Секретная семерка

Блайтон Энид

Брат и сестра – Питер и Дженнет – и их друзья Колин, Барбара, Пэм, Джек и Джордж основывают свое тайное общество «Секретная семерка». Развлекаясь в рождественские каникулы, они лепят несколько снеговиков около дома, в котором давно никто не живет. Кто бы мог подумать, что именно снеговики приведут ребят к их первому расследованию?

 

Глава 1

Секретная семерка готовится к встрече

– Не мешало бы «Секретной семерке» собраться, – сказал Питер своей сестре Джанет. – Мы очень давно не собирались.

– Ой, конечно! – Джанет с шумом захлопнула книгу. – Знаешь, Питер, не то чтобы мы забыли о нашем обществе – просто на рождественских каникулах было столько интересного, что встретиться времени не хватило.

– Но сделать это совершенно необходимо, – заявил Питер. – Какой прок в секретном обществе, если оно бездействует? Надо разослать всем приглашения.

– И написать целых пять записок, – простонала Джанет. – Питер, у тебя это лучше получится, давай ты напишешь три, а я – две.

– Гав! – Это вбежал Скампер, золотистый кокер-спаниель.

– Я знаю, что ты с удовольствием написал бы записочки, если б умел. – Джанет погладила собаку по золотистой голове. – Но ты можешь взять одну из них в зубы и доставить куда нужно. Это и будет твоим заданием.

– Что же мы напишем? – Питер придвинул к себе листок бумаги и, покусывая ручку, пытался подобрать слова.

– Ну… Надо написать, чтобы все пришли к нам, так мне кажется, – предложила Джанет. – А собраться можно в старом сарае в глубине сада. Мама разрешает играть там зимой, потому что он совсем рядом с котельной, которая обогревает теплицу, и в нем тепло.

– Правильно, – кивнул Питер и принялся писать. – Я сделаю образец, а ты будешь переписывать. Давай считать: одну – Пэм, одну – Колину, Джеку, Барбаре, а кто же у нас седьмой? Из головы вылетело.

– Как кто? Конечно, Джордж, – подсказала Джанет. – Пэм, Колин, Джек, Барбара, Джордж, ты да я – вот и получается семь. «Секретная семерка». Красиво звучит, правда?

Общество семерых было изобретением Питера и Джанет. Им пришло в голову, что жить станет интереснее, если собрать небольшую команду мальчиков и девочек, придумать пароль и пришить к одежде пуговицы, на которых выведено «С. 7» – знак принадлежности к обществу.

– Пожалуйста, готово! – Питер протянул Джанет листок бумаги. – Можешь переписывать.

– Наверное, очень уж стараться не обязательно, – решила Джанет. – Если я стараюсь писать красиво, то дело идет совсем медленно.

– Пиши так, чтобы было понятно, – сказал Питер.

Джанет прочитала написанное Питером:

«Важное сообщение. Встреча „Секретной семерки“ состоится завтра утром в 10 часов в сарае в глубине сада. При входе говорите ПАРОЛЬ».

– Ой, а какой у нас пароль? – забеспокоилась Джанет. – Последний раз мы встречались так давно, что я его забыла.

– Везет тебе, есть кому напомнить, – заметил Питер. – Наш последний пароль – Венслас, потому что мы хотели что-нибудь рождественское. Как ты могла забыть!

– Ну да, конечно! Добрый король Венслас! – обрадовалась Джанет. – Ой, господи, я отвлеклась и сделала ошибку. Пока я не закончу, мне лучше помолчать.

И на это время в комнате установилась мертвая тишина. Джанет, когда писала, высовывала от усердия язык, и это придавало ей очень забавный вид. Но она утверждала, что не может писать правильно, если язык на месте. Так что хочешь не хочешь, а приходилось его высовывать.

Первым закончил работу Питер. Он позволил Скамперу лизнуть конверты.

Спаниель замечательно справился с этим – язык у него был большой и влажный.

– Какая же ты лизучая собака, – сказал Питер. – Жаль, что не надо наклеивать на конверты марки, а то бы ты и по ним прошелся языком.

– Пойдем и доставим наши секретные послания? – спросила Джанет. – Мама разрешила погулять – утро такое чудесное, солнечное. Только бы не замерзнуть!

– Гав! Гав! – Услышав слово «погулять!», Скампер мигом устремился к двери и нетерпеливо забарабанил по ней лапой.

И скоро все трое очутились на заснеженной улице, на морозе. И это было просто чудесно! Сначала они направились к Колину. Колина дома не оказалось, и они отдали записку его маме.

Потом они пошли к Джорджу. Джордж был дома и, услышав о том, что на завтра намечается собрание, пришел в сильное волнение.

Затем они пошли к Пэм. У нее в гостях был Джек, так что они отдали им сразу две записки. Оставалась Барбара, но она куда-то уехала.

– Черт возьми! – не удержался Питер, но, узнав, что Барбара вечером вернется, сразу же повеселел. – Она сможет завтра прийти к нам? – спросил он ее маму, и мама ответила, что, наверное, да, сможет.

– Ну вот мы и обошли всех пятерых, – с облегчением вздохнула Джанет, когда они повернули к дому. – Вперед, Скампер! Пошли на пруд, покатаемся по льду. Лед там такой толстенный!

И они прекрасно провели время на пруду. А как они хохотали над бедным Скампером! Он пытался бегать по льду, но ноги у него расползались в разные стороны. В конце концов он перевернулся на спину, и ребята, еле живые от смеха, поволокли его домой.

Скампер был очень сердит. Он обернулся в сторону пруда и грозно зарычал.

Бедный пес так и не понял, в чем дело. Летом он пил здесь воду и весело шлепал по воде – а что теперь?! Случилось что-то непонятное, и Скамперу это было не по нраву.

В полдень Питер, Джанет и Скампер пошли в сарай. Там было тепло – совсем рядом стояла отапливающая теплицу котельная. Питер огляделся.

– По-моему, здесь уютно. Сидеть, можно на ящиках – положим на них старые подушки, попросим у мамы лимонаду и печенья – и будет у нас собрание что надо! Самое настоящее!

Они расставили ящики и принесли подушки. Потом расстелили на земле мешки и положили на них ковер. Джанет вытерла пыль с небольшой полочки, чтобы поставить на нее лимонад и печенье, если мама будет так добра и даст им угощение.

– Здесь только пять ящиков, на которых можно сидеть, – сказал Питер. – Кому-то придется усесться на пол.

– Вон там, в углу, два огромных цветочных горшка, – показала Джанет. – Давай вытащим их на середину и перевернем. Получатся прекрасные сиденья. Пять ящиков да два цветочных горшка – все рассядутся.

Раздался удар гонга – пора пить чай.

– А мы как раз и управились, – сказал Питер. – И я знаю, чем мне заняться вечером.

– Чем? – спросила Джанет.

– Я нарисую большую букву «С», раскрашу зеленым, наклею на картон и прикреплю к двери сарая. И еще цифру 7.

– Ну да, «С. 7» – «Секретная семерка», – кивнула Джанет. – Это грандиозно!

 

Глава 2

Общество «Секретная семерка»

На следующее утро пятеро ребят направились к Олд-Милхаусу, где жили Питер и Джанет. «Старая мельница» – такое название дом получил в честь мельницы на холме неподалеку от дома, уже несколько лет как заброшенной и развалившейся. Первым пришел Джордж. Через сад он прошел к сараю, и ему бросилась в глаза прикрепленная к двери картонка с надписью «С. 7», крупной и четкой, ярко-зеленого цвета.

Мальчик постучал в дверь. Молчание. Он опять постучал. И опять никакого ответа. Но Джордж был уверен, что Питер и Джанет в сарае – он видел, как в окошке мелькнуло лицо Джанет.

Из-под двери доносилось пыхтение. Это, должно быть, Скампер. И Джордж нетерпеливо забарабанил в дверь.

– Дурень, а где пароль? – услышал он голос Питера.

– Ой! Я совсем про него забыл! – воскликнул Джордж. – Венслас.

И дверь сразу же распахнулась. Джордж с улыбкой вошел в сарай и огляделся по сторонам.

– До чего уютно! Мы всегда будем здесь собираться?

– Да, здесь хорошо и тепло, – ответил Питер. – А где твой значок – пуговица с надписью «С. 7»?

– Черт возьми! Я совсем про нее забыл! – расстроился Джордж. – Надеюсь, я ее не потерял.

– Ну и раззява же ты, – строго сказала Джанет. – И про пароль забыл, и про значок.

– Простите меня, пожалуйста, – протянул Джордж. – По правде сказать, я и об обществе забыл.

– Тогда ты недостоин считаться его членом, – заявил Питер. – Дело в том, что мы давно не собирались. Я думаю…

В дверь опять постучали. Это были Пэм и Барбара. В сарае установилось молчание. Все ждали пароль.

– Венслас, – прошипела Барбара таким странным голосом, что все вздрогнули.

– Венслас, – прошептала Пэм. Дверь отворилась, и девочки вошли.

– Очень хорошо, что вы со значками, – одобрительно сказал Питер. – А где же Колин и Джек? Они запаздывают.

Джек поджидал Колина у калитки. Он забыл пароль. Господи, что же это за слово?

Что-то, связанное с рождественскими гимнами…

Ему не хотелось идти на встречу, пока он не узнает пароль. Питер иногда бывает очень строгим. Не хватает только, чтобы он устроил ему разнос перед всеми. Джек изо всех сил пытался вспомнить вылетевшее из головы слово. И тут он заприметил вдалеке Колина и решил дождаться его. Уж кто-кто, а Колин пароль не забудет!

– Привет! – Колин подошел к калитке. – Ты уже видел всех?

– Я видел, что пришли Пэм и Барбара! – ответил Джек. – Ты помнишь пароль?

– Конечно.

– Готов поспорить, что нет!

– Венслас! Вот тебе!

– Спасибо, что напомнил, – улыбнулся Джек. – А то я его начисто забыл. Только Питеру не говори. Пошли. Ух ты, посмотри! Видишь на двери «С. 7»? Это значит «Секретная семерка».

Мальчики постучали в дверь.

– Венслас! – заорал Колин. Дверь тут же открылась, и появилось пылающее от негодования лицо Питера.

– Заткнись, осел! Ну что ты разорался? Хочешь, чтобы вся округа узнала, какой у нас пароль?!

– Простите, – сказал Колин, входя в сарай. – Но ведь здесь никого, кроме нас, нет, никто не услышит.

Джек понял, что без пароля ему в сарай не войти.

– Венслас, – повторил он за Колином. Дверь закрыли. «Секретная семерка» стала рассаживаться по местам. Питер и Джанет уселись на цветочные горшки, все остальные – на ящики.

– Какое замечательное место для собраний! – восхитился Джордж. – Теплое, уютное, в двух шагах от дома.

– Да уж! Вы с Джанет постарались на славу – здесь и вправду очень уютно, – подхватила Барбара. – Даже занавески на окнах есть.

Питер окинул всех взглядом.

– Давайте проведем собрание, а потом у нас будет угощение.

Все как один посмотрели на небольшую, аккуратно сколоченную полочку, висевшую за спиной Колина. На ней стояли семь кружек, тарелка с овсяным печеньем и бутылка с каким-то темным напитком. Что это может быть?

– Первым делом нам надо придумать новый пароль. После Рождества «Венслас» уже не годится. К тому же Колин так громко прокричал его, что он известен теперь каждому встречному-поперечному.

– Вряд ли… – начал было Колин, но Питер метнул на него грозный взгляд.

– Не перебивай! Здесь я главный. Раз я говорю, что нужен новый пароль, значит, так оно и есть. А еще я вижу, что у двоих из вас нет значков – у Джорджа и у Колина.

– Я же говорил, что забыл его, – напомнил Джордж. – Приду домой и отыщу.

– А я свой, наверное, потерял, – признался Колин. – Весь дом перерыл и не нашел. Мама обещала сегодня вечером сделать мне новый.

– Ладно, – кивнул Питер. – Ну а как насчет нового пароля? Есть идеи?

– Э-ге-гей! – хихикнула Пэм.

– Хватит дурить! – возмутился Питер. – Мы с вами не в игрушки играем!

– Вчера вечером я на эту тему думал, – произнес Джек. – «Неделя» подойдет?

– Почему именно «неделя»? Какой в этом смысл?

– Ну… В неделе семь дней, так? Мы называемся «Секретная семерка». Вот я и подумал, что такой пароль нам в самый раз.

– А, понятно! Хороший пароль, – похвалил Питер. – Хотя в неделе только шесть рабочих дней. Поднимите руки, кому нравится такой пароль.

Все подняли руки. Да, «неделя» – подходящее слово для «Семерки». Джек был доволен.

– По правде, я забыл наш прежний пароль, – признался он. – И мне пришлось выуживать его из Колина. Так что я очень рад, что вам понравился пароль, который я придумал.

– И не вздумайте его забыть! – пригрозил Питер. – Это очень важно. Ну а теперь за угощение!

– Восхимительно! – воскликнула Барбара, и все рассмеялись.

– Ты что имеешь в виду, «восхитительно» или «изумительно»? – поинтересовалась Джанет.

– И то и другое, разумеется, – пожала плечами Барбара. – А что это такое в бутылке, а, Джанет?

Джанет энергично потрясла бутылку с темно-бордовой жидкостью, в которой плавали какие-то темные шарики.

– У мамы не было лимонада, а молока нам не хотелось – мы его за завтраком напились, – объяснила она. – И тут мы вспомнили, что у нас есть варенье из черной смородины. Так что это – черносмородиновый чай.

– Мы разбавили варенье кипяченой водой и добавили сахара, – объяснил Питер. – Получилось ужасно вкусно. Просто изухительно!

– Ой! Ты тоже смешал «изумительно» и «восхитительно»! – взвизгнула Барбара. – «Восхимительно» и «изухительно» – такие замечательные слова, для чего хочешь сгодятся!

Черносмородиновый чай оказался очень вкусным, особенно с овсяным печеньем.

– Такой чай при простуде хорошо пить, – авторитетно заявила Джанет, доставая из кружки сморщенные ягодки. – Кто угодно может простудиться, только не смородинки.

Все поняли и оценили это тонкое высказывание и закивали головами. Напившись, ребята поставили кружки и вытерли губы.

– Хорошо, но мало, – сказала Джанет. – В банке было не так уж много варенья, чтобы напиться как следует.

– Нам надо еще кое-что обсудить, – сказал Питер, протягивая Скамперу ладонь с крошками от печенья, чтобы тот слизал их. – Нет никакого смысла создавать общество, если это общество бездельничает. Нам нужно дело.

– Как прошлым летом, – согласилась Пэм. – Помните, мы собирали деньги, чтобы отправить Хромого Люка в плавание?

– Ну конечно, помним! – воскликнул Питер. – Ну а теперь чем займемся? Есть идеи?

Идей не было.

– Сейчас не самое подходящее время, чтобы кого-то опекать или кому-то помогать, – рассуждала Пэм. – Только что было Рождество. Все в деревне получили подарки, всех поздравляли, даже самых бедных и одиноких. Никого не забыли.

– А может, займемся какой-нибудь тайной? – предложил Джордж. – Если уж мы не можем найти что-нибудь неправильное и исправить, то давайте найдем тайну и разгадаем.

– О какой тайне ты говоришь? – не поняла Барбара.

– Да я и сам толком не знаю, – признался Джордж. – Нужно понаблюдать и поискать что-нибудь странное, или необычное, или загадочное. Найти и выяснить, что к чему.

– Звучит заманчиво, – согласился Колин. – Но если мы что-нибудь такое и найдем, то полиция найдет это еще раньше нас.

– Ну ладно, – сказал Питер. – Давайте тогда просто смотреть в оба и ждать. Если кто прослышит, что для нас есть дело, которое надо сделать, или тайна, которую надо разгадать, то пусть немедленно созывает собрание «Секретной семерки». Понятно?

Все ответили, что понятно.

– А если кто-нибудь что-нибудь разнюхает, то пусть придет сюда и оставит сообщение, – предложил Джордж.

– Вот это правильно, – кивнул Питер. – Мы с Джанет будем заглядывать сюда каждое утро и проверять, есть ли сообщения. И надеюсь, что они скоро появятся!

– И я надеюсь. Тайное общество, которое ничего не делает – это не интересно, – подхватил Колин. – Обшарю всю округу в поисках необычного. Никогда не знаешь, где чего искать.

– А сейчас давайте пойдем к ручью и слепим в поле напротив Старого дома снеговика, – предложил Джордж, вставая с места. – Снегу там много. Можно целую армию снеговиков налепить. Представляете, как смешно – стоят в поле снеговики, будто сами туда пришли.

– Пошли скорее! – Джанет устала сидеть на одном месте. – Я захвачу с собой эту старую кепку, она в сарае лет сто висит, не меньше – наденем снеговику на голову.

– А я возьму вот это пальто. – Питер стянул с крючка грязное потертое пальто. – Бог знает, кто его носил.

И все семеро отправились в поле, туда, где течет ручей, чтобы слепить целую армию снеговиков!

 

Глава 3

Сердитый старик

На армию их, конечно, не хватило. Они успели слепить всего четырех снеговиков. Снег в поле был глубокий и мягкий, он легко скатывался в большие комья. Ребята ставили комья друг на друга, и получались снеговики. Скампер прекрасно провел время, помогая ребятам, как мог.

Джанет напялила на одного из снеговиков кепку, Питер набросил ему на плечи старое пальто. Глаза и нос сделали из камешков, рот – из щепки, под мышку сунули палку. Красавец получился – просто загляденье!

– Мне домой пора, – спохватился наконец Колин. – У нас обед в половине первого.

– Всем пора, – сказала Пэм. – Надо умыться, переодеться, перчатки высушить – мои насквозь мокрые. 0-о-ой! Руки у меня как ледышки.

– И у меня тоже. Когда они начнут согреваться, то будет очень больно. – Барбара потрясла озябшими руками. – Вот, уже начинается…

Ребята оставили снеговиков в поле одних и вышли через калитку. Неподалеку стоял старый дом. Он был совсем пустой, лишь в одной из нижних комнат на окнах болтались грязные занавески.

– Кто здесь живет? – поинтересовался Питер.

– Только сторож, – ответила Джанет. – Он ужасно старый, совсем глухой, и характер у него – хуже некуда.

Ребята повертелись у ворот и поглазели на заброшенный старый дом.

– Дом довольно большой, – сказал Колин. – Интересно, кому он принадлежит и почему его хозяева здесь не живут?

– Дорожка к дому не расчищена, – заметила Джанет. – Даже сторож по ней не ходит. Наверное, он пользуется задней калиткой. Ой, Скампер! А ну назад, глупая собака!

Скампер пролез под калиткой и побежал по запорошенной снегом дорожке, оставляя на снегу четкие следы. При этом он радостно лаял.

Занавески раздвинулись, и в окне показалось морщинистое и очень сердитое лицо. Затем окно распахнулось.

– А ну прочь отсюда! Эй вы, шалопаи, заберите свою собаку! Я не потерплю здесь ни детей, ни собак!

Скампер остановился и яростно залаял на сторожа. Тот скрылся. Но тут отворилась боковая дверь, и старик появился с большой палкой в руке. Он яростно потряс ею перед испуганными детьми.

– Я так изукрашу вашу собаку, что на ней живого места не останется! – закричал он.

– Скампер, Скампер, ко мне! – надрывался Питер, но Скампер и ухом не повел, будто оглох.

Сторож приблизился к собаке и замахнулся палкой.

– Я его заберу! Не бейте!

Сердитый старик опустил палку.

– Ты зачем прислал сюда свою собаку?

– Это не я, он сам прибежал, – оправдывался Питер, хватая Скампера за ошейник.

– Говори громче, я не слышу! – завопил старик, словно глухим был не он, а Питер. Питер завопил в ответ:

– Я не посылал сюда собаку! Она сама прибежала!

– Ладно, ладно, не ори, – проворчал сторож. – Чтобы духу вашего здесь не было, а не то позову полицию.

Старик исчез в доме. Питер вывел Скампера за калитку.

– Какой злой старикашка, – пожаловался он друзьям. – Ударь он Скампера, плохо бы тому пришлось.

Джанет закрыла калитку.

– Вы со Скампером испортили такую симпатичную снежную дорожку, – сказала она. – Господи! Часы на церкви бьют четверть первого. Надо спешить!

– Мы сообщим вам, когда состоится следующее собрание! – крикнул Питер вдогонку заворачивающим за угол друзьям. – Не забудьте про пароль и значки!

Ребята разошлись по домам. Джек оказался дома первым – он жил совсем близко. Войдя в дом, он сразу же ринулся в ванную мыть руки, затем пошел к зеркалу и стал причесываться.

«Значок лучше снять», – решил он и поднес руку к груди. Но значка на месте не было. Джек нахмурился и вернулся в ванную – может, он его здесь обронил. Но в ванной он значка не нашел. Скорее всего он потерял его в поле, когда лепил снеговиков. Тьфу ты! Вот досада!

«Мамы нет, – подумал он, – а просить сделать новый значок мисс Или бесполезно. Она все равно не сделает!»

Мисс Или была гувернанткой его сестры Сьюзи. Она очень любила Сьюзи, а про Джека говорила, что он грязнуля и плохо воспитан. Конечно, это было не так, но надо признать, что в присутствии мисс Или Джек вел себя не очень-то хорошо.

«Все-таки попрошу ее сделать значок, – решил Джек. – Ведь я целых два дня так хорошо себя вел».

Возможно, мисс Или и согласилась бы выполнить его просьбу, но за обедом все пошло наперекосяк.

– А я знаю, где ты был утром, – лукаво заявила Сьюзи, когда они все трое сидели за столом. – Ха-ха! Ты был в своем секретном обществе. Думаешь, я ничего о нем не знаю? А вот и знаю!

Джек сердито уставился на сестру:

– Заткнись! Пора бы понять, что чужие секреты не выдают. Прикуси свой болтливый язык и не вмешивайся не в свое дело!

– Джек, так разговаривать нельзя! – моментально осадила его мисс Или.

– А какой у вас пароль? – продолжала изводить брата Сьюзи. – Ты записал его в блокнот, чтобы не забыть, а я видела! Это…

Джек хотел было незаметно пнуть Сьюзи под столом ногой, но, на его горе, у мисс Или были очень длинные ноги, и его ботинок угодил ей прямо в лодыжку.

Гувернантка громко вскрикнула от боли:

– Ой! Моя нога! Джек, как ты посмел?! Выйди из-за стола, останешься без обеда. Не буду с тобой сегодня разговаривать, раз ты так себя ведешь.

– Я ужасно извиняюсь, мисс Или, – пробормотал пунцовый от стыда Джек. – Я хотел ударить не вас.

– Не важно, кого ты хотел ударить. Важно, что ты хотел ударить человека, – холодно возразила мисс Или. – Какая разница, кого – Сьюзи или меня. Выйди, пожалуйста, из комнаты.

Джек вышел из комнаты. Дверью хлопнуть он не посмел. На Сьюзи он больше не сердился. Он заметил мельком, что лицо у нее было встревоженное и огорченное – она хотела только поддразнить его и совсем не ожидала, что из-за нее он лишится такого вкусного обеда.

Джек поднялся по лестнице наверх, пиная ступеньки носками ботинок. Какая жалость, что его выдворили из-за стола до того, как принесли пирожки с джемом – он их просто обожал. Черт бы побрал эту мисс Или! Теперь она уж точно не станет делать значок, и его, чего доброго, исключат из общества – Питер пригрозил, что исключит всякого, кто явится без значка во второй раз.

«Кажется, когда мы делали последнего снеговика, мне под ноги что-то упало, – пытался припомнить Питер. – Надо пойти и проверить. И поскорее, пока опять снег не пошел».

Но мисс Или перехватила его, когда он выходил на улицу.

– Нет, Джек! Сегодня ты весь день будешь сидеть дома! – строго сказала она. – В наказание за твое безобразное поведение за столом я запрещаю тебе гулять и играть.

– Но, мисс Или, я потерял одну очень важную вещь. Мне обязательно надо найти ее! – взмолился Джек, пытаясь улизнуть.

– Ты слышал, что я сказала? – Мисс Или повысила голос, и бедному Джеку ничего не оставалось, как вернуться в дом.

Ах так! Тогда он удерет из дома вечером – возьмет фонарик и будет искать в темноте. Ему позарез надо найти значок, и мисс Или его не остановит!

 

Глава 4

Что случилось с Джеком?

И Джек сдержал слово. Он вежливо пожелал мисс Или спокойной ночи, поднялся к себе, но раздеваться не стал, а наоборот, натянул пальто и кепку и стал гадать: можно ли уже спускаться вниз и выходить из дома.

«Подожду лучше, когда мисс Или ляжет спать, – решил он. – Она иногда перед сном читает. Не хотелось бы, чтобы она меня застукала. А то еще нажалуется маме, когда та приедет».

Джек взял книгу и начал читать. Мисс Или послушала по радио девятичасовые новости, заперла дом и поднялась наверх. Джек услышал, как хлопнула дверь ее комнаты.

Вот и хорошо! Можно идти. Он сунул в карман фонарик – ночь была очень темной, луна еще не взошла.

Джек тихонько спустился по лестнице, прокрался к двери, выходящей в сад, и открыл ее. Петли слегка скрипнули, но все обошлось. Он сошел с крыльца и сразу же по щиколотку провалился в снег.

Мальчик добрался до тропинки и направился к полю, освещая себе дорогу фонариком. Снег под его лучом светился неясным призрачным светом. Скоро Джек был у цели.

Безмолвные снеговики стояли бок о бок, словно поджидали его. Джеку стало не по себе. Ему показалось, что один из них шевельнулся, и у него перехватило дыхание. Но ему это конечно же только показалось. Это была игра воображения.

«Не будь дураком! – приказал он себе. – Ты прекрасно знаешь, что они из снега! Образумься и ищи свою пуговицу!»

Джек направил на снеговиков фонарик, и в его свете они показались ему еще белее, чем днем. Чудилось, будто самый главный снеговик – с глазами, носом и ртом, в кепке и в пальто – мрачно на него смотрит. Джек повернулся к снеговику спиной.

– У тебя вместо глаз камешки, а смотришь ты на меня совсем по-настоящему. Не вздумай хлопнуть меня по плечу, а то я подпрыгну от страха.

И тут Джек радостно вскрикнул. Он нашел свою пуговицу! Вот она, лежит себе на снегу. И надпись на ней цела: «С. 7»– «Секретная семерка». Ура! Вот где он ее обронил.

Джек поднял пуговицу. Она была мокрой от снега. Он осторожно прикрепил ее к пальто. Как же ему повезло – так быстро нашел пропажу! Можно идти домой и забираться в постель. Он замерз, и ему хотелось спать.

Фонарик мигнул и погас.

– Тьфу ты! – расстроился Джек. – Батарейка кончилась. Могла бы и потерпеть, пока я до дома доберусь. Хорошо хоть, что я прекрасно знаю дорогу.

Неожиданно впереди на дороге он услышал какой-то шум и увидел свет автомобильных фар. Машина ехала очень медленно. Джек удивился – ведь здесь тупик. Может, кто заблудился? Надо подойти и помочь водителю. Зимой, когда дороги заметает снегом, машины часто сбиваются с пути.

Джек подошел к воротам. Машина медленно приближалась, и он заметил, что она тянет за собой что-то очень большое. Что это может быть?

Мальчик изо всех сил таращил глаза. Нет, это не мебельный фургон – форма такая же, но размеры поменьше. Это и не домик на колесах – окон нет. Очень странный прицеп!

И куда он едет? Наверное, водитель в самом деле заблудился. Мальчик начал было перелезать через калитку, но вдруг застыл на месте.

Свет фар погас. Грузовик остановился, и фургон тоже. Джек мог различить в темноте их очертания. Что все это значит?

Раздался тихий мужской голос. Джек увидел, что из машины вышел какой-то человек, но шагов слышно не было – тот ступал по мягкому снегу.

Как жаль, что луны нет! Он бы спрятался за изгородью и наблюдал бы оттуда за происходящим. Мужчина заговорил громче:

– Здесь кто-нибудь есть?

– Только глухой старик сторож, – ответил ему другой голос.

– Надо проверить. Так, на всякий случай.

Мужчина включил мощный карманный фонарик, и Джек кубарем скатился с калитки. Скорчившись за заснеженной изгородью, он пытался замаскироваться, посыпая себя снегом. Послышался скрип шагов по подмерзшему снегу. Луч фонарика пошарил по изгороди, и вдруг раздался крик:

– Кто здесь?!

У Джека от страха чуть сердце из груди не выскочило. Он едва не встал во весь рост и не сказал, кто он есть, но тут раздался громкий смех.

– Бог ты мой! Глянь сюда, Нибз! Сколько здесь снеговиков! Стоят себе… А я решил, что за нами кто-то следит, и до чертиков испугался.

Из машины вышел еще один мужчина, подошел к первому и тоже рассмеялся.

– Детишки небось налепили, – произнес он. – Да, в этом свете они смотрятся что надо. Кому здесь быть в такое время? Пошли, Мак, делом займемся.

Они вернулись к грузовику. Джек, весь дрожа, снова сел. Что за дела могли быть у этих людей здесь, в заснеженной темноте, неподалеку от пустующего дома? Может, попытаться выяснить? Но этого ему хотелось меньше всего на свете. Ему хотелось домой – чем быстрее, тем лучше!

Джек опять прокрался к калитке. Оттуда, где стояли мужчины, послышался какой-то шум, будто отодвигали засов – наверное, они открывали фургон.

И вдруг тишину прорезали звуки, заставившие Джека не глядя перемахнуть через изгородь и что есть мочи припустить к дому – сердитый храп и странный высокий визг. Затем послышались звуки ожесточенной борьбы, яростное кряканье и пыхтение.

Джек представить себе не мог, что происходит, да его это и не интересовало. Лишь бы поскорее оказаться дома. Целым и невредимым! А кому-то, и это совершенно очевидно, пришлось очень несладко в темноте, на занесенной снегом дороге.

Только очень смелый человек мог подойти и выяснить, в чем там было дело, а Джек этой ночью вовсе не чувствовал себя смелым.

Едва переводя дух, он подбежал к дому, ворвался в него, запер дверь и задвинул засов. Он взлетел по лестнице, не обращая внимания, скрипят ступеньки или нет, влетел в свою комнату и зажег свет. Уф! Так-то лучше! При свете не так страшно. Джек взглянул на себя в зеркало – лицо ужасно бледное, все пальто в снегу. Его взгляд упал на значок. Ну ладно, хоть значок нашел.

«Я отправился за значком, а что обнаружил, одному богу известно, – подумал мальчик. – Нужно срочно рассказать остальным. Похоже, я нашел подходящее для „Секретной семерки“ дело. То-то все встрепенутся!»

Ждать до следующего дня не было сил. Придется опять выходить из дома и добираться до сарая. Надо оставить там записку с требованием немедленно созвать собрание.

«Это важно, очень-очень важно, – говорил себе Джек, царапая на клочке бумаги сообщение. – Это как раз то, что нам нужно – тайна, требующая разгадки».

Он опять спустился по лестнице и выбрался из дома. Страха он больше не чувствовал.

Всю дорогу до дома Питера он бежал. Дом стоял темный и безмолвный. Все уже спали.

Джек подошел к старому сараю и ткнулся в дверь. Она была заперта. Его пальцы нащупали – «С. 7». Джек наклонился и подсунул под дверь записку. Завтра Питер ее найдет. И опять помчался домой, в кровать. Но заснуть он не мог. Что это были за звуки? Что за странный фургон? Кто эти люди? Такие вопросы кого хочешь лишат сна.

 

Глава 5

Захватывающие планы

На следующее утро Джанет отправилась в сарай одна. Питер был занят, он расчесывал Скампера. Он каждое утро так тщательно расчесывал его, что шерсть спаниеля сияла, как золотая.

– Просто открой сарай и проветри его, – велел Питер. – Сегодня никаких собраний не будет.

Джанет побежала вприпрыжку по тропинке, мурлыкая себе под нос какую-то песенку. Она нащупала на небольшом выступе под крышей сарая ключ, вставила его в замочную скважину и отперла дверь.

В сарае было довольно душно. Джанет оставила дверь открытой и пошла к окошку, чтобы открыть и его. Обернувшись, она заметила на полу какую-то бумажку. Сначала ей показалось, что это просто мусор. Она подняла записку, скомкала ее и хотела выбросить. Но вдруг увидела, что на ней написано:

«СРОЧНО. ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ ВАЖНО!»

Девочка была поражена. Она развернула записку и прочитала ее. От удивления у нее приоткрылся рот. Она выбежала из сарая и побежала к дому, крича на бегу:

– Питер! Питер! Где ты? Что-то случилось! Быстрее!

Эти возгласы услышала мама и позвала ее:

– Джанет, Джанет! В чем дело, дорогая? Что случилось?!

– Да нет, мамочка, ничего. – Джанет вспомнила, что дела «Секретной семерки» должны быть тайной для окружающих.

– Ну а что ты так кричишь?

Джанет взлетела по лестнице наверх. Питер все еще расчесывал Скамперу шерсть.

– Питер! Разве ты не слышишь, что я тебя зову? Что-то произошло!

– Ты о чем? – удивился Питер.

– Посмотри! Это я нашла в сарае на полу. – Джанет протянула Питеру записку. – Видишь, здесь написано: «СРОЧНО. ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ ВАЖНО!» Разверни и прочитай!

Питер прочел записку вслух:

– «Питер, срочно созывай собрание „Секретной семерки“! Нужно разгадать одну, очень важную, тайну. Это случилось со мной вчера вечером около половины десятого. Назначь собрание на 10 часов утра, если можно. Я обязательно приду. Джек». Ума не приложу, что он имеет в виду, – удивился Питер. – С ним что-то случилось вчера вечером… А при чем тут тайна? Наверное, он преувеличивает.

– Да нет же, нет! Я уверена, что нет! – воскликнула Джанет, пританцовывая от возбуждения. – Я пойду и скажу всем, чтобы пришли к десяти часам, ладно? Питер, как интересно! У нас есть тайна!

– Надо разобраться, что к чему, прежде чем пороть горячку. – Питер и сам начал волноваться. – Я пойду к Колину и Джорджу, а ты – к девочкам.

Джанет припустилась бежать в одну сторону, Питер – в другую. Как здорово! У них опять будет собрание, да еще по такому потрясающему поводу!

Питер и Джанет вернулись домой к половине десятого. Все ребята обещали прийти – всем не терпелось узнать, что им поведает Питер.

– Значки не забудьте! – напомнила Джанет девочкам. – Без значков и пароля вас на собрание не пустят.

К сараю все явились раньше назначенного времени. И все как один помнили пароль.

– Неделя! – Дверь отворилась и затворилась.

– Неделя! – Дверь опять отворилась и затворилась. Один за другим члены секретного общества входили в сарай. У Колина и Джорджа значки были при себе. Джордж свой нашел, а Колину мама сделала новый.

Джек появился последним, к большой досаде остальных, – они просто умирали от любопытства. Но он пришел позже всех.

– Неделя, – послышался тихий голос. Дверь открыли, вошел Джек. Все с нетерпением уставились на него.

– Мы прочитали твое сообщение и пришли сюда, – сказал Питер. – Что случилось, Джек? Это и в самом деле так важно?

– Слушайте и судите сами. – Джек сел на незанятый ящик. – Вот что произошло вчера вечером.

И он начал рассказывать, как потерял значок, как вспомнил, что это случилось у снеговиков, как взял фонарик и отправился в поле на поиски, и затем рассказал о том, что он там увидел и услышал.

– Это были просто кошмарные звуки – храп и визг! У меня на голове волосы встали дыбом. Зачем эти люди туда приехали да еще так поздно? Это ведь тупик. И что это за прицеп?

– Может, это была клетка или что-нибудь в этом роде. Или фургон, и там кого-то держали в заточении… – Барбара говорила почти шепотом.

– Насколько я мог разглядеть, это была не клетка, – возразил Джек. – Окон там, кажется, не было. Больше всего это было похоже на мебельный фургон, но без мебели. Говорю вам, там что-то храпело, визжало, и кто-то с кем-то дрался.

– Там внутри был человек, да? – Глаза Пэм от любопытства и волнения стали огромными.

– Я думаю, что нет. Хотя, может, и человек, – колебался Джек. – Но люди так не храпят и не фыркают. Если только с кляпом во рту…

Это была новая мысль, и она встревожила ребят. На минуту они примолкли.

– Ну, – произнес наконец Джек, – дело как раз для «Секретной семерки», это точно. Оно очень таинственное, ничего не скажешь.

– А как мы к нему приступим? – поинтересовался Джордж. Они сидели и думали.

– Первым делом изучим следы на снегу, – предложил Питер. – Надо будет проверить, подъезжал грузовик к старому дому или нет… Да. И спросим сторожа, слышал ли он ночью какой-нибудь шум, – подхватил Колин.

– Только чур не я! – воскликнула Пэм. – Я к нему не пойду!

– Но кому-то все-таки придется к нему идти, – настаивал Джордж. – Это очень важно.

– Нужно выяснить, кому принадлежит пустующий дом, – сказал Колин.

– Да, обязательно, – согласился Питер. – Этим займутся Пэм и Джордж.

– А как это можно выяснить? – спросила Пэм.

– Пораскиньте мозгами, – возмутился Джордж. – Не могу же я заниматься всем сразу. Джанет с Барбарой пойдут и изучат следы грузовика и заодно разведают все, что смогут.

– Хорошо, – сказала Джанет, довольная тем, что ей не придется беседовать со сторожем.

– Колин, Джек и я пойдем к сторожу, – с важным видом распоряжался Питер.

– А чем займется Скампер? – поинтересовалась Джанет.

– С нами пойдет, – ответил Питер. – Если старик будет вредничать, старина Скампер поставит его на место.

– Это хорошая идея – взять с собой Скампера, – обрадовался Джек. – Ну что, вперед?

– Днем встречаемся здесь и докладываем друг другу о том, что сделали, – сказал Питер. – Джек, тебе удалось найти тайну, и задача «Секретной семерки» – как можно скорее разгадать ее!

 

Глава 6

Что они выяснили

Все члены «Секретной семерки», преисполненные ответственности, отправились выполнять задания. Скампер пошел с Питером, Колином и Джеком. Вид у него был самый важный – еще бы, он помогает «Семерке» разгадывать тайну! Ничего удивительного, что он задирал нос перед каждой встречной собакой. Пэм и Джордж в растерянности посмотрели друг на друга.

– Как мы можем выяснить, кому принадлежит дом? – спросила Пэм.

И тут Джорджа осенила блестящая идея:

– На почте спросим! – воскликнул он. – Раз владельцы наняли сторожа, то они должны слать ему письма.

– Здорово придумал! – обрадовалась Пэм, и они отправились на почту. Им повезло – они сразу же увидели почтальона, он доставал письма из почтового ящика.

Джордж подтолкнул Пэм.

– Пошли! Приступим к делу.

Ребята приблизились к почтальону.

– Простите, – начал Джордж, – вы не скажете нам, кто живет в старом доме у ручья? Знаете, там есть пустующий дом…

– Раз дом пустующий, значит, там никто не живет, – рассердился почтальон. – Не задавайте глупых вопросов и не мешайте работать. Подшутить надо мной захотели?

– Нет-нет, что вы! – поспешно заверила почтальона Пэм. – Джордж хотел выяснить, кому этот дом принадлежит. Мы знаем, что там живет сторож, но не знаем, кто хозяева.

– А зачем вам это знать? Купить дом собираетесь? – Почтальон рассмеялся собственной шутке. Дети тоже засмеялись в надежде, что он ответит на их вопрос.

– Да мне-то откуда знать, чей это дом? – Почтальон запихнул в мешок последние письма. – Раз в месяц я ношу туда письма Дэну, сторожу – наверное, ему зарплату по почте присылают. Вот и все. Раз уж вам так приспичило, зайдите в агентство по продаже недвижимости. Там могут знать, чей это дом.

– Ой, спасибо! – поблагодарила почтальона Пэм, и ребята поспешили в агентство.

– Сами могли бы догадаться, – заметила Пэм. – А если нас спросят, зачем нам надо знать, чей это дом, что будем отвечать? Ведь в агентство приходят люди, которые хотят купить дом или продать, да?

Они подошли к агентству и заглянули в дверь. За столом сидел юноша лет шестнадцати, он писал на конвертах адреса. Не такой уж он был и страшный. Может, ответит на их вопрос и не станет интересоваться, зачем им имя владельца старого дома.

Ребята смело вошли в агентство. Юноша поднял голову и посмотрел на них.

– Что вы хотите?

– Нас попросили узнать, кому принадлежит дом у ручья. – Джордж надеялся, что юноша подумает, будто они пришли по поручению взрослых. Зачем ему знать, что это поручение дал им Питер?

– Я не думаю, что этот дом продается. – Юноша стал листать какую-то огромную книгу. – Ваши родители хотят его купить? Я не слышал, чтобы его продавали.

Дети промолчали – они не знали, что ответить. Юноша продолжал перелистывать страницы.

– Вот, нашел! – воскликнул он. – Дом не продается. Не так давно его приобрел некто мистер Голикофф. Понятия не имею, почему он в нем не живет.

– А где же он живет, где-нибудь поблизости? – спросила Пэм.

– Нет, его адрес: Ковелти, Хейком-стрит, 64, – прочитал юноша. – Так написано в телефонной книге. Хотя, может, он уже и переехал. Хотите, я уточню?

– Спасибо большое, не надо, – поспешил ответить Джордж. – Раз дом не продается, то это ни к чему. До свидания.

Ребята выскочили на улицу. Их щеки пылали, но они были очень довольны собой.

– Мистер Голикофф, – произнесла Пэм. – Странная фамилия, правда? Ты запомнил адрес?

– Да. – Джордж достал блокнот и записал: «Мистер Голикофф, Ковелти, Хейком-стрит, 64». – Мы выполнили свое задание! Интересно, как идут дела у других?

У других дела шли совсем неплохо. Джанет и Барбара изучали следы на ведущей к ручью дороге и чувствовали себя настоящими сыщиками.

– Машина с фургоном, или что это там было, приехала со стороны Темплтона, а не из деревни, – говорила Джанет. – Вот здесь колеса чуть не угодили в кювет, видишь?

– Да, – продолжила Барбара, – следы фургона поуже, чем следы машины, к которой его прицепили. Они видны очень хорошо, гораздо лучше, чем следы машины – те все смазаны.

– Тебе не кажется, что эти следы нужно перерисовать? – спросила Джанет. – Вдруг пригодится. И мы можем измерить их ширину.

– Не вижу в этом смысла, – ответила Барбара, которой не терпелось присоединиться к Колину, Джеку и Питеру.

– А я все-таки попробую, – твердо сказала Джанет. – И покажу рисунок мальчикам.

Она очень аккуратно перерисовала следы фургона в свой блокнот. Это были очень странные следы – с черточками, кружочками и галочками. Потом Джанет, как смогла, измерила их – рулетки у нее не было, пришлось приложить к следу листок из блокнота и сделать на нем отметки. Джанет была довольна собой, жаль только, что рисунок получился не очень-то хорошо. Барбара, посмотрев на него, рассмеялась:

– Какая очаровательная путаница!

Джанет сердито закрыла блокнот.

– Пойдем выясним, куда ведут следы, – сказала она. – Это не сложно – не так уж часто здесь проезжают фургоны.

Следы привели девочек к старому дому. А здесь было столько всяких следов, что различить их и понять, где отпечатки ног, а где машин, было совершенно невозможно. Одно было ясно – мужчины выходили из машины и, похоже, кто-то с кем-то дрался.

– Посмотри! Вот тут вся эта мешанина кончается, и опять видны следы фургона! – воскликнула Джанет. Она внимательно посмотрела в сторону дома – там ли мальчики?

– Пойдем поищем мальчиков, – предложила Барбара.

– Нет, мы еще не закончили работу, – возразила Джанет. – Пойдем дальше и выясним, доехала машина до ручья или нет. Раз на дороге два ряда следов, значит, машина где-то разворачивалась. Надо найти где.

С этим они справились довольно быстро. Грузовик доехал почти до самого ручья, кто-то открыл ворота, машина с прицепом въехала на поле, развернулась, опять проехала через ворота и выехала на дорогу. Обо всем этом девочкам рассказали следы… Теперь мы знаем, что произошло здесь вчера ночью, – подытожила Джанет, довольная результатами исследований. – Машина и то, что она за собой тянула, приехали со стороны Темплтона и остановились у старого дома. Из машины вышли двое мужчин, и там была какая-то возня. Потом машина с прицепом поехала к полю, кто-то открыл ворота, машина развернулась, опять выехала на дорогу и исчезла в ночи. А что было в прицепе – бог его знает!

– Да, интересные события происходили здесь ночью, – заметила Барбара.

– Очень странные, – согласилась Джанет. – Пошли к старому дому, подождем мальчиков там.

– Уже почти час, – заметила Барбара. – Ты думаешь, они еще там?

Девочки подошли к калитке, стали изучать дом и прислушиваться. На беду, их сразу же заметил сторож и выскочил на улицу с большой палкой в руке.

– Еще и вы на мою голову! – крикнул он. – Я до вас доберусь! Моя палка почешет вам бока! Противные, надоедливые дети! Подождите, я вам покажу!

Но Джанет с Барбарой не стали ждать. Они понеслись прочь с такой прытью, с какой только можно нестись по глубокому рыхлому снегу.

 

Глава 7

Разговор со сторожем

Мальчики и Скампер получили за это время массу впечатлений. Они прошли к старому дому, обратив по пути внимание на следы машины и фургона. Калитка была заперта. Мальчики забрались на нее и увидели, что к дому тянутся какие-то следы.

– Это мои вчерашние следы, – сказал Питер. – А вон там – следы лап Скампера. А поверх наших следов – следы больших ботинок и еще какие-то очень странные отпечатки.

– Будто кто-то прошел в больших круглых тапочках. – Джек был совершенно озадачен. – Интересно, кому пришло в голову надеть такие тапищи? Посмотрите, где их только нет! Да, тот, кто в них был, изрядно подрыгал ногами, его как будто на аркане тащили.

Мальчики перевесились через калитку и попытались, насколько хватало глаз, изучить следы перед домом.

– Как вам кажется, доходят следы до крыльца или нет? – спросил Колин. – По-моему, снег около него совсем чистый, нехоженый.

– Я отсюда не разберу, – ответил Питер. – Придется пройти к дому. Нам ведь надо поговорить со сторожем, спросить у него, слышал ли он ночью какой-нибудь шум. Так что хочешь не хочешь, а идти придется.

– А вдруг он спросит, зачем нам это знать? Что мы тогда ответим? – задумался Колин. – Если он замешан в этой тайне, то придет в ярость, когда узнает, что мы что-то пронюхали.

– Это он может, – согласился Питер. – Надо действовать очень осторожно. Давайте подумаем как.

И они принялись думать.

– Ничего толкового в голову не приходит, – произнес наконец Питер. – Если только немного подурачить его, спросить, не боится ли он воров. Может, он и разговорится.

– Не очень-то это надежно, – вздохнул Колин, – но делать нечего, пошли!

Скампер побежал по дорожке первым и скрылся за углом. Мальчики пошли следом за ним, внимательно разглядывая следы. Круглые отпечатки были повсюду, как будто тот, кто их оставил, скакал из стороны в сторону как сумасшедший.

– Эти следы не доходят до крыльца, – заметил Колин. – Они заворачивают за дом и идут по тропинке к задней двери, туда, где кухня.

– Да, странно-то как! – недоумевал Питер. – Зачем нужно было скакать до задней двери, когда можно было войти в дом через переднюю или боковую? А у задней двери следы двух пар ботинок, и здесь же эти непонятные отпечатки. Ума не приложу, в чем тут дело!

Мальчики подергали дверь кухни, но она была заперта. Тогда они заглянули в окно. В кухне никого не было. Им удалось разглядеть газовую плиту, раковину, заваленную грязной посудой, и какое-то ведро.

– Наверное, сторож пользуется только кухней и одной из комнат, – предположил Джек.

– А вот и он! – неожиданно воскликнул Питер.

Ребята увидели, что в кухню шаркающей походкой вошел старик. Заметив в окне трех мальчиков, он в ярости распахнул его.

– Если вы потеряли свою собаку, то она за углом, в саду! – закричал он. – Убирайтесь отсюда! Терпеть не могу детей! Не успею я опомниться, как вы перебьете в доме все окна.

– Нет, мы ничего не будем бить! – закричал изо всех сил Джек, чтобы глухой старик мог расслышать его. – Мы заберем собаку и уйдем. Извините нас, пожалуйста!

– А вам здесь не скучно? – заорал Колин. – Вы воров не боитесь?

– Конечно нет! – презрительно фыркнул старик. – У меня всегда при себе огромная палка, а воровать здесь нечего.

– Но у задней калитки кто-то побывал. – Питер пытался завести со сторожем разговор о тайне и выяснить, известно ли тому что-нибудь. Он показал на следы, ведущие к задней двери. Старик высунулся из окна и посмотрел на них.

– Так это же ваши следы! Это вы сами натопали, – сердито сказал он.

– Нет, не наши! Держу пари, что ночью здесь были воры, – возразил Питер, и все трое уставились на сторожа, пытаясь уловить выражение его лица.

– Еще чего! – возмутился тот. – Что за глупости! Напугать меня хотите?!

– Нет-нет, что вы! – оправдывался Питер. – Вы ночью ничего не слышали? Если к вам пытались залезть воры, то, наверное, был какой-то шум…

– Я глухой, – отрезал старик. – Но постойте! Да, кажется, сегодня ночью я что-то такое слышал… Я совсем забыл об этом. Что за чертовщина!

У мальчиков от волнения перехватило дыхание.

– А что вы слышали? – Джордж забыл, что надо говорить очень громко, и старик ничего не ответил ему. Он нахмурился, и его морщинистое лицо стало еще морщинистее.

– Мне показалось, что кто-то визжал, – медленно произнес он. – Но я решил, что это у меня в ушах шумит – такое со мной часто бывает – и не стал выходить. Но раз никто ничего не украл и не сломал, то какой смысл волноваться? Раз кому-то хочется визжать, – пусть визжит, так я считаю.

– А где визжали, в доме или на улице? – прокричал Питер.

– На улице я бы не услышал, – сказал старик. – Я ведь глух, как тетерев. А! Да вы просто надо мной издеваетесь! Хотите запугать бедного старика! Как вам только не стыдно?!

– А можно мы войдем в дом и осмотрим его? – громко спросил Колин, и все умоляюще посмотрели на сторожа. Только бы он согласился! Но он, конечно, не согласился.

– И как вам такое в голову могло прийти? – заорал он. – Слоняетесь тут, бездельники, сказки о ворах рассказываете! Убирайтесь отсюда, чтобы я вас больше не видел! Такие шалопаи, как вы, до добра не доведут!

Тут к ним вприпрыжку подбежал Скампер. Увидев в окне сторожа, он без всякой задней мысли попытался допрыгнуть до него. А сторож, решив, что Скампер намерен его укусить, вскочил и хотел ударить собаку палкой. Скампер увернулся и залаял.

– Я проучу вашу собаку! – сердито закричал старик. – Да и вас заодно! Будете знать, как издеваться над стариком! – Он исчез в окне.

– Сейчас он выскочит из боковой двери, – сказал Питер. – Пошли отсюда: мы выяснили все, что могли. Вперед!

 

Глава 8

Еще одно собрание

Собрание, состоявшееся днем, оказалось очень интересным и волнующим. У каждого было что сообщить другим. Подходя к двери, ребята без запинки говорили пароль:

– Неделя!

– Неделя!

– Неделя!

Один за другим все семеро вошли в сарай и расселись. Вид у них был очень значительный. Скампер уселся на полу рядом с Питером и Джанет. Его уши болтались, совсем как парик у судьи, отчего пес казался ужасно важным.

– Пэм и Джордж, начинайте, – попросил Питер.

Ребята рассказали, как им удалось выяснить, что старый дом не так давно приобрел мистер Голикофф, но сам он никогда в нем не жил.

– Вы узнали, где он живет сейчас? – спросил Питер.

– Да. – Джордж достал блокнот и прочитал адрес.

– Молодцы! Мы свяжемся с ним, если решим, что ему следует знать, что происходит в его доме, – сказал Питер.

Пэм и Джордж были очень горды собой. Затем докладывали девочки. Они рассказали, что следы машины идут от Темплтона, доходят до ворот старого дома, где машина останавливалась, что и видел Джек. Затем машина выехала в поле, развернулась и уехала в том направлении, откуда приехала.

– Хорошая работа, – похвалил Питер. Джанет, покраснев, достала блокнот.

– Вот что еще у меня есть. – Она показала страницу блокнота, на которой зарисовала рисунок покрышек. – Может, это и не нужно было делать, но… Это следы колес фургона или прицепа, ну, того, что тащила за собой машина. Я измерила их ширину.

Все посмотрели на листок. Рисунок выглядел не очень убедительно, но Питер был доволен.

– Тебе пришла в голову очень хорошая идея. Теперь мы сможем найти фургон, даже если снег растает и следы исчезнут.

– Да, – ласково сказал Колин. – Молодец, Джанет!

Джанет засияла от гордости и убрала блокнот.

– Теперь вы, мальчики, рассказывайте, – попросила она, хотя кое-что уже успела услышать от Питера, пока они поджидали остальных.

За мальчиков говорил Питер. Его слушали очень внимательно, в полной тишине.

– Вот видите, – закончил Питер, – вчера ночью кто-то подошел к старому дому, вошел в него через заднюю дверь, раз следы подходят прямо к ней, и оставил в доме пленника.

У Пэм перехватило дыхание:

– Пленника?! Что ты имеешь в виду?

– Разве тебе не ясно, что в том большом фургоне без окон был пленник? Пленник, которого никто не должен видеть и слышать, которого втащили в дом и спрятали там. Он визжал от боли, да так громко, что его услышал даже старый глухой сторож, – пояснил Питер.

Вид у ребят был совершенно ошарашенный, им явно было не по себе.

– Мне все это очень не нравится, – вздохнул Колин. Да и никому это не нравилось.

Ужасно было осознавать, что в старом пустом доме томится несчастный, визжащий от боли пленник.

– А что он ест? – сказал наконец Колин.

– И пьет? – подхватила Джанет. – И почему его там заперли?

– Может, его похитили и хотят получить за него выкуп? – предположил Джек. – Если так, то дело очень серьезное.

Установилось молчание.

– Может, родителям скажем? – предложила Пэм.

– Или в полицию сообщим? – добавил Джек.

– Надо сначала разузнать побольше, – возразил Питер. – Объяснение может оказаться очень простым – машина заблудилась или что-нибудь в этом роде.

– А я вот о чем подумал! – воскликнул Джек. – Вдруг это была машина «скорой помощи», отвозящая людей в больницу? Водитель не там свернул и обнаружил, что сбился с дороги. А больные визжали от боли.

– Но сторож сказал, что в доме тоже кто-то кричал, – напомнил Питер. – Хотя вполне возможно, это у него в ушах шумело, он говорит, что такое с ним бывает. Знаешь, Джек, это идея. Это действительно могла быть машина «скорой помощи», которую вез на прицепе грузовик, хотя я, честно говоря, такого никогда не видел.

– Как бы там ни было, – заметил Колин, – пока мы не удостоверились окончательно, что в старом доме происходит что-то странное, лучше никому об этом не рассказывать. Мы будем выглядеть круглыми дураками, если сообщим в полицию, а они выяснят, что все в порядке, что никакой тайны нет!

– Правильно, будем держать это дело в секрете, – кивнул Питер. – И продолжим расследование. Не можем же мы все это так оставить.

– Ну, конечно, необходимо что-то предпринять, – согласилась Джанет. – Но что?

– Надо подумать, – сказал Питер. И они стали думать. Каким должен быть их следующий шаг?

– Кажется, мне пришла в голову идея, – произнес наконец Джек. – Только это немного страшно. Девочек с собой брать нельзя.

– Почему? – хором воскликнули девочки. – Что ты такое придумал?

– Ну, мне кажется, что если в доме держат пленника, то ему кто-то должен приносить еду, – сказал Джек. – И делает он это скорее всего ночью. Так? Я предлагаю по очереди ходить по ночам к старому дому. Может, нам удастся выследить, кто это делает, и выяснить, кого и зачем они заперли в доме.

– Неплохо, – одобрил Питер. – Но ходить туда надо по двое. Не хотелось бы мне оказаться там ночью одному.

– Давайте сегодня пойдем туда вчетвером, спрячемся и посмотрим, придет кто или нет, – предложил Джордж.

– Четверым там спрятаться трудно, – заметил Колин.

– Ну… А что, если завернуться в белые простыни и встать в поле рядом со снеговиками! – пошутил Питер. И, к его удивлению, мальчики с готовностью ухватились за эту идею.

– Ой, Питер, как ты здорово придумал! Завернемся во что-нибудь белое, и нас кто угодно примет за снеговиков, – заверил Джордж.

– Двое из нас пойдут к дому, а двое «снеговиков» будут стоять на страже, – сказал Джек. – С удовольствием побуду снеговиком! Только надо потеплее одеться.

– А девочкам нельзя пойти? – жалобно спросила Пэм.

– А я и не хочу! – воскликнула Барбара.

– Да тебя никто и не возьмет! – заявил Питер. – Это и жуку понятно. Пойдут только мальчики.

– Класс! – Глаза Джека сияли от возбуждения. – А как быть со Скампером? Возьмем его с собой?

– Лучше взять, – решил Питер. – Если ему приказать, то он будет сидеть тихо, как мышка.

– Я сделаю для него маленькое белое пальтишко, – сказала Джанет, – и он будет похож на снежный ком.

Ребята были в состоянии крайнего волнения.

– Когда пойдем? – спросил Колин.

– Вчера они приехали где-то в половине десятого, – ответил Джек. – Нужно идти в это же время. Встречаемся здесь около девяти. Господи, какое же это захватывающее дело, правда?

 

Глава 9

Ночью в поле

Джанет до самого вечера провозилась с пальто для Скампера. Питер отыскал старую простыню и старый белый плащ. Простыня была очень большой, и он решил, что ее вполне хватит на троих.

Джанет помогла брату разрезать ее и проделать в ней дырки для рук и головы.

Когда Питер примерил то, что в результате получилось, девочка рассмеялась:

– Какой ты чудной! А как быть с головой? Как ты спрячешь свои черные волосы? Ведь будет светить луна.

– Попробуй сшить для нас белые шапочки, – попросил Питер. – А лица мы намажем чем-нибудь белым.

– Где-то в сарае есть побелка, – хихикнула Джанет. – О господи, какие же вы будете смешные! Можно я в девять часов приду к сараю? Очень хочется на вас посмотреть.

– Ладно, приходи, если тебе удастся незаметно удрать из дома, – согласился Питер. – Мама сегодня вечером куда-то уходит, так что, надеюсь, все обойдется. Но если она передумает, то сиди дома и не высовывайся, а то еще дело провалишь.

Вечером мама куда-то ушла. Это было очень кстати. Можно спокойно идти к сараю. Питер велел Джанет одеться потеплее. А если уж она заснет, сказал он, то пусть себе спокойно спит и не просыпается до утра.

– Да не засну я! – возмутилась Джанет. – Не смогу. Смотри сам не засни!

– Не говори глупостей, – буркнул Питер. – Как может заснуть человек, возглавляющий такую серьезную операцию? Вот увидишь, Джанет, «Секретную семерку» ждут удивительные приключения!

В половине девятого дети выключили в своих комнатах свет и больше его не включали. При свете карманного фонарика Джанет стала обряжать Скампера в новое пальтишко. Оно ему не очень-то нравилось, и он все норовил укусить его.

– Скампер, тихо! Если ты не будешь похож на снежную собаку, то тебе придется остаться дома! – в отчаянии увещевала пса Джанет. Понял ее Скампер или нет, но он беспрекословно позволил надеть на себя пальто и больше не дергался. Выглядел он в нем очень необычно и как-то скорбно.

– Если ты собираешься идти, то пошли, уже почти девять, – послышался шепот Питера. Двое детей и Скампер тихо прокрались по лестнице вниз. Они постарались одеться как можно теплее, но, выйдя на улицу, обнаружили, что там не так уж и холодно.

– Снег тает! Мороза нет, – прошептала Джанет.

– Только бы снеговики не растаяли! – забеспокоился Питер.

– Да нет, не успеют, – заверила его Джанет. – Пошли, у сарая уже кто-то есть.

Ребята, подходя к сараю, тихо шептали пароль, и скоро все были в сборе. Питер зажег свечу, и они, волнуясь, посмотрели друг на друга.

– Надо вымазать лица побелкой и надеть вот эти костюмы, – сказал Питер. – И можно идти к старому дому.

Джек тихо засмеялся:

– Посмотрите на Скампера! Он тоже в белом. Скампер, какой ты смешной!

– Гав, – грустно вздохнул Скампер. Он и сам чувствовал себя смешным. Бедный Скампер!

Повизгивая и давясь от смеха, мальчики вымазали лица побелкой. Белые балахоны они нацепили еще раньше – чтобы не испачкать одежду. Джанет надела им на головы маленькие белые шапочки, которые наскоро сшила вечером.

– Не хотела бы я встретиться с вами на дороге ночью, – заявила она. – Вид у вас самый устрашающий!

– Пора идти, – сказал Питер. – Пока, Джанет. Ложись спать и спи крепко. Утром я тебе расскажу о всех наших приключениях. Постараюсь не разбудить тебя, когда вернусь.

– Я буду тебя ждать! – твердо заявила Джанет.

Она проводила их взглядом – по залитой лунным светом дорожке шла цепочка странных белых фигур с ужасающе белыми лицами. Они и в самом деле походили на снеговиков, бесшумно ступающих по рыхлому тающему снегу.

Мальчики тихонько вышли из калитки и направились к дороге, ведущей к старому дому, зорко высматривая, нет ли где запоздалых прохожих.

Им встретился лишь мальчишка постарше их, так внезапно и тихо вынырнувший из-за угла, что никто не услышал его шагов. Все четверо застыли на месте.

Он тоже остановился и в ужасе уставился на «снеговиков».

– Ой! – вскрикнул он. – Что это?! Вы кто?!

Питер издал леденящий душу стон, и мальчишка испуганно заорал:

– Помогите! Живые снеговики! Помогите!

Он ринулся бежать по дороге, а ребята скорчились от безудержного смеха.

– Боже мой! – сказал Джек. – Я чуть не лопнул от смеха, когда ты застонал.

– Пошли! Лучше поскорее убраться отсюда, пока он не привел кого-нибудь.

И мальчики, тихонько посмеиваясь, пошли дальше. Они свернули на дорогу, ведущую к старому дому, и скоро оказались рядом с ним. Дом был темным и безмолвным, на его белую от снега крышу падал лунный свет.

– Никого, – сказал Питер. – Окна темные, и не слышно ни звука.

– Пойдем присоединимся к веселой компании снеговиков, – предложил Джек. – Питер, попроси Скампера не вертеться у меня под ногами. Я в этой простыне могу не заметить его и споткнуться.

Мальчики перелезли через калитку и вышли в поле. Снеговики все еще стояли там. Но бог ты мой! Они таяли прямо на глазах и стали гораздо меньше, чем утром! Скампер подошел и обнюхал каждого из них. Питер подозвал собаку:

– Скампер, ко мне! Стой тихо и запомни – лаять, рычать и скулить нельзя!

Пес прекрасно понял хозяина. Он застыл рядом с ним как статуя. Мальчики стояли в заснеженном поле – точь-в-точь снеговики.

Они стояли и ждали, ждали. Никто не появлялся. Они прождали полчаса и стали замерзать.

– У меня под ногами хлюпает, – пожаловался Джек. – Как вы думаете, долго еще нам так стоять?

Остальные тоже устали. Разве можно простоять неподвижно всю ночь напролет?

Тридцати минут вполне достаточно.

– Может, мы немного пройдемся, согреемся? – предложил Колин.

Питер хотел было ответить ему, но слова замерли у него на губах. Он что-то услышал. Что это?

Колин опять заговорил, но Питер оборвал его:

– Ш-ш-ш!

Колин замолчал. Все стали прислушиваться. И до их ушей долетел какой-то далекий звук.

– Кажется, кто-то визжит, – сказал Джек. – Да, точно! Но только очень тихо и далеко, видимо, в старом доме. Там кто-то есть!

По спинам мальчиков пробежала дрожь. Они продолжали прислушиваться, и опять до них донеслись странные, далекие звуки.

– Не нравится мне это, – недовольно произнес Питер. – Пойду поближе к дому и послушаю там. Придется, наверное, кому-нибудь обо всем этом рассказать.

– Пошли все вместе, – предложил Колин, но Питер был непреклонен:

– Нет, пойдут двое, а двое останутся на страже, как мы и договаривались. Джек, ты пойдешь со мной, а Колин и Джордж останутся здесь.

Питер и Джек – две нескладные белые фигуры с белыми лицами – вышли с поля и направились к калитке. Закрыв ее за собой, они прислушались. Полная тишина.

Мальчики медленно пошли по дорожке, стараясь держаться в тени на случай, если сторож выглянет в окно. Они приблизились к парадной двери и заглянули в щель почтового ящика. Но разглядеть что-либо через нее было невозможно. Сплошная темнота.

Тогда они пошли к боковой двери. Она, конечно, была заперта, и они направились к задней двери. Подергали ее – заперто. И тут они услышали какой-то странный глухой стук, доносившийся откуда-то из дома. Мальчики вцепились друг в друга. Что же происходит в этом старом пустом доме?

– Старик оставил одно из окон приоткрытым, то самое, через которое он с нами разговаривал, – прошептал вдруг Джек.

– Господи, да неужели? Так, может, залезем в дом и попробуем найти пленника? – возбужденно зашептал в ответ Питер.

Чтобы забраться в дом, им потребовалось не больше двух минут. Они стояли в темной кухне и прислушивались. Тихо, абсолютно тихо. Где же пленник?? А что, если мы осмотрим весь дом, снизу доверху? – предложил Питер. – У меня с собой фонарик.

– Это обязательно надо сделать, – согласился Джек.

Ступая бесшумно, как кошки, они обошли кухню и прихожую. Никого.

– Теперь в холл, а оттуда в комнаты, – распорядился Питер.

Комнаты со стороны фасада здания заливал лунный свет, а комнаты с противоположной стороны были совершенно темными. Мальчики одну за другой открывали двери и светили фонариком. Везде было тихо и пустынно.

Они подошли еще к одной двери и услышали, что из-за нее доносятся какие-то звуки. Питер схватил Джека за плечо:

– Там кто-то есть. Будь готов к тому, что придется быстро сматываться и что нас могут преследовать!

 

Глава 10

В старом доме

Дверь была не заперта. Мальчики открыли ее. Звуки сразу же стали громче. В комнате кто-то был, и этот кто-то храпел.

Мальчикам одновременно пришло в голову, что это, должно быть, сторож. Питер на цыпочках вошел в комнату.

В залитой лунным светом комнате, на низкой неопрятной кровати прямо в верхней одежде спал сторож. Он казался грязным и дряхлым и храпел во сне. Питер повернулся, чтобы выйти, но тут неожиданно его фонарик стукнулся о дверь и с грохотом упал на пол.

Мальчики оцепенели, однако старик даже не шелохнулся. И Питер вспомнил, что он почти совсем глухой. Слава богу, он ничего не услышал. Они вышли в холл и тихонько закрыли дверь. Питер проверил, не разбился ли фонарик – нет, все в порядке. Это хорошо.

– Пошли наверх, – прошептал он. – Джек, тебе не страшно?

– Не очень, – ответил Джек. – Совсем чуть-чуть. Пошли!

Они стали подниматься по лестнице. Ступени под ними как-то устало скрипели и трещали. На втором этаже было пять или шесть комнат, и все они были пусты. Теперь на самый верх.

– Нам осталось осмотреть всего две комнаты. В одной из них должен быть пленник. – Джек говорил так тихо, что Питер едва слышал его.

Но двери этих комнат оказались распахнутыми! Как же там может находиться пленник? А вдруг его связали? Мальчики заглянули в обе комнаты, готовые к тому, чтобы увидеть что-нибудь ужасное.

Но абсолютно все комнаты, как темные, так и залитые лунным светом, были пусты.

– Очень странно, – прошептал Джек. – Если честно, то я ничего не понимаю. Ведь звуки доносились из дома, а не откуда-нибудь еще. Но здесь, кроме старика-сторожа, никого нет!

Они стояли и не могли решить, что делать дальше. И опять в ночной тишине раздался далекий приглушенный визг и странный глухой стук.

– И все-таки где-то здесь есть пленник, и он стучит, и стонет, и просит о помощи. – Питер от волнения заговорил в полный голос. – Пошли вниз. Хотя там мы все уже вроде осмотрели.

Джек начал спускаться:

– Пошли проверим, может, мы не заметили какой-нибудь шкаф или чулан.

И мальчики пошли вниз, не заботясь о том, чтобы не шуметь. Они вошли в кухню. Было тихо. А затем опять послышался глухой стук. Джек вцепился в Питера:

– Эти звуки раздаются прямо у нас под ногами – из подвала. Так вот где они его держат!

– Давай поищем дверь в подвал, – сказал Питер.

Наконец они ее отыскали – она была в темном конце коридора, около кухни. Мальчики повернули ручку, и – вот чудеса! – дверь открылась.

– Не заперто, – прошептал Джек. – Почему же пленник не убежал?

Каменные ступеньки уходили вниз, в темноту. Питер посветил фонариком и произнес дрожащим голосом:

– Кто здесь? Здесь кто-нибудь есть?

Ответа не последовало. Мальчики напряженно прислушивались. До них доносилось чье-то тяжелое громкое дыхание.

– Мы слышим, как вы дышите, – проговорил Джек. – Скажите, кто вы? Мы пришли помочь вам!

И опять никакого ответа. Это было ужасно. Мальчики совсем перепугались. У них не хватало смелости спуститься вниз, ноги просто отказывались идти. Но вернуться в коридор – значит признать, что они струсили.

Тут они услышали тихие голоса, а затем звук поворачивающегося в замочной скважине ключа и открывающейся двери.

Джек в панике вцепился в Питера:

– Это те самые мужчины, которые были здесь вчера ночью. Они вернулись. Нужно быстро спрятаться, пока они нас не заметили.

Две белые фигуры застыли на мгновение в нерешительности – куда прятаться?

Затем Питер стянул с себя простыню и шапочку.

– Ты тоже снимай, – прошептал он Джеку. – В темной одежде нас не будет видно.

Сбросив балахоны, мальчики выскользнули в холл, забились в угол и скрючились, моля Бога, чтобы мужчины сразу же прошли в подвал.

Но не тут-то было.

– Надо проверить, спит ли старик, – произнес один из них. Они вошли в холл и направились к комнате сторожа.

И вдруг взгляд одного из них упал на вымазанное побелкой лицо Питера – оно странно выделялось на фоне темных теней. Питер и забыл, что его лицо белое.

– Силы небесные! Посмотри, что это там, в углу! – воскликнул мужчина. – Мак, взгляни сюда!

Мужчины уставились в угол, где, скорчившись, сидели мальчики.

– Какие-то белые лица! – сказал другой. – Не нравится мне это. Может, лунный свет так отражается? А ну-ка, включи фонарь.

При свете мощного фонаря мальчиков сразу же обнаружили. Сделав несколько больших шагов. Мак оказался прямо перед ними. Он схватил их за шиворот и грубым рывком поставил на ноги.

– Что все это значит? Чего вы здесь прячетесь? Да еще физиономии так разукрасили! А ну, отвечайте!

– Пустите, мне больно, – сердито сказал Джек. – А вы-то сами что здесь делаете?

– Ты это о чем?

И в этот момент до них опять донесся стук.

– А вот о чем, – ответил Джек. – Кто там внизу? Кого вы держите в плену?

Тут Джек получил такую затрещину, что у него искры из глаз посыпались.

А затем его и Питера запихнули в шкаф и заперли на ключ. Мужчины, казалось, были вне себя от ярости.

Питер приложил ухо к замочной скважине и стал слушать, о чем они говорят.

– Что будем делать? Если эти паршивцы кого-нибудь сюда приведут, мы пропали.

– Ты прав. Придется оставить их здесь. Пусть посидят с Керри Блу! Завтра ночью мы его отсюда заберем, и все будет шито-крыто. Дело будет сделано.

– А мальчишки?

– Мы их запрем и отправим сторожу открытку, чтобы заглянул в подвал. Спустится он в подвал, а там сюрприз – дети в заточении томятся! Поделом им, бездельникам.

Питер напряженно вслушивался в разговор. Кто такой Керри Блу? Какое необычное имя! Мужчина направился к шкафу, и Питер задрожал от страха, но тот не стал отпирать дверь, а лишь проговорил в замочную скважину:

– Посидите здесь, посидите. Забудете, как совать нос в чужие дела!

А затем началось нечто странное. К кухне что-то подтащили, и мальчики услышали звуки, напоминающие треск дров – будто костер развели, и до них долетел какой-то малоприятный запах.

– Они что-то варят. Только непонятно что, – сказал Питер. – Какой ужасный запах!

Мальчики никак не могли понять, что же это такое. Они опять услышали визг, и храп, и стук, похожий на стук копыт по мостовой. Все это было очень и очень странно.

Шкаф, где они сидели, был тесный, там было холодно, душно и очень неудобно. И когда их наконец отперли и велели выходить, они даже обрадовались.

– Отпустите нас, – начал Питер, но тут же получил сильный удар по плечу.

– Не возникай! – Один из мужчин подтащил мальчиков к двери подвала и втолкнул их внутрь. Они чуть не покатились кубарем вниз по каменным ступенькам. Дверь за ними захлопнулась, и они услышали, что ее заперли. Черт побери! Они сами оказались пленниками!

Снизу послышался шум. О господи, кто же этот Керри Блу?

– Зажги фонарик, – прошептал Джек. – Надо же выяснить, что это за пленник!

 

Глава 11

Пленник

Питер включил фонарик. Руки у него дрожали. Что-то они увидят? То, что мальчики увидели, повергло их в такое изумление, что у них перехватило дыхание.

Перед ними стояла прекрасная лошадь. И, судя по ее дергающимся ушам и выпученным глазам, она была напугана не меньше, чем они.

– Лошадь, – слабым голосом произнес Джек. – Это же лошадь.

– Да… Так этот визг… Это было ее испуганное ржание. А стук – это стучали ее копыта, когда она в панике металась из стороны в сторону! – воскликнул Питер. – Ой, Джек, до чего же мне ее жалко! Как это подло – держать лошадь взаперти, в подвале!

– Такая красавица! Похоже, это скаковая лошадь, – сказал Джек. – Тебе не кажется, что они ее у кого-то украли? Наверное, они хотят перекрасить ее в другой цвет и продать – воры обычно так и делают.

– Не знаю, я никогда о таком не слышал, но, может, ты и прав, – ответил Питер. – Я спущусь к ней.

– А ты не боишься? Посмотри, как она вращает глазами!

– Нет, не боюсь. – У отца Питера на ферме было много лошадей, и он к ним привык с младенчества. – Бедняжка, ей так надо, чтобы с ней поговорили, успокоили ее.

Питер начал спускаться вниз, приговаривая на ходу:

– Ты ведь Керри Блу, да? Какое у тебя красивое имя, да и сама ты – просто красавица! Не бойся, моя хорошая. Я тебе плохого не сделаю, только поглажу твой бархатный нос, и все будет хорошо!

Лошадь заржала и отпрянула назад. Но Питера это не смутило. Он вплотную подошел к испуганному до полусмерти животному и бесстрашно положил руку на ее нежный нос. Лошадь стояла совершенно смирно. И вдруг она прижалась к мальчику, как-то странно и коротко пофыркивая.

– Джек, иди сюда! Она нас больше не боится, – позвал Питер. – Такая красавица! А они просто мерзавцы – разве можно держать лошадь в темном подвале?! Она здесь с ума могла сойти!

Джек спустился вниз. Он погладил лошадь по спине и вдруг воскликнул:

– Да она же вся липкая и влажная!

Питер направил фонарик на спину лошади. Она влажно поблескивала под его лучом.

– Джек! Ты прав! Они ее перекрашивают! – воскликнул Питер. – У нее шерсть в красителе.

– Так вот чем воняло – они варили краску, – догадался Джек. – Бедная Керри Блу! Что же они с тобой вытворяют?!

В одном углу подвала лежала подстилка из соломы, в другом стояли грубо сколоченные ясли с сеном. И были еще два ведра – с овсом и с водой.

– Если нам захочется спать, то придется спать на соломе, – заметил Питер. – А питаться будем овсом!

– Вряд ли мы успеем проголодаться, – возразил Джек. – Держу пари, скоро сюда заявятся Колин и Джордж. Будем кричать, пока они нас не услышат.

Мальчики уселись на солому и стали ждать. Керри Блу улеглась рядом с ними. Мальчики прислонились к ее теплому боку, стараясь не обращать внимания на сильный запах краски.

Тем временем Колин и Джордж стояли в поле и в нетерпении поджидали своих товарищей. Они видели, как Джек и Питер перелезли через калитку и с трудом удержали Скампера, чтобы тот не последовал их примеру. Они прождали примерно полчаса, гадая, когда же наконец Питер и Джек вернутся к ним, и тут Скампер зарычал.

– Он что-то услышал, – сказал Колин. – По дороге едет машина. Только бы это не те самые мужчины, что были здесь вчера, а то они схватят Джека и Питера!

На этот раз машина ехала без фургона. Она остановилась у ворот, и из нее вышли двое мужчин. Неожиданно Скампер громко гавкнул, но Колин тут же шлепнул его:

– Ты что?! – зашипел он. – Ты же нас выдашь!

Один из мужчин подошел к воротам и посмотрел на снеговиков.

– Иди сюда, – подозвал он своего спутника. Тот подошел и стал рядом. Как же Колин и Джордж задрожали и затряслись!

– Что такое? Мы же их вчера видели, забыл, что ли? А сегодня детишки новых налепили, собака какая-то заблудилась и лает. Пошли!

Они направились к старому дому. У Колина и Джорджа отлегло от сердца, и они облегченно вздохнули. Кажется, пронесло! Слава богу, что у них все белое – и лица, и шапочки, и одежда! Слава богу, что и Скампер весь белый!

Какое-то время стояла полная тишина. Колин и Джордж совсем замерзли, терпение у них было на исходе. Что происходит в доме? Им так хотелось это знать. Где Джек и Питер? Неужели их поймали?

Наконец, когда они совсем уж было решились отправиться к дому и попытаться выяснить, что же там творится, опять услышали голоса. Это возвращались те двое. Хлопнула дверца, заработал мотор, машина тронулась, выехала на дорогу и умчалась прочь, чавкая колесами по тающему снегу.

– Уехала, – сказал Колин. – А мы с тобой такие болваны – даже не догадались подойти и выяснить ее номер! Теперь уже поздно!

– Да, мы были просто обязаны сделать это, – сокрушался Джордж. – А что теперь? Будем ждать, когда Питер и Джек выйдут из дома?

– Да, но только не очень долго, – ответил Колин. – У меня ноги совсем закоченели.

Они прождали минут пять, но из дома никто не выходил. Мальчики подошли к калитке, перелезли через нее и поспешили к парадной двери. Скампер – за ними. Конечно же они не смогли войти в дом через дверь – ни через парадную, ни через боковую, ни через заднюю. А затем они, как и Джек с Питером, обнаружили, что одно из окон приоткрыто, и воспользовались этим. Они стояли в кухне и прислушивались. Но было абсолютно тихо.

Тогда мальчики негромко позвали:

– Джек! Питер! Вы здесь?

Ответа не было. Полнейшая тишина. Вдруг Скампер громко залаял, ринулся в коридор и стал яростно скрестись в какую-то дверь.

Мальчики подбежали к нему и сразу же услышали голос Питера:

– Кто здесь? Колин, Джордж, это вы? Скажите пароль.

– Неделя! – крикнул Джордж. – Где вы?

– В подвале. Сейчас поднимемся. У нас все в порядке. Вы можете отпереть дверь, или они забрали ключ с собой?

– Нет, он здесь, в двери, – ответил Колин.

Он повернул ключ, отпер дверь и распахнул ее. Перед ним стояли Джек и Питер – они как раз успели добраться до двери. А за ними, стуча ногами по каменным ступенькам, шел еще кто-то. Это была Керри Блу. Она не собиралась оставаться в темном подвале, да еще и в полном одиночестве! Она предпочитала держаться поближе к этим милым и добрым мальчикам.

Колин и Джек ахнули от удивления. Они смотрели на Керри Блу так, будто никогда в жизни не видели лошадей. Лошадь! В подвале! Как странно!

– Эти двое уехали? – поинтересовался Питер, и Колин кивнул в ответ.

– Да, уехали на машине. Скампер залаял, и они нас увидели, но приняли за снеговиков! А потом мы отправились искать вас. А с вами что произошло?

– Давайте выйдем отсюда, – предложил Питер. – Ни минуты больше не могу здесь оставаться.

Он повел за собой Керри Блу, и Колин поразился тому, как тихо она ступала по деревянному полу кухни. Он взглянул на ее копыта и воскликнул:

– Посмотрите, что это у нее на ногах?!

– Войлочные тапочки, как раз по ее копытам! – усмехнулся Питер. – Так вот что это были за странные круглые следы! Ей надели тапки, чтобы не гремела копытами. Господи, какая же она была напуганная, когда мы ее наконец отыскали! Пошли, я хочу домой!

 

Глава 12

Приключения закончились

По белой от снега дорожке шли шестеро – двое мальчиков в темных куртках с капюшонами, двое в белых балахонах и шапочках, собака в грязном белом пальтишке и прекрасная, с гордой осанкой, лошадь. Мальчики выглядели довольно странно – их белые лица светились в темноте. Но раз они никого не встретили, то какое это имело значение?

Питер всю дорогу рассказывал об их с Джеком приключениях. Колин и Джордж слушали, раскрыв рты, умирая от зависти, что все это произошло не с ними.

– Я отведу Керри Блу в нашу конюшню, – сказал Питер. – То-то будет удар для воров, когда они обнаружат, что лошадь исчезла! А завтра мы обо всем сообщим в полицию. Встретимся в сарае в половине десятого. По дороге захватите с собой Пэм и Барбару, ладно? Это была захватывающая тайна, и мне кажется, что «Секретная семерка» не ударила в грязь лицом! Господи, как же я устал. Доберусь до кровати – сразу засну.

Не прошло и получаса, а они уже все мирно спали. Джанет заснула, не дождавшись Питера. Он тихонько отвел Керри Блу на конюшню и поставил в стойло – она вела себя очень послушно и дружелюбно.

А утром – какой восторг! Питер рассказал родителям обо всем, что с ними приключилось, и его отец, онемев от изумления, пошел посмотреть на Керри Блу.

– Да это же прекрасная скаковая лошадь! – воскликнул он. – Ее перекрасили каким-то коричневым красителем, чтобы продать и выставить на скачки под другим именем. Но ты этому помешал, ты и твое общество.

– Надо сообщить в полицию, – сказала мама Питера. Она была очень взволнована. – Я думаю, полицейские легко найдут воров.

– В девять тридцать в сарае состоится собрание «Секретной семерки», – сообщил Питер. – Мы можем пригласить на него полицейских.

– И они усядутся на ящики и цветочные горшки? – поинтересовалась мама. – Соберитесь уж на этот раз в папином кабинете. Так оно будет лучше.

Итак, в половине десятого, когда все семеро были в сборе и умирали от нетерпения, а Скампер в невероятном возбуждении грыз лежащий на полу коврик, зазвонил дверной колокольчик, и в комнату вошли двое рослых полицейских. То-то они удивились, увидев, сколько ребятишек набилось в кабинет.

– Доброе утро! – поздоровался инспектор. – Э… Так в чем дело? Почему вы нам по телефону ничего не рассказали?

– Я хочу, чтобы вы услышали от самих ребят, – объяснил папа Питера.

Он развернул утреннюю газету и положил ее на стол. Ребята дружно склонились над ней.

На первой странице была помещена большая фотография чудесной лошади. Под ней большими буквами было напечатано: «Керри Блу украдена. Исчезновение знаменитой скаковой лошади. Местонахождение неизвестно».

 

Глава 13

Керри Блу украдена…

– Я думаю, вы уже видели эту газету, – обратился папа Питера к полицейским. – Питер, скажи им, где Керри Блу.

– У нас в конюшне! – воскликнул Питер, наслаждаясь отразившимся на лицах полицейских изумлением.

Они тут же достали блокноты.

– Это очень важно, сэр, – обратился инспектор к отцу Питера. – Вы можете подтвердить, что лошадь у вас?

– Разумеется. Можете сами в этом удостовериться. Питер, расскажи обо всем с самого начала.

– Мы будем рассказывать по очереди, – предложил Питер и начал с того, как они налепили в поле снеговиков. Затем Джек поведал о том, как он отправился в поле на поиски пропавшего значка и увидел там машину с прицепом.

– Теперь-то я знаю, что это был фургон для перевозки лошадей, но тогда я об этом совершенно не догадывался. Я просто ума не мог приложить, что это такое – то ли мебельный фургон, то ли еще что. И окон в нем не было.

История шла своим чередом – дети рассказали, как они беседовали со сторожем, как шли по следам машины и фургона, как мальчики оделись снеговиками и отправились ночью к старому дому.

Затем они подошли к самой захватывающей части истории – как Питер и Джек забрались в дом, обнаружили там пленника и неожиданно для себя сами оказались в плену. Завершили повествование Колин и Джордж рассказом о том, как они, в свою очередь, отправились к старому дому на поиски Джека и Питера.

– Лихие ребята, настоящие искатели приключений! – Инспектор повернулся к маме Питера, в его глазах поблескивали огоньки.

– Да уж! – вздохнула она. – Не могу сказать, что я в полном восторге от их ночных прогулок. В это время им всем следовало бы крепко спать.

– Совершенно с вами согласен, – заметил инспектор. – Они должны были сразу сообщить обо всем в полицию и предоставить нам разгадывать эту тайну. А разгуливать ночью, маскируясь под снеговиков! Никогда не слышал о чем-либо подобном.

Инспектор говорил таким строгим голосом, что девочки начали волноваться, но, быстро сообразив, что на самом-то деле он очень ими доволен, заулыбались.

– Придется выяснить, кому принадлежит этот старый дом, – сказал инспектор, – и известно ли его владельцу, что за события происходили в нем.

– Владелец этого дома – мистер Голикофф. Его адрес – Ковелти, Хейком-стрит, 64, – выпалил Джордж. – Это мы с Пэм уже выяснили.

– Молодцы! – похвалил их инспектор, а другой полицейский записал эти сведения в блокнот. – И в самом деле, отличная работа!

– А номера машины вы случайно не знаете? – поинтересовался полицейский. – Это было бы очень кстати.

– Нет, – вздохнул Джордж. – Чего не знаем, того не знаем. Но зато девочки измерили ширину колес фургона и даже зарисовали следы покрышек.

– Это все Джанет, – честно призналась Барбара, горько сожалея, что не по делу поднимала подругу на смех, когда та занималась этим.

Джанет достала листок бумаги с рисунком следов и отметками, показывающими их ширину. Инспектор тут же забрал у нее этот листок. Он был очень доволен.

– Прекрасно! Лучше быть не может! Сегодня никаких следов уже не разглядеть – снег растаял. Так что это очень ценная информация. Ах вы, мои дорогие, какие же у вас светлые головы!

Джанет покраснела от смущения. Питер, глядя на нее, широко улыбался – он гордился своей сестрой. Она – достойный член «Секретной семерки»!

– Вы сделали за нас почти всю работу. – Инспектор закрыл блокнот. – Узнали адрес владельца дома. И если у него есть фургон, колеса которого соответствуют рисунку, то ему придется ответить на несколько не очень приятных вопросов.

Полицейские пошли посмотреть на Керри Блу. Ребята всей толпой ввалились за ними на конюшню, и лошадь испуганно насторожила уши. Но Питер быстро успокоил ее.

– Да, ее уже частично перекрасили, – заметил инспектор. – Если бы они успели нанести еще один слой краски, узнать ее было бы очень трудно. Я думаю, они сегодня придут за ней. Им приходилось прятать ее, и выбор пал на подвал в старом доме. Интересно, его хозяин, мистер Голикофф, в курсе?

Ребята с нетерпением ожидали конца этой захватывающей истории. Чем она закончилась, они узнали на следующем собрании «Секретной семерки», которое созвали не они сами, а родители Питера.

Собрание, как обычно, состоялось в сарае. Взрослые уселись на два самых больших ящика, так что Джанет и Питеру пришлось сесть на пол.

– Ну так вот, – начал папа Питера. – Оказалось, что мистер Голикофф – владелец и фургона и машины. Полиция ночью устроила в старом доме засаду, а те двое мужчин явились туда. Их схватили и посадили под замок. Они были так поражены исчезновением Керри Блу, что почти и не сопротивлялись.

– Папа, а Керри Блу чья лошадь? – спросил Питер. – Я прочитал в газете, что ее хозяин – полковник Джеймз Хили. За ней кто-нибудь приедет?

– Да, он сегодня высылает за ней фургон. И он уже прислал кое-что для «Секретной семерки». Хотите взглянуть?

Питер взял из рук отца конверт и вскрыл его. Оттуда дождем посыпались какие-то бумажки. Джанет взяла одну из них в руки:

– Ой! Да это же билеты в цирк! И на пантомиму! Здесь и тех и других по семь?

Так оно и оказалось: каждому по два билета на замечательные представления. Всем, кроме Скампера.

– Но ведь он может получить в награду восхимительную и изухительную косточку, правда, мамочка?! – воскликнула Джанет, крепко обнимая собаку.

– На каком языке ты говоришь? – удивилась мама, и ребята дружно рассмеялись.

На конверте было написано: «Для „Секретной семерки“ с благодарностью и наилучшими пожеланиями. Дж. Хили».

– Как это мило с его стороны, – сказал Питер. – Мы не рассчитывали ни на какую награду. Нам было очень интересно, и это главное!

– Мы вас оставим, и вы можете обсудить ваши приключения. – Мама поднялась с места. – А то мы еще почувствуем себя настоящими членами вашего общества, и тогда это будет не «Секретная семерка», а «Секретная девятка».

– Нет, наше общество называется «Секретная семерка», – твердо сказал Питер. – Это самое лучшее общество на свете. Да здравствует «Секретная семерка»! Ура!