Трое ребят стояли, прижавшись вплотную друг к другу, довольные, что находятся вместе в этом мраке. Им не верилось, что они обнаружили то, в чем так сомневались. Что это был за поезд, таинственно выползший из туннеля, а затем, постояв в депо, умчавшийся обратно?

– Если бы я не растянул лодыжку, мы бы могли проследовать за ним в само депо и подойти к нему вплотную, – посетовал Дик. – Какой же я балда! Из-за меня самое важное пропустили.

– Но ты же не виноват, – сказал Джок. – Главное, что мы увидели поезд-призрак. Просто не верится. Неужто он движется сам собой без машиниста? Неужели он настоящий?

– Судя по шуму, который он производил, поезд вполне настоящий, – сказал Джулиан. – И дым из паровоза шел. Но все равно очень странно все.

– Посмотрим, что там делает Сэм Деревянная Нога, – предложил Дик. – Он сейчас наверняка под кроватью прячется.

Они медленно прошли обратно в депо. Дик слегка прихрамывал, хотя с ногой было в общем-то все в порядке. Войдя в депо, они посмотрели на пристройку старого Сэма. Свет в окошке больше не горел.

– Он задул свечку и залез под кровать, – сказал Дик. – Бедный Сэм. Ему так страшно тут одному. Пошли глянем в его каморку.

Они подошли к пристройке и попытались заглянуть в оконце, но ничего разглядеть не смогли. Там царил полный мрак. Вдруг вспыхнул огонек возле пола.

– Смотрите, – прошептал Джулиан, – он зажег спичку и выглядывает из-под кровати. А как напуган! Постучим к нему в окошко? Спросим, как он себя чувствует.

Однако напрасно они это затеяли. Едва Джулиан постучал в оконце, Сэм вскрикнул и торопливо залез обратно под кровать. Спичка в его пальцах погасла.

– Он пришел забрать меня! – заорал старик. – За мной явился!

– Мы только напугали бедного старика, – сказал Дик. – Уйдем отсюда, оставим его в покое. Он может в обморок упасть со страху, если мы его окликнем. Верит в то, что за ним поезд-призрак явился.

Они прошлись по депо, но в темноте ничего не разглядели. Больше никакого шума не доносилось ниоткуда. Видно, поезд-призрак в ту ночь больше появляться не собирался.

– Пошли обратно, – предложил Джулиан. – Приключение было жутким. У меня, честно говоря, на голове волосы дыбом встали. Особенно когда поезд выскочил из туннеля. И откуда он только явился? Зачем?

Ответить на эти вопросы они не могли и отправились обратно к своему лагерю. Пробирались по вереску усталые и взволнованные.

– А девчонкам скажем про поезд? – спросил Дик.

– Не стоит, – сказал Джулиан. – Только Энн перепугаем, а Джордж разозлится, что ушли без нее. Лучше подождем и посмотрим, не выяснится ли что-нибудь еще. А потом расскажем девчонкам и старому Лаффи.

– Согласен, – заявил Дик. – И ты тоже, Джок, держи язык за зубами.

– Само собой, – ответил Джок. – И кому мне говорить? Отчиму? Не приведи Господь! Вот он разъярился бы, если б узнал, что мы плюнули на все его предостережения и пошли смотреть на поезд-привидение.

Неожиданно он ощутил чье-то теплое прикосновение к ноге и вскрикнул:

– Ой! Что это?! Брысь!

Но это оказался всего лишь Тимми, который вышел навстречу ребятам, к каждому прижался и тихонько заскулил.

– Это он жалуется – почему, мол, меня с собой не взяли, – пояснил Дик. – Извини, старина, но не могли. Джордж навсегда перестала бы с нами разговаривать, если бы мы тебя взяли, а ее нет. И как бы тебе понравились поезда-привидения, Тимми? Забился бы в какой-нибудь укромный угол?

– Гав, – презрительно ответил Тимми. Он – и вдруг чего-то испугался бы!

Они пришли в лагерь и заговорили шепотом.

– Пока, Джок. Приходи завтра, если сможешь. Надеемся, ты избавишься от своего Сесила.

– Счастливо вам, ребята. Скоро увидимся, – прошептал Джок и скрылся в темноте с Тимми, который решил его проводить. Опять можно прогуляться ночью? Отлично, подумал Тимми. В палатке было душно, зато пройтись по прохладе – то, что нужно.

Когда приблизились к ферме Олли, Тимми тихонько заскулил и замер на месте. Волосы на его загривке поднялись дыбом. Джок положил ему руку на голову и сам застыл, насторожившись.

– В чем дело? Ты что, старина? Воры появились?

Он напряг зрение в темноте, но тут, как назло, облака заволокли звездное небо: сплошной мрак. Джок разглядел тусклый свет в– одном из сараев. Осторожно, крадучись, он приблизился к нему. Свет тотчас погас. Послышались шаги и звук запираемой на замок двери.

Джок подкрался совсем близко. Слишком близко. Метнулась рука и схватила его за плечо.

Мальчик чуть не упал, но рука удержала его. В лицо ему ударил луч фонаря.

– Это ты, что ли, Джок? – послышался удивленный и довольно грубый голос. – Ты что тут делаешь среди ночи?

– А вы что тут делаете? – спросил Джок, вырвавшись из рук мужчины. Включил свой фонарь и посветил ему прямо в лицо. Это был Питере, один из работников, который вел грузовик, когда Джок сидел с ним в кабине.

– Тебе какое дело? – спросил он сердито. – У меня машина сломалась, я только что вернулся. А ты-то почему одетый? Где болтался в ночное время? Скажешь, проснулся, когда я подъезжал, оделся и примчался сюда, чтобы посмотреть, что случилось?

– Вам этого не узнать! – ответил Джок. Он не собирался говорить ничего такого, что могло бы вызвать подозрения Питерса. Ничего!

– А это кто? Бидди? – спросил Питере, увидев крадущуюся тень собаки. – Ты что, с Бидди гулял до сих пор? Да чем ты занимался ночью?!

Джок поблагодарил судьбу, что тот не разглядел Тимми и принял его за Бидди. Не сказав больше ни слова, он удалился. Пусть Питере думает, что хочет. Хотя, конечно, неудачно получилось, что у него машина сломалась и он появился как раз в такое позднее время. Если расскажет отчиму, что видел Джока одетым среди ночи, начнутся расспросы со стороны отчима и матери. Джок, который привык говорить только правду, окажется в трудной ситуации.

Он взобрался на дерево и оттуда перелез в окно своей спальни. Тихонько разделся и приоткрыл Дверь, чтобы услышать, не проснулся ли кто-нибудь в доме. Тишина и мрак.

«Принесло же этого Питерса, – подумал он. – Если проболтается, мне будет взбучка».

Он лег в постель, некоторое время думал о странном ночном происшествии, потом уснул тревожным сном, в котором поезда-привидения, Питере и Тимми вытворяли странные вещи. И рад был проснуться солнечным утром, когда мама разбудила его, тряся за плечо.

– Вставай, Джок! Совсем заспался. С чего бы это? Мы уж завтрак заканчиваем!

Питере явно не проболтался его отчиму о том, что видел Джока ночью. Джок, мысленно благодаря его за это, начал планировать, как бы снова уйти в лагерь к ребятам. Отнести им продукты – чем не подходящий предлог?

– Мам, можно я ребятам туда еще еды отнесу? – спросил он после завтрака. – У них она, наверно, кончается.

– Ты знаешь, этот мальчик к нам придет в гости. Как его? Сесил? Твой отчим говорит – он такой славный мальчуган. Ведь тебе вчера понравилось общаться с ним?

Джок высказал бы много нелицеприятных замечаний в адрес дорогого Сесила, если бы в комнате не присутствовал отчим. Он сидел у окна и читал газету. Пришлось ограничиться пожатием плеч и недовольной гримасой в надежде, что мать поймет. И она поняла.

– А во сколько придет Сесил? – спросила она. – Может быть, есть время сбегать в лагерь к тем ребятам с корзиной?

– Я не желаю, чтобы он бегал к ним, – вмешался мистер Эндрюс, отложив газету. – Сесил может быть здесь в любой момент, а Джока я достаточно хорошо знаю. – Начнет болтовню с теми ребятами и забудет вернуться домой. Отец Сесила – мой большой друг, а потому Джок должен быть вежлив с ним и позаботиться о том, чтобы мальчику было хорошо здесь. Так что никаких отлучек к тем ребятам сегодня.

Джок помрачнел. С какой стати отчим вмешивается в его планы таким вот манером: то вдруг неизвестно зачем в город увезет, то навязывает в друзья Сесила? И все это как раз тогда, когда ему удалось подружиться с отличными ребятами. С ума сойти!

– Может быть, я сама тогда схожу в их лагерь, отнесу им поесть, – попыталась успокоить всех мать. – А может, сами детишки сюда придут.

Джок, все равно расстроенный, вышел во двор и направился проведать Бидди. Она по-прежнему находилась со своими щенками, которые уже пытались ползать за ней по сараю. Джок надеялся, что ребята прибудут сами за припасами: хоть немного с ними поболтает тогда.

Сесила привезли на машине. Он был примерно ровесником Джока, но малорослым для своих двенадцати лет. Курчавые волосы мальчика были длинноваты, а серый фланелевый костюмчик слишком чист и отутюжен.

– Привет! – окликнул он Джока. – Я приехал. Во что играть будем? В солдатиков?

– Нет. В краснокожих индейцев, – ответил Джок, вспомнив, что у него есть головной убор индейца с целым хвостом из перьев, спускающимся вдоль спины. С улыбкой он бросился в дом, торопливо переоделся, надев на себя индейский убор. Быстро размалевал акварелью лицо самым устрашающим образом – красным, синим и зеленым цветами. Схватил томагавк и спустился вниз: будет играть в индейцев и снимет скальп с надоедливого бледнолицего.

Сесил в одиночестве бродил по двору. К его ужасу, когда он завернул за угол, из-за ограды выросла кошмарная фигура, издала душераздирающий вопль и бросилась на него с чем-то вроде топора.

Сесил повернулся и с криком бросился бежать.

За ним, подпрыгивая, мчался Джок, издавая воинственные вопли и получая при этом великое удовольствие. Хватит с него! Вчера целый день играл в солдатиков, как требовал Сесил, а сегодня пусть он играет в его игру – в краснокожих индейцев!

Именно в этот момент появились четверо друзей из лагеря, которые пришли за припасами. Тим-ми бежал рядом с ними. Они остановились в изумлении, увидев несущегося с криками Сесила и преследующего его по пятам краснокожего индейца.

Узнав их, Джок начал исполнять вокруг них комический военный танец, к немалому удивлению Тимми. При этом он издавал устрашающие вопли, делал вид, что рубит хвост Тимми, а затем бросился вдогонку за удиравшим Сесилом.

Дети расхохотались.

– О Боже! – воскликнула Энн, у которой от смеха показались слезы на глазах. – Это он, наверно, за Сесилом гонится. Мстит ему за вчерашнюю игру в солдатиков. Вон они носятся вокруг загона для свиней. Бедный Сесил. Он, по-моему, и впрямь поверил, что ему снимут скальп!

Сесил, всхлипывая, убежал на кухню, где миссис Эндрюс кинулась утешать его. Джок вернулся к ребятам с широкой улыбкой на разукрашенном лице.

– Привет! – сказал он. – А я тут тихо-мирно играю с дорогим Сесилом. Ох, как я рад вас видеть! Сам хотел пойти к вам, да отчим запретил. Говорит, надо играть с Сесилом. Вот зануда, верно?

– Противный малый, – согласились все.

– А мама твоя не рассердится на тебя за то, что ты так пугаешь Сесила? – спросил Джулиан. – Может, нам лучше пока и не просить продуктов?

– Вообще-то да. Лучше малость погодите, – сказал Джок и повел их к солнечной стороне стога сена, где они до того отдыхали. – Эй, Тимми! Как добрался до дому прошлой ночью?

Джок совсем упустил из виду, что девочки ничего не знали о событиях прошлой ночи. Энн и Джордж тотчас навострили уши. Джулиан строго посмотрел на Джока, а Дик незаметно толкнул его.

– Эй! В чем дело? – спросила Джордж, осмыслив всю эту пантомиму. – Что там было прошлой ночью?

– Да просто пришел к ним ночью поболтать, – сказал Джок. – А потом Тимми меня проводил до дома. Ты не против, Джордж, что я с твоей собакой погулял?

Джордж покраснела от гнева.

– Вы что-то от меня скрываете, – заявила она ребятам. – Точно! Я знаю. Наверно, вы ходили ночью в то самое депо. Так?

Наступила неловкая пауза. Джулиан укоризненно посмотрел на Джока, который готов был сам себе пинка дать.

– Рассказывайте! – настаивала Джордж, нахмурив брови. – Вот подлецы! Ходили все-таки! И меня не разбудили, с собой не взяли. Какие же вы гады!

– Вы там увидели что-нибудь? – спросила Энн, оглядывая всех по очереди. Обе девочки чувствовали, что минувшей ночью у ребят было какое-то приключение.

– Ну-ну… – начал было Джулиан, но его тут же прервали. Из-за стога показался Сесил с заплаканными глазами. Он сердито смотрел на Джока.

– Тебя отец зовет, – сказал он. – Велел идти немедленно. Ты скотина, и я хочу домой. Не слышишь, что ли, что тебя зовут? У твоего отца в руке розга, но мне тебя ни чуточки не жалко. Пусть тебе посильнее врежет.