Тайна мрачного озера

Блайтон Энид

 

ПИСЬМО ДЖУЛИАНА

— Энн! — закричала Джордж, догоняя свою двоюродную сестру, которая направлялась в класс. — Энн, я сейчас ходила вниз посмотреть, не пришла ли почта, а там письмо для тебя от твоего брата Джулиана. Я его захватила для тебя.

Энн остановилась.

— Спасибо, — поблагодарила она. — Интересно, что ему нужно?

Она ведь получила письмо от брата всего лишь несколько дней назад, и вот еще одно. На него это не похоже — писать так часто. Должно быть, что-то важное.

— Так ты посмотри, что там, — сказала Джордж. — Скорей, мне нужно идти на математику.

Энн вскрыла конверт, извлекла листок бумага и быстро прочитала его. Потом она взглянула на Джордж — глаза ее сияли.

— Джордж! Джулиана с Диком отпустили на несколько дней на время наших каникул. Кто-то из учеников завоевал стипендию или еще что-то в этом роде, и всем мальчикам добавили еще по два свободных дня к выходным, чтобы отпраздновать это событие. Они хотят отправиться в поход и приглашают нас присоединиться к ним.

— Вот красота! — обрадовалась Джордж. — Молодчина Джулиан! Надо же такое придумать! Энн, давай прочитаем письмо вместе.

Но тут подошла учительница.

— Джорджина! — позвала она. — Тебе пора в класс, да и Энн тоже.

Джордж нахмурилась: она терпеть не могла, когда ее называли полным именем. Ничего не ответив, она отправилась в класс. А Энн сунула письмо в карман и радостно помчалась по коридору.

Это надо же! Провести каникулы вместе с братьями Джулианом и Диком, да еще вместе с Джордж и псом Тимом! Что может, быть лучше!

Утренние занятия закончились, и девочки снова заговорили о предстоящих каникулах.

— У нас получается несколько дней с пятницы до вторника, — сказала Джордж. — И у мальчиков тоже. Какая удача! Ведь у них не как в нашей школе — не бывает перерыва в середине зимней четверти.

— Домой они не поедут, там у нас ремонт, — пояснила Энн. — Из-за ремонта и я собиралась поехать сейчас к вам. Но я уверена, что твоя мама разрешит нам пойти в поход вместе с мальчиками. Твой папа не особенно любит, когда мы неожиданно приезжаем в середине четверти.

— Да, не особенно, — подтвердила Джордж. — Он всегда занят обдумыванием своих идей и терпеть не может, когда ему мешают. Так что если мы отправимся в поход, это всех вполне устроит.

— Джулиан обещал позвонить сегодня вечером и все организовать, — сказала Энн. — Надеюсь, погода в выходные будет хорошая. Еще только октябрь, так что вполне возможно, что будет тепло и солнечно.

— А в лесу так красиво! — размечталась Джордж.

— И Тимми будет страшно рад. Пойдем, сообщим ему эту новость.

В пансионе, где учились девочки, детям разрешалось привозить с собой домашних зверюшек. Во дворе были устроены конуры для собак, и Тимми обитал в одной из них. Туда-то девочки и отправились.

Заслышав их шаги, Тимми радостно залаял и начал скрести калитку дворика с конурами. Он ужасно сожалел, что не умеет открывать дверь!

Тим бросился к ним с лаем, начал их облизывать и бить лапами.

— Глупая собака, дурная собака! — приговаривала Джордж, любовно похлопывая его по спине. — Слушай, Тим, мы уходим вместе с Джулианом и Диком на все выходные. Как ты на это смотришь? Мы идем в поход — тебе это очень понравится. По лесу, по холмам и еще бог знает куда!

Тимми, казалось, понимал каждое слово. Он навострил уши, склонил голову набок и внимательно слушал все, что говорила Джордж.

— Гав, — одобрил он эту прекрасную идею. Потом они отправились на прогулку — Тимми шел, радостно помахивая своим мохнатым хвостом. Эти школьные четверти тянулись так долго, но ему приходилось мириться с жизнью в конуре, лишь бы только быть рядом с любимой Джордж.

Джулиан позвонил вечером, как и обещал. Он уже все спланировал. Энн слушала затаив дыхание.

— Потрясающе, — сказала она. — Конечно, скажи, куда нам прийти. Мы постараемся не опоздать и возьмем все, что нужно. Джулиан, как это будет весело!

— Что он сказал? — нетерпеливо спросила Джордж, как только Энн повесила трубку. — Могла бы и мне дать поговорить с Джулианом. Я бы ему рассказала о Тиме.

— Телефонный разговор стоит так дорого, что ему незачем тратить деньги, выслушивая твои восторженные речи о Тиме, — ответила Энн. — Джулиан спросил меня, как он поживает, я' сказала — хорошо. Вот и все, что он хотел узнать о Тиме. Джулиан уже все подготовил. Сейчас я тебе расскажу… —

Девочки уселись в углу гостиной, а Тимми расположился рядом. Иногда ему это позволяли, как и собакам других девочек. Собаки старались вести себя хорошо, так как знали, что иначе их немедленно вернут в конуру.

— Джулиан говорит, что они с Диком отправятся в путь сразу же после завтрака, — сказала Энн, — Нас тоже отпустят в это время. Так что с этим все в порядке. Он еще говорит, что не нужно набирать с собой много вещей, только: пижамы, зубные щетки, расчески, спортивные костюмы и. плащи. А еще печенье и шоколад — сколько сумеем купить. У тебя остались деньги?

— Немного, — сказала Джордж. — Совсем мало. Но, думаю, на несколько плиток шоколада хватит. А еще у нас есть печенье, которое мама прислала тебе на прошлой неделе. Можем и его прихватить.

— Верно. Захватим еще ячменный сахар, тот, что прислали мне тетки, — вспомнила Энн. — Но Джулиан предупредил, чтобы мы не набирали много вещей. В походе мы и так устанем, а тут еще столько нести. Да, он еще велел взять по две пары запасных носков.

— Хорошо, — сказала Джордж и потрепала лежащего рядом Тимми. — Мы пойдем далеко-далеко, Тим. Тебе это понравится!

Тимми удовлетворенно проворчал что-то. Про себя же он думал, а не повстречаются ли им по дороге кролики? Разве может быть прогулка по-настоящему интересной без кроликов! Тимми возмущался, что кроликам разрешали жить в глубоких норах. Они всегда прятались самым нечестным образом в тот самый момент, когда он уже готов был схватить их!

Энн и Джордж отправились к классной руководительнице, чтобы сообщить ей о том, что они собираются в поход.

— Мой брат сказал, что написал вам письмо, — обратилась Энн к мисс Питерс. — Так что завтра вы обо всем узнаете. Мама Джордж тоже напишет вам. Вы разрешите нам пойти в поход?

— Конечно, — согласилась мисс Питерс. — Надеюсь, вы чудесно проведете время. Особенно если продержится солнечная погода. А куда вы направляетесь?

— В вересковые пустоши, — ответила Энн, — в самые безлюдные, заброшенные места, какие только Джулиан сможет отыскать. Мы увидим оленей, диких пони, а может быть, и барсуков. Мы пойдем далеко-далеко!

— А где вы будете ночевать в таких пустынных местах? — поинтересовалась мисс Питерс.

— О, Джулиан все устроит, — объяснила Джордж. — По карте он нашел небольшие гостиницы и фермы, и мы отправимся туда ночевать, потому что спать на открытом воздухе холодно.

— Еще бы, — сказала мисс Питерс. — Но постарайтесь не попасть в беду. Я-то знаю, что собой представляет ваша пятерка, когда вы собираетесь все вместе! Тимми ведь тоже идет с вами?

— Непременно! — воскликнула Джордж. — Без него я не пошла бы. Я не смогла бы оставить его одного.

К пятнице все было готово: печенье вынули из жестяной банки и переложили в бумажный пакет, плитки шоколада и ячменный сахар тоже сложили в мешочки.

У обеих девочек были рюкзаки с ремешками. Они уже несколько раз упаковывали и распаковывали их, каждый раз добавляя что-нибудь новое. Энн казалось, что надо непременно взять с собой книгу. Джордж считала, что необходимо захватить карманные фонарики со свежими батарейками.

— А как же насчет печенья для Тимми? — вспомнила она вдруг. — Я обязательно должна взять что-нибудь и для него. Он еще и косточку захочет, и побольше, чтобы погрызть по дороге. А потом можно будет класть ее в рюкзак до следующего раза.

— Знаешь, давай-ка я понесу шоколад и печенье, раз ты собираешься запихнуть в рюкзак вонючую кость, — решила Энн. — Я просто не понимаю, зачем брать что-то особенное для Тимми — он всегда сможет поесть то, что будем есть мы сами.

Джордж решила кость не брать. Та, что она вынула из конуры, большая и тяжелая, действительно издавала пренеприятнейший запах. Она отнесла ее обратно в конуру. Тимми шел следом, он был озадачен: зачем таскать его кость то туда, то сюда? Ему это совсем не понравилось.

Время до пятницы тянулось нестерпимо долго, но в конце концов она наступила. Девочки проснулись очень рано. Еще до завтрака Джордж направилась к конуре Тимми, чтобы причесать его как можно тщательнее: ведь он должен предстать перед Джулианом и Диком аккуратным и даже щеголеватым.

Тимми чувствовал, что наступил день, когда они метут отправиться в путь, и волновался не меньше девочек.

— Нам нужно как следует позавтракать, — сказала Энн. — Может быть, теперь не скоро придется поесть. Давай улизнем сразу же после завтрака. Как чудесно будет отдохнуть от школы с ее звонками и расписанием! Но по-настоящему свободной я почувствую себя, только когда буду подальше от школы.

Несмотря на возбуждение, девочки умудрились очень плотно поесть. Потом они надели приготовленные с вечера рюкзаки, попрощались с мисс Питере и отправились за Тимми. Он с нетерпением поджидал их и, как только они приблизились, стал неистово лаять. В мгновение ока он выскочил из дворика и начал бешено носиться вокруг девочек, едва не сбивая их с ног.

— До свидания, Энн, Джордж! — крикнул кто-то из их друзей. — Счастливого вам пути в походе, и не вздумайте нам потом рассказывать ваши невероятные истории о приключениях, от которых волосы встают дыбом. Мы все равно, не поверим.

— Гав, гав! — отозвался Тимми: у него-то уж обязательно будут приключения с кроликами.

 

В ПУТЬ

Джулиан и Дик тоже отправились в путь, чрезвычайно довольные неожиданными каникулами.

— Мне никогда особенно не нравились Уиллис и Джонсон, — сказал Джулиан, когда они покидали территорию школы. — Они ужасные зубрилы, вечно у них не находилось времени погулять или повеселиться. Но сегодня я снимаю перед ними шляпу! Благодаря такой зубрежке им удалось завоевать медали и стипендии и еще бог знает какие награды, а мы получили несколько свободных дней, чтобы отпраздновать это событие. Какие молодцы Уиллис и Джонсон!

— Верно, — согласился Дик. — Только держу пари, они на все эти дни забьются куда-нибудь в угол со своими книжками и даже знать не будут, светит ли солнце или идет дождь. Болваны несчастные!

— Уж они-то никогда не пошли бы в поход, — подхватил Джулиан. — Для них это было бы сплошным мучением. Помнишь, как плохо Джонсон играл в футбол? Он даже не знал, в какие ворота нужно забивать мяч — вечно бежал не туда, куда нужно!

— Да, но голова у него работает что надо! — сказал Дик. — Что это мы все время говорим об Уиллисе и Джонсоне? Есть более интересные вещи. Например, Энн, Джордж и старина Тим. Надеюсь, они прибудут вовремя.

Джулиан внимательно изучил на крупномасштабной карте те вересковые пустоши, которые простирались между их школами и районом, куда они собирались отправиться. В этих пустынных местах, однако, довольно часто встречались фермы, коттеджи и небольшие гостиницы.

— Будем держаться подальше от проезжих дорог, — сказал Джулиан, — пойдем узкими тропами. Интересно, как отреагирует Тимми, если увидит оленя? Вот удивится — что это такое?

— Его интересуют только кролики, — заметил Дик. — Надеюсь, он сейчас не такой толстый, как во время прошлых каникул. Наверное, мы перекормили его мороженым и шоколадом.

— Ну, теперь-то он этого не получит, — сказал Джулиан. — У девочек не так уж много денег на карманные расходы. Ну-ка, поторопись! Идет автобус!

Они побежали к маленькому сельскому автобусу, который тарахтел по проселочным дорогам, развозя людей по рынкам и крошечным поселкам, разбросанным там и сям среди пустошей. Автобус тут же остановился, и они мигом вскочили в него.

— А-а! Убежали из школы! — ухмыльнулся кондуктор. — Придется сообщить о вас!

— Ужасно смешно, — сказал Джулиан. Ему изрядно надоела эта шутка, которой кондукторы неизменно встречали школьника с ранцем за плечами.

Ребята сошли у следующего же поселка и прошли некоторое расстояние, чтобы пересесть на автобус другого маршрута. Вскоре автобус подошел, и они взобрались в него. Оставалось около получаса езды до того места, где им предстояло встретиться с девочками.

— Вот ваша остановка, господа, — вежливо обратился к ним кондуктор, когда автобус наконец подъехал к следующему поселку.

Перед ними на зеленой лужайке паслись гуси, а в пруду плавали утки.

— Вам ведь нужен был поселок Пиппин? — сказал кондуктор. — Выходите, дальше мы не едем, поворачиваем здесь обратно.

— Спасибо, — поблагодарили мальчики, выходя из автобуса.

— Интересно, девочки уже здесь? — сказал Джулиан, — Им ведь нужно пройти две мили пешком от станции.

Девочек еще не было. Джулиан с Диком отправились в сельскую лавку выпить оранжада. Но не успели они допить его, как в дверь заглянули девочки.

— Джулиан, Дик, вы уже здесь? Мы так и подумали, что вы пойдете перекусить или выпить чего-нибудь. — Энн бросилась к братьям. — Мы так спешили! Что-то случилось с паровозом. Все пассажиры вышли из вагонов и наперебой начали давать советы машинисту — как ему нужно поступить. Ну и смешно же было!

— Привет, — Джулиан обнял сестру. Он ее очень любил — она ведь была самая младшая в семье. — Привет, Джордж. Ой, как же ты растолстела!

— Вовсе нет! — возмутилась Джордж. — И Тимми не растолстел, так что не вздумай ему этого говорить.

— Джулиан, как всегда, шутит, — вмешался Дик и ласково похлопал Джордж по спине. — Но ты все-таки выросла, скоро будешь с меня ростом. Привет, Тимми! Хороший пес, славный пес! Как всегда, с мокрым языком? Ну, конечно. Ни у одной собаки нет такого мокрого языка, как у тебя!

Тимми обезумел от радости: вся четверка собралась вместе, и он был с ними! Он прыгал вокруг, лаял, вилял своим длинным хвостом и даже опрокинул на пол банки — так велик был его восторг!

— Ну и ну, — из темной комнатки в конце лавки появилась женщина. — Выведите этого пса на улицу. Он совсем взбесился!

Джулиан схватил Тимми за ошейник.

— Девочки, может, хотите немного имбирного пива или еще чего-нибудь? — обратился он к ним. — Лучше выпейте сейчас, не стоит таскать с собой тяжелые бутылки.

— А когда мы отправимся в путь? — поинтересовалась Джордж. — Я, пожалуй, выпью немного пива. Тимми, сядь! Можно подумать, ты не видел Дика и Джулиана по крайней мере десять лет!

— Для него это время было как десять лет, — заступилась Энн за Тима. — Что это там? Бутерброды? — Она показала на стойку за прилавком, где высилась целая гора аппетитных бутербродов.

— Да, мисс, это бутерброды, — подтвердила продавщица, откупоривая две бутылочки имбирного пива. — Я их приготовила для сына. Он работает на ферме Блэкбуш и скоро придет за ними.

— А может, вы и нам приготовите бутерброды? — спросил Джулиан. — Тогда нам не придется искать, где пообедать. А ваши бутерброды выглядят так аппетитно!

— Конечно, сделаю, раз вы хотите, — согласилась женщина, ставя стаканы. — Какие вы хотели бы: с сыром, яйцами, с ветчиной или со свининой?

— Нам хочется всяких, — попросил Джулиан. — У вас и хлеб такой хороший!

— Я сама пеку его, — заулыбалась женщина. — Ладно, Пойду приготовлю бутерброды. Позовите меня, если кто-нибудь зайдет в лавку. — И она ушла.

— Как удачно, — сказал Джулиан. — Если она приготовит для нас побольше бутербродов, нам не нужно будет заходить в поселки и мы сможем целый день путешествовать там, где не ступала нога человека.

— По скольку бутербродов вам сделать? Сколько каждый из вас осилит? — внезапно появившись, спросила женщина. — Мой сын съедает шесть, то есть двенадцать кусков хлеба.

— А нам приготовьте по восемь, можно? — спросил Джулиан. Женщина очень удивилась. — Это нам на целый день, — пояснил Джулиан. Она молча кивнула и вновь исчезла.

— И она хорошо заработает, — сказала Энн. — Каждому по восемь бутербродов и по шестнадцать кусков хлеба — и это на всех, на четверых!

— Надеюсь, у нее есть хлеборезка, — сказал Дик, — не то мы здесь застрянем надолго. Эй, кто это там?

У дверей лавки появился высокий парень, рукой он придерживал велосипед.

— Мам! — позвал он.

Ребята сразу же поняли, что это ее сын, работавший на ферме Блэкбуш. Он пришел за своими бутербродами.

— Твоя мама очень занята — она сейчас нарезает шестьдесят четыре куска хлеба, — пояснил Дик. — Позвать ее?

— Нет, не надо, я очень спешу, — ответил парень, прислонил велосипед к двери, вошел в лавку, достал, перегнувшись через прилавок, свои бутерброды и направился обратно к велосипеду.

— Передайте маме, что я приходил, — попросил он. — И еще скажите, что я сегодня вернусь поздно — надо отвезти кое-что в тюрьму.

И он тут же уехал.

Женщина вышла к ним: в одной руке у нее был нож, а в другой буханка хлеба.

— Мне показалось, — я слышала голос Джима, — сказала она. — Да, точно: он забрал свои бутерброды. Надо было позвать меня.

— Он сказал, что торопится, — объяснил Джулиан. — И еще просил передать вам, что вернется домой поздно, так как ему нужно отвезти что-то в тюрьму.

— Да, у меня там второй сын, — сказала женщина. Все уставились на нее. Что она имеет в виду: он сидит в тюрьме? И что это за тюрьма?

Женщина улыбнулась, словно разгадав их мысли.

— Да нет же, он не сидит там, — объяснила она. — Он работает надзирателем в тюрьме. Он хороший парень, да работа у него противная, я всегда побаиваюсь этих заключенных — жестокий они народ, скверный!

— Да, я слышал, что в этих пустынных местах есть тюрьма, — вспомнил Джулиан. — Она и на карте обозначена, но в те места мы, конечно, не пойдем.

— Да, вы туда девочек не водите, — сказала женщина. — Мне нужно снова заняться вашими бутербродами, иначе вы их и до завтрашнего утра не получите. — И она опять ушла.

Пока ребята дожидались ее, приходил только один покупатель — серьезный старик с глиняной трубкой во рту. Он оглядел лавку и, не увидев нигде продавщицы, сам взял упаковку бланманже', сунул ее в карман, отсчитал деньги и положил на прилавок.

— Скажите ей, когда придет, — пробормотал он, не вынимая трубки изо рта, и, шаркая ногами, вышел из лавки. Тимми заворчал. От старика исходил запах давно не мытого тела, а Тимми этого терпеть не мог.

Наконец бутерброды были готовы, и женщина вернулась в лавку. Она аккуратно разложила их в четыре пергаментных пакета и на каждом пометила карандашом, с чем они. Джулиан прочитал и подмигнул всем остальным.

— Честное слово, нас ждет такая вкуснятина! — воскликнул он. — Сыр, яйца, свинина, ветчина… а это что?

— Это четыре кусочка фруктового пирога — я сама пекла его, — объяснила женщина. — За него я с вас ничего не возьму. Это вам всем по кусочку попробовать.

— Но здесь, похоже, не меньше половины целого пирога, — возразил Джулиан, ощупывая сверток. — Мы обязательно заплатим за него. Большое вам спасибо. Сколько с нас за все это?

' Блюдо типа желе, приготовленное из молока, желатина, сахара, муки и вкусовых добавок.

Женщина назвала цену. Джулиан выложил деньги и добавил еще шесть пенсов за пирог.

— А вот эти деньги оставил старик с глиняной трубкой — он взял упаковку бланманже.

— Это, наверное, старый Гаппс, — догадалась женщина. — Ну что же, надеюсь, ваше путешествие будет интересным. Приходите снова, если понадобятся бутерброды. Хорошо, если вы расправитесь с ними еще сегодня!

— Гав, — отозвался Тимми. Он надеялся, что и ему кое-что достанется. И он как будто угадал — женщина неожиданно протянула ему кость. Тим тут же схватил ее.

— Спасибо вам, — поблагодарил Джулиан. — А теперь пошли. Отправляемся в путь!

 

ВПЕРЕД ПО СЕЛЬСКОЙ МЕСТНОСТИ

Наконец они отправились в путь. Тимми бежал первым. Школа осталась где-то далеко позади. Низкое октябрьское солнце разливало тепло и освещало мягким светом деревья, расцвеченные золотистыми, желтыми и красными красками. Подгоняемые легким ветерком, в воздухе носились опавшие листья — не скоро еще закружит хороводом все это многоцветье холодный, по-настоящему осенний ветер.

— Что за дивный денек! — восхитилась Джордж. — Напрасно я надела куртку, я уже запарилась.

— Ну так сними ее и набрось на плечи, — отозвался Джулиан. — Я тоже сниму. В такой погожий день и в спортивных костюмах достаточно тепло.

Они сняли с себя теплые куртки и понесли их в руках. У каждого был рюкзак и плотно скатанные и привязанные к нему плащи, а теперь пришлось еще нести и куртку. Но путешествие только началось, и никто еще не чувствовал тяжести.

— Хорошо, что вы меня послушались и надели туфли на толстой подошве, — обратился к девочкам Джулиан, одобрительно оглядывая их прочные башмаки. — По дороге могут встретиться лужи. А смену носков прихватили?

— А как же! Мы взяли все, что ты велел, — ответила Энн. Потом она взглянула на его рюкзак. — Мне кажется, у тебя он тяжелее, чем у нас.

— Конечно, ведь у меня там карты и еще всякая всячина, — пояснил он. — Странное место эти пустоши — тянутся на много миль! И названия необычные: Слепая Долина, Кроличий Холм, Затерянное Озеро, Кроличья Роща, надо же!

— Кроличий Холм! Тимми это очень понравится, — засмеялась Джордж, а Тимми навострил уши. Кролики? Такое место ему пришлось бы по душе!

— Вообще-то мы сейчас и идем в сторону Кроличьего Холма, — сказал Джулиан. — А потом будет Кроличья Роща, вот уж где Тимми повеселится!

— Гав, — обрадовался Тимми и помчался вперед. Он был страшно счастлив: четверка его друзей собралась вместе, их рюкзаки источали упоительные запахи бутербродов, а впереди простирались поля, как он надеялся, кишащие кроликами.

Было очень приятно идти под теплыми лучами солнца. Позади остался маленький поселок, впереди бежала извилистая дорожка. Живые изгороди по обеим сторонам ее были так высоки, что не видно было верхушек.

— Как просела эта дорога! — сказал Дик. — Идешь, словно в тоннеле. И узкая такая! Не хотел бы я ехать по ней на машине; при встрече с другой машиной пришлось бы возвращаться задним ходом несколько миль!

— Здесь сейчас никого не встретишь, — возразил Джулиан. — Вот летом — это другое дело, здесь полно отдыхающих, выехавших на природу. Так, теперь нам сюда, на эту тропинку; судя по карте, она приведет нас на Кроличий Холм.

Они перебрались по приступке на другую сторону изгороди и пошли по полю в направлении удивительного холма. Тимми вдруг пришел в неописуемое волнение: он почуял кроликов. И вскоре он их увидел!

— Не часто можно днем увидеть такое количество кроликов, — удивилась Джордж. — И большие, и маленькие — так и снуют!

Они подошли к холму и тихо уселись на траву, чтобы понаблюдать за зверьками. Другое дело Тимми — он почти обезумел при виде такого количества кроликов. Он вырвался из рук Джордж и помчался вверх по холму. Во все стороны от него разбегались испуганные кролики.

— Тимми! — позвала Джордж. Но на этот раз Тимми не обратил на нее ни малейшего внимания. Он мчался то в одну, то в другую сторону и ужасно злился, когда кролики, один за другим, проворно прятались от него в норы.

— Не имеет смысла звать его, — сказал Дик, — но он их все равно не поймает — вон какие они увертливые. Мне кажется, они затеяли с нашим Тимми какую-то игру.

Да, было — похоже на это. Как только Тимми загонял в нору двух или трех кроликов, у него за спиной возникало несколько новых. Ребята засмеялись — это было похоже на пантомиму.

— Когда мы будем обедать? — поинтересовалась Энн. — Если мы пробудем здесь еще немного, я не удержусь, съем что-нибудь, хотя время еще не обеденное. Всегда так хочется есть на открытом воздухе!

— Лучше не останавливаться, — сказал Джулиан. — Нам еще порядком топать до того места, где бы мы могли пообедать. Я составил отличный маршрут нашего путешествия — сделаем круг по этим пустошам и вернемся туда, откуда отправились. Я все это отметил на карте.

— А где остановимся на ночлег? На ферме? — спросила Джордж. — Хорошо было бы! А они нас пустят? Может, пойти в гостиницу?

— Две ночи проведем на фермах, а потом будем ночевать в гостиницах, — сказал Джулиан. — Я их тоже отметил на карте.

Они взобрались на холм и начали спускаться вниз с другой стороны. И здесь кроликов было не меньше. Гоняясь за ними, Тимми старался изо всех сил. Язык его висел, с него капала слюна.

— Ну хватит, Тим, — позвала Джордж. — Будь умником, остановись.

Но как же можно было «быть умником», когда вокруг сновало столько кроликов! Ребята перестали обращать на него внимание и продолжали спускаться с холма, а он, не жалея сил, все гонялся за кроликами. Когда же ребята достигли подножия холма, Тимми наконец помчался за ними вслед.

— Может, теперь ты угомонишься и пойдешь с нами? — заворчала на него Джордж, но она просчиталась, так как скоро они уже входили в небольшой лес, который, как сообщил Джулиан, и был Кроличьей Рощей.

— Нечего и ожидать, что он угомонится, здесь тоже много кроликов, — сказал Джулиан.

В Кроличьей Роще они чуть было не потеряли Тимми. Один из кроликов скользнул в большую нору, и Тимми удалось немного протиснуться туда. Но тут-то он и застрял. Он усиленно скреб лапами, пытаясь освободиться, но безрезультатно: застрял он плотно. Ребята вскоре обнаружили, что пса нигде нет, и повернули назад, окликая его. Совершенно случайно они наткнулись на нору, в которой он застрял, и услышали, как он скребется и тяжело пыхтит. Из норы вылетали струйки песка.

— Вот он где! Ну и глупый — в нору залез! — встревожилась Джордж. — Тимми, вылезай!

Тимми только этого и хотел, но вылезти не мог, как ни старался. В спину ему впился корень дерева, не позволявший выбраться из норы. Понадобилось двадцать минут, чтобы извлечь его оттуда; Энн пришлось лечь на землю и втиснуться в нору самой, чтобы дотянуться до него. И только ей, самой маленькой, удалось это. Там она ухватила его за задние ноги и сильно потянула. Соскользнув, корень прижал Тимми еще больше, и он сполз еще глубже. Тимми громко скулил.

— Энн, осторожно, ты делаешь ему больно! — закричала Джордж. — Отпусти его!

— Не могу, — прокричала в ответ Энн. — Если я выпущу его из рук, он провалится еще дальше. Вы лучше тяните меня, тогда я его вытащу за лапы.

Бедную Энн вытянули за ноги, а следом за ней и несчастного Тима. Тихонько скуля, он подошел к Джордж.

— Он что-то себе покалечил, — забеспокоилась она. — Я точно знаю. Он так скулит, когда ему больно.

Джордж ощупала всего его пальцами, нажимая тут и там, потом внимательно осмотрела лапы. Потом голову. А он все скулил. И что это он себе повредил?

— Оставь его в покое, — вмешался наконец Джулиан. — Если ему и больно, то это оттого, что ему страшно обидно, оскорблены его лучшие чувства. Ведь Энн выволокла его оттуда за задние лапы самым неподобающим образом.

Но Джордж на этом не успокоилась. Хоть видимых повреждений и не было, что-то же причиняло ему боль! Может, все-таки показать его ветеринару?

— Не глупи, Джордж! — сказал Джулиан. — Ветеринары не растут на деревьях в таких пустынных местах! Пошли дальше! Он прекрасно последует за тобой, забудет обо всем и перестанет скулить. Говорю же тебе, он оскорблен в своих лучших собачьих чувствах. Задето его самолюбие.

Они вышли из Кроличьей Рощи и пошли дальше. Джордж молчала. Тимми, тоже молча, трусил рядом с ней. Может быть, с ним действительно было все в порядке? Ведь он только изредка тихонько поскуливал.

— Ну, вот тут, как я и предполагал, мы можем расположиться и пообедать, — сказал наконец Джулиан. — Обрывистый Холм! И название какое верное — он так круто обрывается. А какой чудесный вид открывается сверху!

И действительно — подходя к вершине холма, они и не предполагали, как круто он обрывался с другой стороны. Сидя на вершине, ребята могли видеть простирающиеся перед ними на много миль вересковые пустоши, освещаемые ярким солнцем. Вдали мирно бродили олени — а может, это были дикие пони?

— Здесь восхитительно! — сказала Энн, усаживаясь на кочку, поросшую вереском. — Тепло — как летом. Я надеюсь, такая погода продержится все выходные. Мы бы тогда загорели!

— Неплохо бы подкрепиться бутербродами, — сказал Дик, он тоже устроился поудобнее на мягком вереске. — Как удобно на нем сидеть! Я все думаю, не взять ли мне охапку вереска с собой в школу, чтобы положить на жесткое сиденье моей парты?

Джулиан разложил на траве пакеты с бутербродами. Энн развернула их. Выглядели они чудесно!

— Замечательно! — воскликнула она. — С чего начнем?

— Ну, что касается меня, то я возьму по одному каждого вида, сложу один на другой и буду кусать все сразу — и сыр, и ветчину, и яйца, и свинину! — сказал Дик.

Энн засмеялась.

— Даже ты не сможешь так разинуть рот, — сказала она.

Но как ни трудно это было. Дик все-таки умудрился откусить огромный кусок.

— Отвратительно веду себя, — заметил он, прожевав наконец первый кусок. — Но вообще, если есть вот так все сразу, это очень экономит время. Эй, Тимми, хочешь кусочек?

Тимми не возражал. Он сидел удивительно смирно, и Джордж это очень беспокоило. Но аппетит у него был превосходный, так что никто, кроме Джордж, больше не волновался, что Тимми покалечился. Он лежал возле нее и время от времени клал ей на колено лапу, когда хотел попросить очередной кусок.

— Тимми лопает вовсю, — сказал Дик с полным ртом. — Держу пари, он съест больше любого из нас. Кстати, вы когда-нибудь ели такие изумительные бутерброды? Свинину уже попробовали? Наверное, неплохая была хрюшка! Так чудесно было сидеть на солнышке, уплетать бутерброды и смотреть вдаль! Все были счастливы, кроме Джордж. Неужели с Тимми что-то случилось? Это испортило бы все каникулы!

 

ДЖОРДЖ ОБЕСПОКОЕНА

Закончив трапезу, ребята еще немного понежились на солнышке. У каждого оставалось еще по половине куска фруктового пирога и по три бутерброда. Как им этого ни хотелось, но больше чем по полкуска пирога они осилить не смогли.

Тимми, казалось, готов был прикончить весь оставшийся пирог, но ему не дали. Джулиан запротестовал:

— Извести на Тима такой чудесный пирог! Хватит с тебя, Тим! Жадный ты пес!

— Гав, — Тимми вилял хвостом и не сводил глаз с пирога. Когда его начали заворачивать, он горестно вздохнул. Ему еще достался ломтик от куска Джордж — ну и пирог, объеденье!

— Я сделаю четыре пакета — по одному каждому, — сказал Джулиан. — Тогда каждый сможет съесть свою долю, когда ему вздумается. Я полагаю, мы сможем поужинать как следует на ферме, которую я отметил на карте для ночлега. Так что доедите свои бутерброды по дороге.

— Я, кажется, не смогу больше съесть ни кусочка до завтрашнего утра, — сказала Энн, укладывая в рюкзак свой пакет. — Но странная штука получается: тебе кажется, что теперь уже не скоро проголодаешься, а пройдет совсем немного времени — и есть хочется снова.

— Ну, если тебе не захочется есть, Тимми все слопает. Когда он поблизости, ничего не пропадет. Ну что, вы готовы? Скоро у нас на пути будет небольшая деревушка, где мы сможем чего-нибудь попить. Я бы не прочь выпить немного пива. А уж потом отправимся на ферму. Надо успеть дойти туда не позже пяти часов, сейчас рано темнеет.

— А как называется эта ферма? — спросила Энн.

— Голубой Пруд, — ответил Джулиан. — Красиво звучит, верно? Интересно, сохранился ли этот голубой пруд до сих пор?

— А вдруг у них не будет для нас места? — спросила Энн.

— Ну, девочек-то они пристроят где-нибудь, — сказал Джулиан, — а мы с Диком в крайнем случае можем переночевать в амбаре. Мы не привередливые.

— И я хочу спать в амбаре, — запротестовала Энн. — Не устраивай нас в доме, давайте все спать на сеновале.

— Нет, — твердо сказал Джулиан. — Вы, девочки, будете в доме. Ночами холодно, а пледов у нас с собой нет. Мы-то можем накрыться плащами. А вам я этого не разрешу.

— Как противно быть девчонкой! — воскликнула Джордж. И говорила об этом она уже не в первый раз. — Мальчики могут делать, что им вздумается, а нам нужно осторожничать! Я все равно буду спать в амбаре. И меня не волнует, что ты, Джулиан, скажешь!

— Будет волновать! — сказал он. — Ты прекрасно знаешь, что если ты будешь делать что-то наперекор старшему — а это я, позволь тебе напомнить, — мы тебя больше с собой не возьмем. Может, ты и выглядишь, как мальчишка, но все равно остаешься девочкой. Так что хочешь ты этого или нет, но о девочках надо заботиться.

— Я-то думала, что мальчишки терпеть не могут, когда им нужно заботиться о девочках, — насупилась Джордж, — особенно о таких, как я, — которым этого совсем не нужно.

— Ну, воспитанным мальчикам даже нравится заботиться о своих сестрах — родных и двоюродных. Но ты, Джордж, не в счет. Я считаю тебя мальчишкой, за которым нужен глаз да глаз. Так что ты не гримасничай и не притворяйся, что ты хуже, чем есть на самом деле.

Джордж, не выдержав, рассмеялась. Она уже не сердилась и даже ущипнула Джулиана.

— Ладно, твоя взяла. Но последнее время ты нами так помыкаешь, что я даже боюсь тебя.

— Уж ты-то никого не боишься, — возразил Дик. — Ты самая храбрая девчонка из всех, кого я знаю! А-а! Теперь Джордж краснеет, как настоящая девочка! Ну-ка, дай я погрею руки!

И Дик, протянув руки к пылающему лицу Джордж, сделал вид, что греется от ее румянца. А она не знала — злиться ей или радоваться такому комплименту. Оттолкнув его руки, она встала — в эту минуту она более чем когда-либо ранее была похожа на мальчишку-сорванца со взъерошенными волосами и лицом, сплошь усыпанным симпатичными веснушками.

Поднялись, потягиваясь, и все остальные. Потом они снова надели рюкзаки с привязанными к ним плащами, накинули на плечи куртки и начали спускаться вниз по Обрывистому Холму.

Тимми шел следом, но теперь он уже не подпрыгивал. Он ступал медленно и осторожно. Джордж оглянулась на него и нахмурилась.

— Что это с ним такое, посмотрите — он не прыгает и не носится!

Все остановились понаблюдать за Тимми. Теперь было ясно видно, что он хромает на заднюю левую ногу. Джордж присела возле него на корточки и тщательно ощупала лапу.

— Должно быть, он ее растянул, а может быть, вывихнул или еще что-то, когда залез в кроличью нору, — заключила она, нежно похлопав его по спине.

Тим поморщился.

— Что с тобой, Тим? — спросила Джордж, пытаясь сквозь шерсть на спине разглядеть, что это заставило его поморщиться, когда она его погладила. — У него здесь ужасный синяк, — сказала она наконец, и все наклонились посмотреть. — Наверное, он ударился обо что-то в этой норе. А Энн, должно быть, что-то повредила, когда за ноги выволакивала его оттуда. Я ведь просила — не тяни его за ноги, Энн!

— Интересно, а как бы мы иначе извлекли его оттуда? — возмутилась Энн; вид у нее был сердитый, но и слегка виноватый. — Ты что, хотела бы, чтобы он надолго застрял в норе?

— Я думаю, ничего страшного не произошло, — пытался успокоить их Джулиан, ощупывая заднюю лапу Тима, — Наверное, вывихнул слегка. Джордж, я просто уверен в этом. Завтра все будет в порядке.

— Но я должна знать наверняка, — заявила Джордж. — Ты ведь сказал, что мы скоро придем в деревню, Джулиан?

— Да, скоро будет Бикон Виллидж, — ответил Джулиан. — Там мы сможем узнать, нет ли где-нибудь в округе ветеринара. Он осмотрит у Тима лапу и определит, что он себе повредил. Только сомневаюсь, чтобы здесь поблизости был ветеринар.

— Тогда пошли скорее в деревню, — заторопила их Джордж. — О господи, вот когда я жалею, что Тимми не маленькая собачка — его так трудно нести на руках, он такой тяжеленный!

— Нечего носить его на руках, — сказал Дик, — он прекрасно может идти и на трех лапах. Не настолько уж ему плохо, а, Тимми?

— Гав, — грустно отозвался Тим. Ему нравилось, что все суетятся вокруг него.

Джордж погладила его по голове.

— Пойдем, Тим, — сказала она, — пойдем, скоро мы вылечим твою ногу.

И они пошли дальше, то и дело оглядываясь на Тима — как там у него дела? Тим медленно ковылял за ними, все больше хромая, и наконец, задрав левую лапу, пошел на трех.

— Бедный парень, — пожалела Джордж, — бедняга Тимми! Будем надеяться, завтра нога поправится. Если же нет, я просто не смогу продолжить наш поход.

К Бикон Виллиджу компания подошла в мрачном настроении. Джулиан повел их к маленькой гостинице «Три пастуха», которая стояла посреди деревушки.

Какая-то женщина, высунувшись из окна, вытряхивала тряпку. К ней-то Джулиан и обратился:

— Послушайте! Нет ли здесь в округе ветеринара? Нам нужно, чтобы кто-нибудь осмотрел ногу нашей собаки.

— Нет, ветеринаров здесь и в помине нет, — ответила женщина. — Не ближе, чем в Марлинз, а это в шести милях отсюда.

Сердце Джордж упало. Тимми ни за что не пройти шесть миль.

— А автобус туда ходит? — спросила она.

— Нет, в Марлинз автобуса нет, — ответила женщина. — Туда автобусы не ходят, мисс. Но если вы хотите, чтобы кто-то осмотрел вашу собаку, сходите в дом Спигги, это здесь недалеко. Там живет мистер Гастон, он держит лошадей и все знает о животных — и о собаках в том числе. Сводите к нему свою собаку, он определит, в чем дело.

— Большое спасибо, — поблагодарила Джордж. — А это очень далеко?

— Нет, в полумиле отсюда, — объяснила женщина. — Видите вон тот холм? Поднимитесь на него, сверните вправо, а там вы увидите большой дом. Это и есть дом под названием Спигги. Вы его не спутаете ни с каким другим — там вокруг повсюду понастроены конюшни. Спросите мистера Гастона. Он очень милый человек, очень. Правда, вам, может быть, придется подождать: если он вывел своих лошадей попастись, тогда вернется уже затемно.

Четверка посовещалась.

— Да, нам с Джордж лучше пойти к этому мистеру Гастону, — сказал Джулиан, — а Энн с Диком надо отправляться на ферму, где мы могли бы заночевать, и договориться за всех. Не надо откладывать это на последнюю минуту. А я, конечно же, должен пойти с Джордж и Тимом.

— Ладно, — согласился Дик, — мы с Энн, пожалуй, пойдем. А то уже скоро стемнеет. Джулиан, у тебя есть фонарик?

— Есть, — ответил Джулиан. — И ты же знаешь, я где угодно найду дорогу. Как только мы сходим к мистеру Гастону, мы вернемся сюда в деревню, а отсюда прямиком на ферму. Это в полутора милях отсюда.

— Спасибо, что идешь со мной, Джулиан, — поблагодарила Джордж. — Пошли поскорей. Энн, Дик, скоро увидимся!

Джулиан, Джордж и Тимми пошли искать дом Спигги. Тимми ковылял на трех лапах, ему было очень себя жалко. Энн и Дик смотрели им вслед — они тоже ужасно переживали за Тима.

— Хоть бы он поправился до завтра, — сказал Дик, — не то испортит нам все каникулы, это уж точно!

Они свернули в сторону и прошли через Бикон Виллидж.

— Ну а теперь пойдем на ферму Голубой Пруд, — сказал Дик. — Джулиан мне все подробно описал, а мы еще и спросим у кого-нибудь, где это.

Но на пути им не повстречался никто, кроме мужчины, управлявшего маленькой тележкой. Дик помахал ему, и он остановил лошадь.

— Мы правильно идем к ферме Голубой Пруд?

— Ага, — энергично закивал головой возница.

— Нам идти прямо или свернуть на какую-нибудь тропинку? — уточнил Дик.

— Ага, — снова закивал им возница.

— Интересно, что означает это «ага»? — удивился Дик. Он спросил громче: — Это сюда?

— Ага, — сказал возница. Он поднял кнут и указал на дорогу, по которой шли ребята, а потом ткнул в сторону запада.

— А, я понял, нам нужно будет свернуть вправо? — уточнил Дик.

— Ага, — снова кивнул мужчина и так резко рванул поводья, что лошадь едва не наступила Дику на ногу.

— Ладно, если все эти «ага» что-то означают, ферму мы найдем, — решил Дик. — Пошли!

 

ЭНН И ДИК

Темнеть начало как-то неожиданно. Солнце исчезло, большая темная туча затянула небо.

— Сейчас пойдет дождь, — переполошился Дик. — Надо же, черт возьми! А я-то думал, будет погожий вечер.

— Давай поспешим, — предложила Энн. — Не хотелось бы мне прятаться где-нибудь под кустами, когда польет дождь, так что ноги будут в луже, а за воротник будут капать большие капли!

Они пошли быстрее. Поднявшись вверх по дороге, которая вела от деревни, они прошли к повороту направо. Наверное, этот поворот имел в виду тот мужчина. Здесь они остановились и огляделись. Дорога, которая вела отсюда, так же глубоко прорезала холм, как и та, по которой они шли утром. Она тоже была похожа на тоннель и сейчас, в сумерках, казалась совершенно темной.

— Будем надеяться, что нам сюда, — сказал Дик. — Уточним у первого же встречного.

— Если мы вообще повстречаем кого-нибудь! — сказала Энн; у нее было предчувствие, что на этой странно глубокой дороге им не встретится уже никто.

Они пошли вниз по дороге. Дорога извивалась куда-то вниз, в жидкую грязь. Энн шлепала по мягкой противной жиже.

— Здесь, наверное, протекал какой-нибудь ручей, — сказала она и вскрикнула: — Ой, вода попала мне в туфли. Мне кажется, мы не туда идем. Дик. Здесь становится еще глубже, теперь вода уже мне по щиколотку.

Дик огляделся — сумерки сгущались. Впереди он различил что-то по обеим сторонам живой изгороди: что-то вроде крутой насыпи.

— Смотри, Энн, мне кажется, там приступка, — сказал он. — Где мой фонарик? Ну конечно же, на самом дне рюкзака. Помоги мне достать его, чтобы не снимать рюкзак.

Энн достала фонарик и подала Дику. Он включил его — и сразу же тени вокруг стали еще темнее, а дорога уже совсем напоминала тоннель. Они осветили фонариком дорогу впереди, пытаясь разглядеть, действительно ли там приступка.

— Да, есть, — сказал он наконец. — Наверное, она ведет к ферме. Я думаю, здесь можно срезать угол, и нам лучше Свернуть сюда. Ведь куда-то же ведет эта тропинка!

По приступке они перебрались на другую сторону изгороди. Дик помог Энн, и они вдруг очутились в большом поле. Прямо перед ними тянулась узкая тропинка — она вела сквозь какие-то посевы.

— Да, очевидно, это короткий путь, — решил Дик. Он был очень доволен. — Я думаю, через минуту — другую мы увидим огни фермы.

— Или же сначала свалимся в пруд, — с опаской предположила Энн.

Начал накрапывать дождь, и она подумала — не пора ли развернуть и надеть плащ? А может, ферма совсем рядом? Джулиан ведь говорил, что она недалеко.

Пройдя через поле, они подошли к другой приступке. Дождь усилился. Энн решила все-таки надеть плащ. Она укрылась под большим кустом, и Дик помог ей натянуть его на себя. В кармане у нее была клеенчатая шапочка — Энн надела и ее. Дик тоже облачился в плащ, и они пошли дальше. Одолев вторую приступку, они оказались на другом бесконечно огромном поле, но теперь дорожка привела их к калитке. Они перелезли через нее и очутились на диком невозделанном пространстве — место было похоже на вересковую пустошь. Фермы нигде не было видно, да и вообще невозможно было различить что-либо на расстоянии — уже опустилась ночь, все было объято мраком, шел сильный дождь.

— Хоть бы огонек блеснул в каком-нибудь окошке! — сказал Дик. Он осветил фонариком пустошь. — Я просто не знаю, что делать! Тропинки не видно, а мне вовсе не улыбается опять проделать весь путь по мокрому полю, да еще и по той дороге между изгородями.

— Нет, нет, туда мы не пойдем! — Энн даже вздрогнула. — Мне так не понравилась эта дорога! Ведь должна же быть еще где-то тропинка! Не может же калитка вести к пустоши!

Так они и стояли в полнейшей тишине под дождем, когда внезапно до их слуха донесся какой-то звук.

Это было так неожиданно, что они испугались и вцепились друг в друга руками. В этой безлюдной местности звук казался таким странным.

Колокола! Но какой необычный звук они издавали — они не звенели, а скрежетали и лязгали, их гул волнами накатывался откуда-то из темноты. Энн теснее прижалась к Дику.

— Что это такое? Что это за колокола? Почему они так трезвонят? — спросила она шепотом.

Но Дик не имел ни малейшего понятия. Он был напуган не меньше Энн этим необычным звоном. С каждым порывом ветра откуда-то издалека гул приближался и накатывался на них, казалось, со всех сторон.

— Ну что же они никак не прекратят! Хоть бы скорее смолкли! — простонала Энн. Сердце ее колотилось. — Это ужасно, я их боюсь. Это не церковные колокола!

— Да, конечно же, на церковные колокола это непохоже, — согласился Дик. — Это звучит скорее как какое-то предостережение. Я просто уверен в этом. Может быть, это пожар? Но мы бы увидели, если бы он случился где-то поблизости. Война? Да нет же — звоном колоколов людей предупреждали о войне много лет назад. Теперь этого уже не делают.

— Деревня называется Бикон, — вспомнила вдруг Энн. — Тебе не кажется, что ее назвали так потому, что когда-то на близлежащем холме люди зажигали сигнальный огонь, чтобы предупредить жителей других городов о приближении врага? Может быть, они еще и в колокола звонили? И мы сейчас слышим отзвуки этих давних колоколов, а. Дик? Ведь такого звука, как этот, я никогда в жизни не слышала.

— Господи! Ну разумеется, это не может быть звоном колоколов прежних веков! — сказал Дик. Он пытался говорить это как можно веселее, но, конечно же, он был встревожен и обеспокоен не меньше, чем Энн. — В них звонят сейчас, в эту самую минуту!

Звон прекратился так же неожиданно, как и начался. Наступила полная тишина. Ребята прислушивались еще несколько минут, а потом вздохнули с облегчением.

— Наконец замолкли, — сказала Энн. — Я их просто возненавидела. И с чего они вдруг зазвонили в такую темную ночь? Пойдем поскорее, поищем ферму Голубой Пруд. Мне очень не хочется заблудиться в такой темноте, да еще и колокола эти звонили ни с того ни с сего!

— Пошли, — согласился Дик. — Давай держаться поближе к изгороди, тогда мы наверняка выйдем куда-нибудь. Зачем нам блуждать по пустоши?

Он взял Энн за руку, и они пошли вдоль изгороди. Наконец они дошли до какой-то тропинки и дальше зашагали уже по ней. Тропинка вывела их на дорогу, уже не такую углубленную, как прежде, и вскоре они увидели впереди огонек. Как они обрадовались!

— Наверное, это ферма Голубой Пруд, — предположил Дик. — Пошли, Энн, уже недалеко. Они подошли к невысокой каменной ограде и, пройдя вдоль нее, очутились у сломанной калитки. Она со скрипом приоткрылась, Энн протиснулась в нее и попала ногой в огромную лужу.

— Черт возьми, — воскликнула она, — теперь я совсем промокла! Мне даже кажется, я свалилась в Голубой Пруд.

Но это была всего лишь лужа. Они обошли ее и, ступая по жидкой грязи на тропинке, подошли к маленькой двери в каменной стене. Дик подумал, что это, вероятно, задняя дверь. Рядом с ней было окно; в нем-то и светился огонек, который они с такой радостью увидели издали.

У огня сидела старушка. Она что-то шила, низко наклоня голову. Стоя у двери, ребята хорошо видели ее через окно.

Дик поискал глазами звонок или дверной молоток, но ни того, ни другого не было. Тогда он постучал кулаком. Никто не ответил. Дверь по-прежнему была закрыта. Они снова посмотрели на старушку у лампы — она все шила.

— Может быть, она глухая? — предположил Дик и заколотил в дверь еще громче. Старушка спокойно продолжала шить. Наверное, она действительно была глухая.

— Так мы никогда не попадем в дом, — нетерпеливо бросил Дик. Он подергал ручку двери — она вдруг открылась!

— Мы просто войдем и представимся, — сказал Дик и вошел в дверь. Ступив на истертый половичок, он очутился в тесном коридорчике, который заканчивался лестницей, крутой и узкой.

Справа находилась дверь, она была приоткрыта. За нею-то и была комната, в которой сидела старушка. Сквозь щель в приоткрытой двери пробивалась полоска света.

Дик отворил дверь и смело шагнул в комнату, а Энн последовала за ним. Но старушка так и не подняла головы. Только сновала в ее руках иголка, казалось, она больше ничего не видела и не слышала. Дику пришлось подойти к ней поближе, чтобы она наконец заметила, что в комнате кто-то есть. И вот тут-то она и подскочила в таком испуге, что стул ее упал на пол.

— Извините, — виновато произнес Дик: он так расстроился, что напугал старушку. — Мы стучали, но вы не слышали. Старушка молча смотрела на них, прижав руку к сердцу.

— Как же вы меня напугали, — сказала она. — Откуда вы здесь взялись в такую ночь?

Дик поднял стул, и она уселась на него снова, все еще тяжело дыша.

— Мы долго разыскивали это место, — объяснил Дик. — Это ведь ферма Голубой Пруд? Не могли бы мы переночевать здесь? И еще двое ребят?

Женщина указала пальцем на ухо и покачала головой.

— Глухая, как тетеря, — сказала она. — Нет смысла говорить мне что-нибудь, мой милый. Я полагаю, вы заблудились.

Дик молча кивнул.

— Здесь вам оставаться нельзя, — сказала старушка. — Мой сын не потерпит, здесь никого. Вам лучше поскорее уйти, пока он не вернулся. У него отвратительный характер.

Дик покачал головой. Он указал пальцем на темное, покрытое потоками дождя окно, затем на мокрые башмаки и одежду Энн. Старуха догадалась, что он имеет в виду.

— Вы заблудились, устали и промокли, и вам совсем не хочется, чтобы я выставила вас из дома, — сказала она. — Но ведь все дело в моем сыне. Он не любит, когда приходят посторонние.

Дик снова ткнул пальцем в Энн, а потом на диванчик в углу комнаты. Потом показал жестом, что сам он уйдет. И опять старушка сразу поняла его.

— Ты хочешь, — чтобы я приютила твою сестричку, а сам уйдешь? — спросила она.

Дик кивнул. Про себя он подумал, что без труда найдет какой-нибудь сарай или амбар, где и заночует. Но Энн должна остаться в доме.

— Мой сын не должен видеть ни тебя, ни ее, — старушка потащила Энн к какой-то дверце, за которой, как подумала Энн, находился шкафчик. Но когда дверь открылась, за ней оказалась крутая деревянная лестница, ведущая куда-то вверх, под крышу.

— Иди наверх, — сказала старушка Энн, — и не спускайся, пока утром я тебя не позову. Если мой сын узнает, что ты там, беды не миновать.

— Поднимайся, Энн, — велел Дик, но ему было тревожно. — Не знаю, что там наверху, но если уж совсем плохо, то спускайся назад. Посмотри, может, там есть окно, тогда покричи мне, чтобы я знал, что у тебя все в порядке.

— Хорошо, — голос у Энн дрожал. Она поднялась по крутой грязной лестнице вверх и попала на тесный чердак. Там не было ничего, кроме стула и тюфяка, на вид не очень грязного. На стуле лежал сложенный плед, а на полке стоял кувшин с водой. На чердаке имелось крошечное оконце. Энн подошла к нему и позвала:

— Дик, Дик, ты здесь?

— Да, — отозвался Дик. — Ну как там, Энн? Нормально? Послушай, я найду себе поблизости какое-нибудь укрытие, а ты в случае чего зови меня!

 

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ НОЧЬЮ

— Здесь неплохо, — сказала Энн. — Тут есть довольно чистый тюфяк и плед. Так что все в порядке. Но что делать, когда придут Джордж и Джулиан? Ты их подождешь? Я думаю, что Джордж, пожалуй, лучше ночевать с вами в амбаре. Старуха больше никого не пустит, я уверена.

— Я подожду их, и мы что-нибудь придумаем, — сказал Дик, — а ты отдохни и доешь бутерброды и пирог. Постарайся как-нибудь просушить свою одежду и устроиться поудобнее. А тут есть какой-то сарай, так что со мной будет все в порядке. Кричи, если что!

Энн отошла от окна. Она вся вымокла и устала, ей очень хотелось есть и пить. Она съела все, что у нее было, и запила водой из кувшина. Потом, сонная, улеглась на тюфяк и укрылась пледом. Она хотела дождаться, когда придут Джулиан и Джордж, но моментально уснула. И неудивительно — ведь она так устала!

Дик находился внизу. Он старался ходить осторожно, чтобы не нарваться на сына старухи. То, что она рассказала о нем, звучало не очень приятно. Потом он направился в небольшой амбар — там в углу были навалены кучи соломы. Он осторожно осветил амбар своим фонариком.

«Сойдет, — подумал он. — Я отлично устроюсь тут на соломе. Бедная Энн! Жаль, что с ней нет Джордж. Надо мне дождаться ребят, как бы не прозевать их. Ведь я могу сразу заснуть, стоит только устроиться тут на соломе. Надо же, только шесть часов вечера, а кажется, день был таким длинным! Интересно, как там бедняга Тимми? Вот бы его сюда!»

Дик подумал, что Джулиан и Джордж, скорее всего, войдут в ту же калитку, что и они с Энн. Он пошел в полуразрушенный сарай недалеко от калитки и уселся на ящик, приготовившись ждать, когда они появятся.

А пока он умял все бутерброды, хоть этим скрашивая томительное ожидание. Потом он съел пирог. Потом зевнул. Очень хотелось спать, ноги были мокрыми и ныли от усталости.

Никто не появлялся, даже сын старухи. Окно еще светилось — она занималась своим шитьем у лампы.

Прошло почти два часа, и около восьми Дик начал беспокоиться — куда же подевались Джулиан и Джордж? Старуха встала, убрала свое шитье в корзинку и куда-то исчезла.

Теперь Дик ее больше не видел. Старуха все не возвращалась, но свет она не погасила, окно продолжало светиться. Наверное, оставила для сына, подумал Дик. Он на цыпочках подошел к окну. Дождь перестал, и небо прояснилось. Ночь уже не казалась такой темной. Из-за туч показались луна и звезды. Дик немного повеселел.

Он снова заглянул в освещенную комнату и увидел, что старуха укладывается спать на проваленном диване в углу. Она натянула одеяло до самого подбородка и, казалось, уснула.

Дик снова отправился в сарай, но теперь ему казалось бессмысленным дожидаться Джордж и Джулиана. Они, наверное, окончательно заблудились.

А может, мистер Гастон, или как там его зовут, что-то сделал с лапой Тимми и ребята решили заночевать в гостинице в Бикон Виллидже? Дик снова зевнул.

«Я больше не могу ждать их, очень уж спать хочется, — решил он. — Если я не лягу, то просто усну и свалюсь с этого ящика. Лучше будет устроиться на соломе. И так услышу, когда они придут».

Освещая себе путь фонариком. Дик направился в амбар, вошел и захлопнул за собой дверь, воткнув палку в виде засова за скобы на двери. Он сам не мог бы сказать, зачем он это сделал; наверное, где-то засела мысль о сыне старухи с его скверным характером.

Он бросился на солому и мгновенно заснул. А снаружи небо прояснялось все больше; луна еще не полностью выбралась из-за туч, но уже достаточно, чтобы освещать все вокруг — и одинокий каменный домик, и полуразрушенные постройки вокруг него. Дик крепко спал. Лежа на соломе, он видел во сне Тимми и Джордж, голубые пруды и колокола. Главным образом — колокола.

Внезапно Дик проснулся. С минуту он лежал, не понимая, где он. Что это колется? Потом вспомнил: ну конечно же, это солома в амбаре. Он хотел было снова свернуться калачиком, когда вдруг услышал какой-то звук. Звук был совсем тихим — как будто что-то скреблось о стену амбара. Дик сел: Может, это крысы? Не дай бог!

Дик прислушался. Звук доносился снаружи. Потом вдруг прекратился. Через некоторое время Дик услышал его снова. Потом послышался тихий стук в оконце с разбитым стеклом, прямо над головой Дика. Он испугался — крысы могут шуршать и скрестись, но они не могут стучать в окно! Кто это так осторожно постукивает в окно? Дик, затаив дыхание, прислушался.

И вдруг он услышал тихий голос — точнее, чей-то хриплый шепот:

— Дик, Дик!

Дик не мог поверить своим ушам. Кто это, Джулиан? Если он, то как он догадался, что он. Дик, здесь в амбаре? Застыв от изумления, Дик сидел, прислушиваясь.

Стук повторился, а затем голос позвал снова, теперь уже погромче:

— Дик, я знаю, что ты здесь. Я видел, как ты входил. Подойди к окошку, ну скорей, да не шуми!

Голос был Дику незнаком. Если это был не Джулиан, то, конечно же, не Энн и не Джордж. Но откуда же этот человек знал, как его зовут? Это просто поразительно! Дик не знал, что предпринять.

— Ну, живей! — подгонял его голос. — Мне уже надо идти, а я должен передать тебе кое-что.

Дик решил приблизиться к окну. Кто бы там ни был, выходить из амбара он не собирался.

Он осторожно опустился на колени у оконца — голова его была ниже окна — и ответил:

— Я тут.

Голос он изменил, чтобы казалось, что говорит взрослый.

— Долго же ты возился, — заворчал незнакомец, стоявший за окном. Дик вдруг увидел яйцеобразную голову и расплывшееся лицо с безумным взглядом. Дик скорчился, с облегчением думая, что его самого в темноте амбара рассмотреть было невозможно.

— Вот что просил передать тебе Нейлер, — произнес голос. — Два Дерева. Мрачное Озеро. Бойкая Джейн. И еще он сказал, что Мэгги все знает. То, что он передал тебе, Мэгги тоже знает.

Сквозь разбитое окно просунулся листок бумаги. Изумленный Дик взял его. Это еще что такое? Может быть, ему все это снится?

Но голос послышался снова, настойчивый, нетерпеливый:

— Ты слышал, что я сказал? Два Дерева, Мрачное Озеро, Бойкая Джейн. И еще — Мэгги все знает. Ну, все. Теперь я пошел.

Раздались тихие шаги — кто-то шел вокруг амбара. Потом воцарилась тишина. Дик сидел изумленный и ошарашенный. Кто этот парень с безумным взглядом, что называл его по имени среди ночи? Да еще передал какие-то странные слова, которые для сонного мальчишки совершенно ничего не означали?

Дик уже окончательно проснулся. Он встал и посмотрел в окно… Не было видно никого и ничего — кроме неба и одиноко стоящего дома. Дик сел и призадумался. Он осторожно включил фонарик и посмотрел на листок бумаги, который ему вручили. Это был грязный листок, на котором карандашом было что-то нацарапано. Там были какие-то слова и рисунок, но ему это показалось сплошной бессмыслицей. Он ничего не мог понять. Что это за странный посетитель, что за послание, что за бумага?

— Наверное, все это сон, — подумал Дик и сунул бумагу в карман. Он снова уселся на солому, затем зарылся в нее поглубже — стоя у окошка, он замерз. Лежа, он пытался обдумать происшедшее, недоумевая, а потом почувствовал, как глаза его закрываются.

Однако не успел он погрузиться в сон, как снова послышались осторожные шаги. Неужели этот тип вернулся? Затем кто-то подергал двери, но в скобах торчала палка. Человек, стоявший снаружи, подергал двери сильнее, и палка, выскочив, упала на пол. Когда он снова взялся за дверь, решив, что ее заело, она открылась. Он вошел и плотно прикрыл дверь за собой.

Дик сумел мельком рассмотреть человека. Нет, это не тот, который приходил раньше. У этого человека были густые волосы. Дик начал молиться, чтобы он не подошел к соломе.

Он и не подходил. Он просто уселся на мешок — может быть, ждал чего-то. Какое-то время человек что-то бормотал, но так тихо, что Дик разобрал не более двух-трех слов.

— Что же случилось? — услышал он. — Сколько еще мне ждать? — Потом он еще что-то говорил, но понять его было невозможно. — Остается только ждать, что мне еще делать, — сказал он вдруг, встал и потянулся. Он подошел к двери и снова уселся на мешок. Сидел он так тихо и неподвижно, что у Дика начали слипаться глаза. Может, это тоже сон? Но не успел он об этом подумать, как действительно уснул, и уже во сне он шел среди звенящих колоколов, среди растущих вокруг деревьев, стоявших почему-то парами!

Всю ночь он крепко спал, а когда наступило утро, вдруг проснулся и сел. В амбаре больше никого не было. А где же ночной посетитель? Ушел? А может быть, это и вправду был сон?

 

ЧТО ПРОИЗОШЛО УТРОМ

Дик встал и потянулся. Он чувствовал себя грязным, неопрятным. И все еще очень хотелось спать. Он подумал, не согласится ли старушка продать им немного хлеба с сыром и по стакану молока.

«Энн, наверное, тоже голодна, — подумал он. — Интересно, все ли у нее в порядке?»

Он тихонько вышел из амбара и посмотрел на крошечное оконце чердака, где ночевала Энн. В нем уже маячило озабоченное личико девочки: она высматривала его. Дика!

— У тебя все нормально, Энн? — тихо окликнул ее Дик. Она растворила окошко и улыбнулась.

— Да, только я не осмеливаюсь спуститься вниз. Там старухин сын. Я слышу, как он то и дело кричит на нее. Видно, он почему-то злится.

— Давай подождем, пока он уйдет на работу, и тогда я пойду к старушке, — сказал Дик. — Надо заплатить за твой ночлег на чердаке, а может, она еще и продаст нам чего-нибудь поесть.

— Неплохо бы, — согласилась Энн.; — Я уже съела весь шоколад, что был у меня в рюкзаке. Мне подождать, пока ты позовешь меня?

Дик кивнул и поспешно скрылся в амбаре — он услышал чьи-то шаги.

Появился человек. Он был сутулый, небольшого роста, однако плотного сложения, с шапкой нечесаных волос. Это был тот самый, которого Дик видел в амбаре ночью. Он что-то ворчал и, действительно, производил впечатление человека в дурном расположении духа. Дик решил лучше не попадаться ему на глаза. Он спрятался в амбаре.

Но человек не пошел туда. Он прошел мимо, все еще бормоча что-то про себя. Звуки шагов его удалялись и наконец смолкли окончательно. Дик услышал стук открывшейся и затем захлопнувшейся калитки, и все стихло.

— Ну, теперь пора. — Дик решил рискнуть и войти в дом. Он выбрался из амбара и быстро направился к белому домику. При дневном свете он выглядел жалкой, никому не нужной, заброшенной развалюхой. Дик знал, что стучать не имеет смысла — все равно старушка его не услышит. Поэтому он вошел прямо в комнату. Женщина мыла щербатые тарелки в потрескавшейся старой раковине. Она со страхом посмотрела на него.

— Я совсем забыла о тебе! И о девочке наверху! Она все еще там? Ну-ка, пусть поскорее спускается, пока сын не вернулся! И уходите поживей отсюда, оба!

— Не могли бы вы продать нам немного хлеба с сыром? — крикнул Дик.

Но старуха действительно была глухой тетерей, она только подтолкнула Дика к двери, подгоняя его мокрой тряпкой, которую все еще держала в руке.

Дик увернулся и указал пальцем на хлеб, лежавший на столе.

— Нет, нет, говори тебе, уходите, — сказала старуха. Она явно боялась, что сын ее может вернуться.

— Зови девчонку, живей!

Но прежде чем Дик успел это сделать, за дверью послышались шаги и в комнату вошел сутулый человек с шапкой густых волос.

В руках у него было несколько яиц: видимо, он ходил за ними в курятник. Войдя в кухню, человек уставился на Дика.

— Вон отсюда! — злобно заорал он. — Чего тебе здесь надо?

Дик решил, что лучше не признаваться, что он ночевал в амбаре. Там происходили такие странные вещи, что человек окончательно взбеленился бы, узнав, что Дик спал где-то поблизости.

— Я только хотел спросить, не продаст ли ваша мать нам немного хлеба, — сказал Дик и прикусил язык: как это у него сорвалось «нам»! Теперь человек догадается, что он здесь не один!

— «Нам»? Кому это «нам»? — Человек оглянулся вокруг. — Ты его только приведи сюда, и я покажу вам, как я обхожусь с мальчишками, которые ходят ко мне воровать яйца!

— Сейчас пойду и приведу его, — сказал Дик, ухватившись за такую возможность убежать из дома. Он бросился к двери, человек метнулся за ним и чуть было не поймал. Но Дик увернулся, выскочил наружу и понесся прочь по тропинке. Он спрятался за сараем, сердце его бешено колотилось. Надо дождаться Энн. Так или иначе ему придется вернуться назад и вызволить ее оттуда.

Человек постоял в дверях, Злобно выкрикивая что-то вслед Дику, но за ним не погнался. Он вернулся в дом и через некоторое время появился снова, неся в руках ведро с чем-то слегка дымящимся. Очевидно, это был корм, и Дик догадался, что он направлялся кормить кур.

Теперь нужно воспользоваться возможностью и вызвать из дома Энн. Он дождался, пока раздался звук открывающейся калитки, и изо всех сил побежал к дому. В окне виднелось испуганное лицо Энн. Она слышала все, что мужчина говорил Дику, а затем ругал мать за то, что та позволяет мальчишкам ходить к ним в дом.

— Энн, спускайся скорее, он ушел! — крикнул Дик. — Живее!

Лицо Энн исчезло. Она побежала к двери, кубарем скатилась вниз по лестнице и промчалась пулей мимо старухи, которая начала вопить, замахиваясь на нее тряпкой.

Дик вбежал в кухню, положил на стол монетку и, схватив Энн за руку, помчался вместе с нею из дома и дальше по тропинке.

Они добежали до изгороди, вдоль которой шли накануне ночью. Энн была страшно напугана.

— Какой ужасный человек, — сказала она. — Ой, Дик, что за жуткое место! Это было просто безумием со стороны Джулиана — выбрать для ночлега такой отвратительный домишко! На ферму это совсем не похоже — ни коров, ни свиней, даже собаки там не было!

— Знаешь, Энн, мне почему-то кажется, что это не ферма Голубой Пруд, — сказал Дик. Они шли вдоль изгороди, высматривая, где же калитка, через которую они вошли прошлой ночью. — Наверное, мы ошиблись. Это обыкновенный коттедж. Я уверен, если бы мы не заблудились, то пришли бы к настоящей ферме Голубой Пруд!

— Что подумают Джордж и Джулиан? — рассуждала Энн. — Они ведь будут ужасно волноваться, недоумевая, что же с нами случилось. Как ты думаешь, может, они сейчас на настоящей ферме Голубой Пруд?

— Надо выяснить, — ответил Дик. — Я выгляжу, наверное, очень грязным, а, Энн? Ужасное ощущение!

— Да, пожалуй. У тебя есть расческа? — спросила Энн. — Волосы у тебя стоят дыбом. И физиономия грязная. Смотри, вон ручеек. Давай достанем мочалки и отмоем как следует лицо и руки.

Они кое-как вымылись в холодной воде ручья. Дик зачесал назад волосы.

— Ну вот, теперь ты выглядишь куда лучше! — сказала Энн. — О господи, где бы нам позавтракать? Я умираю от голода. Я и не выспалась как следует, а ты. Дик? Тюфяк был такой жесткий, и мне было так страшно одной в этой странной комнатке наверху!..

Прежде чем Дик успел ей ответить, из калитки, насвистывая, показался мальчишка. Он очень удивился, увидев Дика и Энн.

— Привет, — сказал он. — Вы что, направляетесь в поход?

— Да, — ответил Дик. — Скажи, пожалуйста, вон там — то место, где ферма Голубой Пруд? — И он ткнул пальцем в сторону дома старушки.

Мальчишка рассмеялся:

— Какая это ферма? Это грязная развалюха миссис Таггарт. Вы туда лучше не ходите. Ее сын непременно выставит вас вон! Мы зовем его Чумазый Дик, вот жуткий тип! А ферма Голубой Пруд вон там внизу, видите? Идите мимо гостиницы «Три пастуха», а потом влево вверх.

— Спасибо, — поблагодарил Дик. Он был страшно зол на человека, который накануне все время повторял «ага» и послал их совсем не в ту сторону. Мальчишка помахал им рукой и пошел по тропинке, ведущей через пустошь.

— Да, вчера мы пошли совсем не в ту сторону, — сказал Дик. Они шли по полям, которые пересекли вчера вечером в кромешной темноте.

— Бедняга Энн, это я заставил тебя тащиться во мгле под дождем, да еще в это ужасное место. И оказалось, что это вовсе не ферма Голубой Пруд. Мне даже страшно подумать, как на это отреагирует Джулиан.

— Я тоже не меньше виновата, — сказала Энн. — Дик, давай пойдем в гостиницу «Три пастуха» и попробуем дозвониться оттуда до фермы Голубой Пруд. Если, конечно, там есть телефон. Мне совсем не улыбается мысль снова топать несколько миль в поисках фермы и опять не найти ее.

— Ты это хорошо придумала, — похвалил ее Дик. — «Три пастуха» — это там, где женщина вытряхивала в окно тряпку. Это она указала Джулиану дорогу к дому Спигги. Интересно, как там старина Тим; надеюсь, ему уже лучше. Да, этот поход мне кажется не таким удачным, как я предполагал.

— Ничего, еще есть время все поправить, — бодро возразила Энн. Но в глубине души она в этом уверена не была. Ей очень хотелось есть, и от этого настроение у нее совсем испортилось.

— Да, мы позвоним Джулиану из «Трех пастухов» и расскажем, что с нами приключилось, — решил Дик.

Теперь они шагали по дороге, где накануне вечером барахтались в грязи. Он помог Энн забраться на приступку, с которой они вместе спрыгнули на узкую дорогу.

— Более того, мы там сможем позавтракать и, держу пари, слопаем больше, чем эти три пастуха, вместе взятые, — не знаю уж, кто они такие!

Энн приободрилась. Она-то ведь думала, что им придется проделать без завтрака весь путь до фермы Голубой Пруд!

— Смотри, через дорогу протекает ручеек! — показала Энн. — Неудивительно, что я вчера промочила ноги! Пошли скорее, мысль .о завтраке меня только подстегивает, ноги сами несут вперед!

Наконец они подошли к Бикон Виллиджу и направились к гостинице. На вывеске были нарисованы три пастуха — вид у них был довольно мрачный.

— Вот и у меня такое же мрачное настроение, как их физиономии, — заметила Энн. — Но скоро все будет иначе. Ах, Дик, ты только вообрази: мы сможем поесть кашу, яичницу с ветчиной, гренки и джем!

— Сначала нам надо позвонить, — твердо сказал Дик. И вдруг на пороге гостиницы он остановился как вкопанный: кто зовет его по имени? «Дик! Дик! Энн! Вот же они! Эй, Дик, Дик!» Это был голос Джулиана! Дик обернулся, он был в восторге. По улице мчались Джулиан и Джордж, они кричали и размахивали руками. Тимми, конечно, опередил всех, от его хромоты не осталось и следа!

Он бросился на них с неистовым лаем и облизывал у них все, что мог достать.

— Ах, Джулиан! Как я тебе рада, — дрожащим голосом промолвила Энн. — Мы ведь вчера заблудились. Джордж, , а как с Тимом, всё в порядке?

— Полный порядок, — сообщила Джордж. — Сейчас я тебе все…

Но Джулиан перебил ее:

— Вы уже завтракали? Мы еще нет. Мы так волновались за вас, что даже хотели идти в полицию. Ну, а теперь можем вместе позавтракать и обменяться новостями.

 

СНОВА ВМЕСТЕ

Было чудесно собраться снова всем вместе. Джулиан взял Энн за руку и крепко сжал ее:

— Все в порядке, Энн?

Ее бледное личико обеспокоило его. Энн кивнула. Теперь, когда рядом были не только Дик, но и Джулиан, Джордж и Тимми, она чувствовала себя намного лучше.

— Я только ужасно хочу есть, — произнесла она.

— Я сразу же закажу завтрак, а новости подождут, — решил Джулиан.

К ним вышла женщина, которая накануне вытряхивала в окно тряпку.

— Я думаю, вам покажется, что уже слишком поздно, но мы еще не завтракали. Что бы вы могли нам предложить? — спросил Джулиан.

— Кашу и сливки, — начала перечислять женщина, — бекон, который мы сами коптили, и яйца от наших кур. А еще хлеб, который я сама пекла, с медом с нашей пасеки. Годится? И еще кофе со сливками.

— Мне очень хочется вас обнять, — засиял Джулиан. Остальные тоже повеселели. Они прошли в маленькую уютную столовую, уселись за стол и стали ждать.

Вскоре до них донесся изумительный запах жареного бекона и крепкого кофе. Что за чудо!

— Сначала вы расскажите о своих приключениях, — попросил Дик, поглаживая Тимми. — Вы добрались до дома Спигги? Мистер Гастон был на месте?

— Нет, его не было, — ответил Джулиан. — Он куда-то ушел. Но его славная жена настояла, чтобы мы подождали. Она сказала, что он обязательно осмотрит Тимми, как только вернется. Так что мы долго дожидались его.

— Да, ждали мы его до половины восьмого, — подхватила Джордж, — и чувствовали себя очень неуютно, потому что понимали, что близится время, когда им надо будет ужинать. Потом наконец пришел мистер Гастон.

— Он оказался таким добрым человеком, — продолжал Джулиан, — осмотрел ногу Тимми и вдруг сделал с нею что-то. Я не знаю, что именно, наверное, вправил ее. Тим завопил, Джордж бросилась к нему, мистер Гастон захохотал…

— Он так грубо обошелся с его ногой, — посетовала Джордж. — Но свое дело он, конечно, знал, так что теперь с Тимми все в порядке, если не считать синяка у него на холке, но и это пройдет. Он уже гоняет вовсю, как и раньше.

— Я так рада, — сказала Энн. — Я всю ночь думала о бедном Тиме. — Она погладила его, а он обмусолил ее руку слюной.

— А что было потом? — поинтересовался Дик.

— Миссис Гастон настояла, чтобы мы остались поужинать с ними, — продолжил свой рассказ Джулиан. — Она и слышать не 'хотела наших возражений, а мы, надо сказать, к этому времени уже здорово проголодались. Так что мы остались и не пожалели об этом — ужин был отличный. Тимми тоже был доволен. Вы бы только видели, какой живот у него был после ужина — как бочонок! Хорошо, что сегодня живот опал, а то я уже подумывал о том, чтобы дать ему новое имя — Тамми'.

' Игра слов: «тамми» — пузо (англ.).

Все засмеялись, а Джордж громче всех.

— Дурень, — сказала она беззлобно. — Ну так вот, было уже около девяти, но мы не волновались за вас, так как были уверены, что вы уже благополучно добрались до фермы Голубой Пруд и догадались, что у нас задержка из-за Тимми. А когда мы туда наконец пришли и узнали, что вас там нет, тут уж мы забеспокоились!

— Да, но потом мы подумали, что вы, должно быть, остановились на ночлег где-нибудь в другом месте, — сказал Джулиан, — и решили, что, если вы не объявитесь, мы с утра первым делом отправимся в полицию и заявим о вашем исчезновении.

— Вот поэтому мы и пришли сюда, в деревню, даже не позавтракав, — сказала Джордж. — Видите, как мы переживали. А на ферме было замечательно. Нам предоставили маленькие комнатушки с постелями, а Тимми, конечно же, спал со мной.

Чудесный запах, доносившийся с кухни, усилился, заполняя всю комнату, — в дверях появилась женщина с подносом в руках. На нем стояла суповая миска с кашей и посудина с золотистым сиропом, кувшинчик густых сливок и блюдо с горкой хрустящих коричневых гренков, на которых громоздились куски яичницы с ветчиной. Там же лежали грибочки.

— Прямо как в сказке. — Энн зачарованно смотрела на поднос. — Вот чего нам так не хватало!

— Будут еще и гренки с джемом и маслом да кофе с горячим молоком. — Женщина деловито начала расставлять все на столе. — А если захотите еще яичницы с ветчиной, позвоните вот в этот звоночек.

— Просто не верится, — сказал Дик, с жадностью обводя глазами яства на столе. — Ну-ка, девочки, ради бога, скорее начинайте есть, не то я забуду о хороших манерах и начну хватать все подряд.

Завтрак был изумительный, лучше и не придумаешь. Ребята так проголодались, что все казалось им особенно вкусным. Они молча набирали кашу со сливками, подслащенную золотистым сиропом. Тимми тоже досталась миска каши, он ее любил, хотя терпеть не мог сироп — от него склеивались усы!

— Теперь я чувствую себя лучше! — сказала Энн. Она все поглядывала на миску с кашей. — Я вот думаю, не съесть ли еще каши? Тогда не получу удовольствия от яичницы с ветчиной. А может, лучше приступить к яичнице?

— Сложный вопрос! — заявил Дик. — Я тоже этим озабочен, но вообще-то, думаю, надо переходить к яичнице, можно будет съесть побольше, да еще и грибы — даже слюнки текут! Какие же мы прожорливые! Но как можно устоять против всего этого, если люди так проголодались!

— А вы пока ни слова не рассказали о том, что же случилось с вами вчера вечером, — сказал Джулиан, от души накладывая себе яичницу с ветчиной. — Теперь, набив животики, вы, может быть, расскажете, почему, вопреки моим наставлениям, не пошли туда, где мы договорились встретиться?

— Выступаешь, как наш директор школы, — сказал Дик. — А все очень просто — мы заблудились. А когда наконец добрались до какого-то места, мы решили, что это и есть ферма Голубой Пруд, и остались там ночевать.

— Понятно, — сказал Джулиан. — Но разве люди, живущие там, не сказали вам, что это вовсе не Голубой Пруд? Хоть бы вы как-нибудь дали нам знать, где вы! Знали. ведь, что мы будем беспокоиться!

— Да старуха была совершенно глухой, — начала объяснять Энн, уплетая за обе щеки яичницу. — Она не могла понять ни слова, мы и подумали, что это и есть Голубой Пруд, и остались там, хотя место было ужасное. Мы же волновались, что вас все нет!

— Сплошные неувязки, — сказал Джулиан. — Но все хорошо, что хорошо кончается.

— Как громко сказано! — возмутился Дик. — Ведь на самом деле все было очень скверно. Бедной Энн пришлось спать на чердаке, а я заночевал на соломе в амбаре, и все было бы не так плохо, если бы ночью не произошли престранные события. Мне, по крайней мере, они показались весьма странными. Я даже начинаю сомневаться — а не сон ли это был?

— Что это за странные события? — Джулиан весь обратился в слух.

— Я расскажу тебе все, когда мы снова отправимся в путь, — ответил Дик. — Но сейчас, при свете дня, мне кажется, что это был либо дурной сон, либо что-то действительно из ряда вон выходящее.

— Дик, а почему ты мне об этом ничего не рассказал? — удивилась Энн.

— Да я, по правде говоря, забыл об этом, так быстро все происходило, — признался Дик. — Ведь надо было сначала как-то ускользнуть от того человека, потом беспокойство о Джулиане и Джордж, да к тому же и есть очень хотелось!

— Похоже, ночь вы провели довольно скверно, — заметила Джордж. — Это, должно быть, ужасно — искать дорогу в темноте. Да еще и дождь шел, правда?

— Да, — подтвердила Энн. — Но больше всего меня напугали колокола. Ты слышал их, Джулиан? Они так неожиданно загудели, что я перепугалась до смерти! Не представляю, что это было. Почему они так вызванивали? И так громко?

— Знаете, почему они звонили? — сказал Джулиан. — Та милая женщина сообщила нам, что это в тюрьме звонили во все колокола. Оттуда сбежал заключенный, и они предупреждали всех в округе: двери на запор! Будьте настороже!

Энн молча уставилась на Джулиана. Так вот в чем дело — столько трезвона и шума! Она поежилась.

— Хорошо, что мы этого не знали, — сказала она. — Если бы я знала о сбежавшем заключенном, я бы боялась спать одна. Интересно, его уже поймали?

— Не знаю, — ответил Джулиан. — Спросим хозяйку гостиницы, как только она войдет.

Когда хозяйку спросили об этом, она покачала головой:

— Нет, еще не поймали, но наверняка поймают. Все дороги перекрыты, и все начеку. Ведь это грабитель, который вламывался в дома и нападал на любого, кто пытался ему помешать. Опасный тип.

— Джулиан, не опасно ли нам идти в эту пустошь в поход, раз там скрывается сбежавший преступник? — забеспокоилась Энн. — Мне будет очень страшно.

— У нас есть Тимми, — возразил Джулиан. — Он достаточно силен, чтобы защитить нас даже от трех преступников, если понадобится. Не беспокойся об этом.

— Гав, — подтвердил Тим и заколотил хвостом об пол.

Наконец с завтраком было покончено. Даже «умирающая от голода» Энн не в состоянии была осилить последний гренок. Она радостно вздохнула.

— Ну вот, теперь я чувствую, что я такая, как и раньше, — объявила она. — Не сказала бы, что мне очень хочется в поход, но знаю, что после такого плотного завтрака полезно походить.

— Полезно или нет, но нам пора отправляться, — заключил Джулиан, вставая из-за стола. — Но сначала я куплю бутербродов на дорогу.

Хозяйка гостиницы сияла от их похвал. Она дала им с собой сверток с бутербродами и даже помахала на прощание.

— Приходите снова, когда сможете, — сказала она. — У меня всегда найдется для вас что-нибудь вкусненькое.

Ребята спустились по улице и, дойдя до конца ее, свернули на дорогу. Через некоторое время они оказались в долине, посреди которой протекал ручей. Они остановились и прислушались к его журчанию.

— Чудесно! — воскликнула Энн. — Давайте пойдем вдоль этого ручья.

Джулиан сверился с картой.

— Да, можно, — подтвердил он. — Я здесь пометил, по какой дороге нам идти, и этот ручей чуть дальше приведет нас к ней. Так что, если хочешь, пойдем вдоль ручья, хотя идти по этой тропинке было бы удобнее.

Сойдя с дороги, они направились к ручью.

— Ну а теперь, Дик, — обратился к нему Джулиан, — расскажи-ка ты нам о тех странных происшествиях, которые произошли ночью. Здесь никто не услышит — вокруг ни живой души! Выкладывай все подряд. Тогда мы сможем определить, сон это был или явь.

— Ладно, — согласился Дик. — Ну так вот, дело было так. Хоть это и покажется странным, слушайте…

 

ДИК РАССКАЗЫВАЕТ СТРАННУЮ ИСТОРИЮ

Дик начал свой рассказ, но слушать его всем одновременно было трудно, так как они шли не по дороге и не могли находиться рядом. В конце концов Джулиан перебил его и указал на густые заросли вереска.

— Давайте остановимся, посидим и послушаем, что нам скажет Дик, а то на ходу я упускаю детали его рассказа. Здесь нас никто не услышит.

Они уселись на вереск, и Дик начал все сначала. Он рассказал о старушке, которая опасалась, что сын ее не позволит ребятам переночевать у них. Рассказал о соломе, которая послужила ему постелью.

— А вот теперь я расскажу вам то, что, как мне кажется, было лишь сном, — продолжал он. — Я проснулся от того, что услышал, как кто-то скребется о деревянную стену амбара…

— Это были крысы или мыши? — поинтересовалась Джордж.

Тимми сразу вскочил. Он был уверен, что эти слова обращены к нему!

— Я тоже сначала так подумал, — сказал Дик. — Но затем кто-то постучал в окно.

— Какой ужас! — воскликнула Энн. — Меня бы это вовсе не обрадовало.

— Меня тоже, — признался Дик. — Но тут кто-то позвал меня по имени: «Дик! Дик!» Вот так вот.

— Тогда, скорее всего, это был сон, — предположила Энн. — Никто не мог знать, как тебя зовут. Дик продолжал:

— Затем голос произнес: «Дик, я ведь знаю, что ты там. Я видел, как ты входил», — и велел мне подойти к окну.

— Продолжай, — сказал Джулиан. Он был озадачен. Ведь никто на белом свете, кроме Энн, не знал, что Дик был в амбаре, а она не могла появиться там ночью.

— Ну, и я подошел к окну, — сказал Дик. — Я увидел, хотя и не очень отчетливо, какого-то типа с безумным взглядом. А он не мог меня видеть в темноте сарая. Я только пробормотал: «Я тут», надеясь, что он примет меня за того, кто ему нужен.

— И что он сказал потом? — спросила Джордж.

— Он сказал что-то, что мне показалось полнейшей бессмыслицей, — ответил Дик. — Он дважды повторил: «Два Дерева, Мрачное Озеро, Бойкая Джейн» и еще сказал: «Мэгги знает». Вот так.

— Два Дерева! Мрачное Озеро! Бойкая Джейн! И Мэгги знает об этом! Нет, Дик, это наверняка был сон. Ты сам это понимаешь. А ты, Джулиан, что думаешь об этом?

— Вообще-то кажется довольно неестественным, что кто-то мог прийти среди ночи, чтобы передать Дику странное сообщение, которое ничего для него не значило, — решил Джулиан. — Конечно, это больше похоже на сон. Я бы тоже сказал, что это сон.

Дик решил, что они правы, как вдруг его осенила неожиданная мысль. Он выпрямился.

— Ну-ка, подождите минутку, — сказал он. — Я вспомнил еще кое-что! Человек просунул в разбитое окошко листок бумаги, и я его взял!

— Это же меняет дело! — воскликнул Джулиан. — Если этот листок у тебя, значит, все это было наяву. Ну а если ты его не найдешь, то это был сон.

Дик пошарил в карманах. В одном из них он нащупал листок бумаги и вытащил его. Это была грязная, смятая бумажка, на которой было начерчено несколько линий и нацарапано несколько слов. Дик молча протянул ее ребятам, глаза его сияли.

— Это та самая бумага? — спросил Джулиан. — Так это был не сон, честное слово!

Он взял листок, и все склонились над ним, чтобы получше разглядеть. Тимми тоже хотел взглянуть на то, что всех так заинтересовало. Он просунул свою мохнатую голову между головами Дика и Джулиана.

— Я ничего не могу разобрать, — признался Джулиан. — Мне кажется, тут какой-то план, но план чего? И где это? Ничего не понятно.

— Тот тип сказал, что у Мэгги тоже есть такая бумага, — вспомнил Дик.

— Кто же такая эта Мэгги? — спросила Джордж. — И почему она это знает?

— А ты все рассказал? — Джулиана все это дело явно страшно заинтересовало.

— Ну, потом в амбар приходил сын старухи, — ответил Дик. — Он долго сидел и ждал чего-то, все время бормотал что-то, а когда я проснулся, его уже не было. Поэтому я и подумал, что мне все это приснилось. Он меня, конечно же, не заметил.

Джулиан нахмурился и поджал губы. Вдруг Энн взволнованно закричала:

— Дик, Джулиан! Мне кажется, я знаю, зачем приходил в амбар тот, второй. Это ему хотел передать послание человек с безумным взглядом. Да и бумагу тоже — не Дику, а ему! Ему не нужен был наш Дик. Но он видел, как кто-то входил в амбар, и решил, что это и есть тот, кто ему был нужен. Поэтому-то тот, второй, и ждал его в амбаре!

— Все это хорошо, но откуда он узнал мое имя? — спросил Дик.

— Да он и не знал! Он и не подозревал, что в амбаре совсем другой человек, — возбужденно пояснила Энн. — Того, второго, тоже зовут Дик. Как же ты не понимаешь — это просто совпадение! Вероятно, они договорились встретиться там — сын старухи и тот тип с безумным взглядом. И когда тот тип увидел, что в амбар вошел Дик, он подождал немного, а потом начал стучать, в окошко. Затем позвал: «Дик, Дик!» — и Дик подумал, что зовут его, выслушал сообщение и взял бумагу! .

Энн даже задохнулась от такой длинной речи. Она уселась и нетерпеливо оглядывала ребят. Ну как, разве она не права? Что они думают об этом?

Все решили, что она совершенно права. Джулиан даже похлопал ее по спине.

— Молодчина, Энн! Ну конечно же, все произошло именно так!

А Дик вдруг вспомнил мальчишку, которого они встретили по пути в Бикон Виллидж, когда уходили от дома старухи, — того самого, который все время насвистывал. Что он сказал о старухе и ее сыне?

— Энн! Что сказал тот мальчишка, который свистел? Погоди минуту, он сказал, что там развалюха миссис Таггарт и чтобы мы туда не ходили, не то ее сын выставит нас вон. И еще, я вспомнил, он добавил: «Чумазый Дик, как мы его зовем, жуткий тип!» Чумазый Дик! Так что его зовут Дик! И как мы раньше не догадались?..

— Это доказывает, что Энн совершенно права, — обрадовано заключил Джулиан. Энн тоже была очень довольна. Нечасто случалось, чтобы она оказывалась умнее всех остальных.

Затем все снова задумались.

— Интересно, имеет это какое-либо отношение к сбежавшему заключенному? — спросила наконец Джордж.

— Наверное, — ответил Джулиан. — Может, это был сам заключенный — тот тип, что приходил с сообщением? Он сказал, от кого оно?

— Сказал, — ответил Дик. Он напрягся, чтобы припомнить. — Он сказал: от Нейлера. Я думаю, он так его назвал, но, может быть, это не совсем точно, ведь он говорил шепотом.

— Сообщение от Нейлера, — повторил Джулиан. — Но Нейлер, вероятно, в тюрьме, он друг того, кто сбежал. И возможно, когда он узнал, что тот тип собирается рвануть из тюрьмы, он передал с ним сообщение кое-кому — человеку из старого коттеджа, сыну старухи. Может быть, у них это было заранее обговорено.

— Что ты имеешь в виду? — не понял Дик. Вид у него был озадаченный.

— Сын старухи, Чумазый Дик, знал, наверное, что звон колоколов обозначает, что кто-то сбежал из тюрьмы и придет, чтобы сообщить ему что-то. И тогда он должен ждать в амбаре, на случай, если сбежавший придет от Нейлера.

— Понятно, — сказал Дик. — Думаю, ты прав. Уверен, что это так. Но, честное слово, я рад, что тогда не знал, что тот тип у окна был сбежавшим преступником.

— А мы получили сообщение от Нейлера! — подхватила Энн. — Как странно все получается — заблудившись и придя не туда, куда нужно, мы получили сообщение, которое передал человек, сбежавший из тюрьмы! Жаль, что непонятно, что означает это сообщение — да и бумага тоже!

— Не пойти ли нам в полицию? — предложила Джордж. — Я хочу сказать, это может оказаться очень важным и поможет поймать беглеца.

— Верно, — согласился Джулиан. — Нам надо пойти в полицию. Давайте посмотрим по карте, где тут ближайший поселок.

С минуту он разглядывал карту. Потом сказал:

— Нам не придется сворачивать с пути, который я наметил. По моему плану мы должны обедать в поселке Риблз, если у нас не будет бутербродов. В любом случае нам придется зайти туда, чтобы купить что-нибудь попить. Так что предлагаю продолжить путь, зайти в полицейский участок поселка Риблз, если он там есть, и рассказать обо всем, что с нами произошло.

Ребята поднялись. Тимми был очень рад — ему не нравилось, когда долго засиживались после завтрака. Он встрепенулся и бросился вперед.

— Нога у него в полном порядке, — обрадовалась Энн. — Надеюсь, для него это будет хорошим уроком — не станет снова лазить в кроличьи норы!

Ничуть не бывало! В течение следующего получаса он несколько раз засовывал голову в норы, но, к счастью, пролезть глубже не мог и выбирался из норы самостоятельно, без посторонней помощи.

В тот день им повстречались дикие пони. Маленькие, коричневые, с длинными хвостами и гривами, они суетливо носились рысью по буграм. Ребята смотрели на них как завороженные. Заметив их, пони высоко вздернули свои красивые головы, все разом повернули в сторону и умчались как ветер.

Тимми решил было броситься за ними, но Джордж крепко держала его за ошейник. Как же можно пугать таких чудесных маленьких пони!

— Прелесть! — воскликнула Энн. — Ну разве не чудо, вот так запросто наткнуться на них. Вот бы еще повстречать их!

Утро было таким же теплым и солнечным, как и вчера. Они снова сбросили куртки, а у Тимми совсем вывалился мокрый язык. Было так приятно и легко ступать по мягкому вереску и гибкой траве! Они шли по самому берегу бурого ручья, с удовольствием вслушиваясь в его легкое журчание.

В половине двенадцатого они поели бутербродов и обмыли ноги в ручейке.

— Блаженство, — произнесла Джордж. Они лежали, на мягком вереске, опустив ступни в воду. — Ручеек щекочет мне ноги, а солнце припекает лицо — так приятно! А ты, Тимми, дурачок, отойди! Что ты дышишь мне в лицо, и так жарко!

Ручеек добежал до тропинки, ведущей в поселок Риблз. Они пошли по ней, подумывая, не пора ли пообедать. Неплохо было бы приберечь бутерброды на полдник, а сейчас поесть где-нибудь на ферме или в небольшой гостинице.

— Но сначала надо разыскать полицейский участок, — напомнил Джулиан. — Расскажем нашу историю, а потом пообедаем!

 

СЕРДИТЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ И СЛАВНЫЙ ОБЕД

Полицейский участок в .поселке Риблз был совсем небольшой, с пристроенным к нему домиком, где жил сам полицейский. Власть полицейского распространялась на четыре деревни, и поэтому он чувствовал себя весьма значительной персоной.

Когда ребята пришли в участок, полицейского не было — он обедал дома, — и они вышли на улицу. А он, увидев из окна, что к нему пришли, вышел и, утирая на ходу рот, встретил ребят. Он был очень недоволен тем, что его оторвали от вкусного обеда — сосисок с луком.

— Что вам нужно? — подозрительно спросил он. Он вообще не любил детей. Мерзкие существа, всегда готовые напроказить и даже надерзить. Он не мог четко определить, каких он не любил больше — больших или маленьких!

Джулиан вежливо обратился к нему:

— Мы пришли сообщить вам о странных вещах, о которых, как нам кажется, в полиции должны знать. Может быть, это поможет найти заключенного, который сбежал из тюрьмы вчера ночью.

— Ха-ха, — презрительно усмехнулся полицейский. — Вы что, его видели? Вы себе и представить не можете, сколько народу уже обращалось с заявлением, что видели его. По их словам, он одновременно находился во всех уголках пустоши. Умный, должно быть, парень, если сумел так расколоться на несколько частей.

— Видите ли, один из нас действительно видел его прошлой ночью, — вежливо продолжал объяснять Джулиан. — Мы, по крайней мере, думаем, что это мог быть он. Он передал моему брату какое-то сообщение.

— Хо-хо, сообщение, надо же! — усомнился полицейский, меряя Дика недоверчивым взглядом. — Значит, он бегает по всей округе и передает сообщения школьникам, не так ли? Что же он сообщил, позвольте узнать?

Дик начал повторять полицейскому слова, которые в этой обстановке звучали как-то нелепо: Два Дерева, Мрачное Озеро, Бойкая Джейн. И Мэгги знает все.

— Ну да? — с сарказмом произнес полицейский. — И Мэгги тоже все знает? Ну, что же, пусть она придет и расскажет мне все, что знает. Я не прочь познакомиться с Мэгги, особенно если она ваша подружка!

— Она нам не подружка, — раздосадовано произнес Дик. — Так было сказано в сообщении. Я и знать не знаю, кто такая эта Мэгги. Откуда мне это знать? Вот мы и подумали, что полиция разгадает, что это все означает. Еще этот тип передал лист бумаги…

И он вручил полицейскому грязный листок бумаги. Тот взглянул на него, криво улыбаясь,

— Он тебе еще и это дал, — сказал он. — Ну какой добрый человек! А что, по вашему мнению, нацарапано на этой бумаге?

— Я не знаю, — ответил Дик. — Но мы подумали, что, получив это сообщение, полиция сумеет поймать преступника.

— Его уже поймали, — усмехнулся полицейский. — Все вы знаете, а вот это вам неведомо! Да, несколько часов тому назад его поймали и водворили назад в тюрьму. И позвольте мне заметить вам, молодые люди, что на ваш розыгрыш я не поддамся, ясно?

— Мы вас вовсе не разыгрываем, — сказал Джулиан. Он старался, чтобы слова его звучали солидно. — Надо бы вам разбираться, когда люди говорят правду, а когда лгут.

Это полицейскому уже совсем не понравилось. Он покраснел и напустился на Джулиана:

— Я такой наглости не потерплю! Убирайтесь отсюда! А не то я запишу ваши фамилии и сообщу куда надо!

— Это как вам угодно, — отпарировал Джулиан, глядя на полицейского с отвращением. — Вы захватили с собой блокнот? Я продиктую наши фамилии. А потом я сам сообщу обо всем в полицейский участок по месту жительства, когда мы вернемся туда.

Полицейский уставился на него. Поведение Джулиана в какой-то степени подействовало на него, и он немного остыл.

— Уходите, все вы! — велел он без прежней угрозы в голосе. — Я не стану докладывать о вас на сей раз. Но если вы и впредь будете рассказывать всем подобную чушь, обещаю — неприятностей не оберетесь.

— Не думаю, — отозвался Джулиан. — Но если вы не собираетесь предпринять что-либо в отношении этой бумаги, верните ее нам.

Полицейский нахмурился. Он сделал движение, как если бы собирался разорвать ее, и Дик попытался выхватить бумагу из его рук. Но не успел полицейский разорвал листок на четыре части и швырнул на землю.

— Разве в вашем поселке не действует правило, запрещающее захламлять улицы? — сурово поинтересовался Дик и осторожно подобрал кусочки бумаги. Полицейский сверкнул глазами, глядя, как Дик прячет их в карман. Затем он странно фыркнул, повернулся на каблуках и пошел к своим сосискам с луком.

— Надеюсь, его обед совершенно остыл, — позлорадствовала Джордж. — Мерзкий тип! Почему он решил, что мы говорим неправду?

— История действительно странная, — сказал Джулиан. — В конце концов, мы ведь тоже сначала не поверили Дику. Так что я его совершенно не виню за то, что он наговорил нам. Что возмутительно, так это его отношение к нам. Хорошо еще, что наши полицейские не такие. Они не стали бы заявлять на нас.

— Но он, по крайней мере, сообщил нам хорошую новость, — сказала Энн. — Сбежавший преступник снова в тюрьме. Какое облегчение услышать об этом!

— Я тоже рад, — поддержал Дик. — Мне его физиономия совсем не понравилась. Ну как, Джулиан, что мы теперь будем делать? Забудем все это? Или, ты думаешь, нам нужно что-то предпринять? Да и что мы можем сделать?

— Не знаю, — отозвался Джулиан. — Мне надо подумать. Давайте пойдем и поклянчим еды на какой-нибудь ферме. Вокруг их полным-полно.

Они спросили маленькую девчушку, есть ли поблизости ферма, где их могли бы покормить. Она кивнула и показала пальцем.

— Видите дом на холме? Там живет моя бабушка. Я думаю, она накормит вас обедом. Она летом всегда кормила путешественников и, думаю, вам не откажет, если вы попросите, хотя летний сезон уже кончился.

— Спасибо, — поблагодарил Джулиан, и они пошли вверх по дорожке, которая вилась по склону холма. Когда они подошли ближе к дому, громко залаяли собаки, и шерсть на холке у Тима встала дыбом. Он зарычал.

— Это друзья, Тимми, — успокоила его Джордж. — Здесь обед, Тимми. Обед и, может быть, косточка для тебя. Косточка!

Тимми понял. Он перестал рычать, и шерсть на спине разгладилась. Он повилял хвостом двум собакам возле калитки фермы, которые начали с подозрением принюхиваться к чужому собачьему духу, когда они были еще довольно далеко.

Их окликнул какой-то мужчина:

— Что вам, ребята? Осторожней с этими собаками!

— Скажите, не могли бы мы здесь пообедать? — крикнул ему в ответ Джулиан. — Девочка в деревне направила нас сюда.

— Спрошу мать, — ответил мужчина и громко закричал в сторону дома: — Ма! Ма! Тут четверо ребятишек интересуются, не покормишь ли ты их обедом?

Появилась очень полная пожилая женщина, глаза ее поблескивали, а щеки были красными, как яблоки. Она окинула взглядом четверку у ворот и кивнула.

— Ладно. Похоже, приличные ребята. Скажи им, пусть заходят. Но собаку пусть лучше придержат за ошейник.

Ребята пошли к дому. Джордж крепко держала Тимми. К ним подошли две собаки, но Тимми надеялся получить кость, поэтому решил не портить с ними отношений и не издал ни звука даже тогда, когда собаки зарычали. Он свесил язык и повилял хвостом. Собаки тоже завиляли хвостами, и Тимми уже мог идти дальше без опаски. Он даже скакнул в их сторону, и началась игра — они бегали друг за дружкой и кувыркались.

— Заходите, — сказала толстуха. — Придется вам довольствоваться тем, что у меня есть. У меня сегодня много дел и нет времени заниматься обедом. Я могу предложить только домашний пирог с мясом, несколько ломтиков ветчины или языка, крутые яйца и салат. Господи, как вы засияли! Я выставлю все это на стол, а вы уж сами угощайтесь. Согласны? Свежих овощей, правда, нет. Придется вам обойтись кислой капустой, солеными огурцами и маринованной свеклой.

— Звучит замечательно, — заявил Джулиан. После всего этого и сладкого не захочешь!

— Пудинга у меня сегодня нет, — сказала толстуха, — но я могу откупорить банку малины, и, если захотите, сможете съесть ее со сливками. Есть еще творог, я вчера приготовила.

— Не надо продолжать! — умоляюще попросил Дик. — Мне от этого еще больше хочется есть. Почему это на фермах все такое вкусное? Ведь горожане тоже могли бы консервировать малину, солить огурцы и делать творог!

— Они просто не умеют или не хотят этим заниматься, — сказала Джордж. — Моя мама все это делает. И занималась этим, когда жила в городе. И я буду все это делать, когда вырасту. Ведь как чудесно угощать гостей множеством блюд домашнего приготовления!

Было непонятно, как ребята умудрились съесть так много, да еще после того, как утром слопали такой обильный завтрак. Тимми тоже от души набил себе брюхо, он лежал на полу и постанывал. Как бы ему хотелось жить на ферме! Повезло же тем двум собакам.

Пока они ели, в комнату робко вошла маленькая девчушка.

— Я Мэг, — сказала она. — Я живу здесь с бабушкой. А как вас зовут?

Ребята назвали свои имена. Джулиану вдруг пришла в голову какая-то мысль.

— Мы тут ходим по пустоши, — сказал он, — уже обошли много мест. Только до одного пока не добрались. Ты случайно не знаешь, где это? Называется Два Дерева.

Девочка отрицательно покачала головой.

— Бабушка, наверное, знает, — Сказала она и крикнула: — Бабуля, где Два Дерева?

В дверях показалась старуха.

— Как? Два Дерева? О, когда-то это было чудесное место, но теперь там одни развалины. Среди пустоши у темного озера стоял дом. Ну-ка дайте вспомнить, как это озеро называлось…

— Мрачное Озеро? — спросил Дик.

— Точно! Мрачное Озеро, — ответила старуха. — Не туда ли вы собрались? Я бы на вашем месте остереглась туда ходить, там везде болота, даже в тех местах, где меньше всего ожидаешь. Ну, вы наелись? Может, еще чего-нибудь хотите?

— Нет, спасибо, — ответил Джулиан, сожалея, что пора .вставать из-за стола. — Это был самый вкусный обед, какой мы когда-либо ели. А теперь нам пора.

И он расплатился за еду — запросили с него совсем немного.

— Нам пора к Двум Деревьям и Мрачному Озеру; надеюсь, мы идем именно туда? — шепнула Джордж Дику. — Это было бы очень интересно!

 

ДЖУЛИАНА ОСЕНЯЕТ ИДЕЯ

Выйдя из ворот фермы, Джулиан посмотрел на ребят и сказал:

— Ну вот, теперь нам нужно выяснить, далеко ли Два Дерева, и рассчитать, успеем ли мы дойти туда сегодня. Если успеем, то нужно отправляться туда и порыскать вокруг. А если это далеко, отправимся завтра.

— А как же мы выясним, далеко ли это? — нетерпеливо спросил Дик. — Ты думаешь, это место есть на карте?

— Может быть, если озеро большое, — ответил Джулиан. Они спустились вниз по холму и пошли по дороге, ведущей к пустошам. Как только они оказались достаточно далеко, где их никто не мог увидеть или услышать, Джулиан остановился и достал свою карту. Он расстелил ее на вереске, и вся четверка уселась на корточках вокруг нее.

— Эта славная старушка сказала, что это где-то в пустошах, — напомнил Джулиан. — И еще мы знаем, что там есть какое-то озеро или, по крайней мере, пруд.

Он поводил по карте пальцем. Вдруг Джордж вскрикнула и ткнула пальцем в какое-то место на карте.

— Смотрите, это вот здесь, сбоку. Видите, написано — Мрачное Озеро! Должно быть, то самое. Интересно, а Два Дерева тоже обозначены?

— Нет, — сказал Джулиан. — Но это, может быть, потому, что сейчас там остались одни развалины. А развалины на картах никогда не отмечают, если они не примечательны чем-либо. А в этих — ничего примечательного нет. Да, здесь, конечно. Мрачное Озеро. Ну, что вы скажете? Идти нам туда сегодня? Интересно, далеко ли это?

— Может, спросить на почте? — предложила Джордж. — Вероятно, когда-то почтальон носил туда письма. Может быть, они знают, где это, и расскажут нам, как туда добраться. ,

Ребята повернули назад в деревню и там отыскали почту. Старший начальник посмотрел на них поверх очков.

— Мрачное Озеро? Зачем оно вам понадобилось? Ужасное место, а когда-то там было очень красиво.

— А что с ним случилось? — спросил Дик.

— Дом сгорел, — объяснил старик. — Хозяин был в отъезде, а в доме оставалось лишь несколько слуг. Ночью дом запылал, и никто не знает отчего и почему. И он сгорел почти до основания. Пожарную машину туда не смогли пригнать, в этих местах пройти может только телега.

— А потом его не стали восстанавливать? — спросил Джулиан.

Старик покачал головой.

— Это не имело смысла. Владелец так и оставил его разрушаться до конца. Там теперь обитают лишь галки да вороны вьют гнезда, и даже звери находят приют в развалинах. Это странное место. Я однажды отправился туда посмотреть — наслушался сказок о том, что там замечали какие-то огни. Но смотреть было нечего — лишь остов дома да озеро темно-синее. Оно так и называется — Мрачное Озеро.

— А не покажете ли вы нам дорогу? — спросил Джулиан. — Далеко это?

— Зачем вам идти и глазеть на эти развалины? — спросил старик. — А может, вы хотите искупаться в озере? Я бы не советовал — в нем ледяная вода. — Мы просто хотим пойти и взглянуть на Мрачное Озеро, — сказал Джулиан. — Такое необычное название. Как, вы сказали, туда пройти?

— Я пока ничего не говорил, — отозвался старик. — Но скажу, если вы уж так настроились идти туда. Где ваша карта? Та, что у вас в руках?

Джулиан развернул карту. Старик вынул ручку из кармана своего жилета и провел линию через пустошь, помечая некоторые места крестиками.

— Крестиками я обозначил болота — туда вы не ходите, не то, окажетесь по колено в грязи! Идите по тропинке, которую я обозначил, тогда все будет в порядке. И смотрите внимательно по сторонам — там могут быть олени, их в тех местах очень много. Красивые существа!

— Большое спасибо. — Джулиан сложил карту. — Сколько времени нам понадобится, чтобы дойти туда?

— Часа два, а то и больше, — ответил старик. — Только не ходите туда сегодня. Скоро начнет темнеть, и тогда в этих местах до беды недалеко!

— Хорошо, — пообещал Джулиан. — Большое Спасибо. Видите ли, мы думаем заночевать под открытым небом, погода такая хорошая! Не могли бы вы одолжить нам какие-нибудь подстилки и несколько пледов?

Ребята в изумлении уставились на него. Ночевать под открытым небом? Где? И почему? Что это Джулиан задумал?

Джулиан подмигнул им. Старик начал шарить в шкафу. Он извлек две большие подстилки на прорезиненной основе и четыре старых пледа.

— Я помнил, что где-то они должны быть, — сказал он, — но я-то уж не стал бы ночевать в октябре месяце под открытым небом. Смотрите не простудитесь!

— Вот спасибо! — обрадовался Джулиан. — Это как раз то, что нам нужно. А ну, ребята, сверните их! А я заплачу за них.

Дик, Энн и Джордж очень удивились, но послушно начали все складывать. Неужели Джулиан действительно надумал ночевать под открытым небом у Мрачного Озера? Наверное, он думает, что сообщение, полученное Диком, очень важное?

— Джулиан — обратился к нему Дик, как только они оказались за порогом почты, — в чем дело? Для чего нам всё это?

— Видите ли, — произнес Джулиан с хитрым видом, — пока мы были на почте, мне в голову пришла одна мысль.

Я вдруг решил: нам нужно пойти к Мрачному Озеру и все разведать. А так как времени у нас остается немного, я подумал, а почему бы нам не заночевать в развалинах? Тогда мы смогли бы сэкономить время.

— Ничего себе мысль! — воскликнула Джордж. — Значит, в поход мы не идем?

— Ну, — ответил Джулиан, — если мы не найдем там ничего интересного, мы продолжим наш поход. Но если что-то интересное окажется, мы сможем узнать, в чем там дело. Я совершенно уверен, что там что-то нечисто, в этих Двух Деревьях!

— Может, и Мэгги там повстречаем? — захихикала Энн.

— А что, может быть! — ответил Джулиан. — Теперь, когда мы обо всем сообщили в полицию, а нас обсмеяли и выставили вон, никто не может запретить нам пойти туда и посмотреть, кто еще, кроме Мэгги, будет участвовать в этом деле.

— Милая Мэгги! — сказал Дик. — Кто же она такая?

— Если она подружка заключенных, то на нее, я думаю, стоит поглядеть. — Потом Джулиан добавил уже более серьезно: — Слушайте, я вот подумал, неплохо бы купить еще продуктов и отправиться на Мрачное Озеро сегодня же, чтобы успеть до темноты. Там отыщем место для ночевки где-нибудь в развалинах. Устроимся на вереске или папоротнике. А завтра можно будет встать пораньше и все рассмотреть.

— Потрясающе! — обрадовался Дик. — Это как раз то, что нам нужно. А ты что на это скажешь, Тим?

— Гав, — торжественно изрек Тим и заколотил хвостом по его ногам.

— А если ничего интересного не будет, то вернемся назад, чтобы отдать пледы, а затем продолжим наш поход, — продолжал Джулиан. — Но заночевать в любом случае придется там, потому что к тому времени, когда мы туда доберемся, уже стемнеет.

Ребята купили несколько буханок хлеба, масло и тушенку, а также большой фруктовый пирог. А сверх всего взяли печенья и шоколада, а Джулиан — еще и бутылку оранжада.

— Там, наверное, окажется колодец или какой-нибудь источник, так что, когда мы захотим пить, разведем оранжад. Теперь, я полагаю, мы готовы. В путь!

Они шли не так быстро, как раньше, потому что поклажа была слишком тяжелой. Только Тимми бежал, как всегда, быстро, но ведь он-то ничего не нес, а мчался налегке!

Идти по пустоши было очень приятно. Они поднимались на довольно высокие холмы, откуда открывались чудесные осенние пейзажи. Снова повстречались дикие пони, правда, сейчас они держались на большом удалении, и небольшое стадо пятнистых оленей, которые тут же поспешно разбежались. Джулиан старался идти по дорожке, обозначенной стариком на карте.

— Я думаю, он когда-то был почтальоном и носил письма в Два Дерева. Потому-то он и знает дорогу туда так хорошо. — Дик склонился над картой. — Ого, мы уже прошли половину пути.

Солнце начало садиться. Ребята, насколько могли, ускорили шаг, ведь с заходом солнца сразу наступала темнота.

К счастью, небо было ясным, так что сумерки опустятся позже, чем накануне.

— Судя по карте, пустошь должна смениться лесистой местностью, — сказал Джулиан. — Надо смотреть, где появятся деревья.

Они миновали еще один участок пустоши, когда вдруг Джулиан указал вправо:

— Глядите, вон деревья! И как много — целая роща!

— А что вон там? Вода какая-то? — спросила Энн. Все остановились. Неужели это и есть Мрачное Озеро? Наверное. Вода такая темно-синяя! Теперь, казалось, идти оставалось совсем немного. Тимми мчался впереди, хвост его только и мелькал в воздухе.

Спустившись по извилистой тропинке, они пошли по проезжей дороге, такой заросшей, что сначала трудно было даже ее разглядеть.

— Должно быть, она ведет к Двум Деревьям, — предположил Джулиан. — Хоть бы солнце подольше не заходило, хватило бы времени, чтобы оглядеться.

Ребята вошли в рощу, по которой вилась тропинка. Видно, когда-то давно, чтобы проложить эту тропинку, здесь вырубили деревья. И вдруг неожиданно они вышли к тому месту, где когда-то стоял чудесный дом под названием Два Дерева.

Теперь здесь были лишь заброшенные руины, почерневшие и обуглившиеся от пожара. В окнах не было стекол, крыша провалилась, и только кое-где торчали чудом уцелевшие балки.

Когда ребята подошли поближе, из развалин с громким криком взлетели две птицы.

— Две сороки, — засмеялась Энн. Сороки были черные с белым, сзади торчали длинные хвосты. — Может, им тоже известно сообщение?

Дом стоял на самом краю озера. Название «Мрачное» как нельзя лучше подходило ему. Оно было темным и мрачным, удивительного темно-синего цвета.

. Ни волны, ни единого всплеска — ничто не нарушало его спокойной поверхности. Оно было совершенно неподвижным, как будто застывшим.

— Не нравится мне это место, — сказала Энн, — вовсе не нравится. Лучше бы я осталась дома!

 

ВОЗЛЕ ДВУХ ДЕРЕВЬЕВ

Это место никому особенно не понравилось. Ребята стояли, озираясь вокруг, когда Джулиан вдруг молча указал на что-то: по обеим сторонам дома стояли обгоревшие стволы могучих деревьев.

— Вот из-за этих двух деревьев место, наверное, и получило свое название, — сказал Джулиан. — Сейчас они выглядят ужасно — черные, неподвижные; Два Дерева и Мрачное Озеро — все здесь так запущено и заброшено.

Они подошли к угрюмому дому. Верхние этажи выгорели дотла. Нижний этаж тоже был в ужасном состоянии, но здесь, подумал Джулиан, можно хотя бы найти укромный угол.

— Вот здесь можно устроиться, — сказал он, вынырнув из почерневшей комнаты и приглашая остальных. — Тут даже сохранился обгоревший ковер на полу. И стол есть большой. Можно спать под столом, если вдруг пойдет дождь, хотя вряд ли это поможет.

— Жуткая комната! — воскликнула Энн, озираясь. — И запах отвратительный. Я не буду здесь спать.

— Ну, тогда найди что-нибудь получше, но поскорее — скоро совсем стемнеет, — поторопил Джулиан. — А я пойду собирать вереск и листья папоротника, пока еще светло. Дик, Джордж, пошли!

Вскоре все трое вернулись с охапками вереска и бурого папоротника. Энн вышла им навстречу — она была очень возбуждена.

— Я кое-что отыскала. Пойдемте, покажу. Она повела их туда, где некогда находилась кухня. В дальнем конце ее на полу лежала сорванная с петель дверь. Каменные ступеньки вели куда-то вниз.

— Там погреб, — сообщила Энн. — Я вошла сюда и заметила эту дверь. Она была заперта, и я никак не могла ее открыть. Тогда я потянула, она не поддавалась, я продолжала тянуть, и внезапно она сорвалась с заржавленных петель и чуть не придавила меня! И тогда я увидела, что внизу погреб. — Она вопросительно посмотрела на Джулиана. — Там сухо и не так черно и закопчено, как наверху. И там у нас будет крыша над головой. Разве нельзя переночевать внизу? Мне совсем не хочется спать в той ужасной обгоревшей комнате.

— Это хорошая мысль! — одобрил Джулиан. Он включил фонарик и осветил погреб. Там было довольно просторно и не пахло гарью. Тимми бросился вниз, и Джулиан пошел за ним. Снизу он позвал ребят, в голосе его звучало удивление. — Здесь не только погреб, но и еще хорошая комната, может, это была комната для прислуги. Да, здесь мы и расположимся.

Комната была довольно странной — пол покрывал траченный молью ковер, моль также, видно, изрядно потрудилась над мебельной обивкой, покрытой густой пылью. Вовсю поработали и пауки — Джордж принялась сдирать свисавшую повсюду паутину, так напугавшую ее, когда она нечаянно до нее дотронулась.

— Смотрите, на полках остались даже свечи в подсвечниках, — удивилась Энн.

— Можно будет зажечь их, когда стемнеет, — заметил Джулиан. — А в тех обгоревших комнатах, правда, есть что-то жуткое.

Они сложили на полу охапки папоротника и вереска. Со стола тщательно стерли пыль и разложили продукты.

Уже стемнело, но луна еще не взошла. Ветер шелестел сухими листьями на деревьях вокруг, но вода в озере была по-прежнему неподвижной. Озеро походило на огромное зеркало.

В погребе был шкафчик, Джулиан открыл дверцы и с удивлением обнаружил в нем свечи.

— Да тут их .целая связка, — воскликнул он, — да еще тарелки и чашки. Вы не заметили, во дворе есть колодец?

Колодца никто не заметил, но тут Энн вспомнила, что видела что-то в кухне, рядом с раковиной.

— Мне кажется, там насос, — сказала она. — Джулиан, пойди посмотри. Может, он еще работает.

Взяв свечу, Джулиан поднялся по ступенькам. Да, Энн была права, в углу кухни находился насос. Он, вероятно, качал воду в бак, откуда она поступала в краны. Джулиан открыл кран, взялся за рукоятку насоса и начал энергично качать. О чудо! С шумным плеском в раковину хлынула вода.

Джулиан настойчиво продолжал качать, понимая, что нужно спустить ту воду, которая долгие годы находилась в баке и стала грязной, ржавой и непригодной для питья. Нужно было промыть бак свежей водой. Постепенно вода становилась все чище и чище. Джулиан взял чашку из шкафчика, подставил под кран и попробовал ледяную воду на вкус — она оказалась изумительной!

— Энн, ты просто молодчина! — крикнул он, спускаясь вниз с чашкой в руке, — Дик! Достань из шкафа еще чашки или какой-нибудь кувшин, помой как следует и наполни водой, чтобы приготовить оранжад.

Когда Джулиан спустился вниз, погреб выглядел каким-то повеселевшим. Это Энн и Джордж зажгли еще шесть свечей и расставили их повсюду. Их свет создавал подобие уюта и даже согревал комнату.

— Ну, а теперь, я думаю, вы не прочь поужинать? — спросил Джулиан. — Хорошо, что мы купили хлеб, тушенку и все остальное. Не сказал бы, что я так же голоден, как и утром, но все же есть хочется.

Они уселись на охапки вереска, предварительно покрыв их подстилками на тот случай, если пол окажется сырым, хотя на вид он был довольно сухим.

Уминая хлеб с маслом и тушенку, они обсуждали дальнейшие планы. Сейчас лечь спать, а утром обследовать местность и озеро.

— Что именно мы будем искать? — спросила Энн. — Ты думаешь, Джулиан, тут кроется какая-то тайна?

— Да, — ответил Джулиан, — думаю, я знаю, что это.

— Что же? — одновременно спросили Энн и Джордж. Дик промолчал, у него самого были кое-какие соображения.

Джулиан объяснил:

— Нам известно, что заключенный по имени Нейлер передал двум людям какие-то важные сообщения через своего сбежавшего из тюрьмы дружка — одно для Чумазого Дика, которое он так и не получил, другое — для Мэгги, не знаю, кто уж она такая. Какую же тайну он хотел им сообщить?

— Я, кажется, догадываюсь, — сказал Дик, — но ты продолжай!

— Предположим, Нейлер совершил какое-то крупное ограбление, — продолжал Джулиан, — не знаю, что именно он украл, скорее всего, драгоценности. Итак, он совершает ограбление и прячет награбленное до поры до времени, пока не утихнет весь шум и гам вокруг этого дела. Но его ловят и сажают в тюрьму на много лет. А он так и не признается, куда спрятал награбленное. Написать сообщникам на свободе он не осмеливается. Сообщить, где все спрятано, нельзя — письма из тюрьмы просматриваются.

. — Что же он тогда делает? Выжидает, когда кто-нибудь соберется сбежать из тюрьмы, чтобы передать с ним сообщение, — подхватил Дик. — Так это все и произошло, верно, Джулиан? Тот, круглоголовый, которого я видел, и был сбежавшим заключенным, через которого он и хотел сообщить Чумазому Дику и Мэгги, где спрятано награбленное.

— Да, я уверен, что так оно и было, — заключил Джулиан. — Сбежавший из тюрьмы, возможно, и не понимал смысл этого сообщения, — но Чумазый Дик и Мэгги, которые знают об ограблении, все сразу бы поняли. И теперь, конечно, Мэгги попытается разыскать спрятанное.

— Но мы должны ее опередить! — догадалась Джордж. — В любом случае мы пришли сюда раньше. И завтра с утра пораньше мы начнем искать повсюду. Какое там было еще название в этом сообщении? После Двух Деревьев и Мрачного Озера?

— Бойкая Джейн, — напомнил Дик.

— Ужасно глупо звучит, — проворчала Энн. — Как вы думаете, они обе, Мэгги и Джейн, знают этот секрет?

— «Бойкая Джейн» напоминает название лодки, — подумал вслух Дик.

— Ну конечно же! — воскликнула Джордж. — Лодка! Почему бы и нет? Здесь озеро, а люди, как я понимаю, не стали бы строить дом на берегу озера, если бы не собирались купаться в нем, ловить рыбу и кататься на лодке. Держу пари — завтра мы найдем лодку с названием «Бойкая Джейн», а в ней — награбленное добро.

— Это было бы слишком просто, — возразил Дик. — Это было бы неумно — прятать деньги в лодке. Нет, Бойкая Джейн — это ключ к разгадке тайны, но награбленное в ней находиться не может. И потом, вспомним — у нас ведь есть еще бумага. Это, должно быть, имеет какое-то отношение к тайнику.

— Где она? — спросил Джулиан. — Этот гад, полицейский, порвал ее! Дик, у тебя сохранились обрывки?

— Конечно, — Дик нырнул в карман и извлек бумажки, — четыре кусочка. У кого-нибудь есть скотч?

Скотча не было, но Джордж вдруг торжественно достала пластырь. От него отрезали полоски и аккуратно склеили обрывки бумаги, получилось целое послание. Они стали внимательно разглядывать листок.

— Смотрите — четыре линии, и сходятся они в центре, — показал Джулиан. — На конце каждой линии написано слово, но так мелко, что я с трудом могу прочесть одно из них. Что это тут нацарапано? Холм Ток? А вот здесь — Шпиль. А что означа|ют два других? В конце концов они разобрали, что означало третье слово: Труба. — А четвертое — Высокий Камень, — прочитала Джордж.

— Что же они означают? Мы, наверное, этого никогда не узнаем!

— Утро вечера мудренее, — бодро откликнулся Джулиан. — По ночам в голову приходят замечательные мысли, а эту замечательную загадку мы разрешим только завтра.

 

НОЧЬ В ПОГРЕБЕ

Листок бумаги аккуратно сложили, и на этот раз Джулиан забрал его себе, для лучшей сохранности.

— Пока не знаю, что все это означает, но чувствую: это очень важно, — сказал он. — Мы можем совершенно неожиданно на что-то наткнуться, или в голову придет что-нибудь. И окажется разгадкой всех этих слов и линий. — Нельзя забывать, что такая же бумага имеется и у Мэгги, — напомнил Дик, — а она, вероятно, лучше нас знает, что все это означает.

— Если знает, то также не преминет нанести визит к Двум Деревьям, — сказала Энн. — Надо быть начеку. Как вы думаете, прятаться нам, если вдруг она появится?

Джулиан задумался.

— Нет, не стоит, — наконец сказал он. — Не думаю, что нам нужно прятаться. Мэгги не может догадаться, что и мы получили сообщение и бумагу от Нейлера. Нам лучше сказать, что мы здесь в походе, что обнаружили это место и подумали, что тут можно найти приют. Все как есть!

— А сами не будем спускать с нее глаз и проследим, куда она пойдет и что сделает, — ухмыльнулся Дик. — Вот уж она расстроится!

— Одна она сюда не придет, — задумчиво произнес Джулиан. — Вероятнее всего, она сюда заявится с Чумазым Диком. Он сообщения не получил, но она-то знает! И ей, вероятно, было сказано в дополнение к тому посланию, что «Чумазый Дик тоже знает». Так что она постарается связаться с ним.

— Да, и очень удивится, что он не получил ни сообщения, ни бумаги, — сказала Джордж. — Они решат, что сбежавший заключенный не сумел добраться до Чумазого Дика.

— Уж очень все это сложно, — зевнула Энн. — Я уже почти сплю и не в состоянии понять все ваши рассуждения и объяснения. Скоро вы угомонитесь?

Дик тоже начал зевать.

— Я уже ложусь, — сказал он. — Постель из вереска и папоротника ждет меня. А здесь совсем даже не холодно.

— Единственное, о чем мне неприятно думать, так это погреба, которые расположены за нашей комнатой. Я не могу избавиться от мысли, что там могут находиться Мэгги и ее дружки и только и ждут минуты, когда мы заснем, чтобы наброситься на нас, — сказала Энн.

— Не говори чепухи! — возразила ей Джордж. — Вот уж действительно чушь! Неужели, ты думаешь, Тимми лежал бы преспокойно здесь, если бы рядом в погребе кто-то был? Уж он-то лаял бы вовсю!

— Да, и знаю, — сказала Энн, укладываясь клубочком на вересковой постели. — Это мое воображение так разыгралось. У тебя его нет, ты счастливая. Да и я тоже ничего не боюсь, когда Тимми рядом. И все не устаю удивляться — как мы всегда умудряемся вляпаться во что-нибудь необычное, как только собираемся вместе. .

— Приключения всегда ищут некоторых людей, — вмешался Дик. — Ведь когда читаешь о жизни знаменитых исследователей, понимаешь, что они на эти приключения просто натыкаются.

— Я не исследователь, — сказала Энн. — Я обыкновенный человек, и я была бы вполне счастлива, если бы со мной ничего не случалось.

— .Я не думаю, что на этот раз что-нибудь произойдет, — успокоил ее Джулиан. — Во вторник мы уже вернемся в школу, и это уже совсем скоро. Просто не успеет ничего произойти.

И конечно, он оказался не прав. Непредвиденные события случаются совсем неожиданно. А пока Энн устроилась поудобнее и успокоилась. Сегодня было куда лучше, чем вчера на чердаке, да еще в полном одиночестве! Теперь все, включав Тимми, были вместе.

Энн и Джордж соорудили себе одну большую постель. Они укрылись двумя пледами, а сверху еще и куртками. Ребята спали не раздеваясь.

Тимми, как обычно, устроился в ногах у Джордж. Она спихнула его — уж очень он был тяжелый. Тогда он протиснулся, удобно устроился между девочками и тяжело вздохнул.

— Это значит, . что он приготовился спать, — сказала Джордж. — Энн, тебе удобно?

— Да, — сонно отозвалась Энн. — Хорошо, что Тимми здесь. Так мне спокойнее.

Джулиан задул свечи, оставив гореть лишь одну. Потом он улегся рядом с Диком. Он тоже очень устал. Ребята спали крепко, как сурки. Никто, кроме Тимми, даже ни разу не шевельнулся. А Тим раза два вставал и обнюхивал все вокруг — ему послышались какие-то звуки в погребе. Он постоял у закрытой двери, ведущей в погреб, и прислушался, склонив голову набок. Потом обнюхал щели. Удостоверившись, что все спокойно, он отправился спать — не поднимать же шум из-за жабы. Как они пахнут, ему было известно. Если им хочется лазить по ночам — пускай себе!

Во второй раз он проснулся, когда ему показалось, что из кухни наверху донесся какой-то шум. Он пошел на звук, тихонько постукивая лапами по лестнице. 'В кухне он постоял немного — при свете луны глаза его блестели, как две зеленые лампочки. В сторону от дома метнулась тень какой-то зверушки с длинным пушистым хвостом. Это была красивая лисичка. Учуяла в развалинах незнакомые запахи — запахи людей и собаки — и пришла разведать: что же тут происходит? Она прокралась в кухню — из комнаты внизу донесся резкий запах Тимми. Быстро, как кошка, лисица метнулась назад, но Тимми уже проснулся. И вот теперь стоял, наблюдая и выжидая, — но лисицы и след простыл! Тимми принюхался к ее следам и направился к выходу. Там он снова задумался, раздираемый сомнениями — стоит ли залаять и погнаться за лисой?

Запах стал едва различимым, и Тимми решил шума не поднимать. Он спустился вниз по ступенькам и снова свернулся клубочком в ногах у Джордж. Пес навалился на Джордж, но она была такой уставшей, что даже не проснулась, чтобы оттолкнуть его. Какое-то время Тимми лежал, навострив одно ухо. Потом уснул, а ухо так и осталось торчать. Тимми был отличным стражем!

Единственная горевшая свеча догорела, и подвал погрузился в темноту. Солнце и дневной свет не проникали туда, и ребята проснулись поздно. Первым пробудился Джулиан. Постель ему вдруг показалась очень жесткой, и он повернулся, чтобы устроиться поудобнее. Действительно, под тяжестью его тела вереск и папоротник примялись, а пол под ним был очень твердым. Он открыл глаза и некоторое время лежал в темноте, моргая. Где это он находится?

Потом вспомнил и сел. Дик тоже проснулся и зевнул.

— Дик, уже полдевятого! — сказал Джулиан, глядя на светящийся циферблат своих часов. — Мы заспались!

Они скатились с вересковой постели. Тимми оставил в покое ноги Джордж и подошел к ребятам, радостно виляя хвостом.

Проснулись и девочки, и вскоре подвал наполнился звуками: Энн и Джордж умывались у большой каменной раковины, вода стала такая холодная, что они визжали, набирая ее в ладошки; Тимми шумно лакал воду из большой миски; мальчики спорили, купаться им в озере или не стоит — они чувствовали себя очень грязными.

Дик даже вздрогнул от мысли о ледяной воде озера!

— И все же надо искупаться, — сказал он. — Пошли, Джулиан.

Мальчики спустились к озеру и сразу прыгнули в воду: она была ледяной! Они тут же выскочили на берег и, сияющие, с криками вернулись назад, к девочкам, которые уже приготовили завтрак в погребе.

Там было гораздо темнее, чем в кухне, но вид обгоревшей, обуглившейся кухни внушал им отвращение. Ребята с удовольствием уплели и хлеб с маслом, и тушенку, и пирог, и шоколад! Когда они завтракали, откуда-то донеслось эхо колоколов. Энн перестала жевать, сердце ее снова сильно забилось.

Но это были уже не те лязгающие звуки, которые она слышала прошлой ночью.

— Это звонят церковные колокола, — тут же сказал Джулиан, увидев испуганное лицо Энн. — Чудесный звук!

— Да, — с благодарностью отозвалась Энн. — Это точно. Сегодня ведь воскресенье, и народ идет в церковь. Я бы тоже с удовольствием пошла туда в такой чудесный солнечный октябрьский денек!

— Если хочешь, мы можем пройти через пустошь в ближайшую деревню, — предложил Дик, глядя на часы, — но доберемся туда поздно.

Все решили, что идти не стоит — поздно. Они отодвинули тарелки и стали обсуждать, чем им заняться в этот день.

— Прежде всего посмотреть, нет ли здесь лодочного сарая, и поискать лодку «Бойкая Джейн», — начал Джулиан. — Потом — разгадать, что означают каракули на бумаге. Походить и посмотреть, нет ли здесь Высокого Камня, а я постараюсь найти на карте Холм Ток, тот, что значится на бумаге.

— Вы, мальчики, лучше сначала пойдите и принесите еще вереска и папоротника, если собираетесь провести здесь еще одну ночь, — сказала Энн. — А мы пока уберем со стола и помоем посуду.

Дик с Джулианом принесли огромный ворох вереска для постелей. Ночью все измучились на жестком полу, не помогли даже вереск и папоротник. У бедной Джордж все тело затекло.

Девочки отнесли грязные тарелки в большую раковину и помыли их; вытирать было нечем, но это не имело никакого значения. Они просто сложили все на старую ветхую сушилку. Потом вытерли руки носовыми платками и приготовились идти осматривать местность. Мальчики уже ждали их.

Вместе с Тимми, который носился вокруг, они спустились к озеру. Когда-то сюда вела тропинка, по обеим сторонам которой была сложена невысокая стена. Теперь она частично разрушилась, все поросло мхом, а сама тропинка покрылась вереском и кустиками утёсника. Озеро оставалось темным и неподвижным.

Увидев ребят, несколько уточек быстро уплыли и скрылись под водой.

— Ну, что? — спросил Дик. — Имеется тут лодочный сарай или нет?

 

ГДЕ ЖЕ «БОЙКАЯ ДЖЕЙН»?

Ребята прошли по берегу озера — это было нелегко, потому что кусты и деревья подступали прямо к воде. Лодочного сарая не было видно нигде.

Тут Энн повернулась к небольшой заводи на озере и вдруг воскликнула:

— Смотрите! Здесь какая-то речушка вытекает из озера.

— Это не речушка, это просто небольшая заводь, — объяснил Дик. — Вот здесь-то мы и можем найти лодочный сарай!

Они прошли немного вдоль заводи, и тут Джулиан закричал:

— Вот он! Но он так зарос плющом и ежевикой, что его почти не видно.

Все посмотрели в ту сторону, куда указывал Джулиан, и увидели длинное низкое строение, как раз там, где заводь сужалась и заканчивалась. Действительно, сарай так зарос, что его очень трудно было разглядеть, даже вблизи.

— Наконец-то мы его нашли, — обрадовался Дик. — Теперь пошли искать «Бойкую Джейн». .. ;Продираясь сквозь кусты ежевики, ребята подошли к двери сарая. Сам сарай располагался над водой, а дверь в него была со стороны заводи раскрыта настежь. Ступеньки лестницы, ведущей в сарай, прогнили и разрушились, но по ним можно было добраться до широких мостков, огибавших стены сарая.

— Здесь нужно ступать очень осторожно, — предупредил Джулиан, — Дайте-ка я пойду первым. — Он попытался подняться по ступенькам, но они тут же подломились под его тяжестью.

— Безнадежно, — сказал он. — Нужно посмотреть, нет ли здесь другого входа.

Дверей больше не было, но в боковой стенке доски настолько прогнили, что раздвинуть их не составляло труда. Мальчики так и сделали, и Джулиан, протиснувшись в отверстие, очутился в темном, пропахшем плесенью сарае.

Он стоял на широких мостках, опоясывавших весь сарай и нависавших над темной, неподвижной водой. Потом позвал ребят:

— Идите сюда! Здесь на мостках можно стоять, дерево на них совсем не прогнило.

Все пролезли в отверстие и, стоя на мостках, стали смотреть вниз. Сначала их глаза никак не могли привыкнуть к темноте. — свет в сарай проникал только через дверь с противоположной стороны, чему в значительной степени препятствовали свисавшие с крыши и до самой воды плети плюща и еще каких-то вьющихся растений.

— Здесь есть лодки! — возбужденно воскликнул Дик. — Они привязаны к столбикам. Смотрите, одна из них как раз под нами! Может быть, и «Бойкая Джейн» находится среди них.

Всего л«док было три, две из них были наполовину заполнены водой.

— Наверное, в них пробоины, — решил Джулиан. Он внимательно огляделся вокруг. Потом достал фонарик и осветил весь сарай. На стенах были подвешены весла, на полках громоздилось то, что некогда служило подушечками для лодочных скамеек, а сейчас превратилось в грязную труху. В углу стоял багор. На полках лежали скрученные в кольца веревки. Все это являло собой довольно печальное зрелище, а Энн к тому же поеживалась при звуках их голосов, которые эхом разносились по пропахшему сыростью сараю.

— Нужно посмотреть, как называются эти лодки и нет ли среди них «Бойкой Джейн», — предложил Дик. Он осветил фонариком ближайшую — название ее почти стерлось. — Что же тут написано? — Дик попытался разобрать, что означали стершиеся буквы. — Веселое что-то.

— Мэг, — сказала Энн. — «Веселая Мэг». Наверное, сестричка «Бойкой Джейн». А как называется та, вторая?

Снова посветили фонариком. Это название разобрать было легче.

— «Дерзкий Чарли», братишка «Веселой Мэг», — сказал Дик. — Но я бы не сказал, что сейчас они выглядят так уж дерзко или весело.

— Я уверена, что третья лодка наверняка «Бойкая Джейн», — возбужденно произнесла Энн. — Во всяком случае, так хотелось бы надеяться!

Они прошли дальше по мосткам и попытались прочитать название полузатонувшей лодки.

— Начинается с буквы «О», — разочарованно проговорил Джулиан. — Я уверен, что это «О».

Он достал из кармана носовой платок и смочил его в воде. Потом он протер то место, где было написано название лодки, еще и еще раз. Наконец проступили буквы, и они прочитали название, но это, увы, была не «Бойкая Джейн».

— «Осторожная Кэрри», — разочарованно прочитали они. — Черт возьми!

— «Веселая Мэг», «Дерзкий Чарли», «Осторожная Кэрри», — перечислил Джулиан. — По-моему, совершенно очевидно, что «Бойкая Джейн» из той же семейки. Но где, где же она?

— Может, затонула и ее не видно? — предположил Дик.

— Не думаю, — ответил Джулиан. — Здесь не очень глубоко, в этом сарае, он ведь в самом конце заводи. Я думаю, мы увидели бы затонувшую лодку на дне. Ведь при свете фонарика видно песчаное дно!

Чтобы убедиться, они обошли весь сарай, освещая фонариками воду внизу. Полностью затонувшей лодки там не было.

— Да, так и есть, — изрек Дик. — «Бойкая Джейн» исчезла. Когда? Куда? Почему?

Они еще раз осветили фонариками стены сарая. Взгляд Джулиана упал на какую-то плоскую деревянную штуковину, стоявшую вертикально у одной из стен сарая.

— Что это такое? — спросила Энн. — Это ведь плот! Так вот для чего весла, которые я видела на полке.

Они подошли поближе, чтобы рассмотреть его как следует.

— Да, это плот, и он в хорошем состоянии, — сказал Джулиан. — Интересно, выдержит он нас, если спустить его на воду?

— Это было бы потрясающе! — восторженно произнесла Энн. — Мне так нравятся плоты! Как хорошо было бы поплавать на нем, даже лучше, чем на этих лодках!

— Здесь можно воспользоваться только одной лодкой, — заметил Джулиан. — Другие явно негодные. Должно быть, в них большие пробоины, иначе они бы так не затонули.

— Все же лучше бы посмотреть, не спрятана ли в них добыча, — предложил Дик.

— Как хочешь, — согласился Джулиан. — Но я думаю, добыча в «Бойкой Джейн» — иначе зачем бы нужно было упоминать это название в сообщении?

Дик решил, что Джулиан прав. И все же он методично осмотрел все лодки. Но, кроме веревок и прогнивших подушек, в них ничего не было.

— Так где же «Бойкая Джейн»? — Дик был озадачен. — Все семейство в сборе, а ее нет. Может быть, она спрятана где-нибудь на берегу?

— Это мысль! — обрадовался Джулиан. Он пробовал сдвинуть с места плот. — Отличная мысль! Я думаю, нам нужно обследовать все озеро, может быть, мы найдем припрятанную где-нибудь «Бойкую Джейн».

— Тогда оставим в покое этот плот, — сказала Джордж. Мысль о том, что они смогут найти «Бойкую Джейн» с запрятанным в ней сокровищем, разволновала ее.

Они прошли по мосткам к отверстию, которое проделали в стене. Тимми радостно выскочил наружу. Ему так не понравился темный сарай! Помахивая хвостом, он выскочил на солнышко.

— С какой стороны начнем обходить озеро? — поинтересовалась Энн: — Справа или слева?

Они пошли по самому краю неподвижного озера, поглядывая то вправо, то влево. С обеих сторон густо росли кусты. —

— По самому берегу идти будет трудно, — сказал Джулиан, — но все равно попробуем. Слева как будто лучше. Пошли!

Сначала идти по краю воды было несложно. Они внимательно осматривали каждый ручеек, заглядывали под каждый куст. Но когда ребята прошли примерно с милю, заросли стали еще гуще и так приблизились к воде, что невозможно стало пройти, не испортив одежды.

— Сдаюсь! — воскликнул наконец Джулиан. — От моей куртки останутся одни лохмотья из-за этой мерзкой колючей куманики. И руки у меня все исцарапаны.

— Действительно, мерзкая! — согласилась Энн. — Ты прав.

Удовольствие получал только Тимми. Он не мог понять, зачем им нужно продираться сквозь подлесок, но это занятие ему очень нравилось. И он был очень разочарован, когда было решено оставить эту затею и возвращаться.

— Как вы думаете, не пройти ли нам теперь по правому берегу? — спросил Джулиан, когда они пустились в обратный путь. Настроение у него было отвратительное.

— Нет, не надо, — ответила Энн. — С той стороны берег кажется еще белее заросшим. Мы только зря потеряем время. Давайте лучше поплывем на плоту!

— Да, это было бы лучше, чем продираться сквозь подлесок, мы сможем обследовать берега озера, — сказала Джордж. — Нужно будет только грести очень медленно и заглядывать под все нависающие деревья, осматривать все ручейки. Это будет гораздо проще.

— Конечно, — согласился Дик. — Мы сглупили, не подумав об этом раньше. Ну, ничего, мы чудесно проведем время на воде.

Они прошли между деревьями, вдали виднелся разрушенный дом. Тимми вдруг замер. Потом он зарычал, и все остановились.

— Что случилось, Тимми? — тихо спросила Джордж. — В чем дело?

Тимми в ответ снова зарычал. Все осторожно попятились назад в кусты и оттуда начали внимательно разглядывать дом. Сначала они не заметили ничего необычного. Никого не было видно. Почему же тогда Тимми рычал?

И вдруг они увидели, как по берегу, о чем-то серьезно разговаривая, идут какие-то мужчина и женщина.

— Мэгги! — воскликнул Джулиан. — Держу пари, это Мэгги!

— И с ней Чумазый Дик, — подхватил Дик. — Я его узнал — это Чумазый Дик!

 

МЭГГИ И ЧУМАЗЫЙ ДИК

Они продолжали наблюдать за этой парой, в то время как мысли их напряженно работали. Джулиан и раньше предполагал, что они появятся, так что это не было для него большой неожиданностью. Дик же не сводил глаз со своего чумазого тезки; он узнал этого крепкого, сутулого человека невысокого роста, с шапкой густых волос. Но он нравился ему ничуть не больше, чем тогда, когда он впервые увидел его в старом сарае.

А Джордж и Энн не понравилась женщина — на ней были джинсы, а на плечи она набросила куртку. Темные очки скрывали ее глаза. Женщина курила сигарету. Она о чем-то говорила, и до них доносился ее резкий, решительный голос.

— Вот она, Мэгги! — сказал Джулиан. — Мне она не нравится. Крутая особа — как раз подходящая подружка для заключенного Нейлера!

Он осторожно приблизился к ребятам. Джордж крепко держала Тимми за ошейник, опасаясь, что он выдаст их своим лаем.

— Слушайте, — сказал Джулиан. — Мы спокойненько выходим и как ни в чем не бывало продолжаем беседовать — пусть они нас увидят. Если спросят, что мы тут делаем, вы сами знаете, что сказать. Болтайте всякую чепуху — пусть они думают, что мы всего лишь компания безобидных ребятишек. Если начнут задавать наводящие вопросы, вы предоставьте мне отвечать на них. Идет?

Все согласились. Джулиан первым вынырнул из-за кустов и пошел вперед, выкрикивая на ходу:

— Ну вот мы и пришли к этому старому дому. Боже, он сейчас выглядит даже хуже, чем утром!

За ним вприпрыжку следовали Джордж и Тимми, чуть поодаль — Энн с сильно бьющимся сердцем. Она не умела притворяться так хорошо, как другие. Увидев ребят, мужчина и женщина остановились как вкопанные. Они быстро обменялись несколькими словами. Мужчина нахмурился. Ребята шли по направлению к нему, весело болтая, как велел Джулиан. Женщина резко окликнула их:

— Как вы сюда попали? Кто вы такие и что здесь делаете?

— Мы в походе, — объяснил Джулиан, останавливаясь, — у нас каникулы.

— А чего ради вы сюда явились? — спросила она. — Это частная собственность.

— Нет, — сказал Джулиан, — это просто обгоревшие руины. Сюда любой может прийти. Мы хотим исследовать это странное озеро — оно кажется таким необычным.

Мужчина и женщина переглянулись. Мысль о том, что дети собираются исследовать это озеро, удивила и раздосадовала их. Женщина снова обратилась к ребятам:

— Вам незачем исследовать озеро — это небезопасно. Здесь нельзя купаться и кататься на лодках.

— Нам этого никто не говорил. — Джулиан притворился удивленным. — Нам рассказали, как сюда добраться, и никто не говорил об опасности. Вас кто-то ввел в заблуждение.

— Мы хотим посмотреть диких уток, — расхрабрившись, вставила Энн: краешком глаза она увидела появившуюся на воде утку. — Мы любим природу.

— Нам сказали, что здесь и олени водятся, — подхватила Джордж.

— И дикие пони, — сказал Дик. — Мы их уже вчера видели. Такие чудесные! А вы не видели?

Эта болтовня, казалось, раздосадовала мужчину и женщину еще больше, чем слова Джулиана. Мужчина заговорил резким тоном:

— Прекратите нести околесицу! Здесь нельзя находиться! Выметайтесь отсюда, пока мы вас не выставили!

— Почему же вы здесь, если тут нельзя находиться? — спросил Джулиан резко. — Не разговаривайте с нами в таком тоне!

— Я сказал — убирайтесь! — закричал, теряя самообладание, мужчина. Он сделал несколько шагов по направлению к ребятам.

Джордж слегка отпустила поводок Тимми, и он тоже сделал два-три шага вперед. Шерсть на его загривке вздыбилась, и он угрожающе зарычал.

Мужчина сразу остановился и подался назад.

— А ну-ка, придержи своего пса, — велел он. — Вид у него свирепый.

— А он и на самом деле такой, — ответила Джордж. — И пока вы здесь, мы его держать на поводке не будем, так и знайте!

Тимми подвинулся еще на несколько шагов вперед — он весь напрягся и рычал.

Женщина заговорила снова:

— Ну ладно, ребята. Мой приятель слегка вышел из себя. Отзовите собаку.

— Ни за что этого не сделаю, пока вы здесь, — повторила Джордж. — Сколько вы собираетесь здесь пробыть?

— А вам-то какое дело? — проворчал мужчина, но больше ничего не добавил, оглядываясь на рычащего Тимми.

— Давайте пойдем обедать, — громко предложил Джулиан. — Мы, в конце концов, имеем такое же право находиться здесь, как и эти люди. Нам незачем обращать на них внимание, а мешать мы им тоже не будем.

Они пошли дальше. Тимми шел без привязи. Раз или два он свирепо залаял, когда они проходили мимо этой неприятной парочки — те тут же отпрянули назад. Тимми был большой собакой и довольно сильной на вид. Они злобно следили, как ребята прошли мимо них в сторону разрушенного дома.

— Стеречь! — приказала Джордж, когда они вошли в дом, и указала на дверной проем. Тимми понял и встал у двери — вид у него был грозный: шерсть на холке торчала дыбом, зубы были оскалены.

Ребята спустились в погреб. Они осмотрелись — не побывал ли здесь кто-нибудь в их отсутствие, но все, казалось, было на месте.

— Они, может быть, даже не заметили, что тут есть погреб, — сказал Джулиан. — Надеюсь, у нас еще много хлеба. Я ужасно хочу есть. Вот бы нам сейчас пообедать, как вчера! Но, послушайте, эти Дик и Мэгги — жуткая пара!

— Да, — согласился Дик. — Видеть их не могу. А эта Мэгги — голос злобный и лицо такое жестокое!

— А мне кажется, что Чумазый Дик еще хуже, — сказала Энн, — похож на гориллу, такая же широкая, сутулая фигура. И почему он не пострижется?

— Так он себе больше нравится, — предположила Джордж, нарезая хлеб. — Ему бы подошла фамилия Кудлатый или Тарзан. Как хорошо, что с нами Тимми!

— Еще бы, — поддержала ее Энн. — Славный старина Тимми. Он их здорово невзлюбил, правда? Держу пари, пока Тимми у двери, они не осмелятся подойти к дому.

— Интересно, где они сейчас? — спросил Дик и взял большой ломоть хлеба с маслом и тушенку. — Пойду посмотрю.

Не прошло и минуты, как он вернулся.

— .Я думаю, они пошли в лодочный сарай, — сообщил он. — Они пошли в ту сторону, наверное, будут искать «Бойкую Джейн».

— Давайте сядем, поедим и обсудим, что делать дальше, — предложил Джулиан. — Постараемся определить их дальнейшие шаги. Это очень важно. Может, они разгадали, что зашифровано на листке бумаги. Наблюдая за ними, мы сможем сориентироваться и определить, что делать дальше.

— Верно, — поддержал его Дик. — Я думаю, что и сообщение, и рисунок на бумаге понятны Чумазому Дику и Мэгги.

Дик жевал свой хлеб и усиленно размышлял о том, что же скрывается за рисунком на листке бумаги.

— Я полагаю, нам незачем менять наш первоначальный план, — сказал, помолчав, Джулиан. — Мы вытащим плот и объедем на нем озеро. Внешне это будет выглядеть совершенно безобидно. Мы осмотрим берега, а если вдруг Мэгги и Дик появятся на озере на лодке, мы и за ними понаблюдаем.

— Отличная мысль, — одобрила Джордж. — Погода сегодня изумительная. Как хорошо будет поплавать по озеру на плоту! Приятно и безопасно.

— Наверняка, — подтвердил Дик. — Он сделан из прочного дерева. Джордж, передай мне пирог, и нечего припрятывать его для Тимми. Только зря тратить на него такую вкусную вещь!

— Почему зря? — возразила Джордж. — Ты же знаешь — он так любит пирог!

— Знаю, но все равно это расточительство — кормить его пирогом, — настаивал Дик. — Хорошо еще, что пирог такой большой! А печенье осталось?

— Сколько угодно, — ответила Энн, — и шоколад тоже.

— 0тлично, — оказал Дик. — Будем надеяться, что, пока мы здесь, продуктов нам хватит, если только Джордж умерит свой аппетит.

— Ты лучше о своем позаботься! — возмутилась Джордж, как всегда набрасываясь на него, когда он начинал лениво подшучивать над ней.

— Замолчите, вы оба, — прикрикнул на них Джулиан. — Я пойду за водой для оранжада. Чем мне покормить Тима?

На обед ушло около получаса. Потом они решили пойти в сарай и попробовать вытащить плот. Они знали, что он очень тяжелый.

Когда они направлялись в сарай, Джулиан вдруг заметил что-то на озере.

— Смотрите! — воскликнул он. — Они там на одной из лодок из сарая, .я думаю, на той, что не затонула. Чумазый Дик гребет изо всех сил. Держу пари, они разыскивают «Бойкую Джейн»!

Остановившись, ребята молча наблюдали. Дик совсем пал духом: неужели Мэгги и Чумазый Дик доберутся раньше них до того, что они с ребятами ищут? Неужели они знают, где искать «Бойкую Джейн»?

— Пошли, — поторопил их Джулиан. — Нам лучше не терять времени даром, если мы. хотим проследить за их действиями. Может быть, они направляются туда, где спрятана «Бойкая Джейн».

Они вскарабкались на деревянные мостки в сарае и подошли к плоту. Джулиан сразу же заметил, что одной из лодок, «Веселой Мэг», на месте не оказалось. Это была единственная неповрежденная лодка.

Все вместе они принялись за плот. Они подтащили его к краю мостков. По краям у плота имелись веревочные петли, позволявшие поднять и тащить его.

— Осторожно опускайте его на воду, — скомандовал Джулиан. — Вот так, пошел!

Плот с сильным всплеском опустился на воду — крепкий, надежный плот. Он плавно покачивался на воде, как будто нетерпеливо дожидался, когда же его выведут на озеро.

— Берите весла, — сказал Джулиан. — И поплыли!

 

НА ПЛОТУ ПО ОЗЕРУ

В сарае было четыре небольших весла — каждому из ребят досталось по одному. Тимми с интересом рассматривал плот — что это еще такое? Неужели и ему придется оказаться на этой плывущей, качающейся штуковине?

Джулиан уже спрыгнул на плот, стараясь его удержать, чтобы он не качался и ребята могли спуститься на него. Сначала он помог Энн и Джордж, последним спустился Дик; вернее, он был предпоследним, потому что Тимми никак не решался спрыгнуть.

— Давай, Тим, прыгай сюда! — позвала Джордж. — Здесь все в порядке, это не такая лодка, которую ты знаешь и к которой привык, но он хорошо плавает. Иди, Тим!

Немного поколебавшись, Тим наконец спрыгнул — плот сильно закачался. Энн неожиданно присела и захихикала:

— Ради бога, Тим, не так решительно! Сиди смирно, здесь не так много места, чтобы разгуливать.

Джулиан подтолкнул плот по направлению к выходу из сарая, тот несколько раз стукнулся о деревянный выступ, а затем мягко выплыл на заводь.

— Поехали, — произнес Джулиан, проворно работая веслами. — Пока грести буду только я, а все ждут моей команды. Постараюсь вывести плот на озеро.

Все уселись. Только Тимми стоял — ему было очень интересно глядеть на пробегавшую мимо воду. Лодка ли это? К лодкам он привык. Но в лодке вода никогда не была так близко! Тимми сунул лапу в воду — она была холодной и приятно щекотала. Потом он улегся, и нос его почти касался воды.

— Смешной ты пес, Тимми, — сказала Энн. — Ты, пожалуйста, не вскакивай так неожиданно, не то я свалюсь в воду.

Джулиан вывел плот из заводи на озеро. Ребята стали смотреть по сторонам — не видно ли где-нибудь Мэгги и Чумазого Дика.

— Вон там, глядите! — показал Джулиан. — Гребут вовсю на середину озера. Поплывем за ними? Если они знают, где «Бойкая Джейн», они нас к ней выведут.

— Да, надо плыть за ними, — поддержал его Дик. — Я думаю, теперь нужно, всем грести, чтобы не отстать, не то потеряем их из виду.

Все налегли на весла, и плот вдруг начал крутиться то в одну, то в другую сторону и даже угрожающе закачался.

— Эй, прекратите! — закричал Джулиан. — Вы все гребете в разные стороны. Вот мы и кружимся. Дик и Энн, идите на ту сторону, а ты, Джордж, оставайся здесь. Вот, теперь уже лучше. Следите за тем, как движется плот. Если он опять начнет кружиться, немедленно прекращайте грести.

Скоро они освоились с веслами, и плот плавно двинулся вперед. Какое это было удовольствие — плыть по озеру! Все разогрелись, даже стало жарко и захотелось раздеться. Ветра не было, солнце припекало, стоял отличный октябрьский денек!

— Они перестали грести! — воскликнула вдруг Джордж. — Что-то там рассматривают. Может быть, они изучают такой же листок, как и у нас? Вот бы взглянуть!

Ребята тоже перестали грести — они смотрели на лодку, в которой сидели Мэгги и Чумазый Дик. Те продолжали что-то разглядывать, низко наклонив головы. Но они были так далеко, что, конечно же, трудно было понять, что у них в руках — листок бумаги либо что-то другое.

— Поплыли дальше — надо подобраться к ним как можно ближе, — сказал Джулиан, берясь за весло. — Я думаю, они окончательно озвереют, когда увидят нас так близко, но тут уж ничего не поделаешь.

Они снова налегли на весла и наконец подплыли к лодке. Тимми залаял. Мэгги и Чумазый Дик тут же обернулись — перед ними был плот, а на нем четверо ребят. Мэгги и Дик свирепо уставились на них.

— Привет, — крикнул Дик и помахал веслом. — Мы взяли плот. Он так хорошо идет! А как ваша лодка? — Мэгги побагровела от ярости.

— Вы не оберетесь неприятностей за то, что без спроса взяли плот, — крикнула она.

— А у кого вы спрашивали разрешения, когда брали лодку? — крякнул в ответ Джулиан. — Скажите, и мы пойдем просить разрешения попользоваться этим плотом,

Джордж засмеялась. Мэгги нахмурилась, а Чумазый Дик сидел с таким видом, как будто был готов запустить в них веслом.

— Вы лучше держитесь от нас подальше, — крикнул он. — Я не позволю, чтобы вы испортили нам прогулку.

— А мы готовы подружиться с вами! — предложил Дик, а Джордж опять залилась смехом.

Между тем Мэгги о чем-то быстро переговорила с Чумазым Диком, , бросая сердитые взгляды на плот. Потом Мэгги что-то приказала Дику, он взялся за весла и с недовольным видом начал грести.

— Плывем за ними, — сказал Джулиан, и они последовали за лодкой. — Может быть, теперь что-нибудь узнаем.

Но этому не суждено было случиться. Чумазый Дик направил лодку к западному берегу. Плот плыл следом. Затем лодка снова повернула к середине озера. Ребята тяжело дышали, они изо всех сил пытались не отставать от лодки.

Чумазый Дик направил лодку к восточному берегу и подождал, пока плот приблизится, после чего начал грести в противоположном направлении.

— Неплохая зарядка, верно? — крикнула женщина своим резким голосом. — Вам всем это полезно!

Лодка снова дошла до середины озера. Дик застонал:

— Черт побери. У меня так устали руки, что я еле гребу. Что это они вытворят?

— Боюсь, что они просто пытаются сбить нас со следа! — заметил Джулиан. — Они, видно, решили, что не станут разыскивать «Бойкую Джейн», пока мы рядом, а сейчас просто пытаются обессилить нас.

— Ну, если так, то я больше не играю в эти игры, — воскликнул Дик. Он положил весло, улегся на плот, подтянул колени и, с шумом втягивая воздух, расслабился.

Все остальные последовали его примеру — они страшно устали. Тимми сочувственно лизнул каждого и улегся прямо на ноги Джордж. Она так резко оттолкнула его, что бедняга чуть не свалился в воду.

— Тимми! Ну что же ты взгромоздился на меня! — крикнула она возмущенно. — Ты ведь такой большой, да еще и неуклюжий.

Тимми начал облизывать ее всю — его выбранили, и он чувствовал себя виноватым.

— А что же там с лодкой? — поинтересовалась Энн. — Я так устала, что у меня нет сил подняться и посмотреть. Джордж приподнялась со стоном.

— Ой, моя спина! Так где же эта мерзкая лодка? А… Вон она, уже с другой стороны; судя по всему, они плывут в сторону лодочного сарая. Они пока прекратили поиски «Бойкой Джейн».

— Слава богу, — сказала Энн. — И мы тоже можем подождать до завтра. Тимми, перестань дышать мне в шею. Так что же мы будем делать теперь, Джулиан?

— Я думаю, нам лучше вернуться, — ответил Джулиан. — Сейчас слишком поздно осматривать берег, и мне почему-то кажется, что это бесполезно. Те двое, по-видимому, не собираются этого делать. Они просто придумали какой-то трюк, чтобы измотать нас окончательно.

— Тогда давайте вернемся, — предложила Джордж. — Так хочется отдохнуть. Тимми, если ты еще раз усядешься мне на ноги, я спихну тебя в воду.

«Плюх!»-раздалось тут неожиданно. Джордж встревоженно села — Тимми на плоту не было. Он был в воде и с довольным видом плыл рядом с плотом.

— Ну нет! Он решил, что ему лучше самому прыгнуть в воду, чем ждать, пока его спихнут туда! — засмеялся Дик, глядя на Джордж.

— Это ты его туда сбросил! — рассвирепела Джордж.

— Вовсе нет, — сказал Дик. — Он сам нырнул и очень доволен. Слушайте, давайте привяжем его веревкой, и пусть он тянет нас к берегу. Нам тогда не нужно будет грести самим.

Джордж собралась было высказать все, что она думает по этому поводу, но, перехватив его лукавую улыбку, только пихнула его ногой.

— Ты лучше не подначивай меня, Дик. А то и ты полетишь в воду!

— Ну-ка, ну-ка! — отозвался Дик. — Давай попробуй! Я не прочь сразиться с тобой, а там посмотрим, кто окажется в воде первым.

Джордж, конечно, готова была принять вызов — она никогда не могла отказаться от борьбы. В одну секунду она оказалась на ногах и бросилась на Дика, который чуть было не упал в воду.

— Ну-ка, прекратите, вы оба! — рассердился Джулиан. — У нас нет смены одежды, вы же знаете! И я вовсе не хочу, чтобы дело кончилось бронхитом или воспалением легких. Джордж, прекрати!

Уловив в его голосе суровые нотки, Джордж тут же угомонилась. Она провела рукой по своим кудряшкам и неожиданно улыбнулась.

— Слушаюсь, учитель! — сказала она и покорно села. Потом взялась за весло. Джулиан тоже взял весло.

— Поплыли назад, — скомандовал он. — Солнце уже садится. В октябре оно так быстро катится по небу.

Ребята подняли на плот мокрого Тима и поплыли к берегу.

Этот вечер показался Энн необычайно погожим. Она гребла и мечтательно глядела по сторонам. Вода в озере была удивительно синяя, а рябь, поднимаемая веслами, серебристыми блестками разбегалась по обеим сторонам плота. Удивленные утки с кряканьем плавали вокруг — их головки ритмично, как у заводных игрушек, поднимались над водой.

Взгляд Энн пробежал по верхушкам деревьев, обрамляющих озеро. Где-то вдали небо порозовело, а приблизительно в миле от них показался крутой откос. Это сразу же привлекло ее внимание. То, что она увидела, походило на огромный камень. Энн указала на него.

— Что это за камень? Он очень большой; посмотри, Джулиан, может это послужить каким-то ориентиром? Он такой высокий!

Джулиан взглянул в указанном направлении.

— Где? А, это. Не представляю, что это такое.

— Похоже на очень высокий камень, — подтвердил Дик, он тоже его заметил.

— Высокий камень, — повторила .Энн. Она пыталась вспомнить, где же она уже слыхала это сочетание. — Высокий… Ну конечно же! Ведь он указан на плане, на той бумаге, что получил Дик. Высокий Камень! Разве вы не помните?

— Верно. Там так и было написано. — Дик с удвоенным интересом уставился на камень. Но когда плот отнесло в сторону, камень исчез из вида — его заслонили высокие деревья.

— Высокий Камень! — повторил Джулиан. — Конечно, это может быть всего лишь совпадение. Но все это надо обмозговать. Интересно, как это мы его так неожиданно заметили!

— А может быть, сокровище где-то там? — спросила Джордж с некоторым сомнением. Джулиан покачал головой.

— Нет, оно, вероятно, спрятано там, где указано на карте. Беритесь за весла! Нам пора назад.

 

ОКО ЗА ОКО

Когда они приплыли к лодочному сараю, Дика и Мэгги там не было. Но лодка их была привязана рядом с двумя другими.

— Они уже вернулись, — заметил Джулиан. — Интересно, куда они отправились теперь. Давайте не будем затаскивать этот тяжеленный плот в сарай, меня уже руки не слушаются. Подтянем сюда к кусту и привяжем.

Все согласились — мысль была отличная. Они подтащили плот к густым зарослям и крепко привязали к корням, торчащим из земли.

Затем они отправились к разрушенному дому и по дороге зорко высматривали — нет ли поблизости Мэгги и Дика. Но их нигде не было видно. Тимми вбежал в дом первым. Он не зарычал, и это показалось всем хорошим знаком. Но вот когда он начал спускаться вниз в погреб, тут уж он начал рычать!

— В чем дело, Тим? — спросила Джордж. — Они что, здесь?

Тимми мчался вниз, в погреб; Он снова зарычал, но это было не то свирепое рычание, которым он предупреждал о присутствии посторонних или врагов. Просто он хотел показать, что там что-то не в порядке.

— Наверное, здесь побывали Мэгги и Чумазый Дик и обнаружили нашу штаб-квартиру, — сказал Джулиан, спускаясь по ступеням вслед за Тимми. Он включил свой фонарик.

Все оказалось на месте и в том порядке, в каком ребята оставили: и постели из вереска и папоротника, и плащи, и рюкзаки, и пледы. Создавалось впечатление, что никто ни к чему не прикасался.

Джулиан зажег свечи на камине, и темная комнатушка в подвале сразу ожила.

— Почему же Тимми так волнуется? — задала вопрос Джордж, входя в комнату. — Он все рычит. Тимми, в чем дело?

— Я думаю, он учуял, что здесь побывали чужие, — предположил Дик. — Смотрите, он все вокруг обнюхивает. Совершенно очевидно, что здесь кто-то был.

— Вы проголодались? — спросила Энн. — Я не прочь поесть пирога или печенья.

— Давайте, — согласился Джулиан. Он подошел к шкафчику, куда они сложили купленные ими продукты, и раскрыл его.

Шкафчик был пуст! Кроме посуды и всяких мелочей, которые там стояли, в нем не было ничего. Исчезло все — и хлеб, и печенье, и шоколад!

— Черт возьми! — разозлился Джулиан. — Вы только посмотрите! Вот звери! Утащили всю нашу еду — ни кусочка не оставили. Ни одного печенья! Как же мы этого не предусмотрели?

— Неплохо придумано, — сказал Дик. — Они знают, что без продуктов мы здесь долго не продержимся. Хороший способ выкурить нас отсюда. Сейчас уже слишком поздно идти и доставать что-нибудь, а когда мы отправимся за продуктами завтра, они спокойно, не спеша сделают то, зачем явились сюда.

Все приуныли. Они устали и проголодались, а ужин взбодрил бы их. Энн тяжело вздохнула и рухнула на свое вересковое ложе.

— Надо было мне оставить в рюкзаке немного шоколада, — пожаловалась она, — а я весь вынула. Бедняга Тим, он ведь тоже проголодался! Смотрите, обнюхивает шкафчик и оглядывается на Джордж! Тим, ничего нет, шкафчик пуст!

— Гав, — согласился Тимми.

Джулиан поднялся по ступенькам — он был ужасно зол. Он решил посмотреть, где Мэгги и Дик, подошел к проему и выглянул наружу. И тут он их увидел. Среди густых деревьев стояли две маленькие палатки. Это в них они собирались ночевать! Джулиан стоял, раздумывая, стоит ли подойти к ним и сказать, что он думает о людях, ворующих продукты. Наконец он решился. Но, подойдя вместе с Тимом к палаткам, он обнаружил, что там никого нет. Внутри лежали пледы, на примусе стоял чайник, вокруг — всякие мелочи. В глубине палатки, прикрытые тряпкой, лежали какие-то вещи.

Заглянув в обе палатки, Джулиан отправился искать Дика и Мэгги. Он увидел их — они шли между деревьями. Наверное, отправились погулять перед сном. Но шли они не к палаткам, а к озеру, где и сели на берегу. Джулиан решил не связываться с ними и вернулся в дом. Тимми все еще возился в палатке, возбужденно обнюхивая все внутри.

— У них там палатки, — сообщил Джулиан, вернувшись в погреб. — Они явно не собираются уходить отсюда, пока не добьются своего. А сейчас они сидят у озера.

— А где же Тимми? — спросила Джордж. — Зачем ты оставил его одного, Джулиан? Они ведь могут его обидеть.

— А вот и он, — сказал Джулиан, услышав знакомое постукивание лапами по полу. Тимми спустился вниз по ступенькам и подбежал к Джордж.

— Смотрите, он что-то держит во рту! — удивилась она. Тимми положил на колени Джордж то, что принес, а она завопила: — Это коробка с печеньем! Где он ее взял?

Джулиан расхохотался.

— Наверное, стащил из палатки! — сказал он. — Я видел, там лежало что-то, накрытое тканью, — очевидно, их продукты. Ну, что же: око за око — они украли нашу еду, а Тимми утащил их продукты!

— Честный обмен, а никакое не воровство, — засмеялся Дик. — Так им и надо. Слушайте, Тим опять куда-то исчез!

Но он тут же вернулся — на этот раз он принес что-то большое, завернутое в бумагу. Это был огромный пирог! Ребята были в восторге.

— Тимми! Ты просто чудо!

Тим страшно обрадовался, что его похвалили, и снова умчался. На сей раз он вернулся с пирогом с мясом в большой картонной коробке. Ребята не верили своим глазам!

— Чудеса! — воскликнула Энн. — А я уже настроилась голодать. Надо же — пирог со свининой! Давайте попробуем.

— А я и колебаться не стану, — сказал Джулиан твердо. — Они взяли наши продукты, а мы имеем право съесть их еду. Господи, неужели Тимми опять ускакал?

Он таки убежал! Это доставляло ему огромное удовольствие. Теперь он принес пакет с ветчиной, и ребята не переставали удивляться, .как это он выдержал и не слопал ее сам по дороге.

— Вы только представьте, тащил это все в зубах и даже не попробовал, — сказал Дик. — Тимми куда лучше меня! Я бы непременно откусил кусочек.

— Послушайте, надо его остановить, — сказал Джулиан, когда Тим в очередной раз понесся вверх по ступенькам, помахивая хвостом. — Мы и так получили слишком много продуктов взамен.

— Нет, давайте сначала посмотрим, что он притащит на этот раз, — умоляюще попросила Энн. — А потом остановим.

На этот раз он вернулся с большим мешком из-под муки, в котором что-то лежало. Умный Тим тащил мешок таким образом, чтобы ничего из него не выпало. Джордж развязала мешок.

— Домашние лепешки и булочки, — сообщила она. — Тимми, ты очень, очень умный, и мы теперь чудесно поужинаем. Но больше не ходи и ничего не приноси, уже всего достаточно. Видишь? Хватит. Ложись и поужинай. Будь хорошей собакой.

Тимми согласился. Он поел ветчины, лепешек, съел большой кусок пирога, затем пошел в кухню, залез в раковину и попил воды. Спрыгнув с нее, он подошел к дверному проему и выглянул. Вот тут-то он снова громко зарычал.

Ребята тут же побежали вверх по ступенькам. Снаружи, на безопасном расстоянии, стоял Чумазый Дик.

— Вы у нас ничего не брали? — крикнул он.

— Не более того, чем вы у нас, — крикнул в ответ Джулиан. — Честный обмен, знаете ли, и ничего иного.

— Да как вы посмели заходить к нам в палатку? — Чумазый Дик пришел в бешенство. Сейчас, в сумерках, шапка нечесаных волос придавала ему довольно своеобразный вид.

— А мы и не заходили туда, это все принес нам пес, — объяснил Джулиан. — Вы лучше не приближайтесь. Он и так готов броситься на вас. И предупреждаю — ночью он будет сторожить нас, так что постарайтесь не прибегать к каким-либо уловкам. Пес сильный и свирепый, как лев.

— Гр-р-р… — подтвердил Тимми так яростно, что мужчина в страхе отпрянул назад, содрогаясь от злобы. Затем, не произнеся ни слова, он удалился. А Джулиан вместе с ребятами продолжал прерванный ужин, тем более что он был таким вкусным! Тимми тоже пошел с ними, но вниз не спустился, а уселся на верхней ступеньке.

— Совсем неплохо, если он просидит там всю ночь, — сказал Джулиан. — Я этой парочке совсем не доверяю. Мы даже можем подстелить ему куртку, чтобы мягче было. Послушайте, все это превратилось в настоящее приключение, верно? Даже думать не хочется, что уже во вторник нужно быть в школе!

— Да, но сначала нужно разыскать спрятанные сокровища, — сказала Энн. — Достань план, Джулиан, посмотрим, обозначен ли там Высокий Камень.

План извлекли и разложили на столе. Снова все склонились над ним.

— Да, на конце одной из линий написано — Высокий Камень, — сказал Джулиан, — а на другом конце этой линии — Холм Ток. Давайте посмотрим, есть ли этот Холм Ток на карте.

Ребята достали карту и начали разглядывать ее. Энн ткнула пальцем.

— Вот он. На противоположном конце озера, там, откуда мы увидели Высокий Камень. С одной стороны — Холм Ток, а с другой — Высокий Камень. Это, наверное, что-то означает.

— Конечно, — согласился Джулиан. — Это ориентиры, указывающие местонахождение спрятанных сокровищ. Тут четыре ориентира — Высокий Камень, Холм Ток, Шпиль и Труба.

— Послушайте, — сказал вдруг Дик, — вы только послушайте. Я знаю, как разгадать эту загадку. Ведь это совсем просто!

Все с удивлением посмотрели на него — в их взглядах также сквозило сомнение.

— Ну так разгадай, — предложил Джулиан. — Объясни нам, что это все значит. Я, правда, сомневаюсь, сможешь ли ты это сделать.

 

ВОЛНУЮЩИЕ МОМЕНТЫ

— Давайте вернемся к тому, что мы уже знаем, — возбужденно начал Дик. — Два Дерева. Это здесь. Мрачное Озеро — там-то и должно быть спрятано сокровище. «Бойкая Джейн» — это лодка, спрятанная на Мрачном Озере, а в ней-то и находится сокровище.

— Продолжай, — сказал Джулиан, когда Дик на минуту задумался.

— Следующая зацепка — Мэгги, старая приятельница Нейлера. Так вот — она здесь, и она знает, что к чему. — Дик ткнул пальцем в листок бумаги. — Теперь — что у нас здесь? Слушайте. Когда мы были на плоту, мы увидели Высокий Камень, так? Отлично. Так вот, на озере есть какое-то место, откуда одновременно можно увидеть и Холм Ток, и Высокий Камень, и Трубу, и Шпиль. Это может быть только одно-единственное месте. Там-то и надо искать сокровище.

Воцарилось изумленное молчание. Потом Джулиан с шумом выдохнул и стукнул Дика по спине.

— Ну конечно же! Как же мы, идиоты, об этом раньше не догадались! «Бойкая Джейн» где-то на озере — или в озере, в тем месте, откуда видны все четыре ориентира. Нам остается только поискать и найти!

— Да, но не забывай, что Мэгги с Чумазым Диком тоже знают, что это все означает. И они постараются опередить нас, — сказал Дик. — А уж если они добудут это добро, нам уже делать будет нечего. Мы ведь не полицейские! Они унесут свою находку, и след их простынет!

Всех охватило чрезвычайное возбуждение.

— Нам нужно приняться за дело с утра пораньше, — предложил Джулиан, — как только рассветет. Иначе Мэгги с Диком нас опередят. Как плохо, что у нас нет будильника!

— Вытащим плот и будем плавать, пока снова не увидим Высокий Камень, а затем, стараясь не потерять его из виду, будем искать Холм Ток, — сказал Дик, — а уж потом начнем разыскивать Шпиль и Трубу, не выпуская из вида эти два ориентира. Мне почему-то кажется, что подразумевается труба на доме Два Дерева. Вы заметили, что единственная уцелевшая на нем труба торчит высоко над домом?

— Я заметила, — оказала Энн. — Надо же было придумать так спрятать добычу! Тот, кому этот секрет неизвестен, никогда в жизни не догадался бы, что все это означает. Все это так интересно!

Они еще немного побеседовали, а потом Джулиан предложил всем лечь спать и постараться сразу же заснуть, чтобы встать пораньше утром.

Ребята устроились на своих вересковых постелях, а Тимми — на курточке Джулиана, на верхней ступеньке лестницы. Он решил, что там ему будет лучше.

Все так устали, что тотчас же уснули. Ночь прошла спокойно. Опять приходила лисичка и снова заглядывала в старый дом, но Тимми даже не шелохнулся. Он только тихо заворчал, и лисица тут же убежала, заметая след пушистым хвостом. Наступило утро. В проемы выгоревших окон и дверей заглянули первые лучи солнца. Тимми встрепенулся и пошел к двери. Он посмотрел туда, где стояли палатки, но там никого не было видно. Потом он снова спустился в подвал и звуком своих шагов разбудил Джулиана и Дика.

— Который час? — спросил Джулиан, сразу же вспомнив, что им необходимо встать пораньше. — Половина восьмого. Подъем! Уже день начался! Пора вставать — у нас куча дел!

Ребята наскоро умылись, причесались, почистили зубы и, насколько это возможно, отряхнули одежду.

Энн приготовила завтрак — ветчину, лепешки и по куску песочного пирога каждому. Запив все это водой, они вышли из дома.

Возле палаток никого не было.

— Отлично, — сказал Джулиан. — Мы доберемся туда первыми.

Снова выволокли плот, взобрались на него, взялись за весла и поплыли — все были очень взволнованы. Тимми, конечно, был тут же.

— Надо грести туда, откуда вчера вечером Энн увидела Высокий Камень, — предложил Джулиан. И хотя руки плохо слушались его после вчерашних упражнений, а мышцы болели при каждом движении, он, как и все другие, мужественно взялся за весла.

Выплыв на середину озера, ребята поискали глазами Высокий Камень. Его пока не было видно. Как они ни пытались разглядеть его где-нибудь, найти его они не могли. Вдруг Дик воскликнул:

— Вот он, смотрите! Как только мы проплываем мимо вон тех высоких деревьев на берегу, он появляется в поле зрения. Они и закрывают его.

— Хорошо, — сказал Джулиан. — Теперь не гребите, а то он снова пропадет из вида. Если проскочим, тогда я скажу и мы отгребем немного назад. Дик, греби, но одновременно высматривай, когда на противоположной стороне появится то, что может быть Холмом Ток. А я буду наблюдать за Высоким Камнем, чтобы снова не упустить его.

— Ладно, — сказал Дик. Продолжая грести, он старательно высматривал Холм Ток. — Вот он! — сказал он вдруг. — Наверное, это он. Смотрите, вон там смешной холмик с острой вершиной. Джулиан, ты не потерял Высокий Камень?

— Нет, — ответил Джулиан. — Не упускай из вида Холм Ток. Теперь, девочки, вам задание. Ты, Джордж, греби со своей стороны и пытайся разглядеть Шпиль.

— Уже вижу! — отозвалась Джордж. Все на секунду отвели глаза от Высокого Камня и Холма Ток и посмотрели в направлении, указанном Джордж, — там, вдали, в лучах утреннего солнца поблескивал церковный шпиль.

— Отлично, отлично, — похвалил Джулиан. — Теперь ты, Энн, ищи Трубу, смотри в противоположный конец озера, туда, где находится дом. Видишь его трубу?

— Не совсем, — сказала Энн. — Подгреби чуть влево,

Джордж. Вот так! Теперь я вижу трубу. Остановитесь! Мы на месте!

Они перестали грести, но плот по инерции продолжал двигаться, и Энн снова потеряла трубу из вида. Пришлось продолжать грести, пока она вновь не появилась. Но тогда Джордж перестала видеть Шпиль.

Наконец все ориентиры были видны. Плот, казалось, замер на неподвижной воде озера.

— Нам нужно опустить что-нибудь в воду, чтобы как-то пометить это место, — сказал Джулиан, не сводя глаз с Высокого Камня. — Джордж, ты не могла бы следить одновременно за Шпилем и Высоким Камнем? Так мне легче будет ориентироваться.

— Попробую, — согласилась Джордж. Она переводила взгляд с Камня на Шпиль и снова на Камень. Про себя она тихонько молилась — не упустить бы их из вида, если плот вдруг сдвинется с места.

Джулиан был весь в работе — он достал из кармана фонарик и перочинный ножик и связал их вместе бечевкой.

— Дик, бечевка короткая, — сказал он. — Нет ли у тебя куска побольше?

Конечно же, бечевка у Дика нашлась. Не сводя глаз с Холма Ток, он сунул руку в карман, достал бечевку и протянул ее Джулиану, который привязал ее к своему куску. Потом он опустил ножик и фонарь в воду и начал потихоньку спускать их до тех пор, пока они ни оказались на дне озера.

Он снова пошарил в карманах — где-то у него была вырезанная из пробки головка лошади. Он нашел ее и крепко обвязал бечевкой, затем опустил в воду. Придерживаемая бечевкой, она подпрыгивала на воде как раз в том месте, где нож с фонариком опустились на дно.

— Готово, — провозгласил Джулиан и вздохнул с облегчением. — Можете не следить за ориентирами. Я пометил это место, так что нам незачем таращиться на них.

Он поведал ребятам, как связал нож и фонарик, опустил их на дно озера, привязал пробку к другому концу бечевки, и она плавает на поверхности, указывая нужное место.

Все посмотрели на пробку.

— Какой ты умный, Джулиан, — похвалил Дик. — Только если мы сдвинемся с этого места, а это очень просто, — нам трудно будет рассмотреть пробку на расстоянии. Может быть, привязать еще что-нибудь?

— У меня нет ничего, что держалось бы на поверхности, — сказал Джулиан. — А у вас?

— У меня есть, — вспомнила Джордж. Она протянула Джулиану маленькую деревянную коробочку. — Здесь я храню пятипенсовые монетки — я их собираю. Монетки я пересыпала в карман. Возьми коробочку, ее легче будет разглядеть на воде. …;.

Джулиан привязал коробочку к пробке — она была лучше видна.

— Чудесно, — сказал он. — Теперь все в порядке. Мы, наверное, находимся как раз над сокровищем!

Ребята свесились с краев плота и посмотрели вниз — им открылось удивительное зрелище! Внизу, на дне озера, покоилась лодка! Она лежала под слоем воды, тень от плота размывала ее очертания, но было совершенно очевидно — лодка там!

— Это «Бойкая Джейн», — вглядываясь, произнес Джулиан. С восторгом он подумал о том, что им все-таки удалось .найти ориентиры и определить положение лодки, и вот она совсем близко — эта «Бойкая Джейн», прямо под ними!

— Наверное, Нейлер добрался сюда с награбленным, вывел лодку на озеро, заметил ориентиры в этом месте, проделал в лодке дыру и затопил ее вместе со своей добычей. А сам поплыл к берегу.

— Весьма изобретательно, — заметил Дик. — Он действительно умный человек. Но послушай, Джулиан, как же мы достанем лодку со дна?

— Не представляю себе, — отозвался Джулиан. — Даже в голову не приходит, как это сделать. Я и не думал об этом.

Вдруг Тимми зарычал. Ребята подняли головы и сразу все поняли. К ним приближалась «Веселая Мэг», а в ней сидели Мэгги и Чумазый Дик. Очевидно, они также расшифровали ориентиры, обозначенные на бумаге.

Те двое были так поглощены поисками Высокого Камня, Холма Ток, Шпиля и Трубы, что не обратили ровно никакого внимания на ребят.

— Не думаю, что им хотя бы на минуту пришла в голову мысль, что мы уже все разгадали и даже пометили это место, — сказал Джулиан. — Представляю, в какую ярость они пришли бы, если бы знали, что мы давно нашли лодку, которую они продолжают разыскивать! Нам надо поостеречься!

 

МЭГГИ И ДИК ЗЛЯТСЯ

Лодка, в которой сидели Мэгги и Дик, двигалась то в одном, то в другом направлении — ясно было, что они искали те четыре ориентира, которые ребята уже нашли. Четверка наблюдала за ними, причем Джордж придерживала рукой Тима, чтобы он не лаял.

Лодка приближалась. Мэгги, видно, пыталась не упустить из вида два или три ориентира, и голова ее двигалась из стороны в сторону. Ребята обменялись улыбками. Ведь если им четверым нелегко было не упустить из вида все ориентиры, то каково было одной Мэгги — Дик греб и помочь ей не мог.

Они слышали, как Мэгги довольно грубо командовала Дику поворачивать то в одну, то в другую сторону. Потом они поплыли в сторону плота. Чумазый Дик пробурчал что-то Мэгги, которая сидела спиной к ребятам, та резко обернулась и тут же потеряла все ориентиры, которые с таким трудом заметила. Ее лицо исказилось гневом, когда она увидела плот так близко, да еще именно там, куда им нужно было плыть. Боясь совершенно потерять из вида ориентиры, с которых она пыталась не спускать глаз, она снова повернулась к ним спиной и поспешно подняла голову в поисках Шпиля, Высокого Камня и Холма Ток. Она сказала что-то Дику, и он кивнул в ответ; физиономия у него была кислая.

Когда лодка подплыла ближе, они услышали, как Мэгги сказала:

— Мне кажется, я ее вижу — давай правее!

— Она заметила и Трубу, — прошептала Энн. — Я думаю, теперь они нашли все ориентиры. О господи, лодка сейчас врежется в плот!

И она врезалась! Чумазый Дик греб изо всех сил, и удар о плот был довольно сильным. Если бы Джулиан не схватил Энн, та обязательно свалилась бы в воду. Он крикнул Чумазому Дику:

— Осторожней, осел! Ты чуть не. перевернул нас! Какого черта ты это сделал?

— А вы нам не мешайте, — проворчал Чумазый Дик. Тимми яростно залаял, и лодка тут же отошла от плота.

— На озере много места, — крикнул Джулиан. — Что вы лезете? Ведь мы вам никакого вреда не причиняем!

— Мы заявим на вас в полицию, — вмешалась женщина; ее лицо покраснело от злости. — Взяли чужой плот, спите в доме, куда не имели права даже входить, . украли у нас продукты.

— Чепуху городите, — огрызнулся Джулиан. — И попробуйте только налететь на нас еще раз. Я натравлю на вас пса, мы и так с трудом сдерживаем его!

— Гр-р-р! — подтвердил Тимми, демонстрируя целый ряд великолепных белых блестящих зубов.

Чумазый Дик что-то быстро сказал Мэгги, та снова обернулась и окликнула их:

— Послушайте, ребята, будьте умниками! Мы с другом приехали сюда, чтобы спокойно провести выходные дни, а тут вы появились. Куда бы мы ни пошли — натыкаемся на вас. Уходите и держитесь от нас подальше, тогда мы не станем заявлять в полицию. Это честный уговор — мы даже не скажем, что вы украли у нас продукты.

— Мы уйдем, когда нам заблагорассудится, — ответил Джулиан, — и никакие угрозы вам не помогут.

Воцарилось молчание. Затем Мэгги снова начала что-то торопливо говорить Чумазому Дику. Он кивнул.

— У вас каникулы? — поинтересовалась женщина. — Когда вы возвращаетесь в школу?

— Завтра. Вот тогда-то вы от нас и избавитесь. Но пока мы можем и будем плавать на плоту в свое удовольствие. На лодке снова торопливо посовещались о чем-то. Затем Чумазый Дик направил лодку по кругу, а Мэгги стала пристально вглядываться в воду. Потом она резко подняла голову, молча кивнула Чумазому Дику, и он начал грести, направляя лодку к противоположному берегу озера. Больше не было произнесено ни единого слова.

— Я знаю, что они намерены делать, — сказал Джулиан удовлетворенно. — Они решили, что завтра нас уже не будет, мы исчезнем, и тогда они без помех заберут добычу. Вы видели, как Мэгги вглядывалась в воду, чтобы отыскать лодку? Я опасался, что она заметит и наш буек — пробку и коробочку. Но она не увидела.

— Не понимаю, чему это ты так радуешься? — спросила Джордж. — Лодку-то мы достать не можем, и меня совсем не радует, что завтра нам придется уйти и предоставить возможность этим негодяям получить сокровища. Они же взрослые, в два счета придумают какой-нибудь способ поднять со дна лодку — и сделают это завтра утром, когда нас не будет.

— Сегодня твоя сообразительность тебе отказывает, — ответил Джулиан, наблюдая за тем, как лодка удаляется все больше и больше. — Я сказал им, что мы уйдем завтра, в надежде, что они слиняют отсюда и затаятся, а мы тем временем достанем сокровища. И мы сможем это сделать.

— Каким образом? — спросили все одновременно. Тимми тоже вопросительно посмотрел на Джулиана.

— Ну, нам вовсе не обязательно поднимать лодку, — объяснил Джулиан. — Нам ведь нужна только добыча. А что нам мешает нырнуть и достать ее? Я готов раздеться, нырнуть на дно и поискать там мешок, сумку или коробку. Если найду, тут же вынырну, наберу свежего воздуха, возьму кусок веревки, затем снова нырну, привяжу веревку к мешку, а вы вытащите его на плот.

— Ох, Джулиан, это только кажется легким делом, а как будет на самом деле? — забеспокоилась Энн.

Джордж с Диком обдумывали план Джулиана — он показался им весьма впечатляющим.

— Конечно, это может оказаться гораздо сложнее, чем мне кажется, но я попробую, — сказал Джулиан и начал стягивать с себя спортивный костюм.

Энн опустила руку в воду. Вода показалась ей ледяной.

— Ух, мне бы не хотелось опускаться на дно этого жуткого холодного озера, — произнесла она. — Какой ты смелый, Джулиан.

— Ерунда, — отозвался Джулиан. Он уже разделся и нырнул в воду так тихо, что раздался только слабый всплеск. Ребята свесили головы, чтобы наблюдать за ним.

Он, в сумерках воды, опускался все глубже и глубже и пробыл под водой так долго, что Энн уже начала волноваться.

— Не может же он так долго не дышать, — сказала она. Но он мог, так как был лучшим ныряльщиком в школе, и сейчас для него не составляло большого труда находиться под водой длительное время. Когда он вынырнул, то долго фыркал, стараясь поскорее отдышаться после долгого пребывания под водой. Ребята терпеливо ждали. Наконец дыхание . его стало ровным, и он улыбнулся..

— Ну вот, я пришел в себя. Что вам сказать? Оно — там! — произнес он торжественно. .

— Неужели? — разволновались все. — Ох, Джулиан!

— Да, я нырнул и оказался недалеко от лодки, только немного пришлось проплыть, чтобы добраться до нее. Она совсем прогнила, а в ней находится водонепроницаемая сумка, большая, как мешок. Я ее ощупал — действительно непромокаемая, так что добыча может быть в ней.

— Сумка тяжелая? — спросил Дик.

— Я ее подергал, но сдвинуть с места не смог, — ответил Джулиан. — Либо она зацепилась за что-то, либо в ней что-то тяжелое. Во всяком случае, поднять ее я не сумею. Придется нырнуть, привязать к ней веревку, а потом мы все вместе попытаемся вытащить ее.

Джулиан не переставал дрожать. Энн схватила куртку и протянула ему, чтобы он мог вытереться. Дик оглядел плот — тут и там торчали куски веревки, некоторые совсем прогнили. Правда, довольно большой кусок был заткнут между двумя бревнами плота, но вряд ли его хватило бы, чтобы достать до дна, а другие куски просто невозможно было связать вместе.

— Эти обрывки не годятся, — посетовал Дик. Джулиан растирал тело курткой, глядя в сторону сгоревшего дома. Он нахмурился. Все тоже посмотрели в этом направлении.

Лодка уже была у берега, привязанная к чему-то. А кто-то из двоих, трудно было разглядеть, кто именно, стоял на берегу, держа что-то в руках. Это что-то поблескивало на солнце.

— Что это там поблескивает? — спросил Джулиан.

— Наверное, у них полевой бинокль. Они намерены не спускать с нас глаз, пока мы находимся здесь, опасаясь, что мы можем обнаружить лодку. Они, надеюсь, не догадываются, что мы уже нашли ее. Держу пари, они очень разволновались, когда увидели, что я нырнул как раз там, где находится лодка.

— Так вот что там блеснуло! — сказала Джордж. — Полевой бинокль! Да, черт возьми, они наблюдают за нами! Теперь мы не сможем вытащить добычу. Они увидят все и подкараулят нас.

— Точно. Нет смысла заниматься этим сейчас, — согласился Джулиан. — Да и в любом случае у нас нет подходящей веревки. Придется поискать ее в лодочном сарае.

— А когда же ты думаешь доставать сумку из затонувшей лодки? — спросил Дик. — Даже если мы вернемся позже, они будут следить за нами в бинокль.

— Значит, нам придется сделать это тогда, когда им невозможно будет увидеть нас в бинокль, — сказал Джулиан, начиная одеваться. — То есть тогда, когда стемнеет. Отправимся сюда ночью. Ну и приключение!

— Не надо ночью, — тихо попросила Энн.

— Но ведь будет луна! — возбужденно произнесла Джордж.

— Отличная мысль! — сказал Дик, похлопывая Джулиана по спине. — Вернемся назад, тогда у них не будет никаких подозрений. А пока обсудим план действий на ночь. И лучше приглядывать за ними — вдруг они надумают сами приплыть сюда днем.

— Не надумают, — сказал Джулиан. — Они не станут рисковать — ведь мы можем увидеть, что они делают. Они наверняка дождутся, пока мы уйдем.

— И добыча вместе с нами, — засмеялась Джордж.

— Послушайте, а не направилась ли эта мерзкая парочка снова воровать наши продукты?

— Я все спрятал в погребе, позади нашей комнаты, Дверь запер, а ключ у меня. — И Джулиан со смехом показал им большой ключ.

— Ты нам об этом ничего не говорил, — удивилась Джордж. — Джулиан, ты просто гений! И как это ты додумался позаботиться об этом?

— Такая уж у меня умная голова, — скромно сказал Джулиан. Потом засмеялся Поплыли, а не то, если я сейчас не согреюсь, обязательно подхвачу какую-нибудь ужасную простуду.

 

ПРИ СВЕТЕ ЛУНЫ

Они начали быстро грести в сторону берега. Дик еще раз оглянулся — он хотел удостовериться, что пробка с коробкой все еще на воде и указывают на место, где находится затонувшая лодка. Все было на месте.

— Если ночью будут тучи и луна не выйдет, будет просто ужасно, — сказала Джордж, налегая на весла. — Тогда мы не увидим ни Холма Ток, ни Высокого Камня — так и будем плавать часами и не заметим наш буек.

— Что говорить об этом заранее? — сказал Дик. — А то еще накаркаем.

— Да нет, я просто надеюсь, что этого не произойдет, — ответила Джордж.

— Не произойдет, — сказал. Джулиан, глядя на нёбо. — Погода установилась ясная.

Увидев, что ребята возвращаются, Мэгги вместе с Диком удалились в палатку. Джулиан улыбнулся.

— Они вздохнули с облегчением и пошли перекусить. Я и сам не прочь поесть чего-нибудь.

Все согласились с ним. Грести было тяжело, да и погода была довольно холодной — все это не могло не вызвать волчий аппетит.

Они водворили плот на место и отправились в старый дом. Когда они спустились в погреб, Тимми снова зарычал и начал принюхиваться.

— Держу пари — Мэгги и Чумазый Дик уже побывали здесь снова — вынюхивали что-то, — сказала Джордж. — Наверное, разыскивали свой пирог с мясом и ветчину. Хорошо, Джулиан, что ты все это спрятал.

Джулиан отпер дверь и вынес продукты.

— Там огромная жаба смотрела с большим интересом, — сказал он, выходя из погреба. — Тимми тоже увидел ее, но жабы ему уже надоели, к тому же они так скверно пахнут.

Они вышли на солнышко И с удовольствием поели. Оранжада больше не было, так что пришлось пустить в ход насос и добыть холодной, свежей воды.

— Уже без четверти три, представляете, — удивился Джулиан. — Как время летит! Через пару часов начнет темнеть, а луна взойдет около одиннадцати. Вот тогда и пойдем.

— Не надо, пожалуйста, — попросила Энн. Джулиан обнял ее.

— Ты ведь сама так не думаешь. Ты прекрасно знаешь, что, когда дойдет до дела, ты будешь первой и сама получишь от всего большое удовольствие. Ты ведь не захочешь остаться в стороне?

— Нет, не думаю, — согласилась Энн. — Но мне так не нравятся Мэгги и Чумазый Дик.

— Нам они тоже не нравятся, — бодро сказал Джулиан. — Поэтому мы и не должны проигрывать. Правда на нашей стороне, так что стоит рискнуть. Ну а теперь давайте до наступления темноты последим за ними, чтобы они не выкинули какой-нибудь фокус. А потом необходимо немного поспать, чтобы ночью не дремать.

— Вот они, — сказала Энн.

Мэгги и ее спутник вышли из палатки. Они обменялись несколькими словами и направились в сторону пустоши.

— Наверное, опять пошли прогуляться, — предположил Дик. — Давайте пока поиграем в крикет. Мяч у нас есть, а вместо биты используем палки.

— Неплохо придумано, — поддержал Джулиан. — Я никак не могу .согреться после купания. Бррр… Вода была такая холодная. Мне даже не по себе становится при мысли, что ночью снова придется лезть в воду.

— Я полезу, — сразу сказал Дик. — Теперь моя очередь.

— Нет. Я точно знаю, где лежат сокровища, — ответил Джулиан, — так что придется нырять мне, но, если хочешь, можешь спуститься вместе со мной и помочь мне привязать веревку.

— Ладно, — согласился Дик. — А теперь давайте играть. Играли они с удовольствием. Солнце начало садиться. Оно опускалось все ниже и ниже и наконец совсем зашло. Небо затянулось облаками, и очень быстро стемнело. Джордж с беспокойством посмотрела на небо.

— Не волнуйся, — сказал Джулиан. — Небо ясное, не тревожься.

Прежде чем отправиться в дом, Джулиан и Дик проскользнули в лодочный сарай за веревкой для ночной операции. Веревку они нашли без труда и довольные возвратились в дом. Веревка оказалась довольно крепкой, только в одном или двух местах она немного протерлась.

В отношении погоды прогноз Джулиана оправдался. Примерно через час небо прояснилось и ярко засияли звезды. Отлично!

Джулиан усадил Тимми в дверях — караулить. Сам же вместе с ребятами спустился в темный погреб и зажег свечи. Они прикорнули на своих вересковых постелях.

— Я не смогу уснуть, — пожаловалась Энн. — Я слишком возбуждена.

— Тогда не спи, — предложил Дик. — Просто отдохни и, когда придет время, разбуди нас.

Одна только Энн не заснула. Она лежала, размышляя об их приключениях. С одними ребятами всегда что-то происходит, а другим не везет. Она подумала, что все же лучше просто читать о приключениях. Но, наверное, те, кто читает о приключениях, жаждут, чтобы и с ними что-нибудь приключилось. Как все сложно!

Без десяти одиннадцать Энн разбудила ребят: сначала растолкала Джордж, а потом и мальчиков. Они так крепко спали, что разбудить их было довольно трудно.

Вскоре они уже были на ногах и переговаривались шепотом:

— Где веревка? А, вот она. Давайте наденем куртки и плащи. На озере будет холодно. Готовы? Тогда — в путь и ни звука!

Тимми появился сразу же, как только из погреба донеслись звуки. Он понимал, что лаять нельзя, даже тихонько. Но был возбужден, как и другие, — они ведь куда-то направлялись ночью!

Луна уже взошла, и хотя она была не полной, но светила ярко. По небу проплывали легкие облачка. Они то и дело закрывали луну, и тогда казалось, что весь мир объят мраком; Но через несколько минут она вновь появлялась — яркая и светлая.

— Их не видно? — спросил Дик шепотом. Стоя в дверях, Джулиан посмотрел туда, где располагались палатки. Все было спокойно. Но все же лучше обогнуть дом и держаться в тени.

— Не станем рисковать, а то они нас застукают! — Джулиан шепотом отдавал распоряжения. — Старайтесь не выходить на свет. А ты, Джордж, проследи, чтобы Тимми был рядом.

Стараясь держаться в тени, ребята прокрались к озеру. По воде бежала яркая лунная дорожка. Озеро казалось темным и задумчивым. Энн подумала — хоть бы волны немного плескались или звуки раздавались.

Ребята выволокли плот, закинули на него веревку, забрались сами и радостно поплыли по гладкой воде. Поехали!

Тимми был возбужден. Он лизал то одного, то другого. Он так любил ночные вылазки! Луна освещала всю компанию, рябь на воде, потревоженной плотом, плескалась серебром.

— Чудесная ночь, — сказала Энн. Она окинула взором деревья, неподвижно стоявшие вдоль берега. — Так все тихо и спокойно. ,

Где-то на дереве громко заухала сова. Энн вздрогнула.

— Не хватает только, чтобы все совы враз заухали после твоих слов о тишине и покое, — начал дразнить ее Джулиан. — Но я с тобой совершенно согласен — ночь изумительная. Озеро совершенно спокойное и походит на зеркало. Интересно, хоть когда-нибудь здесь бывают волны? А в бурю оно тоже остается таким неподвижным?

— Это какое-то фантастическое озеро, — сказал Дик.

— Тимми, осторожно, ты можешь начисто слизнуть мое ухо. Слушайте, кто-нибудь отыскивает наши ориентиры?

— Ну, мы-то приблизительно знаем, куда грести, — отозвался Джулиан. — Поплывем в том направлении и постараемся определить нужное нам место с буйком. Я уверен, пока что мы плывем в нужном направлении.

Так оно и было. Вскоре Джордж разглядела Высокий Камень, потом в поле зрения появился Холм Ток. А затем в лунном свете заблестел и Шпиль.

— Готов поспорить, что Нейлер припрятывал свою добычу в такую же лунную ночь, — сказал Джулиан. — Все ориентиры хорошо просматриваются, даже Высокий Камень. Хорошо бы вообще как-нибудь выяснить, что это такое. Он похож на каменный указатель или памятник в честь чего-то или кого-то.

— Вот теперь и Труба видна, — сообщила Энн. — Теперь все ориентиры видны, значит, наша лодка где-то рядом.

— Вот они. — Дик указал на что-то подпрыгивающее в воде. — Пробка и коробочка! Ну какие же мы умницы! Вообще наша пятерка вызывает у меня огромное восхищение!

— Будет хвастаться, — прервал его Джулиан. — Ты лучше раздевайся, Дик. Надо приниматься за дело. Бррр… Как хо-лодно!

Мальчики сбросили одежду, аккуратно сложили ее стопкой на середине плота.

— Энн, приглядывай за одеждой, — попросил Джулиан. — Дик, веревку взял? Тогда пошли. Лодки не видно, в воде сейчас темно, но мы-то знаем, что она как раз под пробкой и коробочкой.

Мальчики нырнули в воду. Плюх! Плюх! Они оба чудесно ныряли. Когда они спрыгнули, плот качнуло, и Тимми тоже чуть было не свалился в воду.

Первым нырнул Джулиан. Под водой он открыл глаза и увидел внизу затонувшую лодку. Он быстро подплыл к ней и схватил горловину водонепроницаемого мешка. Дик с веревкой был уже рядом и крепко обвязал мешок.

Но прежде чем довести дело до конца, им пришлось подняться на поверхность, чтобы набрать свежего воздуха. Дик не мог находиться под водой так долго, как Джулиан, и он поднялся первым, стремясь поскорее отдышаться. За ним последовал Джулиан, и ночь наполнилась шумными вздохами — ребята никак не могли прийти в себя.

Девочки понимали, что сейчас лучше не задавать им вопросов. Они с нетерпением ждали, когда дыхание мальчиков успокоится. Наконец Джулиан улыбнулся:

— Все в порядке, но нам нужно нырнуть еще раз.

 

МЕШОК ПОДНЯТ!

Мальчики опять нырнули, и снова плот резко накренился. Девочки с любопытством глядели в воду, с нетерпением ожидая их возвращения.

Не более двух секунд понадобилось Дику и Джулиану, чтобы достичь затонувшей лодки. Они проверили, крепко ли привязана веревка к мешку. Джулиан подергал мешок, чтобы убедиться, что он не зацепился за лодку, и, взяв свободный конец веревки, вынырнул на поверхность. Дик последовал за ним. Громко фыркая и отдуваясь, они взобрались на плот.

Здесь, отдышавшись, Дик вместе с Джулианом ухватились за веревку и потянули. Девочки с сильно бьющимися сердцами наблюдали за ними. Вот задача! Смогут ли они вытащить мешок?

Мальчики старались тащить мешок, не дергая веревку. Плот все время кренился, и Энн схватила лежавшую на плоту одежду, чтобы она не свалилась в воду. Дик снова нырнул. Через некоторое время он появился и, отплевываясь, вскарабкался на плот.

— Мне кажется, мешок уже сдвинулся с места. Надо продолжать осторожно тянуть, как ты думаешь, Джулиан?

Джулиан кивнул головой; он дрожал от холода, но глаза его возбужденно блестели. Энн набросила им на плечи плащи, но они этого даже не заметили.

— Тянем снова, — сказал Джулиан. — Так держать! Идет! Господи, он поднимается. Тащи, Дик!

Когда они подтянули мешок к плоту, тот накренился еще больше, и, чтобы всем не оказаться в воде, мальчики перешли на другую сторону плота, пытаясь его уравновесить.

Тимми возбужденно лаял.

— Тихо, Тимми, — велела Джордж, Она знала, как быстро звук распространяется по воде, и боялась, что его могут услышать в палатках на берегу.

— Смотрите, мешок уже у самой поверхности! — воскликнула Энн. — Ну-ка, напрягитесь еще немного, мальчики!

Но втащить тяжеленный мешок на плот, не перевернув его, было невозможно. Плот дергало и наклоняло, вода заливала его, и девочки уже изрядно вымокли.

— Послушайте, придется плыть к берегу и тащить мешок за собой, — предложил наконец Джулиан. — Иначе мы просто опрокинем плот. Одевайся, Дик. Мы вернемся в старый дом и спокойненько вскроем мешок. Мне так холодно, что даже пальцы не слушаются.

Мальчики поспешно оделись. Они все дрожали, поэтому с радостью взялись за весла и начали усиленно грести к берегу.

Вскоре по телам их начало разливаться тепло, и минут через десять они перестали дрожать. Мальчики были страшно довольны собой.

Они оглядывались на вздувшийся мешок. Привязанный веревкой и едва скрытый водой, он послушно следовал за плотом. Что же в нем находится? Всех снова охватило возбуждение. Напряженно работая веслами, четверка стремилась как можно быстрее добраться до берега. Возбуждение передалось и Тимми, который, стоя на краю плота, усиленно махал хвостом и внимательно вглядывался в штуковину, иногда показывающуюся из воды позади плота.

Наконец они добрались до берега. Стараясь не шуметь, они, как обычно, затащили плот под кусты. Оставлять его на берегу они не хотели — ведь Мэгги с Чумазым Диком могли заметить, что им пользовались, и это заставило бы их задуматься.

Дик и Джулиан вытащили из воды водонепроницаемый мешок и, взяв за оба конца, понесли в дом.

Ребята даже не замечали, каким жалким, нелепым и заброшенным казался в лунном свете этот дом с выгоревшими окнами, дверями и крышей, — они были слишком возбуждены, чтобы обращать на это внимание.

Бесшумно ступая по мягкой, поросшей мхом земле, они медленно поднялись по заросшей тропинке между полуразрушенными стенами, подошли к двери и втащили тюк в кухню.

— Пойди в погреб и зажги там свечи, — обратился Джулиан к Джордж, — Я хочу быть уверенным, что эта парочка не подглядывает за нами.

Джордж и Энн пошли зажигать свечи. Освещая путь фонариком, они спустились по каменным ступенькам.

Джулиан с Диком стояли в зияющей дыре дверного проема и внимательно вслушивались и вглядывались в темноту ночи. Но все было спокойно — ни звука, ни шороха, ни движения тени.

Тимми оставили сторожить, а сами потащили тяжелый, мокрый мешок по каменному полу кухни. Потом со стуком сволокли вниз по ступенькам, и вот наконец он лежал перед ними — в ожидании, когда его вскроют.

Джулиан начал развязывать узлы, но Джордж не терпелось. Она достала, перочинный нож и протянула его Джулиану.

— Да разрежь ты, ради бога, эту веревку! — попросила она. — Я просто не в состоянии больше ждать! '

Джулиан улыбнулся. Он разрезал веревку и посмотрел — как же снять водонепроницаемую обертку?

— Ну, живей, — поторапливала Джордж, — не то я сама разорву ее!

Джулиан разрезал крепкие швы, стягивавшие чехол. Затем они принялись разворачивать сверток — казалось, этой защитной пленке конца не будет! Но вот и она кончилась, и посреди этого вороха обнаружилась целая куча маленьких, обтянутых кожей коробочек. Все сразу подумали, что в таких коробочках могут быть только драгоценности!

— Это и есть драгоценности! — воскликнула Энн, открывая одну из коробочек. Раздались изумленные возгласы.

На черном бархате сверкало изумительно красивое ожерелье. Оно светилось, мерцало и переливалось при свете свечей. Даже мальчики, не произнося ни слова, заворожено смотрели на него.

Такое ожерелье было достойно королевы!

— Должно быть, это то самое ожерелье, которое было похищено у королевы Фаллонии, — произнесла наконец Джордж. — Я видела его снимки в газете. Ну и бриллианты!

— Да, бриллианты что надо! — отозвалась Энн с восторгом. — Ох, Джулиан, наверное, они стоят баснословные деньги. Не меньше сотни фунтов, как ты думаешь?.

— Скорее, сотня тысяч фунтов, — уверенно сказал Джулиан. — Неудивительно, что Нейлор так тщательно и изобретательно припрятал награбленное. Поэтому вполне понятно, почему Мэгги и Чумазый Дик так стремились поскорее найти все это добро. Давайте посмотрим, что здесь еще имеется.

В каждой коробочке было украшение с драгоценными камнями: сапфировые браслеты, кольца с рубинами и бриллиантами, изумительное по красоте и необычайное по форме ожерелье с опалами, серьги с такими огромными бриллиантами, что, по мнению Энн, никто не смог бы выдержать такую тяжесть в ушах.

— Я бы никогда не решилась хранить такие драгоценности, — заметила Энн. — Это значит жить в вечном страхе, что их похитят! И что, все это принадлежит королеве Фаллонии?

— , Не только ей, кое-что и принцессе, которая гостила у нее в это время, — сказал Джулиан. — За такие драгоценности можно получить королевский выкуп. Мне не особенно улыбается мысль, что нам придется хранить все это у себя, даже если это будет недолго.

— И все-таки лучше, что они у нас, а не у Мэгги с Чумазым Диком, — сказала Джордж. Она взяла в руки бриллиантовое ожерелье и начала перебирать его пальцами. Как оно засверкало! Разве мог бы кто-нибудь представить себе, что все это пролежало на дне озера год или два!

— Ну вот, — сказал Джулиан, присаживаясь на край стола. — Во вторник мы должны быть уже в школе, то есть это завтра, а может быть, уже сегодня — ведь сейчас уже за полночь. Конечно, уже воловина, третьего! Представляете?

— Сейчас я могла бы представить себе все что угодно, — призналась Энн. Глядя на блестевшие на столе сокровища, она даже заморгала.

— Нам нужно отправиться в путь довольно рано, — продолжал Джулиан. — Мы ведь должны отнести все это в полицию.

— Но не тому ужасному полицейскому, которого мы встретили в поселке? — ужаснулась Джордж.

— Конечно, нет. Я думаю, лучше всего позвонить славному мистеру Гастону, сказать ему, что у нас есть важное сообщение для полиции, и спросить, в какой полицейский участок нам лучше обратиться, — сказал Джулиан. — Может быть, он даже пришлет за нами машину, чтобы не нужно было все это возить в автобусах. Я бы не очень хотел носить все с собой.

— Неужели нам придется тащить с собой все эти коробочки? — ужаснулась Джордж.

— Вовсе нет. Если кто-нибудь заметит их, мы можем влипнуть в какую-нибудь историю, — сказал Джулиан. — Боюсь, нам придется завернуть все в носовые платки и положить на дно рюкзаков, а коробочки мы оставим здесь. Если они понадобятся, то полиция сможет позже забрать их.

Так и решили. Сверкающие драгоценности поделили на четыре части, тщательно завернули в носовые платки и спрятали в рюкзаки.

— Рюкзаки надо положить под головы, вместо подушек, — предложил Дик. — Так будет безопаснее.

— Что? Эти ужасные шершавые рюкзаки? — возмутилась Энн. — К чему это? Ведь Тимми будет сторожить нас! Я лучше спрячу свой рюкзак под плед, а голову класть на него не стану.

Дик рассмеялся.

— Ладно, Энн. Тимми точно не впустит никакого грабителя. Джулиан, утром сразу же отправляемся в путь, не так ли?

— Да, сразу как проснемся, — ответил Джулиан. — Есть-то нам все равно особенно нечего — осталось немного печенья и шоколада.

— А мне все равно, — заявила Энн. — После всех этих волнений мне, кажется, кусок в горло не полезет.

— Завтра ты будешь другого мнения, — засмеялся Джулиан. — А теперь — всем спать!

Ребята улеглись на вереск, радостные и взволнованные. Ну и каникулы! А все потому, что Энн с Диком заблудились и Дику пришлось спать в сарае, там, где ему и быть-то не полагалось!

— Спокойной ночи, — пожелал всем Джулиан и зевнул. — Я чувствую себя сейчас таким богатым! Богаче, чем я когда-либо буду в жизни на самом деле! Ну, а пока это так приятно!

 

ВОЛНУЮЩЕЕ ЗАВЕРШЕНИЕ

Они проснулись, разбуженные лаем Тимми. Уже совсем рассвело. Джулиан взбежал по ступенькам посмотреть, в чем дело. Неподалеку стояла Мэгги..

— Зачем вы держите такую злую собаку? — окликнула она его. — Я просто пришла узнать, не нужно ли вам на дорогу продуктов? Если хотите, я могу поделиться.

— Что это вы вдруг стали так любезны с нами? — изумился Джулиан. Как же ей не терпится отделаться от них!

Но Джулиан не хотел ничего брать у Мэгги и Чумазого Дика.

— Ну, так возьмете что-нибудь? — повторила женщина. Она не могла понять, что он собой представляет, этот Джулиан, — выглядел он как настоящий мальчишка, а вот манеры и поведение были совсем не детскими. Она даже немного побаивалась его.

— Нет, спасибо, — поблагодарил Джулиан. — Мы уже уходим. Вы ведь знаете, нам сегодня надо уже в школу.

— Тогда вам лучше поторопиться, — сказала женщина, — а то ведь дождь собирается!

Джулиан посмотрел на небо и улыбнулся — там ни облачка, какой там дождь! Мэгги была готова что угодно придумать, лишь бы они поскорее ушли! Она не знала, что им-то как раз только это и было нужно — уйти, и как можно быстрее.

Не прошло и десяти минут, как ребята были готовы отправиться в путь. На спине у каждого был рюкзак, а в нем драгоценностей на тысячи фунтов! Ну и дела!

— Мы чудесно погуляли в пустошах, — сказала Энн. — Теперь, когда все так хорошо закончилось, мне даже петь хочется. Единственное, что меня огорчает, это то, что никто в школе не поверит ни мне, ни Джордж, когда мы им расскажем о том, что с нами произошло.

— Нам, наверное, зададут писать сочинение на тему «Как вы провели школьные каникулы», — сказала Джордж. — Мисс Питерс прочитает наши сочинения и скажет: «Написано неплохо, но уж очень много вы тут напридумывали, вам не кажется?»

Все рассмеялись. Тимми свесил язык, а на морде у него было такое выражение, которое Джордж называла «улыбкой на лице». Но вдруг улыбка исчезла, он залаял, глядя назад. Все, вздрогнув, обернулись.

— Боже мой, ведь это Мэгги и Чумазый Дик! — воскликнул Дик. — Почему они гонятся за нами? И почему они такие разъяренные? Что случилось? Неужели уже соскучились и хотят, чтобы мы вернулись?

— Они хотят перехватить нас, — сообразил Джулиан. — Смотрите, они сошли с тропинки и решили срезать угол, чтобы догнать нас. А мы ведь не можем сойти с тропинки, здесь кругом болото. Ну и идиоты они! Разве они не знают, что, сойдя с дороги, они могут попасть в болото — их просто затянет!

Мэгги и Дик что-то яростно вопили. Чумазый Дик грозил им кулаками и, как козел, перескакивал с кочки на кочку.

— Похоже, они совсем чокнулись! — испугалась Энн. — Что это на них нашло?

— Я знаю! — воскликнула Джордж. — Они спустились в погреб и нашли там водонепроницаемую пленку и пустые коробочки. Вот они и догадались, что сокровище-то все у нас!

— Конечно! — подтвердил Джулиан. — Нам нужно было получше припрятать все эти футлярчики. Неудивительно, что они так разъярились. Из-за нас они лишились целого состояния!

— Что же они могут предпринять теперь? — спросил Дик. — У нас, конечно, есть Тимми, и если они приблизятся к нам, он может броситься на них. Но у Чумазого Дика сейчас такой вид, что его и Тимми не испугает. Честно говоря, я думаю — он свихнулся.

— Да, похоже, — сказал Джулиан; его тоже встревожило поведение и безумные крики Чумазого Дика.

Джулиан посмотрел на Энн — она страшно побледнела. Мальчик был совершенно уверен, что Тимми кинется на Чумазого Дика и сможет повалить его на землю, но ему вовсе не хотелось, чтобы Энн стала свидетелем дикой схватки собаки с человеком. У него не было и тени сомнения, что Чумазый Дик совсем потерял голову от гнева и разочарования.

Тим яростно залаял. Он свирепо рычал, понимая, что этот человек рвется в бой — ну, что же, Тимми готов был сразиться!

— Поторопитесь, но учтите — никаких коротких путей, только по тропинке, — предупредил Джулиан. — Мэгги уже влипла!

Да, ей не повезло. Она уже по щиколотку увязла в болотистой почве и громко молила Чумазого Дика о помощи. Но он был слишком поглощен погоней за ребятами.

И тут он сам провалился в болото по колено! Он пытался выбраться на кочку, но потерял равновесие, упал навзничь и издал вопль, полный боли:

— Моя нога, я сломал ногу! Мэгги, помоги же! — Но Мэгги не обращала на него ни малейшего внимания, у нее были свои проблемы. Ребята остановились и смотрели на Чумазого Дика. Сидя на кочке, он держался за ногу, и даже издалека было видно, что лицо его было мертвенно-бледным. Он действительно покалечил себе щиколотку!

— Может, надо помочь ему? — дрожа, спросила Энн.

— Боже упаси! — отозвался Джулиан. — Ведь он может и притворяться, хотя это маловероятно. Но, что ни говори, погоня прекратилась. И если Чумазый Дик действительно покалечил ногу, он не, сможет уйти далеко с этого болота, да и Мэгги тоже, судя по всему. Смотрите, ее все глубже затягивает. Когда полиция прибудет, их можно будет взять голыми руками.

— Они здорово застряли в этом болоте, — сказал Дик. — Мне лично ничуть не жалко. Скверные люди!

Они двинулись дальше. Тимми был недоволен — ему не удалось сразиться с Чумазым Диком. До поселка Рибблз они добирались около двух часов.

— Пойдем на почту и позвоним оттуда, — сказал Джулиан.

Старик на почте очень обрадовался, увидев ребят.

— Ну, как провели время? — поинтересовался он. — Нашли Два Дерева?

Джулиан предоставил ребятам беседовать с ним, а сам начал искать номер телефона мистера Гастона. Отыскав его, он подумал, что хорошо было бы, если бы тот согласился помочь им.

Трубку снял сам мистер Гастон.

— Алло! Кто это? Ну конечно, помню. Вам нужна помощь? А в чем дело?

Джулиан рассказал все, что с ними случилось. Мистер Гастон изумленно слушал.

— Что? Вы нашли драгоценности королевы Фаллонии? Не могу поверить! Ты говоришь, они у вас в рюкзаках? Боже мой! Ты ведь меня не обманываешь?

Джулиан постарался убедить его, что все это чистая правда.

Мистер Гастон никак не мог поверить своим ушам.

— Хорошо. Конечно, я свяжу вас с полицией. Лучше всего с участком в Газеркомбе — я знаю там инспектора, отличный парень. А где вы сейчас находитесь? Да, я знаю это место. Дождитесь меня, через полчаса я приеду за вами на машине.

Он повесил трубку, а Джулиан направился к ребятам. Он был очень доволен тем, что ему пришла в голову такая мысль — связаться с мистером Гастоном. Некоторые взрослые — весьма приличные люди, и они точно знают, что нужно делать. Когда он пересказал все ребятам, те тоже обрадовались.

— Должна признаться, что хотя и приятно, когда с тобой случаются всякие приключения, все же гораздо спокойнее, когда к делу подключаются взрослые, — сказала Джордж. — Теперь мне хочется только одного — хорошо позавтракать.

— Сейчас так поздно, что это будет что-то среднее между завтраком и обедом, — решил Джулиан.

— Да, давайте позавтракаем! — с восторгом поддержала эту идею Энн.

И они одновременно и позавтракали, и пообедали бутербродами, булочками и имбирным пивом, которые купили в маленькой придорожной лавке. Они еще только кончали есть, когда подъехала огромная машина мистера Гастона.

Вся четверка радостно заулыбалась ему. Джулиан представил Энн и Дика, а Тимми был в восторге от встречи и вежливо протянул лапу — мистер Гастон с жаром пожал ее.

— У вашей собаки прекрасные манеры, — сказал он и нажал на акселератор. Вжик! Машина помчалась на максимальной скорости. Тимми, как всегда, ехал, высунув голову в окошко.

По дороге ребята рассказали свою удивительную историю. Мистер Гастон был восхищен — нужно же было такому случиться!

— Вы — храбрые ребята, — повторял он снова и снова. — Я даже, честное слово, жалею, что вы не мои дети!

Наконец приехали в полицию. Инспектор, уже предупрежденный мистером Гастоном, ожидал их.

— Пройдите в мой кабинет, — пригласил он ребят. — Прежде всего — где эти самые драгоценности? Неужели они с вами? Давайте сначала взглянем на них, а потом уж вы мне все расскажете!

Ребята развязали рюкзаки, и на дубовый стол посыпались сверкающие, переливающиеся драгоценности.

Инспектор, обменявшись взглядом с мистером Гастоном, даже присвистнул. Он взял бриллиантовое ожерелье.

— Так это вы их добыли? Те самые драгоценности! — воскликнул он. — В течение многих месяцев полиция сбилась с ног, разыскивая их. — Где же вы их отыскали, молодые люди?

— Это очень длинная история, . — ответил Джулиан и приступил к рассказу. Он все хорошо и подробно изложил, а если что и упускал, ребята тут же ему напоминали.

Мистер Гастон и инспектор внимательно слушали, не скрывая своего изумления. Когда Джулиан дошел до того эпизода, когда Чумазый Дик и Мэгги застряли на болоте, инспектор перебил его.

— Погоди-ка! Вы полагаете, они все еще там? Ладно. Минутку. Он нажал кнопку звонка. Появился полицейский.

— Скажите Джонсу, чтобы он взял машину и троих людей и направился на Зеленые Болота, недалеко от Мрачного Озера, — Приказал инспектор. — Им надо схватить двоих — мужчину и женщину, они там барахтаются в трясине. Это наши старые приятели: Чумазый Дик и Мэгги Мартин. Не упустите их!

Полицейский удалился. Энн мысленно поздравила всех — слава богу, теперь эта мерзкая пара будет находиться под надежной стражей, а когда их освободят, они забудут о ребятах. Энн их здорово невзлюбила!

Наконец Джулиан закончил свое повествование. Инспектор оглядел всю эту чумазую, растрепанную и довольно помятую компанию и, улыбнувшись, протянул через стол руку.

— Жму ваши руки, — сказал он. — Каждому из вас! Такие ребята нужны нашей стране — смелые, . ответственные, разумные, у кого работает голова и кто не сдается! Я горжусь тем, что познакомился с вами!

С серьезными лицами ребята обменялись с ним рукопожатием. Тимми тоже протянул лапу, и инспектор, улыбнувшись, пожал и ее.

— Что же вы теперь собираетесь делать? — обратился к ребятам мистер Гастон, поднимаясь.

— Вообще-то к трем часам мы уже должны быть в школе, — сказал Джулиан. — Но нельзя же нам появиться там в таком виде, нам может здорово влететь! Нет ли здесь поблизости гостиницы, где мы могли бы помыться и привести себя в порядок?

— Это можно будет сделать и здесь, — сказал инспектор. — И, если пожелаете, мы отправим вас в школу на полицейской машине. Чего не. сделаешь для людей, которые извлекают из рюкзаков драгоценности королевы Фаллонии! Господи, я все еще никак не могу в это поверить!

Мистер Гастон распрощался со всеми и уехал, сказав, что очень гордится знакомством с ребятами.

— А ты, — обратился он к Тимми, — не застревай больше .в кроличьих норах.

В ответ Тимми радостно затявкал.

Помывшись, ребята с радостью и благодарностью обнаружили, что их одежда, тщательно вычищенная и аккуратно сложенная, уже дожидается их.

Одевшись и причесавшись, ребята, чистые и аккуратные, снова явились в кабинет инспектора. У него был какой-то человек. Он осматривал драгоценности, навешивал на них ярлычки и складывал в коробочки.

— Вам, наверное, будет интересно узнать, что вашу парочку мы уже схватили, — сообщил инспектор. — У мужчины была сломана нога, он не мог ступить ни шага, а женщина к тому времени, когда мы ее нашли, была уже по бедра в трясине. Когда явилась полиция, она даже обрадовалась — такого они там натерпелись!

— Вот и отлично! — раздался хор четверки.

Энн с облегчением улыбнулась. Попались, Чумазый Дик и Мэгги!

— Подтвердилось, что это действительно драгоценности Фаллонии, — сказал инспектор. — Хотя на этот счет у меня и тени сомнения не было. Сейчас их пересчитывают и нумеруют. Я уверен, что королева Фаллония и ее титулованная приятельница будут весьма рады, узнав о вашем подвиге.

Часы пробили половину третьего. Джулиан посмотрел на них — чтобы вовремя добраться до школы, оставалось всего полчаса! Успеют ли они?

— Не волнуйтесь, — успокоил их инспектор и широко улыбнулся. — Машина у дверей. Я вас провожу. Вы успеете в школу, но я очень удивлюсь, если кто-нибудь поверит в вашу историю. Пойдемте.

Он проводил их к машине. Тимми тоже взобрался на сиденье.

— Всего хорошего, — сказал инспектор, торжественно отдавая честь. — Я горжусь тем, что познакомился с вами. Удачи вам, Великолепная Пятерка!

Да, всего вам доброго, Великолепная Пятерка, и побольше интересных приключений!

Ссылки

[1] В некоторых школах и пансионах Великобритании помимо каникул между тремя четвертями устраивают также небольшой перерыв в середине четверти.

[2] В школах Великобритании проводят конкурсные экзамены на получение стипендии, которая дает право победителю по окончании школы на бесплатное образование в университете.

[3] Сигнальная башня, маяк (англ.).