Ребята и Джордж без умолку болтали о ферме.

– Такое милое место, – говорил Джулиан, Усаживаясь, пока Энн готовила завтрак мистеру Лаффи. – Домик аккуратный, все так чистенько, все в таком порядке. А в гостиной у них даже рояль стоит.

– Надо же! – подивилась Энн, переворачивая бекон на сковороде. – Не подумала бы, что у них на такие вещи денег хватает.

– Что ты! – воскликнул Джулиан. – У хозяина отличный новенький автомобиль. Дай Боже сколько стоит. Хозяйский сынишка нам показал его. Еще показал нам такую классную сельхозтехнику – ого-го!

– Хм… любопытно, – сказал мистер Лаффи. – Откуда у них деньги для такого хозяйства? Прежние владельцы были такие трудяги. Вкалывали с утра до ночи и уж, конечно, и мечтать не могли об автомобилях и роялях.

– Так у них еще и грузовики есть! Вы бы только посмотрели! – сказал Дик. – Отличные машины. По-моему, списанные армейские. Их сын говорит, что они будут на них возить свою продукцию на рынок.

– И что за продукцию? – спросил мистер Лаффи, глядя вдаль на фермерский домик. – Вот уж не подумал бы, что оттуда что-то можно вывозить армейскими грузовиками. Им, по-моему, одной телеги было бы в самый раз.

– Так они нам сказали, – ответил Дик. – Все выглядит богато. Наверно, очень хороший фермер.

– Зато мы принесли яиц, масла, фруктов и даже ветчины-бекона, – сказала Джордж. – Хозяйка совсем не беспокоилась по поводу денег, все продала за пустяк. А хозяина мы не видели.

Теперь мистер Лаффи уплетал свой завтрак – явно сильно проголодался. То и дело отмахивался от мух, а когда одна залезла ему в ухо, так энергично зашевелил им, что муха в недоумении шарахнулась оттуда.

– Ой! Сделайте так еще раз! – попросила Энн. – Как вы это делаете? Смогу я так же, если буду тренироваться как следует? Прямо неделями тренироваться, чтобы ухо задвигалось?

– Не думаю, – ответил мистер Лаффи, доедая свой завтрак. – Ну ладно. Мне теперь надо кое-что записать. А вы что собираетесь делать? Гулять пойдете?

– Может, возьмем с собой еды для пикника да и пойдем куда-нибудь? – предложил Джулиан. – Как вы на это смотрите?

– Давайте! – согласился Дик. – Энн, приготовишь чего-нибудь? Мы поможем. Яйца вкрутую сварим.

Много времени подготовка не заняла. Еду завернули в вощеную бумагу.

– Вы не потеряетесь? Не заблудитесь? – спросил мистер Лаффи.

– Что вы, сэр! – успокоил его Джулиан со смехом. – У меня компас. Да и местность я запомнил. Я обычно хорошо ориентируюсь. Вечером увидимся, когда вернемся.

– А вы-то сами не заблудитесь, мистер Лаффи? – забеспокоилась Энн.

– Ну ты нахалка, Энн, – сказал Дик, – Такие вопросы задаешь!

Однако она говорила вполне серьезно. Мистер Лаффи был таким рассеянным, что она живо представила себе, как он блуждает в одиночестве, потеряв дорогу.

Он улыбнулся ей:

– Нет. Здесь я хорошо ориентируюсь. Каждую тропинку знаю, каждый ручеек и… вулкан.

Энн хихикнула. Остальные уставились на мистера Лаффи, недоумевая: что бы это могло значить? Но ни он, ни Энн не проболтались. Ребята попрощались с учителем и отправились в путь.

Чудесная погода для прогулок, – сказала Энн. – Если найдем тропу, пойдем по ней, куда бы она нас ни привела.

– Пожалуй, стоит, – согласился Джулиан. – А то утомительно целый день продираться через заросли вереска.

Выйдя на тропу, они пошли по ней.

– Видимо, пастушья тропа, – предположил Дик. – Такое одиночество, наверно, испытываешь тут, когда пасешь овец на пустошах и холмах!

Они бодро шагали по тропе среди цветов. Из-под ног шарахались ящерицы, поднимались стайки вспугнутых бабочек разных расцветок. Энн больше всего нравились голубые бабочки, и она решила спросить мистера Лаффи, как они называются.

Пообедали на вершине холма, с которого открывалась необъятная панорама пустошей с вкраплениями белых пятен – это были овцы.

В разгар пикника Энн услышала уже знакомый подземный гул. Неподалеку из-под земли вырвалось облако дыма. Джордж побледнела от страха. Тимми вскочил, зарычал и залаял, поджав хвост. А ребята расхохотались:

– Ничего страшного, девочки! Тут подземный железнодорожный туннель проходит. Мы-то знали об этом заранее. Еще хотели посмотреть, как вы на это прореагируете, когда услышите гул да еще увидите столб дыма.

– А я ничуть не испугалась, – спокойно сказала Энн. Все посмотрели на нее с удивлением. Джордж испугалась, а она нет! Обычно все бывает наоборот.

Джордж пришла в себя, тоже засмеялась и окликнула собаку:

– Все в порядке, Тимми! Иди сюда. Ты же знаешь, что такое поезда?

Заговорили о поездах. Трудно было их представить себе в этой пустынной местности, в каких-то туннелях, а в них – пассажиров, читающих газеты, о чем-то беседующих там, куда солнце никогда не заглядывает.

– Ну что, пошли дальше? – спросил наконец Джулиан. – Давайте дойдем до вершины следующего холма и повернем назад.

Они нашли узенькую тропку, которую Джулиан назвал кроличьей – уж очень она была неприметной, – и пошли по ней, обмениваясь шутками, беспечно болтая. Потом через вересковые заросли добрались до вершины следующего холма. А там их ждал сюрприз.

Внизу, в долине, ребята увидели заброшенные железнодорожные пути, выходившие из туннеля. Они заканчивались в полумиле отсюда чем-то вроде депо.

– Вы посмотрите, какие старые и ржавые рельсы, – сказал Джулиан. – Ими уже давно не пользуются, по-моему. Да и туннель, видимо, заброшен.

– А давайте спустимся, посмотрим, – предложил Дик. – Пошли! Времени у нас еще полно, а обратно можем путь сократить.

Они отправились вниз по склону и спустились неподалеку от туннеля. Потом по железнодорожной колее проследовали до самого депо. Там было пустынно – ни души вокруг.

– А вон, смотрите, какие-то старые вагоны стоят на рельсах, – сказал Дик. – Такое впечатление, что ими пользовались лет сто назад. Давайте подтолкнем один и покатим!

– Ну уж нет! – возразила Энн с беспокойством. Однако Джордж и ребята, настроенные побаловаться, побежали туда, где стояли три или четыре старых вагона. Дик и Джулиан поднажали на один из них, и тот медленно покатился. Немного проехав, вагон столкнулся буфером с другим вагоном. В пустом большом помещении лязганье железа перекатилось громким эхом.

Возле стены открылась дверь маленькой будки и показалась страшная фигура человека на деревянной ноге. Руки его были огромные, как у гориллы, лицо – красное, как помидор, волосы – седые.

Он раскрыл рот, и дети приготовились услышать рассерженные окрики. Вместо этого он хрипло, почти шепотом произнес:

– Что вы делаете? И без того жутко слышать поезда-привидения по ночам. Не хватало и днем их слышать.

Все четверо смотрели на него, думая, что имеют дело с безумцем. Человек приблизился к ним, стуча деревянной культей. Руки его безвольно болтались. Прищурясь, он всмотрелся в детей, словно плохо видел.

– Я очки разбил, – сказал он. К их удивлению, по щекам мужчины покатились слезы. – Бедный Сэм Деревянная Нога… Разбил свои очки. Никому больше нет дела до Сэма Деревянной Ноги. Никому.

Ребята не знали, что сказать на это. Энн ощутила жалость к странному старику, однако предпочитала держаться за спиной Джулиана.

Сэм снова всмотрелся в них, прищурясь.

– У вас что – языков нет? Мне опять что-то мерещится или тут кто-то есть?

– Мы здесь. Мы настоящие, – ответил Джулиан. – Просто увидели старое депо и спустились посмотреть. А вы кто?

– Я сказал вам – Сэм Деревянная Нога, – повторил старик раздраженно. – Сторож, понятно? Хотя чего тут сторожить? Или они думают, что я должен сторожить поезда-привидения? Напрасно. Только не я. Хватит, насмотрелся на своем веку странных вещей. Страшно мне было. Но уж эти поезда-призраки сторожить не желаю больше.

Дети слушали его с любопытством.

– А что за поезда-привидения? – спросил Джулиан.

Сэм Деревянная Нога еще ближе подошел к ним, огляделся по сторонам, словно опасаясь быть подслушанным, и снова зашептал:

– Поезда-призраки, говорю вам. Поезда, которые сами собой выходят по ночам из того туннеля и сами собой уходят в него. А в них – никого. Однажды ночью они прибудут за старым Сэмом Деревянной Ногой. Но я хитрый. О! Еще какой хитрый! Запрусь в моей каморке, задую свечку и под койку залезу, чтобы поезда-привидения не узнали, где я.

Энн пробрала дрожь. Она потянула Джулиана за рукав:

– Джулиан, пошли. Мне что-то не нравится тут. Страшно. О чем это он говорит?

Внезапно настроение старика резко переменилось. Он подобрал кусок угля и бросил в них, угодив Дику по голове.

– А ну убирайтесь отсюда! Я – сторож. А они мне что сказали? Они сказали: гони отсюда всех, кто появится. Убирайтесь, говорю вам!

Энн в страхе бросилась бежать. Тимми зарычал и бросился бы на старика, если бы Джордж вовремя не ухватила его за ошейник. Дик потирал ушибленную голову.

– Ладно-ладно, мы уходим, – сказал он сторожу. Было ясно, что у старика с головой не все в порядке. – Мы не знали, что сюда нельзя. Охраняйте ваши поезда-призраки. Мы больше вам мешать не будем.

Они повернулись и побежали вслед за Энн.

– Что он такое говорил? – спросила она со страхом. – Что за поезда-призраки? Привидения, что ли? Неужели он их видит по ночам?

– Мерещится старику, – сказал Джулиан. – Видно, от долгого пребывания в одиночестве. Не беспокойся, Энн. Никаких поездов-привидений не бывает.

– Но он так говорил, словно они есть на самом деле, – возразила Энн. – Не дай Бог такое увидеть. Вот жутко, верно, Джу?

– А мне хотелось бы увидеть, – сказал Джулиан. – А ты как, Дик? Может, сходим сюда ночью да посмотрим?