Энн позвала всех обедать.

– Собирайтесь! Все готово! Скажите мистеру Лаффи, что для него тоже все готово.

Мистер Лаффи охотно присоединился. Он считал Энн великолепной хозяйкой для лагеря. С одобрением посмотрел он на скатерть, расстеленную на траве и заставленную едой.

– Хм! Салат. Яйца вкрутую. Нарезанная ветчина. А это что? Ага! Яблочный пирог! Вот это да! Только не говори мне, Энн, что ты сама все это настряпала.

Энн засмеялась.

– Нет, конечно. Это все с фермы, за исключением лимонного сока и воды.

Джордж обедала вместе со всеми, но едва проронила слово. Она мрачно обдумывала собственные ошибки. Мистер Лаффи поглядывал на нее с недоумением.

– Джордж, с тобой все в порядке? – наконец не выдержал он. Она покраснела.

– Да, спасибо. Все в порядке. – И даже попыталась улыбнуться, но из этого ничего не вышло.

Мистер Лаффи продолжал поглядывать на нее и заметил, что при всем том ест она нормально – как все. Он предположил, что имела место какая-то размолвка с остальными. Все уладится, решил он. В такие дела вмешиваться не стоит.

После обеда выпили лимонного сока. День выдался жаркий, и хотелось пить больше, чем обычно. Тимми вылакал полную миску воды и с вожделением смотрел на ведро с водой для мытья посуды. Он был воспитанным псом и больше не пытался пить из ведра – понял, что нельзя. Энн засмеялась и налила ему в миску еще воды.

– Ну что ж, – сказал мистер Лаффи, набивая свою коричневую трубку, – если кто-то желает поехать в ближайший городок, я минут через пятнадцать заведу машину.

– Я поеду! – немедленно отозвалась Энн. – Мы с Джордж быстро управимся по хозяйству. Ты поедешь, Джордж?

– Нет, – отрезала она, и ребята вздохнули с облегчением. Они предполагали, что она с ними не поедет. Но если бы она знала, что они там замышляли выяснить, конечно бы, поехала:

– Пойду гулять с Тимми, – заявила она, когда посуда была вымыта.

– Ну ладно, – сказала Энн, которая в глубине души считала, что Джордж лучше остаться одной и обдумать свое поведение. – Увидимся позже. Джордж и Тимми ушли, а остальные направились к машине мистера Лаффи и расселись в ней.

– Слушайте! А сзади трейлер прицеплен, – сказал Джулиан. – Подождите, я его сейчас отцеплю. Нам ни к чему, чтобы сзади всю дорогу громыхал пустой ящик.

– Фу-ты ну-ты! – воскликнул мистер Лаффи. – Вечно я забываю его отцепить. Сколько раз ездил с ним без толку.

Дети перемигнулись между собой. Милейший старый Лаффи. Это так на него похоже. Не мудрено, что дома его супруга хлопочет вокруг него, как курица над несмышлеными цыплятами.

Они ехали по ухабистому проселку, пока не выбрались на ровную дорогу. В городе припарковали машину в самом центре. Мистер Лаффи сказал им, что в пять часов будет ждать их в гостинице напротив автостоянки, чтобы попить чаю.

Трое детей ушли вместе, оставив мистера Лаффи в библиотеке. Немного странно было гулять без Джордж. Энн это не нравилось, о чем она и объявила.

– Нам и самим не по душе уезжать без Джордж, – сказал Джулиан. – Но, честно говоря, нельзя, чтобы ей всегда с рук сходило такое скандальное поведение. Я надеялся, что она избавилась наконец от своих детских привычек.

– Но ты же знаешь, как она обожает приключения, – возразила Энн. – О Господи, если бы я не была такой трусихой, взяли бы и меня с собой ради Джордж. Она ведь права – я такая трусиха!

– Да брось ты, – сказал Дик. – Ну, иногда пугаешься, но ты же среди нас самая маленькая. Пугаться – еще на значит быть трусом. Мы-то знаем, какой ты можешь быть отважной, не хуже любого из нас, даже если очень страшно.

– А куда мы идем? – спросила Энн.

Ребята сказали ей, и глаза Энн загорелись.

– О! Значит, мы узнаем, откуда появляются поезда-привидения? Судя по карте, этот поезд прибывает из одной из двух долин.

– Верно. Сами туннели не очень-то длинные, – сказал Джулиан. – Не больше мили, по-моему. Вот мы и решили расспросить на станции – может, там есть кто-нибудь, кто знает что-либо о старом депо и заброшенном туннеле. Разумеется, ни слова о поезде-призраке.

Они вошли в здание станции, подошли к карте маршрутов и внимательно осмотрели ее. Карта им мало что поведала. Джулиан обратился к молодому носильщику, который вез багаж на тележке:

– Послушайте! Вы не могли бы нам помочь? Понимаете, мы разбили палатки на пустошах неподалеку от заброшенной железнодорожной ветки и депо. Там есть старый туннель. Скажите, а почему депо было заброшено?

– Не знаю, – ответил парень. – Это вы спросите у старого Такки, вон там, видите? Он знает все туннели под пустошами как свои пять пальцев. Сызмальства работал там.

– Спасибо. – Джулиан был доволен.

Они направились к старому усатому носильщику, который грелся на солнышке, отдыхая в ожидании следующего поезда.

– Извините, пожалуйста, – обратился к нему Джулиан. – Мне сказали, что вы знаете туннели под пустошами как свои пять пальцев. Это так интересно.

– Мой отец и мой дед строили те туннели, – сказал старый носильщик, посмотрев на ребят выцветшими и слезящимися от солнца глазами. – А я был путейщиком на всех этих линиях…

Он быстро-быстро забормотал – можно было разобрать длинный перечень названий, вспомнил все туннели в своей жизни. Дети терпеливо ждали, пока он закончит.

– Вы знаете, там есть один туннель поблизости от наших палаток, – сказал Джулиан, дождавшись наконец своей очереди заговорить. – Мы расположились неподалеку от фермы Олли. И вот зашли как-то в заброшенное депо, от которого ветка уходила в туннель. Вы что-нибудь знаете об этом?

– Еще бы. Старый туннель, – сказал Такки, кивая седой головой, на которой сидела помятая форменная фуражка носильщика. – Много-много лет там не ездят. Да и депо заброшено давным-давно. Туннель этот больше не используется.

Дети переглянулись. Не используется! Они-то знали это получше.

– Этот туннель соединяется с другим, верно? – спросил Джулиан.

Носильщик был доволен, что хоть кто-то проявил интерес к старым туннелям, которые он так хорошо знал. Он поднялся, сходил в небольшую контору позади и вернулся с потрепанной картой. Разложил ее у себя на коленях и ткнул пальцем с грязным ногтем в точку на карте.

– Вот. Видите депо? Оно называлось «Депо Олли» – так же, как и ферма. А вот ветка в туннель, который выходит в долину Килти. А вот тут она как раз и соединяется с туннелем к долине Рокер. Ясно? Только переход заложили кирпичом сколько-то лет назад. Там что-то случилось – потолок рухнул, кажется. Ну, и компания решила больше туннель в долину Рокер не использовать совсем.

Дети слушали с большим интересом. Джулиан мысленно обрабатывал полученную информацию. Если откуда-то и приходил поезд-привидение, то только из долины Килти. То был единственный путь, поскольку перегон на долину Рокер был заложен стеной.

– Значит, больше поезда от долины Килти до депо Олли не ходят? – спросил он. Такки фыркнул.

– А я разве не говорил, что уж сколько лет этот туннель не используют? Там депо, может, для чего другого служит, хотя полотно еще осталось. А паровозов там не бывало с тех пор, как я был мальцом.

Все это было очень и очень интересно. Джулиан поблагодарил старого Такки столь сердечно, что у того появилось желание пересказать все еще раз. Он даже подарил им старую карту.

– Огромное вам спасибо, – сказал Джулиан, _с радостью принимая подарок, и посмотрел на ребят. – Это нам здорово пригодится!

Они кивнули.

Попрощавшись с вполне довольным стариком, друзья вернулись в город. Нашли небольшой городской сад и сели на скамейку. Хотелось обсудить все, что рассказал им старый Такки.

– Очень странно, – сказал Дик. – Поезда там больше не ходят, туннель не используется много лет, а депо многие годы заброшено.

– Тем не менее поезда приходят и уходят. Это факт, – заметил Джулиан.

– Тогда это означает, что они и в самом деле поезда-привидения, – сказала Энн. Глаза ее были широко раскрыты от удивления. – Ведь правда, Джулиан? Разве не так?

– Похоже, что так. Настолько все загадочно, что я просто-напросто ничего не понимаю.

– Джу! – неожиданно воскликнул Дик. – Я, кажется, знаю, что нам нужно сделать. Мы ночью подождем, пока не появится поезд-призрак из туннеля и не проедет в депо. Тогда один из нас может пробежать до другого конца туннеля – там всего-то с милю – и подождать, когда он выйдет с другой стороны. Тогда мы узнаем, зачем этот поезд все еще ездит из долины Килти в депо Олли по старому туннелю.

– Хорошая идея! – согласился Джулиан с энтузиазмом. – Может, прямо нынешней ночью? Если придет Джок, пусть и он с нами пойдет. Если не придет, тогда мы с тобой сходим. Но без Джордж.

Все были возбуждены. Энн думала, что, пожалуй, наберется храбрости для такого дела, но в то же время отдавала себе отчет в том, что с наступлением ночи храбрости у нее изрядно поубавится. Нет, все-таки не пойдет. Какая нужда ей встревать в приключения, особенно в это, которое оставалось неразгаданной загадкой?

Когда прибыли в лагерь, Джордж еще не вернулась с прогулки. Наконец она появилась вместе с Тимми. Вид у нее был усталый.

– Вы меня простите, я сегодня вела себя с утра как последняя дура и склочница, – с ходу заявила она. – Погуляла и одумалась. Сама не знаю, что на меня нашло.

– Ну и порядок, – сказал Джулиан. – Забыто.

Все были очень довольны, что Джордж исправилась и настроение ее стало нормальным, ведь когда она разозлится, она становится просто невыносимой. Теперь Джордж снова вела себя скромно – и ни слова о поездах-привидениях и туннелях. Остальные тоже не заводили разговоров на эту щекотливую тему.

Ночь выдалась ясная, ярко светили звезды. Дети попрощались с мистером Лаффи и залезли в свои спальные мешки. Джулиан и Дик не собирались отправляться по крайней мере до полуночи. Лежали и тихо переговаривались.

Примерно часов в одиннадцать они услышали, как кто-то осторожно подходит к их палатке. Ребята подумали, что это Джок, но он их не окликнул. Кто бы это мог быть?

Потом Джулиан на фоне звездного неба увидел очертания знакомой головы. Оказалось – Джордж. Что ей вдруг понадобилось? Ему было невдомек. Она не издала ни звука и, видимо, считала, что ребята спят. Джулиан даже специально тихонько всхрапнул пару раз.

Вскоре она скрылась. Джулиан немного выждал, затем осторожно высунул голову из палатки. Пошарил рукой и обнаружил бечевку, натянутую поперек входа в палатку. Усмехнувшись, он вернулся на место.

– Я узнал, что тут делала Джордж, – прошептал он. – Она натянула бечевку у входа. Готов спорить, что другой конец привязала к большому пальцу своей ноги или еще к чему-нибудь. Будем вылезать и разбудим ее таким манером. Тогда она пойдет за нами следом.

– Джордж в своем репертуаре, – сказал Дик тоже с усмешкой. – Вот уж расстроится, когда мы вылезем, не задев ее ловушки.

Так они и сделали, когда время чуть перевалило за полночь. Бечевку Джордж ребята не задели даже пальцем. Выбравшись из лагеря, они отправились в путь, пока Джордж крепко спала рядом с Энн, ожидая, когда же бечевка ее разбудит. Бедная Джордж!

Ребята прибыли в заброшенное депо и посмотрели, горит ли свеча в окошке Сэма Деревянной Ноги. Свеча горела. Значит, поезд-призрак в эту ночь еще не прибыл.

Они осторожно шагали по направлению к депо, когда услышали шум приближающегося поезда. Сначала приглушенный звук из туннеля, а затем грохот и лязг поезда, который выехал оттуда без зажженных фонарей напрямик, в депо.

– Давай быстро, Дик! Ты отправляйся ко входу в этот туннель и следи, когда поезд поедет в него обратно. А я побегу по пустоши к другому концу туннеля. Там на карте помечена была тропа в ту сторону. Я буду держаться ее. – Голос Джулиана дрожал от волнения. – Посмотрю, как поезд-призрак заканчивает свое путешествие. Может, растворяется в воздухе!

Он выбежал и помчался к тропе, ведущей к другому концу туннеля. Во что бы то ни стало хотелось успеть, и потому он бежал всю дорогу.