– Пара отличных палаток. Четыре покрывала. Четыре спальных мешка. А как наш Тимми? Ему не нужно спального мешка? – спросил Дик, улыбаясь.

Трое ребят рассмеялись, а пес Тимми забил хвостом по земле.

– Вы посмотрите на него! – сказала Джордж. – Он тоже смеется! Вон пасть до ушей.

Они посмотрели на Тимми: пес и в самом деле широко улыбался.

– Ты наш любимчик, сказала Энн, обнимая собаку. – Лучший песик на свете, верно Тимми?

– Гав! – согласился Тимми и лизнул Энн в нос.

Четверо детей: Джулиан – рослый и крепкий для своего возраста парнишка, Дик, Джордж и Энн, – обсуждали предстоящие каникулы, которые решили провести на природе в палатках. Джордж была девочкой, но предпочитала называться мальчишеским именем; на свое истинное имя – Джорджина – она не отзывалась. Со своим веснушчатым лицом и короткими кудрявыми волосами она и в самом деле больше походила на мальчика, нежели на девочку.

– Просто потрясающе, что нам разрешили провести каникулы в палатках, – сказал Дик. – Никогда не думал, что наши родители разрешат такое после нашего жуткого приключения прошлым летом, когда мы отправились путешествовать в автофургонах.

– Ну, не так уж мы и предоставлены сами себе, – заметила Энн. – Не забывай, что за нами будет присматривать мистер Лаффи. Его палатка будет поблизости.

– О! Старина Лаффи! – воскликнул Дик со смехом. – Он даже знать не будет, там мы или нет. Пока у него есть возможность изучать своих бесценных насекомых, ему до нас дела не будет.

– Знаете, если бы он не собрался пожить в палатке, нам бы тоже не разрешили, – сказала Энн. – Я сама слышала, папа так и сказал.

Мистер Лаффи был учителем в мужской школе – пожилой мечтатель, увлеченный изучением жизни насекомых. Энн сторонилась его, когда он нес свои коробки с насекомыми, поскольку его питомцы имели привычку выползать оттуда. Мальчики любили его, хотя и считали чудаком. Сама идея, что он будет присматривать за ними, показалась всем комичной.

– Скорей всего, нам придется присматривать за ним, – заявил Джулиан. – Он из тех людей, у которых палатка падает, вода проливается, а садятся они непременно на пакет с яйцами. Старый Лаффи, похоже, живет в мире насекомых, а не в мире людей.

– Да ради Бога, пусть изучает насекомых, лишь бы нам не докучал, – заметила Джордж, которая терпеть не могла, когда вмешивались в ее дела. – Каникулы обещают быть классными – жить в палатках на пустоши, вдали от всех, быть самим себе хозяевами…

– Гав! – сказал Тимми, снова махнув хвостом.

– Это значит, что и Тим сможет делать все, что пожелает, – обрадовалась Энн. – Будешь гоняться за кроликами, верно, Тимми? И лаять на каждого, кто осмелится подойти к нам хотя бы на пару миль.

– Ладно, успокойтесь. – Дик снова принялся за список. – Давайте еще разок пройдемся по нашему списку, чтобы ничего не забыть и не упустить. На чем мы остановились? Ага, четыре спальных мешка.

– Да, и ты еще спрашивал – не нужен ли и Тимми спальный мешок, – подсказала Энн, хихикнув.

– Ясно, что нет, – сказала Джордж. – Будешь спать где обычно, верно, Тимми? У меня в ногах.

– А может, мы ему возьмем хотя бы маленький спальный мешочек? – предложила Энн. – Уж очень забавно он будет выглядеть с головой, торчащей из мешка.

– Тимми не любит выглядеть забавным, – отрезала Джордж. – Продолжай, Дик, а я Энн рот платком завяжу, если она опять будет перебивать.

Дик прочитал список. Выглядел он впечатляюще: друзья предусмотрели все, включая газовую плитку с баллонами, ведра, эмалированные тарелки, чашки. Каждую деталь требовалось обсудить, и все четверо с воодушевлением этим занимались.

– Братцы, а планировать каникулы так же интересно, как и проводить их, – подвел итог обсуждению Дик. – По-моему, мы ничего не забыли верно?

– Я бы сказал, что мы слишком хорошо все продумали, – заметил Джулиан. – Слава Богу, старина Лаффи говорит, что возьмет наше барахло в прицеп к своему автомобилю. Упаси Господи нам самим тащить весь этот скарб.

– Ох, скорей бы следующая неделя, – вздохнула Энн. – И почему так медленно время тянется, когда ожидаешь чего-то хорошего? А когда хорошее наступает, оно летит так быстро…

– Да уж, тут все шиворот-навыворот, – согласился Дик с улыбкой. – У кого есть карта? Хочу посмотреть еще раз, куда мы направляемся.

Джулиан вытащил из кармана карту, развернул ее, и все четверо склонились над ней. На карте были обозначены бескрайние пустоши, на которых располагалось всего несколько домиков.

– Несколько маленьких ферм, и все, – заметил Джулиан. – Бедные хозяйства. На пустошах особенно не разживешься. Вот примерно наше место, а на противоположном склоне холма есть небольшая ферма, где мы сможем покупать молоко, яйца, масло, если понадобится. Лаффи там уже бывал прежде. Говорит, ферма небольшая, но очень удобная для тех, кто живет по-походному.

– А пустоши здесь довольно холмистые, верно? – поинтересовалась Джордж. – Зимой на них, наверно, лютый холодина.

– Да, здесь все на возвышенности, – подтвердил Джулиан. – Ветры бывают, и даже летом прохладно, поэтому Лаффи советует запастись свитерами. Говорит, зимой там все засыпает снегом на несколько месяцев. Бывало, что целую отару овец приходилось откапывать из-под снега.

Дик вел пальцем по извилистой дороге на карте.

– Вот наша дорога, а вот здесь ответвление к той ферме. Здесь мы выгрузимся и потащим свои пожитки к месту лагеря.

– Надеюсь, мы будем жить не рядом с Лаффи, – вставила Джордж.

– О нет. Он согласился за нами присматривать, но сразу обо всем забудет, едва расположится в своей палатке, – успокоил ее Джулиан. – Два моих знакомых парня как-то отправились с ним в его машине куда-то на денек. Так он вернулся вечером без них: забыл, что они ездили с ним. Короче ребятам пришлось порядочно там поболтаться, пока за ними приехали.

– Наш добрый старый Лаффи, – сказал Дик. – Именно такой человек нам и нужен. Не будет являться и спрашивать, кто забыл почистить зубы, а кто – надеть теплый свитер.

Все засмеялись, и Тимми за компанию изобразил широкую улыбку, свесив наружу язык. Так хорошо было видеть всех четверых друзей снова вместе, слушать, как они обсуждают планы на каникулы! Тимми отправлялся в школу вместе с Джордж и Энн и очень скучал по мальчикам. Однако принадлежал он Джордж и никогда не помышлял о том, чтобы покинуть ее. Хорошо, что в школе-интернате разрешалось держать домашних животных, иначе Джордж ни за что не согласилась бы поступить в такую школу.

Джулиан сложил карту.

– Надеюсь, все, что мы заказали, прибудет в срок, – сказал он. – Осталось шесть дней. Буду напоминать время от времени Лаффи, что мы едем с ним, а то ведь забудет и уедет один.

Так трудно стало ждать, когда все было распланировано! Из разных магазинов начали поступать посылки, их с жадностью раскрывали. Спальные мешки оказались отличными.

– Блеск! – восторгалась Энн.

– Сногсшибательно! – вторила Джордж, залезая в свой спальный мешок. – Смотрите! Он завязывается у шеи, а здесь капюшон на голову. И как в нем тепло! Никакой холод не страшен. А давайте прямо сегодня попробуем в них спать.

– В наших спальнях? – спросила Энн.

– Вот именно. Просто чтобы привыкнуть к ним. – К тому же Джордж была уверена, что спальный мешок в сто раз лучше любой кровати.

В ту ночь все четверо расположились на полу в своих комнатах в спальных мешках, подтвердив утром, что спать было очень удобно и тепло.

– Одно неудобство, – заметила Джордж, – Тимми все норовил залезть в мой мешок, а место в нем только для одного, да и без того жарко.

– Правда? А я думал, он всю ночь лежал на моих ногах, – сказал Джулиан. – От него надо запираться, а то никому спать не даст.

– По мне, пускай, – сказал Дик. – Но он, прежде чем уляжется окончательно, все ворочается и ворочается. Я тоже испытал это на себе прошлой ночью.

– Что поделаешь – привычка, – разъяснила Джордж. – Наследственная привычка, от диких предков. Когда-то дикие собаки ложились спать в кустах из жесткой поросли, ворочались и ворочались, пока не приминали растительность в удобное ложе. Нынешние собаки эту привычку унаследовали, хотя и нет нужды что-то приминать, устраивать гнездо.

– В общем, остается пожелать, чтобы Тимми забыл повадки своих предков и помнил, что он воспитанный пес, у которого будет свое спальное место, – сказал Дик. – У меня прямо весь живот в синяках от его лап после нынешней ночи.

– Ладно, не выдумывай, – перебила его Энн. – Эх, надоело ждать, скорей бы вторник!

И этот день наступил. Утро было солнечное, небо почти безоблачное.

– Видите, вон там маленькие облачка – признак отличной погоды, – объявил Джулиан. – Будем надеяться, что старый Лаффи не забыл, что мы сегодня отправляемся. Он должен быть здесь в десять утра. Берем сандвичи на всех. Мама считает, что Лаффи может забыть еду. Если не забудет, то мы и с его долей управимся, к тому же Тимми всегда наготове.

Тимми был возбужден не меньше ребят и девочек. Он всегда заранее чуял, когда должно было произойти что-то хорошее. Хвост непрерывно мотался туда-сюда, язык высунут. То и дело вертелся у всех под ногами, но никто против этого не возражал.

Мистер Лаффи приехал на полчаса позже, когда все уже решили, что он забыл заехать за ними. Он сидел сияющий за рулем своего большого старого автомобиля. Все дети его отлично знали – жил он неподалеку и частенько заглядывал поиграть в бридж с родителями.

– Привет! Привет! – закричал он. – Я вижу, все готовы! Молодцы! Грузите все на прицеп. Мои вещи уже там, но места полно. Кстати, я на всех взял сандвичей. Супруга посоветовала взять побольше.

– Ну, сегодня у нас будет большой пир, – сказал Дик, помогая Джулиану перетаскивать свернутые палатки и спальные мешки. Вскоре все было погружено, и Джулиан закрепил багаж веревками.

Они попрощались с наблюдавшими за погрузкой взрослыми и весело влезли в машину. Мистер Лаффи завел мотор, с диким грохотом включил первую передачу.

– Счастливого пути! – кричали взрослые, махая руками. Джулиан расслышал отдельно голос матери: – И чтоб на сей раз никаких кошмарных приключений!

– Не волнуйтесь! – успокоил ее мистер Лаффи добродушно. – Я прослежу, чтобы все было в порядке. На этих пустошах приключений быть не может. Всего вам наилучшего! Пока!

Машина тронулась с места, а дети еще некоторое время махали руками провожавшим.

– Пока! До свидания! Ура! Поехали! Машина выехала на дорогу, а за ней прыгал на ухабах прицеп. Каникулы начались!