Джок скорчил рожу Сесилу и поднялся. Медленно обошел стог и удалился в дом. Оставшиеся в молчании прислушивались в ожидании ударов и криков, однако все было тихо.

– Он меня перепугал, – сказал Сесил, присаживаясь рядом с ребятами.

– Ах ты бедняжка, – откликнулся Дик.

– Несчастное дитя, – добавила Джордж.

– Маменькин сынок, – подытожил Джулиан. Сесил сердито посмотрел на них и поднялся, покраснев как рак.

– Если бы я не был воспитанным, надавал бы вам по шее, – сказал он и торопливо удалился, пока самому не досталось.

Четверо друзей сидели молча. Жаль было Джока. Джордж была мрачна вдвойне из-за того, что ребята ночью ушли без нее. Энн была обеспокоена.

Минут через десять к ним подошла мать Джока. Вид у нее был расстроенный. В руке она несла большую корзину продуктов.

Дети поднялись ей навстречу.

– Доброе утро, миссис Эндрюс, – приветствовал ее Джулиан.

– Вы уж извините, я не могу нынче попросить вас остаться, – сказала миссис Эндрюс. – Но Джок в самом деле повел себя глупо. Очень неумно. Я, конечно, не позволила бы никогда мистеру Эндрюсу поднять руку на мальчика, потому что Джок его просто возненавидит. Такое недопустимо. Так что я отправила его в спальню на весь день. Сегодня вы с ним не увидитесь. А вот еды я вам принесла. Право же, простите меня, ребятки, что так все получилось. Сама не знаю, что нашло на Джока – на него это совсем не похоже.

Из-за стога показалась голова Сесила с кислым выражением на лице. Джулиан невольно улыбнулся.

– Если желаете, мы можем взять Сесила с собой на хорошую долгую прогулку по пустошам, – сказал он. – Будем взбираться на холмы, прыгать через ручьи и продираться сквозь заросли. Для него это будет очень приятный день.

Лицо Сесила немедленно скрылось.

– Что ж, – сказала миссис Эндрюс, – это очень любезно с вашей стороны. Поскольку Джок на весь день отправился наверх, Сесилу просто не с кем поиграть. Но мне кажется, что он немножко маменькин сынок. Вы понимаете? Так что вам надо быть с ним поаккуратней. Сесил! Сесил! Ты где? Иди познакомься с ребятками!

Но Сесил не откликнулся. Он отнюдь не желал знакомиться с этими «ребятками». Придумает сам кое-что получше. Миссис Эндрюс пошла его искать, но он бесследно исчез.

Ребята этому не удивились. Джулиан, Дик и Энн обменялись многозначительными улыбками. Джордж стояла спиной к ним и по-прежнему дулась.

Миссис Эндрюс вернулась к ним, слегка запыхавшись.

– Не могу его разыскать. Ну и ладно. Найду ему какое-нибудь развлечение, когда появится.

– Что ж, верно. Может быть, бусы нанизывать? Или мозаику составлять, какая полегче, – вежливо сказал Джулиан.

Остальные ухмыльнулись; миссис Эндрюс тоже улыбнулась.

– Да, мальчик никудышный, – сказала она. – Бедный мой Джок. Что делать? Его вина. Ну, до свидания, ребятки. У меня еще куча дел.

Она заторопилась в маслобойню. Дети выглянули из-за стога. Мистер Эндрюс садился в свой автомобиль. Вот-вот уедет. Они подождали несколько минут, пока машина не удалилась.

– Вон там окно спальни Джока, – сказал Джулиан. – Прямо рядом с деревом. Давайте хоть перекинемся с ним словечком, прежде чем уйдем. Так нехорошо получилось.

Они пересекли двор и остановились под деревом – все, кроме Джордж, которая, нахмурившись, осталась у стога с корзиной провизии. Джулиан позвал:

– Джок!

Из окна высунулось лицо, все еще дико размалеванное кругами и полосами.

– Привет! Он меня не отлупил. Мама не позволила. Все равно – лучше быть поротым, чем в такой солнечный денек сидеть тут. А где дорогой Сесил?

– Не знаю. Может, прячется в самом темном углу какого-нибудь сарая, – ответил Джулиан. – Слушай, Джок, если днем все так сложно, приходи к нам вечером. Нам бы надо с тобой увидеться.

– Отлично! А как я выгляжу? Похож на настоящего краснокожего индейца?

– Выглядишь страшно. – Джулиан улыбнулся. – По-моему, тебя даже Тимми не узнал.

– А где Джордж?

– Дуется на нас там, за стогом сена, – сказал Дик. – Сегодня с ней предстоит трудный денек. Такую кошку выпустил из мешка, адиёт.

– Правильно, я недотепа и адиёт, – согласился Джок, и Энн захихикала. – Ой, братцы, Сесил идет. Можете ему сказать, чтобы остерегался бодливого бычка. Давайте.

– А что, есть такой? – спросила Энн.

– Нету. Но почему бы ему и не поостеречься? – Джок засмеялся. – Ладно, пока! Счастливо провести день.

Все трое повернулись и пошли навстречу Сесилу, который как раз вышел из небольшого темного сарая. Он скорчил им гримасу и остановился, готовый удрать в маслобойню, где работала миссис Эндрюс.

Джулиан вдруг схватил Дика за руку и указал а что-то позади Сесила.

– Бык! – закричал он. – Осторожно, бык! Дик поддержал розыгрыш.

– Быка выпустили! Спасайся! Осторожнее – бык!!!

Энн взвизгнула. Хоть и поняла, что идет розыгрыш, но сама чуть было не испугалась. Получилось все так натурально.

– Бы-ык!!! – закричала она.

Сесил побледнел, ноги его задрожали.

– Г-г-г-д-де он? – спросил заикаясь.

– Берегись! Сзади! – крикнул Джулиан, указывая рукой.

Бедняга Сесил, поверив, что вот-вот на него сзади нападет бык, вскрикнул и бросился бежать в маслобойню, где попал в объятия миссис Эндрюс.

– Спасите! Спасите! За мной бык гонится!

– Но здесь нет никаких быков, – удивленно ответила миссис Эндрюс. – Правда, Сесил. Может, хрюшка моя за тобой погналась? Или еще кто-то?

Ребята с хохотом направились к Джордж. Попытались было рассказать ей про розыгрыш с быком, но она отвернулась и слушать не стала. Джулиан пожал плечами: когда у Джордж приступ скверного настроения, лучше оставить ее в покое. Теперь, правда, такие вспышки случались реже, но все равно, когда случались, она всем портила жизнь.

С корзиной продуктов они отправились в свой лагерь. Тимми уныло плелся следом. Он понимал, что у Джордж какие-то неприятности, и грустил: опустил хвост и вообще выглядел несчастным – Джордж его даже не погладила.

Зато когда достигли лагеря, Джордж дала выход накипевшему:

– Как вы смели пойти без меня, когда я совершенно ясно сказала, что непременно пойду тоже? Ничего себе! Джока взяли, а меня даже не позвали! Просто дикари! Никогда бы не подумала, что вы с Диком способны на такое.

– Не говори глупости, – отрезал Джулиан. – Я предупредил, что мы не позволим вам с Энн идти туда. Я расскажу тебе обо всем, что там было, и поверь, это было жутко!

– Что, что там было? Скорей рассказывай! – взмолилась Энн, а Джордж упрямо отвернулась, словно ей было все это совершенно неинтересно.

Джулиан начал рассказ о странных происшествиях минувшей ночи. Энн слушала, затаив дыхание; Джордж тоже, делая, однако, вид, что вовсе ничего и не слушает. Она была обозлена и обижена.

– Вот и все, – сказал Джулиан, закончив свою историю. – Если люди считают это поездом-привидением, то он там был и выносился из туннеля на всех парах. Признаюсь, я был очень напуган. Мне жаль, конечно, Джордж, что тебя там не было, но оставлять Энн одну я не хотел.

Джордж никаких извинений не принимала и выглядела все такой же обозленной.

– Наверно, и Тимми пошел с вами, – сказала она. – И это, тоже подло с его стороны – улизнуть, не разбудив меня. Тем более он знает, как я хотела пойти туда.

– Ну ты совсем сдурела! – вмешался Дик. – И на Тима обиделась! А он, бедняга, переживает. К тому же он вовсе и не ходил с нами. Только выбежал навстречу, когда мы вернулись, а потом пошел проводить Джока до фермы.

– О! – Джордж протянула руку и погладила Тимми, который немедленно завилял хвостом. – Хорошо хоть Тимми оказался настоящим другом.

Все замолчали. Никто толком не знал, как разговаривать с Джордж, когда у нее такое настроение. Вроде бы надо было оставить ее в покое, но с какой стати уходить из лагеря только потому, что она, видите ли, дуется?

Энн взяла Джордж за руку. Она сама чувствовала себя несчастной, когда на Джордж такое находило.

– Джордж, – начала она, – ну а на меня-то чего злиться? Я же ничего такого не сделала.

– Если бы ты не была такой трусливой, не боялась бы пойти с нами, я бы там, конечно, побывала, – ответила Джордж, раздраженно отталкивая ее руку.

Джулиан возмутился, увидев обиженное лицо Энн.

– Хватит, Джордж! – решительно вмешался он. – Слушать тошно, когда ты начинаешь такие вещи говорить. Я просто удивляюсь тебе.

Джордж, конечно, устыдилась, но признавать этого не хотела – гордость не позволяла. Она только сердито уставилась на Джулиана.

– А я тебе удивляюсь, – отпарировала она. – После всех приключений, в которых мы участвовали вместе, вы пытаетесь отстранить меня от очередного. Но вы возьмете меня с собой в следующий раз, ладно?

– Что?! После твоего хамского поведения сегодня?! – воскликнул Джулиан. Он умел, когда надо, быть не менее упрямым и резким, чем Джордж. – Конечно, нет! Это мое приключение, и Дика, и, возможно, Джока. Но не ваше с Энн!

Он поднялся и вместе с Диком пошел вниз по склону холма. Джордж машинально срывала лепестки со стеблей вереска, на лице ее застыло упрямое и сердитое выражение. Энн на глаза навернулись слезы, и она моргала, чтобы их согнать. Подобных сцен она не выносила. Потом встала и пошла готовить обед. Может быть, хорошо подкрепившись, все станут добрее?

Мистер Лаффи сидел возле палатки и читал книгу. С детьми в то утро он уже виделся и теперь только поднял голову и улыбнулся ребятам.

– Привет. Пришли поболтать со мной?

– Да, – сказал Джулиан. У него родилась новая идея. – Мистер Лаффи, можно посмотреть вашу карту местности? Вот ту, подробную, где показаны детали каждой мили пустошей.

– Разумеется. Она где-то тут в палатке. Поищите.

Ребята нашли карту и развернули ее. Дик сразу же догадался, зачем она понадобилась Джулиану. Мистер Лаффи между тем продолжал читать.

– Смотри, – сказал Джулиан, – она показывает все железнодорожные пути, проложенные под пустошами. Верно, мистер Лаффи?

Тот кивнул головой.

– Да, тут их не так уж мало, – согласился он. – Видимо, проще было проложить их по туннелям, чем через холмы. Зимой такие наружные пути заносило бы снегом.

Ребята склонились над картой. Железнодорожные пути были отмечены пунктирными линиями там, где проходили под землей, и черными линиями – на поверхности. Они нашли точное место своего лагеря. Палец Джулиана слегка продвинулся по карте и уткнулся в коротенький отрезок черной линии, завершавший пунктирный след.

Джулиан посмотрел на Дика. Тот кивнул. Да, на карте был обозначен туннель, из которого появлялся поезд-призрак, и короткий отрезок до депо. Палец Джулиана проследил линию от депо к пунктирной линии туннеля, потом вдоль нее дальше, пока пунктир снова не стал черной линией. Там был противоположный выход из туннеля в долину.

Потом Джулиан указал пальцем на подземное ответвление, где линия, шедшая из туннеля, соединялась с другой веткой, которая тоже затем выходила из-под горы в другую долину. Ребята молча переглянулись.

Мистер Лаффи внезапно заметил дневного мотылька, поднялся и последовал за ним. Ребята воспользовались этим, чтобы поговорить.

– Поезд-призрак, следовательно, может проходить напрямик по своему туннелю в долину или же сворачивать по этой развилке и выезжать в другую долину, – тихо говорил Джулиан. – Вот что мы сделаем, Дик. Попросим мистера Лаффи, чтобы подвез нас до ближайшего городка кое-что купить. А там заскочим на железнодорожную станцию и расспросим про эти два туннеля. Может быть, что-то и разузнаем.

– Хорошая идея, – согласился Дик, когда мистер Лаффи вернулся к ним. – Мистер Лаффи, а вы сегодня очень заняты? Не могли бы вы подвезти нас в ближайший городок после обеда?

– Конечно! О чем речь! – радушно согласился мистер Лаффи. Ребята удовлетворенно переглянулись. Теперь появилась возможность кое-что выяснить. Но Джордж они с собой не возьмут. Пусть это послужит ей наказанием за скверные выходки.