Дик начал свой рассказ, но слушать его всем одновременно было трудно, так как они шли не по дороге и не могли находиться рядом. В конце концов Джулиан перебил его и указал на густые заросли вереска.

— Давайте остановимся, посидим и послушаем, что нам скажет Дик, а то на ходу я упускаю детали его рассказа. Здесь нас никто не услышит.

Они уселись на вереск, и Дик начал все сначала. Он рассказал о старушке, которая опасалась, что сын ее не позволит ребятам переночевать у них. Рассказал о соломе, которая послужила ему постелью.

— А вот теперь я расскажу вам то, что, как мне кажется, было лишь сном, — продолжал он. — Я проснулся от того, что услышал, как кто-то скребется о деревянную стену амбара…

— Это были крысы или мыши? — поинтересовалась Джордж.

Тимми сразу вскочил. Он был уверен, что эти слова обращены к нему!

— Я тоже сначала так подумал, — сказал Дик. — Но затем кто-то постучал в окно.

— Какой ужас! — воскликнула Энн. — Меня бы это вовсе не обрадовало.

— Меня тоже, — признался Дик. — Но тут кто-то позвал меня по имени: «Дик! Дик!» Вот так вот.

— Тогда, скорее всего, это был сон, — предположила Энн. — Никто не мог знать, как тебя зовут. Дик продолжал:

— Затем голос произнес: «Дик, я ведь знаю, что ты там. Я видел, как ты входил», — и велел мне подойти к окну.

— Продолжай, — сказал Джулиан. Он был озадачен. Ведь никто на белом свете, кроме Энн, не знал, что Дик был в амбаре, а она не могла появиться там ночью.

— Ну, и я подошел к окну, — сказал Дик. — Я увидел, хотя и не очень отчетливо, какого-то типа с безумным взглядом. А он не мог меня видеть в темноте сарая. Я только пробормотал: «Я тут», надеясь, что он примет меня за того, кто ему нужен.

— И что он сказал потом? — спросила Джордж.

— Он сказал что-то, что мне показалось полнейшей бессмыслицей, — ответил Дик. — Он дважды повторил: «Два Дерева, Мрачное Озеро, Бойкая Джейн» и еще сказал: «Мэгги знает». Вот так.

— Два Дерева! Мрачное Озеро! Бойкая Джейн! И Мэгги знает об этом! Нет, Дик, это наверняка был сон. Ты сам это понимаешь. А ты, Джулиан, что думаешь об этом?

— Вообще-то кажется довольно неестественным, что кто-то мог прийти среди ночи, чтобы передать Дику странное сообщение, которое ничего для него не значило, — решил Джулиан. — Конечно, это больше похоже на сон. Я бы тоже сказал, что это сон.

Дик решил, что они правы, как вдруг его осенила неожиданная мысль. Он выпрямился.

— Ну-ка, подождите минутку, — сказал он. — Я вспомнил еще кое-что! Человек просунул в разбитое окошко листок бумаги, и я его взял!

— Это же меняет дело! — воскликнул Джулиан. — Если этот листок у тебя, значит, все это было наяву. Ну а если ты его не найдешь, то это был сон.

Дик пошарил в карманах. В одном из них он нащупал листок бумаги и вытащил его. Это была грязная, смятая бумажка, на которой было начерчено несколько линий и нацарапано несколько слов. Дик молча протянул ее ребятам, глаза его сияли.

— Это та самая бумага? — спросил Джулиан. — Так это был не сон, честное слово!

Он взял листок, и все склонились над ним, чтобы получше разглядеть. Тимми тоже хотел взглянуть на то, что всех так заинтересовало. Он просунул свою мохнатую голову между головами Дика и Джулиана.

— Я ничего не могу разобрать, — признался Джулиан. — Мне кажется, тут какой-то план, но план чего? И где это? Ничего не понятно.

— Тот тип сказал, что у Мэгги тоже есть такая бумага, — вспомнил Дик.

— Кто же такая эта Мэгги? — спросила Джордж. — И почему она это знает?

— А ты все рассказал? — Джулиана все это дело явно страшно заинтересовало.

— Ну, потом в амбар приходил сын старухи, — ответил Дик. — Он долго сидел и ждал чего-то, все время бормотал что-то, а когда я проснулся, его уже не было. Поэтому я и подумал, что мне все это приснилось. Он меня, конечно же, не заметил.

Джулиан нахмурился и поджал губы. Вдруг Энн взволнованно закричала:

— Дик, Джулиан! Мне кажется, я знаю, зачем приходил в амбар тот, второй. Это ему хотел передать послание человек с безумным взглядом. Да и бумагу тоже — не Дику, а ему! Ему не нужен был наш Дик. Но он видел, как кто-то входил в амбар, и решил, что это и есть тот, кто ему был нужен. Поэтому-то тот, второй, и ждал его в амбаре!

— Все это хорошо, но откуда он узнал мое имя? — спросил Дик.

— Да он и не знал! Он и не подозревал, что в амбаре совсем другой человек, — возбужденно пояснила Энн. — Того, второго, тоже зовут Дик. Как же ты не понимаешь — это просто совпадение! Вероятно, они договорились встретиться там — сын старухи и тот тип с безумным взглядом. И когда тот тип увидел, что в амбар вошел Дик, он подождал немного, а потом начал стучать, в окошко. Затем позвал: «Дик, Дик!» — и Дик подумал, что зовут его, выслушал сообщение и взял бумагу! .

Энн даже задохнулась от такой длинной речи. Она уселась и нетерпеливо оглядывала ребят. Ну как, разве она не права? Что они думают об этом?

Все решили, что она совершенно права. Джулиан даже похлопал ее по спине.

— Молодчина, Энн! Ну конечно же, все произошло именно так!

А Дик вдруг вспомнил мальчишку, которого они встретили по пути в Бикон Виллидж, когда уходили от дома старухи, — того самого, который все время насвистывал. Что он сказал о старухе и ее сыне?

— Энн! Что сказал тот мальчишка, который свистел? Погоди минуту, он сказал, что там развалюха миссис Таггарт и чтобы мы туда не ходили, не то ее сын выставит нас вон. И еще, я вспомнил, он добавил: «Чумазый Дик, как мы его зовем, жуткий тип!» Чумазый Дик! Так что его зовут Дик! И как мы раньше не догадались?..

— Это доказывает, что Энн совершенно права, — обрадовано заключил Джулиан. Энн тоже была очень довольна. Нечасто случалось, чтобы она оказывалась умнее всех остальных.

Затем все снова задумались.

— Интересно, имеет это какое-либо отношение к сбежавшему заключенному? — спросила наконец Джордж.

— Наверное, — ответил Джулиан. — Может, это был сам заключенный — тот тип, что приходил с сообщением? Он сказал, от кого оно?

— Сказал, — ответил Дик. Он напрягся, чтобы припомнить. — Он сказал: от Нейлера. Я думаю, он так его назвал, но, может быть, это не совсем точно, ведь он говорил шепотом.

— Сообщение от Нейлера, — повторил Джулиан. — Но Нейлер, вероятно, в тюрьме, он друг того, кто сбежал. И возможно, когда он узнал, что тот тип собирается рвануть из тюрьмы, он передал с ним сообщение кое-кому — человеку из старого коттеджа, сыну старухи. Может быть, у них это было заранее обговорено.

— Что ты имеешь в виду? — не понял Дик. Вид у него был озадаченный.

— Сын старухи, Чумазый Дик, знал, наверное, что звон колоколов обозначает, что кто-то сбежал из тюрьмы и придет, чтобы сообщить ему что-то. И тогда он должен ждать в амбаре, на случай, если сбежавший придет от Нейлера.

— Понятно, — сказал Дик. — Думаю, ты прав. Уверен, что это так. Но, честное слово, я рад, что тогда не знал, что тот тип у окна был сбежавшим преступником.

— А мы получили сообщение от Нейлера! — подхватила Энн. — Как странно все получается — заблудившись и придя не туда, куда нужно, мы получили сообщение, которое передал человек, сбежавший из тюрьмы! Жаль, что непонятно, что означает это сообщение — да и бумага тоже!

— Не пойти ли нам в полицию? — предложила Джордж. — Я хочу сказать, это может оказаться очень важным и поможет поймать беглеца.

— Верно, — согласился Джулиан. — Нам надо пойти в полицию. Давайте посмотрим по карте, где тут ближайший поселок.

С минуту он разглядывал карту. Потом сказал:

— Нам не придется сворачивать с пути, который я наметил. По моему плану мы должны обедать в поселке Риблз, если у нас не будет бутербродов. В любом случае нам придется зайти туда, чтобы купить что-нибудь попить. Так что предлагаю продолжить путь, зайти в полицейский участок поселка Риблз, если он там есть, и рассказать обо всем, что с нами произошло.

Ребята поднялись. Тимми был очень рад — ему не нравилось, когда долго засиживались после завтрака. Он встрепенулся и бросился вперед.

— Нога у него в полном порядке, — обрадовалась Энн. — Надеюсь, для него это будет хорошим уроком — не станет снова лазить в кроличьи норы!

Ничуть не бывало! В течение следующего получаса он несколько раз засовывал голову в норы, но, к счастью, пролезть глубже не мог и выбирался из норы самостоятельно, без посторонней помощи.

В тот день им повстречались дикие пони. Маленькие, коричневые, с длинными хвостами и гривами, они суетливо носились рысью по буграм. Ребята смотрели на них как завороженные. Заметив их, пони высоко вздернули свои красивые головы, все разом повернули в сторону и умчались как ветер.

Тимми решил было броситься за ними, но Джордж крепко держала его за ошейник. Как же можно пугать таких чудесных маленьких пони!

— Прелесть! — воскликнула Энн. — Ну разве не чудо, вот так запросто наткнуться на них. Вот бы еще повстречать их!

Утро было таким же теплым и солнечным, как и вчера. Они снова сбросили куртки, а у Тимми совсем вывалился мокрый язык. Было так приятно и легко ступать по мягкому вереску и гибкой траве! Они шли по самому берегу бурого ручья, с удовольствием вслушиваясь в его легкое журчание.

В половине двенадцатого они поели бутербродов и обмыли ноги в ручейке.

— Блаженство, — произнесла Джордж. Они лежали, на мягком вереске, опустив ступни в воду. — Ручеек щекочет мне ноги, а солнце припекает лицо — так приятно! А ты, Тимми, дурачок, отойди! Что ты дышишь мне в лицо, и так жарко!

Ручеек добежал до тропинки, ведущей в поселок Риблз. Они пошли по ней, подумывая, не пора ли пообедать. Неплохо было бы приберечь бутерброды на полдник, а сейчас поесть где-нибудь на ферме или в небольшой гостинице.

— Но сначала надо разыскать полицейский участок, — напомнил Джулиан. — Расскажем нашу историю, а потом пообедаем!