Пятеро ребят и миссис Эндрюс удивленно посмотрели на мистера Эндрюса, когда он повысил на них голос. А он повторил:

– Давайте! Рассказывайте все, что знаете. Потом я вам расскажу!

Джулиан решил рассказать вкратце о том, что происходило в заброшенном депо по версии Сэма Деревянной Ноги. Мистер Эндрюс слушал очень внимательно, не отрывая взгляда от Джулиана.

Потом он откинулся на спинку стула и залпом выпил всю чашку крепкого чая. Дети ждали, когда последует его собственный рассказ.

– А теперь, – произнес он солидным, непререкаемым тоном, – послушайте меня вы. Никто из вас больше туда не пойдет. Это дурное место.

– Почему? – спросил Джулиан. – Что вы имеете в виду под дурным местом?

– Много лет тому назад там происходили скверные истории. Очень скверные. Несчастные случаи. Пришлось закрыть ветку, и туннель больше не использовался. Ясно? Никому нельзя было туда ходить, и никто не ходил. Люди боялись. Знали, что место дурное и там случаются несчастья.

Энн перепугалась.

– Но, мистер Эндрюс, вы не имеете в виду, что там и в самом деле появляются поезда-призраки? – Лицо ее заметно побледнело.

Мистер Эндрюс поджал губы и солидно кивнул.

– Именно это я и имею в виду. Поезда-призраки появляются и уходят. Но это несчастье – оказаться там, когда они появляются. Они могут забрать вас с собой. Ясно? Джулиан рассмеялся.

– Ну уж не до такой степени скверно, сэр! Вы так напутали Энн, что нам лучше переменить тему. Я не верю в поезда-привидения.

Однако мистер Эндрюс не желал прекращать разговор о поездах.

– Сэм Деревянная Нога правильно делает, что прячется, когда они появляются, – заявил он. _ Не представляю, как он ухитряется оставаться в таком кошмарном месте. Никогда не знаешь, в какой момент подобный поезд, крадучись, выползет из туннеля во мраке ночи.

Джулиан не хотел больше запугивать Энн, поднялся из-за стола и обратился к миссис Эндрюс:

– Мы вам очень благодарны за чудесный день и чудесное угощение. Теперь нам пора уходить. Пошли, Энн.

– Минуточку! – обратился к ребятам мистер Эндрюс. – Хочу вас очень серьезно предостеречь от намерения посетить то заброшенное депо. Ни в коем случае туда не ходите. Ты слышишь меня, Джок? Можешь назад никогда не вернуться. Старый Сэм Деревянная Нога – безумец. Вполне вероятно, что эти поезда-призраки, возникающие по ночам, и лишили его разума. Очень дурное место. Ни в коем случае не приближайтесь к нему!

– Спасибо за предупреждение, сэр, – ответил Джулиан вежливо. Неожиданно он почувствовал глубокую антипатию к этому маленькому человечку с большим носом. – Мы уходим. До свидания, миссис Эндрюс. Пока, Джок. Приходи завтра к нам. Пикник устроим.

– Спасибо! Приду! – сказал Джок. – Подождите! А еду-то вы с собой возьмете?

– Конечно, возьмут, – сказала миссис Эндрюс, поднимаясь из-за стола. Прослушав весь разговор за столом с выражением удивления на лице, она направилась в холодную кладовую. Джулиан последовал за ней с двумя корзинами.

. – Дам вам всего побольше, – сказала хозяйка, укладывая в корзины хлеб, масло, сыр. – Я знаю, какой у вас, ребят, всегда отчаянный аппетит. Вы уж особенно-то не пугайтесь рассказов моего мужа, а то, я смотрю, Энн так страшно стало. Я сама никогда не слыхала про поезда-привидения, хотя уже три года тут живу. Не думаю, что там что-то такое необыкновенное. Просто мой муж хотел вас как следует предостеречь от хождений туда.

Джулиан промолчал. Он подумал, что мистер Эндрюс ведет себя довольно странно. Неужели он из тех жалких людей, что верят разным небылицам и сами себя запугивают? И вновь мальчик подивился про себя: как могла миссис Эндрюс, такая приятная женщина, выйти замуж за столь невзрачного представителя мужского рода? А ведь в то же время человек он щедрый, судя по тому, что говорил Джок. Возможно, его мать испытывала благодарность к нему за то, что тот подарил ей ферму и так хорошо обеспечил. Видимо, в этом все дело.

Джулиан поблагодарил добрую хозяйку и настоял на том, чтобы расплатиться, хотя она собиралась дать им все в качестве угощения. Они прошли на кухню, и он увидел, что все уже покинули дом, за столом остался только мистер Эндрюс, доедавший ветчину с соленьями.

– До свидания, сэр, – попрощался с ним Джулиан.

– До свидания, – ответил мистер Эндрюс. – И помни, что я сказал. Несчастье произойдет с каждым, кто увидит поезд-призрак. Ужасное несчастье! Держитесь оттуда подальше.

Джулиан дипломатично улыбнулся и вышел.

Наступил вечер, и солнце садилось за холмами. Он догнал друзей. Джок их провожал.

– Пройдусь с вами до половины пути, – сказал он. – А видали, как мой отчим перепутался из-за этих поездов?

– Да мне самой страшно было, когда он стал выступать со своими предостережениями, – сказала Энн. – Я к этому депо никогда не пойду. А ты, Джордж?

– Если мальчишки пойдут, я тоже, – ответила та, правда, без особого энтузиазма.

– Мы можем и пойти, – сказал Джулиан. – Тогда и Джока с собой возьмем. А девчонкам туда нельзя.

– Вот это мне нравится! – воскликнула Джордж сердито. – Меня оставите! Я когда-нибудь чего-нибудь боялась? Да я не трусливее любого из вас!

– Я знаю, – согласился с ней Джулиан. – Можешь пойти, как только мы убедимся в том, что все это глупые бредни.

– А я пойду туда же, куда и вы! – отпарировала Джордж. – Не вздумайте смыться без меня. Если так сделаете, больше с вами не буду разговаривать.

Джок с изумлением смотрел на Джордж: никак не ожидал от нее такой вспышки возмущения.

– А почему ей нельзя пойти туда? – спросил он. – Я уверен, что она не уступит любому парню. Я даже думал, что она мальчишка, когда первый раз увидел.

Джордж одарила его самой приветливой улыбкой. Лучше не скажешь! Но Джулиан стоял на своем.

– А я вполне серьезно говорю. Если мы пойдем, девчонки останутся. Так и будет. Во-первых, Энн не захочет пойти. Если Джордж пойдет без нее, она останется в лагере совсем одна. Ей это вряд ли понравится.

– Она останется в компании мистера Лаф-фи, – ответила Джордж.

– Да ты что?! Так мы и скажем мистеру Лаффи, что идем обследовать заброшенную железную дорогу, которую сторожит старый одноногий безумец, утверждающий, что там ходят поезда-призраки! – сказал Джулиан. – Он нас не отпустит. Сама знаешь, какие бывают эти взрослые. А то еще и с нами пойдет, что гораздо хуже.

– Да уж, будет там всяких мотыльков искать, а не поезда-привидения, – сказал Дик.

– Я, пожалуй, пойду обратно, – сказал Джок. – Хороший был денек. А завтра я к вам приду на пикник. Счастливо вам всем!

Они попрощались с Джеком и пошли дальше. Приятно было снова увидеть свой лагерь. Палатки слегка колыхались под легким ветром. Энн первым делом проверила, все ли на месте. Внутри палатки было душно, и Энн решила поставить корзины с новыми припасами под большой куст, где должно быть попрохладнее. Потом занялась хозяйственными мелочами. Ребята пошли проведать мистера Лаффи, но он еще не вернулся.

– Энн! Мы пойдем в ручье искупаемся! – крикнули ребята. – А то все такие потные, пыльные! Будешь купаться? Джордж будет!

– Не сейчас! – отозвалась Энн. – У меня тут много дел!

Ребята обменялись улыбками. Энн так нравилось играть роль хозяйки дома! Вскоре от ручья донеслись их крики и хохот. Вода оказалась холоднее, чем они предполагали, и нырять на дно не очень-то хотелось. Так и плескались, брызгая друг на друга. А Тимми ледяная вода была нипочем. Он с наслаждением плавал и нырял.

– Ишь ты! Хвастается! – кричал Дик. – Да мне бы такую теплую шкуру, я бы тоже поплавал!

– Гав, – сказал Тимми и выбрался на бережок. Встряхнулся, обдав троих дрожащих детей каплями ледяной воды. Они завопили и прогнали его прочь.

Наступил приятный, праздный вечер. Мистер Лаффи так и не появлялся. Энн приготовила легкий ужин – бутерброды с сыром, пряники. Ужинать по-настоящему никому не хотелось. Все разлеглись на вереске и болтали о том о сем.

– Вот такие каникулы мне нравятся, – сказал Дик.

– Мне тоже, – поддержала Энн. – За исключением этих поездов-привидений. Они немного портят настроение.

– Не будь дурочкой, Энн, – сказала Джордж. – Если все это только глупая история – значит ничего особенного, а если правда – может получиться классное приключение.

Все помолчали. Потом Дик спросил:

– Так пойдем мы туда или нет?

– Думаю, надо сходить, – ответил Джулиан. – Меня эти зловещие предостережения папаши Эндрюса не пугают.

– Тогда я тоже за то, чтобы как-нибудь на ночь туда пойти, подождать, пока не увидим поезд-призрак, – сказал Дик.

– Я тоже пойду, – повторила Джордж.

– Нет, не пойдешь, – ответил Джулиан. – Останешься с Энн.

Джордж промолчала, но все почувствовали, что в воздухе пахнет бунтом.

– А мистеру Лаффи будем говорить или нет? – спросил Дик.

– Уже договорились, что не будем, – ответил Джулиан и зевнул. – А мне спать охота. Солнце село, темнеет. Где же наш мистер Лаффи?

– Как ты думаешь, мне его дождаться, чтобы накормить? – спросила Энн.

– Не стоит, – сказал Джулиан. – А то так и просидишь до полуночи. У него еда есть в палатке – не пропадет. А я пошел спать. Пошли, Дик?

Вскоре ребята улеглись в свои спальные мешки. Девочки еще немного поболтали, лежа на вереске, слушая одинокие крики кроншнепов, летящих в свои гнезда на ночь. Потом тоже отправились в палатку.

А у ребят сон как рукой сняло. Они начали тихо переговариваться.

– Может, нам днем сходить с Джеком к депо? Или прямо отправимся ночью следить за поездами ниоткуда? – спросил Джулиан.

– Я за то, чтобы пойти ночью, – ответил Дик. – Днем все равно ничего такого там не увидим. Сэм Деревянная Нога, конечно, занятный тип, особенно когда кидается кусками угля. Но мне он не настолько понравился, чтобы снова с ним встречаться.

– Ладно. Если Джок горит желанием идти с нами и придет завтра утром, скажем ему, что берем с собой, – сказал Джулиан. – Если что, так и с тобой вдвоем сходим.

– Правильно. Посмотрим, что скажет Джок. Пустят его или нет?

Они еще немного поболтали, а потом начали засыпать. Дик уже почти заснул, когда услышал, как ко входу кто-то пробирается по вереску и пытается заглянуть внутрь.

– Если ты залезешь на меня, я тебя шлепну по морде, – сказал Дик, полагая, что это Тимми. – Знаю, знаю… норовишь улечься у меня на животе. А ну, кыш отсюда. Убирайся, слышишь?

Голова, заглянувшая к ним, повернулась, но не убралась. Дик приподнялся на локте.

– Только сунь сюда свою лапу! Кувырком полетишь. Ты хороший пес днем, но по ночам ты мне не нравишься, понял? Я спать буду. Кыш!

Голова хмыкнула и заговорила:

– Э-э… ты не спишь. У вас тут все в порядке? Как там девочки? Я только что вернулся.

– Ой! Мистер Лаффи! Простите меня, ради Бога! – Дик был до крайности смущен. – Сэр… Мне так стыдно. Я думал, это Тимми. Он все норовит лечь на меня ночью. Простите, пожалуйста.

– Пустяки. – Голова усмехнулась. – Я рад что у вас все в порядке. До завтра!