не вернется.

Мать Юрека также почти смирилась с этой мыслью.

— Пусть идет, если его там возьмут, — доверительно сказала она Тетке.

Однако она по-прежнему оставалась неприветливой и резкой. Искоса поглядывала на сына, следила, как он мечется по дому, задыхаясь в четырех стенах. Юрек пытался сломить ее сопротивление, но мать оставалась по-прежнему твердой и неуступчивой, терпеливо сносила его «домашний саботаж», прекрасно понимая, на что он направлен.

Юреку не уступила, а перед Здзихом капитулировала.

— Идите уж, идите вместе, если вам так не терпится… — решила она однажды.

Что дать сыну в дорогу, она не знала. Во Франции она неоднократно провожала его в летние лагеря, но там все выглядело просто. Летний лагерь, это не партизанский лагерь в лесу.

Мать дала Юреку поношенную одежду дяди, смену белья, хорошие «воскресные» ботинки, которые она долго рассматривала, перекладывая из руки в руку.

— Береги их, не износи вконец.

Здзих усмехнулся и подмигнул Юреку: «Через месяц только один верх останется».

— Положи это все в мой сак, — сказал Юрек, видя, что мать не знает, куда положить половину буханки ржаного хлеба.

— Что такое «сак»? — спросил Здзих.

— Вещевой мешок, с которым я ездил в летние лагеря во Франции. Уразумел?

— Понял.

— Ну, теперь у тебя есть все, — вздохнула мать и еще раз оглядела комнату, как бы проверяя, не забыла ли она что-нибудь важное. Когда они остановились у порога, она взглянула на сына, и ее веки подозрительно вздрогнули. Она отвернула лицо и звучно вытерла нос фартуком.

— Смотри пиши… — сказала она.

Писать было неоткуда, да и как? Но это она поняла слишком поздно.

Сразу же за Островцом они пошли быстро и не останавливаясь. Здзих, как он говорил, имел условленное место и ни за что не хотел туда опоздать. Юрек шел неумело и со стороны выглядел неуклюжим. Здзих же в своем темном пиджаке и гольфах выглядел человеком, идущим на прогулку. Они шли на восток, в Бодзехувский лес.

Как только сошли с дороги в лесные заросли, Юрек широко раскрыл глаза, огляделся по сторонам. Он представлял себе, что сразу же на краю леса они наткнутся на партизанский лагерь. Здзих, однако, продолжал идти вперед, не оглядываясь.

— Где они? — нетерпеливо спрашивал Юрек.

— Не беспокойся. Найдем, — отвечал Здзих.

Деревья в лесу стояли еще голые, но мартовское солнце уже пригревало зеленую травку, которая в скрытых от ветра местах высовывалась из-под земли. В разбуженных деревьях уже началось движение соков, почки на ветках набухли.

— Здзих… а оружие дадут?

— Наверно, дадут!

Мох был еще сырой от недавнего снега. Ноги погружались в него глубоко, как в ковер. Можно было так идти и идти без конца.

— Жалко, что Богуся нет, — вздохнул Здзих.

— Да, жаль.

— Он так рвался в лес.

— Придет.

— Конечно, придет, но когда?

— Может быть, вырвется.

— Может быть…

Когда они уходили из Островца, Богусь находился где-то в пути. Они даже не попрощались с ним. Во время последнего разговора он пригрозил, что если его не пустят, то он сам уйдет.

— А после войны на поезд даже глядеть не буду. У меня он вот здесь! — Он показал на шею.

После войны. Что означали эти слова? Когда это будет? Близко ли это или далеко?

— Как это будет после войны? — задумался Здзих.

— Поживем — увидим, — ответил Богусь.

— Так. Только доживем ли? — с сомнением промолвил Юрек.

Здзих глубоко задумался.

— Кто-нибудь из нас доживет, — сказал он. — Кто-нибудь должен дойти…

На следующее утро Богусь уехал. Они поклялись: «Как бы там ни было, быть всегда вместе». Если это только будет возможно. А неделю спустя оказалось, что это невозможно. Здзих с Юреком ушли в лес. Богусь уехал в Краков с заданием доставить радиостанцию, предназначенную для чехословаков.

Сухо трещали ветки под ногами. Каждый шаг казался им очень громким. Когда подходили к просеке, Здзих поворачивался спиной вперед и так продолжал идти. Делал он это отчасти в целях маскировки, а также и для того, чтобы показать Юреку свою осведомленность в партизанских уловках. Юрек шел за ним следом. «Партизанские приемы», — догадывался он. Кто-нибудь неопытный подумает, что они шли в противоположную сторону.

— Много дадут патронов?

— Двадцать — пятьдесят штук…

— Мало!

— Если все попадут в цель, то много.

И снова минута молчания. Юрек идет след в след за Здзихом, мысленно стараясь понять, много это или мало — пятьдесят патронов.

— В какой отряд нас возьмут?

— А в какой бы ты хотел?

— К Горцу.

— Ого!

— Что значит «ого»?

— Горец отбирает лучших. Все другие — в сторону.

— Я — не все другие.

— В таком случае, возможно, возьмет. Если постараешься, — добавил Здзих, помолчав.

Они выходили из густых зарослей, когда неожиданная команда «Стой!» задержала их на месте.

Громко треснули ветви под сильными шагами, ноги ушли в глубокий мох. Юрек увидел перед собой незнакомого человека с винтовкой, направленной в их сторону.

— А, это ты, Здзих! — Человек приставил винтовку к ноге.

— Привет!

— Привет! Что это за парень? — партизан кивнул в сторону Юрека.

— Свой. Идет в отряд. Они там?

— Там.

Слово «там» оказалось вполне исчерпывающим, Здзих ускоренными шагами шел в известном ему направлении.

— Далеко?

— Нет, уже на месте…

Они спиной вперед перешли очередную просеку и углубились в высокий лес. Юрек осматривался вокруг, стараясь увидеть партизанский лагерь. Он предполагал, что они выйдут на обширную поляну, на которой расположились партизаны. В центре поляны будет гореть костер, и дым его будет подыматься к вершинам высоких сосен.

Тем временем они прошли через старый лес, и Здзих направился в молодой сосновый лесок. Деревья росли здесь тесно, одно к одному, создавая почти непроходимую чащу. Они, согнувшись, продвигались с трудом. Сосновые иголки кололи лица, воздух был пропитан густым запахом смолы. Юрек видел перед собой ссутулившуюся спину Здзиха и его голову, наклоненную вперед. Он так ловко передвигался в густых зарослях, что можно было подумать, что для него это был естественный способ передвижения. Неожиданно Здзих остановился возле молодой сосны и выпрямился. Юрек замер рядом с ним.

То, что он увидел, ни в какой мере не соответствовало тому, что еще минуту назад рисовало его воображение. Среди деревьев лежали несколько десятков людей в самых различных позах. В гражданской одежде и портупеях, они выглядели как переодетые для маскарада.

Из-под лихо сдвинутых на затылок шапок глаза их смотрели внимательно и настороженно. В центре стоял высокий мужчина в военном мундире, с двумя гранатами, заткнутыми за пояс, пистолетом, свободно висящим на плетеном ремне, и бельгийским ручным пулеметом в руках. Юрек окинул восхищенным взглядом фигуру этого человека и затем не без разочарования посмотрел на лицо: розовые, как у девушки, щеки, кроткие глаза и почти детский взгляд.

В это время Здзих направился именно в сторону высокого мужчины и остановился перед ним в положении, которое в действительности должно было означать стойку по команде «Смирно».

— Гражданин командир, разрешите доложить, прибыл.

Офицер приложил два пальца к фуражке и указал на Юрека:

— А этот?

— Это… Француз…

— А, Француз! — Он в течение минуты испытующе смотрел на мальчика. — Ну, если все так, как ты рассказывал, то порядок. Проверим! Лёлек, — обратился он к одному из партизан, — возьми Француза в свое отделение. А сейчас дай ему работу.

Когда Здзих закончил церемонию приветствия с остальными партизанами, Юрек приблизился к нему.

— Как его зовут? — спросил он почти шепотом.

— Кого?

— Командира…

— Как это: как зовут? Горец!

— Горец?!

Это имя было широко известно в округе. Особенно после того случая, когда он с несколькими людьми среди бела дня разоружил немецкий гарнизон в Цмелюве. Да и позднее из лесу часто доходили слухи о его успехах. Юрек представлял его совершенно другим. По его мнению, эти розовые щеки совсем не подходили партизану, и тем более Горцу.

— Будешь в моем отделении. — Голос Лёлека вывел его из задумчивости. — Идем, познакомлю тебя с ребятами.

Они смотрели и взаимно изучали друг друга. Партизаны встретили Юрека приветливо, но он разочаровывался все больше. За исключением Горца, который был вооружен «вполне прилично», все другие мало напоминали армию. Ему казалось совершенно невозможным, чтобы эти плохо вооруженные парни могли задавать немцам жару, как о них говорили.

— А оружие? — наконец решился спросить Юрек.

— Ах, да! — Лёлек махнул рукой так, как будто то, о чем Юрек постоянно мечтал, было сущим пустяком. — Вот, держи, это будет твоя винтовка.

Юрек повертел в руках врученный ему предмет, громко названный винтовкой. В действительности это были ствол и затвор и даже приклад, истлевший и выщербленный, что свидетельствовало о том, что винтовка довольно долго пролежала закопанной в землю.

— Не нравится тебе?

— Нет, ничего, хорошая, только вот приклад…

— Приклад — это чепуха. Тем более что заменишь эту винтовку на автомат.

— А где можно заменить?

— Как это где? У немцев.

— Что ты хочешь? — вмешался в разговор Горец. — Винтовка — как игрушка, не смотри на приклад, смотри в ствол: зеркало!

— Еще бы патроны…

Лёлек отсчитал двадцать штук и положил ему в пригоршню. Юрек рассматривал каждый патрон. Гильзы с подозрительно зеленым оттенком не вызывали у него доверия.

— Выстрелят они?

— Какой-нибудь всегда выстрелит…

Но, как бы там ни было, он теперь имел оружие и патроны. Может быть, не такое, о каком мечтал, но и это уже было хорошо. Постепенно осваивался со всем тем, что его окружало. Несмотря ни на что, чувство обладания собственным настоящим оружием было самым главным.

Густые ветви молодого леса скрывали партизан от непрошеного гостя и любопытных взглядов. Здесь можно было отдохнуть, приготовиться к ночным операциям, проверить оружие и… ноги. Оружие и ноги — это было самое главное. То и другое не должно было подвести. Опухшие и стертые ноги могли доставить столько же неприятностей, сколько заклинившийся затвор винтовки.

О том и другом необходимо было заботиться с одинаковым вниманием.

Во время отдыха снималась обувь и разбиралось оружие. Каждую часть необходимо было просмотреть, почистить, смазать. Никто не заставлял делать это, и никто не отдавал приказа, об этом помнили сами, как обычно помнят о собственной жизни.

Здзих с Кеном, правой рукой Горца, сидели в стороне и шепотом разговаривали. Во время пребывания в лесу они все больше сближались. Ходили слухи, что оба направляются в спецгруппу, которая будет создана в самое ближайшее время. Это должен быть отряд специального назначения, предназначенный для действий, требующих смекалки, решительности и отваги. Спецотряд имел задачей уничтожение осведомителей и тому подобное, как говорил Здзих. Партизанская жизнь порождала не только необычных людей, необычные привычки, но и необычный язык. Об этих «спецах» никто ничего не слышал, теперь же это слово стало одним из повседневных, популярных выражений. Операции «спецов» планировались, обсуждались их результаты, анализировался их ход, когда неожиданные препятствия делали невозможным их осуществление. В душе Юрек завидовал Здзиху, но тем не менее должен был признать, что Здзих в большей степени, чем он сам, отвечал требованиям спецгруппы. Это соответствовало действительности.

Когда начало смеркаться, Горец объявил сбор.

— Вечером выступаем, — сказал он. — Трубка, ты пойдешь в авангарде, пароль — «Мушка», отзыв — «Роза». Пункт сбора — Вулька-Бодзехувска. Приготовиться к маршу.

Сгущались сумерки, становилось темнее. Оружие было собрано и приготовлено еще до темноты.

Юрек быстро сориентировался в вооружении отряда. Его винтовка была самой плохой. Однако он ощупывал ее, с любовью трогал и гладил, как самую дорогую вещь. Горец заметил это и подошел к нему.

— Слушай, — сказал он, — когда будешь в деревне, ты винтовку того… не особенно показывай…

— Как это понимать?

— Не афишируй ее. Зачем должны знать…

— А какой в этом стыд?

— Стыд не стыд. Однако твоя винтовка не из самых привлекательных… Ты только не огорчайся, — он похлопал Юрека по плечу, — достанешь себе другую, новехонькую.

Партизаны уже полностью подготовились к выступлению. Кто-то с целью проверки на всякий случай еще раз щелкнул затвором, спустил боек и встал в строй. Те, у кого были гранаты, разглядывали их, поудобнее располагали за ремнями, проверяли, не тесно ли они заткнуты. Миски и котелки укладывались аккуратно, так, чтобы во время марша они не произвели ни одного предательского звука. В ночном лесу такие звуки были бы слышны за километр. Свои знают, что они идут, и поэтому нет необходимости их предупреждать, а врага раньше времени беспокоить нет смысла.

Нет сомнений, что они были в лесу не одни. Лесными тропами кружили разные отряды, и встречи с ними проходили по-разному. С партизанами из Армии Крайовой они жили в общем-то в согласии, но случались и неприятные встречи. Между ними в то время появилось взаимное недоверие: приглядывались друг к другу, вступали в разговоры, чтобы доказать свою правоту. Иногда после таких бесед расходились с чувством сожаления, что не идут вместе, а порою разговоры приобретали острый характер, и тогда раздавались оскорбительные слова.

Как для одних, так и для других в этом не было пользы, только врагу было на руку. Поэтому партизаны Армии Людовой стремились к установлению с АК хороших отношений. В феврале сорок четвертого в Келецком воеводстве даже был заключен специальный договор с отрядами Армии Крайовой, который устанавливал характер взаимных отношений.

С беховцами общий язык находили лучше и быстрее. Принципиальных разногласий не было. Обе стороны были уверены, что их пути к единой цели, без сомнения, сойдутся. Значительно хуже с энэсзетовцами. В отношениях с ними выросла стена ненависти и вражды, и не было силы, способной ее разрушить.

В дневное время лес замирал и оживал только ночью. Каждый куст мог скрывать неожиданность, каждый овраг грозил засадой. Поэтому ночной марш должен был стать маршем молчаливых теней.

Горец подал знак. Все заняли свои места в строю, У Юрека возникли некоторые вопросы, он пододвинулся к Здзиху.

— Что означает «пункт сбора»?

Здзих засмеялся:

— Если во время боя нам придется рассредоточиться, то в этом случае мы соберемся в указанном пункте.

— Трубка, выступай! — раздалась команда Горца. Партизаны, выделенные в авангард, двинулись первыми. Спустя минуту следом двинулся отряд.

Ночь полностью вступила в свои права.

Было холодно, почва, напитанная водой, пружинила под ногами, шелестели прошлогодние листья. Партизаны шли через молодой сосняк полусогнувшись, как бы приготовившись к прыжку.

Ночью лес выглядел совершенно иначе, чем днем. Обычный пень можно принять за притаившегося врага, а падающая среди ветвей шишка вдвойне настораживает. Самые знакомые тропинки становятся совершенно чужими, как будто никогда прежде не виданными.

Шли гуськом, один за другим. Ночь стояла мглистая и темная — партизанская. Не было видно на расстоянии вытянутой руки. Очень легко потерять идущих сзади, оторваться от тех, кто впереди. Чтобы такого не произошло, партизаны шли на ощупь, время от времени касаясь ремней друг друга.

Юрек шел где-то посредине движущейся колонны. Винтовка оттягивала руку. Он крепко сжимал оружие, боясь потерять его или зацепить им густые ветви, которые лезли в лицо. Иногда он брезгливо снимал с лица мокрую от росы паутину. Корни и кочки затрудняли движение, необходимо постоянно быть начеку, чтобы не упасть и не вызвать замешательство. Особая осторожность требовалась, когда проходили через яры, ямы и овраги, которых было очень много. Спускались по откосам, царапая в кровь об острые выступающие камни ладони, падали, цепляясь, за шершавые, высохшие коряги. А минуту спустя приходилось снова взбираться вверх, пробираясь через густые заросли, или карабкаться по осыпающемуся под ногами песку.

«Не износи вконец», — вспомнились Юреку слова матери о ботинках. Мать не знала правды о ночных походах партизан. Тогда, при расставании, Здзих, услыхав эти слова, усмехнулся: «Только один верх останется». Он был прав. Эту его правоту подтвердил уже первый марш.

— Взгляни на мою обувку, — показал он Здзиху свои грязные и мокрые ботинки, вид которых уже ничем не напоминал бывшую «воскресную» обувь.

Куда они шли? Об этом знали только немногие. Партизан всегда в движении. Ему нельзя долго сидеть на одном месте. Он должен уметь быстро и скрытно переходить с места на место, наносить удары внезапно и молниеносно исчезать.

Только командиры знают, где находится отряд, куда он движется и где вступит в бой.

Почти ежедневно связные направляются в штаб с донесениями, приносят известия о боях, потерях, нуждах, из длинного перечня которых удается иногда удовлетворить одну-две, а чаще совершенно ничего.

Спустя два-три часа после выступления в поход отряд задержался на краю леса. Горец направил Трубку дальше, на поляну, которая после лесной темноты выглядела серой. Здесь и там раздавался собачий лай. Они находились недалеко от какой-то деревни, которая лежала в низине, спящая, но чуткая. Война пришла в самые отдаленные уголки. Лесные деревни поставляли партизанам продовольствие, принимали их на ночлег, информировали о положении в округе. Не в одной из деревень располагались партизанские госпитали, в которых раненые были окружены заботой и вниманием.

Деревня воевала по-своему. Оккупант, мстя, оставлял за собою пепелища. Пылающие хаты еще более разжигали ненависть к врагу. И пеплом невозможно было засыпать эту ненависть.

Трубка возвратился из разведки. Он что-то шепотом докладывал командиру, указывая рукой в направлении деревни. По-видимому, разведка прошла успешно, так как Горец подозвал командиров отделений.

Недалеко от деревни стояли три хаты. Их распределили между отделениями. Лёлек повел, своих людей.

Хозяин открыл двери, не показывая удивления. Подобные ночные визиты не были для него неожиданностью.

— Входите, входите, ребята, да побыстрее! — поторапливал он входящих в избу партизан. — Свет для вас зажигать не буду, а спать ложитесь кто где хочет.

В избе было тепло. Пахло хлебом и кислым молоком.

Лёлек установил очередность несения караула. Остальные партизаны уселись на скрипящие доски пола, снимали обувь — ногам надо дать отдохнуть.

Укладывались спать, положив под голову согнутую в локте руку, и засыпали мгновенно. Времени для сна всегда было мало, и поэтому дорог был каждый час.

В четыре часа утра, когда в предрассветных сумерках обозначилась неровная линия леса, партизаны продолжили свой путь в Балтувские леса. Идти стало Приятнее и веселее. Это произошло не только потому, что отдохнули, но и оттого, что шли навстречу дню, который вставал перед ними в стороне, где находился Балтув.

Горец вел свой отряд зигзагами, меняя тропинки, маскируя следы, как человек, хорошо знакомый с обычаями леса. Он, Береза и Вереск составляли боевой костяк келецко-островецких подразделений Армии Людовой. Слова «ребята от Горца» открывали двери большинства деревенских изб. Однако были и такие хозяева, которые принимали партизан из отряда Горца неохотно и с подозрением. Это были чаще всего дома помещиков. В этих домах их встречали холодно, с вынужденным гостеприимством, не имея достаточно смелости, чтобы выказать открытое неуважение и враждебность. В этой своеобразной дипломатии было много осторожности, боязни вызвать гнев, но главным образом хозяева старались отвлечь внимание пришельцев от продовольственных запасов, спрятанных в подвалах, хозяйственных постройках и тайниках. Не одного из партизан поражало богатство обстановки, вводила в заблуждение приторно-сладкая приветливость, а рюмка водки, выпитая в изысканной компании, делала парня несмелым. Покинув такой двор, партизаны с первым глотком свежего лесного воздуха приходили в себя, становились сами собой.

Когда партизаны остановились в Подбалтувских лесах, уже совсем рассвело. Горец выставил караулы. Юреку было приказано стоять на опушке леса и наблюдать за полем. Он не ожидал увидеть ничего интересного, так как кругом все было тихо и пусто. Юрек уселся под деревом, поглядывая вправо и влево, где располагались его соседи. Отряд находился позади их, на расстоянии нескольких сот метров. Он достал из своей французской сумки остатки хлеба, взятого из дому. Мысли перенесли его в Островец. Отсюда было недалеко до города, но расстояние, рассчитанное не на километры, было огромным. Между городом и лесом лежало пространство, полное предательских засад и опасности, как и на всякой партизанской дороге.

Юрек медленно жевал хлеб. До смены с поста надо было отсидеть два часа. Нудным и долгим бывает такое одиночество.

Здзих находился в лагере. Они с Кеном держались вместе, поэтому Юрек испытывал сожаление, хотя и не подавал виду. В конце концов, Здзих старый партизан, и известно, что командование всегда имеет для него специальное задание. Сейчас они были в одном отряде, но как долго это будет продолжаться, никто не знал. Эх, если бы Богусь был здесь! Но он…

Неожиданный звук нарушил тишину. Юрек встал, прижался к дереву, судорожно сжимая в руке винтовку. Он слышит, как бьется в груди сердце и кровь пульсирует в висках. Выстрел раздался неожиданно, пронесся громким эхом по верхушкам деревьев и стих.

Тишина продолжалась долю секунды, и лес наполнился грохотом.

Было глупо стоять спиной к месту боя. Но уйти с поста нельзя. Враг мог ударить также и отсюда. О его появлении необходимо было тотчас же доложить.

Стрельба усиливалась с каждой минутой. Временами короткой прерывистой очередью рявкал автомат, порой раздавался взрыв брошенной чьей-то рукой гранаты. Среди ветвей свистели пули, калечили стволы деревьев. Юрек внимательно прислушивался и по шуму боя пробовал представить себе его ход.

Постепенно перестрелка затихала, переходя иногда в одиночный ружейный огонь. Наконец последний выстрел прогремел среди деревьев, и наступила такая тишина, что все случившееся минуту назад показалось плодом воображения. Лес стоял неподвижный, как и перед боем.

Напрасно Юрек старался уловить ухом какой-либо шум или признаки жизни в лесу. Сердце его вдруг сжалось от внезапной мысли: «А если?» Он не докончил этой мысли. Еще раз оглядел пустое и серое поле, затем осторожно довернул в сторону лагеря. Знакомые деревья и кусты говорили о том, что он стоял на нужном месте. Здесь никого не было. Юрек пробежал в одну сторону, затем в другую, однако не обнаружил никаких следов. Неожиданно он вздрогнул. Треск ветки под чьими-то ногами подсказал ему, что со стороны леса кто-то идет. Юрек спрятался за кустом.

Из-за деревьев вышел партизан. Мальчик подбежал к нему.

— Ленька!

Они оба обрадовались.

— Что здесь произошло?

— Не знаю.

Неподалеку стояла избушка лесника. Они побежали к ней. Лесник вышел к ним навстречу.

— Ищете отряд? Они ушли туда… — Он рукой показал направление.

Горец имел хороший обычай быстро, уходить от места недавнего боя. Они двинулись за ним.

Лесник движением руки задержал их. Остановившись, они увидели, что он запрягает телегу.

— Так будет быстрее…

Они проехали часть дороги и наткнулись на тыловое охранение. Юрек издалека заметил Здзиха и подбежал к нему.

— Черт возьми! — сказал он, запыхавшись. — Я находился на посту. Что произошло?

— Как что? Бой!

— Бой?

— А ты что думал? Не видишь?

Он указал рукой в центр колонны, Среди партизан шел человек в мундире власовца.

— Взяли его в плен?

— Да!

— О холера! А меня там не было!

— Трубка первый их заметил, — рассказывал Здзих. — Их было, вероятно, около ста человек. Горец не хотел вступать в бой. У него было другое задание, но власовцы ввязались сами. Ну уж коли так, то делать нечего. Мы подпустили их ближе, хотели, чтобы они приблизились еще, однако кто-то не выдержал, выстрелил. Ну и началось. Они залегли в поле, мы в лесу. Они короткими перебежками к нам, а мы открыли огонь по ним… Аж пыль столбом. А тот, — он указал на власовца, — прибежал сюда, мы его и взяли. Что же еще оставалось делать?

— А нас не сняли с поста…

— Ты должен охранять отряд, а не отряд тебя. — Но ведь был приказ.

— Приказ приказом, а думать ведь тоже надо!

Все это было очень сложно, и Юрек напрасно старался понять. Первый день в партизанском отряде — и сразу столько событий. Необходимо привыкнуть к жизни в лесу. Все выходило не так, как он это себе представлял.

— Направляющий, шире шаг! — крикнул Горец.

Партизаны шли быстро. Перед ними лежали десятки километров извилистых партизанских дорог.

Какая-то из них должна была привести к цели.

 

На партизанских тропах

Удивительная это была жизнь. Она как бы раздваивалась. С одной стороны — видимая для всех, или легальная, с другой — скрытая, доступная только для самых близких, но настоящая.

Настоящая партизанская жизнь в Островецких лесах началась еще в октябре 1942 года.

В рабочих районах родилась Гвардия Людова. Длинный Янек, Быстрый, Вицек, Антек и другие были первыми, кто вступил на путь вооруженной борьбы. Никто из них не имел большого опыта. Требовалась повседневная учеба, при каждом удобном случае. Стремление к борьбе определяло линию действий, определяло планы, подсказывало проекты и намерения.

В марте 1943 года первый отряд Гвардии Людовой ушел в лес. Ему не пришлось долго ждать встречи с врагом. Она произошла на второй день здесь же под городом, в Контах. Первый бой был суровым и решительным экзаменом. Враг потерял пить человек убитыми и двух ранеными, но и гвардейцы недосчитались четырех своих товарищей. Цена этого первого боя была слишком высока. Однако смерть друзей не испугала оставшихся в живых, она показала, какая опасность им грозила, и предостерегала от ненужного бравирования.

Завод им был лучше знаком, чем лес. Они чувствовали себя на его территории свободно и уверенно, так как с детских лет вся их жизнь была связана с заводом. Даже самые проницательные местные фольксдойче не могли что-либо заподозрить. Тем не менее людям пришлось все тщательно взвесить, прежде чем решиться взяться за оружие. По характеру и привычкам им было чуждо стремление к разрушению и насилию, они больше всего уважали честность и добросовестность.

Теперь жизнь заставила их пересмотреть свои взгляды. Сначала было трудно понять, что уничтожение предприятия, на котором они выросли, не только обязательное, но правильное и необходимое дело. Это было также формой борьбы, трудной и ответственной.

С болью в сердце они смотрели на вагон с готовой продукцией, затапливаемый в заводском пруду, со смешанным чувством радости и жалости восприняли взрыв мартеновской печи на Островецком заводе, но, если какой-то день проходил без нового акта диверсии или саботажа, они испытывали угрызения совести оттого, что, может быть, использованы не все возможности, чтобы причинить вред оккупантам.

Народная борьба с оккупантами начала принимать организованный характер. Люди, распределенные по боевым пятеркам, получали конкретные указания, и поэтому их действия носили характер боевых заданий.

Пылали трансформаторы, заклинивались двигатели, добротное сырье неожиданно становилось непригодным для использования. Немцы не были слепыми: пробовали пугать, арестовывали заложников, на стенах городских домов появлялись плакаты с длинными перечнями фамилий расстрелянных людей. Ежедневное соприкосновение со смертью привело к тому, что люди перестали ее бояться, сделались безразличными к ней. В их сердцах разгоралась лютая ненависть к врагу.

Удивительной была эта жизнь.

В квартирах, которые теперь носили названия «укрытие», «ночлежка», «явка», собирались люди без фамилий. Когда разговаривал Здзих, которого называли теперь Горячий, с Быстрым, постороннему было невдомек, что беседуют отец и сын.

Пределом мечтаний всех этих людей в то время были оружие и взрывчатка. Их не хватало постоянно. Смелость и находчивость заменяли им толовые шашки. Недалеко от Цмелюва Береза, пользуясь лопатой и киркой, пустил под откос немецкий поезд; транспорт превратился в груду искореженного железа. Идея, поданная Березой, была хорошей, и ею следовало воспользоваться. В сентябре 1943 года Горец пустил под откос эшелон в предместье Кунува, Янек — под Гжибовой Гурой, недалеко от Скаржиска. Изъеденные ржавчиной железные остовы вагонов пугали своим видом немецкие транспорты, следующие на восток.

Это также было важным обстоятельством.

С людьми же происходили дивные превращения. На заводе своей «бездарностью» и «леностью» они доводили немцев до исступления, но после работы эти же люди в забитых досками тайниках превращались в ремесленников-оружейников, которые из вынесенных из цехов заготовок умудрялись делать замечательное оружие.

Именно этого ждали в лесу, так как оружия все еще не хватало. Вопрос об оружии постоянно оставался главным на повестке дня, о нем заботились, как о самом бесценном сокровище. Поэтому особо памятными событиями в жизни партизан были дни, когда прилетали самолеты с оружием и боеприпасами. По радио устанавливалась связь с советским командованием, назначались день, час, место и опознавательные знаки. Партизаны с напряжением вслушивались в шум леса, пытаясь уловить в нем знакомый рокот двигателей самолета.

На полянах в установленном порядке разжигались костры, а в ночное небо взвивались красные либо зеленые огни ракет. Это были знаки радостных приветствий. Летчики отвечали сверху миганием огней и дружественным покачиванием крыльев. Затем со звездного неба на парашютах спускались мешки, к которым с радостным волнением бежали партизаны. Они бережно собирали все сброшенное, рассматривали его со всех сторон, осторожно перебирали и складывали, заранее примечая для себя наиболее понравившееся оружие. Были и такие, которые прежде всего искали маленькие листки бумаги — письма. Несколько слов ободрения для них имели такое же значение, как и дополнительное количество боеприпасов. Письма приходили постоянно. Не ждали утра — при свете фонарика разбирали слово за словом, читали вслух, передавали из рук в руки письма, часто написанные на незнакомом языке. Надя, Катя или Женя, которые где-то за линией фронта именно для них готовили эти мешки, всегда находили минуту времени, чтобы написать несколько простых, но самых сердечных слов: «Дорогие партизаны! Желаем вам успехов в борьбе с гитлеровскими оккупантами».

Каждый по-своему представлял себе лицо этой Нади, Кати или Жени, но для всех это было лицо молодой, улыбающейся девушки, дорогой и доброжелательной.

Дни, в которые доставлялось самолетами оружие, были двойным праздником. К ним готовились почти торжественно, а приказ оборудовать место для приемки грузов был равнозначен награде. Здзих одним из первых был удостоен этой чести согласно распоряжению штаба. Не один партизан втайне завидовал ему тогда.

Удивительная была эта жизнь.

Теперь уже не шли в лес, как на маевку. Когда-то раньше в воскресные дни собирались вместе ребята и девушки, брали с собой мяч, мандолину и шли в лес с шутками и песнями. Платья ярких цветов, подчеркивающие гибкость молодых фигур, развевающиеся на ветру волосы привлекали взгляды парней, будили в них непонятную грусть. Они шли рядом, стараясь бравым видом показать мужскую зрелость, или бросали веселую шутку. Влюбленные выражали свои чувства скрытым от посторонних глаз сильным пожатием горячих ладоней. Если же случался несмелый поцелуй в зарумянившуюся щеку или хотя бы только прикосновение губ, этого было достаточно для долгих вечерних размышлений.

Война стальным грохотом вторглась в их лес, в их дома, в их жизнь. Былые забавы представлялись теперь какими-то далекими и несущественными.

Жизнь ежедневно ставила перед ними все более трудные и важные проблемы, которые они пробовали решать. Мир их был небольшим, но сложным; он замыкался главным образом в Островце и прилегающих к нему лесах. Тем не менее они знали, что этот мир не единственный: где-то за Островцом есть люди, которые руководили также и их жизнью. Из ближних и дальних районов доходили сведения о растущей силе сопротивления, увеличивающемся числе польских и советских партизанских отрядов.

Русских в то время еще хорошо не знали. Ходили разные слухи. Особенно в первые годы войны можно было услышать язвительные замечания о том, что они небритые, что шинели у них необшитые, а штыки привязаны шнурками… А в таких неподшитых шинелях нельзя выиграть войну. С тем большим удивлением обсуждались приходящие позднее с Восточного фронта известия о том, что Советы гонят гладко выбритых гитлеровцев. Первоначальные расчеты доморощенных знатоков военного искусства рассыпались в прах перед лицом фактов, подтверждение которых можно было найти даже в сильно завуалированных сообщениях немецкого верховного командования, помещаемых в местных газетенках.

В этом трудном для восприятия мире неисполнившихся предсказаний и неожиданных событий парни из Островецких лесов пробовали узнать, что такое правда. В этом помогали им старшие товарищи: Длинный Янек, Дядя, Быстрый, Фелек, Антек и другие.

В лесной чаще запутанных вопросов и проблем нетрудно было заблудиться без проводников.

На лесных тропинках произошла встреча с организацией «Свет». Было неизвестно, как о ней судить. Постепенно ее узнали лучше: под этим названием скрывались люди с такими же целями, которые поставила перед собой Армия Людова. Подозрительность сменилась сердечностью, которая спаяла обе организации в единое целое.

Трудная и удивительная была эта жизнь. Но и в этой лесной чаще молодежь чувствовала себя все увереннее, все надежнее для нее становились партизанские стежки.

 

Нападение на Илжу

По-настоящему еще никто точно не знал, что и как, но партизанское чутье подсказало, что предстоит что-то важное.

В тени приземистой сосны проходило совещание. Горец в задумчивости гладил свои розовые щеки и всматривался в извилистые линии, начерченные палкой на песке Локетком из отряда «Свет». Береза, напоминавший Юреку своей внешностью Костюшко, портреты которого он встречал в школьных учебниках, горячо спорил с Сашкой. Сашка, присев на одно колено, внимательно всматривался в появляющийся на песке рисунок и гладил рукой свои темные волосы, что всегда означало его полное внимание и сосредоточенность.

Нетрудно было догадаться, что подобная встреча опытных командиров и их отрядов не носила характера приятельской беседы, что за этим скрывалась какая-то цель, известная только этим четверым, сидящим под сосной.

Вид партизан производил сильное впечатление. Такой массы лесного войска, собранного вместе, Юреку еще не приходилось видеть. Партизаны расположились кто где мог, но отдавали предпочтение местам под деревьями или кустами: партизанская привычка. Солнце, дождь, засада ли — самое хорошее место.

Юрек вместе со Здзихом расположились под молодой сосенкой. Клен, опершись о ствол дерева, держал в губах стебель травинки и весело поглядывал в сторону приятелей. Безымянный расположился, как всегда, на некотором удалении, полностью углубившись в добытый откуда-то потрепанный довоенный «Устав пехоты».

Кен проводил занятия. В центре лежала разобранная винтовка. Вызываемые по очереди партизаны который раз подряд повторяли операцию по сборке оружия.

— Затвор состоит из следующих частей… — Лев прижал пожелтевшим от табака толстым пальцем стальную деталь и вынул затвор.

Сикорский, пододвинувшись ближе к Кену, смотрел внимательно, боясь что-либо пропустить. Это был паренек со слегка веснушчатым лицом и по-детски наивными голубыми глазами. В отряд Горца он пришел еще в 1943 году. Горец со своим отрядом находился в лесу, когда ему доложили, что часовые задержали какого-то мальчика.

Вскоре он, босой и оборванный, предстал перед ним, трясущийся немного от холода и слегка от страха. Над исхудавшими, впалыми щеками светились глаза, говоря о том, что хлопец простужен и голоден. Он был родом из-под Опатува. Горец распорядился накормить его и достал откуда-то немного поношенные ботинки и залатанную одежду. Когда уже казалось, что вопрос с ним на том и кончится и паренек пойдет себе, откуда пришел, он неожиданно появился перед Горцем.

— Ко-ко-командир, — сказал он, заикаясь, — мо-мо-можно ли мне о-о-остаться в вашем отряде?

Глаза его выражали такую горячую просьбу, что трудно было отказать ему. К тому же он просто не знал, куда ему идти. Горец принял его в свой отряд. С тех пор паренек ходил за ним как тень. Под его опекой командир мог чувствовать себя в безопасности. Однажды Горец вызвал его к себе.

— Ну так что ж, — сказал он, — ты теперь уже старый партизан и поэтому должен иметь псевдоним. Как бы ты хотел называться?

— Си-Си-Сикорский, командир!

И стал Сикорским.

Горец не ошибся в нем. Мальчик был всегда готов выполнить любой его приказ. Когда в ходе постоянных реорганизаций ему грозил переход в другой отряд, он глядел на командира без единого слова, но таким взглядом, что было бы преступлением удалить его от себя.

Лев, усвоив принцип взаимодействия отдельных частей затвора, положил его на траву.

— А как называется эта часть? — Кен окинул взглядом всех присутствующих и остановил его на Сикорском.

Паренек покраснел, глубоко вздохнул: — Это вы-вы-вы…

— Это тебе не автомат, — сказал Клен и засмеялся.

— Помолчал бы! — Здзих холодно поглядел на Клена.

Сикорский никогда не обижался на подобные шутки, но Здзиху всегда казалось, что они сильно ранят мальчика.

— Прекратить разговоры, — вмешался Кен. Сикорский тем временем пришел в себя.

— Это выбрасыватель, — без запинки выпалил он, и губы его в радостной улыбке разошлись от уха до уха.

— Ну как, Клен, видал? — встрепенулся Здзих.

— Молодец! — сказал Кен. — Кто еще раз повторит?..

На другой стороне поляны неожиданно раздалась песня:

«Калинка, калинка, калинка моя…»

Пели советские партизаны, которых судьба разными дорогами привела в Островецкие леса. Это были главным образом бывшие пленные, сбежавшие из лагерей и тюрем. Некоторые из них пришли из-за Вислы и, как гласила молва, ненадолго задержались здесь, с тем чтобы в соответствии с полученным приказом выступить куда-то в Прикарпатье. Были среди них парни рослые и крепкие, были также и небольшие ростом, но стойко переносившие тяготы и лишения дальних переходов без отдыха, голод и непогоду, бессонные дни и ночи.

Сашка был высоким брюнетом, волосы зачесывал назад. Он носил лихие усы и имел быстрый взгляд. Его знали здесь все. Пришел он сюда откуда-то из приуральского колхоза и освоился в здешних лесах. Города и поселки также не были для него чужими. Появлялся он неожиданно в наиболее оживленных местах, подходил к немцам, заводил с ними разговоры, держа палец на спусковом крючке пистолета, спрятанного на груди под пиджаком, и вынимал оружие в тот момент, когда этого меньше всего ожидали. Только тогда враги догадывались, что это именно тот долго разыскиваемый ими Сашка, когда он исчезал, оставляя за собой трупы жандармов как память о своем пребывании.

Была, однако, у Сашки известная слабость: был он не прочь пригубить чарку. Только тот, кто не знает партизанской жизни, мог бы осудить его за это. Выпить умел, но водке никогда не поддавался: он управлял ею, а не она им.

Однажды в новогоднюю ночь на сорок четвертый год, когда снег от мороза на улице скрипел под ногами, он зашел в один знакомый дом в Денкувеке под Островцом, чтобы «отогреться» под крышей. Хозяин для этого всегда имел испытанное средство. И теперь оно сразу же гостеприимно появилось на столе. Они поговорили немного о том, о сем, и, так как ничто не предсказывало опасность, Сашка решил немного вздремнуть на чердаке. Однако глаза какого-то шпика выследили его. Проснулся только тогда, когда немцы уже ломились в дверь. Сашка выглянул через окошко в крыше: дом был окружен со всех сторон. Не было даже времени, чтобы одеться, и он, осторожно раздвинув доски, бросил две гранаты прямо в чернеющие на снегу фигуры. Как только стих грохот взрывов, спрыгнул в толпу остолбеневших от неожиданности жандармов, а затем, белый на фоне белого снега, исчез.

Когда он в несколько необычной одежде добрался до своих, они от удивления даже встали.

Сашка спокойным движением пригладил волосы и громко рассмеялся:

— Ну что же, товарищи? Ведь это маскировка!

Нет ничего в том удивительного, что среди партизан укоренилось мнение, что если Сашка в отряде, то им не может грозить никакая опасность. Но одновременно существовало убеждение, что его присутствие указывает на предстоящие важные события. Так было и в этот раз.

Взоры партизан с любопытством обращались в сторону командиров. Всем не терпелось узнать, что готовится в «штабной кухне». Было видно, что все шло в соответствии с планом, потому что не прошло и часу, как командиры разошлись по своим отрядам и Горец подошел к Кену.

— Собери ребят.

Сам Горец стоял в стороне и наблюдал. Он мог положиться на Кена, которого уважали. «Этот не даст спуску», — говорили о нем. Кен действительно любил дисциплину в отряде. Не криком, а твердым, решительным голосом и взглядом он принуждал к послушанию. Именно за эти качества его ценил Горец, и на этой почве они нашли общий язык.

— Докладываю, командир, отряд в сборе, — отрапортовал Кен.

Горец подошел ближе и окинул взглядом шеренгу.

На лице Кена застыла его обычная веселая улыбка. Лев внимательно вглядывался в глаза командира, Сикорский смотрел на него глазами, полными обожания и преданности. Здзих и Юрек глядели ему прямо в лицо, чувствуя себя в строю несколько напряженно, как новички. Стальной, второй после Сикорского объект шуток Клена и Лёлека, стоял несколько ссутулившись, внешне безразличный, а по существу внимательный и настороженный.

— Слушайте, ребята, — .начал Горец не официальным, а обычным, ежедневным тоном, чтобы было по-свойски, по-семейному, — есть работа, причем хорошая работа.

Он сделал небольшую паузу. Большой шмель гудел над лесным цветком, привлекая к себе взоры стоящих партизан.

— Захватим город! — выпалил Горец.

Он знал, какую реакцию вызовет это предложение. Изумление партизан, по его мнению, было вполне обоснованным.

— Районный город, — добавил он минуту спустя, — Илжу. Мы должны удержать его два-три часа. Задачей нашего отряда является прикрытие дороги со стороны Стараховице, захват почты, аптеки, банка. Другие займутся складами. Мы обязаны пополнить наши запасы продуктов, лекарств, одежды. Вероятно, нет необходимости добавлять, что наша операция имеет большое моральное значение. Это станет одновременно демонстрацией нашей силы, повысит дух населения, припугнет немцев…

Партизаны слушали его со вниманием, схватывая слова на лету.

— Нападением на жандармский и полицейский пункты займутся другие…

— Жаль, — совершенно не по уставу произнес Лось.

— Совсем не жаль, — подхватил Горец. — В Илже есть наши люди, которые будут взаимодействовать с нами. От нас зависит, чтобы они не стали потом объектом репрессий. Поэтому убивать можно только в случае крайней необходимости…

— Но там есть также и фольксдойче! — не сдавался Лось.

— Дать им прикурить, чтобы знали, что родина помнит, — предложил Клен.

— Прекратить разговоры! — призвал к порядку Горец. — Повторяю: от нас зависит, чтобы вся операция прошла бескровно. Я думаю, что не надо пояснять, что это еще более затрудняет и осложняет нашу задачу. Естественно, в случае необходимости… — Он сделал головой разрешающий жест. — Вопросы есть?

Вопросов не было. А в действительности их было столько, что трудно выбрать самые главные. Поэтому каждый задумался и молчал. Сбор уже утратил свой служебный характер и превратился в общее совещание.

— До Илжи изрядное расстояние, — проговорил Стальной.

— Верно, — важно подтвердил Клен. — На лошади туда никогда бы не доехал…

Партизаны прыснули от смеха. Все помнили, как Стальной, взяв коня из конюшни помещика, уснул во время ночного похода и проснулся… в конюшне, из которой вечером выехал.

— Разве только если бы конь был из Илжи, — добавил Лёлек.

— Оставьте его в покое, — вмешался Здзих.

Стальной не умел огрызаться. Он подавлял в себе реакцию на все колкости, не имея, по существу, обиды на товарищей. Посмеяться было необходимо, и для этого должен быть найден объект. Трудно, конечно, но Стальной вынужден был согласиться с этой ролью.

Откровенно говоря, и Юрек, и Здзих немного были разочарованы тем, что в Илже нельзя будет пострелять. Однако мысль о предстоящей операции будила в них неизвестное до сих пор чувство, они уже предвкушали то, что должно было наступить.

Захват районного города, в конце концов, не был простым делом, и такие события относились, мягко говоря, к довольно редко случающимся.

К вечеру отряды были готовы к походу. Партизаны тщательно проверили снаряжение. Все было обернуто и упаковано так, чтобы в мешках совершенно не осталось свободного места. Сердце Здзиха, когда он увидел, как длинная цепочка людей углублялась в лесную чащу, переполнялось гордостью. «Это ведь настоящая армия», — подумал он.

Когда рассвет коснулся верхушек деревьев, отряд остановился на привал. До Илжи было уже рукой подать. Вечером наступающего дня отсюда должна была начаться операция. Залегли, как обычно, под прикрытием кустов. Скрутили толстые самокрутки и закурили, пытаясь этим снять нервное напряжение, которое каждый стыдливо скрывал друг от друга. Но человек всегда остается человеком. Чувство страха испытывает любой, не всякий только может его контролировать. В этих случаях обычно делали мину бывалого человека и неискренне говорили: «Ты что, думаешь, что у меня сердце в пятки ушло? Ничуть не бывало!». Все так говорили, и никто этому не верил. Но именно так надо было говорить. Необходимо было избавиться от страха, чтобы это чувство уступило решимости и отваге. Когда разговоры смолкали, это говорило о том, что в мыслях каждый был в милых сердцу местах: в Островце, Стараховице, Кельце или Радоме. В этих случаях никто никому не мешал молчать. Таким образом люди связывались со своими близкими, стараясь отгадать, что они делают именно в этот момент, когда он о них думает. От таких раздумий никто не был свободен, они чаще всего приходили к человеку в сумерки, перед боем, перед выполнением трудного, ответственного задания.

Расположились в деревне Чекажевице. От деревни осталось пепелище. Запора, который был родом из Чекажевице, долго стоял на дороге, стараясь узнать знакомые места. Тропки, которыми он столько раз бегал, исчезли под грудами пепла и недогоревших обломков. Кругом валялись поржавевшие обручи сгоревших бочек, измятые ведра, в грудах пепла торчали спинки железных кроватей. Над всем этим, как упершийся в небо палец мертвой деревни, торчала черная печная труба.

Запора вернулся в лагерь злой и задумчивый. Никто не обращался к нему с вопросами, не расспрашивал о подробностях трагедии. Он присел в сторонке, охватил голову ладонями и молчал. Здзих поглядел в его сторону, хотел что-то сказать, но вовремя остановился. Сикорский на минуту отвлек его внимание от Запоры.

— Плохо дело с ногами, посмотри!

Здзих потянулся за фонариком, включил его и взглянул. Ступни и пятки Сикорского покраснели и вспухли.

— Стер!

— Да, видишь вот!

— Носки целы у тебя?

Сикорский развел руками.

— У меня их совсем нет!

— Ну что с тобою делать? — Здзих немного помедлил. — Подожди-ка!

Сикорский с удивлением смотрел, как Здзих стаскивает ботинки и снимает носки.

— Бери, — Здзих бросил носки на траву.

— Ты что? — возмутился Сикорский.

— Бери и не разговаривай! — И надел ботинки на босые ноги. — До Илжи дойду и так…

Раздался сигнал к выступлению. И снова отряд длинной цепью втягивался в ночь. Партизаны шли вдоль рельсов узкоколейной железной дороги. Ноги спотыкались о шпалы, под ногами шуршала щебенка. По обеим сторонам стоял лес, молчащий и пахнущий свежестью, маем. Люди двигались в этом зеленом туннеле тихо и почти бесшумно. Горец, Сашка и Береза шли впереди, за походным охранением. После двухчасового марша остановились на краю леса.

В поле поднялись два силуэта. Сашка вскинул автомат, раздался звук взводимого затвора.

— Стой, кто идет? — отрывисто спросил Береза.

— Свой!

— Пароль?

— Радом! Отзыв?

— Рабка!

Подошли ближе. Это оказались люди Локетка из Илжи. Они нервничали, боясь, что операция не удастся. Десятки предположений, каждое из которых в партизанской жизни могло быть возможным, наполняли их беспокойством за исход сегодняшней ночи.

В ожидании время всегда тянется медленно. Встреча, однако, произошла точно в назначенное время.

— Телефонные линии перерезаны. Все подготовлено, — поспешно доложили подошедшие.

Во мраке вырисовывались расположенные низко в котловине покосившиеся и прогнувшиеся избушки, над которыми высилась щербатая башня старого замка.

Майские ночи коротки. Необходимо было приступать к выполнению задания, так как с наступлением рассвета преимущество будет на стороне врага. Сашка собрал командиров, напомнил задачи, распределил обязанности.

Береза вместе с проводниками из Илжи двинулся в сторону складов, советские партизаны поспешили в направлении жандармского поста. Горец двинулся в сторону аптеки, банка и почты.

Юрек испытывал большое беспокойство: Горец выделил его в состав группы по охране шоссе со стороны Стараховице. Он кинулся в сторону города, стараясь убедить командира в необходимости его участия в операции в самых ответственных местах. Горец коротко отрезал:

— Приказ! Понимаешь?

Юрек медленно поплелся в указанном направлении. Группа залегла вдоль обочины шоссе, направив винтовки в сторону, откуда могла подойти к городу возможная помощь.

К складам подъезжали подводы. Партизаны из отряда Березы уже начали укладывать в них первые трофеи, когда в городе, где находился жандармский пост, раздался взрыв гранаты и затрещали автоматные очереди.

Жандармы скрывались за заложенными мешками окнами, ведя беспорядочный огонь. В соответствии с планом захват поста не предусматривался, необходимо было только парализовать его, не допустить, чтобы немцы могли сорвать операцию, главной целью которой были склады.

Неожиданная атака ошеломила гитлеровцев, которые, не зная сил противника, стреляли вслепую, куда попало, в ночь, которая внезапно стала угрожающе опасной. Вызвать подмогу было невозможно — телефонные трубки, снятые с рычагов аппаратов, молчали.

Окруженные со всех сторон, вынужденные рассчитывать только на собственные силы, немцы оказывали отчаянное сопротивление, как люди, которым нечего терять. Ни один из них не осмелился вырваться из этого пекла, ни один не пробовал уйти из окруженного строения.

А именно этого добивались партизаны…

Горец ударил ногой в дверь здания почты. Она была закрыта. Он сильнее нажал на нее плечом, упираясь ногами в порог. Дверь тихо затрещала, но не подалась. Какая-то тень мелькнула рядом и скрылась за углом. Горец крепче стиснул рукоять пистолета. Он всей своей тяжестью ударил еще раз в дверь.

За дверью послышался чей-то испуганный голос:

— Кто там?

— Откройте! Армия Людова!

Щелкнул замок. Двери распахнулись. На пороге стоял пожилой мужчина в нижнем белье, бледный от испуга.

— Спокойствие! Вам ничто не грозит…

Горец переступил порог почты.

Перед ним стояли люди, выселенные из Познаньского округа, а теперь используемые для работы на почте.

— Как пройти в контору? — спросил Горец.

Все поспешно указали на боковую дверь. Пораженные внезапным вторжением ночных пришельцев, они все еще не разбирались в том, что происходит и чего от них хотят.

Клен, который появился вслед за Горцем, смотрел на них, немного усмехаясь.

— Все из-за этой срочной телеграммы, — флегматично сказал он, жуя корку хлеба.

Горец взглянул на него.

— Что ты плетешь, какая телеграмма?

— Как это какая, командир? Гитлеру. Чтобы он нас куда-нибудь поцеловал!

Горец невольно улыбнулся: «У этого всегда что-нибудь на уме». Дверь в контору была открыта. За перегородкой, разделяющей комнату, стоял телеграфный аппарат. Здзих обеими руками поднял аппарат и со всей силой ударил его о пол.

— Заткнись, наконец!

Клен рьяно уничтожал почтовое оборудование. Познаньцы наконец пришли в себя. Испуг исчез с их лиц. Они были бы абсолютно довольны, если бы не страх перед возмездием со стороны немцев.

— Но…

Горец догадался, что они хотели сказать.

— Вам нечего бояться, — успокоил он их, — весь город в наших руках.

В направлении, где находился жандармский пост, раздалась новая автоматная очередь, которая была прервана взрывом гранаты.

— В комнату, где лежат посылки!

В темном помещении в несколько ярусов стояли посылки, приготовленные для отправки в Германию. Надо было их забрать.

— Подать сюда подводы! — крикнул Горец, высунувшись в окно. Под стеной снова мелькнула чья-то тень. Горец выхватил пистолет из кобуры, и в ту же секунду из темноты показалась улыбающаяся физиономия Сикорского.

— А тебе что здесь надо?!

— Я… я… так, к-командир… На… на всякий с-случай…

— А я уже тебе в лоб хотел пальнуть. И тоже на всякий случай…

Клен и Здзих выносили ящики с посылками. Их количество увеличивалось с каждой минутой. Горец бегло просматривал письма, предназначенные для отправки. Некоторые из них могли бы пригодиться. Он сунул в карман толстый пакет и осмотрелся кругом. Контора представляла собой живописное зрелище.

— Ну, теперь у вас будет отпуск! — шутя, обратился он к познаньцам. Те ответили ему улыбкой.

— А теперь в аптеку!

Одна из подвод направилась в сторону установленного пункта сбора, другая — к аптеке. Здесь дело обстояло значительно проще. На партизанские болезни всякое лекарство могло пригодиться. «От йода до касторки», — как говорил Клен. Дверь открыли быстро. На полках белели фарфоровые баночки, которые сгребали не глядя. Вату, бинты в беспорядке бросали в телегу. Одежда партизан пропиталась аптечным запахом, в носу щекотало от разных порошков. Грузили все подряд и как попало. Со всем этим должны были разобраться доктор Анка и советские врачи. Партизанам было приказано забрать как можно больше.

Здзих бегал от подводы к аптечным полкам. Двигал груды банок, бутылки и баночки. Глаза его блестели от избытка чувств и впечатлений. В отдалении, в городе, раздавались короткие автоматные очереди и одиночные выстрелы.

Основательно опустошенная аптека зияла пустыми полками.

Здзих вытирал со лба пот, он очень устал, но был рад.

— Ну, а теперь в банк! — распорядился Горец.

Возвращались в сторону города. Незнакомый житель Илжи добровольно сопровождал их по темным извилистым улицам.

— А может быть, командир, займемся воспитанием?.. — осторожно спросил Клен.

— Каким воспитанием?

— Ну, этих… фольксдойче… — Он уже вытаскивал тонкий, видавший виды ремень из поношенных штанов.

— Черт с тобой, — махнул рукой Горец.

Клен воспринял это как разрешение.

— Старый метод, старый, — ворчал он, идя в направлении города, — но на разговоры не имеем времени.

Двери банка были открыты. Горец пошел в помещение, где находилась касса, туда же за ним как тень проскользнули Сикорский, затем Здзих с Лосем. Сашка появился тут же перед ними.

— Холера! — сказал он, увидев входящих, — деньги есть, а взять невозможно, — говорил он, указывая на металлический сейф.

Горец потрогал замок: — Не подступишься…

— С противотанковым ружьем — вот тогда другое дело! — сказал кто-то из русских.

Но противотанковых ружей партизаны не имели.

Береза и его люди грузили содержимое складов на подводы, которые подъезжали одна за другой, как на железнодорожной товарной станции. После загрузки телеги уходили в направлении пункта сбора. Особо ценным трофеем явилось… шелковое белье, не из-за привлекательности, понятное дело, а… из-за вшей, которые не заводились в нем. Немцы знали это очень хорошо и потому все чаще направляли своим солдатам шелковое белье. Теперь оно пригодилось партизанам.

Выстрелы около жандармского поста становились все реже. Немцы по характеру операции быстро сделали вывод, что какое-либо сопротивление с их стороны бесполезно.

Илжа в течение трех часов находилась в руках партизан. В представлении немецкого гарнизона число отрядов, принимавших участие в операции, превосходило всякие возможные предположения.

В эту ночь посты, обеспечивающие охрану дорог, ведущих в город, могли быть совершенно спокойны: ни один из ближайших гарнизонов оккупантов не выступил на помощь Илже. Немцы ожидали рассвета, но до наступления утра операция должна быть закончена.

Вскоре после часа ночи в воздух взвилась белая ракета. Отряды заканчивали выполнение своих заданий и подтягивались к условленному месту. Юрек восхищенно наблюдал, как из города тянулся длинный караван подвод. Командиры торопливо проверяли состояние своих отрядов. Все были налицо.

Над темной стеной леса начинало светлеть, когда соединившиеся отряды быстрым маршем вышли из Илжи…

Коротки майские ночи. День нарождался прямо на глазах. Его наступление чувствовалось в первом теплом дуновении ветерка, щебетании пробуждающихся птиц. Погожая заря обещала жаркий день.

Ночь была помощницей партизан, в то время как день играл на руку врагу. Всем было ясно, что на рассвете в Илжу придут поднятые по тревоге немецкие отряды из ближайших гарнизонов, поэтому партизаны как можно быстрее должны были уйти от места операции, увезти трофеи, скрыться в безопасном месте.

Сашка, Береза и Горец отдали приказ своим отрядам идти самым быстрым маршем. Партизаны двигались через неудобные для них Кунувские леса, не имеющие подлеска и росшие на песчаном грунте. Каждую минуту можно было ожидать погони. Необходимо было ввести в заблуждение возможных преследователей, замаскировать следы. Отряды продвигались зигзагами, избегали прямых и проторенных дорог, углублялись в лес, неожиданно выходили на редко встречающиеся поляны и снова скрывались в лесной чаще.

— Быстрее, быстрее! — торопили своих людей Береза и Горец.

— Скорее, скорее, ребята! — вторил им Сашка.

А поход был для них непривычным, так как идти пришлось в дневное время. До сих пор они передвигались только ночью. Странной казалась им длинная цепь людей, темной извилистой линией петляющая в лесу. Люди отвыкли от дневной духоты — ночная прохлада обычно освежала их вспотевшие лица. Теперь же зной обдавал их жаром, мокрые рубашки прилипали к телу. Оружие казалось вдвойне тяжелее. Жара усиливала усталость. Наиболее ослабевшие шли рядом с подводами, опираясь рукой на их края. Скрипели колеса, вязли в сыпучем песке. Блестела на солнце каштановая шерсть потных лошадей, фыркающих от жажды, вязнущих в песке по щиколотку.

Зной становился все более изнуряющим, пот заливал глаза, сухой язык напрасно старался увлажнить спекшиеся губы.

В полдень жара стала невыносимой, но командиры не разрешали сделать даже самого короткого привала. Бывали минуты, когда хотелось оторваться от этого заколдованного каравана, повалиться в тень ближайшего дерева, пить влагу хотя бы из зеленых листьев. Однако какая-то сила толкала людей вперед, уже не рассудок, а инстинкт подсказывал, что надо идти.

На склонах песчаных холмов измученные лошади останавливались, и тогда десятки плеч упирались в подводы, напрягались мускулы увязнувших в песке ног, и метр за метром подводы двигались вперед.

Иногда казалось, что наступил предел, что уже никто и ничто не в состоянии заставить людей идти дальше. Но откуда-то брались силы, появлялась энергия.

Зеленый, который недавно прибыл в отряд, шел рядом со Здзихом и Юреком. Ребята вытирали лоб рукавом, молча посматривали друг на друга. Солнце пекло их лица, раскаленный песок жег ступни ног.

Спустя несколько часов похода сухощавое измученное лицо Зеленого исказилось от неожиданной боли.

— Я не выдержу, — с трудом прошептал он. — Пить…

Ни Здзих, ни Юрек не произнесли ни слова. Не было смысла говорить слова утешения. В этом проклятом лесу нельзя было рассчитывать на то, что они наткнутся хотя бы на лужу, а в деревни они не заходили. Селения всегда располагаются при дороге, а дороги теперь особенно опасны.

— Пить, — шептал Зеленый, беспомощно оглядываясь вокруг.

Немного позади шли Клен и Сикорский. Сикорский раздобыл в одном из илжеских складов новые ботинки и ежеминутно украдкой поглядывал на них. Ботинки были новые, хорошие и прочные. Правда, немного жали, поэтому он слегка хромал, кривясь от боли, но тем не менее был доволен своим трофеем.

— Ну и угораздило тебя! — качал головою Клен. — Далеко так не уйдешь…

Сикорский неуверенно поглядел на ноги.

— Чего ты?

— Они не на твою ногу.

Ботинки действительно жали, но ведь они были в самый раз, когда Сикорский примерял их.

— Да нет, ничего, — сказал он неуверенно. Клен наклонился, оглядел и покачал головой.

— Не подходят! — заявил он авторитетно. — Ботинки из города, а ноги из деревни.

Сикорский прибавил шагу. Он никогда не мог договориться с Кленом.

— Пить! — застонал Зеленый так, что даже Клену стало его жаль.

— Пить, пить! — со злостью произнес он и взглянул на повозку с лекарствами. — Касторки я тебе не дам. Всю дорогу испортишь, и немцы сразу найдут нас.

Зеленый вытер высохшие губы. На зубах неприятно заскрипел песок.

— Йоду тоже, не дам тебе, — продолжал Клен, — ты хоть и нытик, но все же товарищ. Ну что, что тебе дать, что?..

Неожиданная мысль пришла ему в голову. Он кинулся к идущей сзади подводе.

— Слушай, — обратился он к Стальному, — человек умирает, не поможешь ли ему чем-нибудь?

— Что тебе надо?

— Зеленый умирает от жажды. Дал бы ты ему что-нибудь попить.

— Ты что, с луны свалился? — удивился Стальной. — Не водки же дать ему?

Из складов в Илже забрали несколько ящиков водки, которые Сашка приказал охранять особенно тщательно.

— А почему бы и нет?

— Ты с ума сошел!

— Дай ему, Стальной, дай. Водка, я слышал, лучшее средство от жажды!

Стальной недоверчиво поглядел на приятеля, стараясь уловить в этом какой-нибудь новый подвох. Но лицо Клена было серьезным.

— Ну что, дашь? — на этот раз со злостью спросил Клен.

За это могло здорово влететь от Сашки. Стальной на продолжительное время задумался, затем решился окончательно:

— Зеленый, иди сюда…

Тот, увидев поданную бутылку, опешил:

— Что это?

— Ты хочешь пить?

— Да, но не это. — Он огляделся вокруг.

— Пей! Это от жажды очень помогает! — с видом знатока кивал головой Стальной.

Зеленый взял бутылку и двинулся вперед.

Пополудни Сашка наконец решил объявить привал в густо заросшем лесу. Партизаны уже далеко отошли от Илжи.

Подводы остановились на краю поляны. Люди с наслаждением садились на разогретый песок. Только теперь можно было поделиться с товарищами всеми впечатлениями от операции.

Полуденный зной уже прошел, и партизаны испытывали удовольствие от дуновения ветра. Командиры собрались обсудить, как спрятать добытые трофеи. Решили перебрать их и укрыть по крайней мере в нескольких местах. Но в первую очередь надо было восполнить недостатки снаряжения отрядов.

Приказ об отдыхе улучшил настроение. Люди сняли рубашки и обувь, чтобы дать отдых спинам и усталым ногам. Выставленный караул обеспечивал безопасность. Посыпались воспоминания о недавней операции, раздался первый громкий смех, кто-то попробовал запеть.

Отряды отдыхали.

Ничто не говорило о тревоге, но одиночный, неожиданный винтовочный выстрел поднял всех на ноги. Стреляли где-то неподалеку от лагеря. И самым удивительным было то, что часовые не подавали знаков тревоги. Сашка немедленно послал людей выяснить, в чем дело.

Минуту спустя трое вышли из леса. Два партизана вели под руки Зеленого, который шел неуверенным шагом.

— Уснул, вражий сын… А во сне…

Вид Зеленого показался Сашке несколько подозрительным.

— Дыхни!

Зеленый сжался и втянул голову в плечи.

— Дыхни!

Причину такого крепкого сна Зеленого Сашка определил быстро.

— Ничего себе! Под суд пойдешь! — сказал он твердо.

Клен беспокойно завертелся на месте. Он не думал, что дело примет такой оборот.

— Командир! — он смело выступил вперед. — Тут есть и моя вина.

Сашка терпеливо до конца выслушал Клена. Суровое выражение постепенно сошло с его лица.

— Ну хорошо, хорошо, — махнул он рукой, затем на минуту задумался, поглаживая рукой бороду. — А водка где, на подводах?

— На подводах!

— Везите ее сюда!

Партизаны бросились к телегам.

Все говорило о том, что Сашка сменил гнев на милость, если, сам приказал привезти водку. Зеленый уже не мог быть наказан.

— Подводы с водкой к командиру! — крикнул Клен, обрадованный таким исходом дела.

Две телеги остановились перед Сашкой.

— Снимите эти ящики!

Партизаны сняли ящики и поставили их в ряд.

— Открывайте!

Крышки поддавались с трудом. Внутри показались ровные ряды бутылок, в которых весело колыхалась прозрачная жидкость.

Сашка медленным безразличным движением вынул бутылку и ударил ею о дерево. За первой последовали остальные. Звенело разбиваемое стекло, в воздухе стоял запах алкоголя. Водка впитывалась в горячий песок.

Через час отряды продолжали свой путь.

 

В отряде Олека

Василь оторвал кусочек бумаги, насыпал табаку, скрутил толстую самокрутку и зажал ее в зубах. На ее конце взвился клуб дыма и огня. Василь пальцем сбил черную, обгоревшую бумагу, затоптал ногой упавшие на землю искры и взглянул на Юрека.

— Ну что, сынок, грустно тебе?

Юрек уже привык к тому, что этот пожилой человек всегда отгадывал его мысли. Действительно, он думал сейчас о своих, хотя и этих людей, с которыми он провел последнее время, нельзя было назвать чужими.

После операции в Илже, на перегруппировке в Максимилианове, приказом командования Юрек был направлен во вновь созданный отряд лейтенанта Олека.

Олек в партизанах был давно, воевал в отряде Сашки и был выдвинут командиром другого отряда. Кряжистый, среднего роста, с быстрым взглядом светлых глаз, он мог моментально оценить ситуацию и так же быстро принять соответствующее решение. Он казался суровым человеком, но слегка курносый нос выдавал веселый характер. Сашка умел разбираться в людях, он и в этот раз не ошибся.

Здзих был направлен в спецгруппу. Откровенно говоря, он хотел остаться у Горца, но неожиданно в отряде появился его отец — Быстрый, которому стало небезопасно оставаться в Островце. Здзих не хотел быть в одном отряде с отцом, и не потому, что у него было мало сыновьего уважения и привязанности к отцу. Причины были как раз противоположные.

— Незачем, папа, — решил он. — Вместе нам будет трудно. Я на тебя буду оглядываться, ты на меня, какая это будет война…

С ним согласились. Здзих сердечно попрощался с отцом, который вместе с отрядом Горца ушел в Сташовске на встречу с отрядами Батальонов Хлопских, а сам пошел в отряд Кена, который стал командиром спецгруппы. С Юреком они обменялись сердечным и сильным рукопожатием.

Сначала Юрек чувствовал себя как-то неловко среди незнакомых людей. Он с удивлением отмечал, как эта неловкость растворялась в сердечной теплоте непосредственных отношений. Уже несколько дней спустя ему казалось, что он знает всех очень давно. Эти люди обладали удивительным даром вызывать к себе симпатию. Их грубость была нарочитой, внешней. Они размягчались при самом Легком воспоминании о родных, а грустные мелодии песен вызывали на их лицах отпечаток тоски и раздумья.

Ближе всех Юрек сошелся с Василем. Симпатия их была взаимной. Василь называл его сынком, а Юреку импонировали его зрелость, опыт, знания. Василь был музыкантом, точнее, скрипачом, во что Юреку было труднее всего верить. По его мнению, автомат больше подходил Василю, нежели скрипка. Василь же при одном слове «скрипка» печально качал головой.

— Хотя бы гармошка какая-нибудь…

Но на гармошку, однако, ни разу не удавалось наткнуться. Тоску по музыке Василь заглушал иначе. В свободные минуты он собирал вокруг себя партизан, распределял их по голосам и дирижировал хором. Люди пели, следя за движением его рук:

Расцветали яблони и груши…

При каждой фальшивой ноте на лице Василя появлялась гримаса, он махал рукой, и все начиналось сначала. Когда кончали одну песню, принимались за следующую:

Там на горе цыгане стояли…

Все подхватывали припев:

Стояла, думала Цыганочка молода.

Но не отдых, однако, был главным для них. Приходилось покрывать переходами большие расстояния. Партизаны портили немцам нервы неожиданными операциями, пускали под откос поезда, идущие на восток, сеяли панику в гарнизонах, укрывшихся за бетонными стенами бункеров.

Перемешались польские и русские ряды. Вопрос заключался не в том, кто командует, а в том, кто крепче бьет немцев.

Если кого и не хватало Юреку в отряде Олека, так это прежде всего Здзиха и Богуся. Здзих в спецгруппе Кена выполнял непосредственные распоряжения штаба, и встречи их были редкими и случайными. О Богусе не было ничего слышно, по-видимому, он по-прежнему был связным и, как всегда, проклинал все поезда.

Кроме Юрека в отряде Олека было еще несколько поляков. Вместе им было свободнее и веселее, особенно в первые дни, когда они еще не познакомились с остальными. Они совершали далекие ночные переходы, в которых люди спали на ходу. Как тени двигались они среди деревьев, каким-то чудом угадывая указанное направление, не теряясь и не блуждая. А когда удавалось задержаться хоть на минуту, ими овладевал внезапный и непробудный сон, устоять перед которым не было сил. Как-то во время одного из таких привалов Юрек присел в придорожной канаве и заснул. Проснувшись, он увидел устремленный на него взгляд Василя. В глазах партизана блуждал лукавый огонек.

— Ну, сынок, пошли…

Юрек встал, одернул пиджак, протянул руку к своей винтовке и… обмер. Ее не было. Он пошарил ладонью по земле, ощупал место, на котором лежал. Безрезультатно.

— Потерял что-то? — вытирая усы, спросил Василь.

Не говоря ни слова, Юрек вертелся на месте. Он хорошо помнил, как сел, как правой рукой обхватил винтовку, как оперся локтем о колено и… И дальше уже не помнил.

— Черт возьми, где моя винтовка?!

Василь тихо свистнул и с сочувствием покачал головой:

— Смотри-ка, винтовку потерял…

Юреку было трудно признаться, что потерял оружие, тем более что только недавно получил почти новую, прекрасную винтовку, с которой, не стыдясь, мог смело показаться на людях, не боясь вызвать с их стороны колкие замечания и остроты.

— А может, кто-нибудь из партизан взял? — подсказывал Василь.

Юрек бросился к идущим гуськом партизанам. Каждый из них усмехался и пожимал плечами:

— Нет, у меня своя винтовка.

Юрек опросил человек шестьдесят. Наконец он наткнулся на последнего, вооружение которого показалось ему слишком подозрительным.

— Послушай, у тебя две винтовки!

— Да, — ответил партизан таким тоном, как будто так и должно быть. — Пригодятся!

— Но одна из них моя.

— Твоя? Да я ее в лесу нашел. Как вы думаете, — обратился он к идущим рядом товарищам, — это винтовка Юрека?

— Его, его… — отозвалось несколько голосов.

— Пусть будет по-вашему! Возьми. Только береги ее, как родную мать.

Юрек не обиделся на партизана. Теперь, даже засыпая, судорожно сжимал свою винтовку, однако сон победить он не мог. После изнуряющего ночного похода сонливость валила его с ног, которые делались как ватные. Засыпанные песком глаза слепли от дневного света. Ему казалось, что он все отдал бы за минуту сна. В это самое трудное для него время Василь был всегда рядом.

Однажды их вместе направили в дозор. Они залегли под кустом на опушке леса, в котором расположился отряд.

Июньский день обжигал зноем. В лесу было душно, пахло земляникой. Над ржаным полем дрожало жаркое марево. Юрек уткнулся лицом в траву, пахнущую влагой, вдыхал ее запах. Голова была тяжелой и бессильно падала вниз, веки закрывались сами собой.

Василь лежал рядом, оглядывался по сторонам и жевал стебель травы.

— Сынок, а ты Венявского знаешь?

Юрек сонно встряхнул головой:

— Из Островца?

— Все тебе Островец да Островец, — засмеялся Василь. — Венявский, знаменитый польский композитор…

— Нет, не знаю, — сонно покачал головой Юрек.

— А после войны ты кем будешь?

Этот вопрос был таким далеким, что даже казался нереальным. И может ли вообще существовать другая жизнь, кроме той, которой они жили в настоящее время? Как выглядит незатемненный город, сияющий тысячами огней? Как выглядит ночь, проведенная в своей собственной кровати, ночь, тишина которой не нарушается сиреной автомобиля и шагами жандарма? И может ли вообще такое быть? Будет ли когда-нибудь такое время, когда можно пойти в лес, чтобы просто погулять в ясный солнечный день, а не ночью с оружием в руках?

— После войны… ого, когда это будет?

— Доживем, голубчик, доживем. К своим придем, к родным…

Эти слова вселяли бодрость, подкрепляли, от них веселей и радостней становилось на сердце. Мысленно Юрек пробовал представить себе сцену встречи с родными. Когда мечты его переходили в сон, удаляющийся голос Василя будил его новыми вопросами.

Юрек удивлялся этому необычному стремлению друга поговорить. Однако Василь объяснил ему причину своей словоохотливости:

— Не спи, сынок, а то и мне захочется.

Юрек обещал, что не уснет, и тут же начинал храпеть. Тогда Василь пододвигался ближе, осторожно укладывал Юрека так, чтобы мальчику было удобней, а сам, вздохнув, садился в тени ближайшего куста и уже за двоих внимательно осматривался вокруг.

В тот день отдыхали в молодом сосновом лесу. Василь лежал на боку и затягивался горьким дымом своей толстой самокрутки. На следующее утро они должны были расстаться. Не навсегда, конечно: партизанские отряды часто меняли свой состав. Те же самые люди встречались в разных отрядах. Но тем не менее это было расставание, а в такие минуты Василь особенно любил поговорить по душам.

— Скучаешь по своим? — снова, уже в которой раз, спросил он.

Юрек сделал движение головой, которое могло означать и «да», и «нет». Конечно, тосковал, но почему-то думал, что если сознается в этом, то обидит Василя.

— А вы не тоскуете?

— Хорошие вы ребята, но по своим, конечно, скучаю, — вздыхая, сказал он.

— Если фронт двинется, то и до нас дойдет.

— Да! А может, и мы через фронт прорвемся. Тогда ты у меня будешь гостем. Ох и угощу я тебя, угощу, сынок, родной…

Он сказал это с такой убежденностью, что Юрек даже увидел себя в гостях у Василя. Был там и рыбный суп — уха, были пельмени — маленькие аккуратные пирожки с мясом, были блины из черной гречневой муки, тающие во рту, и был, конечно, чаек, дымящийся, обжигающий губы, было то, что в своих воспоминаниях рисовал Василь, когда они разговаривали на эту тему.

Таким разговорам не было конца.

В путь двинулись, когда начало смеркаться. Солнце золотило верхушки деревьев, среди кустов предвечерняя прохлада чувствовалась все сильнее, лес, днем полный птичьего гомона, замолкал.

Наиболее тяжелыми были минуты перед наступлением ночи. Угнетала мысль об уходе из отряда, о том, что можно потеряться в темноте. Никогда не было известно, куда направится отряд, к тому же было легко потерять связь с идущими впереди и сзади, так как необходимо было соблюдать точно определенную дистанцию.

Иногда едва маячащая впереди тень человека, иногда тихий треск ветки укажет, в какую сторону необходимо повернуть. Но чем тише шел отряд, тем было безопасней. С этим был согласен каждый, и каждый должен был учитывать это. «Что ж, фонариком не посветишь!» — как обычно говорил Василь.

Как это все было непохоже на ту картину, которую они рисовали себе во время разговоров с Богусем и Здзихом! Тогда все казалось простым, ясным и прекрасным. В горячих головах рисовались приключения. На войну шли, как на игру, а в лесной жизни видели нечто романтическое. Присядешь где-нибудь под кустом, подождешь, пока придут немцы, и выпустишь в них столько свинца, сколько сможешь. Разгромишь гитлеровский отряд, нагонишь на немцев страху и с песней промаршируешь дальше или парадно, в бричках, отобранных у помещиков, поедешь в другие места, чтобы и там задать жару фрицам! А когда будешь проходить через деревню, девчата выйдут на дорогу и будут показывать:

— Смотрите, партизаны идут!

Между тем романтика уступала место горькой действительности, о которой напоминали надоевшие вши. От этой напасти невозможно было избавиться. Наиболее радикальным средством в борьбе со вшами были муравейники. На сухой иглистый стожок ребята обычно бросали брюки или рубашки и терпеливо ждали, пока маленькие трудолюбивые муравьи закончат работу. Затем просто два-три раза ударяли штанами или рубашкой о ствол дерева, чтобы избавиться от уже ненужных муравьев. Правда, часто случалось так, что спустя какое-то время оставшийся в складках одежды муравей своим укусом напоминал, что его не отблагодарили за оказанную им услугу.

Несмотря на все трудности, ни один партизан не вернулся из леса домой. Время было не то. Здесь, в лесу, люди сживались, даже маленькая взаимная помощь и совет укрепляли дружбу.

Внешне партизаны не очень напоминали армию. В кепках, гражданских пиджаках и брюках, подпоясанные ремнем, шнурком или поясом, с гранатами и винтовками, они скорее имели вид вооруженных гражданских лиц, чем военного отряда. Особым спросом пользовались эмблемы с изображением орла, которые почти каждый партизан пробовал изготовить собственными руками: или кропотливо выпиливал из довоенных монет достоинством пятьдесят грошей, или вырезал их из консервных банок.

Пределом всех желаний был мундир, хотя не каждый командир имел его.

Конечно, все хотели выглядеть как можно лучше, но приходилось довольствоваться тем, что имели.

С продовольствием дело обстояло не лучше. У крестьян брать не хотели. В помещичьих дворах в продуктах не было недостатка, правда, иногда приходилось применять силу. Пищу обычно готовили в землянках, так как ночью партизан мог выдать огонь, а днем — дым. То, что оставалось от обеда, укладывалось в вещевой мешок на ужин или на завтрак, ибо специальным предназначением того или иного блюда никто себе голову не забивал. Продовольствия не хватало почти постоянно.

На рассвете раздался приказ остановиться. Партизаны в ожидании распоряжений залегли в молодом сосновом лесу. Люди прислушивались, что делается впереди. В тишине раздался треск сухих ветвей.

— Стой! Кто идет? — крикнул кто-то, щелканьем затвора давая знать, что не шутит.

— Не узнаешь? Свой! — ответил кто-то не по-уставному.

— Не узнаю, — отозвался тот же самый голос. — Пароль!

— Варшава! А ты скажи отзыв, если такой умный, — послышалось в ответ.

— Варка!

После обмена паролем и отзывом стало тихо. По-видимому, они докладывали своим командирам о встрече.

— Ну, пошли! — произнес Василь.

Юрек поднялся. Отряд по-прежнему находился в полной боевой готовности. Только когда вышли на обширную поляну, оружие можно было поставить на предохранитель и перекинуть через плечо.

Вся поляна была заполнена партизанами.

По заведенному порядку сидели группами, скрываясь в тени кустов и деревьев. Чистили оружие, поправляли амуницию и снаряжение.

— Француз! — Юрек даже присел от сильного удара по плечу.

Он обернулся:

— Лёлек!

Тот протянул руку для приветствия. — Привет, старина! Как поживаешь? — произнес он на ломаном французском языке.

— Хорошо! — в тон Лёлеку ответил Юрек.

— Была у вас какая-нибудь работенка?

— И не одна!

— Фью… какой ты важный! — Лёлек оглядел Юрека с ног до головы. — Ты, кажется, уходишь от Олека, да?

— Я ничего об этом не знаю.

— Так я тебе говорю. Идешь в отряд Вереска.

— В отряд Вереска? Это какого?

Лёлек огляделся по сторонам:

— Вон видишь того парня?

Рядом с Горцем стоял высокий блондин лет около тридцати. Слегка сутуловатый, он имел вид человека, несущего на себе какую-то тяжесть. Одет он был в польский мундир без знаков различия, на ногах — офицерские сапоги, закрывающие до половины икры ног. Через плечо проходила портупея, с ремня на красивом плетеном кожаном шнурке свисал внушительный пистолет.

— Этот?

— Что, не нравится тебе?

— Кто сказал, что нет?..

Лёлек начал говорить о бригадах. Лесные отряды выросли до такой степени, что наступило время создать более крупные партизанские части. Именно в связи с этим вопросом прибыл майор Зигмунт.

— У нас будут бригады, это тебе не фунт изюму! — сказал не без гордости Лёлек.

— Конечно! — согласился Юрек и окинул взглядом поляну.

— Бедный Богусь, — сказал вдруг Лёлек.

— Кто?

— Богусь.

— Этот связной? Без пальцев?

— Этот самый.

Юрек схватил Лёлека за рукав.

— Что с ним случилось? — щеки мальчика нервно дрогнули.

— Гестаповцы схватили его. Несколько дней назад…

 

Бой

Яник не был большой деревней, в этом никто не сомневался. Достаточно было только взглянуть, чтобы убедиться в этом: пара хат около леса, и это все. Была еще изба лесника, но она, как богатая родственница, стыдившаяся своих бедных соседей, стояла в стороне, и поэтому некоторые не были склонны причислять ее к деревне.

Но именно такие деревни, задавленные бедностью и опустошенные, для партизан были наиболее гостеприимными. Бойцы Армии Людовой чувствовали себя здесь как дома. Они знали жителей, и те знали их. Оказываемое гостеприимство ко многому обязывало партизан, потому что вся ответственность за их визит ложилась на деревню. Отряд переночевал и тронулся дальше, а деревня оставалась под угрозой уничтожения за «укрывание бандитов». Партизаны чувствовали эту тяжесть боязни и беспокойства, которую они приносили с собой. И чтобы максимально уменьшить эту тяжесть, командование издало приказ, запрещающий какую-либо реквизицию, а даже, наоборот, рекомендовало подкармливать население. По-разному, выходило с этим. Решающее значение здесь имело наличие собственных запасов, а с этим раз на раз не приходилось.

После похода на Илжу у партизан было чем поделиться с хозяевами, поэтому на этот раз они с меньшим чувством вины располагались в избах на отдых: как обычно, группами по хатам. Юрек и Василь, конечно, оказались в одной группе. Хата была чистая, просторная. Хозяйка угостила их ржаным хлебом, простоквашей и картофелем.

— Постно, все постно, без приправы, но всегда рады вам… — говорила она им, вытирая фартуком натруженные руки.

Они сердечно поблагодарили ее: с гостеприимством встречались на каждом шагу. Было достаточно дать понять, что хочется пить, чтобы этим самым вызвать шум и беготню среди детей, которые начинали борьбу за честь оказать эту услугу.

Через открытое окно из леса доносились запахи смолы и влажной прохлады. После ночей, проведенных в походе, перспектива сна в теплой избе, когда над головой вместо звездного неба белеет ровный четырехугольник потолка, представлялась обычно отдыхом, достойным королей.

Хозяйка развернула перину, взбила подушки, стряхнула с постели невидимые пылинки.

— Ну, постель у вас будет хорошая, — сказала она не без гордости.

— Не утруждайте себя, переспим где придется, — покачал головой Юрек, тайком почесывая себе спину.

— Какой там труд!

Юрек, однако, так настойчиво отказывался от предложения лечь на кровать, что хозяйке пришлось уступить. Юрек и Василь легли на полу. Упорство Француза несколько удивило Василя.

— Ты, сынок, почему на кровать не забрался? Постель ведь чистая…

— А наши вши куда? — буркнул Юрек.

— Ах, вон оно что!

Юрек повернулся на бок, но, несмотря на усталость, уснуть не мог. Его угнетала мысль о Богусе. Перед глазами стояло его детское, улыбающееся лицо, живые глаза, небольшая подвижная фигура. «На этот раз ему не удастся вырваться», — засыпая, подумал он.

Уже начинало светать, когда сменившийся с поста партизан потряс его за плечо. Рядом спал Василь, подложив руку под голову и неестественно откинув в сторону ногу. Приготовленная с вечера постель осталась нетронутой. Из кухни доносилось похрапывание хозяев.

Юрек потянулся, зевнул и полез на чердак, на котором находился наблюдательный пункт. Из проделанной в крыше дыры открывался вид на поля, тянувшиеся в сторону Островца. Холодный рассвет говорил о том, что дань будет знойным. Над полями, покрытыми неровными всходами сочной зелени посевов, стоял легкий утренний туман.

Всходившее солнце постепенно начало разгонять туман. Со стороны леса доносился щебет проснувшихся птиц. Внизу, на кухне, загремело ведро. Там готовили корм для скота.

Начинался один из обычных дней.

Для Юрека это было уже не первое дежурство. Он привык к этой службе и внимательно наблюдал за порученным ему участком. В ночное время видимость обычно была в пределах нескольких десятков метров, в зависимости от того, светила луна или темные тучи закрывали небо. Если было темно, на помощь приходил слух. Стук упавшей шишки, шелест ветра в кронах деревьев заставляли сильнее биться сердце. Напряжение проходило медленно. Немцы, однако, боялись темноты и леса. Ночи, хотя и были еще короткими, но доставляли им больше беспокойства. Дневной свет, возможность проведения разведки местности вызывали чувство безопасности и спокойствия.

Поэтому Юрек не любил ночных дежурств за стволом дерева в лесу или даже на чердаках домов, в которых они останавливались. Самым хорошим временем несения караульной службы для него были утренние часы, как было и на этот раз. Утренняя роса и холод быстро прогнали остатки дремоты. Юрек немного раздвинул солому — видимость стала лучше.

На чердаке пахло зерном и старыми вещами. На стропилах крыши висела отслужившая свой век упряжь, болтались какие-то веревки. Около трубы лежали дырявые чугунки, битая посуда, рассохшаяся бочка — словом, забытое, никому не нужное «богатство», но хранимое главным образом потому, что когда-то за него были уплачены деньги.

Обследовав чердак, Юрек посмотрел наружу через проделанную в крыше дыру и замер от неожиданности. То, что открывалось его взору, поразило его: через поля широким полукругом к деревне двигалась длинная цепь людей. Лучи утреннего солнца отсвечивали на касках, оружие они держали наизготовку, как охотники, ожидающие внезапного появления зверя.

Юрек быстро спустился по лестнице вниз, растолкал Лёлека и Василя.

— Немцы!

Василь уже натягивал сапоги, Лёлек в шапке, как обычно, надвинутой на правое ухо, выскочил во двор. Завязывать бой в деревне партизаны не хотели. Поднятые по тревоге группы быстро отходили к опушке леса. Сашка, Зигмунт, Береза, Олек и Вереск быстро отдавали распоряжения.

Немцы окружали партизан. Было ясно, что без боя не обойдется. Партизаны расположились замкнутым четырехугольником.

Партизаны залегли на опушке леса. По цепи передали приказ: «Без команды не стрелять».

Олек со своим отрядом занимал одну из сторон четырехугольника, его соседями были Береза и Вереск. Юрек залег за дубом, наблюдая, как Василь располагался в удобной ложбинке. Взглянув на Юрека, Василь ободряюще подмигнул ему:

— Держись, сынок! — и перевел взгляд в сторону врага.

Немцы, вероятно, заметили подозрительное движение. Они удвоили внимание, шли медленно, осторожно. Юрек наблюдал, как расстояние все сокращается. Вспотевшая ладонь судорожно сжимала винтовку. Прищурив левый глаз, он выбирал цель.

Лес стоял тихо, зачарованно, ждал. Немцы шли осторожно, с опаской, как по заминированному полю. Чернеющая стена леса грозно надвигалась на них. Ее молчание выводило их из равновесия. Им хотелось, чтобы партизаны открыли огонь и тем самым раскрыли свои позиции. Тогда было бы легче провести атаку, стреляя из автоматов, ручных и станковых пулеметов. Они верили в силу своего оружия, но боялись оказаться застигнутыми врасплох.

Юрек, не отрываясь, смотрел в их сторону. Фигуры немцев приближались и увеличивались с каждой минутой. Уже было слышно, как они переговаривались между собой, можно было различить отдельные лица. Это была его первая непосредственная встреча с врагом в бою.

На других участках тоже было тихо и спокойно. Береза в резиновом плаще присел на одно колено, наблюдая из укрытия за надвигающейся цепью гитлеровцев. Он одним глазом поглядывал на Сашку и удивлялся его спокойствию.

Лес был относительно небольшой. Немцы хотели окружить его, чтобы партизаны не смогли уйти. Кто-то, по-видимому, донес им, что отряды расположились именно здесь. Они намеревались атаковать их еще в деревне, однако бдительность партизанских дозоров расстроила планы фашистов. Бой им предстояло принять в менее выгодной позиции, в лесу. Так или иначе, враги были уверены, что на этот раз партизаны будут полностью разбиты.

Сашка понимал всю трудность положения партизан. Обстановка была действительно очень тяжелой. Еще перед занятием обороны состоялось короткое совещание командиров. План был простой: если не удастся задержать немцев на опушке леса, если кольцо вокруг отрядов будет сужаться, необходимо будет попробовать прорваться в четырех направлениях. Другого выхода не было.

Не более сотни метров отделяло партизан от врага. Юрек теперь уже отчетливо их видел. Ожидание приказа усиливало беспокойство. Василь, сосредоточенный, внимательный и настороженный, лежал неподвижно. Немного дальше от него лежал Мох, брат майора Зигмунта, затем Лёлек, маленький, черный, как кот, приготовившийся к прыжку, еще дальше Янасичик, самый близкий друг Юрека в отряде Олека.

Их присутствие ободряло Юрека.

Вероятно, до немцев было не более шестидесяти метров, когда звук выстрела так неожиданно всколыхнул лес, что Юрек невольно наклонил голову и одновременно потерял из виду того немца, фигуру которого он держал на прицеле.

Немцы сразу же залегли. На секунду поле совершенно опустело, словно наблюдаемой партизанами цепи фашистов никогда в действительности не существовало. Только когда оттуда, со стороны врага, затрещали автоматные очереди, стало ясно, что немцы в нескольких десятка метров от них.

Гитлеровцы не жалели боеприпасов. Земля на поле заклубилась облачками пыли. Пули звучно ударяли в стволы деревьев, в землю.

Сначала Юрек ничего не видел. Огонь был такой сильный, что хотелось закопаться в землю. Он осторожно поднял голову. Пустое поле, лежавшее перед ним, косил свинец. Он постепенно начал привыкать к этому, стиснул винтовку и стал прицеливаться в невидимую тень. Выстрел неожиданно толкнул его в плечо, больно ударил в ключицу. Он перезарядил винтовку, прицелился, снова выстрелил. Лицо его горело. Он стрелял и стрелял, почти не целясь. Горячие гильзы обжигали руки.

Немцев по-прежнему не было видно, они залегли в ложбинках, за бугорками.

— Эй, сынок!

Юрек оглянулся. Василь что-то говорил ему, но из-за треска выстрелов он ничего не мог услышать.

— Не торопись, сынок! Помаленьку, помаленьку.

Василь перезаряжал винтовку, целился, стрелял и слегка подымал голову, стараясь увидеть результат своего выстрела. Стрелял Василь гораздо реже, но значительно эффективней. Юрек понял свою ошибку. Он ведь стрелял вслепую в сторону врага, не имея на мушке конкретной цели. А чтобы запугивать немцев звуком выстрелов, не стоило тратить боеприпасы.

Юрек теперь почти успокоился, он понял: немцы, чтобы выстрелить, тоже должны высунуться из-за укрытий. Он выжидал эти минуты.

Увидев показавшуюся из-за бугра фигуру немца, он выстрелил в ту сторону. Выстрел был неточный, но пригорок на некоторое время замолчал. Гитлеровец понял, что его засекли.

Василь одобрительно кивнул головой:

— Вот это да…

В эту минуту поле огласилось громким криком: немцы бросились в атаку. Сила огня партизан возросла. Кто-то сзади бросил гранату, которая пролетела большим полукругом над головами первой линии. Перед цепью атакующих немцев всколыхнулась земля, в небо взметнулся чей-то душераздирающий крик, он все усиливался и где-то на самой высокой ноте неожиданно оборвался.

Юрек видел перед собой только одну фигуру. Немец бежал на него, из-под каски смотрели злые глаза, полные ненависти и страха. Он стрелял из автомата наугад, посылал очереди вправо и влево. Юрек сам удивился, когда нажал спусковой крючок и немец неожиданно остановился, сделав полшага, раскинул обе руки в стороны и рухнул на землю.

Первая атака была отбита. Огонь на минуту почти прекратился. Из леса еще раздавались одиночные выстрелы, на которые немцы отвечали короткими автоматными очередями. Обе стороны обдумывали план дальнейшего боя.

Зигмунт вместе с Сашкой проверил наличие людей. Пока потерь не было. Положение, однако, было тяжелым. Немцы располагали значительными силами, и ничто не говорило о том, что они намерены отказаться от попытки ликвидировать партизан. Минутное затишье не сулило ничего хорошего. Противник рассчитывал, что силой огня ему удастся прорвать партизанские цепи, но надежды не оправдались, и теперь он обдумывал новый план.

Со стороны поля раздались новые очереди. Скошенные пулями ветви деревьев с шелестом падали вниз.

— Голову нагни! Прижмись к земле! — крикнул кому-то Береза.

Юрек устроился поудобнее.

Немцы ввели в бой новый станковый пулемет, который строчил откуда-то сбоку. На участке отряда Вереска одна за другой разорвались две гранаты. Минуту спустя заговорило противотанковое ружье. Немецкий станковый пулемет замолк.

Немцы уже не решались на новую атаку. Они применили другую тактику: переползали по бугристому полю от одного укрытия к другому. Их преимущество в силе огня было несомненным, но тем не менее каждый метр им приходилось преодолевать с трудом.

— Фрицы слева! — пронеслось по цепи.

Это был новый маневр. Немцы подошли с левой стороны поля и углублялись в лес. На левом фланге отряда Олека создалось угрожающее положение. Необходимо было отходить, и партизаны отошли в лес. Немцы захватили более выгодные позиции. Бой шел уже в лесу.

— Черт возьми, — ворчал про себя Василь, лежа за стволом сосны. — Надо дать им перцу…

Юрек лежал недалеко от него. Во время этого получасового боя он научился большему, чем во время всех уроков в «клубе» на Крысинах. Василю уже не приходилось ему ничего подсказывать. Юрек сам наблюдал за его действиями и пробовал подражать ему. Это был наглядный урок, лучшего не требовалось.

Какой-то немец выскочил из-за ствола одного дерева, прыгнул к другому, но не добрался до него. Сила огня снова возросла. Лес наполнился грохотом выстрелов. Теперь уже невозможно было определить, где проходит линия обороны. Она менялась каждую минуту.

Перевес немцев был очевиден. Мешок затягивался на краю леса, в котором места для партизан становилось все меньше.

Василь, Юрек, Лёлек, Мох отходили медленно. Немцы преследовали их. Олек нетерпеливо ожидал приказа на прорыв, но бой все продолжался. Где-то в глубине леса были Зигмунт и Сашка, и они контролировали не только один участок поля боя, а весь этот лесной фронт. Олек знает, что в любую минуту они могут отдать приказ, которого он ждал. Он посматривает на своих ребят. Они готовы. «Скорее бы уж», — думают они.

Дистанция между ними и немцами сокращается. Теперь она измеряется уже не метрами, а расстояниями между деревьями.

Огонь становится менее интенсивным, выстрелы раздаются редко. Но бой не ослабевает.

Партизаны шаг за шагом отступают.

Неожиданное «ура» как вихрь всколыхнуло листву ветвей. Люди вскакивают с мест. Корни, колдобины мешают им бежать. Кто-то спотыкается и падает. Огонь немцев на секунду замолк, потом снова посыпался град свинца.

Олек уже достиг рубежа, занимаемого фашистами, прочесывает из автомата ближайшие кусты, прыгает вперед и ударом приклада сбивает с ног немца. Рядом, согнувшись, пробегает Лёлек.

— Ура!

Юрек, потеряв ориентацию, наткнулся на ствол дерева.

— Вперед! — ни с того, ни с сего закричал он по-французски.

— Сынок, сынок! — зовет его бегущий впереди Василь.

Теперь смешалось все: неизвестно, где немцы, где свои. Лес редеет, сквозь деревья просвечивает зелень поля. Еще несколько метров! Только дальше, только вперед!..

Прекращается стрельба. Крики «ура» удаляются от леса. Партизаны выскакивают на просеку, на середине которой расположилась установленная немцами радиостанция на гусеничном ходу.

Партизаны с противотанковым ружьем останавливаются возле нее. С такого расстояния можно не целиться. Два выстрела отзываются эхом в лесу. Машина пылает.

— Ну вот и все, — говорит усталый, но радостный Василь.

Юрек вытирает со лба пот.

— Ты порвал штаны! — смеется Лёлек.

Юрек осторожно трогает брюки: действительно, спереди большая дыра.

— Это там, зацепился за сук!

Рассредоточенные отряды устанавливают связь. Было неизвестно, решатся ли немцы организовать преследование. С учетом понесенных ими потерь это было, пожалуй, нереально. Командиры собирали своих ребят. До вечера переждали в лесу, следя за поведением противника.

С сумерками стали продвигаться к деревне. Немцев ни в Янике, ни в окрестностях уже не было. Деревня стояла нетронутой. Оставленные партизанами подводы были на месте. Крестьяне выходили встречать отряды, партизан и окружили их.

— Ну и дали же вы им! — говорили они, покачивая головами.

— Я сам видел, как несколько трупов они погрузили в машину.

— А один солдат в морду от офицера получил за то, что не хотел в лес идти.

Василь оторвал кусочек бумаги и начал шарить по карманам в поисках табака. Крестьянин, стоявший рядом с ним, достал металлическую коробочку, на крышке которой был нарисован моряк, постучал по ней пальцем, открыл и предложил:

— Что вы там ищете, закуривайте…

— Спасибо.

— А ты, Марцыська, поставила бы картошку, — сказал хозяин жене, — им поесть нужно. Ну-ка, пострелята, прочь отсюда! — прикрикнул он на чумазых ребятишек, окруживших группу партизан. Детишки на минуту, как вспугнутые воробьи, отбежали к забору, но затем снова оказались на том же месте.

— Да, бой был неплохой…

— Два танка подбили, — как обычно, фантазировал Лёлек.

— Что ты врешь? — сказал Юрек. — Какие там еще танки?

— Ты что, не видел, как они уползали? Как гусеницы!

Недавний страх и напряжение проходили. Бой теперь стал предметом оживленных разговоров, обсуждений, шуток.

Юрек провел рукой по замазанному землей носу. Только теперь Юрек вспомнил, что произошло при первых выстрелах. Когда огнем всколыхнуло поле, он уткнулся носом прямо в нору крота. Теперь все это выглядело смешным, но тогда никто этому не удивился. Под огнем человек хочет врыться в землю, закопаться, сровняться с нею, исчезнуть. Он даже не думает об этом, делает это инстинктивно.

Только после боя можно дать оценку своему поведению, и то не полностью. Оказывается, потому, что многие эпизоды исчезают из памяти. Бой представляется как бы состоящим из мгновенных впечатлений, эпизодов, частично связанных между собой или совсем не связанных.

Самым сильным, однако, бывает последнее впечатление, которое является суммой пережитых минут, тяжелых и трудных, трагичных и радостных, которое остается в памяти как день либо триумфа, либо поражения.

Однако никогда не бывает абсолютных триумфов или поражений.

Вечером командиры подвели окончательные итоги боя. На основе собственных наблюдений и данных, полученных в деревне, можно было утверждать, что враг понес значительные потери. Победа была несомненной, но она была завоевана ценою жизни шестерых товарищей. При этом сообщении поникли головы, замерли ряды партизан, помрачнели лица крестьян.

В центре стояли Зигмунт, Береза, Сашка. Глаза Зигмунта были серьезными, сосредоточенными.

— Мох погиб, — пролетело по рядам.

— Мох, кто это был Мох? — спросил один из крестьян. — Это брат вон того, в середине, майора Зигмунта.

— Майора?

— Да. Нашего майора.

 

В гестапо

Богусь сидел напротив письменного стола и рассматривал лицо гестаповца. Круглое, производившее впечатление опухшего, оно явно не соответствовало маленькой, тощей фигуре немца. Низкий лоб закрывали волнистые, аккуратно причесанные рыжие волосы.

Богусь сделал вывод, что по внешнему виду Вилли Мюллер отличается от своих коллег, носивших фуражки с черепом. Те, кого он встречал до сих пор, были в основном высокого роста, широкоплечие, сильные. Мюллер же имел, по-видимому, другие достоинства, которые в его работе ценились не меньше, чем физическая сила. Сам Мюллер процедуру побоев поручал обычно своим помощникам. Он предпочитал беседовать с уже «готовой» жертвой, предварительно «обработанной» другими. Мюллер считал себя превосходным теоретиком и знатоком изощренных методов допроса. И надо сказать, что они иногда достигали цели…

Однако в последнее время обер-лейтенанту хлопот прибавилось. Несмотря на то что за время оккупации в Островце было проведено несколько публичных экзекуций, это все же не смогло запугать местное население, о чем свидетельствовали участившиеся случаи саботажа на фабриках и заводах и действия «банд». Почти ежедневно поступали донесения о нападениях партизан на немецкие гарнизоны и диверсиях на железных дорогах. Поэтому не удивительно, что Вилли Мюллер, отвечавший за спокойствие и безопасность в этом районе, был последнее время крайне раздражен. Обстановка не улучшалась, а телеграммы из Варшавы требовали принять более энергичные меры. Каждый раз, повертев такую телеграмму в руках, обер-лейтенант смеялся про себя: «А у вас в Варшаве лучше?»

Разумеется, легче всего сваливать вину на подчиненных. Находясь в Варшаве, он тоже, вероятно, слал бы в Островец телеграммы, немногим отличающиеся по содержанию от тех, которые получал сам.

Правда, в душе он признавал, что последние события не давали особых поводов для радости и оптимизма. Такие факты, как захват Илжи и опустошение складов под носом у немецкого гарнизона, могли вывести из себя руководство.

Обер-лейтенант, оправдывая себя, обвинял армейских солдат и офицеров в трусости. Правда, это ни в коей мере не умаляло его вины. Сколько раз пытался он заслать своего человека к партизанам, и каждый раз эти попытки терпели крах. Когда ему казалось, что он достиг цели, поступало неожиданное сообщение о том, что его план сорвался. Однажды ему удалось завербовать Петрушку, но тот вскоре исчез при довольно странных обстоятельствах.

В другой раз к одному из его осведомителей пришли двое неизвестных, после чего обер-лейтенанту пришлось вычеркнуть его фамилию из списка агентуры.

Впрочем, Мюллер считал, что ему и так удалось добиться многого. Вот и сейчас на его письменном столе лежали фотографии руководителей местных «банд». Правда, изображения получились расплывчатыми, но, глядя на них, обер-лейтенант мог хоть как-то представить себе лица своих заклятых врагов.

Еле сдерживая бешенство, он перекладывал эти фотографии с места на место. С фотографий смотрели на него все те же глаза неизвестных ему людей с ничего не говорящими псевдонимами: Сашка, Фелек, Зигмунт, Вицек…

Сколько раз, когда он прогуливался с собакой по улицам города, ему казалось, что из толпы прохожих на него смотрят глаза тех людей, которых он разыскивает. Разумеется, это только плод его фантазии, но неприятным было само чувство, что и за ним могут следить. Частенько он с тревогой думал о том, что в один прекрасный день эти люди явятся к нему домой непрошеными гостями именно в то время, когда он меньше всего их ожидает.

Богусь украдкой смотрел на фотографии и с беспокойством ожидал дальнейшего хода допроса. Мюллер как будто не замечал его. Мысленно он был в это время в другом месте. Ему казалось, что он стоит навытяжку перед самим начальником полиции округа, а тот задает один за другим вопросы, на которые обер-лейтенант не может найти ответы.

— Что сделали вы?

Да, что сделано, чтобы предотвратить, уничтожить, раскрыть?.. На каждый из этих вопросов Мюллер мог бы дать обстоятельный ответ, но вряд ли его ответы прозвучат убедительно. Он мог бы перечислить, сколько человек арестовано, вывезено, казнено. Однако «банды» не только не были ликвидированы, но и стали действовать с каждым днем все смелее и смелее.

Разумеется, Богусь не имел ни малейшего представления о том, какие заботы одолевают обер-лейтенанта. Впрочем, сейчас ему было не до этого — хватало своих переживаний. Вот уже несколько дней он находится в руках гестапо. Однако до сих пор он еще ничего не придумал, чтобы попытаться вырваться отсюда. Кроме того, он чувствовал свою вину перед Чесеком, которому пришлось разделить его участь. Богусь не мог простить себе, что они так глупо попались. Они шли с Чесеком на задание, как вдруг услышали скрип тормозов и увидели остановившуюся перед ними закрытую военную автомашину. Это было для них полной неожиданностью. Они остановились в растерянности, не зная, что предпринять. Их втолкнули в машину и привезли сюда.

На предыдущих допросах обер-лейтенанту ничего не удалось добиться от ребят. Богусю столько раз задавали одни и те же вопросы, что ему не стоило особого труда выучить наизусть ответы.

Вилли Мюллер, задумавшись, смотрел в глаза воображаемого начальника полиции и рассказывал ему об объективных трудностях борьбы с партизанами, которых, в сущности, было немало. А тот стучал кулаком по столу и в бешенстве повторял без конца один и тот же вопрос:

— Где ваши бандиты?

Кричать, разумеется, легко, а как их взять? Ведь сами они не придут. А если и придут, то не за тем, чтобы сдаться. А такого визита обер-лейтенант себе не желал.

Взгляд Мюллера скользнул по стене и остановился на сидящем напротив пареньке. «Вот он, бандит!» — засмеялся он про себя. Он мысленно представил себе удивление начальника полиции и его бешенство, когда приведет этого мальчишку и представит как пойманного бандита. Любой примет это за насмешку! Этот невысокого роста, худой паренек с симпатичным лицом мог быть в худшем случае пронырливым спекулянтом, торгующим продуктами, а не бандитом, представляющим опасность для третьего рейха. Конечно, бродя по деревням, он мог встретиться с бандитами, мог что-то знать о них, но если бы банды состояли из таких ребят, как он, то гестапо могло бы спокойно вздохнуть… Разумеется, раз этот паренек оказался здесь, то надо вытянуть из него все, что возможно.

И Вилли Мюллер приступил к допросу.

— Итак, — забарабанил он пальцами по столу. — Ты ведь спекулянт, да? Мясо, сало?

Богусь, правда, почувствовал себя оскорбленным этим обвинением, но быстро сообразил, что в его положении этой ролью пренебрегать не следует.

— Куры, яйца, масло, — поспешно добавил он.

— Нельзя! — грозно потряс головой Мюллер. — Запрещено!

Богусь великодушно согласился.

— Бандиты есть в лесу?

Это, пожалуй, не было ни для кого тайной. В конце концов, немцы не хуже других знали об этом. Можно использовать это для доказательства своей откровенности и правдивости.

— Есть, — ответил Богусь почти шепотом.

Обер-лейтенант нетерпеливо заерзал на стуле:

— Много?

— Много.

Мюллер с симпатией взглянул на парня. Отвечает на все его вопросы и… говорит правду.

— Сашку видел?

Богусь утвердительно кивнул головой. Вилли не сводил с него глаз.

— Волосы у него, — описывал паренек, — зачесаны кверху. Усы, нос вот такой. — Он задрал пальцем кончик носа.

Мюллер украдкой взглянул на фотографию, которую Богусю удалось увидеть, и удовлетворенно кивнул головой. Паренек, пожалуй, не лгал.

На вопрос, где сейчас находятся партизаны, Богусь дал, к сожалению, довольно неопределенный ответ: «В лесу».

Обер-лейтенант молча рассматривал своего пленника, раздумывая над тем, действительно ли тот ничего не знает или, будучи ловким пройдохой, притворяется.

«В конце концов, — решил Мюллер, — можно прибегнуть и к другим методам допроса. Это не повредит. За спекуляцию ему и так положено всыпать».

Богусь заметил, как выражение лица Мюллера неожиданно изменилось. Тонкие губы сжались, заходили желваки на щеках. Вдруг он со всей силой ударил кулаком по столу.

— Где бандиты? Понимаешь?

Богусь в ожидании удара заслонил лицо искалеченной рукой. Но удара не последовало. Лицо Мюллера перекосилось от бешенства, рыжие мохнатые брови ощетинились.

— Ну, говори!

— Не знаю, — пожал плечами Богусь.

— Проклятая польская свинья! — Мюллер встал из-за стола, схватил Богуся за плечи и начал его трясти.

— Ганс! — позвал Мюллер.

В дверях появился коренастый унтер-офицер. Мюллер кивнул подбородком на Богуся.

— Слушаюсь, господин обер-лейтенант! — Щелкнув каблуками, Ганс без лишних церемоний схватил парня за воротник и потащил к двери. Спустя минуту обер-лейтенант услышал, как что-то с грохотом покатилось по лестнице. Лицо его искривилось от отвращения. «Этот Ганс не может без шума». Подошел к окну. На улице стоял прекрасный июньский день. Мюллер посмотрел вверх. Белые кучевые облака спокойно плыли по голубому небу.

Снизу доносился резкий голос Ганса. «Ни минуты покоя», — подумал Мюллер и, раздраженно хлопнув дверью, перешел в другую комнату.

Ганс даже не знал, за что был задержан Богусь и что именно собирался выудить Мюллер у этого парня. А впрочем, какое ему дело до этого? Он добросовестно выполнял свою работу и беспокоился лишь о том, чтобы к нему в этом отношении не было никаких претензий. До сих пор никто не осмелился бы упрекнуть Ганса в том, что он не знает своего дела…

От первого удара у Богуся пошла из носа кровь. Он отлетел к противоположной стене и инстинктивно выставил вперед колено, чтобы защититься от истязателя. Ганс любил, когда ему оказывали сопротивление. Малейшая попытка отпора со стороны жертвы вызывала в нем ярость, отчего работа шла живее. Богусь толкнул Ганса ногой в живот, но в ту же минуту на голову парня обрушился удар такой силы, что он как подкошенный рухнул на землю. Ганс подошел к нему поближе и ударил его носком сапога в бок. Богусь, закрыв глаза, тяжело дышал. Голова его разламывалась от боли.

Когда он открыл глаза, в подвале было совершенно темно. Через маленькое окошко с решеткой доносился мерный стук кованых сапог часового. Это привело его в чувство. Он вспомнил, где находится и как сюда попал. Но собраться с мыслями никак не мог. Очень хотелось пить. Он с трудом приподнялся и оперся о стену.

Передвигаться ему было тяжело — болели плечи и спина, горело опухшее лицо. В бессильной злобе, он сжимал кулаки. Впервые он не видел выхода из создавшегося положения, не видел возможности спастись.

Единственным утешением было то, что во время ареста у него не было при себе не только оружия, но и никаких бумаг, никаких документов, которые могли бы навести гестапо на след. А за себя он был абсолютно спокоен. Ничего не удастся выжать из него даже Гансу, несмотря на весь его богатый опыт в таких делах. Богусь как бы ушел в себя. Он был полон решимости молчать до конца.

Из задаваемых Мюллером вопросов Богусь понял, что Чесек, которого допрашивали отдельно, ничего им не сказал. Это успокоило Богуся, но вместе с тем и обязывало его самого стойко держаться на допросе.

На следующий день обер-лейтенант Мюллер проснулся бодрым и отдохнувшим. Подавленное настроение вчерашнего дня сняло как рукой. На дворе стояло погожее утро. На небе ни облачка.

Обер-лейтенант побрился, умылся, позавтракал и направился в свой кабинет. Рабочий день он начал, как всегда, с просмотра последней почты. При этом он придерживался уже установившегося порядка: в пачке конвертов отыскивал прежде всего те, на которых не было служебного штемпеля и адрес был написан ровным круглым почерком Труды, затем наступала очередь для писем от сослуживцев и друзей, а в конце он с тяжелым сердцем принимался за продолговатые конверты, помеченные штемпелем с изображением черного орла со свастикой.

В этот день писем от Труды не было. Впрочем, он заметил это сразу. Зато попались два письма от друзей — из Берлина и с Восточного фронта. Но они не интересовали его, поскольку он заранее знал их содержание. Письма от них всегда выводили его из себя. Гайнц, который сумел остаться в Берлине, при каждом удобном случае хвастался своими широкими связями и знакомствами с важными персонами, что не могло не вызвать у Вилли раздражения. А Рудольф писал с Восточного фронта настолько пессимистические письма, что у Вилли после этого пропадало всякое желание жить.

Разобрав почту, Мюллер вспомнил о двух парнишках, оставленных им накануне на попечении своего помощника.

— Ганс! — рявкнул он.

В дверях появился унтер-офицер.

— Что с этими двумя щенками? Добился от них чего-нибудь?

Ганс смущенно пожал плечами:

— Они, вероятно, ничего не знают, герр обер-лейтенант. После моей обработки и не такие развязывали языки, а эти молчат.

— Так какого же черта держать их у нас? Вывези их за город, а то еще подохнут у наших ворот.

Через несколько минут в той же автомашине, которая доставила Чесека и Богуся в гестапо несколько дней назад, они ехали за город.

«Везут на расстрел!» — решил Богусь. Он уже немного успокоился. Украдкой поглядывал на Чесека, улыбался, желая как-то ободрить того: он не хотел, чтобы Чесек догадался. Богусь схватил его за руку и крепко пожал ее. Машина рванула с места. Мимо проходили люди, бросали равнодушные взгляды в их сторону.

Ганс сидел рядом с шофером, беззаботно насвистывая. Сквозь желтоватые тусклые стекла машины мир казался каким-то расплывчатым и бесцветным.

Вдруг автомашина остановилась. Ганс вышел первым.

— Выходи!

Богусь осмотрелся. Это было то место, где их арестовали. Неужели здесь?

— Убирайтесь вон!

Ребята ничего не могли понять. По жестам и выражению лица Ганса они сделали вывод, что тот велит им уходить.

Медленно, неуверенно они пошли по дороге.

За их спинами стояла по-прежнему напряженная тишина. Наверное, берут их на мушку. Обернуться или продолжать идти? Каждый метр, каждый шаг уменьшал возможность попадания и приближал их к жизни. Почему же они не стреляют? Лес! Лес уже близок. Почему так тихо?..

Вдруг послышался шум мотора. Они вздрогнули. Богусь обернулся: автомашина развернулась и, поднимая клубы пыли, помчалась в направлении города. Богусь схватил Чесека за руку и толкнул его вперед.

— Бегом!

Они пришли в себя только в лесу. Он встретил ребят зеленью тенистых деревьев и кустов. Под их покровом они почувствовали себя в безопасности. После мрачного подвала мир показался им особенно прекрасным. Над колыхающимися верхушками деревьев плыли облака, земля пахла влагой и цветами. Богусь лежал на траве, сжимая в ладони пучок травы и жадно вдыхая ее горький запах.

— Я больше туда не вернусь… в город, — сказал он. — Останусь здесь, в лесу.

* * *

В избе стоял такой густой табачный дым, что обычно снисходительная Тетка с осуждением качала головой.

— Могли бы дымить поменьше. А то он еще вызовет сюда пожарную команду, — показала она рукой на дом соседа-фольксдойче и приоткрыла окно. — Накурили, даже дышать нечем…

— Тетка права, так и до беды недалеко!

— Тетка всегда права, — решил польстить ей один из, гостей.

Жена Быстрого вышла из комнаты. Она делала это всегда, когда знала, что происходит какое-то важное совещание. В комнате она была лишней, а на кухне ее глаза могли пригодиться. Через окно кухни ей была видна вся улица. А сегодня надо было быть особенно бдительной.

В доме Быстрого собрался почти весь штаб: Фелек, Дядюшка, первый секретарь Антек. Последний сидел за столом, насвистывая себе что-то под нос. Его любили за веселый характер и чувство юмора, которое он не терял даже в самые тяжелые минуты. Когда запасы продовольствия подходили к концу, Антек обычно кивал философски головой и говорил:

— Если человек голоден, то он может съесть и сухую колбасу.

Сегодняшнее совещание носило необычный характер.

Арест Богуся явился серьезным ударом и для командования округа. Ведь он знал почти все явки в Варшаве, Кельце, Радоме и Кракове. Богусь был парнем стойким, но изощренные гестаповские пытки ломали и не таких сильных людей. Если Богусь не выдержит, то это грозит серьезным провалом. Надо было сделать все, чтобы вырвать его из рук гестаповских палачей. Но как это сделать, никто не знал.

 

Горячий

Запасы, захваченные в Илже, выручили ребят. Некоторые из них носили потрепанные пиджаки, сквозь которые проглядывало голое тело, или шагали босиком по лесным тропам, разбивая в кровь ноги. Они научились переносить дневную жару и ночные холода. Однако гораздо большую боль причиняли им не покалеченные ноги, а насмешливые улыбки крестьян, у которых им приходилось реквизировать продовольствие. Ну что ж, они не виноваты в том, что обращались за помощью прежде всего к таким же бедным людям, как и сами.

После удачной операции в Илже их положение резко изменилось к лучшему. Теперь они стали похожими на настоящую армию. С чувством гордости и радости примеряли они новенькие ботинки, тужурки, брюки.

Часть захваченных трофеев была спрятана, другую надо было развезти по отрядам. Такое задание получила спецгруппа Кена непосредственно от Зигмунта, неожиданно появившегося в отряде.

— Наши ряды растут, — сказал он, — поэтому необходимо иметь снаряжение и для новых партизан. Да и нам самим оно еще пригодится.

У Мовиса в Воле-Груецкой был приготовлен тайник под землей. Место было выбрано исключительно удачно. Он, не задумываясь, уступил его под лесной склад.

— Чтоб мне сдохнуть, если фрицы о нем пронюхают! — заверял он партизан.

Он гордился своей предусмотрительностью и находчивостью. До войны он не имел ничего общего с земляными работами, будучи по профессии художником по росписи фарфора. Под его рукой белые стенки фарфоровой посуды покрывались яркими узорами. А теперь он сменил кисточку на винтовку и лопату.

— Работа не совсем художественная, но вполне подходящая, — любил говорить он.

К вечеру Здзих закончил осмотр подвод, проверил, все ли в порядке, после чего доложил Кену:

— Готово, командир, можем трогаться!

— Хороший парень! — произнес доктор Кароль, когда Здзих исчез в дверях.

— Горячий, — усмехнулся советский партизан, которого за кудрявую прядь волос, упрямо спадавшую на лоб, прозвали Чубчиком.

— У нас все хорошие, — не без гордости заявил Кен.

— Правильно, — согласился Кароль.

Подошли к месту сбора. Подводы выстроились в ряд. Лошади, уткнувшись в торбы, доедали корм. Партизаны стояли возле подвод. Кен выслал вперед дозор. Тронулись.

По сложившейся партизанской привычке шли не по дорогам, а напрямик. Лошадям было тяжело идти по бездорожью.

Лось шел рядом со Здзихом. Последний, с переброшенной через плечо винтовкой и болтающимся у пояса пистолетом, выглядел не по годам серьезным. Он принимал близко к сердцу каждое задание, каким бы простым оно ни было, как, например, то, которое им предстояло сейчас выполнить. В конце концов, они шли не в бой, а лишь сопровождали обоз. В регулярной армии это считается второстепенной обязанностью и не служит поводом для особой гордости. Но здесь, в лесу, все выглядело иначе. В любую минуту обоз может принять бой. В лесу фронт повсюду. В партизанской войне не бывает тыловых отрядов.

— Гестаповцы освободили Богуся, — заговорил первым Лось.

Здзих усмехнулся:

— Знаю. Только в лес не хотят его отпускать.

— Теперь отпустят. У него с фрицами свои счеты.

— Разумеется…

— Немцы арестовали его отца.

— Потерял отца, мать, сестру… и собственную руку.

— Негодяи! — выругался идущий сзади Рубанок.

— Я бы им этого не простил, — сжал кулаки Здзих.

— Это ты…

— И он такой же.

— Это не для него. Его место здесь.

— У Богуся своя работа. Не менее важная.

— Это не для него. Его место здесь, — повторил Лось.

— Не беспокойся, он еще здесь будет.

Телеги подпрыгивали на неровной дороге, поскрипывали оси. Июньская ночь была теплой. На рассвете они должны быть на месте.

— Хорошо здесь у вас, — промолвил Володя, украинец из-под Киева.

— У вас тоже, наверное, хорошо.

— Да, хорошо, — вздохнул Володя. — Кто не видел это собственными глазами, тому не понять. В это время у нас уже готовятся к жатве, а тут человек вынужден бродить ночью по лесу…

— Ничего не поделаешь — война, — отозвался Кароль.

— Эй, там, придержи лошадей! — крикнул Кен первой подводе, которая слишком далеко оторвалась от основной группы. Торопиться было некуда. Дорога не такая уж дальняя. К тому же ничто не указывало на присутствие поблизости немцев.

После нескольких часов перехода начало светать, стали видны очертания деревьев, видимость постепенно улучшалась.

На рассвете колонна остановилась на опушке леса. Стоявшие на отшибе две хаты вместе с хозяйственными постройками создавали хорошие условия для обороны. На них и остановили свой выбор. Соблазн отдохнуть под крышей был так велик, что партизаны решили выйти из надежно укрывавшего их леса. Подводы заехали во двор, партизаны распрягли лошадей и отвели их на водопой к колодцу.

Деревня, расположенная в котловине, производила впечатление тихого и уединенного уголка. Кен объявил короткий сбор, распределил партизан по хатам, расставил часовых. Теперь можно было и отдохнуть.

Здзих оказался в одной хате с Кеном и Каролем. Хозяин, который знал партизан по предыдущим визитам, принял их, как всегда, радушно.

— Может, покушаете чего-нибудь? Вы же с дороги…

Однако на этот раз гости сами решили угостить хозяина. Надо было по мере возможности отдавать старые долги. Эту возможность предоставила им в какой-то степени операция по захвату складов в Илже.

— Сегодня вы будете нашим гостем, — сказал Кароль, протягивая хозяину сверток с продуктами, в котором была соль — настоящая ценность.

Спустя полчаса хозяин появился вновь. Он нерешительно стоял на пороге, не зная, с чего начать.

— Доктор, — обратился он наконец к Каролю, — у соседей заболел ребенок. Мы уже давно вас ждем. Не могли бы вы зайти к ним?..

Кароль молча собрал медицинские инструменты и вышел из хаты.

— На отсутствие пациентов жаловаться ему не приходится, — проворчал Кен.

— Да, с голоду он не умрет, — согласился Здзих, разбирая на окне затвор винтовки и тщательно прочищая каждую деталь.

* * *

Кен обошел хаты, где расположились партизаны, и вернулся в дом. Здзих уже стелил себе постель. После ночного перехода сказывалась усталость. Кен широко зевнул.

— Подремлю немного, — сказал он, ложась рядом с Здзихом.

Когда Кароль пришел от больного ребенка, оба уже спали. Хозяев дома не было, они ушли в поле. Кароль бросил взгляд на Здзиха. Тот спал, ровно дыша.

«Горячий», — подумал Кароль с симпатией. Он придумал для Здзиха другой псевдоним, свой собственный — «Непоседа». Ему импонировали энергия и жизнерадостность этого парня, его впечатлительность, заботливость, дружелюбие. Во время одного из переходов Кароль стал невольным свидетелем разговора Здзиха с несколькими новыми партизанами.

— В партизанском отряде, — говорил Здзих, — нет места для молокососов. Был у нас один такой. Однажды после боя он тащился, еле волоча ноги, ну и… отстал от отряда. Может, попал в руки немцев — одним словом, черт его знает.

— Врешь, Здзих! — вмешался Лёлек.

Здзих покраснел.

— А что, разве не отстал?

— Отстал, потому что натер до крови себе ногу.

— Тогда почему споришь?

— Отстал, да не совсем. Ты же сам помог ему дойти, правда? Все видели…

Здзих покачал головой:

— В следующий раз я его брошу!

— Ну да, ты не из таких…

Кароль с симпатией смотрел на спящего Здзиха. Он вспомнил свою молодость.

«Слишком рано, — подумал он про себя, — такие ребята, как Здзих, познают худшие стороны жизни, не успев вкусить ее прелестей. В их возрасте меня учили лечить людей, возвращать им здоровье, продлевать жизнь. Их же учат убивать. Правда, тоже во имя жизни».

Кароль подошел к окну и, глядя на свекольное поле, продолжал размышлять: «Не наша вина, что мы их этому учим. Нас вынудили. Плохо, если новое поколение молодых людей будет завидовать им, что на их долю выпало столько приключений. Не зависть, а сочувствие и благодарность должны испытывать они при воспоминании о тысячах юношей и девушек, для которых жизнь в лесу была лишена свойственных их возрасту радостей».

Кароль перевел взгляд на сонную, изнуренную жарой деревню. Красивые здесь окрестности! Зеленые холмы, поля и луга, по которым время от времени лениво тащилась одинокая подвода, нагруженная сеном. Пахло скошенной травой.

Доктор задумчиво смотрел на тихую, словно задремавшую деревню.

Но вот на пустынном свекольном поле он увидел фигурку маленькой девочки. Беспокойно озираясь по сторонам, девочка то и дело бросала настороженный взгляд в сторону ближайшего холма. Вдруг она сорвалась с места и побежала к дому, где расположились партизаны.

Кароль не спускал глаз с пригорка. Ничего подозрительного он не заметил. Удивленный поведением девочки, он вышел из дома и направился ей навстречу. Еще издали он увидел ее раскрасневшиеся щеки. Остановился. Девочка торопливым жестом показывала на возвышенность.

— Немцы! — кричала она, с трудом переводя дыхание. — Там, на пригорке. Спускаются… Много немцев!

Кароль только теперь заметил их. Пулей влетел в дом и крикнул с порога:

— Немцы!

Кен и Здзих вскочили на ноги. Соседний дом успели поднять по тревоге часовые. Партизаны выбежали на улицу. Вокруг хат тянулся высокий плетень, за которым они и залегли.

Неровная цепь немцев спускалась вниз, окружая деревню. Кен, Здзих и Кароль лежали рядом и наблюдали за маячившими вдали фигурами фашистов. Взвесили свои шансы: сто против двенадцати. Здзих вдруг вспомнил про отца. Хорошо, что его здесь нет. Один прикрывал бы другого, и в результате оба погибли бы. Возможно, отцу повезет больше. Так и должно быть. Было бы ужасно несправедливо, если бы мать осталась одна.

Месяц назад он через связного послал ей письмо. Сидя на пне, с трудом подыскивая нужные слова, он написал тогда: «Мало, слишком мало я сделал для рабочего дела».

Кен отстегнул от пояса лимонку, вырвал предохранительную чеку и стал ждать. Кароль, прижавшись щекой к прикладу, искал через прорезь мушки цель.

Немцы были еще на расстоянии нескольких десятков метров, когда партизаны услышали ненавистную гортанную речь. Вероятно, это был авангард фашистов.

Кен решил больше не ждать. Вскочил и со всего размаха бросил гранату в гущу немцев. Голоса смолкли. На секунду все замерло. Слышно было, как стучат от волнения сердца.

Здзих вначале услышал грохот, а спустя минуту чей-то пронзительный крик, который вскоре затих.

На хаты посыпался град пуль. Немцы не могли понять, где расположился противник и какова его численность. Стреляли в каждый плетень, в каждую постройку, в каждый куст, за которым им мерещились партизаны. Чубчик, Володя и Кароль отвечали короткими автоматными очередями. Однако кольцо постепенно сжималось. Выход был только один. Кен выхватил из-за пояса последнюю гранату и жестом увлек за собой партизан.

— Вперед, ребята!

— Вперед!

— Ура!

Здзих поднялся вслед за Кеном. Возле дерева, за которым спрятались немцы, поднялось облако пыли. Раздался грохот.

Не успели немцы опомниться, как ребята пробежали несколько шагов. Впереди виднелась крутая возвышенность, покрытая зеленью свекольной листвы, — единственный путь отступления.

Кен жестом показал направление отхода:

— Бегом… — и вдруг почувствовал сильный удар в грудь. Схватился рукой за сердце, словно хотел вырвать жар, который невыносимо жег его. Земля поплыла у него под ногами, глаза заволокло туманом. Некоторое время он еще видел знакомые глаза доктора Кароля. Тот что-то говорил, но Кен уже не мог разобрать слов.

— Кен, Кен, что с тобой? — повторял Кароль, нервными движениями разрывая на нем рубаху, которая покрылась огромными пятнами крови.

Несколько пуль просвистело возле Кароля. Через брешь, проделанную гранатой Кена в рядах противника, прорвались несколько партизан. Они уже карабкались по склону пригорка в направлении свекольного поля. Кароль опустился на одно колено. Автомат подрагивал в его руке. Он, не отрываясь, смотрел на тени немцев, припавших к земле.

Здзих, отстреливаясь, показывал Каролю дорогу к лесу. Лицо его пылало, глаза лихорадочно блестели. Он был последним, кто прикрывал отход. Бросил взгляд на пригорок. Несколько человек уже достигли леса. Сердце радостно забилось в груди. Значит, спасение возможно! Лишь бы ребята отошли как можно дальше!

Немцы были уверены, что эти двое не вырвутся из их рук. Они осторожно подкрадывались к ним, намереваясь взять партизан живыми. На автоматные очереди немцев Здзих отвечал одиночными выстрелами. Он то и дело косился на гранату, боясь потерять ее. Это было бы невосполнимой потерей.

Выстрелы звучали все реже и реже. Немцы, преградив им путь к отступлению, приближались все ближе к Здзиху и Каролю.

— Хенде хох! Хенде хох!

Здзих не спеша, как на учениях, зарядил винтовку. Он остался один. Раненый Кароль лежал рядом.

Непонятно почему, но ему вдруг вспомнился давнишний разговор с отцом.

«Что такое великие дела?»

«Это те, за которые борются всю жизнь».

«До самой смерти?»

«До самой смерти».

«Вся жизнь» Здзиха — это семнадцать лет.

Сколько времени длится этот бой? Минуту? Две? Пять? Остальные товарищи уже в лесу.

Здзих сунул руку в карман. Да, теперь винтовка уже не нужна. Немцы, уверенные в успехе, шли почти во весь рост.

Здзих держал гранату наготове. Вскоре немцы остановились, напуганные его спокойствием и упорством.

— Вперед! — заорал на них сзади офицер.

Здзих бросил последний взгляд на лежащего Кароля. Ему показалось, что раненый, поняв его намерение, с благодарностью улыбнулся ему. Здзих освободил палец, послышался сухой щелчок — последний отзвук этого мира.

Затем все исчезло. Он не слышал испуганных воплей неосмотрительно высунувшихся вперед гитлеровцев.

Здзих лежал на земле лицом к солнцу. Когда немцы подбежали к нему, тело его еще не успело остыть.

 

Богусь

Лёлек был, однако, прав. Юрека действительно перевели в отряд Вереска, где он встретился со своими старыми товарищами из Островца. Теперь, когда отряд Олека уходил за Вислу за оружием, ему было жаль расставаться с советскими партизанами.

Прощаясь, Василь приподнял рукой его подбородок и заглянул в глаза:

— Прощай, Юрек, прощай, сынок! — и по-отцовски расцеловал парнишку.

Минуту спустя Юрек уже видел, как «его» отряд углублялся в лесную чащу. На краю поляны Василь остановился, помахал ему издали рукой и побежал догонять остальных.

Юрека охватило какое-то странное чувство. Еще недавно, когда по приказу командира его перебросили к русским, ему казалось, что он будет здесь чужим. Теперь, после расставания, он больно ощущал их отсутствие.

Наступили тяжелые дни. Советская Армия, стоявшая на Западном Буге, должна была вскоре перейти в наступление. Они знали об этом из поступавших к ним газет, догадывались по нервозным, лихорадочным приготовлениям оккупантов.

Во многих населенных пунктах были усилены гарнизоны гитлеровцев, все чаще проводились карательные операции. По дорогам тянулись колонны войск, дымились деревни, содрогался от грохота выстрелов лес.

Немцы, готовясь к отступлению, хотели иметь надежные тылы.

Юрек все еще не верил в гибель Здзиха. В смерть близких трудно поверить, если узнаешь об этом от других.

И Здзих, и Юрек были в том возрасте, когда кажется, что вся жизнь еще впереди. Поэтому Юрек никак не мог поверить, что нет больше Здзиха, который, как ему представлялось, больше всех имел право на жизнь.

У партизан не хватает времени на раздумья о смерти. Горсть земли, веточка пихты заменяют им похоронные речи. Впрочем, никто и не собирался их произносить. Самые возвышенные слова показались бы в эту минуту неуместными. На партизанских тропах вырастали все новые и новые могилы. Борьба обострялась. На усилившиеся карательные акции оккупантов Армия Людова ответила рядом смелых операций. В течение десяти дней июня на железной дороге Радом — Демблин было пущено под откос пять немецких воинских эшелонов, сожжен мост на линии Островец — Стараховице, взорваны железнодорожные пути на участке Островец — Кунув, участились случаи саботажа на металлургических заводах, фабриках, предприятиях. Келецкая земля горела под ногами захватчиков. Они все время чувствовали здесь себя в опасности.

На дорогах, ведущих в лес, появились таблички, предупреждающие о возможности нападения партизан.

Секретные, тщательно замаскированные объекты оккупантов подвергались налетам советской авиации, что страшно пугало фашистов. Руководитель немецкой администрации Радомского округа майор Кундт на совещании, состоявшемся 7 июня 1944 года, не скрывая своего раздражения, заявил: «В последнее время террористические группы заметно активизировали свою деятельность, нападая на наших солдат и офицеров и стремясь парализовать наши коммуникации, прежде всего ведущие на восток. Кстати, островецкая железная дорога из-за диверсий партизан постоянно бездействует».

Для участников совещания это не было новостью. Каждый из них мог привести множество подобных примеров. Особенно пугало то, о чем упоминал в своем выступлении статс-секретарь генерал-губернаторства Кеппе: «Лесные отряды — это глаза и уши командования противника. Были случаи, когда уже через сорок восемь часов в Москву по радио передавались сведения о передвижениях наших частей на Восточном фронте».

Начальник СС и полиции Радомского округа Бёттхер, когда его обвиняли в мягкотелости по отношению к полякам, оправдывался обычно тем, что он и его предшественники Кацман и Оберг сделали довольно много, чтобы запугать местное население. Еще в марте и апреле 1940 года в Конецком повяте было сожжено более десятка деревень и истреблены все их жители: от стариков до грудных младенцев. 30 сентября 1942 года в Кельце было повешено десять человек, а в Островце — двадцать девять. В Радоме немцы согнали толпу местных жителей и заставили ее присутствовать на массовой казни сорока человек. Это были факты, а не пустое хвастовство. Жители Шидловца, Стараховице, Скаржиско-Каменны, Гарбатки также имели возможность убедиться в жестокости гитлеровцев. Нет, Бёттхер отнюдь не преувеличивал, говоря, что он не покладая рук работает для рейха. Он имел неопровержимые доказательства своей работы, и упрекнуть его было невозможно. Ликвидация еврейских гетто, облавы, насильственный вывоз населения на принудительные работы, переселения, аресты были обычным явлением. Он не вспоминал о них в своем выступлении только потому, что в душе считал их малооригинальными.

Поэтому, если репрессии немцев не дали все же ожидаемого эффекта, то виноват в этом был не Бёттхер. Виноваты были лесные отряды, которые он не смог ликвидировать, несмотря на весь огромный арсенал средств, имеющихся в его распоряжении. Более того, ничто не предвещало, что он добьется этого в ближайшее время. Наоборот, участились донесения о диверсиях и нападениях партизан, а некоторые их операции, например захват Илжи, были просто издевательскими.

Анализируя сложившуюся обстановку, Бёттхер приходил к выводу, что сила партизан не в их численности и вооружении, поскольку в этом отношении его войска значительно превосходят противника, а в благоприятной для банд и враждебной для них, немцев, атмосфере, царящей в Польше. Для партизан каждая деревня могла стать крепостью, овраг — укреплением, лес — укрытием. Для немцев же любая деревня превращалась в бастион врага, овраг — в засаду, лес — в непреодолимую преграду.

Эту землю поработить невозможно. Особенно Келецкую…

* * *

Через некоторое время отряд должен был отправиться в путь. Расположившись, как всегда, в тени кустов, партизаны занимались своими делами. Лёлек чистил ствол винтовки, скорее по привычке, чем по необходимости. Безымянный сидел, уткнувшись в книгу. Юрек лежал на спине, глядя на верхушки сосен, раскачивающиеся под белыми облаками.

— Наш взвод не отвечает требованиям устава, — брякнул вдруг Безымянный.

— Почему? — поинтересовался Юрек.

— Потому. Знаете, каким он должен быть? — И он ткнул пальцем в книгу под названием «Устав пехоты». — Часть вторая. Вот здесь говорится: «Взвод состоит из командира, заместителя командира, подофицера, трех стрелковых отделений, пулеметного расчета, двуколки для ручного пулемета. Общая численность взвода: 1 офицер, 9 подофицеров, 58 рядовых, в том числе личный ординарец командира взвода…»

— Правильно! — прервал его Лёлек. — У нас все это есть!

— Где же это?

— А вот где! Командир есть? Есть! — загибал по очереди пальцы Лёлек. — Заместитель есть? Есть! Двуколка? Есть! Нет только ординарца. Но если хочешь, можем тебя назначить.

— Не валяй дурака!

Вдруг Лёлек потянул носом.

— Черт побери, пахнет грибами.

— Если бы это были грибы! А то лисички!

— А лисички, по-твоему, не грибы?

Безымянный покачал головой, явно не разделяя мнения Лёлека.

— А если поджарить их на сале…

— Другое дело!

— С лучком…

— Хорошо!

— Поперчить немного…

— Заткнись!

- Или на сливочном масле…

Безымянный сглотнул слюну.

— Добавить сметанки…

— Кретин!

— Да со свежим душистым хлебушком или молодой картошечкой. Не отказался бы? — закончил Лёлек.

— Еще бы!

— А говоришь, не грибы!..

— Но ведь нет ни перца, ни лука, ни масла, ни сметаны! К тому же нет соли.

— И так съедим!

— Лучше их, чем сено, — согласился, вздохнув, Безымянный.

— А я-то думал, что ты предпочитаешь сено. Ведь каждый осел… — Лёлек не успел закончить фразу, как Безымянный запустил в него шишкой.

— Ну и псих же ты! — засмеялся Лёлек.

— Встать! — донеслась вдруг команда Вереска.

Безымянный с пренебрежением смотрел, как Лёлек поднимается с земли.

— Растяпа ты, а не партизан!

— Чего пристал?

— Разве так выполняется команда «Встать»? Вот послушай: «По команде «Встать» рядовой приподнимает слегка стволом вверх винтовку, прижимает правое колено как можно ближе к туловищу, ладонью левой руки опирается о землю, причем его тело остается пока прижатым к земле. Затем отталкивается рукой от земли, приподнимается, выставляет левую ногу вперед и опускается на правое колено».

— Так я до вечера не встану. У меня проще получается.

— Зато не по уставу.

— А какая разница?

— Эй вы, успокойтесь! — наводил порядок Вереск.

Передовой дозор уже входил в лес. Оставшиеся проверяли снаряжение. Спустя минуту они уже шагали вслед за дозором. В лесу разговоры смолкли. Солнце клонилось к закату, но было по-прежнему жарко. Отряд шел быстрым шагом. Разведка донесла, что немцы готовятся к более крупной операции. Бёттхер решил, очевидно, спасти в глазах начальства остатки своей подмоченной репутации.

Правда, теперь партизаны чувствовали себя увереннее. С каждым днем росла численность отрядов, улучшалось вооружение. Им выделили даже рацию. Этот маленький ящик помогал им избавиться от ощущения одиночества, оторванности от внешнего мира. Благодаря ему они в любую минуту могли связаться со штабом польских партизан за линией фронта и попросить их о помощи. Ведь вместе с ними сражалась вся 1-я армия, о существовании и боевых делах которой они знали по газетам, доставляемым им самолетами. Они немного завидовали тем далеким неизвестным солдатам, идущим к ним с востока. Те уже были свободными, а они вынуждены прятаться на своей собственной земле.

Стояла поздняя ночь, когда они подошли к деревне Трембанув. По шаткому мостику перешли реку Каменную, и под их ногами дрожало, отражаясь в воде, небо.

Еще не начиналась заря, а они были уже на месте. Разместились в нескольких хатах. Юрек с отделением Конрада занял одну из них. Вереск расставил караульных.

Юрек, подложив руку под голову, вздремнул немного. Он проснулся от приятно щекочущего ноздри запаха. За стеной слышалось шипение: это жарилось сало на сковородке. Запах был великолепный. Юрек приподнялся на локтях. Услышав звук разбиваемых о край сковородки яиц, не выдержал, встал и пошел на кухню. У плиты стояла хозяйка.

— О, уже встали! — улыбнулась она.

Юрек проглотил слюну. Это не ускользнуло от глаз хозяйки.

— Вы, наверное, голодные как волки, да? Сейчас несу!

Завтрак был отличный. Не успела хозяйка глазом моргнуть, как яичница исчезла. Оставили немного караульному, который неподалеку от дома в ржаном поле наблюдал за дорогой, проходившей через деревню.

После завтрака Юрек попросил таз, налил в него воды и опустил покрасневшие, в ссадинах ноги. Он так и сидел с засученными штанинами, когда в избу влетел Лёлек.

— Что дашь, если я тебе кое-что скажу?

— Если что-нибудь важное, то и так скажешь.

— Дашь пару патронов?

Юрек заколебался. У него самого их осталось немного.

— Дам пять штук.

Лёлек подошел к двери и толкнул ее. Юрек повернул голову и вдруг вскочил, опрокинув при этом таз с водой.

— Богусь!

Они бросились друг к другу и крепко обнялись.

— Явился, — оглядывал его со всех сторон Юрек. — Наконец-то!

Сбегал на кухню, принес тряпку, наскоро провел ею по полу, собирая пролитую воду.

— Ну а как было в гестапо? — спросил он наконец.

Богусь уселся на табуретку. Говорил сухо, отрывисто. Чувствовалось, что ему неприятны эти воспоминания.

— Били сильно?

Богусь опустил глаза и кивнул головой, Лёлек сжал губы.

— А как попал к нам?

— Я шел к Здзиху, но ты знаешь…

— Знаю.

Умолкли. Тяжело было говорить о гибели Здзиха.

— Потом попросил, чтобы меня направили к тебе. Разрешили.

— Значит, явился! — похлопал его по плечу Юрек. — Теперь мы вместе, жаль только… — Снова нахлынули воспоминания о Здзихе.

— Отомстим!

Богусь ощупал карманы:

— Я приготовил это для Здзиха. На, возьми.

На вытянутой ладони Богуся Юрек увидел пистолет системы «вальтер».

— Такой же, как у того охранника. Помнишь?

Пистолет понравился Юреку. Он протянул было к нему руку, но тут же опустил ее. Как мог он взять то, что предназначалось для Здзиха? По какому праву? По праву наследства?

— Бери же… — Богусь не понял его колебаний, Юрек держал пистолет, как бы взвешивая его в руке.

— Думал, что уже влип, — рассказывал Богусь. — Когда нас выпустили, я был уверен, что меня направят в лес. Поэтому решил зайти к Тетке, чтобы забрать пистолет, который закопал когда-то у нее в огороде. Прихожу, а там немцы. Собирают картошку. Я опешил. В нескольких шагах от моего вальтера. Стоило им его найти, то знаешь, что было бы. Им не так уж много надо, чтобы спалить чью-либо хату и поставить к стенке хозяев. Бегу к Тетке и говорю: «Немцы у вас картошку крадут». А Тетка в тот день была злая. Накинула платок на голову — и в огород. Прибегает и давай их отчитывать: «Ах вы такие-сякие! Наверное, вас не кормят, если вы картошку у меня воруете?!» Немцы, очевидно, решили, что раз баба кричит, значит, она права! Поворчали немного и ушли. Я — к вальтеру. Откапываю руками землю — лежит. Тетка увидела, вытаращила глаза: «Я-то думала, ты о моей картошке беспокоишься, а ты…» Смотрю, а сама довольна: как-никак немцам жрать не дала, да и вальтер спасла.

Юрек вынул из кармана около десятка патронов — все, что у него было.

— Возьми! — сказал он Лёлеку. — За него не жалко. — И погладил рукоятку пистолета. — Что слышно в Островце? — обратился он к Богусю.

— Быстрый в отряде, Дядюшка и Антек занимаются своим делом. Говорят, что скоро назначат нового командующего округом.

— А как дома? — робко спросил Юрек.

— Дома, как до…

Неожиданный выстрел прервал его на полуслове. Подбежали к окну. Вдали за деревней медленно опускалось облако пыли. На минуту им показалось, что со стороны Опатува донесся гул мотора автомашины. Затем все смолкло. Спустя некоторое время прогремели еще три выстрела.

В избу вбежал командир отделения Конрад.

— За мной! — бросил он с порога. — Прикрываем отход отряда!

Через деревню проходила проселочная дорога, за ней возвышался пригорок, пологий склон которого спускался к лугам. Вдали тянулся лес. В этом направлении и было решено отходить. Пригнувшись, они выбежали из хаты: Конрад, Юрек, Богусь, Серый, Янасичик, тот самый, который вместе с Юреком был в отряде Олека, Ясь и Пузырек.

Выстрелы раздавались все чаще и чаще. Их отделение выполняло роль прикрытия. Они должны были принять на себя весь огонь противника, задержать его как можно дольше, чтобы обеспечить отход отряда.

Немцев еще не было видно. Шла беспорядочная стрельба. Следовательно, противник их тоже не видит.

Под прикрытием построек они спустились вниз, к дороге, которую надо было перекрыть.

Залегли в придорожной канаве. Огонь здесь был довольно сильным. Немцы, расположившись на возвышенности, имели отличный обзор местности и удобные позиции для обстрела. Но теперь их тоже было видно. Они прятались в ржаном поле, за деревьями, за бугорками. Юрек целился не спеша, наверняка. «Не торопись», — говорил он себе словами Василя. Рядом лежал Богусь. Он стрелял из пистолета. Его покрасневшее лицо было сосредоточенным и напряженным. Он то и дело откидывал назад волосы, спадавшие на лоб. На его носу выступили капельки пота. Сзади грохотала винтовка Янасичика.

Пока они чувствовали себя в относительной безопасности. Могли еще спокойно, без потерь отойти. Однако об этом никто не думал. Приказ звучал коротко и ясно: «Обеспечить отход отряда». Это значит — оказывать сопротивление как можно дольше.

Пули рикошетом отскакивали от дороги и, чиркнув, со злостью ударялись в поседевший от пыли край рва.

Конрад, наполовину высунувшись из канавы, дал очередь из автомата.

— По фрицам, ребята! Огонь!

Стиснув зубы, на которых скрипел песок, они жмурились от солнцами огромного напряжения.

Каждая минута сопротивления способствовала отходу отряда. Немцы это понимали. Огонь их усилился.

Силы были явно неравными. Немцы обрушили с пригорка на партизан град пуль, ров отвечал им редкими, короткими очередями. Теперь, когда главные силы отряда успели уйти, немцы не спешили. Они пытались подавить огнем проклятый ров. Конрад решил этим воспользоваться.

— Ребята, по одному через дорогу!

Первым выскочил Пузырек. Он стоял на краю рва, выпрямившись во весь рост, и снизу казался великаном. В ту же секунду раздалась очередь с немецкой стороны. Пузырек неуклюже приподнял плечи вверх, как будто призывая весь мир в свидетели.

— Ох, мама! — вскрикнул он приглушенным голосом и, выпустив из рук винтовку, рухнул на дорогу. Богусь успел схватить оружие.

Смерть видели все. Она косила людей на глазах. Стояла, поджидая других. Они поняли это, глядя на неподвижное тело товарища. И все же им придется пройти здесь, через дорогу, на которой она притаилась.

Конрад решил показать пример. Выскочил, пробежал, залег. Удача товарища вдохновила Серого. Он сжался, словно пружина, перепрыгнул через лежавших Юрека и Богуся и вылетел наверх.

Пуля настигла его, когда он был почти у цели. Он лежал, уткнувшись лицом в землю, как будто внимательно рассматривал ее.

Ребята молча взглянули друг на друга. Во ржи, покрывавшей склоны пригорка, Богусь заметил толстого, неуклюжего немца. Он спрятался, и в колосьях издалека его не было видно. Но гитлеровца выдала каска в которой отразилось солнце, словно солнечный зайчик, пущенный зеркальцем. Богусь прищурил левый глаз. Худой, с виду еще мальчишка, он выглядел с винтовкой беспомощно, как ребенок. В прорези мушки замаячил темный силуэт немца. Медленно, осторожно Богусь единственным пальцем правой руки нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел. Зайчик в последний раз скользнул по каске. Заколыхались колосья, и фашист медленно осел вниз.

— Попал, — лаконично констатировал Богусь.

Они сделали несколько шагов по рву. Позади лежала притихшая, молчаливая деревня. С лугов доносился запах свежего сена. Внешне как будто бы ничего не изменилось. Только грохот перестрелки, эхом отражавшийся от холма и деревьев, казался чужим и враждебным на фоне этой тишины. На войне не бывает тихих закоулков.

Теперь решил попытать счастья Ясь. Высунул голову. Это было его последнее движение. Через секунду его тело беспомощно рухнуло на дно рва.

Юрек тронул Богуся за плечо.

— Пошли!

Они взглянули на противоположную сторону дороги. Она показалась им широкой, как океан. Небольшие фонтанчики пыли взметнулись на середине дороги, предупреждая об опасности. Прислонившись к стенке рва, они решили переждать.

Юрек заглянул в глаза Богуся:

— А ты не хотел бы оказаться теперь в поезде?

— Нет.

Какая-то шальная пуля шлепнулась в глину и подняла облачко пыли над их головой. Оба невольно пригнулись.

— Вот видишь, приходится кланяться.

— Да, но зато здесь чувствуешь себя не так, как там. — Богусь показал на винтовку. — Мы ведь тоже заставляем их кланяться.

Огонь то утихал, то снова усиливался. Немцы не пытались подходить ближе, боясь, как бы партизаны не застали их врасплох. Отряд Вереска был уже вне опасности. Теперь можно попытаться отойти и самим. Противник, занимая более удобные позиции, постепенно сжимал, полукольцо. Они были перед ним как на ладони. В этой ситуации им оставалось только ждать удобного момента, чтобы, улучив минуту, перебежать дорогу и уйти в лес.

Юрек положил руку на плечо Богуся. Тишина! Богусь решил выглянуть. От стены сарая, стоящего на возвышенности, метнулась чья-то тень. Богусь увидел ее на мушке своей винтовки. Грянул выстрел. Тень распласталась на траве. Притаился или убит? Неизвестно. Немцы ответили автоматной очередью.

— Не проскочим! — безнадежно махнул рукой Юрек. — Кто-то должен пройти, — твердо сказал Богусь. «Так говорил и Здзих», — подумал Юрек.

Тем временем немцы, очевидно, приняли какое-то решение. Огонь грохотал теперь то с одной, то с другой стороны. Юрек сориентировался первым.

— Хотят схватить нас живыми!

Богусь вспомнил Мюллера и Ганса:

— Не дождутся.

— Бежим?

— Бежим!

Богусь одернул куртку, крепче стиснул винтовку.

— Готов?

— Готов!

— Пошли!

Они почти одновременно выскочили на пустую дорогу. Надо было пробежать всего несколько шагов. Позади уже один, второй, третий…

Пригорок снова огрызнулся огнем. Что-то горячее ударило Юрека в ногу. Он зашатался, но устоял и, добежав до рва, кубарем скатился вниз.

Богусь видел уже перед собой дно канавы, когда вдруг все поплыло у него перед глазами. Страшный грохот, напоминающий гул тысячи поездов, пронесся в голове. Он на миг увидел ослепительно сверкающие рельсы, уходящие куда-то вдаль, где была лишь пустота и темнота.

— Кажется, удалось, — шепнул Юрек, взглянув на кровоточащую ногу. — Ранили! — Он завернул штанину. — Посмотри, Богусь!

Тот не отвечал.

— Богусь! — повторил Юрек громче.

Его вдруг охватил ужас. Он перевел взгляд на друга и только теперь увидел, что тот лежит в какой-то странной, необычной позе. Подполз к нему поближе.

Богусь лежал, прижавшись щекой к земле, обнимая ее широко раскинутыми руками, будто бы не желая никому отдавать ее…

Через разорванную рубашку бежала ярко-красная струйка крови, впитываясь в землю, которую он защищал.

— Богусь! — крикнул сорвавшимся голосом Юрек. Новая очередь просвистела над его головой. Юрек залег, подвинул поближе винтовку и начал стрелять по немцам с ненавистью, бешено, остервенело.

Он был единственный, кто остался в живых. Взглянул на Богуся. «Ему я уже ничем не могу помочь», — подумал он и решил отходить. Немцы заметили это. Улучив момент, он выпрыгнул из канавы. Почувствовал еще один удар в ногу. Споткнулся, перескочил через какую-то лужу и побежал в сторону луга. Позади гремели выстрелы, пули со свистом пролетали рядом, но он даже не пригибался. Увидев перед собой телегу, вскочил на нее и хлестнул лошадь. Испуганная лошадь с пеной на морде понеслась напрямик через луг, влетела на пригорок. Юрек чувствовал, как немеет его нога. Штанина была мокрой от крови. Он еще раз ударил лошадь кнутом. Перед ним виднелся овраг, по дну которого пролегала дорога.

Лошадь мчалась в сторону оврага. Вдруг колесо ударилось о камень, телега накренилась, и Юрек, потеряв равновесие, упал на дорогу, с бессильной злостью смотрел он, как испуганная лошадь понеслась дальше, таща за собой перевернувшуюся телегу. Некоторое время он лежал тихо, прислушиваясь. Звуки выстрелов доносились издалека и были уже редкими.

«Теперь начнут облаву, — подумал он, — хорошо, что сумел сберечь винтовку».

Однако он чувствовал, как силы постепенно покидают его. Должно быть, потерял много крови. Взгляд начал туманиться, мышцы стали какими-то вялыми. Он кончиком языка облизнул спекшиеся губы, подполз к кусту.

Вдруг Юрек вздрогнул. Он увидел, как кто-то бежит к оврагу. «Немцы», — мелькнуло в голове. Кровь сильнее застучала в висках. Он тяжело, с трудом дышал, крепко сжимая винтовку.

По дороге бежал незнакомый человек. Сквозь ветви кустарника Юрек следил за каждым его движением. Вдруг голова Юрека отяжелела, все закружилось. Тело как-то сразу обмякло. Последним усилием воли он сдавленным, чужим голосом успел крикнуть:

— Стой! — и потерял сознание.

 

Через линию фронта

 

В лесном госпитале

Разными были в. то время деревни, но всех их коснулась война. Одни были для партизан родным домом, другие — амбаром, третьи — госпиталем.

В Мочидлах находился госпиталь. Нет, там не было светлого здания со сверкающими чистотой коридорами, запахом йода, тишиной и ровными рядами белых коек. Госпиталь размещался в обычных деревенских хатах.

Там лежали больные и раненые, которых в случае опасности надо было немедленно перевести в сарай или другое укрытие.

«Главным директором» госпиталя в Мочидлах была пани М., которую называли также Графиней. Как-то летом 1943 года, когда Графиня пасла коров, она увидела, как из ближайшего оврага выскочили несколько человек и побежали мимо нее в сторону ржаного поля. Один из них остановился, приложил палец к губам и исчез во ржи. Его-то как раз Графиня и узнала. Это был Эдек, или Орел, тот самый, который не оставлял Здзиха в покое своими рассказами о партизанах. Несколько дней спустя в доме своего отца Графиня второй раз встретилась с Орлом. Он лежал тяжело раненный в обе ноги. Найти врача в то время было трудным делом. Поэтому пани М. начала лечить его сама, как умела, домашними средствами. Умела, по-видимому, хорошо, поскольку раненый не только вырвался из рук смерти, но и вернулся вскоре в партизанский отряд.

С этого, собственно говоря, и началось. Позднее Графиня была уже не одна. Отовсюду приходили девчата, предлагая свои услуги: из Жухува, Долов, Обренчной, Щуци, Окронглицы, Романува и Енджеюва. Связные и санитарки. Явились доктор Кароль и доктор Анка. Теперь раненые имели уже квалифицированную помощь и опеку. Доктор Анка организовала курсы. Интрига, Русалка, Альбина, Валя и десятки других девчат познавали здесь тайны нелегкого искусства лечения. Работа шла полным ходом.

Когда было трудно с продовольствием, Графиня обращалась за помощью к жителям деревни. Все жили в то время бедно. Но раненым люди отдавали все, что могли. Литр молока или яйцо казались тогда чуть ли не королевским даром.

В эти Мочидлы и попал Юрек. Обессиленный, он сначала никак не мог понять, где он и что с ним произошло. Позднее отдельные разрозненные картины соединились в одно логическое целое.

Потеряв сознание в овраге, он очнулся в чьем-то сарае. Попытался встать, но онемевшие, словно деревянные ноги отказались повиноваться. Поэтому он лежал неподвижно, настороженно наблюдая через зиявшие щели сарая за тем, что происходит во дворе. Где-то рядом мерно жевала корова. Пахло молоком. Только теперь он почувствовал голод. Осмотрелся — в сарае никого не было. Деревня тоже словно вымерла. Вокруг стояла такая тишина, что даже жужжание комара, настойчиво кружившегося над его ухом, казалось слишком громким.

Примерно через час или два, точно сказать трудно, дверь сарая распахнулась и появился незнакомый мужчина. Позднее Юрек узнал в нем того человека, который бежал за ним по оврагу и в которого он хотел стрелять.

— Ну как дела, в порядке? — спросил незнакомец.

Юрек усмехнулся: что он мог ему ответить?

— Послушайте, какие-то посторонние люди появились в нашей деревне и говорят, что разыскивают раненого, — шепотом сказал незнакомец.

Юрек насторожился: «Свои или нет», — размышлял он. Поманил хозяина рукой. Тот наклонился над ним.

— Скажите им: «Роза» и послушайте, что они ответят.

— Хорошо!

Через несколько минут хозяин вернулся.

— Ответили: «Красная». — Он удивленно пожал плечами.

Этого Юреку было достаточно.

— Зовите их сюда! — воскликнул он.

Оказалось, что люди из отряда Березы вот уже несколько часов искали раненого под Трембанувом.

Так Юрек оказался в Мочидлах под опекой Графини. Там встретил своего знакомого из Енджеюва — Чесека, раненного в руку.

Партизаны были выносливыми пациентами, и в этом отношении пани М. не имела с ними хлопот. Хуже обстояло дело с питанием. Впрочем, они сами это знали, хотя Графиня никогда и словом об этом не обмолвилась. Правда, она могла пойти в Островец, хотя бы к матери Юрека, и сказать: «Ваш сын ранен и лежит у меня, постарайтесь достать ему что-нибудь из еды». Этого было бы вполне достаточно. Каждая мать из-под земли раздобудет и принесет еду. Однако пани М. никуда не ходила, не решаясь потревожить материнское сердце.

И все же однажды по странным взглядам соседок мать Юрека догадалась: что-то произошло.

— Что вы на меня так смотрите? — буркнула она со злостью, затем замолчала, пытаясь прочитать что-нибудь в их глазах.

— Был бой…

Вначале она не удивилась.

— Ну и что из того, что был! Мало ли бывает боев! Время сейчас такое!

Потом догадалась: если именно ей рассказывают про бой, значит, за этим что-то кроется.

— Юрек?! — громко охнула она, хватаясь за голову. — Ну говорите же, что с Юреком? — не то умоляла, не то требовала она.

— Да ничего особенного.

— Он жив?!

— Жив.

— Ранен?

— Легко.

— Боже мой! — воскликнула она испуганно. — Где он лежит, почему не говорите?

— Как не говорим? Говорим…

Она, не отрываясь, смотрела им прямо в глаза: женщины молчали. Это молчание еще больше обеспокоило ее.

— Тяжело ранен, что ли?

— Мы же сказали, что нет.

Она не верила им.

— Где он лежит, спрашиваю!

Женщины задумались: «Сказать или нет?» У Француженки вспыльчивый характер, и, разволновавшись, она могла наделать глупостей. Но теперь, когда ей уже сказали самое главное, она, конечно, узнает в об остальном. Скрывать не имело смысла.

— В Мочидлах. У Графини.

В тот же день она отправилась в деревню. Всхлипывая, бормоча себе что-то под нос, она чуть ли не бегом шла по полю, будто бы кто-то гнался за ней. Уже во дворе наткнулась на Графиню.

— У вас мой парень?

— Да…

Молча прошла мимо нее. У самых дверей остановилась, вытерла насухо мокрые от слез глаза, чтобы не было видно никаких следов, и решительно переступила порог.

Юрек лежал бледный, истощенный. Глаза его лихорадочно блестели. Улыбнулся матери, но, увидев выражение ее лица, помрачнел. «Сейчас начнется», — подумал он, вспомнив, как она устраивала ему скандалы, когда он собирался идти в партизаны и когда нашла у него оружие.

Француженка, подперев руками бока, взглянула на сына и покачала головой.

— Ну и чего же ты добился в этих партизанах?

Юрек опустил глаза.

Он как-то над этим никогда не задумывался. Как и другие, воевал, а как это получалось — не ему судить. Каждый шел в партизаны добровольно, но это не значит, что все они хотели умереть. Смерти, разумеется, никто не искал.

— Оружие у тебя есть? — резко спросила она.

Юрек еще больше съежился.

— Н… нет…

— Подожди, — бросила она с порога и выбежала во двор.

— Значит, вот как, — наступала она на охранявшего госпиталь партизана. — Пока он был здоров — имел оружие, а теперь отняли? Хотите, чтобы пришли немцы и взяли его голыми руками? Не дождетесь! Дайте ему сейчас же винтовку, чтобы он мог защищаться! Ну, быстро! Раз он партизан, то пусть им и будет!

Вбежала обратно в хату.

— Не переживай! Оружие тебе дадут! Я им…

Юрек от удивления широко открыл глаза.

— Мама!

Только теперь она присела на краешек койки и обняла сына. Из груди ее вырвался с трудом сдерживаемый плач.

— В ноги тебя ранили, сынок? В ноги, дорогой? Тебе очень больно?

— Теперь уже нет.

— Но было больно?

— Да, немножко.

— Вот видишь, видишь, а я тебя так просила…

Как будто бы от него зависело, быть или не быть ему раненым.

После смерти Здзиха каждый день был для нее мукой. Ей казалось, что раз они вместе пошли в партизаны, то и судьба их должна быть одинаковой. Со смертью Здзиха она оплакивала и своего сына и теперь облегченно вздохнула, когда узнала, что сын жив. Но если до этого не верила, что один из них может погибнуть, то теперь такая возможность казалась ей ужасающе реальной.

Пани М. имела основание радоваться визиту Француженки. Теперь снабжение госпиталя продуктами значительно улучшится. Все, что пани М. получала от родственников своих пациентов, она с общего согласия делила между всеми ранеными.

Дни тянулись, похожие один на другой. Временами поднятая кем-то тревога вынуждала Графиню прятать раненых. Тогда она взваливала их на спину, тащила в сарай, укрывала сеном или прятала в ржаном поле. Чаще всего тревога оказывалась ложной — просто не выдерживали у людей потрепанные нервы.

Однако пани М. не сердилась на них. Надо было быть бдительной, тем более что все свидетельствовало о том, что опасность с каждым днем возрастает. В близлежащих городах и в деревнях появлялось все больше вражеских солдат. Это было связано с радостной вестью о том, что началось наступление из-за Буга. Немцы намеревались закрепиться на Висле и поэтому заранее готовили тылы. Со дня на день они могли появиться и в Мочидлах.

Перемены коснулись и островецких партизан. Юрек узнал об этом из приказа, который случайно попал к нему в руки:

«Армия Людова, командование III округа. 13.VII 1944. Приказ № 16.

С сегодняшнего дня на базе существующих отрядов создается новая воинская часть под названием: 1-я бригада имени Келецкой земли в следующем составе…»

Далее перечислялись должности и псевдонимы лиц, среди которых Юрек нашел многих знакомых. Сержант Горец в соответствии с этим приказом назначался командиром 2-й роты 2-го батальона.

Приказ был подписан новым командующим округом подполковником Метеком. Итак, слухи о создании бригад подтвердились.

Неизвестный Юреку подполковник Метек, должно быть, серьезно взялся за дело. В одном из последующих его приказов говорилось: «Знакомясь с округом, я обнаружил, что некоторые районы либо поддерживают нерегулярную связь, либо вообще не имеют никакой связи с отрядами. Категорически предупреждаю, что виновные в халатности будут привлекаться к самой суровой ответственности».

«Командующий попал в самую точку», — думал Юрек. Связь у партизан действительно давно уже хромала. Случалось, что связной добирался раньше, чем сообщали пароль. Тогда возникали ситуации вроде той, в которую однажды попал один из связных. Он явился к крестьянину, которому должен был передать распоряжение командования. Поскольку оба не знали друг друга, партизан пытался выяснить, к тому ли человеку он пришел.

— У вас есть колодец, хозяин? — спросил он, как было условлено.

Крестьянин удивленно взглянул на него: тот стоял в нескольких шагах от колодца.

— Так вот же он, — ответил крестьянин, пожав плечами.

Отзыв должен был звучать иначе.

— Ну да, а колодец, понимаете, колодец у вас есть? — продолжал допытываться связной.

Но крестьянину надоели эти глупые расспросы:

— А это что, сарай, что ли? Вы же видите, что колодец.

Связной понял, что так они ни о чем не договорятся. Потеряв терпение, он сказал крестьянину, с чем и к кому пришел.

— С этого и надо было начинать, — засмеялся хозяин. — Нового пароля нам еще не сообщили, поэтому откуда я могу знать!

Теперь, как следовало из приказа, в этом отношении все должно было в корне измениться.

Но изменилось не только это. До Мочидлов доходили вести о том, что партизанские бригады с каждым днем росли и крепли, что установлена более тесная связь с наступавшей с востока 1-й армией Войска Польского, что участилась доставка с воздуха оружия и боеприпасов, улучшилось вооружение, снабжение продуктами. Партизаны внимательно следили за ходом наступления Советской Армии, отсчитывали дни, остающиеся до того момента, когда через пылающую линию фронта они смогут протянуть руку людям, идущим им на помощь, несущим освобождение.

Слухи о наступлении Советской Армии подтверждались и приказом командования Армии Людовой, который Юрек, не отрываясь, прочитал с пылающими от волнения щеками: «Борьба с гитлеровскими бандитами и захватчиками вступает в решающий этап. Союзническая Советская Армия вместе с Польской армией перешла Западный Буг и, прорвав фронт противника, развивает мощное наступление в направлении Люблина».

Значит, все это было правдой. Мучительно сознавать свое бездействие, когда происходят такие большие события. Юрек осматривал свои ноги, пробовал ходить. Однако идти в лес было еще рано.

Однажды ночью он проснулся и начал прислушиваться. Ему показалось, что где-то вдали раздается приглушенный гул канонады. Сердце радостно заколотилось в груди. Он закрыл глаза, затаил дыхание, чтобы лучше было слышно. Фронт грохотал, как буря, неся с собой свежий ветер. Дышать стало легче.

В эти дни Юрек хотел лишь одного — остаться живым. Глупо тонуть у самого берега, глупо умирать в последний день войны, когда кошмары оккупации остались позади. Когда надежда выжить становится близкой и чуть ли не ощутимой, возрастает цена собственной жизни. Каждый солдат боится больше всего первых и последних дней войны. Юрек их тоже боялся.

Из тройки друзей он остался теперь один. Какая участь ожидает его? Дойдет ли он? «Ведь кто-то должен дойти» — звучали в ушах слова, сказанные когда-то Здзихом, очень давно, чуть ли не год назад.

Тогда партизанская война ассоциировалась у них со вкусом подгоревшего на костре супа, запахом сосновой хвои и цветом серебристой луны на фоне темной лесной ночи. Дни сражений и ночных переходов изменили эту картину. Им пришлось познать еще привкус крови и вонь гноящихся ран.

В партизанские отряды вливались все новые и новые группы молодежи того же, что и они, возраста, с таким же, как и у них, жизненным опытом.

С той памятной ночи, когда фронт впервые дал знать о себе слабым отдаленным гулом, в Мочидлах воцарилось совершенно другое настроние: пани М. стала еще более энергичной, но и более нервной. Немецкие войска тянулись на восток днем и ночью. В любую минуту они могли обнаружить и госпиталь.

Наступило особенно беспокойное время.

По проселочным дорогам и лесным тропам сновали связные с донесениями и приказами. По ночам летели под откос немецкие эшелоны. Зеленые поляны расцветали белыми куполами парашютов. Дни считали по количеству проведенных боев, взорванных мостов, сожженных автомашин.

Партизанская война усиливалась, и это также было признаком приближающегося фронта. Время от времени в руки Юрека и других раненых попадали приказы, подписанные новым командующим округом. Трудно представить себе облик человека только на основании подписанных им приказов — лаконичных, деловых. Правда, одно можно было сказать твердо: он сумел вдохнуть новую жизнь в Островецкие леса и, что самое главное, умело руководил борьбой.

Тем временем то, чего больше всего боялась пани М., произошло.

Немцы нагрянули в деревню совершенно неожиданно в один из первых дней августа. Юрек в то время начинал уже ходить. Прячась, задворками пробрался он к ржаному полю. К счастью, немцам не понравилось в Мочидлах. Деревня была убогой и не внушала особых надежд поживиться. Бедность жителей на этот раз выручила их. Немцы ушли. Однако остался страх, сознание постоянно висевшей над ними опасности.

Юрека перевезли в другую деревню. Хотя на Келецкой земле не было в то время тихих уголков, все же казалось, что здесь немного спокойнее.

По ночам фронт стало слышно лучше. Люди всматривались в далекие вспышки над горизонтом, прислушивались к глухому гулу канонады. По поведению оккупантов пытались определить день освобождения. Наконец начали считать даже часы…

Никто не мог себе точно представить, как выглядит этот фронт.

Юрек ожидал увидеть бегущих немцев, мчащиеся танки и армаду самолетов, бомбящих противника. Однако небо было по-прежнему чистым, земля не дрожала от грохота бронированных машин.

Но вот однажды деревню охватил переполох. Ее взбудоражила весть о том, что немцы проводят облаву. В то время это было вполне вероятным.

Юрек вместе с Коноплей, раненным в бою под Пшеушином, спрятался в ржаном поле.

Солнце золотило налитые, спелые, готовые к жатве колосья. Пахло хлебом и землей. Юрек осмотрел винтовку, щелкнул несколько раз затвором и, убедившись, что оружие в порядке, стал жевать осыпающиеся зерна.

Звуки редких выстрелов раздавались где-то поблизости. Это напоминало скорее случайную стычку, чем настоящее фронтовое сражение. Время от времени партизаны осторожно выглядывали, чтобы разобраться в обстановке. Однако ничто не говорило о близости фронта. С каждым часом росло их беспокойство.

Спустя некоторое время Юрек снова высунул голову и вздрогнул. В нескольких десятках метрах от него стоял какой-то вооруженный человек.

— Конопля! Немцы!

Они припали к земле, прислушались. Вокруг по-прежнему царила тишина. На этот раз выглянул Конопля.

— Идет сюда, — шепнул он, крепче сжимая приклад винтовки.

Юрек приподнялся. Слышался шум раздвигаемых колосьев.

— Стой! — услышал он вдруг рядом с собой оклик по-русски. «Власовец», — мелькнуло в голове. Он вскинул винтовку:

— Сам стой!

Тот остановился. Юрек чувствовал, как кровь стучит у него в висках.

Они стояли друг против друга.

Незнакомец обладал, по-видимому, лучшим зрением.

— Ты что, мальчик, — заговорил он совершенно другим тоном, — с Советской Армией воевать собираешься?

— Советская Армия?

— А ты думал какая?

Юрек дернул Коноплю за рукав.

— Русские!

Они кинулись ему навстречу.

Колосья золотистой волной с шумом расступались перед ними. Солдат стоял на месте, перебросив через плечо автомат, и с невозмутимым спокойствием сворачивал толстую, с палец, самокрутку.

Юрек подбежал к нему первым. Припал к шинели. Солдат осторожно обнял его неуклюжим, отвыкшим от ласки жестом.

— Ну, ладно, ладно тебе…

Юрек смотрел в его загоревшее, огрубевшее лицо. Тот шмыгнул носом, твердым, заскорузлым пальцем вытер подозрительно повлажневшие глаза и, смутившись, отвернулся.

— Вот видишь, — показал он на прямоугольный кусочек бумаги, оторванный от газеты, — рассыпал махорку…

 

Прощание

Сикорский заболел. Он лежал в сооруженном из веток шалаше, тяжело дыша, метался в жару. Клен то и дело давал ему пить, всовывал в спекшиеся губы сухари. Опухшие глаза больного лихорадочно блестели.

Моросил нудный холодный дождь. Худое, тощее тело Сикорского дрожало от холода. Из-под брезентового стеганого мешка, в которых им сбрасывали с воздуха оружие и боеприпасы, торчали босые ноги. Временами он поджимал колени к самому подбородку — так было теплее, но уже спустя минуту ноги немели и приходилось вновь вытягивать их на пронизывающий холод. И снова начинал бить озноб.

Октябрь для всех оказался очень тяжелым. Сикорский был не единственным, кому грозило воспаление легких. Холод и голод доставляли им гораздо больше неприятностей, чем немцы.

Фронт остановился на Висле, приближалась зима.

Юрек еле держался на ногах. Пришедшее в августе с востока освобождение оказалось непродолжительным счастьем. Продвинувшийся далеко на запад авангард какого-то соединения Советской Армии был оттеснен назад немецким контрударом. Юреку снова пришлось скрываться и прятаться.

Набравшись сил, он решил побывать в Островце.

Здесь его чуть было не отправили на принудительные работы в Германию. Сбежал прямо с биржи труда. Не стал ждать, когда за ним придут второй раз, вернулся в лес, нашел своих.

В Окронглице Метек принимал островецкие отряды. Тогда Юрек впервые увидел его. Чернявый, с вьющимися волосами, он был в мундире подполковника. Говорил он твердым, не терпящим возражений тоном.

— О, Метек! — говорили о нем партизаны. — Он свое дело знает. С ним можно…

Начался новый этап партизанской войны. Метек определил для каждого отряда район действия, поставил задачу, требовал информировать о ходе ее выполнения. Дела сразу пошли веселее. Взлетали на воздух мосты, воинские эшелоны, все важнейшие дороги были заминированы.

Они превратились в настоящую армию, которая доставляла немцам множество хлопот. Правда, уходя, партизаны оставляли в лесах могилы друзей. Однако цена их жизни стала теперь значительно выше, чем раньше.

Жили надеждой на скорое освобождение. Знали, что бросок от Западного Буга до Вислы отнял у Советской Армии много сил, но где-то в глубине души тешили себя, что, может быть… Тем временем здесь, на территории, непосредственно прилегающей к фронтовым тылам, обстановка ухудшалась со дня на день. Орды гитлеровских солдат забирали у истощенного оккупацией населения все оставшееся продовольствие. Начался голод. В Свиногурских лесах за питание отвечал Быстрый вместе с Бруно — немцем, перешедшим на сторону партизан.

Варили в основном похлебку из залежавшейся муки. Совсем не было соли. Женщины пытались помочь Быстрому в его кулинарных трудах и хоть как-то разнообразить меню. В результате появлялись лепешки или клецки — размером с кулак, сырые внутри. Иногда удавалось приготовить лакомства: галушки на молоке с морковью или тыквой. Тогда у всех был праздник.

Но и голод не сломил партизан. Они по-прежнему не давали немцам покоя своими неожиданными нападениями. Темной ночью, когда ничего не видно даже на расстоянии вытянутой руки, они шли по лесу, держась за натянутые вдоль колонны парашютные стропы, чтобы не потеряться. Калечили в кровь ноги о стерню и острые камни, скользили по глинистому, намокшему грунту.

Юрек встретил в это время многих друзей. С Василем, который только что вернулся из-за Вислы, он поздоровался, как с отцом. Вскоре появился и Сашка. Он побывал уже за линией фронта, но регулярная армия оказалась ему не по душе. Тосковал по Островецким лесам. Наконец подал рапорт с просьбой перебросить его опять к партизанам. И вот однажды, после того как приземлились мешки с грузом, он сам спустился на парашюте в объятия старых друзей.

Численность отрядов росла с каждым днем. Люди шли к ним со всех сторон. Приходили и отдельные группы из Армии Крайовой. Их тоже встречали по-братски. Но вместе с ростом численности отрядов росли и трудности. Не хватало продовольствия. Весь дневной рацион иногда состоял из маленького кусочка хлеба. С голодом все же кое-как еще справлялись.

Труднее было бороться с холодом. Осень в том году была дождливой и холодной. Одежда не успевала высыхать. Не всегда удавалось разжечь костер. Горячая пища была редкостью. Начались болезни. Сикорский свалился одним из первых. После него начали болеть другие. Истощенный голодом организм не имел сил бороться с лихорадкой. Больные лежали под намокшими ветками шалашей, переворачиваясь с боку на бок, надрываясь от сухого непроходящего кашля.

Тяжелобольных отправляли на базы и в лесные госпитали. Приближалась зима. Надо было подумать о будущем.

В один из дней вопрос этот обсуждался на совещании у командования.

В шалаше Сикорского Юрек встретил Клена. Они молча взглянули друг на друга.

Сикорский тяжело дышал. Клен натянул ему до самого подбородка мешок, служивший покрывалом. Показались босые ноги. Клен горько усмехнулся.

— Ну и длинный же ты, Сикорский!

Выбежал из шалаша и через некоторое время вернулся со своим стеганым мешком.

— Вот! — набросил он его на голые ноги Сикорского. — А то застудишь конечности.

— А-а… — Сикорский хотел что-то сказать, но Клен перебил его:

— Бери, Сикорский, бери… Теплее будет.

— А… ты?

— Я лягу с Юреком. У него теплая спина, а в жизни самое главное — это спина. Можно жить без головы, но без спины — нельзя. Тебе, Сикорский, этого не понять. Ты еще младенец, — говорил он не останавливаясь, чтобы как-то развеселить Сикорского.

Дождь тонкими ручейками стекал с веток на размокшую землю. Сикорский смотрел на них, пытаясь улыбнуться. Он не предполагал, что Клен, который любил подтрунивать над ним, теперь, когда он заболел, окажется таким.

— Хо…

— Холодно, да? — договорил за него Клен, но больной энергично замотал головой.

— Хо… Хороший ты парень!

— Ладно, ладно. Ты еще меня плохо знаешь!

Снаружи донесся свист.

— Приглашают на сбор. Надо идти!

Вылезли из шалаша. Дождь лил как из ведра. Посеревший лес истекал водой. Холод пронизывал до самых костей. Партизаны построились. Совещание у командования, должно быть, закончилось принятием какого-то важного решения. Никто, правда, на многое не рассчитывал. Что можно сделать в создавшейся ситуации? Домов в лесу не построишь, продукты с неба не упадут, а продержаться так до зимы невозможно.

Сообщили решение командования: отряд делится на две группы: одна возвращается на базу, другая прорывается через линию фронта. Каждый выбирает сам, куда идти.

Василь подошел к Юреку:

— Ну, сынок, куда пойдешь?

Юрек заколебался. Фронт… Как выглядит этот фронт, который по-прежнему грохочет по ночам, вселяя в них надежду? Воображение рисовало различные картины. Иногда он казался линией сплошного огня и дыма, другой раз — длинной извилистой лентой траншей, изрытых снарядами и обнесенных рядами колючей проволоки, в третий раз — уходящими вдаль на многие километры цепями стреляющих друг в друга солдат. Однако всегда это была страшная зона смерти, ад, растянувшийся изогнутой линией по земле. Как прорваться через эту линию? Возможно ли это вообще? «Кто-то из нас должен дойти», — вспомнились ему слова Здзиха. Дойти — это не значит дождаться. Именно дойти.

— Не знаю, — ответил он Василю.

Он должен был посоветоваться еще с другими. Мнения разделились. «Поступлю так, как Горец», — в конце концов решил он. Своего прежнего командира он встретил перед совещанием у командования. Его обычно румяное лицо осунулось, над ввалившимися щеками еще больше выделялся орлиный нос.

— У меня к вам вопрос, командир.

— Говори…

— Посоветуйте: идти мне или остаться.

— Это твое дело.

— А переходить линию фронта страшно?

— Страшно…

— Танки?

— Танки.

— И артиллерия?

— И артиллерия.

— И самолеты?

— Как на фронте.

Юрек закусил губу. Он еще не мог решить.

— А русские знают, что мы должны перейти линию фронта?

— Шифровальщик сообщил.

— Командир, а вы?

— Что я! Я-то пройду!

— Вы уверены?

— Надо верить. Когда веришь в жизнь, труднее поверить в смерть.

Раньше Юрек тоже не верил в смерть. Но Здзих, Богусь, другие… В свои семнадцать лет он больше встречался со смертью, чем видел жизнь. Люди умирали по-разному. Со стоном на устах или молча; с ненавистью, застывшей на лице, или с кроткой покорностью; судорожно сжимая рукой оружие или отчаянно хватаясь растопыренными пальцами за землю, словно за жизнь. Одни умирали, широко открыв глаза, в которых можно было прочитать все: удивление, грусть, отчаяние; другие — крепко сомкнув веки, как будто бы раз и навсегда хотели порвать с миром, который был по отношению к ним недоброжелательным. Но никто не хотел умирать. Особенно теперь, когда оставался всего лишь шаг до освобождения.

— Я пойду с вами, командир, — сказал он Горцу.

— Я так и думал.

Лучшее оружие отдали тем, кто собирался переходить линию фронта. Каждый мог выбрать, что хотел. Эта щедрость радовала и одновременно огорчала. Радовала, так как каждый мог наконец подобрать себе такое оружие, о котором давно мечтал. Огорчала, поскольку это напоминало раздел имущества в семье.

Подходила к концу партизанская жизнь, начиналась новая, неизвестная.

Юрек выбрал себе новый автомат, взял несколько дисков, сунул их в вещевой мешок. Вспомнил свою первую, полученную в отряде винтовку с трухлявым прикладом, с которой ему не советовали появляться на глаза людям. Теперь она показалась ему особенно дорогой.

С новым автоматом явился к Горцу. Тот осмотрел его с ног до головы и одобрительно кивнул.

Готовились к походу и другие. Безымянный не мог скрыть своего огорчения: перелистал все довоенные уставы и нигде не нашел ни слова о действиях при прорыве через линию фронта.

— Уставы этого не предусматривали, — с улыбкой развел он руками.

— Подумаешь! — пожал плечами Юрек. — Сам когда-нибудь напишешь новый устав.

Клен ходил, как никогда, серьезный. У него не было даже желания шутить. Обычно он досаждал тем, кого больше всего любил. А близких друзей оставалось все меньше. Стальной погиб в бою под Грушкой. Сикорский лежал, сраженный горячкой, и, естественно, не мог принять участия в переходе через линию фронта.

В обозе шла лихорадочная подготовка.

Создавались новые, подготовленные к длительному переходу отряды, пополнялось вооружение, передавались последние письма родственникам.

По ночам фронт грохотал, как обычно. Однако сейчас его глухая канонада воспринималась иначе. Партизаны пытались представить себе силу огня, под которым им предстояло пройти, взвесить свои шансы.

Этой ночью Юрек не мог заснуть. Из соседнего шалаша доносилось тяжелое, хриплое дыхание Сикорского. Дождь шелестел среди высохших листьев. Стояли последние дни октября. Юрек свернулся калачиком, закрыл глаза рукой, хотя ночь была темной, осенней и ничто не мешало спать.

Утром снова побежал к Горцу.

— Командир!

— Что тебе?

— Так… когда выступаем?

— Сегодня ночью. Будь готов!

 

Прошли

Сикорский так и не понял, чего хотели от него Юрек, Клен и Безымянный. Они по очереди трясли его худую руку и натянуто, через силу улыбались.

— Держись, старик!

— Пока!

— Прощай!

С другими они уже попрощались до этого. Быстрый обнял Юрека, глянул ему в глаза и хлопнул по плечу.

— Иди! — кивнул он задумчиво головой. — Вот бы Здзих обрадовался…

Вел их капитан Ураган из 2-й бригады. Большой отряд, насчитывающий свыше тысячи человек, исчез в темной ночи. Сразу же взяли быстрый темп.

Шли Клен, Вереск, Горец, Лёлек и другие. Юрек держался поближе к Горцу и Вереску. Оба были его командирами, и он доверял им. Шли гуськом, по пятам друг за другом, соблюдая небольшую дистанцию, чтобы не потерять друг друга из виду. Ветер пронизывал потрепанную одежду, холодными колючками колол потное тело. Ноги скользили по глинистой земле, с чавканьем отрываясь от раскисшего месива. Ломило спину от тяжелого груза оружия и боеприпасов.

— Шире шаг! — пронеслось по цепи.

Высланное вперед походное охранение прокладывало дорогу.

Каждый следил за шедшим впереди. Никто не хотел потеряться в этой темной ночи, отстать.

— Сынок! — услышал вдруг позади себя Юрек. Оказывается, Василь уже давно искал его. Он шел вдоль колонны и заглядывал в лица обгоняемых партизан.

Теперь он шагал следом за ним. Юрек чувствовал за своей спиной его дыхание.

— Домой идем! — весело говорил Василь. — К себе.

— А фронт?

— Ничего, прорвемся!

— Шире шаг! — докатилась снова до них команда.

Вышли из леса. Стало немного светлее. Сквозь серо-молочное неподвижное облако тумана проступала равнина лугов. Окунулись в него. Что-то холодное, липкое окутало их. Под этим естественным прикрытием они чувствовали себя увереннее.

Окрестности словно вымерли. Немцы, заботясь о своей безопасности, эвакуировали население. Партизаны проходили мимо опустевших, молчаливых деревень с темными и негостеприимными хатами.

На рассвете остановились в лесу. Ураган нервничал. Оказалось, что темп перехода был слишком медленным.

— Потеряли один день! — говорил он Горцу. — Целый день!

Горец знал, что имел в виду Ураган. Он опасался за последствия, которые могло вызвать это опоздание. Русские ждали их сегодня. Им сообщили время перехода и пароль. За это время советские части могли смениться, и тогда партизаны оказались бы между двух огней.

Ураган в душе жалел о своем решении взять с собой всех, кто хотел идти. «Надо было отобрать только тех, кто выдержит такой изнурительный переход», — думал он про себя, пока не пришел к выводу, что поступить иначе он все равно не смог бы. Ведь эти люди искали спасения. Хватило бы у него мужества отказать им?

В сумерках двинулись дальше. Оставалось пройти последний отрезок пути. Все ближе и ближе звучал грохот канонады. Короткие вспышки озаряли низко нависшие тучи. Казалось, что где-то там вдали, на фоне дрожащего зарева горит земля. Юрек широко раскрытыми глазами смотрел в ту сторону, и ему на миг представилось, что вся эта колонна людей, с которыми он идет, неумолимо приближается к разверзшейся пропасти.

Теперь они шли, соблюдая особую осторожность. В прифронтовой полосе могли натолкнуться на оборонительные сооружения немцев.

— Видишь, вон там фронт, — шепнул Василь и показал рукой. Юрек кивнул головой. Он давно уже смотрел в ту сторону. Картина была впечатляющей и вместе с тем ужасающей. Казалось, что земля содрогается под ногами.

— Стой!

— Стой! — пронеслось по колонне.

Колонна тут же остановилась.

— Бруно, к командиру!

— Бруно, к командиру! — передавали по рядам. Бруно шел вместе с партизанами. Перед самым выступлением в поход он получил оружие как доказательство доверия, которое он сумел завоевать своим поведением и участием в нескольких операциях.

Немец, расталкивая партизан, протиснулся вперед и вытянулся перед Ураганом и Горцем.

Горец приложил палец к губам и кивком головы приказал ему следовать за собой. Прошли несколько шагов.

— Хальт! — раздалось вдруг в темноте.

Бруно понял, что требуется от него.

— Хальт! — прозвучало второй раз.

Послышался щелчок затвора.

— В чем дело? — ответил непринужденно по-немецки Бруно, будто бы разговаривал со своим старым знакомым. Короткая очередь прорезала тишину и вдруг оборвалась. Все замерли в напряженном ожидании. Из темноты выступил Бруно.

— Дорога свободна, — сказал он.

Однако дорога не была свободной. Гитлеровский часовой охранял невидимую в темноте мельницу, в которой располагались немцы. Автоматная очередь встревожила расчет. Из окон мельницы раздались выстрелы.

— Ложись! — крикнул Ураган.

Залегли на мокрой, пропитанной влагой земле. До линии фронта оставалось около двух километров. Если бы засевшие на мельнице немцы выпустили в воздух ракету, то партизанам пришлось бы нелегко. Ураган понимал, что необходимо ликвидировать этот немецкий пост не поднимая шума. Более тысячи людей не могли пройти незамеченными. Он дал знак стоявшим рядом с ним трем партизанам. Те неслышно, мягко, по-кошачьи, поползли к мельнице. Немцы прекратили стрельбу. Автоматную очередь они приняли за проявление бдительности часового.

— Кто там? — донесся из окна голос одного из немцев. Ему ответила тишина. Раздался чей-то громкий смех, затем на мельнице стало спокойно.

Партизаны подкрались к самым окнам. До них долетали уже отдельные немецкие фразы. Почти одновременно в окно влетело три гранаты. Раздался взрыв. Донесся чей-то пронзительный крик. Затем снова воцарилась тишина.

— Вперед!

Отряд двинулся дальше. Где-то вдалеке затараторили пулеметы. Горец оглянулся. Он привык видеть позади фигуру, следовавшую за ним как тень. Но Сикорского не было. Может быть, в эту минуту его везут в госпиталь. «Только бы поскорее», — подумал он.

Прощаясь, Горец хлопнул рукой по сухощавой ладони Сикорского.

— Держись!

— Слушаюсь, командир! — воспринял тот его слова чуть ли не как приказ.

— Ну, пока!

— Пока.

Горец все время чувствовал его отсутствие. Немногие из этих молодых ребят остались в живых. Прощание с ними было самым тяжелым. Они верили своим командирам, своим старшим товарищам. И надо было с честью оправдать это доверие. Приходилось скрывать от них свою неуверенность, делать вид, что все в порядке, хотя чаще всего обстановка не давала поводов для такого оптимизма. Они привязывались к своим командирам, как к самым близким людям, инстинктивно тянулись к человеческой теплоте, которая в их возрасте была для них необходимой. Лес стал для них школой и домом. Правда, не всегда оставалось время на теплоту: дом должен был быть строгим, а школа — суровой.

Они становились взрослыми, не успев побыть молодыми. Целый период жизни отняла у них война. Нередко он был последним.

Из прежних осталась только горсточка. Но вслед за Здзихом, Богусем, Юреком в лес пришли другие. Из Островца, Денкувека, Копальни, Енджеюва… Иногда они настолько хорошо знали друг друга, что пользоваться псевдонимами было смешно.

Каждый из них имел что-то общее со Здзихом, Богусем или Юреком. Да и судьбы их ничем не отличались. Так же, как и те, они мечтали и голодали, радовались победам, переживали неудачи. На этом длинном пути к народной Польше после каждого боя таяли их ряды, но они продолжали упорно идти вперед.

«Кто-то должен дойти…»

С этой одной из первых островецких групп шел и Юрек.

«Гранит, гранит», — повторял он про себя пароль, боясь забыть в последнюю минуту слово, которое должно проложить ему дорогу через линию фронта.

«Красная — ложись, зеленая — вперед», — вспомнил он несложную систему сигнализации, установленную Ураганом.

Перед ними тянулись ровные поля, засаженные капустой и свеклой. Партизаны привыкли к лесу и в полях чувствовали себя неуверенно. Ведь здесь не спрячешься. Им казалось, что немцы видят их издалека.

Вереск, сжимая рукой автомат, следил за каждым движением Урагана. Сзади шел командир группы советских партизан капитан Донцов. Была в его отряде маленькая веселая девушка Танюша — незаменимая связная. Теперь она тоже шла вместе с ними.

Ураган дал знак. Партизаны начали развертываться в цепи. Усилили фланги пулеметами, поставили туда наиболее опытных партизан. Им предстояло принять на себя всю тяжесть огня противника.

Небо вдали то и дело озарялось вспышками артиллерийских орудий. Кто-то чертыхнулся впереди. Ураган кинулся туда. Прикрепленные к низким столбикам, тянулись телефонные провода.

— Перерезать!

С каждым шагом телефонные провода попадались все чаще. Их резали всем, что попадалось под руку: кинжалом, перочинным ножом, штыком.

Сталь мягко вонзалась в изоляцию, скрежетала о медь. Фашисты начнут искать место обрыва, а найдут перерезанные телефонные провода. Потеряют драгоценное время на восстановление линии.

— Режьте, ребята!

Снова двинулись в путь. Теперь фронт лежал перед ними как на ладони. Казалось, будто бы сама земля стонет, дрожит, раскалывается, клокочет. Лаяли пулеметы, глухо ухали орудия, перепаханная, словно корчившаяся от ран земля извергала вверх облака дыма. Но людей не было видно.

Немцы еще не подозревали, что более тысячи человек вышло к ним в тыл.

Передовой дозор партизан занял уже первые траншеи. В них никого не оказалось. Немцы построили разветвленную, уходящую далеко вглубь линию обороны, чтобы можно было отойти на заранее подготовленные позиции в случае натиска Советской Армии. Следующие траншеи тоже оказались пустыми. Партизаны задержались в них недолго, чтобы немного отдохнуть. Ночь была холодной, но у многих от волнения выступил на лбу пот.

— Осторожно, мины! — передали по цепи.

С этой опасностью следовало считаться. Немцы любили расставлять повсюду мины.

Вдруг где-то рядом на правом фланге застучал пулемет. Партизаны ответили огнем. Секунда тишины. Немцы, по-видимому, опешили. В небо взвилась ракета, стало светло как днем. Припали к земле, крепко прижавшись к ней. Ракета медленно догорала, пока не погасла.

— Вперед!

— Вперед! — вырвалось из груди Юрека.

Он устремился за Горцем. Рядом бежал Василь. Где-то справа шел бой. Пули с визгом разрезали воздух, раздался взрыв гранаты. Немцы никак не могли понять, что происходит на этом участке фронта. Никаких сообщений о передвижении противника на переднем крае не поступало. Тыловые посты молчали, а тем временем здесь, в рядах их обороны, появился неизвестный отряд.

Ураган выстрелил вверх зеленую ракету.

— Вперед!

Пробежали несколько шагов. Снова закипел огонь, и снова они распластались на земле. К новому броску некоторые уже не поднялись.

Начавшаяся перестрелка в тылу противника обеспокоила советское командование. Загремели орудия, дали залп минометы. Один день опоздания! На войне пунктуальность является незыблемым принципом. В пять часов я протягиваю тебе руку, ибо знаю, что ты свой, а в пять часов пять минут — стреляю.

Произошло то, чего больше всего боялся Ураган. Они оказались между двух огней. Это был настоящий ад.

Юрек лежал на раскаленной земле, всем телом ощущая, как она гудит и дрожит. Со всех сторон веером летели к нему белые, красные и голубые огоньки трассирующих пуль. Рядом раздался взрыв. Взрывная волна опалила лицо жаром. Лежавших засыпало землей. «Это — конец, — мелькнуло у Юрека в голове. — Живым отсюда никто не уйдет. Это просто невозможно». Ему кажется, что каждый выстрел нацелен именно в него, что каждая пуля неминуемо поразит его. Странно, что этого еще не произошло. Он чувствовал себя беспомощным в этом море дыма и огня. Бессильная злоба парализовала руки и ноги. Вырваться бы из этого проклятого ада и помчаться не глядя вперед. Все равно, дойдет он или нет, лишь бы избавиться от сковавшего его страха.

Ураган с тревогой следил за усилившимся огнем, пытаясь найти непростреливаемое пространство, которое позволило бы продвинуться хотя бы на несколько метров вперед. Вереск притаился за пригорком и яростно, ожесточенно строчил из автомата по пулеметному гнезду противника, которое выдавали короткие вспышки огня. Руки его дрожали в такт прыгающему автомату.

Вдруг с советской стороны огонь стих. Ураган вытащил ракетницу. Небо на миг озарилось зеленым светом.

— Вперед! Вскочили.

— Ох, мама… мамочка!..

Юрек узнал голос. Танюша, веселая, с пухленькими щечками связная Донцова, остановилась как вкопанная. Жестом нечеловеческого отчаяния и безграничного удивления схватилась двумя руками за голову, глядя широко раскрытыми глазами на странный мир, вспыхнувший вдруг тысячами разноцветных огней.

— Танюша!

Подбежавший Василь сильным плечом смягчил падение девичьего тела. Но это единственное, что он мог для нее сделать…

— Вперед! — раздался голос Донцова.

— Вперед! — повторил Горец. Глаза его сверкают. С раздувшимися ноздрями, плотно сжатыми губами, он бежит, и остановить его невозможно.

— Гранит! Гранит!

Голос Горца потонул в непрерывном грохоте.

— Сынок! — подтолкнул Василь Юрека, который вдруг остановился на месте, как парализованный. — Вперед, вперед, сынок!

Впереди бежал Донцов. Он вдруг свернул в сторону, и Юрек увидел, как его фигура исчезла в облаке дыма и пыли.

— Мины! Мины! — закричал кто-то отчаянным голосом.

Яркий свет немецкой ракеты снова приковал их к земле. На них обрушился новый шквал огня. Впереди едва маячит изогнутая линия переднего края немецкой обороны.

И снова зеленая ракета подняла их с земли. Вереск добежал до траншеи одним из первых. Из-под надвинутой на лоб каски на него смотрят испуганные глаза немца. Вереск бьет его по голове прикладом автомата и спрыгивает вниз. Остальные немцы бросаются наутек. Он посылает им вслед две короткие очереди, третья вдруг обрывается. Вереск медленно выпускает из рук автомат и валится на дно траншеи.

Юрек ворвался в окоп сразу же за Горцем и Василем, споткнулся об убитого немца, оперся о стену рва. Василь тяжело, с трудом дышал.

— Ну, почти дома, — улыбнулся он Юреку.

От свободы их отделяло менее двухсот метров. За их спиной без устали строчили пулеметы. Через поле смерти шли новые и новые цепи партизан.

Юрек сделал несколько шагов вперед. Взглянул на изгиб траншеи, и глаза его засветились.

— Василь! Гармошка!

Нагнулся. В эту минуту над его головой просвистела пуля. Радуясь находке, поднял гармошку. — Василь! Гар…

Василь стоял с той же улыбкой, застывшей на приветливом, добродушном лице, как будто бы все еще говорил: «Почти дома». Из едва заметной раны на виске бежала красная струйка крови…

Юрек бросил гармонь. Она издала короткий звук.

— Гранит! — громко крикнул Горец, сложив рупором ладони. — Гранит! — повторил он еще раз.

Эхо докатилось до противоположной стороны. На востоке уже светало. Вскоре до их ушей донесся далекий голос.

— Пар-ти-за-ны! Сю-да!.. — кричали по-русски.

Они находились на небольшом пригорке. Достаточно было сбежать вниз, чтобы достичь советских траншей.

— Ребята! — обратился к ним охрипшим голосом Горец. — Пошли!

Он уперся ногой в край окопа и выпрыгнул.

Остальные выскочили вслед за ним. Глаза их, не отрываясь, смотрели на темнеющую впереди неровную линию на земле. Сзади захлопали выстрелы винтовок. Несколько пуль просвистело рядом с ними.

Окопы русских все ближе. Еще пятьдесят, еще сорок метров. Мы будем жить! Будем!

— Гранит!

— Гранит!

Из окопов им что-то кричат. Но они не слышат. В ушах свистят ветер и пули. Не важно, что им кричат. Главное, что они уже близко. Еще несколько шагов. За спиной разрывается граната. Поднятая взрывом земля обдает шею пылью.

Юрек оступается прямо перед траншеей. Падает в окоп. Смотрит вокруг отсутствующим взглядом.

Здесь уже Горец. Он тяжело дышит, но глаза его сверкают.

«Я-то пройду», — говорил он. И прошел.

Юрек весь дрожит. Он прячет мокрое от пота лицо в чьей-то серой шинели, сердце его готово выскочить от радости, он с трудом проглатывает слюну. Кто-то прижимает его голову к своей груди. Металлические пуговицы охлаждают разгоряченный лоб. Он поднимает глаза. Видит чужое, но дорогое ему лицо. Это сильный, очень сильный человек. Он легко поддерживает слабеющее тело паренька, что-то говорит ему, но Юрек не понимает. В голове еще звучит грохот боя, перед глазами, как в калейдоскопе, пробегают десятки картин.

— Здзих… я дошел, — прошептал он. И рухнул на землю.

Ссылки

[1] Баца — старший чабан в Татрах. — Прим. ред.

[2] Гвардист — боец Гвардии Людовой. — Прим. ред.

[3] Юнаки (нем. Baudienst) — название созданной гитлеровскими оккупантами организации, выполнявшей строительные работы. На эти работы насильственно угоняли польскую молодежь. — Прим. авт.

[4] Веркшуц (нем. Werkschutz) — охранник на заводе, на предприятии. — Прим. авт.

[5] Согласен! (франц.)

[6] Куявяк — польский народный танец. — Прим. ред.

[7] Пошел вон! Убирайся! (нем.)

[8] Быстро, быстро! (нем.)

[9] Удостоверение личности! (нем.)

[10] Почему ты не работаешь, а? (нем.)

[11] Я… я… (нем.)

[12] Дальше, дальше (нем.).

[13] Так называлась конспиративная квартира, укрытие для польских партизан в годы борьбы с гитлеровцами. — Прим. ред.

[14] Партизаны Армии Людовой (АЛ). — Прим. ред.

[15] Фольксдойче — местный житель немецкого происхождения, который во время оккупации, главным образом в целях собственной выгоды, заявлял о своей принадлежности к немецкому народу. В Силезии и Померании гитлеровцы принуждали подписывать так называемые фолькслисты также местных жителей — поляков. — Прим. ред.

[16] Беховец — от БХ — Батальоны Хлопске (крестьянские батальоны) — стихийно возникшие крестьянские отряды самозащиты пропив произвола гитлеровцев. В 1944 г. большая часть их вошла в состав Армии Людовой. — Прим. ред.

[17] Энэсзетовец — от НСЗ — Народове силы збройне — реакционные вооруженные отряды, созданные польским эмигрантским правительством для расправы с демократическими силами сопротивления. НСЗ сотрудничали с немецко-фашистскими захватчиками. — Прим.

[18] На основании документов, а также бесед с участниками перехода линии фронта в последующем удалось установить причины этого недоразумения:

[18] 1. В штурмовой группе большинство партизан было одето в немецкую форму.

[18] 2. Партизаны начали переход лини фронта с опозданием на несколько часов.

[18] 3. Сильный восточный ветер не давал возможности советским бойцам услышать обусловленный с партизанами пароль для перехода ими линии фронта. — Прим. ред.