На следующий день дети проснулись очень рано (прямо как мистер Лаффи) и позавтракали вместе. После завтрака мистер Лаффи принялся тщательно изучать карту пустошей.

– Я, пожалуй, уйду на весь день, – сказал он Джулиану, сидевшему рядом с ним. – Видишь, тут такая маленькая долина Кроулег Вэйл? Я слышал, что там водятся редчайшие жуки Британии. Возьму свои орудия охоты и отправлюсь туда. А вы четверо что собираетесь делать?

– Пятеро, – поправила его Джордж. – Вы забыли Тимми.

– А, да, верно. Прошу прощения, – солидно ответил мистер Лаффи. – Так что собираетесь сегодня предпринять?

– Пойдем за продуктами на ферму, – сказал Джулиан. – Заодно спросим там фермерского паренька, не слыхал ли он чего-нибудь о поездах-призраках. Вообще походим по ферме, посмотрим, какая там живность. Мне нравятся фермы.

– Правильно, – согласился мистер Лаффи, раскуривая свою трубочку. – А насчет меня не волнуйтесь, если не вернусь к закату. Когда я охочусь на жуков, времени не замечаю.

– Вы уверены, что не заблудитесь? – спросила Энн. Она не верила, что мистер Лаффи способен о себе позаботиться.

– Уверен. Мое правое ухо всегда предупреждает меня, если я иду не в ту сторону: начинает само шевелиться.

Он пошевелил им, и Энн рассмеялась.

– Научили бы меня так делать. Я уверена, что вы знаете секрет. Вот бы девочки в школе удивлялись, если бы я умела так делать!

Мистер Лаффи улыбнулся и встал:

– Ну ладно! Пока, ребятки. Надо уходить, пока Энн не засадила меня за урок двиганья ушами.

Он спустился к своей палатке. Джордж и Энн помыли посуду, а ребята тем временем укрепили веревочные тяги палаток.

– А ничего, что мы все так оставляем без всякой охраны, ничего не пряча? – с беспокойством спросила Энн.

– Вчера так сделали, и ничего, – ответил Дик. – Да и кто сюда придет, в такую глушь? Или думаешь, Энн, что поезд-привидение сюда примчится и заберет все в багажный вагон?

Энн хихикнула.

– Ладно тебе! Просто подумала, может, привязать здесь Тимми, чтобы охранял.

– Оставить Тимми?! – изумилась Джордж. – Неужели ты думаешь, что я брошу Тимми одного, когда мы куда-нибудь отправляемся? Надо же такую глупость сморозить!

– Да нет, конечно. Я знаю, что ты его не оставишь, – сказала Энн. – Будем надеяться, что посторонние тут не появятся. Ты только накрой наши чайные принадлежности полотенцем, Джордж.

Они быстро навели порядок в лагере, сложив вещи в палатки. Мистер Лаффи зычным голосом попрощался с ними и ушел. А они собрались идти на ферму.

Энн взяла корзину и дала другую Джулиану.

– В них понесем продукты, – пояснила она. – Все готовы?

Они пошли по вересковой поросли напрямик в сторону фермы. С цветов поднимались рои пчел. День опять выдался чудесный, и настроение у всех было отличное.

Подойдя к аккуратному фермерскому домику, они увидели в поле работников. Джулиан поискал взглядом мальчика.

Тот вышел из сарая и свистнул им.

– Привет! За яйцами пришли? Я тут вам припас довольно много. – Он посмотрел на Энн. – А тебя вчера не было. Тебя как зовут?

– Энн. А тебя как?

– Джок, – ответил мальчик, улыбнувшись. Энн он показался славным парнишкой: лицо загорелое, волосы цвета соломы, глаза голубые.

– А мама твоя дома? – спросил Джулиан. – Не могли бы мы у нее купить хлеба и еще чего-нибудь? Вчера мы так основательно поели, что сегодня не мешало бы пополнить наши запасы.

– Она в маслобойне, – ответил Джок. – Вы не очень торопитесь? Я покажу вам своих щенят.

Они прошли в сарай. В дальнем углу увидели большой короб, устланный соломой. В нем лежала собака колли с пятью симпатичными щенятами. При появлении Тимми колли грозно зарычала, и тот предпочел покинуть сарай. Ему уже доводилось встречать собак-матерей. Обычно они оказывались такими злыми, что желания встретиться с очередной такой мамашей у Тимми не было.

Дети принялись шумно восхищаться щенятами, а Энн осторожно взяла одного из них на руки. Малыш смешно заскулил.

– Мне бы такого! Я бы назвала его Колобок.

– Ничего себе имя для собаки, – презрительно заметила Джордж. – Не умеешь ты имена выбирать для собак, Энн. Ну-ка дай-ка его мне. Они все твои, Джок?

– Все, – с гордостью ответил Джок. – Мать их – моя. Ее зовут Бидди.

Бидди навострила уши, услышав свое имя, и посмотрела на Джока своими блестящими глазами. Джок погладил ее шелковистую голову.

– Она у меня уже четыре года, – сказал он. – Когда мы были на ферме Оул, старый фермер Берроуз подарил мне ее, когда ей было от роду восемь недель.

– Так до этой фермы вы имели другую? – спросила Энн. – Всегда жили на ферме? Вот счастливчики!

– Я жил на двух фермах, – сказал Джок. – На ферме Оул и на этой. Мы вынуждены были покинуть ферму Оул с мамой, когда папа умер. Год жили в городе. Мне так там не нравилось. Я жутко был рад, когда переехали сюда.

– А я думал, твой отец здесь, – удивился Дик.

– Это отчим, – пояснил Джок. – К тому же он и не фермер. – Оглядевшись по сторонам, мальчик понизил голос: – Он в сельском хозяйстве мало разбирается. Это моя мама говорит работникам, что надо делать. Но денег на хозяйство он ей дает много, тут у нас отличная техника. А какая маслобойня! Хотите посмотреть? Последнее слово техники. Маме очень нравится на ней работать.

Джок провел ребят в безукоризненно чистую маслобойню. Его мать работала там с молодой помощницей. Она кивнула детям и улыбнулась.

– Доброе утро! Что, опять проголодались? Вот закончу здесь работу, дам вам много еды с собой. А не хотите ли остаться да пообедать со мной и Джеком? Ему тут скучно на каникулах. И поиграть-то не с кем.

– Ой, с удовольствием! – обрадовалась Энн. – Мне бы очень хотелось. А ты как считаешь, Джу?

– Да. Спасибо вам большое, миссис…

– Я миссис Эндрюс, – сказала мать Джока. – А Джок Робине – мой сын от первого мужа. Так что оставайтесь на обед. Я накормлю вас так, что весь день будете сыты.

Предложение было заманчивым, и дети обрадовались. Даже Тимми радостно замахал хвостом. Миссис Эндрюс пришлась ему по душе.

– Тогда пошли! – обрадовался Джок. – Я вам покажу всю нашу ферму. Она у нас небольшая, но мы сделаем ее самой лучшей фермой на пустошах. Мой отчим не очень-то интересуется хозяйством, но он человек щедрый и дает маме денег на все, чего она пожелает.

Дети убедились в том, что оборудована ферма по последнему слову техники. Они осмотрели комбайн, побывали в хлеву с чистым каменным полом и белыми кирпичными стенами, слазили в красные фургоны. Подумали, как было бы славно покататься на двух тракторах, стоявших рядом под навесом.

– У вас, я смотрю, много людей тут работает, – заметил Джулиан. – Никогда не подумал бы, что столько народу понадобится для работы на такой маленькой ферме.

– Они не очень хорошие работники, – сказал Джок, нахмурившись. – Мама постоянно на них сердится. Просто иногда не знают, как и что делать. Отчим нанимает много людей, но всегда выбирает не тех, кто нужен. Почти всем им не нравится работать на ферме, при малейшей возможности они уезжают в ближайший город. Один только есть хороший человек, хотя и старенький. Вон он, видите? Его зовут Уилл.

Дети посмотрели на Уилла, который трудился в огороде. Это был сухонький старичок с тонким носом и голубыми глазами. Внешне он им сразу понравился.

– Пожалуй, он как раз и похож на фермеру – сказал Джулиан. – А другие совсем и не похожи.

– Он с ними и не работает, – сказал Джок. – Только обзывает их растяпами и адьётами.

– Что за «адьёты»? – спросила Энн.

– Идиоты, глупышка, – разъяснил Дик. Он подошел к Уиллу: – Доброе утро. Вы, я вижу, очень заняты. На ферме всегда много дел, верно?

Старик посмотрел на него удивительно голубыми глазами и продолжал свою работу.

– Работы полно, – сказал он скрипучим голосом, – народу полно, а дело не двигается. Никогда бы не подумал, что придется работать в одной компании с растяпами и адьётами.

– Ну вот! Я же говорил вам! – воскликнул Джок. – Он их всегда так называет. Потому мы ему и даем работу отдельно от них. Но он прав: большинство этих мужиков ни фига не смыслят в сельских делах. Лучше бы отчим нанял несколько толковых работников вместо всей этой оравы.

– А где твой отчим? – спросил Джулиан. Ему показалось странным, что столько денег расходуется на такой маленькой ферме для найма негодных работников.

– Он на весь день уехал, – сказал Джок. – Ну и хорошо, – добавил он, покосившись на людей, работавших поодаль.

– Почему? – спросил Дик. – Он тебе не нравится?

– Да нет, он в порядке. Но все-таки не фермер, хотя и говорит, что хочет им стать. К тому же он меня совсем не жалует. Я пытаюсь его полюбить ради мамы. Но всегда радуюсь, когда его нет дома.

– У тебя мама очень хорошая, – сказала Джордж.

– Это верно, – согласился Джок. – Мама у меня замечательная. Вы себе не представляете, что значит для нее иметь свою ферму, хотя бы маленькую, да еще хорошо оборудованную.

Они подошли к большому сараю с запертыми воротами.

– Я вам говорил, что там грузовики, – сказал Джок. – Можете в щелку глянуть на них. Сам не знаю, зачем отчиму понадобилось столько грузовиков. Наверно, дешево продавались, а он любит покупать подешевле, а продавать подороже. Говорил, что они ему понадобятся, чтобы возить продукцию фермы на рынок.

– Да, ты говорил вчера, – сказал Дик. – Но у вас же есть фургоны.

– Я думаю, он их не для фермы покупал. Просто держит здесь в ожидании, когда цены на них вырастут, – сказал Джок, снова понизив голос. – Маме я этого не говорю. Пока она получает все, что пожелает, держу язык за зубами.

Детей все это весьма заинтересовало. Захотелось увидеть мистера Эндрюса. Видимо, со странностями человек, думали они. Энн он представлялся огромным, хмурым мужчиной, раздражительным и не любящим детей.

Благодаря знакомству с фермой утро получилось славным. Еще раз посмотрели на Бидди и ее щенят, пока Тимми поджидал их снаружи. Ему не нравилось, что Джордж очень уж интересуется другими собаками. Зазвонил колокол.

– Отлично! – крикнул Джок. – Пошли мыться, а то мы все грязные, Надеюсь, вы голодные, потому что мама, наверно, обед-суперкласс приготовила для нас.

– Я жутко голодная, – сказала Энн. – Кажется вечность прошла с тех пор, как мы завтракали.

Голодными были все. В доме оказалась ванная комната, где они помыли руки. Миссис Эндрюс приготовила им чистые полотенца.

– Нравится вам моя ванная комната? – спросила она. – Правда, симпатичная? Мой муж ее тут устроил. Первая нормальная ванная в моей жизни.

Из кухни доносился вкусный аромат.

– Скорей! – поторопил Джок, быстро намыливая руки. – Сейчас, мама, бежим!

Терять много времени на мытье рук не стали – внизу в гостиной ждал обильный обед. И вот уже все сидели за столом.