Джулиан и Дик тоже отправились в путь, чрезвычайно довольные неожиданными каникулами.

— Мне никогда особенно не нравились Уиллис и Джонсон, — сказал Джулиан, когда они покидали территорию школы. — Они ужасные зубрилы, вечно у них не находилось времени погулять или повеселиться. Но сегодня я снимаю перед ними шляпу! Благодаря такой зубрежке им удалось завоевать медали и стипендии и еще бог знает какие награды, а мы получили несколько свободных дней, чтобы отпраздновать это событие. Какие молодцы Уиллис и Джонсон!

— Верно, — согласился Дик. — Только держу пари, они на все эти дни забьются куда-нибудь в угол со своими книжками и даже знать не будут, светит ли солнце или идет дождь. Болваны несчастные!

— Уж они-то никогда не пошли бы в поход, — подхватил Джулиан. — Для них это было бы сплошным мучением. Помнишь, как плохо Джонсон играл в футбол? Он даже не знал, в какие ворота нужно забивать мяч — вечно бежал не туда, куда нужно!

— Да, но голова у него работает что надо! — сказал Дик. — Что это мы все время говорим об Уиллисе и Джонсоне? Есть более интересные вещи. Например, Энн, Джордж и старина Тим. Надеюсь, они прибудут вовремя.

Джулиан внимательно изучил на крупномасштабной карте те вересковые пустоши, которые простирались между их школами и районом, куда они собирались отправиться. В этих пустынных местах, однако, довольно часто встречались фермы, коттеджи и небольшие гостиницы.

— Будем держаться подальше от проезжих дорог, — сказал Джулиан, — пойдем узкими тропами. Интересно, как отреагирует Тимми, если увидит оленя? Вот удивится — что это такое?

— Его интересуют только кролики, — заметил Дик. — Надеюсь, он сейчас не такой толстый, как во время прошлых каникул. Наверное, мы перекормили его мороженым и шоколадом.

— Ну, теперь-то он этого не получит, — сказал Джулиан. — У девочек не так уж много денег на карманные расходы. Ну-ка, поторопись! Идет автобус!

Они побежали к маленькому сельскому автобусу, который тарахтел по проселочным дорогам, развозя людей по рынкам и крошечным поселкам, разбросанным там и сям среди пустошей. Автобус тут же остановился, и они мигом вскочили в него.

— А-а! Убежали из школы! — ухмыльнулся кондуктор. — Придется сообщить о вас!

— Ужасно смешно, — сказал Джулиан. Ему изрядно надоела эта шутка, которой кондукторы неизменно встречали школьника с ранцем за плечами.

Ребята сошли у следующего же поселка и прошли некоторое расстояние, чтобы пересесть на автобус другого маршрута. Вскоре автобус подошел, и они взобрались в него. Оставалось около получаса езды до того места, где им предстояло встретиться с девочками.

— Вот ваша остановка, господа, — вежливо обратился к ним кондуктор, когда автобус наконец подъехал к следующему поселку.

Перед ними на зеленой лужайке паслись гуси, а в пруду плавали утки.

— Вам ведь нужен был поселок Пиппин? — сказал кондуктор. — Выходите, дальше мы не едем, поворачиваем здесь обратно.

— Спасибо, — поблагодарили мальчики, выходя из автобуса.

— Интересно, девочки уже здесь? — сказал Джулиан, — Им ведь нужно пройти две мили пешком от станции.

Девочек еще не было. Джулиан с Диком отправились в сельскую лавку выпить оранжада. Но не успели они допить его, как в дверь заглянули девочки.

— Джулиан, Дик, вы уже здесь? Мы так и подумали, что вы пойдете перекусить или выпить чего-нибудь. — Энн бросилась к братьям. — Мы так спешили! Что-то случилось с паровозом. Все пассажиры вышли из вагонов и наперебой начали давать советы машинисту — как ему нужно поступить. Ну и смешно же было!

— Привет, — Джулиан обнял сестру. Он ее очень любил — она ведь была самая младшая в семье. — Привет, Джордж. Ой, как же ты растолстела!

— Вовсе нет! — возмутилась Джордж. — И Тимми не растолстел, так что не вздумай ему этого говорить.

— Джулиан, как всегда, шутит, — вмешался Дик и ласково похлопал Джордж по спине. — Но ты все-таки выросла, скоро будешь с меня ростом. Привет, Тимми! Хороший пес, славный пес! Как всегда, с мокрым языком? Ну, конечно. Ни у одной собаки нет такого мокрого языка, как у тебя!

Тимми обезумел от радости: вся четверка собралась вместе, и он был с ними! Он прыгал вокруг, лаял, вилял своим длинным хвостом и даже опрокинул на пол банки — так велик был его восторг!

— Ну и ну, — из темной комнатки в конце лавки появилась женщина. — Выведите этого пса на улицу. Он совсем взбесился!

Джулиан схватил Тимми за ошейник.

— Девочки, может, хотите немного имбирного пива или еще чего-нибудь? — обратился он к ним. — Лучше выпейте сейчас, не стоит таскать с собой тяжелые бутылки.

— А когда мы отправимся в путь? — поинтересовалась Джордж. — Я, пожалуй, выпью немного пива. Тимми, сядь! Можно подумать, ты не видел Дика и Джулиана по крайней мере десять лет!

— Для него это время было как десять лет, — заступилась Энн за Тима. — Что это там? Бутерброды? — Она показала на стойку за прилавком, где высилась целая гора аппетитных бутербродов.

— Да, мисс, это бутерброды, — подтвердила продавщица, откупоривая две бутылочки имбирного пива. — Я их приготовила для сына. Он работает на ферме Блэкбуш и скоро придет за ними.

— А может, вы и нам приготовите бутерброды? — спросил Джулиан. — Тогда нам не придется искать, где пообедать. А ваши бутерброды выглядят так аппетитно!

— Конечно, сделаю, раз вы хотите, — согласилась женщина, ставя стаканы. — Какие вы хотели бы: с сыром, яйцами, с ветчиной или со свининой?

— Нам хочется всяких, — попросил Джулиан. — У вас и хлеб такой хороший!

— Я сама пеку его, — заулыбалась женщина. — Ладно, Пойду приготовлю бутерброды. Позовите меня, если кто-нибудь зайдет в лавку. — И она ушла.

— Как удачно, — сказал Джулиан. — Если она приготовит для нас побольше бутербродов, нам не нужно будет заходить в поселки и мы сможем целый день путешествовать там, где не ступала нога человека.

— По скольку бутербродов вам сделать? Сколько каждый из вас осилит? — внезапно появившись, спросила женщина. — Мой сын съедает шесть, то есть двенадцать кусков хлеба.

— А нам приготовьте по восемь, можно? — спросил Джулиан. Женщина очень удивилась. — Это нам на целый день, — пояснил Джулиан. Она молча кивнула и вновь исчезла.

— И она хорошо заработает, — сказала Энн. — Каждому по восемь бутербродов и по шестнадцать кусков хлеба — и это на всех, на четверых!

— Надеюсь, у нее есть хлеборезка, — сказал Дик, — не то мы здесь застрянем надолго. Эй, кто это там?

У дверей лавки появился высокий парень, рукой он придерживал велосипед.

— Мам! — позвал он.

Ребята сразу же поняли, что это ее сын, работавший на ферме Блэкбуш. Он пришел за своими бутербродами.

— Твоя мама очень занята — она сейчас нарезает шестьдесят четыре куска хлеба, — пояснил Дик. — Позвать ее?

— Нет, не надо, я очень спешу, — ответил парень, прислонил велосипед к двери, вошел в лавку, достал, перегнувшись через прилавок, свои бутерброды и направился обратно к велосипеду.

— Передайте маме, что я приходил, — попросил он. — И еще скажите, что я сегодня вернусь поздно — надо отвезти кое-что в тюрьму.

И он тут же уехал.

Женщина вышла к ним: в одной руке у нее был нож, а в другой буханка хлеба.

— Мне показалось, — я слышала голос Джима, — сказала она. — Да, точно: он забрал свои бутерброды. Надо было позвать меня.

— Он сказал, что торопится, — объяснил Джулиан. — И еще просил передать вам, что вернется домой поздно, так как ему нужно отвезти что-то в тюрьму.

— Да, у меня там второй сын, — сказала женщина. Все уставились на нее. Что она имеет в виду: он сидит в тюрьме? И что это за тюрьма?

Женщина улыбнулась, словно разгадав их мысли.

— Да нет же, он не сидит там, — объяснила она. — Он работает надзирателем в тюрьме. Он хороший парень, да работа у него противная, я всегда побаиваюсь этих заключенных — жестокий они народ, скверный!

— Да, я слышал, что в этих пустынных местах есть тюрьма, — вспомнил Джулиан. — Она и на карте обозначена, но в те места мы, конечно, не пойдем.

— Да, вы туда девочек не водите, — сказала женщина. — Мне нужно снова заняться вашими бутербродами, иначе вы их и до завтрашнего утра не получите. — И она опять ушла.

Пока ребята дожидались ее, приходил только один покупатель — серьезный старик с глиняной трубкой во рту. Он оглядел лавку и, не увидев нигде продавщицы, сам взял упаковку бланманже', сунул ее в карман, отсчитал деньги и положил на прилавок.

— Скажите ей, когда придет, — пробормотал он, не вынимая трубки изо рта, и, шаркая ногами, вышел из лавки. Тимми заворчал. От старика исходил запах давно не мытого тела, а Тимми этого терпеть не мог.

Наконец бутерброды были готовы, и женщина вернулась в лавку. Она аккуратно разложила их в четыре пергаментных пакета и на каждом пометила карандашом, с чем они. Джулиан прочитал и подмигнул всем остальным.

— Честное слово, нас ждет такая вкуснятина! — воскликнул он. — Сыр, яйца, свинина, ветчина… а это что?

— Это четыре кусочка фруктового пирога — я сама пекла его, — объяснила женщина. — За него я с вас ничего не возьму. Это вам всем по кусочку попробовать.

— Но здесь, похоже, не меньше половины целого пирога, — возразил Джулиан, ощупывая сверток. — Мы обязательно заплатим за него. Большое вам спасибо. Сколько с нас за все это?

' Блюдо типа желе, приготовленное из молока, желатина, сахара, муки и вкусовых добавок.

Женщина назвала цену. Джулиан выложил деньги и добавил еще шесть пенсов за пирог.

— А вот эти деньги оставил старик с глиняной трубкой — он взял упаковку бланманже.

— Это, наверное, старый Гаппс, — догадалась женщина. — Ну что же, надеюсь, ваше путешествие будет интересным. Приходите снова, если понадобятся бутерброды. Хорошо, если вы расправитесь с ними еще сегодня!

— Гав, — отозвался Тимми. Он надеялся, что и ему кое-что достанется. И он как будто угадал — женщина неожиданно протянула ему кость. Тим тут же схватил ее.

— Спасибо вам, — поблагодарил Джулиан. — А теперь пошли. Отправляемся в путь!