— Здесь неплохо, — сказала Энн. — Тут есть довольно чистый тюфяк и плед. Так что все в порядке. Но что делать, когда придут Джордж и Джулиан? Ты их подождешь? Я думаю, что Джордж, пожалуй, лучше ночевать с вами в амбаре. Старуха больше никого не пустит, я уверена.

— Я подожду их, и мы что-нибудь придумаем, — сказал Дик, — а ты отдохни и доешь бутерброды и пирог. Постарайся как-нибудь просушить свою одежду и устроиться поудобнее. А тут есть какой-то сарай, так что со мной будет все в порядке. Кричи, если что!

Энн отошла от окна. Она вся вымокла и устала, ей очень хотелось есть и пить. Она съела все, что у нее было, и запила водой из кувшина. Потом, сонная, улеглась на тюфяк и укрылась пледом. Она хотела дождаться, когда придут Джулиан и Джордж, но моментально уснула. И неудивительно — ведь она так устала!

Дик находился внизу. Он старался ходить осторожно, чтобы не нарваться на сына старухи. То, что она рассказала о нем, звучало не очень приятно. Потом он направился в небольшой амбар — там в углу были навалены кучи соломы. Он осторожно осветил амбар своим фонариком.

«Сойдет, — подумал он. — Я отлично устроюсь тут на соломе. Бедная Энн! Жаль, что с ней нет Джордж. Надо мне дождаться ребят, как бы не прозевать их. Ведь я могу сразу заснуть, стоит только устроиться тут на соломе. Надо же, только шесть часов вечера, а кажется, день был таким длинным! Интересно, как там бедняга Тимми? Вот бы его сюда!»

Дик подумал, что Джулиан и Джордж, скорее всего, войдут в ту же калитку, что и они с Энн. Он пошел в полуразрушенный сарай недалеко от калитки и уселся на ящик, приготовившись ждать, когда они появятся.

А пока он умял все бутерброды, хоть этим скрашивая томительное ожидание. Потом он съел пирог. Потом зевнул. Очень хотелось спать, ноги были мокрыми и ныли от усталости.

Никто не появлялся, даже сын старухи. Окно еще светилось — она занималась своим шитьем у лампы.

Прошло почти два часа, и около восьми Дик начал беспокоиться — куда же подевались Джулиан и Джордж? Старуха встала, убрала свое шитье в корзинку и куда-то исчезла.

Теперь Дик ее больше не видел. Старуха все не возвращалась, но свет она не погасила, окно продолжало светиться. Наверное, оставила для сына, подумал Дик. Он на цыпочках подошел к окну. Дождь перестал, и небо прояснилось. Ночь уже не казалась такой темной. Из-за туч показались луна и звезды. Дик немного повеселел.

Он снова заглянул в освещенную комнату и увидел, что старуха укладывается спать на проваленном диване в углу. Она натянула одеяло до самого подбородка и, казалось, уснула.

Дик снова отправился в сарай, но теперь ему казалось бессмысленным дожидаться Джордж и Джулиана. Они, наверное, окончательно заблудились.

А может, мистер Гастон, или как там его зовут, что-то сделал с лапой Тимми и ребята решили заночевать в гостинице в Бикон Виллидже? Дик снова зевнул.

«Я больше не могу ждать их, очень уж спать хочется, — решил он. — Если я не лягу, то просто усну и свалюсь с этого ящика. Лучше будет устроиться на соломе. И так услышу, когда они придут».

Освещая себе путь фонариком. Дик направился в амбар, вошел и захлопнул за собой дверь, воткнув палку в виде засова за скобы на двери. Он сам не мог бы сказать, зачем он это сделал; наверное, где-то засела мысль о сыне старухи с его скверным характером.

Он бросился на солому и мгновенно заснул. А снаружи небо прояснялось все больше; луна еще не полностью выбралась из-за туч, но уже достаточно, чтобы освещать все вокруг — и одинокий каменный домик, и полуразрушенные постройки вокруг него. Дик крепко спал. Лежа на соломе, он видел во сне Тимми и Джордж, голубые пруды и колокола. Главным образом — колокола.

Внезапно Дик проснулся. С минуту он лежал, не понимая, где он. Что это колется? Потом вспомнил: ну конечно же, это солома в амбаре. Он хотел было снова свернуться калачиком, когда вдруг услышал какой-то звук. Звук был совсем тихим — как будто что-то скреблось о стену амбара. Дик сел: Может, это крысы? Не дай бог!

Дик прислушался. Звук доносился снаружи. Потом вдруг прекратился. Через некоторое время Дик услышал его снова. Потом послышался тихий стук в оконце с разбитым стеклом, прямо над головой Дика. Он испугался — крысы могут шуршать и скрестись, но они не могут стучать в окно! Кто это так осторожно постукивает в окно? Дик, затаив дыхание, прислушался.

И вдруг он услышал тихий голос — точнее, чей-то хриплый шепот:

— Дик, Дик!

Дик не мог поверить своим ушам. Кто это, Джулиан? Если он, то как он догадался, что он. Дик, здесь в амбаре? Застыв от изумления, Дик сидел, прислушиваясь.

Стук повторился, а затем голос позвал снова, теперь уже погромче:

— Дик, я знаю, что ты здесь. Я видел, как ты входил. Подойди к окошку, ну скорей, да не шуми!

Голос был Дику незнаком. Если это был не Джулиан, то, конечно же, не Энн и не Джордж. Но откуда же этот человек знал, как его зовут? Это просто поразительно! Дик не знал, что предпринять.

— Ну, живей! — подгонял его голос. — Мне уже надо идти, а я должен передать тебе кое-что.

Дик решил приблизиться к окну. Кто бы там ни был, выходить из амбара он не собирался.

Он осторожно опустился на колени у оконца — голова его была ниже окна — и ответил:

— Я тут.

Голос он изменил, чтобы казалось, что говорит взрослый.

— Долго же ты возился, — заворчал незнакомец, стоявший за окном. Дик вдруг увидел яйцеобразную голову и расплывшееся лицо с безумным взглядом. Дик скорчился, с облегчением думая, что его самого в темноте амбара рассмотреть было невозможно.

— Вот что просил передать тебе Нейлер, — произнес голос. — Два Дерева. Мрачное Озеро. Бойкая Джейн. И еще он сказал, что Мэгги все знает. То, что он передал тебе, Мэгги тоже знает.

Сквозь разбитое окно просунулся листок бумаги. Изумленный Дик взял его. Это еще что такое? Может быть, ему все это снится?

Но голос послышался снова, настойчивый, нетерпеливый:

— Ты слышал, что я сказал? Два Дерева, Мрачное Озеро, Бойкая Джейн. И еще — Мэгги все знает. Ну, все. Теперь я пошел.

Раздались тихие шаги — кто-то шел вокруг амбара. Потом воцарилась тишина. Дик сидел изумленный и ошарашенный. Кто этот парень с безумным взглядом, что называл его по имени среди ночи? Да еще передал какие-то странные слова, которые для сонного мальчишки совершенно ничего не означали?

Дик уже окончательно проснулся. Он встал и посмотрел в окно… Не было видно никого и ничего — кроме неба и одиноко стоящего дома. Дик сел и призадумался. Он осторожно включил фонарик и посмотрел на листок бумаги, который ему вручили. Это был грязный листок, на котором карандашом было что-то нацарапано. Там были какие-то слова и рисунок, но ему это показалось сплошной бессмыслицей. Он ничего не мог понять. Что это за странный посетитель, что за послание, что за бумага?

— Наверное, все это сон, — подумал Дик и сунул бумагу в карман. Он снова уселся на солому, затем зарылся в нее поглубже — стоя у окошка, он замерз. Лежа, он пытался обдумать происшедшее, недоумевая, а потом почувствовал, как глаза его закрываются.

Однако не успел он погрузиться в сон, как снова послышались осторожные шаги. Неужели этот тип вернулся? Затем кто-то подергал двери, но в скобах торчала палка. Человек, стоявший снаружи, подергал двери сильнее, и палка, выскочив, упала на пол. Когда он снова взялся за дверь, решив, что ее заело, она открылась. Он вошел и плотно прикрыл дверь за собой.

Дик сумел мельком рассмотреть человека. Нет, это не тот, который приходил раньше. У этого человека были густые волосы. Дик начал молиться, чтобы он не подошел к соломе.

Он и не подходил. Он просто уселся на мешок — может быть, ждал чего-то. Какое-то время человек что-то бормотал, но так тихо, что Дик разобрал не более двух-трех слов.

— Что же случилось? — услышал он. — Сколько еще мне ждать? — Потом он еще что-то говорил, но понять его было невозможно. — Остается только ждать, что мне еще делать, — сказал он вдруг, встал и потянулся. Он подошел к двери и снова уселся на мешок. Сидел он так тихо и неподвижно, что у Дика начали слипаться глаза. Может, это тоже сон? Но не успел он об этом подумать, как действительно уснул, и уже во сне он шел среди звенящих колоколов, среди растущих вокруг деревьев, стоявших почему-то парами!

Всю ночь он крепко спал, а когда наступило утро, вдруг проснулся и сел. В амбаре больше никого не было. А где же ночной посетитель? Ушел? А может быть, это и вправду был сон?