Утром Джулиан проснулся первым. Он услышал далекий странный клич: «Кур-ли! Кур-ли!»

Сел и в первое мгновение не сообразил, где он и кто издает этот далекий клич. Ну конечно же! Он лежал с Диком в палатке на пустошах, а странный далекий звук принадлежал кроншнепу – птице вересковых пустошей.

Джулиан зевнул и снова улегся. Утро было еще слишком ранним, солнце только-только проникло своими лучами-пальцами через полог их палатки, согревая спальные мешки. Джулиан чувствовал себя замечательно, только совсем некстати хотелось есть. Посмотрел на часы: шесть тридцать. Спалось так отлично, что вставать не хотелось. Пошарил рукой – не осталось ли шоколадки с прошлого вечера, нашел кусочек, сунул в рот и удовлетворенно улегся, прислушиваясь к крикам кроншнепов, наблюдая, как солнечный день вступает в свои права.

Джулиан снова уснул и пробудился оттого, что Тимми энергично облизывал ему лицо. От неожиданности он вздрогнул и сел. В палатку заглядывали с улыбкой девочки. Они были полностью одеты.

– Вставайте, лентяи, – сказала Энн. – Мы к вам подослали Тимми, чтобы он вас разбудил. Уже половина восьмого. Мы-то уж давно поднялись.

– А утро сегодня божественное, – сказала Джордж. – День, видно, будет жарким. Вставайте же! Мы сейчас пойдем искать ручей, чтобы помыться. Это лучше, чем таскать тяжеленные бурдюки с водой взад-вперед.

Дик тоже проснулся. Мальчики решили пойти искупаться в ручье и вскоре отправились на поиски воды, чувствуя себя отлично этим ясным утром. Только хотелось есть. А девочки уже шли навстречу от ручья.

– Это вон там, – подсказала Энн, указав рукой. – Тимми вам покажет. Такой симпатичный коричневый ручей с папоротниками по берегам. А вода жутко холодная. Мы там, кстати, ведра оставили. Наберете воды?

– А зачем, если вы уже помылись? – спросил Дик.

– Надо посуду мыть, – ответила Энн. – Я вдруг вспомнила, что нам вода все равно понадобится для таких нужд. Как вы думаете, разбудить мистера Лаффи? Что-то он до сих пор не появился.

– Пускай спит, – сказал Джулиан. – Он, может, очень устал из-за того, что пришлось так медленно вести машину. Оставим ему завтрак. А что у нас, кстати, на завтрак?

– Мы уже распаковали бекон и помидоры, – сказала Энн, которая любила готовить. – Только как эту плитку зажигать, Джулиан?

– Джордж знает, – ответил он. – А сковородку мы взяли?

– Да. Я ее сама уложила, – ответила Энн. – Ну ладно! Бегите умывайтесь. Завтрак скоро будет готов!

Тимми важно побежал впереди ребят и привел их к ручью. Джулиан и Дик тут же погрузились в чистую, прозрачную воду и яростно забили ногами от холода. Столько было крика и шума, да еще Тимми прыгал и лаял!

– Полагаю, мы разбудили старого Лаффи, – сказал Дик, растираясь жестким полотенцем. – Отличное купание и такое холодное. Только от него уж очень аппетит возрастает!

Когда шли назад, Джулиан принюхался.

– Как хорошо пахнет жареным беконом!

Мистера Лаффи по-прежнему не было видно. Вот уж, видимо, крепко спал.

Они уселись на вереск и принялись за завтрак. Энн на жире, оставшемся на сковороде, обжарила куски белого хлеба, и ребята объявили, что она лучшая повариха в мире. Энн это польстило.

– Ладно! – заявила она. – Беру на себя заботу о нашем питании. А Джордж будет помогать мне готовить и мыть посуду. Поняла, Джордж?

Джордж не поняла. Она как раз терпеть не могла заниматься делами, которые так нравились Энн, – готовить, устраивать ночлег, мыть посуду. Теперь она сидела с кислым видом.

– Вы посмотрите на Джордж! – воскликнул Дик, – К чему эта возня с мытьем посуды? Тимми только рад будет всю ее вылизать.

Все засмеялись, кроме Джордж.

– Ну ладно, – буркнула она, – конечно, помогу. Только давайте использовать как можно меньше тарелок, тогда и мыть много не понадобится. Еще есть там жареный хлеб, Энн?

– Нет больше. Там в жестянке печенье, можешь взять, – ответила Энн. – Слушайте, ребята! А кто будет ходить каждый день на ферму за продуктами? У них, может быть, и хлеб найдется, и фрукты.

– По очереди будем ходить, – сказал Дик. – Энн, ты бы теперь приготовила что-нибудь для нашего старого Лаффи. Пойду разбужу его. А то так он полдня упустит.

– Я сейчас пойду и поцарапаюсь возле его палатки, будто уховертка ползет, – сказал Джулиан, поднимаясь. – Его, наверно, криками не разбудишь, а уж родное насекомое сразу услышит.

Подойдя к палатке, Джулиан слегка прокашлялся и вежливо спросил:

– Вы еще не проснулись, сэр?

Ответа не последовало. Джулиан снова позвал, потом в недоумении подошел ко входу в палатку. Вход был прикрыт. Он раздвинул его и заглянул внутрь. В палатке никого не было.

– Ну что там? – окликнул его издали Дик.

– Нет его здесь! Куда он мог деваться?

Воцарилась тишина. На миг Энн показалось, что начинается какое-то очередное жуткое приключение. Дик снова закричал:

– А его банка для жуков на месте?! Знаешь, такая с ремешками? Он с ней ходит охотиться на насекомых. А одежда его там?!

Джулиан еще раз внимательно осмотрел внутренность палатки.

– Все в порядке! – крикнул он ко всеобщему облегчению. – Одежды его нет, и банки для насекомых – тоже! Видимо, ушел до того, как мы проснулись. И про нас забыл, и про завтрак!

– Это на него похоже, – сказал Дик. – Ну ладно, мы ему не охрана. Пусть делает, что хочет. Не желает завтракать – не надо. Вернется, когда закончит свою охоту.

– Энн, – сказал Джулиан, возвращаясь, – вы тут управитесь по хозяйству, пока мы с Диком сходим на ферму и выясним, какие продукты можно достать? Время идет. Если мы хотим сегодня погулять, особенно тянуть нечего.

– Правильно! – согласилась Энн. – Ты тоже ступай, Джордж. Я сама со всем управлюсь. Тем более ребята воды принесли. Забирайте с собой Тимми – он рад будет прогуляться.

Джордж была довольна, что удалось отвертеться от мытья посуды. Вся компания под предводительством Тимми направилась к ферме. Энн взялась за работу, тихо напевая себе под нос. Вскоре все было вымыто и прибрано. Она посмотрела, не возвращаются ли ребята. Но никого не было видно, включая пропавшего мистера Лаффи.

«Пойду теперь тоже прогуляюсь, – решила Энн. – Отправлюсь вдоль нашего ручья вверх, посмотрю, откуда он берет начало. Если буду держаться ручья, не заблужусь», Под ласковым солнцем она дошла до ручья и направилась вверх по его течению сквозь заросли вереска. Ей нравились ярко-зеленые папоротники и замшелые пятачки возле водного протока. Энн зачерпнула ладонью воды: отличная родниковая вода – чистая и холодная.

Чувствуя себя превосходно, Энн шла своей дорогой, пока не добралась до вершины холма. Здесь, чуть не доходя до вершины, и начинался их ручей. Он с бульканьем падал из вересковой поросли на склоне холма, окруженный мхами, а дальше весело стекал вниз.

«Значит, вот ты где начинаешься», – подумала Энн. Устав от подъема, она улеглась на вереск и прислушалась к журчанью воды. Вокруг жужжали пчелы. И вдруг ей послышался другой звук. Сперва она не обратила на него внимания.

Энн резко поднялась и села.

«Хм… Что это за гул под землей? – Ей вдруг стало страшно. – Так глубоко и все громче… Что это за грохот подо мной?! Боже мой! Что сейчас будет?! Неужели землетрясение?!»

Гул заметно приближался, нарастал. Энн почувствовала, что от страха силы оставили ее. Она не могла ни подняться, ни бежать.

Раздался пронзительный рев, и вдруг совсем рядом произошло что-то совершенно невообразимое. Мощное облако белого дыма вырвалось из-под земли и зависло над ней, пока его не унесло ветром. Энн буквально застыла от ужаса: так внезапно среди всей этой тишины на склоне холма случилось нечто непонятное! Некоторое время земля под ней гудела, потом постепенно шум утих.

Только теперь она вскочила и бросилась бежать вниз с воплем:

– Здесь вулка-а-ан!! Помогите! На помощь! Я села на вулкан! Сейчас будет извержение! Дым пошел из-под земли! На помощь! Вулка-а-а-ан!!!

Она споткнулась о сплетение вереска, упала и покатилась кувырком с холма, всхлипывая. Когда остановилась, услышала встревоженный голос:

– Эй, кто там? Что случилось?

Это был голос мистера Лаффи. Энн снова завопила, но уже с чувством облегчения:

– Мистер Лаффи! Скорей сюда! Спасите меня! Здесь вулкан!

Столько паники было в ее голосе, что мистер Лаффи немедленно бросился к ней. Он быстро присел возле дрожащей девочки и обнял ее.

– В чем дело? Что тебя так напугало? Энн снова объяснила ему:

– Там, вон там, – видите? Это вулкан, мистер Лаффи. Там земля дрожала и гудела, а потом из-под земли вдруг как вырвется столб дыма! Скорее, пока лава оттуда не хлынула!

– Ну, ну, не бойся, – сказал мистер Лаффи. К удивлению и облегчению Энн, он смеялся. – Ты хочешь сказать, что не поняла, в чем дело?

– Не поняла.

– Ну так вот. Под этой большой пустошью проложены не то два, не то три больших туннеля, по которым ходят поезда с одной долины на другую. Ты разве не знала? Вот они так и грохочут под землей. А дым – из паровоза. Тут кое-где имеются вентиляционные отверстия, чтобы отводить дым из туннеля.

– О Господи, – сказала Энн, покраснев. – А я и не представляла, что там поезда внизу. Надо же! Я была уверена, что сижу на вулкане, мистер Лаффи. Ой, только другим не говорите, а то засмеют.

– Никому ни слова, – пообещал мистер Лаффи. – А теперь пойдем обратно. Вы позавтракали? Я жутко проголодался. Встал в такую рань, понимаешь. Увидел возле палатки редкую бабочку.

– Да мы уж давно позавтракали, – сказала Энн. – Пойдемте, я вам поджарю бекон, мистер Лаффи. Еще помидоры и жареный хлеб.

– Ага! Звучит замечательно! И – ни слова о вулканах. Это наш секрет.

Вместе они вернулись к палаткам, где уже собрались остальные, раздумывая, куда пропала Энн. Им было невдомек, что она «сидела на вулкане».