Джанет до самого вечера провозилась с пальто для Скампера. Питер отыскал старую простыню и старый белый плащ. Простыня была очень большой, и он решил, что ее вполне хватит на троих.

Джанет помогла брату разрезать ее и проделать в ней дырки для рук и головы.

Когда Питер примерил то, что в результате получилось, девочка рассмеялась:

– Какой ты чудной! А как быть с головой? Как ты спрячешь свои черные волосы? Ведь будет светить луна.

– Попробуй сшить для нас белые шапочки, – попросил Питер. – А лица мы намажем чем-нибудь белым.

– Где-то в сарае есть побелка, – хихикнула Джанет. – О господи, какие же вы будете смешные! Можно я в девять часов приду к сараю? Очень хочется на вас посмотреть.

– Ладно, приходи, если тебе удастся незаметно удрать из дома, – согласился Питер. – Мама сегодня вечером куда-то уходит, так что, надеюсь, все обойдется. Но если она передумает, то сиди дома и не высовывайся, а то еще дело провалишь.

Вечером мама куда-то ушла. Это было очень кстати. Можно спокойно идти к сараю. Питер велел Джанет одеться потеплее. А если уж она заснет, сказал он, то пусть себе спокойно спит и не просыпается до утра.

– Да не засну я! – возмутилась Джанет. – Не смогу. Смотри сам не засни!

– Не говори глупостей, – буркнул Питер. – Как может заснуть человек, возглавляющий такую серьезную операцию? Вот увидишь, Джанет, «Секретную семерку» ждут удивительные приключения!

В половине девятого дети выключили в своих комнатах свет и больше его не включали. При свете карманного фонарика Джанет стала обряжать Скампера в новое пальтишко. Оно ему не очень-то нравилось, и он все норовил укусить его.

– Скампер, тихо! Если ты не будешь похож на снежную собаку, то тебе придется остаться дома! – в отчаянии увещевала пса Джанет. Понял ее Скампер или нет, но он беспрекословно позволил надеть на себя пальто и больше не дергался. Выглядел он в нем очень необычно и как-то скорбно.

– Если ты собираешься идти, то пошли, уже почти девять, – послышался шепот Питера. Двое детей и Скампер тихо прокрались по лестнице вниз. Они постарались одеться как можно теплее, но, выйдя на улицу, обнаружили, что там не так уж и холодно.

– Снег тает! Мороза нет, – прошептала Джанет.

– Только бы снеговики не растаяли! – забеспокоился Питер.

– Да нет, не успеют, – заверила его Джанет. – Пошли, у сарая уже кто-то есть.

Ребята, подходя к сараю, тихо шептали пароль, и скоро все были в сборе. Питер зажег свечу, и они, волнуясь, посмотрели друг на друга.

– Надо вымазать лица побелкой и надеть вот эти костюмы, – сказал Питер. – И можно идти к старому дому.

Джек тихо засмеялся:

– Посмотрите на Скампера! Он тоже в белом. Скампер, какой ты смешной!

– Гав, – грустно вздохнул Скампер. Он и сам чувствовал себя смешным. Бедный Скампер!

Повизгивая и давясь от смеха, мальчики вымазали лица побелкой. Белые балахоны они нацепили еще раньше – чтобы не испачкать одежду. Джанет надела им на головы маленькие белые шапочки, которые наскоро сшила вечером.

– Не хотела бы я встретиться с вами на дороге ночью, – заявила она. – Вид у вас самый устрашающий!

– Пора идти, – сказал Питер. – Пока, Джанет. Ложись спать и спи крепко. Утром я тебе расскажу о всех наших приключениях. Постараюсь не разбудить тебя, когда вернусь.

– Я буду тебя ждать! – твердо заявила Джанет.

Она проводила их взглядом – по залитой лунным светом дорожке шла цепочка странных белых фигур с ужасающе белыми лицами. Они и в самом деле походили на снеговиков, бесшумно ступающих по рыхлому тающему снегу.

Мальчики тихонько вышли из калитки и направились к дороге, ведущей к старому дому, зорко высматривая, нет ли где запоздалых прохожих.

Им встретился лишь мальчишка постарше их, так внезапно и тихо вынырнувший из-за угла, что никто не услышал его шагов. Все четверо застыли на месте.

Он тоже остановился и в ужасе уставился на «снеговиков».

– Ой! – вскрикнул он. – Что это?! Вы кто?!

Питер издал леденящий душу стон, и мальчишка испуганно заорал:

– Помогите! Живые снеговики! Помогите!

Он ринулся бежать по дороге, а ребята скорчились от безудержного смеха.

– Боже мой! – сказал Джек. – Я чуть не лопнул от смеха, когда ты застонал.

– Пошли! Лучше поскорее убраться отсюда, пока он не привел кого-нибудь.

И мальчики, тихонько посмеиваясь, пошли дальше. Они свернули на дорогу, ведущую к старому дому, и скоро оказались рядом с ним. Дом был темным и безмолвным, на его белую от снега крышу падал лунный свет.

– Никого, – сказал Питер. – Окна темные, и не слышно ни звука.

– Пойдем присоединимся к веселой компании снеговиков, – предложил Джек. – Питер, попроси Скампера не вертеться у меня под ногами. Я в этой простыне могу не заметить его и споткнуться.

Мальчики перелезли через калитку и вышли в поле. Снеговики все еще стояли там. Но бог ты мой! Они таяли прямо на глазах и стали гораздо меньше, чем утром! Скампер подошел и обнюхал каждого из них. Питер подозвал собаку:

– Скампер, ко мне! Стой тихо и запомни – лаять, рычать и скулить нельзя!

Пес прекрасно понял хозяина. Он застыл рядом с ним как статуя. Мальчики стояли в заснеженном поле – точь-в-точь снеговики.

Они стояли и ждали, ждали. Никто не появлялся. Они прождали полчаса и стали замерзать.

– У меня под ногами хлюпает, – пожаловался Джек. – Как вы думаете, долго еще нам так стоять?

Остальные тоже устали. Разве можно простоять неподвижно всю ночь напролет?

Тридцати минут вполне достаточно.

– Может, мы немного пройдемся, согреемся? – предложил Колин.

Питер хотел было ответить ему, но слова замерли у него на губах. Он что-то услышал. Что это?

Колин опять заговорил, но Питер оборвал его:

– Ш-ш-ш!

Колин замолчал. Все стали прислушиваться. И до их ушей долетел какой-то далекий звук.

– Кажется, кто-то визжит, – сказал Джек. – Да, точно! Но только очень тихо и далеко, видимо, в старом доме. Там кто-то есть!

По спинам мальчиков пробежала дрожь. Они продолжали прислушиваться, и опять до них донеслись странные, далекие звуки.

– Не нравится мне это, – недовольно произнес Питер. – Пойду поближе к дому и послушаю там. Придется, наверное, кому-нибудь обо всем этом рассказать.

– Пошли все вместе, – предложил Колин, но Питер был непреклонен:

– Нет, пойдут двое, а двое останутся на страже, как мы и договаривались. Джек, ты пойдешь со мной, а Колин и Джордж останутся здесь.

Питер и Джек – две нескладные белые фигуры с белыми лицами – вышли с поля и направились к калитке. Закрыв ее за собой, они прислушались. Полная тишина.

Мальчики медленно пошли по дорожке, стараясь держаться в тени на случай, если сторож выглянет в окно. Они приблизились к парадной двери и заглянули в щель почтового ящика. Но разглядеть что-либо через нее было невозможно. Сплошная темнота.

Тогда они пошли к боковой двери. Она, конечно, была заперта, и они направились к задней двери. Подергали ее – заперто. И тут они услышали какой-то странный глухой стук, доносившийся откуда-то из дома. Мальчики вцепились друг в друга. Что же происходит в этом старом пустом доме?

– Старик оставил одно из окон приоткрытым, то самое, через которое он с нами разговаривал, – прошептал вдруг Джек.

– Господи, да неужели? Так, может, залезем в дом и попробуем найти пленника? – возбужденно зашептал в ответ Питер.

Чтобы забраться в дом, им потребовалось не больше двух минут. Они стояли в темной кухне и прислушивались. Тихо, абсолютно тихо. Где же пленник?? А что, если мы осмотрим весь дом, снизу доверху? – предложил Питер. – У меня с собой фонарик.

– Это обязательно надо сделать, – согласился Джек.

Ступая бесшумно, как кошки, они обошли кухню и прихожую. Никого.

– Теперь в холл, а оттуда в комнаты, – распорядился Питер.

Комнаты со стороны фасада здания заливал лунный свет, а комнаты с противоположной стороны были совершенно темными. Мальчики одну за другой открывали двери и светили фонариком. Везде было тихо и пустынно.

Они подошли еще к одной двери и услышали, что из-за нее доносятся какие-то звуки. Питер схватил Джека за плечо:

– Там кто-то есть. Будь готов к тому, что придется быстро сматываться и что нас могут преследовать!