Было чудесно собраться снова всем вместе. Джулиан взял Энн за руку и крепко сжал ее:

— Все в порядке, Энн?

Ее бледное личико обеспокоило его. Энн кивнула. Теперь, когда рядом были не только Дик, но и Джулиан, Джордж и Тимми, она чувствовала себя намного лучше.

— Я только ужасно хочу есть, — произнесла она.

— Я сразу же закажу завтрак, а новости подождут, — решил Джулиан.

К ним вышла женщина, которая накануне вытряхивала в окно тряпку.

— Я думаю, вам покажется, что уже слишком поздно, но мы еще не завтракали. Что бы вы могли нам предложить? — спросил Джулиан.

— Кашу и сливки, — начала перечислять женщина, — бекон, который мы сами коптили, и яйца от наших кур. А еще хлеб, который я сама пекла, с медом с нашей пасеки. Годится? И еще кофе со сливками.

— Мне очень хочется вас обнять, — засиял Джулиан. Остальные тоже повеселели. Они прошли в маленькую уютную столовую, уселись за стол и стали ждать.

Вскоре до них донесся изумительный запах жареного бекона и крепкого кофе. Что за чудо!

— Сначала вы расскажите о своих приключениях, — попросил Дик, поглаживая Тимми. — Вы добрались до дома Спигги? Мистер Гастон был на месте?

— Нет, его не было, — ответил Джулиан. — Он куда-то ушел. Но его славная жена настояла, чтобы мы подождали. Она сказала, что он обязательно осмотрит Тимми, как только вернется. Так что мы долго дожидались его.

— Да, ждали мы его до половины восьмого, — подхватила Джордж, — и чувствовали себя очень неуютно, потому что понимали, что близится время, когда им надо будет ужинать. Потом наконец пришел мистер Гастон.

— Он оказался таким добрым человеком, — продолжал Джулиан, — осмотрел ногу Тимми и вдруг сделал с нею что-то. Я не знаю, что именно, наверное, вправил ее. Тим завопил, Джордж бросилась к нему, мистер Гастон захохотал…

— Он так грубо обошелся с его ногой, — посетовала Джордж. — Но свое дело он, конечно, знал, так что теперь с Тимми все в порядке, если не считать синяка у него на холке, но и это пройдет. Он уже гоняет вовсю, как и раньше.

— Я так рада, — сказала Энн. — Я всю ночь думала о бедном Тиме. — Она погладила его, а он обмусолил ее руку слюной.

— А что было потом? — поинтересовался Дик.

— Миссис Гастон настояла, чтобы мы остались поужинать с ними, — продолжил свой рассказ Джулиан. — Она и слышать не 'хотела наших возражений, а мы, надо сказать, к этому времени уже здорово проголодались. Так что мы остались и не пожалели об этом — ужин был отличный. Тимми тоже был доволен. Вы бы только видели, какой живот у него был после ужина — как бочонок! Хорошо, что сегодня живот опал, а то я уже подумывал о том, чтобы дать ему новое имя — Тамми'.

' Игра слов: «тамми» — пузо (англ.).

Все засмеялись, а Джордж громче всех.

— Дурень, — сказала она беззлобно. — Ну так вот, было уже около девяти, но мы не волновались за вас, так как были уверены, что вы уже благополучно добрались до фермы Голубой Пруд и догадались, что у нас задержка из-за Тимми. А когда мы туда наконец пришли и узнали, что вас там нет, тут уж мы забеспокоились!

— Да, но потом мы подумали, что вы, должно быть, остановились на ночлег где-нибудь в другом месте, — сказал Джулиан, — и решили, что, если вы не объявитесь, мы с утра первым делом отправимся в полицию и заявим о вашем исчезновении.

— Вот поэтому мы и пришли сюда, в деревню, даже не позавтракав, — сказала Джордж. — Видите, как мы переживали. А на ферме было замечательно. Нам предоставили маленькие комнатушки с постелями, а Тимми, конечно же, спал со мной.

Чудесный запах, доносившийся с кухни, усилился, заполняя всю комнату, — в дверях появилась женщина с подносом в руках. На нем стояла суповая миска с кашей и посудина с золотистым сиропом, кувшинчик густых сливок и блюдо с горкой хрустящих коричневых гренков, на которых громоздились куски яичницы с ветчиной. Там же лежали грибочки.

— Прямо как в сказке. — Энн зачарованно смотрела на поднос. — Вот чего нам так не хватало!

— Будут еще и гренки с джемом и маслом да кофе с горячим молоком. — Женщина деловито начала расставлять все на столе. — А если захотите еще яичницы с ветчиной, позвоните вот в этот звоночек.

— Просто не верится, — сказал Дик, с жадностью обводя глазами яства на столе. — Ну-ка, девочки, ради бога, скорее начинайте есть, не то я забуду о хороших манерах и начну хватать все подряд.

Завтрак был изумительный, лучше и не придумаешь. Ребята так проголодались, что все казалось им особенно вкусным. Они молча набирали кашу со сливками, подслащенную золотистым сиропом. Тимми тоже досталась миска каши, он ее любил, хотя терпеть не мог сироп — от него склеивались усы!

— Теперь я чувствую себя лучше! — сказала Энн. Она все поглядывала на миску с кашей. — Я вот думаю, не съесть ли еще каши? Тогда не получу удовольствия от яичницы с ветчиной. А может, лучше приступить к яичнице?

— Сложный вопрос! — заявил Дик. — Я тоже этим озабочен, но вообще-то, думаю, надо переходить к яичнице, можно будет съесть побольше, да еще и грибы — даже слюнки текут! Какие же мы прожорливые! Но как можно устоять против всего этого, если люди так проголодались!

— А вы пока ни слова не рассказали о том, что же случилось с вами вчера вечером, — сказал Джулиан, от души накладывая себе яичницу с ветчиной. — Теперь, набив животики, вы, может быть, расскажете, почему, вопреки моим наставлениям, не пошли туда, где мы договорились встретиться?

— Выступаешь, как наш директор школы, — сказал Дик. — А все очень просто — мы заблудились. А когда наконец добрались до какого-то места, мы решили, что это и есть ферма Голубой Пруд, и остались там ночевать.

— Понятно, — сказал Джулиан. — Но разве люди, живущие там, не сказали вам, что это вовсе не Голубой Пруд? Хоть бы вы как-нибудь дали нам знать, где вы! Знали. ведь, что мы будем беспокоиться!

— Да старуха была совершенно глухой, — начала объяснять Энн, уплетая за обе щеки яичницу. — Она не могла понять ни слова, мы и подумали, что это и есть Голубой Пруд, и остались там, хотя место было ужасное. Мы же волновались, что вас все нет!

— Сплошные неувязки, — сказал Джулиан. — Но все хорошо, что хорошо кончается.

— Как громко сказано! — возмутился Дик. — Ведь на самом деле все было очень скверно. Бедной Энн пришлось спать на чердаке, а я заночевал на соломе в амбаре, и все было бы не так плохо, если бы ночью не произошли престранные события. Мне, по крайней мере, они показались весьма странными. Я даже начинаю сомневаться — а не сон ли это был?

— Что это за странные события? — Джулиан весь обратился в слух.

— Я расскажу тебе все, когда мы снова отправимся в путь, — ответил Дик. — Но сейчас, при свете дня, мне кажется, что это был либо дурной сон, либо что-то действительно из ряда вон выходящее.

— Дик, а почему ты мне об этом ничего не рассказал? — удивилась Энн.

— Да я, по правде говоря, забыл об этом, так быстро все происходило, — признался Дик. — Ведь надо было сначала как-то ускользнуть от того человека, потом беспокойство о Джулиане и Джордж, да к тому же и есть очень хотелось!

— Похоже, ночь вы провели довольно скверно, — заметила Джордж. — Это, должно быть, ужасно — искать дорогу в темноте. Да еще и дождь шел, правда?

— Да, — подтвердила Энн. — Но больше всего меня напугали колокола. Ты слышал их, Джулиан? Они так неожиданно загудели, что я перепугалась до смерти! Не представляю, что это было. Почему они так вызванивали? И так громко?

— Знаете, почему они звонили? — сказал Джулиан. — Та милая женщина сообщила нам, что это в тюрьме звонили во все колокола. Оттуда сбежал заключенный, и они предупреждали всех в округе: двери на запор! Будьте настороже!

Энн молча уставилась на Джулиана. Так вот в чем дело — столько трезвона и шума! Она поежилась.

— Хорошо, что мы этого не знали, — сказала она. — Если бы я знала о сбежавшем заключенном, я бы боялась спать одна. Интересно, его уже поймали?

— Не знаю, — ответил Джулиан. — Спросим хозяйку гостиницы, как только она войдет.

Когда хозяйку спросили об этом, она покачала головой:

— Нет, еще не поймали, но наверняка поймают. Все дороги перекрыты, и все начеку. Ведь это грабитель, который вламывался в дома и нападал на любого, кто пытался ему помешать. Опасный тип.

— Джулиан, не опасно ли нам идти в эту пустошь в поход, раз там скрывается сбежавший преступник? — забеспокоилась Энн. — Мне будет очень страшно.

— У нас есть Тимми, — возразил Джулиан. — Он достаточно силен, чтобы защитить нас даже от трех преступников, если понадобится. Не беспокойся об этом.

— Гав, — подтвердил Тим и заколотил хвостом об пол.

Наконец с завтраком было покончено. Даже «умирающая от голода» Энн не в состоянии была осилить последний гренок. Она радостно вздохнула.

— Ну вот, теперь я чувствую, что я такая, как и раньше, — объявила она. — Не сказала бы, что мне очень хочется в поход, но знаю, что после такого плотного завтрака полезно походить.

— Полезно или нет, но нам пора отправляться, — заключил Джулиан, вставая из-за стола. — Но сначала я куплю бутербродов на дорогу.

Хозяйка гостиницы сияла от их похвал. Она дала им с собой сверток с бутербродами и даже помахала на прощание.

— Приходите снова, когда сможете, — сказала она. — У меня всегда найдется для вас что-нибудь вкусненькое.

Ребята спустились по улице и, дойдя до конца ее, свернули на дорогу. Через некоторое время они оказались в долине, посреди которой протекал ручей. Они остановились и прислушались к его журчанию.

— Чудесно! — воскликнула Энн. — Давайте пойдем вдоль этого ручья.

Джулиан сверился с картой.

— Да, можно, — подтвердил он. — Я здесь пометил, по какой дороге нам идти, и этот ручей чуть дальше приведет нас к ней. Так что, если хочешь, пойдем вдоль ручья, хотя идти по этой тропинке было бы удобнее.

Сойдя с дороги, они направились к ручью.

— Ну а теперь, Дик, — обратился к нему Джулиан, — расскажи-ка ты нам о тех странных происшествиях, которые произошли ночью. Здесь никто не услышит — вокруг ни живой души! Выкладывай все подряд. Тогда мы сможем определить, сон это был или явь.

— Ладно, — согласился Дик. — Ну так вот, дело было так. Хоть это и покажется странным, слушайте…