Мальчики опять нырнули, и снова плот резко накренился. Девочки с любопытством глядели в воду, с нетерпением ожидая их возвращения.

Не более двух секунд понадобилось Дику и Джулиану, чтобы достичь затонувшей лодки. Они проверили, крепко ли привязана веревка к мешку. Джулиан подергал мешок, чтобы убедиться, что он не зацепился за лодку, и, взяв свободный конец веревки, вынырнул на поверхность. Дик последовал за ним. Громко фыркая и отдуваясь, они взобрались на плот.

Здесь, отдышавшись, Дик вместе с Джулианом ухватились за веревку и потянули. Девочки с сильно бьющимися сердцами наблюдали за ними. Вот задача! Смогут ли они вытащить мешок?

Мальчики старались тащить мешок, не дергая веревку. Плот все время кренился, и Энн схватила лежавшую на плоту одежду, чтобы она не свалилась в воду. Дик снова нырнул. Через некоторое время он появился и, отплевываясь, вскарабкался на плот.

— Мне кажется, мешок уже сдвинулся с места. Надо продолжать осторожно тянуть, как ты думаешь, Джулиан?

Джулиан кивнул головой; он дрожал от холода, но глаза его возбужденно блестели. Энн набросила им на плечи плащи, но они этого даже не заметили.

— Тянем снова, — сказал Джулиан. — Так держать! Идет! Господи, он поднимается. Тащи, Дик!

Когда они подтянули мешок к плоту, тот накренился еще больше, и, чтобы всем не оказаться в воде, мальчики перешли на другую сторону плота, пытаясь его уравновесить.

Тимми возбужденно лаял.

— Тихо, Тимми, — велела Джордж, Она знала, как быстро звук распространяется по воде, и боялась, что его могут услышать в палатках на берегу.

— Смотрите, мешок уже у самой поверхности! — воскликнула Энн. — Ну-ка, напрягитесь еще немного, мальчики!

Но втащить тяжеленный мешок на плот, не перевернув его, было невозможно. Плот дергало и наклоняло, вода заливала его, и девочки уже изрядно вымокли.

— Послушайте, придется плыть к берегу и тащить мешок за собой, — предложил наконец Джулиан. — Иначе мы просто опрокинем плот. Одевайся, Дик. Мы вернемся в старый дом и спокойненько вскроем мешок. Мне так холодно, что даже пальцы не слушаются.

Мальчики поспешно оделись. Они все дрожали, поэтому с радостью взялись за весла и начали усиленно грести к берегу.

Вскоре по телам их начало разливаться тепло, и минут через десять они перестали дрожать. Мальчики были страшно довольны собой.

Они оглядывались на вздувшийся мешок. Привязанный веревкой и едва скрытый водой, он послушно следовал за плотом. Что же в нем находится? Всех снова охватило возбуждение. Напряженно работая веслами, четверка стремилась как можно быстрее добраться до берега. Возбуждение передалось и Тимми, который, стоя на краю плота, усиленно махал хвостом и внимательно вглядывался в штуковину, иногда показывающуюся из воды позади плота.

Наконец они добрались до берега. Стараясь не шуметь, они, как обычно, затащили плот под кусты. Оставлять его на берегу они не хотели — ведь Мэгги с Чумазым Диком могли заметить, что им пользовались, и это заставило бы их задуматься.

Дик и Джулиан вытащили из воды водонепроницаемый мешок и, взяв за оба конца, понесли в дом.

Ребята даже не замечали, каким жалким, нелепым и заброшенным казался в лунном свете этот дом с выгоревшими окнами, дверями и крышей, — они были слишком возбуждены, чтобы обращать на это внимание.

Бесшумно ступая по мягкой, поросшей мхом земле, они медленно поднялись по заросшей тропинке между полуразрушенными стенами, подошли к двери и втащили тюк в кухню.

— Пойди в погреб и зажги там свечи, — обратился Джулиан к Джордж, — Я хочу быть уверенным, что эта парочка не подглядывает за нами.

Джордж и Энн пошли зажигать свечи. Освещая путь фонариком, они спустились по каменным ступенькам.

Джулиан с Диком стояли в зияющей дыре дверного проема и внимательно вслушивались и вглядывались в темноту ночи. Но все было спокойно — ни звука, ни шороха, ни движения тени.

Тимми оставили сторожить, а сами потащили тяжелый, мокрый мешок по каменному полу кухни. Потом со стуком сволокли вниз по ступенькам, и вот наконец он лежал перед ними — в ожидании, когда его вскроют.

Джулиан начал развязывать узлы, но Джордж не терпелось. Она достала, перочинный нож и протянула его Джулиану.

— Да разрежь ты, ради бога, эту веревку! — попросила она. — Я просто не в состоянии больше ждать! '

Джулиан улыбнулся. Он разрезал веревку и посмотрел — как же снять водонепроницаемую обертку?

— Ну, живей, — поторапливала Джордж, — не то я сама разорву ее!

Джулиан разрезал крепкие швы, стягивавшие чехол. Затем они принялись разворачивать сверток — казалось, этой защитной пленке конца не будет! Но вот и она кончилась, и посреди этого вороха обнаружилась целая куча маленьких, обтянутых кожей коробочек. Все сразу подумали, что в таких коробочках могут быть только драгоценности!

— Это и есть драгоценности! — воскликнула Энн, открывая одну из коробочек. Раздались изумленные возгласы.

На черном бархате сверкало изумительно красивое ожерелье. Оно светилось, мерцало и переливалось при свете свечей. Даже мальчики, не произнося ни слова, заворожено смотрели на него.

Такое ожерелье было достойно королевы!

— Должно быть, это то самое ожерелье, которое было похищено у королевы Фаллонии, — произнесла наконец Джордж. — Я видела его снимки в газете. Ну и бриллианты!

— Да, бриллианты что надо! — отозвалась Энн с восторгом. — Ох, Джулиан, наверное, они стоят баснословные деньги. Не меньше сотни фунтов, как ты думаешь?.

— Скорее, сотня тысяч фунтов, — уверенно сказал Джулиан. — Неудивительно, что Нейлор так тщательно и изобретательно припрятал награбленное. Поэтому вполне понятно, почему Мэгги и Чумазый Дик так стремились поскорее найти все это добро. Давайте посмотрим, что здесь еще имеется.

В каждой коробочке было украшение с драгоценными камнями: сапфировые браслеты, кольца с рубинами и бриллиантами, изумительное по красоте и необычайное по форме ожерелье с опалами, серьги с такими огромными бриллиантами, что, по мнению Энн, никто не смог бы выдержать такую тяжесть в ушах.

— Я бы никогда не решилась хранить такие драгоценности, — заметила Энн. — Это значит жить в вечном страхе, что их похитят! И что, все это принадлежит королеве Фаллонии?

— , Не только ей, кое-что и принцессе, которая гостила у нее в это время, — сказал Джулиан. — За такие драгоценности можно получить королевский выкуп. Мне не особенно улыбается мысль, что нам придется хранить все это у себя, даже если это будет недолго.

— И все-таки лучше, что они у нас, а не у Мэгги с Чумазым Диком, — сказала Джордж. Она взяла в руки бриллиантовое ожерелье и начала перебирать его пальцами. Как оно засверкало! Разве мог бы кто-нибудь представить себе, что все это пролежало на дне озера год или два!

— Ну вот, — сказал Джулиан, присаживаясь на край стола. — Во вторник мы должны быть уже в школе, то есть это завтра, а может быть, уже сегодня — ведь сейчас уже за полночь. Конечно, уже воловина, третьего! Представляете?

— Сейчас я могла бы представить себе все что угодно, — призналась Энн. Глядя на блестевшие на столе сокровища, она даже заморгала.

— Нам нужно отправиться в путь довольно рано, — продолжал Джулиан. — Мы ведь должны отнести все это в полицию.

— Но не тому ужасному полицейскому, которого мы встретили в поселке? — ужаснулась Джордж.

— Конечно, нет. Я думаю, лучше всего позвонить славному мистеру Гастону, сказать ему, что у нас есть важное сообщение для полиции, и спросить, в какой полицейский участок нам лучше обратиться, — сказал Джулиан. — Может быть, он даже пришлет за нами машину, чтобы не нужно было все это возить в автобусах. Я бы не очень хотел носить все с собой.

— Неужели нам придется тащить с собой все эти коробочки? — ужаснулась Джордж.

— Вовсе нет. Если кто-нибудь заметит их, мы можем влипнуть в какую-нибудь историю, — сказал Джулиан. — Боюсь, нам придется завернуть все в носовые платки и положить на дно рюкзаков, а коробочки мы оставим здесь. Если они понадобятся, то полиция сможет позже забрать их.

Так и решили. Сверкающие драгоценности поделили на четыре части, тщательно завернули в носовые платки и спрятали в рюкзаки.

— Рюкзаки надо положить под головы, вместо подушек, — предложил Дик. — Так будет безопаснее.

— Что? Эти ужасные шершавые рюкзаки? — возмутилась Энн. — К чему это? Ведь Тимми будет сторожить нас! Я лучше спрячу свой рюкзак под плед, а голову класть на него не стану.

Дик рассмеялся.

— Ладно, Энн. Тимми точно не впустит никакого грабителя. Джулиан, утром сразу же отправляемся в путь, не так ли?

— Да, сразу как проснемся, — ответил Джулиан. — Есть-то нам все равно особенно нечего — осталось немного печенья и шоколада.

— А мне все равно, — заявила Энн. — После всех этих волнений мне, кажется, кусок в горло не полезет.

— Завтра ты будешь другого мнения, — засмеялся Джулиан. — А теперь — всем спать!

Ребята улеглись на вереск, радостные и взволнованные. Ну и каникулы! А все потому, что Энн с Диком заблудились и Дику пришлось спать в сарае, там, где ему и быть-то не полагалось!

— Спокойной ночи, — пожелал всем Джулиан и зевнул. — Я чувствую себя сейчас таким богатым! Богаче, чем я когда-либо буду в жизни на самом деле! Ну, а пока это так приятно!