Войдя в дом, Бетси бросилась к себе в комнату за книжкой, которую ей дала почитать Глэдис. Долго искать ее не пришлось. Она называлась «Маленькая святая» и была подарена Глэдис еще в школе. Книга показалась Бетси довольно скучной. «Маленькой святой» называли девочку, которая была слишком хорошей, такой, каких в жизни не бывает. Бетси предпочитала читать об озорных, непослушных детях.

Она тщательно завернула книгу в оберточную бумагу и спустилась вниз сказать маме спокойной ночи Миссис Хилтон сидела в гостиной и читала.

– Пришла пожелать спокойной ночи? – спросила миссис Хилтон, взглянув на часы. – Хорошо провели время у Фатти?

– Очень! Играли в новую игру, «тащи-пихай-тяни-толкай». Так здорово!

– Могу себе представить! – сказала миссис Хилтон. – Все, что исходит от Фредерика, всегда связано с шумом, гамом и какими-нибудь каверзами А что это у тебя в руках?

– Да это книга, которую Глэдис давала мне почитать. Хочу отослать ее по почте. Пойду спрошу у миссис Мун адрес Глэдис. А ты, мамочка, дай мне, пожалуйста, марку.

– Не надо ходить к миссис Мун, – сказала мама. – Я позабочусь, чтобы Глэдис получила свою книжку.

– Да? А я уже написала ее имя. Мне только адрес нужен. Какой у нее адрес, мама?

– Я сама надпишу. Иди спать, Бетси, не тяни зря время. Оставь здесь пакет.

– Ну, мамочка, разреши мне только адрес надписать! – заныла Бетси, чувствуя, что ее великолепная идея вот-вот рухнет, а это так несправедливо! – Мне очень хочется самой надписать. Ну, мамочка!

– Первый раз в жизни тебе этого хочется. Ты все всегда говорила, что ненавидишь заниматься писанием. Отправляйся спать. Немедленно.

Ничего не оставалось делать. Надо было слушаться Бетси положила книгу на столе около матери и, с понурым видом побрела к себе наверх. Может, Пипу удастся попозже вечером увидеть, адрес, когда мама напишет его на пакете.

Пип обещал сестренке смотреть в оба глаза. Впрочем, это неважно. Его собственное письмо придет завтра утром, и они все равно узнают точный адрес.

Когда, чистый и опрятный, он спустился к ужину, книга все еще лежала на столе. Он увидел имя на пакете, но… адреса все еще не было.

– Хочешь, мама, я надпишу за тебя адрес Глэдис? – вежливо предложил он. – Чтоб сэкономить твое время.

– Никак не могу понять, почему именно сегодня вы с Бетси так жаждете писать! – сказала миссис Хилтон, поднимая глаза от книги. – Нет, Пип, я не помню адрес наизусть, Оставь книгу в покое.

Пришлось оставить и книгу, и саму идею. Пип с торжеством думал о своем письме, которое придет завтра утром. Он был уверен, что его идея сработает лучше!

На следующий день он с утра пораньше спустился вниз и стал ждать почтальона. Вытащив все письма из почтового ящика, он положил их на стол возле маминой тарелки. Письмо, надписанное фальшивым почерком Фатти, оказалось сверху.

– Тут, мама, пришло письмо для Глэдис, – сказал Пип, когда все спустились к завтраку. – Нам придется его переадресовать.

– Мой дорогой сын, – сказала миссис Хилтон, – не учи меня, пожалуйста, что мне надо делать.

– А кстати, ты написала адрес на моем пакете? – спросила Бетси как бы между прочим, жадно набросившись на вареное яйцо.

– Нет, я не могла вчера его вспомнить, – рассеянно ответила миссис Хилтон, разбирая свои письма.

– Давай мы с Пипом после завтрака отнесем пакет и письма на почту, – предложила Бетси, радуясь, что ей в голову пришла такая блестящая мысль.

– Пожалуйста, если хотите, – сказала миссис Хилтон. Бетси подмигнула Пипу. Ну, теперь все пойдет как надо! Они оба увидят так нужный им адрес.

После завтрака, пока дети маялись в ожидании пакета и писем, в доме раздался телефонный звонок. Трубку сняла миссис Мун.

– Это вас, мэм, – сказала она, войдя в столовую.

– Кто звонит? – спросила миссис Хилтон. Пип и Бетси была немало удивлены, заметив, что миссис Мун ведет себя как-то странно, подмигивает, делает знаки рукой, а имени не называет. Однако миссис Хилтон, казалось, все поняла, встала и пошла к телефону, закрыв за собой дверь, чтобы дети не могли незаметно последовать за ней.

– Кто же это? С кем мама хочет поговорить так, чтоб мы не знали? – расстроился Пип. – Ты заметила, как вела себя миссис Мун?

– Конечно! – ответила Бетси. – А мы не можем чуть приоткрыть дверь и подслушать?

– Нет, – сказал Пип. – Никак нельзя. Нельзя, раз мама не хочет, чтобы мы слышали.

Через несколько минут мама вернулась, но не сказала, с кем она разговаривала, а дети не осмелились спросить.

– Ну, так можно нам идти на почту? – спросил наконец Пип. – Мы готовы.

– Да, пожалуйста. Письма вон там, возьмите, – сказала миссис Хилтон.

– А пакет для Глэдис? – спросила Бетси.

– Его не обязательно посылать по почте, так же как и ее письмо, – ответила миссис Хилтон. – К ней сегодня собирается один человек. Заодно он отвезет и пакет, и письмо. Сэкономим на марках.

– Кто отправится к Глэдис? – спросил Пип. – Можно нам тоже поехать? Так хочется ее повидать.

– Нет, вам нельзя, – ответила миссис Хилтон. – И прошу тебя, Пип, не пытайся ничего выяснять! Я уже вам сказала, вас это никак не касается. Можете взять все остальные письма и опустить в почтовый ящик. Поспешите, чтобы успеть к десятичасовой выемке.

Пип и Бетси вышли из дома с унылыми лицами. Бетси чуть не плакала.

– Плохи наши дела, Пип, – сказала она, как только за ними закрылась дверь. – Так хорошо мы все придумали, и ничего не получилось!

– Сейчас опустим письма и сразу идем к Фатти, – сказал Пип, мрачно глядя перед собой. – Он, конечно, решит, что мы все не так сделали. Он вообще много о себе воображает, считает, что всегда может придумать какой-нибудь расчудесный выход из положения.

– Он и правда может, как и положено преданному другу, – сказала Бетси. – А вот и почтовый ящик. Дай мне письма, я сама опущу.

– На, бери. Ты как маленький ребенок! Все еще любишь бросать письма в ящик, – сказал Пип.

Бетси опустила письма, и они повернули к дому Фатти. Он сидел дома и читал новый детектив.

– Обе наши идеи провалились, – с горечью признался Пип и рассказал, как все было.

Фатти неожиданно для Пипа проявил понимание и сочувствие.

– Вам просто не повезло, – сказал он. – У вас у обоих были прекрасные идеи, и только неудачное стечение обстоятельств не позволило им осуществиться. А кто же поедет сегодня к Глэдис?

– Мама сказала «он», – вспомнил Пип. – Вот как она сказала: «К ней сегодня собирается один человек. Заодно он отвезет пакет и письмо».

– Тогда все просто, – решил Фатти. – Он может означать только одну персону. И это Пошлипрочь. Теперь мы знаем, что нам делать дальше.

– Я не знаю, – сказал по-прежнему мрачный Пип. – Ты, кажется, один всегда все знаешь, тебе все ясно.

– Мозги работают, дорогой приятель, мозги! – сказал Фатти. – Значит, так. Если это Гун, мы можем подкараулить его и отправиться следом за ним. Он, скорее всего, поедет на велосипеде. Мы тоже. Проще простого!

Пип и Бетси повеселели. Сама идея устроить слежку за Гуном не могла не понравиться. Это было одновременно и веселой игрой, и возможностью выяснить, где живет Глэдис. Предстоящий день стал выглядеть гораздо более интересным.

– Ступайте и расскажите все Ларри и Дейзи, – попросил Фатти. – Мы должны установить наблюдение за домом Гуна. Нам надо точно знать, когда он выедет. Предлагаю также снова попросить у наших мам бутерброды, чтобы мы могли уехать в любое время и вернуться, когда захотим.

– А я купли конфет для Глэдис, – сказала Бетси. – Она очень хорошая.

– Вообще это отличная мысль, – задумчиво произнес Фатти. – Мы все могли бы привезти ей небольшие подарки. Покажем, что сочувствуем ей, что мы на ее стороне. Она тогда будет с нами откровеннее.

– Тогда я пойду скажу Ларри и Дейзи, чтобы готовили велосипеды и еду, – сказал Пип. – Надо торопиться, а то вдруг Пошлипрочь решит отправиться сегодня. А ты, Бетси, возвращайся домой, доставай, свой велосипед. После Ларри мы поедем чего-нибудь купить для Глэдис.

– В таком случае я отправляюсь к дому Гуна, – сказал Фатти, – покараулю, пока вас не будет, а то вдруг он уедет раньше. Сейчас только приготовлю бутерброды. Встречаемся за углом гуновского дома!

Примерно через полчаса Ларри, Дейзи, Бетси и Пип присоединились к Фатти недалеко от дома Гуна. У всех были с собой бутерброды и подарки для Глэдис. Гуна пока видно не было.

Однако минут через десять стоявший на страже Ларри тихо свистнул. Это был сигнал, что Гун куда-то отправился. Он выехал из дома на велосипеде – тяжелая неуклюжая фигура с короткими ногами в огромных сапогах. Согнутые в коленях и упирающиеся в педали, эти ноги выглядели до абсурда нелепыми коротышками.

Он покатил по аллее, ведущей к реке.

– Может, он хочет переправиться на пароме, – задыхаясь от бешеного верчения педалями, сказал Фатти. – Будьте наготове! Только не выскакивайте из-за угла все сразу, чтобы, если оглянется, он не увидел нас вместе. Я все время буду первым, следите за моими сигналами.

К сожалению, мистер Гун спускался к реке лишь затем, чтобы передать какое-то сообщение хозяину фермы, расположенной на берегу. Увидев фермера в поле, он что-то ему прокричал, а потом круто развернул велосипед и поехал назад по аллее. Быстро доехав до угла, он свернул и прямо натолкнулся на Пятерых тайноискателей!

От резкого торможения велосипед занесло в сторону, и мистер Гун плюхнулся на землю. Дети соскочили с велосипедов. Фатти стал помогать полицейскому подняться, а Бастер, воспользовавшись случаем, выскочил из корзины и залаял от восторга.

– Вы не ушиблись, мистер Гун? – вежливо спросил Фатти. – Давайте я вам помогу.

– Оставь меня в покое, – сердито ответил мистер Гун. – Ездят пятеро в ряд, да еще на такой узкой аллее! Безобразие!

– Очень извиняемся, мистер Гун, – сказал Фатти. Пип прыснул. Пошлипрочь, пытающийся выбраться из-под велосипеда, не мог не вызвать улыбки.

– Еще и смеешься надо мной, наглый лягушонок! – заорал мистер Гун. – Все про тебя расскажу, вот будешь знать. Сегодня увижу твою мамашу, выскажу ей жалобу на тебя. Вот сейчас прямо и еду.

Фатти начал так энергично отряхивать пыль с мундира полицейского, что тот от неожиданности отскочил.

– Вы весь в пыли, мистер Гун, – сказал озабоченно Фатти. – Вам в таком виде неудобно идти к миссис Хилтон. Еще несколько хлопков, и вся пыль слетит.

– Ну, погоди, скоро сам получишь столько хлопков, сколько заслужил, – сказал мистер Гун, решительным жестом надевая на голову свой шлем. – В жизни никогда не встречал таких безобразников. Одни только неприятности от вас. На каждом углу! Тьфу!

Мистер Гун сел на велосипед и уехал, оставив детей на аллее.

– Нескладно получилось, – сказал Фатти. – Так не вовремя на него налететь! Я совсем не хотел, чтобы он нас сегодня видел. Обидно будет, если он заподозрит, что мы идем по его следу. Теперь давайте подумаем… По-моему, Пип, он сейчас отправился к твоей маме за пакетом и письмом для Глэдис. Ну, конечно! Так что нам сейчас остается только залечь где-нибудь поблизости, а когда Гун проедет мимо, незаметно и очень осторожно последовать за ним.

– Поехали на угол к церкви, – предложил Пип. – Куда бы он ни двинулся, этого места ему не миновать. Ну, вперед!

Доехав до церкви, они спрятались за деревьями и стали ждать, когда появится Пошлипрочь и покажет им дорогу к дому Глэдис.