Мистер Лаффи был неважным водителем, ехал слишком быстро, на скорости резко поворачивал, и Джулиан то и дело оглядывался на прицеп, опасаясь, что все их пожитки вывалятся на очередном крутом повороте. Большой узел со спальными мешками то и дело подпрыгивал, но, к счастью, не переваливал за борт. Джулиан тронул мистера Лаффи за плечо:

– Сэр! Не могли бы вы ехать чуточку помедленней? А то прицеп опустеет к тому времени, как мы доберемся до места. Багаж там прямо прыгает.

– Вот оно что! А я, признаться, забыл, что у нас там прицеп, – ответил мистер Лаффи, немедленно притормаживая. – Напоминайте мне, если я слишком увлекусь, хорошо? В последний раз я точно так же отправился с прицепом и довез только половину его содержимого. Не хочу, чтобы подобное повторилось.

Джулиан надеялся на то же и не сводил глаз со спидометра. Когда его показания приблизились к сорока милям в час, он похлопал мистера Лаффи по руке.

А мистер Лаффи между тем наслаждался. Работу в школе он не любил, поскольку она отвлекала его от любимого мира насекомых. Зато время каникул обожал. И вот теперь с четырьмя симпатичными ребятишками, которые ему были по душе, он отправлялся на пустоши, где в изобилии водились пчелы, жуки, бабочки и всевозможные прочие насекомые. Предвкушал, как многому научит этих четырех детей. Они бы пришли в ужас от таких его планов, но, к счастью, о них не догадывались.

Выглядел он довольно странно: лохматые, взъерошенные брови над добрыми и внимательными глазами, которые Дику почему-то напоминали обезьяньи. Крупный нос выглядел несколько агрессивным благодаря густой растительности, торчавшей из ноздрей, и неопрятным усам. Подбородок – округлый с ямочкой посередине.

Энн удивляли уши мистера Лаффи, которые были повернуты несколько вперед, причем он умел шевелить правым ухом, а вот левым, к его же глубокому сожалению, шевелить так и не удалось научиться. Картину довершали густая и вечно непричесанная грива волос и одежда, сидевшая на нем мешковато, словно не по росту.

Дети любили его. Да его просто нельзя было не полюбить: добрый, неряшливый, забывчивый человек, способный, однако, и на весьма решительные действия. Джулиан рассказывал друзьям, как он однажды приструнил хулигана Тома Киллина.

Как-то раз мистер Лаффи обнаружил, что Том мучает в раздевалке маленького новичка – крутит его в воздухе, схватив за пояс. Взревев, как разъяренный бык, мистер Лаффи набросился на мучителя, схватил его самого, поднял и подвесил за пояс на крючок.

– Вот и виси там, пока тебя не снимут! – прогремел мистер Лаффи. – Как видишь, я тоже могу за пояса тягать.

После этого вышел из раздевалки в сопровождении перепуганного мальчика, оставив хулигана в беспомощном состоянии подвешенным за ремень.

Так он и провисел там Бог знает сколько, потому что никто из ребят, вернувшихся с футбола, не стал освобождать его.

– Если бы сам крюк не оторвался под его тяжестью, он бы там и по сей день висел, – заключил Джулиан с улыбкой. – Добрый старый Лаффи. Кто бы мог подумать, что он способен на такие боевые действия?

Энн понравилась эта история, и для нее мистер Лаффи стал чуть ли не героем. Ей нравилось сидеть в машине рядом с ним и болтать о всякой всячине. Остальные трое жались на заднем сиденье с Тимми, устроившимся возле их ног. Джордж решительно пресекала его попытки взобраться к ним на колени, потому что было слишком жарко. Тимми пришлось стоять на задних лапах, упираясь передними в автомобильное окно и высунув нос наружу.

В половине первого сделали остановку на обед. Мистер Лаффи и в самом деле запасся сандвичами на всю компанию, причем очень вкусными: миссис Лаффи постаралась.

– Маринованные огурчики, ветчина, салат, яйца, сардины! О, мистер Лаффи, у вас сандвичи куда лучше наших, – сказала Энн, начав сразу с двух разных.

Все успели отчаянно проголодаться. Тимми от каждого получил по кусочку. Как правило, это был последний кусок, и потому пес с нетерпением следил, как каждый доедает свой сандвич. Мистер Лаффи, похоже, не осмыслил сути происходящего, а потому Тимми, к его изумлению, просто-напросто ухватил остаток его сандвича.

– Умный пес, – сказал он, потрепав собаку по загривку. – Знает, чего хочет, и просто забирает. Очень умный.

Джордж, разумеется, пришлись по душе его слова. Она-то вообще считала, что Тимми самый умный пес на белом свете, и временами так могло показаться. Он понимал каждое ее слово, каждое движение. Страж из него получится получше, чем из забывчивого мистера Лаффи.

Они попили имбирного лимонада, поели спелых слив. На сливы Тимми не претендовал, а вот имбирный лимонад, когда он лизнул пролившиеся остатки, пришелся ему по вкусу. Жажду, однако, он утолил у маленького родничка, что протекал поблизости.

Вся компания снова расселась в машине и отправилась в путь. Энн тотчас заснула. Вскоре широко зевнул Дик и тоже уснул. Джордж и Тимми спать не хотели, а Джулиан, хотя был бы не прочь вздремнуть, все же не решался: приходилось следить за спидометром, поскольку мистер Лаффи после хорошего обеда то и дело норовил прибавить скорость.

– Останавливаться на чаепитие уже не будем, пока не доберемся до места! – объявил вдруг мистер Лаффи своим зычным голосом. Дик даже проснулся, вздрогнув. – Будем там примерно в половине шестого. Вон вдали уже видны пустоши, все в цветущем вереске! Красота!

Все, кроме Энн, которая так и не проснулась, посмотрели в окно. Слева впереди за горизонт уходили пустоши, покрытые вереском. Картина действительно была прекрасной: заброшенный пустынный край, покрытый цветами, отливавшими вдали синевой и багрянцем.

– Сейчас свернем на дорогу влево и будем там, – сказал мистер Лаффи, резко повернув руль влево, отчего багаж в прицепе основательно подпрыгнул. – Поехали!

Дорога неуклонно шла вверх. Миновали пару небольших домиков. Возле них дети увидели расчищенные участки крестьянских полей. На самих пустошах паслись овцы, некоторые из них проводили проезжавший автомобиль долгим взглядом.

– Я думаю, еще миль двадцать нам осталось, – сказал мистер Лаффи, резко затормозив, чтобы объехать двух крупных овец, стоявших прямо на дороге. – Ишь нашли место для обмена сплетнями – прямо посреди дороги! А ну кыш отсюда! Дайте проехать!

Тимми гавкнул и сделал попытку выбраться из машины через окно. Овцы решили спешно ретироваться, и путники благополучно продолжили путь. Когда машина резко затормозила, Энн проснулась.

– Как же мне стыдно будить тебя, – сказал мистер Лаффи, поглядывая на нее, из-за чего чуть не угодил в рытвину на краю дороги. – Почти приехали, Энн.

По мере того как машина поднималась на пологую возвышенность, ветер усиливался и становился прохладней. А вокруг на мили во все стороны простирались пустоши. Кое-где виднелись ручьи, некоторые из них бежали вдоль дороги.

– Пить будем из этих родников, – сказал мистер Лаффи. – Вода чистая, как хрусталь, и холодная, как лед. Возле нашего пристанища тоже будет такой.

Хорошая новость. Джулиан подумал о брезентовых водонепроницаемых ведрах, которые они взяли с собой. Таскать такие за тридевять земель – не очень приятная перспектива. Зато когда ручей рядом, никаких проблем с умыванием.

Дорога раздвоилась. Направо она уходила достаточно ровная и утрамбованная, налево – годилась разве что для крестьянских конных повозок.

– Вот эту мы и выбираем, – заявил мистер Лаффи, сворачивая влево. Машину тотчас стало подбрасывать на ухабах и рытвинах. Тут уж он сам замедлил ход, и дети получили возможность более внимательно осмотреть окружающий пейзаж.

– Машину оставляю здесь. – Мистер Лаффи подъехал к каменной скале, лишенной какой-либо растительности и торчавшей прямо из земли. – Хорошее укрытие от ветров и дождей. А там неподалеку и палатки наши поставим.

Чуть подальше находился небольшой склон, обрамленный крупными кустами утесника и плотными зарослями вереска. Джулиан кивнул головой в знак согласия. Место для разбивки лагеря было и в самом деле отличное. Густые кусты представляли собой хорошее естественное укрытие от ветров.

– Вы правы, сэр, – сказал он. – Мы чаю попьем или сперва распакуемся?

– Сначала чаю, – сказал мистер Лаффи. – Я с собой прихватил очень хорошую плитку и посуду для приготовления еды. Лучше, чем на костре готовить, – потом от копоти не отмоешь все эти кастрюли.

– И мы тоже плитку взяли, – сказала Энн. Она вылезла из машины и огляделась по сторонам. – Как здесь хорошо! Кругом вереск, ветерок и солнце. А что это там? Ферма, куда мы будем ходить за яйцами и молоком? – Она указала на небольшой домик на склоне другого холма. Вокруг домика пространство было расчищено, позади на поле паслись три-четыре коровы и лошадь. Сбоку был виден небольшой сад, а спереди – огород. Среди дикой природы странно было обнаружить такое ухоженное аккуратное хозяйство.

– Ферма Олли, – пояснил мистер Лаффи. – Кажется, там владелец поменялся с тех пор, как я тут был три года назад. Надеюсь, новые хозяева хорошие люди. У нас осталось что-нибудь перекусить к чаю?

Осталось, поскольку Энн предусмотрительно отложила часть сандвичей и несколько кусков тор та. Они уселись на вереске неподалеку от жужжащих пчел и минут пятнадцать неторопливо попивали чай. Тимми терпеливо ждал своей доли угощения, наблюдая за пчелами, кружащими возле него. А их были, наверно, тысячи.

– Теперь, я думаю, поставим палатки, – предложил Джулиан. – Давай, Дик, разгрузим прицеп. Мистер Лаффи, мы не хотели бы вас стеснять, потому что вряд ли вас устроит шумная ватага возле вас. Вы где хотите палатку поставить?

Мистер Лаффи хотел было сказать, что вовсе не возражает против близкого соседства ребят и Тимми, но вовремя догадался, что вряд ли желают этого они. Захотят пошуметь, затеять глупые игры. А если он будет постоянно рядом – постесняются веселиться так, как им самим охота.

Он решил разбить свою палатку не слишком близко от них.

– Я, пожалуй, расположусь там подальше, внизу, возле кустарника. А вам тут самое место. Утесник растет полукругом – хорошая защита от ветра. Друг другу мешать совсем не будем.

– Вы правы, сэр, – согласился Джулиан. Вместе с Диком они тут же принялись за дело. Работалось весело. Тимми болтался у всех под ногами, то и дело удирал с нужной веревкой в зубах, но никого это не смущало.

К тому времени, как сумерки спустились на вересковые пустоши, все три палатки были поставлены, внутри покрыты подстилками, на которых разложили спальные мешки – по два в палатках ребят и один в палатке мистера Лаффи.

– Я пойду спать, – сказал мистер Лаффи. – Прямо глаза слипаются. Спокойной ночи всем вам, ребятки, и приятных сновидений!

Он скрылся в наступившем сумраке. Энн широко зевнула, заразив остальных. Все начали зевать.

– Пошли и мы спать, – предложил Джулиан. – У каждого из нас по плитке шоколада и по нескольку печений. Можем съесть их в спальных мешках. Спокойной ночи, девочки. Эх, завтра хорошее утро будет!

Они с Диком скрылись в своей палатке, девочки забрались в свою вместе с Тимми. Вскоре все разделись и улеглись в спальные мешки.

– Ох и классно! – сказала Джордж, отпихивая в сторону Тимми. – Давно так хорошо не было. Эй, Тимми! Прекрати! Нашел где укладываться. Иди у ног ложись.

– Спокойной ночи, – сонно проговорила Энн. – Смотри, Джордж, какие звезды! Кажутся такими огромными, правда?

Но Джордж уже были безразличны размеры звезд – утомившись за день, она крепко спала. Только Тимми приподнял ухо, выслушав Энн, и глухо заворчал – так он по-своему пожелал ей спокойной ночи. Потом опустил голову и заснул.

«Первая ночь в палатке, – подумала Энн. – Не буду спать. Лучше на звезды смотреть, вдыхать запах травы…»

Однако спустя несколько мгновений она тоже крепко спала.