День выдался вполне приятный. Вместе с мистером Лаффи и Тимми дети отправились к пруду повыше на пустошах, который назывался Зеленым Прудом, потому что выглядел действительно зеленым, как огурец. Мистер Лаффи объяснил, что вода окрашена в зеленый цвет из-за присутствия какого-то химического вещества.

– Надеюсь, мы не позеленеем от такого купанья, – сказал Дик, переодеваясь в плавки. – Будете купаться, мистер Лаффи?

Тот согласился. Дети ожидали, что мистер Лаффи окажется плохим пловцом, будет плескаться возле берега. К их удивлению, плавал он великолепно, и Джулиан не мог за ним угнаться.

Славно порезвились они в воде, а когда устали, растянулись позагорать на солнышке. Вдоль берега пруда проходила дорога. Дети наблюдали, как прогнали отару овец вдоль этого пути, потом проехала пара автомобилей и, наконец, армейский грузовик. Рядом с водителем сидел мальчик, который вдруг изо всех сил замахал им рукой.

– Кто это там? – удивился Джулиан. – Откуда он может знать нас?

Наметанным глазом Джордж определила, кто там был в кабине.

– Это Джок! Сидит рядом с водителем. А вон и новый автомобиль его отчима. Видали? Джок предпочел ехать в грузовике, а не с ним. Ну и правильно!

Мимо них проехал сверкающий легковой автомобиль, за рулем – мистер Эндрюс. На ребят он не посмотрел – ехал строго вслед за грузовиком.

– Видно, на рынок поехали, – предположил Дик, снова укладываясь загорать. – Интересно, что они туда везут?

– Мне тоже любопытно, – сказал мистер Лаффи. – Он должен бы продавать продукцию своей фермы по очень высокой цене, чтобы позволить себе купить хороший автомобиль и все оборудование, о котором вы мне рассказывали. Видимо, умный парень этот мистер Эндрюс.

– Совсем он не выглядит умным, – возразила Энн. – Скорее слабаком, хилым человечком, мистер Лаффи. Даже вообразить невозможно, чтобы он кого-то победил, кого-то перещеголял.

– Очень интересно, – сказал мистер Лаффи. – Ну что? Не окунуться ли нам еще разок перед обедом?

Да, хороший получился денек, и мистер Лаффи совсем не портил компанию. Он с самым серьезным видом отпускал шутливые замечания, и только движение уха выдавало, что он сдерживает смех.

В лагерь вернулись к вечернему чаю, который Энн быстро приготовила. Расположились у палатки мистера Лаффи.

По мере того как приближался вечер, Дика и Джулиана начало охватывать волнение. Днем мысли о поездах-привидениях казались пустяковыми, но с наступлением темноты они приятно щекотали нервы. Неужели ребята увидят что-нибудь подобное нынче ночью?

Ночь выдалась очень темной, поскольку тучи заволокли небо. Звезд не было видно. Ребята пожелали девочкам спокойной ночи и забрались в свои спальные мешки. Через вход в палатку смотрели на небо.

Постепенно тучи ушли, сменившись легкими облаками; показались звезды. А затем небо полностью очистилось, раскрыв перед ними звездную панораму, – сотни тысяч огоньков смотрели с небес на пустоши.

– Хоть немного света будет от звезд, – прошептал Джулиан. – Кое-что разглядим. Это хорошо, а то бы спотыкались там, ломали бы ноги в кроличьих норах при таком мраке. А фонарь использовать нежелательно, чтобы нас там не засекли из депо.

– В любом случае интересно будет, – шепотом ответил Дик. – Надеюсь, Джок придет.

И он пришел. Сначала послышалось шуршанье шагов по вереску, а затем в палатку заглянула тень.

– Джулиан, Дик, я пришел. Вы готовы?

Они узнали голос Джока. Дик нажал кнопку на фонаре, и его луч выхватил на мгновение загорелое взволнованное лицо Джока.

– Привет! Удалось все-таки выбраться? – сказал Дик. – Слушай, а это ты был сегодня в грузовике, который проезжал мимо пруда?

– Ага. А вы меня увидели? Я-то вас видел, рукой вам махал изо всех сил. Хотел остановить грузовик, выйти поговорить с вами, но водитель такой злой мужик оказался. Никаких остановок, говорит, а то мой отчим ему задаст. А видели отчима? Он позади ехал.

– Вы на рынок ехали? – спросил Джулиан.

– Я думаю, грузовик туда отправился. Он был пустой. Видимо, мой отчим отправил его за каким-то грузом. Я вернулся в легковой машине, а грузовик должен был вернуться позднее.

– А как тебе понравился Сесил Дирлав? – спросил Дик, улыбаясь в темноте.

– Жуть! Тоска зеленая, – чуть ли не простонал Джок. – Хотел, чтобы я все время играл с ним в солдатиков. Хуже всего то, что и завтра мне весь день придется провести с ним. Еще один потерянный день. Сам не знаю, что с ним делать.

– Пусть со щенятами Бидди играет в солдатиков, – предложил Дик. Джок усмехнулся:

– Хорошо бы. Хуже всего то, что мама страшно довольна тем, что отчим выбрал мне в друзья этого мальчишку. Ладно, не будем об этом. Вы готовы?

– Готовы, – ответил Джулиан, вылезая из спального мешка. – Девчонкам мы ничего не говорили. Энн не хочет идти, а я не хочу, чтобы Джордж оставила Энн в одиночестве. Сейчас мы должны двигаться совершенно бесшумно, пока не отойдем подальше.

Дик тоже выбрался из спального мешка. В ту ночь оба мальчика не раздевались, укладываясь на ночлег. Они осторожно выползли из палатки.

– В какую сторону идти? – спросил Джок шепотом. Джулиан взял его за руку и повел. Он надеялся, что не заблудится звездной ночью, когда пустоши выглядели совсем неузнаваемыми.

– Если доберемся до того холма, думаю, дальше с пути не собьемся, – прошептал Джулиан, указывая на черную тень вдали на фоне звездного неба. Они крадучись пошли на запад, в сторону холма-ориентира.

Ночью путь до заброшенного депо показался куда более долгим, чем днем. Трое ребят то и дело спотыкались в темноте, ноги путались в зарослях вереска, пока не нашли что-то вроде тропы.

– Примерно тут мы встретили пастуха, – сказал Дик тихо. Он сам не знал, почему говорит тихо, просто чувствовал, что шуметь не стоит. – Думаю, осталось идти не так далеко.

Спустя некоторое время Джулиан дернул Дика за руку:

– Смотри. Вон там. Кажется, это депо. Видишь, такие очертания ровные слабо отсвечивают?

Они остановились на склоне холма, поросшего вереском, и всмотрелись в темноту. Да, внизу перед ними было действительно депо.

Джок схватил Джулиана за рукав.

– Посмотри! Видишь там желтый свет, слабый такой?

Ребята всмотрелись и увидели чуть заметный свет.

– Я понял, что это такое, – сказал Дик. – Свечка в каморке сторожа Сэма Деревянной Ноги. Верно, Джу?

– Ты прав. Давайте потихоньку спустимся и прокрадемся к его каморке. Заглянем в окошко и посмотрим, на месте ли он. Потом спрячемся там где-нибудь и подождем поезда-привидения.

Они спустились с холма. Глаза привыкли к темноте, освещенной слабым светом звезд, ориентироваться стало легче. Когда наконец вошли в депо, под ногами захрустели кусочки шлака.

Ребята остановились.

– Нас будет слышно, если мы так будем шагать по этому шлаку, – прошептал Джулиан.

– Кто нас услышит? – шепотом спросил Дик. – Здесь никого нет, кроме Сэма в его каморке.

– Откуда нам знать? – возразил Джулиан. – Тише ты, Джок!

Они постояли, тихо обсуждая, что делать дальше.

– Давайте лучше обойдем депо, держась ближе к стенам, – предложил Джулиан. – Там, по-моему, растет трава. Мы по ней и пройдем.

Они приблизились к стене и обнаружили, что там в самом деле полно травы. После этого пошли почти беззвучно – медленно и осторожно – в сторону огонька свечи в оконце каморки Сэма.

Окошко находилось высоковато – на уровне их макушек. Пришлось пособить друг другу, чтобы заглянуть в каморку.

Сэм Деревянная Нога находился там. Он сидел на стуле, курил трубку и, щурясь, читал газету. Очевидно, поломанные очки так и не починил. На другом стуле лежала его деревянная нога, которую он отстегнул и положил рядом.

– Он не ждет нынче поезда-призрака, – прошептал Дик. – Иначе не стал бы ногу отстегивать.

Огонек свечки колыхался, и по стенам хижины прыгали тени. Комната выглядела нищенски бедной, плохо обставленной и неряшливой. На столе – чашка без блюдца, на ржавой плитке что-то кипело в жестяной кастрюльке.

Сэм отложил газету, протер глаза и что-то пробормотал. Дети не расслышали, что именно, но были уверены, что старик посетовал на разбитые очки.

– А здесь много линий в депо? – спросил шепотом Джок, которому надоело смотреть на старого Сэма. – И куда они идут?

– Там, примерно в полумиле, туннель, – ответил Джулиан. – Линия выходит из него, а здесь разветвляется.

– А пойдемте по железной дороге в сторону туннеля, – предложил Джок. – Здесь больше нечего смотреть.

– Пошли, – согласился Джулиан. – Там тоже вряд ли что-нибудь увидим. Я думаю, эти поезда-привидения – выдумка старого Сэма.

Они покинули маленькую пристройку сторожа и вдоль стены обошли депо вокруг. Затем пошли по единственной ветке, ведущей в туннель. Теперь не имело большого значения, что под ногами хрустели шлак и щебенка. Можно было негромко переговариваться.

И вдруг начало что-то происходить! Из жерла туннеля, к которому они приблизились и довольно четко его видели, донесся далекий приглушенный звук.

Джулиан услыхал его первым. Он замер на месте и схватил за локоть Дика.

– Тише! Слышите? Они прислушались.

– Да, – сказал Дик. – Но это один из поездов, идущих по другому туннелю. Мы слышим его отголоски из этого туннеля.

– Да нет, – возразил Джулиан. – Поезд приближается именно отсюда.

Шум слышался все громче и громче. Ребята сошли с пути и присели в сторонке, едва осмеливаясь дышать.

Неужели поезд-призрак? Они ожидали увидеть яркий свет фонаря на паровозе, но в туннеле царил мрак. А грохот все приближался и приближался. Может ли быть просто шум без поезда? Сердце Джулиана учащенно забилось, Джок и Дик невольно схватились за руки.

Шум перерос в оглушительный грохот, и из туннеля показалось нечто длинное и черное. Спереди что-то тускло блеснуло и исчезло. Лязг и грохот были такими, что земля дрожала под ногами. Потом поезд, или что это было, миновал ребят, и шум начал затихать.

– Ну вот, – сказал Джулиан дрожащим голосом. – Поезд-привидение без огней и гудка. Куда он устремился? В депо, что ли?

– Пошли посмотрим, – сказал Дик. – Я в кабине никого не увидел. Даже при отсвете паровозной топки. Но ведь должен же кто-то его вести. Жуть какая-то. А звучало-то все реально, по-настоящему.

– Пошли в депо, – сказал Джок, который из всех троих выглядел наиболее спокойным.

Они медленно пошли по путям обратно. Вскоре Дик вскрикнул:

– Ой! Я ногу подвернул. Подождите полминуты.

Он сел наземь и застонал, потирая щиколотку. Ребята ждали, стоя рядом. Джулиан присел на корточки, чтобы растереть ему лодыжку, но Дик не позволил.

Понадобилось минут двадцать, прежде чем Дик смог двигаться нормально. Сперва ребята помогали ему, поддерживая под руки.

– Я думаю, все в порядке, – сказал Дик. – Могу и сам идти, правда, медленно. Пошли в депо, посмотрим, что там творится.

Однако едва они тронулись в путь, впереди, со стороны депо; послышался шум и лязганье поезда.

– Он возвращается! – сказал Джулиан. – А ну посмотрим. Отойдем в сторонку. Он обратно в туннель отправляется.

Они застыли на месте, прислушиваясь. Шум вновь приближался, превращаясь в грохот. Увидели мельком мерцание, видимо, паровозной топки, и поезд пронесся мимо них во мрак туннеля. Некоторое время оттуда доносилось эхо его шума.

– Вот так-то! Поезд-призрак! – сказал Джулиан, пытаясь засмеяться, хотя чувствовал себя изрядно потрясенным. – Приехал и уехал. Куда и откуда – никто не знает. Но мы-то его слышали и видели среди ночной тьмы. Ну и жуть!