Мистер Гун тоже прошел вдоль ряда малышей. Детишки испугались его, такого огромного, в темно-синей форме, с лоснящимся красным лицом. Они принялись реветь.

– Уа-а! – вопили они. – Уа-уа-уа!

Мистер Гун сердито глядел на них. Он не любил малышей. К тому же что-то его беспокоило. Ему вспомнился странный рассказ Эрна о принце, которого тайком увезли в коляске с близнецами. А тут гляди – целый ряд близнецов! Неужто Фатти поверил в эту байку? Неужто в ней что-то было дельное?

Мистер Гун решил хорошенько рассмотреть двойняшек. Он не сводил с них глаз, даже ткнул пальцем одного-другого. Смотрел, как Эрн, внимательно приглядываясь, проходит мимо всего ряда. Когда Эрн вышел из шатра, Гун последовал за ним.

Матери были очень рады, что он ушел.

– Чего это он явился сюда пугать наших малышей? – сказала одна. – Вот они все и разревелись: глядит так сердито да еще пальцем тычет.

Бетси и Дейзи подошли к Эрну.

– Эрн, почему ты и не кивнул и не покачал головой? – сердито спросила Бетси. – Ты же сказал, что дашь знак. Мы должны выяснить, те ли это близнецы или нет. Говори же!

– Я не знаю, – растерянно сказал Эрн. – Здесь все малыши кажутся мне похожими. Я их не могу различить. Ох, Бетси, извини меня! Но они похожи как две капли воды.

– Вот досада! – сказала Дейзи. – Особенно потому, что тех двоих зовут Марджери и Роберт.

– Правда, Берт может быть уменьшительным от Альберт или Хуберт, а не только от Роберт, – сказала Бетси. – Мы же не знаем, был ли тот Берт, которого знал Сид, Робертом.

– Я знаю, что делать! – внезапно сказала Дейзи. – Давайте посмотрим на коляску, в которой привезли Марджери и Роберта. Уж ее-то Эрн, наверно, сумеет опознать.

– Ясное дело, – уверенно сказал Эрн. – Коляска – э, погодите, – коляска была темно-синяя, или нет, темно-зеленая.

Обе девочки в отчаянии уставились на него.

– Нет, ты просто безнадежный олух! – сказала Дейзи. – Ну какой нам от тебя толк, хотела бы я знать! Ты никогда ничего не замечаешь!

Вид у Эрна был совершенно убитый. В этот миг из шатра вынырнул мистер Гун, и, к великому огорчению девочек, Эрн пустился бежать со всех ног. Теперь они опять его потеряют!

– Эрн! Вернись и посмотри на коляски! – закричала Бетси.

Мистер Гун насторожился снова. Коляски? Нет, что-то тут сегодня происходит! Эти ребята и в самом деле что-то разыскивают, черт бы их подрал!

Бетси и Дейзи махнули рукой на Эрна. Они пошли к порожним коляскам, которые были аккуратно поставлены в ряд. Вот две огромные двойные коляски, вот одна довольно большая, переделанная в двойную, и несколько обыкновенных колясок.

– Может, нам лучше подождать Эрна здесь? – уныло сказала Бетси. – Рано или поздно, надеюсь, он придет. А хотела бы я знать, что делают остальные трое? О, посмотри на мистера Гуна. Он тоже интересуется колясками.

Да, мистер Гун теперь изучал коляски. Может, он увидит в них что-нибудь такое, что ему поможет? Нет, об этом он и не думал. Он все же внимательно рассматривал каждую коляску, чем удивил одну из мамаш, которая вышла, чтобы взять в ней что-то для своего младенца.

– Вы хотите купить коляску? – спросила она.

Мистер Гун не соизволил ответить. Он отошел от колясок и отправился искать Эрна.

Вскоре матери начали выносить своих малышей и усаживать в коляски. Жюри всем выставило оценки. Марджи и Роберт получили каждый по большому банту с надписью.

«Первый приз. Близнецы».

– Ох! – сказала Бетси, подбежав к ним. – Неужели они получили первый приз? Как замечательно! Разрешите, я понесу одного? Я так люблю малышей!

– Тогда, может быть, ты подвезешь поближе мою коляску? – тяжело дыша, сказала мать, несшая двух увесистых малышей. – Вон она там.

– Которая? – спросила Бетси.

– А вон та, – сказала мать, кивком указав на потертую, совсем небольшую коляску.

Обыкновенная коляска! Бетси была уверена, что коляска у этой женщины будет двойная – какое разочарование! Значит, Марджи и Роберт не могут быть теми близнецами, которых они ищут! Эрн и Сид твердо уверены, что коляска близнецов в кемпинге была двойная.

Бетси подкатила коляску.

– Ну, спокойно, Мадж, – сказала мать, усаживая девочку в один конец коляски, а мальчика в другой. – Тихо, тихо, Робби, не вздумай реветь! Разве ты не получил первый приз? Будь повеселее, улыбнись!

Дейзи посмотрела на Бетси. Мадж и Робби – а не Мардж и Берт! Вот в чем дело! Это не те близнецы и не та мать. Вся их поездка на ярмарку – напрасный труд!

– Пошли, Бетси, давай и мы немного развлечемся, – сказала Дейзи. – Мы нашу часть расследования выполнили, и как все остальные наши попытки до сих пор, она ничего не дала. Думаю, нам ничего не удастся прояснить в этой тайне!

Они покатались на качелях-лодочках. Потом попытали счастья на аттракционе с кольцами, и Бетси, набросив кольцо, выиграла маленькую красную вазочку, что привело ее в восторг.

– Бетси! Дейзи! – окликнул их Фатти. – Что нового? Были там наши близнецы? Что сказал Эрн?

– Ох, Фатти, такая досада! – сказала Дейзи. – Там были близнецы, которых зовут Марджери и Роберт, и мы были уверены, что это те самые! Оказалось, нет. Мать их называла Мадж и Робби. А от Эрна никакого толку! На всех близнецов он посмотрел и только сказал, что все они как две капли воды похожи и он не может определить, те ли это или нет.

– Во всяком случае, коляска у них была простая, а не двойная, – сказала Бетси. – Напрасно мы сюда приехали.

– О нет, не напрасно, – сказал Фатти и потащил ее к карусели. – Давай выбери себе зверя, и я заплачу карусельщику двойную цену, чтобы ты покаталась вдвое дольше. Уж поездишь верхом столько, сколько никогда в жизни не ездила!

Бетси выбрала льва, и карусельщик запустил карусель на самую большую скорость – Бетси и остальные прямо визжали от удовольствия! Им дали покататься так долго, что все были приятно удивлены.

– Было просто замечательно! – сказала Бетси, слезая со льва и чувствуя некоторую слабость в ногах. – Господи, мне все еще кажется, будто я кружусь, кружусь.

Внезапно Фатти заметил невдалеке мистера Гуна. Усмехнувшись, он подошел к карусельщику и о чем-то долго с ним говорил. Парень смеялся и кивал. Фатти сунул ему в руку деньги и отошел от него.

– Что ты затеял, Фатти? – спросила Дейзи. – У тебя какое-то коварное выражение лица.

– А я приготовил для мистера Гуна отличное, долгое катание, – сказал Фатти. – Угощу его на славу! А вы смотрите!

Мистер Гун уже отказался искать неуловимого Эрна. Да он все равно бы его не нашел: Эрн притаился за фургоном одного из ярмарочных торговцев на другом ее конце. Мистер Гун теперь просто бродил взад-вперед и направился туда, где стояли Фатти, Бетси и Дейзи. Вскоре к ним присоединились Ларри и Пип, которому не повезло на аттракционе с кольцами, он потратил все свои деньги.

– Теперь смотрите, – шепотом сказал Фатти. Ребята встрепенулись, впрочем, не зная, что они должны увидеть. Карусельщик забрался на свою карусель, и вслед за ним – другой парень. Когда мистер Гун приблизился к карусели, оба парня начали браниться. Народ кругом оборачивался – что там случилось?

– Отдавай сейчас же! – кричал один. – Не то я надеру тебе уши!

– Только попробуй! – закричал другой и набросился на него с кулаками. Тот, первый, упал и, громко вопя, стал кататься по полу карусели.

– Не беспокойся, Бетси, это он притворяется, – со смехом сказал Фатти. – Теперь смотрите, что будет дальше!

Мистер Гун, разумеется, слышал перебранку. Он одернул мундир, поправил шлем на голове и ступил своей толстой ногой на круг карусели.

– Эй, ребята! Что там у вас стряслось? Ведите себя прилично!

– На помощь, на помощь! Он меня душит! – орал один из парней. – На помощь! Позовите полицию!

Мистер Гун под взглядами собравшейся взволнованной толпы взошел на карусель.

– Что это за шум? – начал он и вдруг уцепился за льва рядом с собой. Это карусельщик, соскользнув наземь, запустил карусель! И пошла она крутиться, а музыка играть так громко, что мистер Гун с перепугу оглох. Он едва не свалился с карусели. Обхватив обеими руками шею льва, он свирепо рычал:

– Останови эту штуку! Останови, говорю!

Но никто его не слышал – музыка заглушала его вопли. Карусель крутилась все быстрее и быстрее – только ветер свистел в ушах, и мистера Гуна уже невозможно было разглядеть. Фатти хохотал. Остальные ребята тоже покатились со смеху. Народ вокруг веселился. Мистера Гуна в Типлингтоне недолюбливали.

Карусель наконец стала замедлять вращение. Мистер Гун крепко держался за шею льва, не решаясь сойти. Бедный мистер Гун! Весь мир еще ходил колесом в его глазах, и ему казалось, что лев – это его единственный друг!