На другой день Фатти принялся всерьез за расследование. Он изучил все газеты, но узнать из них удалось очень мало. Судя по всему, маленький принц вечером перед ночным похищением участвовал в общей спевке, затем выпил чашку какао и пошел спать в палатку, где с ним жили еще три мальчика.

Эти трое и вовсе ничем не могли помочь. Они, мол, сильно устали и, как только забрались в спальные мешки, так сразу и, уснули. А проснулись уже утром, глянули – спальный мешок принца пустой.

Вот и все, что удалось из них вытянуть.

«Не так уж много, зацепиться не за что, – подумал Фатти. – Я полагаю, мальчика похитили с целью получить выкуп. Надо расспросить Эрна, Сида и Перси, хоть я не надеюсь, что они что-то знают, – и еще надо бы порыскать по лагерю и послушать разговоры».

После полудня он поехал на велосипеде к Пипу и застал там Ларри и Дейзи.

– Нет ли у вас какого-нибудь родственника в том лагере? – спросил Фатти. – У меня-то куда меньше родни, чем у вас. Послушай, Ларри, не найдется ли у тебя кузен или еще кто из родни, кто может оказаться в лагере?

– У меня нет, – сказал Ларри. – А у тебя, Пип?

– Из каких школ там ребята? – спросил Пип. – А ну-ка, дайте газету. Сегодня я видел там список.

– Ага, там ребята из Лиллингтон-Питерхауса, – сказал Пип, после того как они внимательно посмотрели список. – Да, один из моих кузенов учится в той школе. Возможно, что он в лагере.

– Как его зовут? – спросил Фатти.

– Рональд Хилтон, – сказал Пип. – Он старше меня.

– Мы могли бы поискать там ребят из Лиллингтон-Питерхауса, – сказал Фатти, – и спросить про Рональда. Если он там, тогда ты, Пип, можешь вступить с ним в беседу, а мы, остальные, порыщем вокруг и послушаем, что люди говорят.

– Мне совсем не хочется вступать в беседу с Рональдом, – сказал Пип. – Он подумает, что я ужасный нахал. Я же сказал вам, что он старше меня.

– А ты понимаешь, что здесь, возможно, кроется Тайна? – строго спросил Фатти. – Да, конечно, с виду кажется, что на тайну совсем непохоже и мы, возможно, начинаем не с того конца, – но тут вполне может быть тайна, так что твой долг, Пип, сделать все, что сумеешь.

– Ладно, – согласился Пип. – Займу его болтовней. Но если он начнет драть меня за уши, приходите на помощь. Надеюсь, что, если это тайна, она хоть немного развлечет нас. У меня, знаете ли, нет большого интереса к истории с похищением иностранного принца.

– И у меня тоже, – сказала Дейзи. – Но разве можно знать наперед! Ручаюсь, что от Эрна, Сида и Перси мы многого не выведаем. Даже если что-то случится прямо у них под носом, они ничего не заметят!

– Ларри и Дейзи, вы на велосипедах? – спросил Фатти. – Тогда собирайтесь, поехали! Переправимся не паромом, а поедем через мост – и прямиком в лагерь. На велосипеде это недолго.

Они отправились, Бастер, как обычно, сидел в корзине на багажнике у Фатти. Веселый и гордый, он свысока поглядывал на встречных собак.

– Если ты еще хоть чуточку потолстеешь, я уже не смогу возить тебя в корзине, – въезжая на склон холма и тяжело дыша, сказал Фатти.

– Гав! – вежливо согласился Бастер. Он обернулся и сделал попытку лизнуть Фатти в нос, но Фатти сумел увернуться.

Наконец они добрались до лагеря. Он размещался на обширном участке, с одной стороны полого спускавшемся к реке. Здесь и там высились купы деревьев. Кругом были разбросаны палатки, и из тех, где готовили еду, тянуло дымком. С криком и смехом бегали мальчики.

Тайноискатели прислонили велосипеды к живой изгороди. Фатти обратился к проходившему мимо пареньку:

– Послушай, где тут группа из Лиллингтон-Питерхауса?

– Крайняя палатка внизу на склоне, – сказал мальчик, кивнув в сторону реки.

Все пятеро зашагали вниз к тем палаткам. Пип явно нервничал. Ему и в самом деле не хотелось встречаться с кузеном, который был двумя годами старше и намного сильнее. Пип очень надеялся, что его не увидит.

Но не прошло и минуты, как он почувствовал, что кто-то стукнул его кулаком по спине, и мальчик с весело улыбающейся физиономией, ростом на три дюйма выше Пила, громко приветствовал его:

– Филипп! Ты что здесь делаешь? Только не говори, что пришел навестить меня!

– Привет, Рональд! – обернувшись, сказал Пип с улыбкой. – Представь, я как раз пришел тебя навестить. Конечно, с моей стороны это наглость. Надеюсь, ты не обиделся?

Очень забавно было слышать, как Пипа назвали его настоящим именем – Филипп. Пип познакомил кузена со своими друзьями. Рональд впился взглядом в Фатти.

– Послушай, не ты ли тот парень, о котором Филипп вечно рассказывает чудеса – будто ты сотрудничаешь с полицией и всякое такое?

– Да иногда я помогаю полиции, – скромно подтвердил Фатти.

– И сейчас ты здесь по работе? – с любопытством спросил Рональд. – Пошли, расскажешь нам что-нибудь.

– Нет-нет, не могу, – сказал Фатти. – Мы просто пришли сюда тебя повидать – и еще нам интересно узнать про исчезновение маленького принца.

– Ах, да! Про этого паренька! – сказал Рональд, приведя всех в большую палатку. – Нечего вам о нем беспокоиться! Очень рад, что мы от него избавились! Послушайте, это же была такая мерзкая тварь, хуже некуда!

В палатке стоял длинный деревянный стол, а на нем – тарелки с горками сандвичей с джемом и консервированным мясом, булочки с изюмом и ломтики фруктового кекса. По всей длине стола красовались кувшины с лимонадом.

– Недурно живете! – сказал Ларри.

– Угощайтесь! – пригласил Рональд. – В эту неделю я дежурный по кухне – шеф-повар и мойщик бутылок. Для послеобеденного чая еще рановато, но, как видите, все готово и мы можем поесть вволю, пока не нагрянула орава голодных.

Каждый взял по тарелке и наполнил ее чем хотел. Еще не прошло и часа, как ребята дома управились со своим ленчем, но это не имело значения. Они могли есть с аппетитом в любое время дня и ночи, в том числе и Бастер – он уже шнырял под столом, подбирая лакомые кусочки, которые ему давали ребята.

Потом Рональд, распорядившись захватить с собой тарелки, повел их из палатки вниз к реке.

– Пошли на берег, – сказал он. – Посидим там и поедим спокойно. Честное слово, Троттевилл, я очень рад, что с тобой познакомился. Пип мне столько разных баек про тебя нарассказывал – а я их потом своим друзьям передавал.

Фатти с удовольствием поведал ему еще несколько историй. Пип заскучал. Кузен вроде совсем его не замечал, настолько был увлечен беседой с Фатти. Допив чай, Пип поднялся.

– Пошли вместе, – сказал он Ларри. – Побродим вокруг Может, что-нибудь услышим.

Они пошли по лагерю. Никто не обращал на них внимания. Ларри остановил бежавшего навстречу мальчика.

– Где палатка, в которой спал принц Бонгава? – спросил он.

– А вон там, если вам так уж интересно, – нахально ответил парнишка и побежал дальше.

Пип и Ларри подошли к указанной палатке. Возле нее сидели трое мальчиков и жевали сандвичи. Все трое были примерно ровесники Пипа.

– Хороша у вас палатка! – сказал Ларри мальчикам. Палатка и впрямь была красивая, куда лучше, чем все другие по соседству.

– Ее доставили для его королевского высочества, принца Бонгава Ва-ва, – сказал один из мальчиков.

– Почему ты его так называешь? – засмеявшись, спросил Пип. – Вам он не нравится?

– Не нравится, – ответили мальчики хором. Один из них, ярко-рыжий, протянул сандвич Ларри.

– Он препротивный, наглый типчик, – сказал он. – И настоящий дурень. Из-за всякой ерунды ревел, будто семилетний ребенок.

– Вот почему мы называем его Ва-ва! – сказал другой. – Вечно он вавакал.

– Он говорил по-английски? – спросил Ларри.

– Считалось, что он почти ни слова не знает, – сказал Рыжий. – Обычно нес какую-то чепуху – но если он хотел, то мог прекрасно объясняться на нашем языке! Хотя Бог его знает, где он этому научился. Но говорил по-простецки, как уличный мальчишка.

– В какую школу он ходил? – спросил Ларри.

– Ни в какую. У него был гувернер, – сказал Рыжий. – Он был настоящий шалопай, хоть и принц. Костюмы у него один другого лучше и богаче, нарядные пижамы – но разве он умывался? И не подумает! А скажешь ему, что вот сейчас я тебя столкну в речку, так он как зававакает и бежать!

– Как вы думаете, принца похитили ради выкупа? – спросил Пип, весьма взволнованный этими сведениями из первых рук.

– Знать не знаю и знать не желаю, – сказал Рыжий. – Если его похитили, надеюсь, он у похитителей и останется. Вы только посмотрите на его спальный мешок! Видали вы что-нибудь подобное?

Ларри и Пип заглянули внутрь этой великолепной палатки. Рыжий показал на лежавший в стороне спальный мешок. Да, мешок был тоже великолепный, пышный, весь простеганный и очень красиво расшитый.

– Попробуй залезь в него, – сказал Рыжий. – Я однажды попробовал. Ну прямо будто плывешь по волнам на волшебном ковре – мягкий, как пух!

Пип залез в мешок. И в самом деле, роскошь, ничего не скажешь! Пип почувствовал, что если прикроет глаза, то сразу же уснет сладким сном. Он забрался чуть поглубже и вдруг ощутил под ногой что-то твердое. Пип протянул руку, чтобы пощупать.

Это была пуговица! Да, очень красивая пуговица! Голубая с золотой каемкой. Пип сел и стал ее рассматривать. Рыжий тоже взглянул на нее.

– Да это пуговица с его пижамы, – сказал он. – Ты бы только поглядел на его пижаму – голубая с золотом, вроде этой пуговицы!

– Как ты считаешь, могу я взять ее как сувенир? – спросил Пип. На самом-то деле он подумал, что, возможно, эта пуговица окажется каким-то ключом к тайне.

– Надо же! На кой тебе сдался такой сувенир? – сказал другой мальчик. – Ты что, с приветом? Ну, если хочешь, бери. Не думаю, что принц Ва-Ва потребует ее! Если он потерял пуговицу, ему просто доставят новую пижаму!

– А пижама-то его осталась? – спросил Ларри, подумав, что неплохо бы взглянуть на нее.

– Да нет, он в ней исчез, – сказал Рыжий. – Потому-то все и решили, что его похитили. Если б он вздумал убежать, он бы оделся.

Ларри и Пип вышли из палатки. Внезапно их кто-то громко окликнул:

– Ларри! Пип! Чего это вас сюда занесло? – И над кустарником изгороди на них глянула круглая улыбающаяся физиономия Эрна. – Идите сюда! Тут рядом наша палатка!