Тайна рыжего похитителя

Блайтон Энид

Что за подозрительная парочка следит на пляже за юными сыщиками и их собакой? Чье лицо появляется ночью в окне дома у моря?

Кто проник в этот дом, усыпив пса, и учинил в нем погром? А главное:зачем похитили Джордж? Это должна знать нахальная девчонка, которая принесла ребятам письмо от похитителей. Но она юлит, изворачивается и явно знает больше, чем говорит...

 

Глава I

СНОВА В КИРРИН-КОТТЕДЖЕ

Джорджина стояла на перроне: сегодня она встречала свою кузину и двух кузенов. Рядом топтался пес Тим; он прекрасно знал, зачем его привели на станцию. Радость предстоящей встречи с Джулианом, Диком и Энн переполняла его, и от избытка чувств он без устали вилял хвостом. Все-таки это так здорово, когда они, все пятеро, вместе!..

— Вон и поезд! Видишь, Тим? — сказала Джордж.

Никто не звал ее Джорджиной, она просто-напросто не откликнулась бы на это имя. Со своей взъерошенной головой, в шортах и футболке она в самом деле была похожа на мальчишку. На лице у нее было полно веснушек, густой загар покрывал руки и ноги.

Издали донесся гудок тепловоза. Тим, не в силах сдержать страстного нетерпения, тихо повизгивал. Хотя вообще-то железную дорогу он недолюбливал, сейчас она не была ему так уж противна, о чем красноречиво говорил его пушистый хвост. Поезд медленно приближался к станции. Когда он уже полз вдоль перрона, в окне одного из вагонов показались три головы, и три руки весело замахали, приветствуя Джордж и Тима.

Едва поезд остановился, дверь купе распахнулась. Высокий паренек спрыгнул на перрон и обернулся, помогая сойти появившейся следом за ним девочке. За их спинами, в тамбуре, показался еще один мальчик, пониже ростом; в каждой руке он держал по дорожной сумке. И тут к ним подбежали Джордж и Тим.

— Джулиан! Дик! Энн! Наконец-то! Мы уж думали, вы никогда не приедете.

— Привет, Джордж! Ты же видишь, мы здесь!.. Эй, Тим, убери свою морду! Верю, верю, ты меня любишь, но нельзя ли чуть поспокойнее?

— Привет, Джордж!.. Слушай, Тим, перестань меня облизывать! Когда ты наконец бросишь эту привычку?..

— Гав! Гав! Гав! — отвечал Тимми, прыгая как сумасшедший и путаясь у всех под ногами.

— Вы что, даже без чемоданов? — удивилась Джордж. — Эти три сумки — и все?

— Мы ведь, к сожалению, ненадолго, — объяснил Дик. — Всего на две недели. Вот и решили, что ни к чему нагружаться, будто на Северный полюс.

— А какого черта вы целых шесть недель торчали во Франции? — спросила Джордж укоризненно. — Надеюсь, теперь вы хоть по-французски здорово шпарите?..

Дик засмеялся и, жестикулируя, выдал целый залп французских фраз, смысл которых остался для Джордж довольно туманным. В школе французский был вовсе не тем предметом, блестящее знание которого она любила демонстрировать всем встречным и поперечным.

— Ладно, заткнись, — сказала она, дружески ткнув Дика под ребра. — Ты как был болтуном, так болтуном и остался… Ах как же я рада, что вы приехали! Без вас в Киррин-коттедже умереть можно со скуки.

Подошел носильщик с тележкой. Дик опять замахал руками и выпалил по-французски что-то длинное и заковыристое. Носильщик, однако, знал Дика давно.

— Ладно, ладно, не задирай нос со своим иностранным, — проворчал он. — Куда нести вещи? В Киррин-коттедж?

— Да, будьте добры, — вмешалась Энн. — А ты, Дик, перестань валять дурака! Никак не можешь обойтись без своих фокусов?

— Не обращай внимания, — махнула рукой Джордж и взяла Энн и Дика под руки. — Как славно, что вы опять здесь! Мама вам будет ужасно рада!

— А дядя Квентин — не очень, — пробормотал Джулиан.

Они шагали вдоль перрона; Тимми прыгал вокруг них.

— Отец сейчас в хорошем настроении, — сообщила Джордж. — Вы ведь знаете, они с мамой были в Америке, на каком-то научном конгрессе. Мама рассказывала, там с ним обращались как с очень важной персоной, и ему, конечно, это понравилось.

Отец Джордж, ученый с мировым именем, был очень рассеян, нетерпелив и вспыльчив. Поэтому домашним с ним порой бывало непросто. Дети очень его уважали, однако испытывали облегчение, если он на несколько дней куда-нибудь уезжал. Тогда они могли наконец шуметь, носиться по лестницам, делать всякие глупости и беситься сколько душе угодно.

— А что, пока мы на каникулах, дядя Квентин будет дома? — осторожно спросила Энн. Она как-то особенно робела в присутствии грозного дядюшки.

— Нет, они с мамой должны уехать в Испанию, так что мы останемся одни.

— Здорово! — закричал Дик. — Тогда мы с утра до вечера будем бегать в плавках и купальниках.

— А Тимми, даже когда мы обедаем, будет сидеть с нами в комнате, и никто не станет его выгонять, — подхватила Джордж. — Эту неделю он почти всю провел на улице: он пытался поймать муху, а отец за это на него рассердился.

— Не стыдно, Тим? — укоризненно обратилась Энн к псу, потрепав его по жесткому загривку. — Подожди, вот будем жить одни, тогда хоть за каждой мухой гоняйся.

— Гав, — согласился Тим.

— В этот раз у нас совсем мало времени на приключения, — вздохнул Джулиан, когда они шагали по улице, ведущей к Киррин-коттеджу. По сторонам дороги пылали алые цветы дикого мака;

вдали, словно поле, заросшее васильками, синело море. — Всего две недели, а там — опять школа. Надеюсь, с погодой нам повезет. Я готов купаться в море хоть шесть раз на дню!

Вскоре они все сидели в комнате вокруг стола. Тетя Фанни поставила перед ними огромное блюдо с пирогом. Она была рада снова увидеть у себя обоих племянников и племянницу.

— Ну, Джордж теперь опять счастлива, — смеялась она. — В последнее время она у нас совсем загрустила. Хочешь еще пирога. Дик? С этим куском справишься?

Дик кивнул и принялся уплетать очередную порцию.

— Никто не умеет печь такие вкусные пироги, как вы, тетя Фанни. А где дядя Квентин?

— В кабинете. Видно, опять утонул в работе и не собирается всплывать. Сейчас я за ним схожу. Если его не взять за руку и не привести в столовую, он целый день будет сидеть голодный.

Дети улыбнулись.

— А вот он уже сам идет, — сказал Джулиан, услышав в холле знакомые стремительные шаги.

Дверь распахнулась, и на пороге появился рассерженный дядя Квентин с газетой в руке. Гостей он, по всей вероятности, даже не заметил.

— Ты только посмотри, Фанни! — закричал он. — Посмотри, что они напечатали! Как раз то, о чем я категорически запретил даже упоминать. О эти журналисты, эти безмозглые идиоты!..

— Ах, Квентин… Что с тобой? — перебила его жена. — Ты разве не видишь: у нас гости.

Дядя Квентин не удостоил детей даже взглядом. Он все еще пожирал глазами газету, потом яростно хлопнул по ней ладонью.

— Теперь нам отбоя не будет от репортеров, которые станут вынюхивать все, что только можно, о моей новой работе! — бушевал он. — Ты послушай, что здесь написано: «Выдающийся ученый пишет свои книги только в Киррин-коттедже. Там же он проводит эксперименты. В коттедже хранятся его невероятно интересные записи, и среди них два блокнота с расчетами и формулами — результаты его американской поездки. На письменном столе ученого лежат рукописи, которые…» И так далее, и так далее! Вот увидишь, Фанни, на нас обрушатся толпы газетчиков!

— Не думаю, — ответила его жена. — Мы ведь завтра уезжаем в Испанию. А теперь наконец сядь и поешь. И потом, ты, может быть, все-таки поздороваешься с Джулианом, Диком и Энн?

Дядя Квентин буркнул что-то себе под нос.

— Я и не знал, что они приезжают. Ты бы могла мне об этом сказать!

— Вчера я тебе об этом трижды говорила, да еще сегодня раза два! — возмутилась тетя Фанни.

Энн дернула дядю Квентина, который сидел рядом с ней, за рукав куртки:

— Сколько мы ни приезжаем к вам, вы никогда нас не замечаете. Может, нам уехать обратно?

Дядя Квентин взглянул на нее и рассмеялся. Дурное настроение у него обычно держалось недолго.

— Ага… Стало быть, вы здесь! — сказал он. — Пока нас с тетей Фанни не будет, вы сумеете тут устроить неприступную крепость?

— Мы врага и близко не подпустим, — пообещал Джулиан. — Тимми нам поможет. Я повешу большую табличку: «Осторожно, злая собака!»

— Гав! — с воодушевлением отозвался Тим, стуча хвостом по полу.

В этот момент мимо пролетела муха. Клац! — и Тим ловко схватил ее. Лицо дяди Квентина потемнело.

— Хочешь еще пирога? — поспешно обратилась к нему Джордж. — Значит, когда вы едете в Испанию?

— Завтра, — решительно ответила мама. — И никаких возражений, Квентин! Ты знаешь, мы об этом договорились давно. Ты обязательно должен отдохнуть от своих дел. Если мы не отправимся завтра, все наши планы пойдут кувырком.

— Но ты бы по крайней мере могла мне заранее сообщить, что завтра мы уезжаем, — раздраженно сказал дядя Квентин. — Я думаю… В конце концов, я должен еще привести в порядок свои заметки и рукописи, запереть их и…

— Квентин, я тебе говорила не знаю уж сколько раз, может, сто, может, двести… что мы едем третьего сентября. Кроме того, я тоже нуждаюсь в отдыхе. Дети останутся с Тимом, им тоже надо побыть без взрослых, одним. Джулиану шестнадцать лет, он присмотрит за остальными…

В это время Тим опять щелкнул зубами, проглотив очередную муху. Дядя Квентин рассвирепел:

— Если этот пес еще раз позволит себе…

Но жена остановила его:

— Видишь, Квентин? У тебя нервы совсем никуда не годятся. Отдых пойдет тебе только на пользу. А с детьми, я уверена, ничего не случится, так что решайся и завтра с легким сердцем — в путь!

Да, тетя Фанни была уверена, что в Киррин-коттедже ничего не случится. Но она глубоко ошибалась! Когда пятеро друзей оставались одни, с ними могло произойти все, что угодно.

 

Глава II

ВСТРЕЧА НА ПЛЯЖЕ

Вытащить дядю Квентина из дому было действительно тяжело. Утром он заперся в кабинете и до последней минуты сидел там, разбирая бумаги на столе. Такси уже стояло у входа, нетерпеливо сигналя. Тетя Фанни, которая давно была готова в дорогу, постучала в дверь кабинета.

— Квентин, открой! Пора ехать, мы опаздываем на самолет!

— Еще минуточку! — отозвался муж.

Тетя Фанни оглянулась на детей и лишь покачала головой.

— Он уже четвертый раз говорит: «Минуточку!» — заметила Джордж.

В этот момент зазвонил телефон. Джордж сняла трубку:

— Да… К сожалению, вы с ним не сможете поговорить. Он уехал в Испанию. Нет, его адреса никто не знает. Простите? Секунду, я узнаю у мамы.

— Кто это? — спросила мать.

— Из редакции «Ежедневного листка». Они хотят прислать репортера, чтобы тот взял у отца интервью. Я сказала, что он уехал в Испанию. Они спрашивают, можно ли написать об этом.

— Разумеется, — ответила мать. — По крайней мере, никто больше не станет звонить и надоедать вам. Скажи, что мы не возражаем, Джордж.

Такси сигналило все громче; Тимми лаял как сумасшедший. Дверь кабинета вдруг распахнулась, и оттуда вылетел разгневанный дядя Квентин.

— Почему мне не дают ни минуты покоя, когда я работаю? — обиженно закричал он.

Однако тетя Фанни схватила его и потащила в холл. В одну руку она сунула ему шляпу, в другую хотела дать трость, но в этой руке у него оказался маленький, но тяжелый чемоданчик.

— Ты сейчас не работать должен, а ехать в отпуск — заявила она. — Квентин, ну что мне с тобой делать? Что это за чемодан у тебя? Ты что, с собой книг набрал?

Такси опять засигналило, и Тим за спиной у дяди Квентина громко залаял. Тот сердито обернулся, и тут снова зазвонил телефон.

— Следующий репортер, и он тоже рвется к тебе, папа! — крикнула Джордж. — Лучше уезжай поскорей!

Наверное, именно эти ее слова заставили наконец дядю Квентина двинуться к двери. Спустя несколько секунд он уже сидел в такси, обеими руками обняв чемоданчик, и ругал шофера за то, что тот совсем замучил его своими гудками.

— До свидания, дети! — крикнула тетя Фанни. — Смотрите не натворите тут ничего! И присматривайте за домом!

Такси, рванув с места, быстро исчезло.

— Бедная мама! — сочувственно сказала Джордж. — Такой спектакль повторяется каждый раз, когда они едут в отпуск… Одно я знаю твердо: никогда не выйду замуж за ученого!

Впрочем, все четверо вздохнули с большим облегчением, когда дядя Квентин уехал. Что ни говори, а выносить его было трудно, особенно когда он переутомлялся.

— Когда человек такой умный, ему многое можно простить, — вступился за дядю Джулиан. — Когда наш учитель в классе начинает о нем говорить, у него даже дыхание прерывается, так он его уважает. Плохо только, что он и от меня требует гениальных ответов. Только потому, что у меня дядя — ученый!

— Это точно, за выдающихся родственников тоже надо расплачиваться, — вздохнул Дик. — Что ж, вот мы наконец и одни. Только Джоанна пока тут. Надеюсь, у нее найдется для нас что-нибудь вкусненькое.

— Пошли спросим, может, она даст нам поесть прямо сейчас, — предложила Джордж. — Я уже проголодалась.

— Я тоже, — поддержал ее Дик.

Дети спустились в холл и гурьбой ввалились в кухню.

— Можете ничего не говорить. Я знаю, зачем вы явились, — засмеялась кухарка, увидев их; У нее всегда было отличное настроение. — И чтобы вам сразу все стало ясно, сообщаю: кладовая заперта на замок.

— Ах, Джоанна, какая же вы скупердяйка, ей-богу! — обиженно сказал Дик, тщетно дергая дверь кладовой.

— Скупердяйка или нет, это другой вопрос. Но что мне еще остается, если вас тут четверо, не считая этого здоровенного и вечно голодного пса? — ворчала Джоанна, раскатывая тесто. — В прошлые каникулы у меня в кладовой оставалось холодное жаркое, языки, вишневый пирог и еще всякие мелочи. А когда я вечером вернулась с базара, в кладовой было хоть шаром покати.

— Мы думали, это вы специально для нас оставили, — развел руками Джулиан.

— Может быть. Но теперь у вас не будет возможности так думать. Кладовая будет закрыта. Может, иногда я и стану ее открывать, чтобы дать вам кусочек-другой, но делать это буду я, а не вы!

Четверо друзей с вытянувшимися физиономиями побрели прочь. За ними бежал Тим.

— Пошли, что ли, на пляж, искупаемся, — предложил Дик. — Джулиан собирался купаться по шесть раз в день, вот пускай сейчас же и начинает.

— Давайте нарвем пока слив, — задумчиво сказала Энн. — Кроме того, на пляж наверняка придет мороженщик. Так что, ребята, не вешайте нос, с голоду не умрем.

Они быстро надели плавки и купальники и побежали к морю. Там, в мягком песке, они выкопали себе ямки, в которых удобно было сидеть. Тим тоже принялся работать лапами, устраивая себе ложе.

— Чего это Тим так старается? — удивлялась Джордж. — Все равно рано или поздно переберется в мою ямку. Верно, Тим?

Тим завилял хвостом и стал рыть с таким усердием, что на четверых друзей полетел целый фонтан песка.

— Фу! — закричала Энн, отплевываясь. — Перестань, Тим! Ты же нас совсем засыпал!

Тим ненадолго остановился, радостно лизнул Энн, затем принялся трудиться дальше. Когда ямка показалась ему достаточно глубокой, он, сопя, забрался в нее и, высунув морду, продемонстрировал ребятам все свои мелкие острые зубы.

— Глядите-ка, он смеется! — сказала Энн. — Как все-таки хорошо, что он опять с нами!

— Гав! — Тим хотел выразить этим, что он тоже счастлив видеть всех четверых рядом с собой.

Он опять завилял хвостом и выбросил новый фонтан песка, теперь уже в сторону Дика.

Пляж был пуст; лишь в отдалении двигались две фигуры. Дик лениво наблюдал за ними из-за полу прикрытых век. Это были мужчина и мальчик; последний выглядел настоящим бродягой. На нем были заношенные, вытянутые на коленях штаны и драный свитер; обуви на ногах не было вовсе. У мужчины бросались в глаза густые усы, ходил он, сильно припадая на правую ногу. Выглядел он ненамного респектабельнее, чем мальчик. Они шли вдоль полосы прибоя и собирали предметы, выброшенные на берег волнами. Мальчик уже держал под мышкой какую-то старую коробку, мокрый башмак и кусок дерева.

— Странные типы, — сказал Дик, обернувшись к Джулиану. — Надеюсь, они обойдут нас стороной. Выглядят они не слишком симпатично.

Увы, двое бродяг шли прямо к ним; подойдя совсем близко, они опустились на песок. Тим зарычал. Те сделали вид, что ничего не слышат. Тим зарычал снова. Мальчишка не обратил на него никакого внимания, мужчина же явно забеспокоился.

— Пошли купаться, ребята, — позвал остальных Джулиан; малоприятное соседство его раздражало. Берег вон какой пустой и огромный, а этим понадобилось придти и сесть именно возле них…

Когда они вылезли из воды, мужчины уже не было видно, и только маленький бродяга сидел на берегу, причем как раз в ямке Джордж.

— Убирайся отсюда! — вскипела Джордж. — Это моя ямка, и тебе это известно!

— А теперь я в ней сижу, — хладнокровно ответил мальчишка. — И поэтому она моя.

Джордж бросилась к нему и стала выталкивать его прочь. Мальчишка сжал кулаки. Джордж тоже встала в боевую стоику.

— Джордж, если тебе приспичило драться, то лучше предоставь это мне, — подбежал к ним Дик. Он со свирепым видом обернулся к нахалу: — Исчезни отсюда, ты! Нечего тебе здесь делать!

Вместо ответа мальчишка размахнулся и так вмазал Дику по скуле, что тот на какой-то момент замер, словно молнией пораженный. Но в следующую секунду его кулак, описав красивую дугу, впечатался агрессору в подбородок.

— Эй ты, трус несчастный! — скривившись от боли, крикнул Дику мальчишка. — Драться со мной у тебя здорово получается, потому что я меньше тебя. А я вон тому, кучерявому, сейчас покажу, где раки зимуют!..

— Нет, не покажешь! — ответил Дик. — Если хочешь знать, это девочка. А девочек не полагается бить, да они и сами не должны лезть в драку.

— Что ты говоришь! — насмешливо воскликнул оборванец и снова угрожающе взмахнул кулаком. — Если хочешь знать, я тоже девчонка, а потому накостыляю ей по шее с чистой совестью.

Джордж и чужая девчонка, свирепо сверля друг друга взглядом, стояли, выставив кулаки. Обе с короткими, курчавыми волосами, с веснушками, густо усеявшими лицо, они выглядели так комично, что Джулиан не выдержал и прыснул. Потом попытался разнять готовых сцепиться противников.

— Драться запрещается! Исчезни! — крикнул он чужой девчонке. — Ты поняла меня? Брысь отсюда!

Девчонка, которая действительно выглядела как уличный мальчишка, бросила на него отчаянный взгляд, потом вдруг разревелась и добежала прочь.

— Точно, теперь и я вижу, что это девчонка, — рассмеялся Дик. — Надеюсь, больше мы ее не увидим.

Дик ошибся: они видели ее далеко не в последний раз.

 

Глава III

ЛИЦО В ОКНЕ

Четверо друзей снова устроились в своих песчаных ямках.

— Эта барышня все-таки здорово меня угостила, — с уважением сказал Дик, потирая щеку. — Надо же, какая чертовка!

— Ну почему ты, Джулиан, не дал мне ее отлупить? — недовольно ворчала Джордж, — Она же нарочно уселась в мою ямку, чтобы нам досадить!

— Вообще-то, — ухмыльнулся Дик, — воспитанные леди друг друга не лупят.

— Это она — леди?! — возмущенно повернулась к нему Джордж.

— Что верно, то верно! — отозвался Дик. — Она явно не леди, но и ты не очень-то рвешься в благородные девицы. Тебе больше хочется быть мальчишкой. Но мальчишкам тоже не полагается колотить девочек, тем более, если те меньше их. Даже если перед тобой не девчонка, а наглая маленькая негодяйка. Так что хочешь не хочешь, придется тебе вести себя как настоящая мадемуазель.

Джордж отнеслась к его словам без всякого восторга.

Ага, и сразу пускаться в рев, если меня кто-нибудь заденет… — буркнула она и повернулась к Дику спиной.

— Брось, Джордж! Ты же у нас такая сильная и проворная, как мальчишка… или даже еще сильней и проворней! Я очень сожалею, что обидел эту девчонку. И надеюсь, что больше это со мной не произойдет.

— Да я до глубины души рада, что ты ей врезал, — отозвалась Джордж. — Надо же, какая зловредная бестия! Можешь поверить: если она еще мне попадется, то услышит от меня такое, чего до смерти не забудет.

— Ты этого не сделаешь, — вмешался в разговор Джулиан. — Во всяком случае, если я буду рядом. Ей и так уже досталось, хватит с нее.

— Перестаньте ссориться! — подала голос Энн швырнула в них горсть песка. — Утихни, Джордж! Мы должны радоваться каникулам, каждому дню, а вы все портите.

— Вон идет мороженщик! — воскликнул Джулиан! — садясь и доставая свой непромокаемый бумажник, который он носил в специальном кармане плавок. — Каждому полагается порция!

— Гав! — обрадовался Тим, стуча хвостом по песку.

— Ладно, Тим, ты тоже получишь порцию, — пообещал Дик. — Правда, я не уверен, что тебе будет от этого много радости. Ты же как делаешь? Ам — и нет мороженого. Столько же удовольствия, наверное, получил бы от проглоченной мухи.

Тим в самом деле расправился с мороженым в одну секунду и перебрался поближе к Джордж, надеясь получить от нее добавку. Но хозяйка оттолкнула его:

— Знаешь, Тим, это с твоей стороны нечестно. Не дам я тебе ни кусочка. Убирайся в свою ямку, а то мне от тебя жарко.

Поняв, что от Джордж ждать нечего, Тим решил попытать счастья у Энн. Та дала ему немного своего мороженого. Тогда пес сел напротив нее, с вожделением глядя на то, что еще оставалось в руке у девочки.

— Не дыши на меня, а то я растаю! — взмолилась Энн. — Иди вон к Джулиану!..

Это был долгий, ленивый, прекрасный день. Часов с собой ни у кого не оказалось, так что к обеду они явились слишком рано и были встречены весьма нелюбезно.

— Не понимаю, чего вы явились в двенадцать, если обед будет только в час, — выговаривала им Джоанна. Я даже с уборкой еще не закончила.

— У нас в животе так бурчит, будто час уже давно пробил, — разочарованно вздохнула Энн.

Друзья еще долго бродили вокруг столовой, а когда наконец Джоанна накрыла на стол, все воспряли духом.

— Ветчина, фасоль, свежий салат прямо с грядки, помидоры, огурцы, яйца… — восторженно перечисляла Энн.

— Вот это мне уже нравится, — сказал Дик, усаживаясь за стол. — А какой будет пудинг?

Энн показала на сервировочный столик:

— Шоколадный. Вон он уже стоит. Слава богу, аппетит у меня сейчас зверский!

— И чтоб Тимми никто не бросал ветчину! — погрозила им пальцем Джоанна. — У меня для него есть великолепная кость. Пошли, Тим!

Слово «кость» Тим понял с первого раза и послушно побежал за кухаркой. Дети слышали, как Джоанна приветливо разговаривает с ним на кухне.

— Она такая добрая, эта Джоанна! — заметил Дик. — Похожа на Тимми: иной раз полает, но никогда не кусается.

— Что ты! Тим очень даже способен кусаться, — возразила Джордж, наполняя свою тарелку второй раз. — Его зубы нас уже несколько раз выручали.

Они с большим аппетитом уплетали ветчину и вспоминали невероятные приключения, которые им довелось пережить. Да, зубы Тимми в самом деле часто оказывались весьма кстати.

Спустя некоторое время Тимми вернулся, облизываясь с довольным видом.

— Ты хочешь сказать, что сожрал целую кость? — приветствовал Дик собаку.

Разумеется, именно это Тимми и хотел сказать. Он забрался под стол и устроился там, положив голову на лапы. Разве у него не было веских причин быть в этот час довольным и даже счастливым? Он благодарно прижался к ногам Джордж.

— Тим, не щекочи меня своими усами, — сказала Джордж, поджимая голые ноги. — Эй, передайте мне кто-нибудь помидоры!

— Неужели ты справишься еще хотя бы с одним? — поразилась Энн. — Ты ведь штук пять уже съела!

— Подумаешь! — ответила Джордж. — Помидоры в моем саду растут: сколько хочу, столько и ем.

После обеда они снова валялись на пляже, а когда становилось очень уж жарко, бежали купаться. Это был просто великолепный день, полный жары, безделья и всяческих удовольствий.

Джордж время от времени оглядывала пляж, ища ту оборванную девчонку, с которой едва не подралась утром. Вообще-то жаль, что ее нет: Джордж сказала бы ей пару ласковых слов!..

Лишь вечером, когда пора было ложиться спать, они почувствовали, как устали. Джоанна принесла им по кружке горячего какао и печенье, потом попросила Джулиана не обеспокоиться: она сама закроет входную дверь.

— Нет, Джоанна, спасибо, — решительно возразил Джулиан. — Я сделаю это сам, а заодно посмотрю, хорошо ли заперты другие двери и окна.

— Ладно, пусть будет по-твоему, Джулиан. — И Джоанна поспешила на кухню, чтобы погасить огонь в плите.

Джулиан вышел следом за ней. Он был очень серьезный и ответственный юноша, и Джоанна вполне могла на него положиться; уж он ни одного окна не оставит незапертым. Она услышала, как он пытается закрыть маленькое оконце в кладовой, и крикнула ему:

— Джулиан, то окошко слегка перекошено и не закрывается до конца. Оставь его как есть, через него все равно никто не сможет забраться; окно слишком узкое.

Громко зевая, Джулиан вошел в спальню; Дик тут же заразился от него зевотой. Девочки, раздевавшиеся в соседней комнате, засмеялись, услышав этот дружный дуэт.

— Вы так крепко будете спать, — крикнула Энн, — что и не пошевельнетесь, если в полночь к вам вор заберется.

— Ничего, вора Тим учует, — ответил Джулиан, который уже чистил зубы. — В конце концов, это его обязанность, а не моя. Верно, Тимми?

— Гав, — ответил Тимми и прыгнул на кровать к Джордж. Он всегда спал, свернувшись калачиком, в ногах у хозяйки. Мать давно пыталась убедить дочь, что этого позволять собаке не следует, но Джордж отвечала, что, даже если бы она согласилась, Тимми все равно будет против… Прозвучали пожелания спокойной ночи, и наступила тишина: сон сморил всех за несколько секунд. Тимми, повозившись немного, положил голову ни ноги хозяйки. Хотя он был довольно тяжел, Джордж терпела его рядом с собой. Прежде чем заснуть, она высунула из-под одеяла руку и ласково погладила пса.

Ночь была очень темная. Плотные тучи затянули небо, закрыли звезды. Слышен был лишь шелест ветра в ветвях деревьев, да волны с шуршанием набегали на берег; звуки эти сливались в ритмичный, дремотный ропот.

Больше во тьме ничего не было слышно: ни совиного крика, ни шороха листьев под лапками ежа, направившегося на ночной промысел.

Почему же Тимми вдруг проснулся, медленно открыл глаза, приподнял ухо и насторожился? Не поднимая головы, он лежал, вслушиваясь в тишину ночи. Потом осторожно поднял голову, мягко, как кошка, спрыгнул с кровати, вышел из комнаты и спустился по лестнице в холл. Никто не слышал, как его лапы тихо стучали по полу: все в доме спали глубоким сном.

В холле Тимми остановился и вновь прислушался. Он точно знал, что слышал какой-то звук. Пес поднял нос, осторожно втянул носом воздух — и замер, не шевелясь и почти не дыша, похожий в этот момент на статую. Что-то царапнуло по наружной стене дома, что-то двинулось, зашуршало… Энн внезапно проснулась. Ей хотелось пить; она нащупала свой фонарик и включила его, чтобы встать и выпить стакан воды.

Луч света упал на окно… И Энн увидела нечто такое, что наполнило ее ужасом. Она взвизгнула и уронила фонарик.

Джордж в ту же минуту проснулась. В комнату вбежал Тим.

— Джулиан! — закричала Энн. — Скорей! Я видела кого-то в окне… чье-то ужасное лицо. Оно смотрело на меня!

Джордж подскочила к окну и включила фонарик. За окном никого не было видно. Тим стоял рядом с ней, глядя в открытое окно и негромко рыча.

— Я только что слышал шаги в саду… По-моему, там кто-то пробежал, — сказал Джулиан; они с Диком только что вошли в комнату девочек. — Пойдем, Тим, посмотрим, нет ли там кого;

Все четверо быстро спустились вниз. Джулиан открыл дверь, и Тимми с громким лаем выскочил наружу.

 

Глава IV

НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ

Друзья стояли возле открытой двери, слушая, как злобно и возбужденно лает вдали Тимми. Джулиан обнял испуганную Энн за плечи.

— Как выглядело это жуткое лицо? — спокойным тоном спросил он.

— О, я видела его не больше секунды, — срывающимся голосом ответила она. — Когда включила фонарик. Оно было черное, как уголь, с огромными выпученными глазами. Конечно, это был человек… Ах как я испугалась!..

— А потом он исчез? — продолжал Джулиан.

— Я не знаю. От страха я выронила фонарик. А там проснулась Джордж и подбежала к окну.

— Где же был в это время Тимми? — спросил Дик. В самом деле, весьма странно, что пес их не разбудил. Ведь он-то должен был слышать, что кто-то пытается влезть в окно!

— Понятия не имею, — пожала плечами Энн, — Закричала, он откуда-то появился. Может быть, он услышал что-то и выбежал в холл?..

— Скорее всего так оно и было… Ладно, не думай об этом, Энн. Это, наверное, был какой-нибудь голодный бродяга, — старался успокоить ее Джулиан. Он увидел, что двери и окна на первом этаже закрыты, и попытался проникнуть во второй этаж. Тимми его быстро догонит.

Однако Тимми так и не настиг злоумышленника. Через некоторое время он вернулся расстроенный, с уныло висящим хвостом.

— Поймал? — посмотрела на него Джордж.

— Гав, — слабо откликнулся Тим. Джордж погладила его и с удивлением посмотрела на свою руку: ладонь была совсем мокрая.

— Господи, где ты так вымок? Смотри, Дик!

Дети по очереди потрогали спину Тима.

— Наверняка он был в море, — предположил Джулиан. — Бродяга, или кто там это был, побежал, очевидно, на берег и прыгнул в лодку. Только так он смог бы ускользнуть от Тимми.

— И Тимми вынужден был плыть за ним следом. Бедный мой, ты так его и не поймал!

Пес виновато вилял хвостом. Он был очень подавлен, ему было стыдно… Когда он услышал шум, он подумал, что это крыса; и вот добыча от него ускользнула!.. Джулиан снова запер дверь на замок, и, для верности, еще и на цепочку.

— Не думаю, что этот тип в ближайшее время появится снова, — сказал он. — Теперь он знает, что здесь есть собака. Так что нам нечего бояться.

Дети снова легли в. постели. Джулиан долго не мог заснуть. Хотя он и убеждал остальных, что бояться нечего, сам он чувствовал сильное беспокойство. Плохо, что Энн так испугалась; да и дерзость чужака была непонятна. Если он осмелился залезть в окно на втором этаже, чтобы проникнуть в дом, — значит, он был настроен очень решительно. Кроме того, шум почему-то не разбудил Джоанну.

Джулиан тоже не стал ее будить. И даже решил вообще не рассказывать ей о ночном происшествии. С нее станется, пожалуй, тут же отбить дяде Квентину телеграмму.

Кухарка, видимо, в самом деле все проспала. Утром дети услышали, как она весело напевает в кухне, готовя им завтрак.

Энн чувствовала себя немного виноватой, что ночью переполошила весь дом. Сейчас, белым днем, она уже не была уверена, что все это ей не приснилось.

— Вполне возможно, — согласился с ней Джулиан. — Но я на твоем месте вообще не стал бы ломать над этим голову.

Энн совсем ни к чему было знать, что Джулиан успел осмотреть стену под окнами и обнаружил:

ночью там действительно кто-то побывал. Несколько веток плюща, затянувшего стену, были оборваны, на земле валялись свежие листья. Джулиан позвал Дика и показал ему все это.

— Кто-то тут, во всяком случае, был, — сказал он. — Причем в храбрости ему не откажешь: он взобрался по стене на второй этаж, а это не всякому по плечу.

В саду, на земле, следов видно не было. Да Джулиан и не ожидал их найти: почва была слишком сухая и твердая.

День снова выдался солнечный.

— Я считаю, нам нужно опять пойти на пляж, как вчера. Мы можем прямо там и поесть, если Джоанна даст нам что-нибудь с собой.

— Я с удовольствием помогу приготовить бутерброды, — откликнулась Энн, и они с Джордж пошли на кухню просить у Джоанны масла и сыра. За пару минут они упаковали в сумку массу еды.

— Этого на дюжину человек хватит, — засмеялась Джоанна. — Вот вам еще и лимонад. Нарвите себе побольше спелых слив. Фрукты очень полезны. А. ужин: я тогда не стану готовить, после такого обильного обеда ужин вам совсем ни к чему…

Джордж и Энн посмотрели на нее с ужасом. Лечь спать без ужина?.. Но тут они заметили в глазах у Джоанны лукавые искорки и рассмеялись.

— Давайте-ка, прежде чем уйти, застелем кровати и приберем в комнатах, — сказала Энн. — Нужно что-нибудь принести из деревни?

— Нет, спасибо. И уходите поскорее! — ответила Джоанна. — Пускай у меня сегодня будет один спокойный день. Я наведу порядок в кладовой и на кухне и буду благодарить Бога за то, что в доме так тихо.

Энн, казалось, напрочь забыла о том, что произошло ночью. Болтая и смеясь, бежала она с другими на пляж. Но если бы даже она все еще вспоминала минувшую ночь, то, конечно же, немедленно бы забыла, так как в этот момент возникло нечто новое… На пляже, на их привычном месте, сидела вчерашняя беспризорница. На сей раз была одна, без своего хромого спутника.

Увидев девчонку, Джордж досадливо скривилась. Джулиан сначала заметил эту гримасу, а уже затем обнаружил причину. Он тут же принял решение. Чтобы отвлечь Джордж, он повел всех к тому месту, где скалы образовали барьер, окружая неглубокую впадину, в которой поблескивали лужицы морской воды.

— Давайте сегодня устроимся здесь, — предложил он. — Такая жара стоит, что в тени, под скалами, будет легче дышать.

— Как хочешь, — ответила Джордж с некоторым недовольством, но в то же время и с облегчением, догадавшись, чего хочет Джулиан. — Только ты не думай, я с этой аристократкой и не собиралась связываться.

— Рад слышать, — весело сказал Джулиан. Друзья разместились под скальным барьером, который защищал их от солнца и ветра. Не видно было отсюда и неприятной соседки.

— Я пока не пойду купаться, почитаю сначала. Тут у меня классный детектив; так хочется узнать, кто же преступник, — заявил Дик и склонился над книгой.

Энн нашла в расщелине меж камней колонию морских анемонов и стала кормить их крошками печенья. Она с любопытством наблюдала, как маленькие животные, похожие на цветы, захватывают печенье своими щупальцами-лепестками и втягивают его в себя.

Джордж лежала на спине, лениво поглаживая Тима. Джулиан взял бумагу и карандаш и стал рисовать море и скалы. Все молчали. — Вдруг что-то упало на руку Джордж. От неожиданности она села;

Тим поднял уши;

— Что такое? ; — спросила Джордж недовольно. — Дик, это ты в меня чем-то бросил?

— Нет, — ответил Дик, не поднимая глаз от книги.

Теперь что-то ударило Джордж в шею. Она загородилась рукой и крикнула:

— Кто тут в меня кидается? — Оглядевшись, она увидела в песке что-то маленькое, округлое. Сливовая косточка! Еще одна косточка попала ей в плечо. Джордж, разозлившись, вскочила; однако вокруг не было ничего подозрительного.

Она решила подождать продолжения, но косточки больше не прилетали.

— Если бы я мог запечатлеть сейчас твою физиономию! — засмеялся Джулиан. — Такого свирепого выражения я в жизни не видел… Черт!

«Черт» не имело отношения к физиономии Джордж. Джулиан вскрикнул, так как косточка сливы угодила ему прямо в ухо. Он тоже вскочил. Кто это тут хихикает? Потеряв терпение, Джордж в мгновение ока поднялась на барьер и увидела совсем рядом чужую девчонку. Ее карманы были полны слив, некоторые даже вываливались наружу, потому что она просто каталась по земле от смеха. Увидев Джордж, она поднялась с камней.

— Значит, это ты придумала бросаться в нас косточками? — крикнула Джордж.

— А я вовсе и не бросалась, — ответила беспризорница.

— Не ври! Это ты была!

— А я говорю: не бросалась. Я стреляла. Смотри!

Она разжевала сливу и с силой выплюнула косточку. Та ударила Джордж прямо в кончик носа, Джордж выглядела такой ошеломленной, что Дик и Джулиан громко расхохотались.

— Спорим, я выстрелю дальше, чем вы, — заявила девчонка. — Вот, берите мои сливы!

— Чудесно, — сразу же отозвался Дик. — Если ты победишь, я покупаю тебе мороженое. А если проиграешь, то уходишь отсюда я больше не появляешься. Идет?

— Идет. Только проиграете все равно вы, — засмеялась девчонка.

 

Глава V

БЕСПРИЗОРНИЦА ДЖО

Джордж стояла и поражалась, слушая Дика. Ей казалось возмутительным и невероятным, что он вообще ввязался в этот спор.

— Ничего, пускай, — шепнул ей Джулиан. — Ты же знаешь, как у него это здорово получается Он выиграет, и мы избавимся от этой девчонки.

— Ты не в своем уме. Дик, — громко сказала Джордж.

— А кто в прошлом году с таким энтузиазмом соревновался в стрельбе вишневыми косточками? А, Джордж? И чуть не превзошел меня в этом искусстве? — ответил Дик. — Так что стоит ли так уж изображать из себя светскую даму?

Энн наконец оторвалась от своих анемонов и направилась к остальным.

Что они там все делают наверху?… В это время пошел настоящий дождь из сливовых косточек. От удивления она остановилась. Джулиан, Джордж и Дик просто не могут заниматься такими вещами!… Косточка ударила ее в голую руку, и она вскрикнула.

Чужая девочка далеко опередила всех в стрельбе. Косточки у нее летели по крайней мере на метр дальше, чем у Дика. Она с победным видом улыбалась, показывая свои сверкающие белые зубы.

— Ты мне мороженое должен! — Дик смотрел на нее с восхищением: ведь она одолела его в честной борьбе.

— Не бойся, куплю я тебе мороженое! — пообещал он. — До сих пор никому не удавалось меня победить, даже Стефану, хотя у него самый большой рот в школе:

— Иди купи ей мороженое и скажи, чтобы она наконец от нас отвязалась, — раздраженно обратилась к нему Энн.

— Мороженое я буду есть тут, — заявила девочка. Сейчас она выглядела такой же упрямой и своевольной, как Джордж, когда та хотела настоять на своем.

— Сейчас ты ужасно похожа на Джордж, — сказал Дик и сразу же пожалел об этом; такой свирепый взгляд Джордж бросила на него.

— Как? Эта немытая, вонючая девчонка похожа на меня? Фу, мне даже противно рядом с ней находиться. — И Джордж зажала себе нос.

— Заткнись-ка лучше, — прикрикнул на нее Дик. А девочка сделала удивленное лицо.

— Что она хочет этим сказать, — обратилась она к Дику. — Ей неприятно быть рядом со мной? Но ведь она такая же вонючая, как и я.

— Вон идет мороженщик, — вмешался Джулиан; он уже опасался, как бы разгневанная Джордж не бросилась на девочку и не принялась ее колотить. Он подозвал торговца и заплатил за шесть порций.

— Это твое. — Он протянул один стаканчик девочке. — Съешь — и уходи наконец!

Они слезли с барьера, сели рядом и стали лизать мороженое. Тимми, как всегда, слопал свое за одну секунду.

— Смотрите-ка, он уже справился, — удивилась девочка — Вот это скорость! Сейчас, Тим, я тебе дам своего.

К величайшему гневу Джордж, Тимми проглотил и мороженое, которое дала ему девочка. Как он посмел брать еду у чужого?!

Дик же с удовольствием смотрел на эту дерзкую девочку с растрепанными волосами и блестящими живыми глазами. Вдруг он заметил нечто такое, что его озадачило: на подбородке у девочки розовела большая ссадина.

— Слушай… эта ссадина — не моих рук дело?

— Какая? Ах, эта? — сказала девочка, трогая подбородок пальцем. — Да, ты вчера мне здорово съездил, когда хотел меня прогнать. Ну ничего, я от отца получаю и не такое.

— Прости, что я тебя ударил, — неловко сказал Дик. — Я в самом деле принял тебя за мальчишку. Как тебя зовут?

— Джо.

— Но ведь это мужское имя! — удивился Дик.

— А «Джордж» разве нет? Но это не мешает ей быть девчонкой, — ответила Джо, слизывая остатки мороженого с пальцев.

— Это так, конечно, но «Джордж» — сокращенное от «Джорджина», — объяснила Энн. — А от какого имени «Джо»?

— Надо думать, от Джозефины, — сказал Джулиан.

Все дружно посмотрели на предполагаемую Джозефину. «Джо» — это очень ей подходило, но длинное и красивое «Джозефина» — м-да…

— Правда, разве это не смешно? — нарушила молчание Энн. — Как Джо похожа на тебя, Джордж! Такие же короткие волосы в завитушках, только у Джо они растрепанные и неухоженные… Такие же веснушки, такой же курносый нос…

— И такая же привычка выставлять подбородок, то же злое лицо и те же сверкающие глаза, — подхватил Дик.

Джордж состроила презрительную гримасу.

— Надеюсь, я все-таки не такая замызганная и… — заговорила она сердито. Но Дик перебил ее:

— Наверное, она забыла дома свою расческу и мыло. Если она помоется, она будет выглядеть совсем по-другому. Не будь такой злюкой, Джордж!

Та повернулась к нему спиной. Как Дик может защищать это отвратительное существо?

— Она все еще здесь? — спросила Джордж спустя, некоторое время. — Что, она собирается целый день возле нас сшиваться?

— Я уйду, когда захочу, — ответила Джо и состроила злую гримасу.

В этот момент она была настолько похожа на Джордж, что Джулиан и Дик громко рассмеялись. Джо немедленно присоединилась к ним; Джордж стиснула кулаки. Энн с тревогой наблюдала за обеими. О, если бы только Джо наконец ушла!

— Нравится мне ваша собака, — сказала вдруг Джо; она потянулась к Тиму, который лежал рядом с Джордж, и ласково похлопала его по спине.

Джордж обернулась, словно ужаленная.

— Не трогай моего пса! — зло закричала она. — Он не хочет иметь с тобой дела!

— Брось! Он меня любит. Меня все животные любят, даже кошки. Ты сама увидишь: он сразу пойдет ко мне, если я захочу.

— Лежать! — крикнула Джордж. — Он все равно тебя не послушается. Правда, Тим?

Оставаясь в прежней позе, Джо издала странное жалобное повизгивание; так скулит совсем маленький беспомощный щенок. Тимми поднял уши и вопросительно посмотрел на Джо. А она замолчала и вытянула руку.

Тимми повернулся к ней всем телом, Джо снова заскулила по щенячьи и закрыла лицо руками. Тимми вскочил, подбежал к ней и попытался лизнуть ей лицо. Джо благодарно обняла собаку.

— Ко мне, Тим! — ревниво позвала Джордж. Пес тут же покинул чужую девочку и подбежал к хозяйке.

Джо рассмеялась:

— Видишь, я ему до того понравилась, что он готов меня поцеловать. И такого я могу добиться от любой собаки!

— Как это ты делаешь? — с любопытством спросил Дик. На его памяти редко случалось, чтобы Тим дружелюбно отнесся к кому-нибудь, кого Джордж терпеть не могла.

— Черт его знает! Понятия не имею, — ответила Джо и откинула со лба волосы. — Может, это у нас семейное. Моя мать работала в цирке, выступала с шестью собаками. Я ее очень любила.

— А где она сейчас? — спросил Джулиан. — Все еще в цирке?

— Она умерла. Мы с отцом после этого бросили цирк. Теперь у вас есть жилой вагончик. Отец был акробатом, пока не повредил себе ногу.

Четверым друзьям вспомнился хромой мужчина. Они молча смотрели на маленькую Джо. Какая, должно быть, необычная была у нее жизнь!.. И не только была: она у нее и сейчас необычная.

«Эта девочка настоящая дикарка; она, наверное, умеет здорово врать и воровать, но в характере и в смелости ей не откажешь, — размышлял Джулиан. — Я буду рад, если она уйдет».

«Как жаль, что я ей тогда так врезал, — думал Дик. — Мне кажется, ей не хватает чуточки дружелюбия».

«Очень жаль, но она мне совсем не нравится», — мысленно призналась себе Энн.

«Не хочу даже думать про нее, — размышляла! Джордж. — Не хочу, и все! Вот негодяйка! Мне стыдно за Тимми, что он пошел к ней; я ему этого не забуду!»

— Где твой отец, Джо? — спросил Джулиан.

— Черт его знает. Пошел к кому-нибудь в гости, — ответила Джо. — Я довольна. Утром он был немного не в настроении, и я спряталась от него под вагончиком.

Никто не нашелся, что на это сказать.

— Можно мне побыть с вами, пока отец не вернется? — спросила вдруг Джо.

— Нет, обойдемся без тебя, — тут же ответила Джордж, которая не могла выносить дольше присутствия Джо. — Верно, Энн?

Энн не хотелось обижать Джо, и она немного помедлила с ответом:

— Да, будет, наверное, лучше, если Джо уйдет.

— Вот именно, — кивнул Джулиан. — Пора тебе избавить нас от своего присутствия. Ты и так слишком задержалась тут с нами.

Джо грустно посмотрела на Дика и потрогала ссадину на своем подбородке, словно та вдруг у нее заболела. Дик покраснел и смущенно оглядел остальных.

— Может, она могла бы еще побыть здесь и поесть с нами? — неуверенно возразил он. — Вы же слышали, она вовсе не виновата, что выглядит не совсем как… только что из парикмахерской, и… и…

Джо поднялась на ноги:

— Брось, я ухожу! Вон идет мой отец.

В самом деле, к ним приближался хромой мужчина. Увидев Джо, он пронзительно свистнул; а Джо, взглянув на своих новых знакомых, скорчила гримасу. Очень наглую, безобразную гримасу.

— И черт с вами со всеми, — заявила она; потом оглянулась на Дика: — Его бы я еще выдержала, он парень приличный. А на вас на всех мне плевать! — И она быстро пошла прочь.

— Забавное существо, — сказал Джулиан, глядя ей вслед. — Боюсь, нам с ней придется еще иметь дело…

 

Глава VI

ЧТО ПРОИЗОШЛО НОЧЬЮ

Дело шло к вечеру, и Энн вдруг опять стало страшно. Ей вспомнилось лицо в окне… — Джулиан, а он не придет сегодня? — в десятый раз спросила она брата.

— Конечно, нет, Энн. Но если хочешь, мы попросим Джордж, пускай она поспит в другом месте, а я лягу в твоей комнате.

Энн задумалась, потом покачала головой:

— Лучше я буду с Джордж и Тимом. Ведь и Джордж, и я… да и ты тоже — мы все испугаемся, если ночью к нам кто-то заглянет. Все, кроме Тима! Он-то наверняка бросится на чужого.

— Ты права, — сказал Джулиан. — Ладно, я буду спать у себя. Но ты увидишь, сегодня ночью все будет спокойно. Если хочешь, мы можем закрыть окна, только будет немного душно. А забраться все равно никто к нам не заберется.

Перед сном Джулиан тщательно запер все двери и окна не только на первом этаже (кроме оконца кладовой: оно по-прежнему не закрывалось), но и на втором.

— А как быть с окном в комнате Джоанны? — спросила Энн.

— Она всегда спит с закрытыми окнами, зимой и летом, — рассмеялся Джулиан. — Ну вот, теперь, трусишка, ты можешь ничего не бояться.

Энн легла в постель успокоенная. Джордж задернула шторы на окнах. Если даже в окне вновь кто-то появится, они этого все равно не увидят.

— Джулиан, выпусти ненадолго Тима в сад, — попросила Джордж. — Энн не хочет меня отпускать, даже с собакой. Приоткрой дверь, он сам выскочит. Сделает свои дела и тут же вернется.

— Ладно, — сказал Джулиан и открыл дверь. Тим, виляя хвостом, выскочил наружу. Вечернюю прогулку он особенно любил: в это время можно обойти кроличьи норы. Прислушаться к испуганной возне под землей, обнюхать следы крыс и мышей возле живой изгороди…

— Тимми еще не вернулся? — спросила Джордж, появившись на верху лестницы. — Джулиан, позови его! Я хочу лечь. Энн уже засыпает.

— Сейчас он придет, — отозвался Джулиан, которому хотелось дочитать свой детектив. — Не беспокойся о нем!

Однако Тим не появился и тогда, когда Джулиан одолел книгу. Мальчик подошел к двери, призывно свистнул и прислушался. Ничего. Он посвистел еще.

Наконец он услышал, как Тимми подбегает к дому.

— Ты здесь, Тим? Где ты пропадал? Охотился на кроликов?

Пес смущенно вилял хвостом. Он даже, вопреки своему обычаю, не прыгнул на грудь Джулиану.

— Милый мой, да у тебя совесть нечиста, — покачал головой Джулиан. — Марш в кровать? И не забудь, что ночью при первом же шорохе ты должен громко залаять!

— Гав! — робко тявкнул Тим и побежал наверх. Прыгнув в постель к Джордж, он глубоко вздохнул.

— Это еще что за вздохи? — удивилась Джордж. — Ты что, сожрал что-то на улице? Фу, небось вырыл какую-то старую кость. Не стыдно? Вот возьму и прогоню тебя с постели. Наверняка нашел какую-нибудь гадость!..

Тим, однако, не собирался покидать постель. Он свернулся в клубок и, как всегда, положил морду на ноги Джордж. Спустя какое-то время он захрапел, да так громко, что успевшая уже задремать Джордж проснулась.

— Тише, Тим! — пробормотала она и толкнула его ногой.

Энн испуганно села в постели.

— Что такое? — прошептала она с колотящимся сердцем.

— Ничего. Просто Тим храпит, — раздраженно ответила Джордж. — Эй, Тим, не мешай нам спать!

Пес шевельнулся во сне и ненадолго затих. Джордж и Энн снова уснули.

Среди ночи Джулиан проснулся. У него было такое чувство, что в доме что-то происходит. Но тут из соседней комнаты до него донесся храп Тима, и он, успокоившись, повернулся на другой бок. Если бы в доме действительно что-то случилось, собака сразу бы проснулась. На собаку можно положиться; Джордж часто рассказывала, что Тимми все слышит во сне.

В следующий раз Джулиан проснулся лишь утром, когда Джоанна чем-то загремела на кухне. Всего семь часов, подумал он и опять задремал.

Немного позже его разбудил громкий крик. Он вскочил с постели и бегом спустился в холл; за ним мчался Дик.

— Вы только посмотрите на это! Кабинет хозяина весь вверх дном, ящики перерыты, сейф взломан… Господи боже, что тут было ночью? Ведь двери и окна все были заперты! — ломая руки, жалобно причитала Джоанна, глядя на беспорядок.

— Здесь что-то искали, — мрачно сказал Дик.

— Но как они сумели войти? — спросил, ни к кому не обращаясь, Джулиан.

Он обошел дом, осмотрел окна и двери. Все было в порядке, кроме кухонной двери, которую, как сказала Джоанна, она заперла сама.

Энн боязливо выглянула наружу.

— Что случилось? — спросила она. Джулиан ничего не ответил, лишь отодвинул сестренку, входя в дверь. Как все-таки взломщик проник в дом? На этот вопрос обязательно нужно ответить немедленно. Может быть, через второй этаж, через какое-нибудь окно, которое вчера забыли запереть? Или через комнату девочек?

Нет, наверху все окна были закрыты как следует. Когда он заглянул в комнату девочек, ему пришла в голову мысль… Взломщик наверняка произвел какой-то шум. Не от того ли он, Джулиан, проснулся сегодня ночью? Но тогда почему не проснулся Тим?

Джордж как раз пыталась вытащить Тимми из постели.

— Джулиан, посмотри, что это с собакой! — позвала она. — Он не просыпается!.. А что за шум там, внизу? Что-то случилось?

Глядя на Тимми, Джулиан коротко изложил все, что знал:

— Кто-то побывал ночью в доме. В кабинете твоего отца — дикий кавардак. Все вверх ногами, сейф взломан… Не пойму, как этот человек сюда пробрался?

— Какой ужас! — вскрикнула Джордж, бледнея. — К тому же еще и Тимми, видимо, заболел. Даже не проснулся, когда воры были в доме. Он наверняка очень болен!

— Не думаю! Просто его усыпили, — сказал Джулиан, приподнимая веко Тимми. — Теперь понятно, почему он так долго бродил где-то вечером. Кто-то дал ему еду со снотворным. А этот дурачок все проглотил и заснул так крепко, что ничего не слышал.

— Скажи, Джулиан, а он вообще проснется? — спросила Джордж с широко раскрытыми от ужаса глазами. — Как он мог ночью взять еду из чужих рук?

— Может, он на земле что-нибудь нашел. Взломщик подбросил, а он подобрал и съел, — размышлял вслух Джулиан. — Теперь понятно, почему он вернулся такой пришибленный… Даже не прыгнул на меня!..

— Милый, милый Тимми, проснись, пожалуйста! — умоляюще приговаривала Джордж, тряся голову Тима. Однако тот издавал только какие-то слабые звуки и спал дальше.

— Оставь его, — сказал Джулиан. — Он уже проснулся, его, слава богу, не отравили, только еще не пришел в себя. Пойдем пока вниз, посмотрим, что делается в кабинете.

Войдя в кабинет отца, Джордж схватилась за голову.

— Они, видимо, искали его блокноты с американскими записями! Отец говорил, что любая страна на земном таре была бы счастлива их заполучить. Что нам теперь делать?

— Известить полицию, — сказал Джулиан. — Этим делом мы не можем заниматься сами. Ты знаешь адрес родителей в Испании?

Джордж покачала головой:

— Они хотели побыть в отпуске без всякой почты. А если задержатся на одном месте надолго, то сообщат адрес телеграфом.

— Мы должны обязательно позвонить в полицию, — хмуро повторил Джулиан и пошел к телефону.

Джоанна облегченно вздохнула:

— Обязательно позвони, Джулиан. В участке сейчас, наверное, лейтенант Вильке и еще один полицейский по имени Гримм. А я сварю для них кофе.

Перспектива напоить полицейских хорошим кофе заставила ее забыть все свои страхи. Ситуация стала в ее глазах очень и очень серьезной. Ей будут задавать массу вопросов, ее ответы будут заносить в протокол… С крайне озабоченным видом Джоанна побежала на кухню.

Четверо друзей молча стояли в кабинете, созерцая царящий, там разгром. Как привести здесь все в прежний вид? Что забрали воры? Ответить на это мог только дядя Квентин.

— Будем надеяться, ничего важного они не похитили! — сказал Дик. — В общем-то, все выглядит так, будто воры точно знали, что здесь находится нечто ценное, и любой ценой намеревались это найти.

— И, похоже, нашли, — закончил Джулиан. — Алло!.. Ребята, я звоню в полицию. О завтраке пока нечего и думать!

 

Глава VII

ПОЛИЦЕЙСКИЕ В ДОМЕ

Полицейские детективы делали свое дело основательно. От бесчисленных вопросов, заданных им, дети вскоре осоловели. Чего нельзя было сказать про Джоанну: она сварила для полицейских кофе, положила на поднос груду медовых лепешек и послала Энн в сад нарвать самых спелых слив. Джоанну распирало от гордости, что она первая обнаружила вторжение в кабинет. Двое полицейских надолго обосновались в коттедже. Пока лейтенант задавал детям вопрос за вопросом, его коллега осматривал кабинет.

— Он ищет отпечатки пальцев, — сообщила Энн.

Для детективов тоже осталось загадкой, как злоумышленники смогли попасть в дом. Не спеша они осмотрели каждое окно, каждую дверь, но не нашли никаких следов взлома. Сейчас они стояли возле оконца кладовой.

— Я считаю, преступник проник в дом именно здесь, — сказал один на полицейских.

— Но тогда он должен был быть очень маленьким! — ответил второй и обернулся к Энн. — Барышня, как вы думаете, могли бы вы протиснуться через это окно?

— Вряд ли. Но могу попытаться.

— Энн полезла в окно, однако на полдороги застряла, и Джулиану пришлось вытаскивать ее обратно.

— У вас есть какие-нибудь предположения, что отсюда похищено? — поинтересовался полицейский, обращаясь к Джулиану.

— Нет, это никому не известно. Даже Джордж, а уж она больше нас наслышана о работе своего отца. Мы только знаем, что дядя некоторое время назад был в Америке и привез домой два толстых блокнота с заметками и расчетами. Он однажды сказал, что многие страны были бы счастливы получить эти записи. Я думаю, он спрятал их в сейф.

— Тогда они, видимо, и были похищены, — сказал полицейский и захлопнул блокнот. — Ваш дядя поступил весьма легкомысленно, когда положил такие ценные записи в обыкновенный сейф:

уехал, не оставив адреса. Вы никак не можете его известить? Это очень важно!

— Мы узнаем его адрес через день или два, сказал Джулиан. — Но раньше связаться с ним никак не возможно.

— Сейчас мы уйдем, — сообщил лейтенант. Но после обеда вернемся с фотографом, он сделает несколько снимков. Потом ваша кухарка сможет навести здесь порядок.

— Слышали? Они придут опять! — вздохнула Энн, когда полицейские прошли через сад. — Нам придется снова отвечать на все их вопросы?

— Давайте просто сбежим купаться, — предложил Джулиан. — В конце концов, тут от нас никакого проку. Да-а, очень запутанное дело!

Джордж все утро была грустной и молчаливой. Ее очень тревожил Тимми. Вдруг его все-таки отравили, а не усыпили, как считает Джулиан?.. Но Тимми с течением времени отлежался и пришел в себя, хотя и не был таким веселым и подвижным, как обычно.

— Не понимаю я все-таки, почему Тимми вернулся таким пришибленным, — вновь и вновь удивлялась Джордж. — С ним такое бывает, когда ему стыдно или мучает совесть. Он же не мог догадаться, что лакомый кусок, который попался ему вчера вечером, нашпигован снотворным!

— Нет, конечно. Кроме того, у него хватит ума, чтобы не съесть что-нибудь отравленное. Может, ему было стыдно, что он такой сонный?

— Если бы он проснулся ночью! — вздохнула Джордж. — Он наверняка услышал бы шум в доме и обязательно залаял. Мы бы тогда схватили вора. Ах, почему я не вышла с ним вечером? Я же каждый вечер с ним выхожу…

— Да, все ужасно неудачно сложилось, — заметил Джулиан. — Джоанна позвала их обедать. Она с гордостью рассказала, что полицейские похвалили ее кофе. Кухарка была все еще взволнована и полна сознанием собственной важности. Охотнее всего она сию же минуту побежала бы в деревню, чтобы всем я каждому рассказать о случившемся.

— Оставайтесь лучше здесь и приготовьте полицейским чай, — сказал Джулиан. — Они вернутся и приведут с собой фотографа.

— Тогда я, пожалуй, что-нибудь быстренько испеку, — воодушевилась Джоанна.

— Да, испеките шоколадный торт, — предложила Энн.

— А он им понравится? — засомневалась кухарка.

— Если не понравится, большой беды не будет; нам-то он понравится точно! — засмеялась Джордж. — У вас найдется немного хлеба? Нам совсем не хочется полдня сидеть дома, мы лучше на лодке покатаемся.

Джоанна завернула им с собой хлеба. Когда пришли полицейские, дети были уже далеко.

Тимми весело скакал вокруг них. Лицо Джордж заметно просветлело.

— Ему уже лучше, — говорила она, сияя. — Тимми, больше я с тебя глаз не спущу. Если кому-то захочется накормить тебя какой-нибудь гадостью, ему придется иметь дело со мной!

Прогулка на веслах доставила ребятам огромное наслаждение. Они прыгали с лодки и плавали наперегонки, пока не устали до изнеможения. Тимми плавал с ними, хотя у него это получалось совсем не так здорово, как у детей.

— Он как-то неправильно плавает, — сказала Энн. — Просто пытается бежать в воде. Жаль, он не дает покататься на нем верхом.

Друзья вернулись домой часов около шести вечера. Им пришлось с грустью убедиться, что полицейские без труда справились с шоколадным тортом.

Кабинет дяди Квентина был уже убран, там лишь возился еще слесарь, который ремонтировал сейф. Все вещи снова лежали на своих местах; правда, если бы полицейские послушались Джоанну, они должны были бы все, что было в доме более или менее ценного, до приезда хозяина перевезти в полицейский участок.

— Но ведь мы понятия не имеем, какие бумаги тут самые важные, — сказал Джулиан. — Я думаю, надо дождаться, пока придет телеграмма от дяди Квентина. Она должна быть со дня на день. А вор, по-моему, больше не явится, он наверняка получил, что хотел.

Все дети, включая Джулиана, очень устали от треволнений этого безумного дня.

— Я пошел спать, — объявил, широко зевая, Дик около девяти часов. — Энн, тебе бы тоже стоило лечь, ты выглядишь такой утомленной.

— Да, пожалуй, я лягу, — ответила Энн. — А ты, Джордж?

— Выйду прогулять Тима. Больше я никогда не выпущу его в темноту одного. Пошли, Тим! Джулиан, если ты ложишься, я сама закрою входную дверь.

— О, это будет мило с твоей стороны! Тогда я сразу ныряю под одеяло. Сегодня у меня нет никакого желания долго сидеть внизу. Я проверю все двери и окна, — только входную дверь оставлю открытой. Не забудь про цепочку, Джордж! Хотя, мне кажется, сегодня у нас уже не будет никаких грабителей.

— А лицо в окне? — поежилась Энн.

— И лица в окне тоже, — успокоил ее Джулиан. — Спокойной ночи, Энн, и хороших снов!

Энн и Дик ушли наверх. Джулиан почитал на сон грядущий газету, потом пошел закрывать двери и окна. Джоанна уже спала; ей снилось, как полицейские едят ее шоколадный торт.

Джордж вышла с Тимми в сад. Он пробежал до калитки и выскочил на улицу; это был обычный маршрут его вечерних прогулок с хозяйкой. Вдруг он остановился и зарычал.

— Не валяй дурака, Тим! — прикрикнула него Джордж, которая тем временем подошла ближе. — Там, в вагончике, кто-то, наверное, ночует. Ты что, никогда такого не видел? Перестань сейчас же рычать.

Они пошли дальше. Тим прилежно обнюхивал все, что попадалось ему на пути. Джордж очень любила такие прогулки. Она не спешила: в конце концов Джулиан, если ему надоест ее дожидаться, может в любое время пойти и лечь.

Джулиан так и сделал. Он оставил входную дверь открытой и, зевая, поднялся по лестнице. Дик давно спал. Джулиан некоторое время лежал с открытыми глазами, дожидаясь, когда вернется Джордж. Уже в полусне он услышал, как стукнула, закрываясь, входная дверь.

— Ну вот, Джордж дома, — пробормотал он тут же уснул.

Однако это была не Джордж. Ее постель всю ночь оставалась пустой. Но никто, даже Энн, этом не звал. Джордж и Тим с ночной прогулки не вернулись.

 

Глава VIII

ГДЕ ДЖОРДЖ?

Среди ночи Энн проснулась: ей хотелось пить.

— Джордж! — тихо позвала она.

Ответа не было. Энн осторожно подошла к столу и налила себе воды из графина. Девочка всегда так делала, если что-нибудь будило ее ночью. Напившись, Энн снова забралась под одеяло. Ей и в голову не пришло, что Джордж не ответила потому, что ее просто-напросто не было в комнате…

Энн заснула сразу же — и проснулась, лишь услышав голос Дика:

— Эй, там, наверху, подъем! Скоро восемь часов! Идем купаться!

Энн, зевая, села — и лишь тут обнаружила, что кровать Джордж пуста. И не просто пуста, но аккуратно застелена.

— Вот это да! — удивилась Энн. — Джордж уже встала и даже кровать, заправила. Могла бы меня разбудить, я бы с радостью пошла с ней! Наверное они с Тимми гуляют.

Надев купальник, Энн спустилась в холл. Мальчики уже ждали ее.

— А Джордж уже нет, — сообщила им Энн. — Она, должно быть, совсем рано проснулась и ушла с Тимми. Я ее даже не слышала.

— Как это тактично с ее стороны, — сказал, стоя у входной двери, Джулиан. — В прошлый раз, когда она ушла раньше нас, она так хлопнула дверью, что всех в доме перебудила.

— Может, она поехала на лодке рыбачить? — предположил Дик. — Вчера она говорила, что хотела бы как-нибудь выйти в море во время прилива. Вернется, наверное, с мешком рыбы, и Джоанна пожарит нам ее на обед.

Придя на пляж, они стали смотреть в море. В отдалении покачивалась на волнах какая-то лодка; в ней, как можно было разглядеть, сидели двое и вроде бы рыбачили.

— Спорим, что это Джордж с Тимом, — сказал Дик.

Он даже крикнул и помахал рукой, однако лодка была слишком далеко, чтобы его можно было услышать. Дети прыгнули в свежую утреннюю воду.

— Просто сказка! — восторженно вздохнула Энн, когда они вышли на берег. Мокрая кожа ее блестела в лучах утреннего солнца. — Теперь давайте побегаем, чтобы согреться!

Раскрасневшиеся, со зверским аппетитом, явились они к завтраку.

— А где Джордж? — поинтересовалась Джоанна, ставя на стол еду. — Ее кровать застелена, такое с ней редко бывает.

— Мы думаем, они с Тимом отправились на рыбалку, — ответил Дик. — Она проснулась намного раньше нас.

— Я ничего не слышала, — с сомнением сказала Джоанна. — Чтобы она так тихо вышла из дому. Ну ладно, вот ваш завтрак.

— М-м-м… выглядит это ужасно вкусно, — облизнулась Энн, беря вилку. — Мы со спокойной совестью можем съесть порцию Джордж. Она все еще сидит в лодке и, видимо, вернется не скоро.

— Ладно уж, ешьте, — разрешила Джоанна. — Джордж, наверное, взяла себе что-нибудь из кладовой, когда уходила. Я, к сожалению, вчера вечером дверь кладовой не заперла на замок.

После завтрака Энн помогала кухарке убирать постели, подметать и вытирать пыль. Дик и Джулиан пошли в деревню за провизией.

Никто из них не тревожился из-за Джордж. Возвращаясь из лавки, мальчики снова увидели далеко и море знакомую лодку.

— Джордж успеет сильно проголодаться, если мы не поторопимся, — сказал Джулиан. — Может, она опять в плохом настроении и хочет побыть одна? Ее все-таки очень взволновала эта история с Тимом.

Но тут они встретили Джо: она шла вдоль берега и собирала дрова. Сегодня она выглядела еще более растрепанной, чем обычно.

— Доброе утро! — приветствовал ее Дик. Джо подняла глаза и неохотно подошла к ним. Лицо ее было удрученным и даже, кажется, заплаканным.

— Привет! — ответила она, бросив на Дика быстрый взгляд. Выглядела она такой несчастной, что у него сжалось сердце.

— У тебя ничего не случилось? — спросил он участливо.

Когда она услышала это, из глаз у нее брызнули слезы.

— Ничего, — всхлипнув, сказала она. — А где Энн?

— Энн дома, а Джордж с Тимом рыбачат. Вон они, в лодке, — ответил Дик.

— А… — сказала Джо, потом повернулась и пошла дальше.

Но Дик догнал ее:

— Слушай, что с тобой сегодня?

Он взял ее за руку и повернул к себе, чтобы видеть ее лицо. И обнаружил на нем уже две ссадины: одна была ему знакома, вторую, совсем еще свежую, он заметил впервые.

— Кто это тебя? — спросил, он, показывая на ссадину.

— Отец… Он собрался уехать отсюда и взял вагончик с собой. Я хотела поехать с ним, а он стал меня гнать. Тогда я принялась барабанить в дверь, и он вышел и оттолкнул меня. И побил при этом… У меня еще и на ноге синяк…

Дик и Джулиан слушали ее с ужасом. Что же это за отец, который так жестоко обращается со своей дочерью?!

— Но он еще вернется за тобой? — спросил Джулиан. — Он вообще-то твой настоящий отец? У тебя, кроме этой коробки на колесах, нет жилья?

— Я всегда жила в этом вагончике. И мама, пока была жива, тоже. Тогда все было не так уж плохо. Отец в первый раз уехал без меня.

— И как же ты теперь будешь жить? — сочувственно посмотрел на нее Дик.

— Отец сказал, что деньги на еду мне будет давать Джекоб. Но только если я буду делать, что он велит. Я ненавижу Джекоба, он такой гнусный…

— А кто он такой, этот Джекоб? — спросил Дик.

— Знакомый отца. Он пьяница, питается одним ромом. Время от времени он появляется здесь, что-то делает и через пару дней исчезает. Если я понадеюсь на него, боюсь, он мне даст разве что несколько пенсов.

— А что за это потребует? — продолжал допытываться Дик.

— А… придется, может быть, заниматься вместе с ним браконьерством. Или… Да что говорить, всякое бывает. Но таким благовоспитанным мальчикам ни к чему это знать… — Тон Джо стал злым, отчужденным, ей вдруг пришло в голову, что Дик и Джулиан истолкуют ее слова по-своему. — Не бойтесь, как-нибудь разживусь деньжатами. Сейчас у меня в кармане ни пенса, а вечером, может, целая куча будет…

Дик и Джулиан посмотрели друг на друга. Им было жаль бедняжку Джо. Дик вынул из корзины с продуктами несколько булочек:

— Вот, возьми!.. Если хочешь, пойдем к нам. Кухарка даст тебе чего-нибудь поесть, мы ей про тебя расскажем.

— Таких, как я, не очень-то пускают в дом, — ответила Джо, жадно набрасываясь на булочку. — Люди боятся, как бы я чего-нибудь не украла. — Она бросила на Дика мрачный взгляд, — Я ведь действительно способна украсть… я имею в виду, если обстоятельства позволят.

— Лучше бы ты об этом помалкивала. Сама знаешь: за маленькие грехи вешают, за большие…

— А ты сможешь удержаться и не воровать, если у тебя целый день в животе бурчит от голода, да так громко, что ты не можешь даже в булочную заглянуть?

— Хм… вопрос в самом деле непростой, — ответил Дик, который не знал, каково это — целый день быть голодным. — А где он теперь, этот мерзкий Джекоб?

— Понятия не имею… Во всяком случае, где-то поблизости… Он меня сам найдет, когда я ему понадоблюсь. Отец велел, чтобы я не уходила с пляжа. Еще и поэтому я не могу идти с вами.

— Мы должны идти, — сказал Джулиан. — К сожалению.

Дик порылся в кармане брюк и вынул монету.

— Это немного, — сказал он извиняющимся тоном — но на это можно купить хорошую порцию жареного картофеля и кетчуп к нему. Во всяком случае, что-нибудь горячее.

Девочка молча спрятала монету в карман. Джордж не вернулась и к обеду. Ситуация больше не казалась Джулиану такой уж безобидной. Он сбегал на пляж — посмотреть, плавает ли еще в море лодка. Но лодку как раз вытаскивали на берег; Джулиан вынужден был с огорчением принять к сведению, что в лодке были не Джордж и Тимми, а два чужих мальчика.

Он побежал к причалу: лодка Джордж покачивалась среди других. Значит, в море они видели не ее. С прерывающимся дыханием прибежал он в Киррин-коттедж и рассказал остальным, что ему удалось выяснить. Все были в панике, растерянно глядели друг на друга и не знали, что делать. Неужели с Джордж что-то стряслось?..

— Подождем еще, — сказал наконец Джулиан. — А если она не вернется и после обеда, то придется что-то предпринимать. Лучше всего, конечно, было бы сообщить в полицию. Но прежде с Джордж часто бывало, что она отсутствовала целый день. Так что подождем еще немного.

Дело близилось к вечеру. Ни Джордж, ни Тимми не показывались. Но вот на дорожке, ведущей через сад к дому, послышались чьи-то легкие шаги. Неужели Тим? Друзья бросились к окнам.

— Это Джо, — разочарованно сказал Дик. — У нее в руках какая-то записка. Чего ей надо?

 

Глава IX

ПОСЛАНИЕ

Джулиан открыл входную дверь. Джо, не говоря ни слова, протянула ему лист бумаги;

— Что это еще за штуки? — спросил Джулиан.

— Понятия не имею… Прочти письмо.

Джо хотела было повернуться и убежать, но Джулиан схватил ее за руку и держал, пока не прочел записку до конца.

— Дик! — позвал он взволнованно. — Отведи ее в дом и держи, чтобы она не сбежала. Это очень важно!

Джо идти в дом ни за что не хотела: кричала, царапалась и яростно отбивалась от Дика руками и ногами.

— Отпустите сейчас же! Я должна была только принести письмо, и ничего больше!

— Да не ори ты, — успокаивал ее Дик. — Мы тебе ничего не сделаем. А теперь пойдем!

С большим трудом Дик и Джулиан втащили Джо в столовую и заперли дверь на ключ. Энн с испуганным видом стояла в углу.

— Послушайте-ка это! — сказал Джулиан. — Просто волосы встают дыбом! — Он показал остальным лист бумаги, на котором было что-то напечатано на машинке, и стал читать вслух: — «Мы хотим получить второй блокнот, тот, который с расчетами. Найдите его и положите под последний камень на садовой дорожке. Причем сегодня же ночью. Девчонка с собакой у нас. Мы их отпустим, когда получим то, что хотим. Если сообщите в полицию, ни девчонка, ни пес домой не вернутся. Мы наблюдаем за домом, но об этом полиция тоже не должна знать. Телефонный провод перерезан. Как только стемнеет, зажгите в передней свет и сидите вместе с кухаркой внутри, чтобы мы могли видеть вас всех. Когда пробьет одиннадцать, пусть старший парень с зажженным фонариком выйдет из дома и отнесет тетрадь на обозначенное место. Затем он должен немедленно вернуться в освещенную комнату. Как только тетрадь будет у нас в руках, вы услышите крик совы. Девчонку и собаку мы отошлем домой лишь после этого».

Услышав это, Энн разрыдалась и, дрожа от страха, уцепилась за брата.

Джулиан и сам стоял с белым лицом, кусая губы. Он недооценил противника. Исчезновение Джордж лежало на его совести. Вчера вечером он несколько раз говорил, что для страха нет никаких причин; более того, он спокойно поднялся и лег спать, в то время как входная дверь осталась открытой настежь! «Ты не только невероятно легкомысленный человек, но просто-напросто дурак набитый!» — ругал он себя.

— Кто тебе дал эту записку? — спросил Дик испуганную Джо.

— Какой-то человек, — ответила она.

— Что за человек?

— Не знаю.

— Нет, знаешь, — решительным тоном произнес Дик. — И ты нам это скажешь.

Джо упрямо смотрела перед собой. Когда Дик яростно встряхнул ее, взяв за плечи, она чуть не вырвалась; он едва удержал ее обеими руками.

— А теперь давай рассказывай, что это за человек!

— Толстый, с длинной бородой, курносый, с карими глазами, — выдавила Джо сквозь зубы. — Одет как рыбак, но явно не здешний…

Мальчики пристально наблюдали за ней.

— Мне кажется, ты нас за дураков принимаешь, — сказал Джулиан.

— Я этого человека никогда прежде не видела! — Энн взяла загорелую руку Джо в свои ладони.

— Расскажи нам, что тебе известно, — попросила она. — Мы очень тревожимся из-за Джордж.

— Если вашу Джордж похитили, так ей и надо, — со злостью сказала Джо. — Она скверно относилась ко мне, и я всем сердцем желаю, чтобы ей было плохо. Даже если бы я что-то знала, я равно бы вам ничего не сказала!

— Но я уверен, ты что-то знаешь! — крикнул ей в лицо Дик. — Похищение детей — очень гнусное преступление, и если выяснится, что ты в замешана, то рассчитывай на приятное времяпрепровождение в колонии для несовершеннолетних.

Джо испуганно посмотрела на него и еще плотнее сжала губы.

— Ты же себе всю жизнь испоганишь, — продолжал убеждать ее Дик.

— Отпустите меня, — тихо попросила Джо. — Все, что я могла сказать, я уже сказала. Какой-мужчина дал мне несколько пенсов, за это я должна была отнести вам это письмо. Больше ничего не знаю. А то, что Джордж попала в беду, меня ни чуточки не огорчает. Скверные люди вроде нее заслуживают такого обращения.

— Давайте отпустим ее, — сказал Джулиан, у которого кончилось терпение. — Она — глупая и мстительная. Я думал, в ней есть что-то хорошее. Но это не так…

— Я тоже на это надеялся, — грустно согласился с ним Дик и, пожав плечами, отпустил Джо. — Сначала она мне очень понравилась… Проваливай, Джо! И больше не показывайся нам на глаза.

Джо бросилась к двери и выбежала из дома. Никто в комнате не произнес ни слова.

— Джулиан, — тихо произнесла Энн. — Что же нам теперь делать?

Джулиан молчал. Он вышел в холл, поднял телефонную трубку и прислушался. Телефон был действительно мертв. Он опустил трубку на рычаг.

— Связи нет, — сказал он. — Они не обманули — провода в самом деле перерезаны. Нет сомнения, они выполнят все, что написано в письме… С ума можно сойти! Неужели все это правда?

— К сожалению, правда, — отозвался Дик. — Ты вообще знаешь, что за блокнот они хотят получить? Я так даже представления не имею.

— Я тоже. Кроме того, искать его вообще бессмысленно. Сейф снова закрыт, а ключ в полиции.

— Что же делать?.. Давайте я незаметно выберусь из дома и сообщу в полицию, — предложил Дик.

— Лучше не надо, — возразил Джулиан. — Мне кажется, эти люди вовсе не шутят, когда угрожают нам. Будет ужасно, если с Джордж что-то произойдет. Кроме того, они и тебя могут схватить. Не забывай, дом под наблюдением!

— Но не можем же мы сидеть здесь и ничего не делать! — воскликнул Дик.

— Нет, конечно. Но мы должны тщательно продумать каждый шаг, — терпеливо сказал Джулиан. — Если бы мы знали, где они прячут Джордж! Тогда бы мы могли попытаться освободить ее. Но как это узнать?

— Один из нас спустится в сад и посмотрит, кто явится за блокнотом. Если мы выследим этого негодяя, то, может быть, узнаем, где Джордж.

— Дик, ты забыл, что мы должны находиться в ярко освещенной комнате. Они сразу заметят, если кого-то из нас не будет, — сказал Джулиан. — Даже Джоанна должна быть с нами в комнате. Твоя идея, к сожалению, не пройдет!

— Может, вечером к нам зайдет кто-нибудь? Например, какой-нибудь торговый агент, — прошептала Энн. — Она не смела говорить вслух: ей все время чудилось, будто вокруг дома притаились чужие и прислушиваются к каждому их слову.

— Нет, едва ли кто придет. Во всяком случае, никто, с кем можно передать просьбу о помощи, возразил Джулиан. И вдруг он так стукнул кулаком по столу, что остальные вздрогнули. — Постойте! Конечно же, должен прийти мальчик, разносчик газет! Сюда он всегда приходит в последнюю очередь. Записку мы с ним все равно передать не можем, но давайте подумаем: вдруг найдем какой-нибудь выход…

— Есть! — закричал Дик с загоревшимися глазами. — Я знаю разносчика, который сегодня дежурит. Мы сделаем так: оставим входную дверь открытой и пригласим его в дом. Он войдет — через несколько минут в своей кепке и со своей сумкой, насвистывая, сядет на велосипед и укатит. Никто из тех, кто наблюдает за нами, не догадается; что разносчик — это я. А как только стемнеет, я вернусь, проберусь в сад и узнаю, кто унес блокнот, который будет лежать под камнем. И потом буду следить за этим человеком.

— Хорошая идея! — оживился Джулиан и быстро прикинул про себя, как можно ее осуществить. — В самом деле, лучше, если мы сами установим, кто придет за блокнотом, чем станем рассказывать все это в полиции. Преступники, конечно, относятся к делу серьезно. Джордж окажется в очень большей опасности, если они догадаются, что мы связались с полицией.

— А разносчик не примет нас за сумасшедших? — спросила Энн.

— А, где там! Этот парень, мягко говоря, не гигант мысли, — ответил Дик. — Он верит всему, что ему говорят. Мы наплетем ему что-нибудь, и он успокоятся. Он даже сам охотно останется у нас.

— Мы должны продумать еще, как быть с блокнотом, — напомнил Джулиан. — Давайте возьмем первую попавшуюся тетрадку, сунем туда лист бумаги и напишем, мол, надеемся, это тот самый блокнот. Человек, который возьмет его из-под камня и отнесет похитителям, ведь не станет тут же, на месте, выяснять, то ли это, что им нужно.

— Тогда ступай поищи тетрадку, — повернулся Дик к Энн. — Я буду ждать разносчика. Он, правда, должен приехать не раньше чем через час, но я на всякий случай буду наготове, чтобы его не упустить.

Энн побежала в кабинет, обрадованная, что может сделать хоть что-нибудь. Ее руки дрожали, когда она открывала ящик за ящиком, ища подходящий блокнот.

Джулиан с Диком терпеливо ждали разносчика, сидя возле входной двери. Часы пробили шесть, потом половину седьмого…

— Вот он едет! — сказал Дик. — Так, теперь мы должны заманить его в дом. Эй, Лу!..

 

Глава Х

ЛУ ПРОВОДИТ ЧУДЕСНЫЙ ВЕЧЕР

Разносчик газет был в высшей степени удивлен, когда Джулиан втащил его в дом. Но он и вовсе остолбенел, когда с головы у него сорвали форменную фуражку и сняли с плеч сумку с оставшимися газетами.

— Да вы что?! — закричал он не своим голосом. — Отдайте сейчас же!..

— Не волнуйся, — успокаивал его, крепко держа за руки, Джулиан. — Ты понятия не имеешь, милый, какой важный ты сегодня человек.

Лу таких сюрпризов не любил. Он некоторое время посопротивлялся, но потом, услышав, что его ждут прекрасные кушанья, смирился. К тому же Джулиан был выше и сильнее его, да и настроен был очень решительно. Между тем Дик надел фуражку Лу и повесил на плечо сумку.

Лу только рот разинул, увидев, что Дик уезжает на его велосипеде.

— Что это он делает? — удивленно спросил он у Джулиана. — Какие-то вы непонятные!

— Просто он решил поиграть в почтальона, Лу. Ты же знаешь, Дик давно хотел стать разносчиком газет. — Джулиан провел парня в комнату.

— Наверное, Дик с кем-нибудь поспорил, что умеет разносить газеты, — сказал Лу.

— Ты попал в самую точку, — засмеялся Джулиан; Лу тоже расплылся в улыбке.

— Ну, тогда, я надеюсь, он разнесет их правильно. Дело в том, что надо еще отвезти две газеты на хутор, вон в той стороне. Когда он приедет обратно?

— Скоро, — пообещал Джулиан. — Кроме того, ты же согласишься остаться с нами на ужин? — Тут Лу не стал возражать:

— Если речь идет о еде, я никогда не говорю «нет».

— Чудесно! Тогда садись и смотри пока книжки, — сказал Джулиан и дал парню две книги Энн. — А я пойду поскорее к кухарке, скажу, чтобы сегодня она приготовила особенно вкусный ужин.

Такой неожиданный поворот дел необычайно обрадовал Лу. В самом лучшем расположении духа он сидел на диване и разглядывал картинки в книжке. Как будет довольна матушка, когда узнает, что он ужинал в Киррин-коттедже!

Джулиану оставалось лишь поговорить с Джоанной. Та, увидев его таким серьезным и сосредоточенным, испугалась.

— Что случилось? — спросила она.

Он рассказал о похищении Джордж и о грозном письме. Джоанна с трясущимися коленками опустилась на стул.

— Про такое частенько пишут в газетах, — проговорила она слабым голосом, — Но как ужасно, когда тебе самому приходится это переживать. Я так волнуюсь…

Джулиан изложил ей свой план. Она неуверенно улыбнулась, узнав, что Дик выбрался из дома под видом разносчика газет, чтобы выследить, кто заберет ночью блокнот. Чтобы немного развеселить ее, Джулиан описал, как обалдел от всего происшедшего с ним Лу.

— О, этот Лу! — задумалась кухарка. — Люди удивятся, когда узнают, что он был приглашен сюда на ужин. Он немного придурковат, этот парень, но ничего плохого о нем нельзя сказать. Не беспокойся, я накормлю его отличным ужином. И, конечно, буду сидеть вместе с вами в ярко освещенной комнате. Мы можем играть в карты. Кажется, Лу умеет играть в «пьяницу».

— Великолепная мысль, — сказал Джулиан, который с тревогой подумывал, чем они будут занимать Лу целый вечер. — Мы будем играть в «пьяницу» и давать ему все время выигрывать.

Лу был в совершенном восторге от этого чудесного вечера. Сначала было то, что он назвал «сказочным ужином»: много жареного картофеля с яичницей и ветчиной, а на сладкое шоколадный пудинг, который он почти весь съел один.

— Я просто с ума схожу о шоколадному пудингу, — объяснял он Энн. — Джоанна знает, я схожу с ума по всему, что с шоколадом. Потому что она знакома с моей матушкой. А того, по чему я схожу с ума, я могу съесть сколько угодно.

Энн тихо смеялась. Хотя ей по-прежнему бы страшно, она радовалась, глядя на Лу. Он был действительно очень смешной, к тому же оказался таким благодарным гостем. С каким воодушевлением, с каким счастливым видом он принимал все, чем его угощали, не уставая повторять, как он рад и признателен им!

У Лу, правда, вытянулось лицо, когда Джулиан и Энн сказали, что хотят поиграть с ним в карты.

— У меня не получится, — грустно сообщил он. — Я в картах не особенно разбираюсь. Когда-то я пробовал играть в «переводного», но никак мог сообразить, какой ход когда делать. У меня голова для этого слишком медленно работает.

— А мы собирались сыграть с тобой в «пьяницу», — сказал Джулиан.

Лу расплылся в широкой улыбке.

— О, в «пьяницу»? Ну, тут-то я мастер! В самом деле, он почти ни разу не ошибся, всегда брал нужные карты, а главное, совершенно впал в блаженстве, потому что выигрывал одну партию за другой.

— Этот вечер — просто сказка! — заявлял он время от времени. — Столько удовольствия я давно уже не получал!.. А где застрял ваш брат? Надеюсь, он вернет мне мои вещи.

— Конечно, конечно! — успокаивал его Джулиан, вновь сдавая карты.

Джоанна, Джулиан, Энн и Лу сидели в ярко освещенной комнате вокруг стола. Снаружи их всех наверняка было хорошо видно. Но кто мог заметить, что один из четверых — не Дик, а Лу, разносчик газет?.. Когда пробило одиннадцать, Джулиан, взяв под мышку небольшой пакет, вышел из комнаты. Энн нашла в кабинете толстый, не до конца исписанный блокнот и завернула его в бумагу. Джулиан вложил туда записку.

«Вот ваш блокнот. Пожалуйста, сразу же отпустите девочку и собаку. У вас будут неприятности, если вы станете их удерживать дольше «.

Джулиан вышел в сад и осветил фонариком дорожку, ведущую к калитке. В самом конце, почти у калитки, поблескивал в луче фонарика большой камень. Джулиан приподнял его и положил пакет в ямку под ним. Потом осторожно огляделся. Хорошо было бы убедиться, что Дик где-то поблизости; но, конечно, обнаружить его не удалось. Спустя две минуты Джулиан снова был в комнате и играл в карты. Он почти все время проигрывал. Конечно, ему хотелось доставить радость Лу; кроме того, он был слишком занят мыслями о Дике и Джордж. Надо надеяться, с ними ничего не случилось!

Вдруг из темноты донесся громкий крик совы. Джулиан посмотрел на Джоанну и Энн. Те кивнули. Да, это был сигнал, что пакет найден. Теперь надо было дождаться Дика, и Лу мог идти домой.

Джоанна принесла кружку какао. Лу сиял. Да, вечер был в самом деле сказочный. Лу пространно, во всех подробностях рассказывал о своих прежних победах в «пьяницу», вспоминал другие игры, которые успел узнать и испробовать в своей жизни.

— Твоя матушка не будет беспокоиться? Уже совсем? поздно, — сказал Джулиан и посмотрел на часы.

— А где мой велосипед? — Спросил Лу, наконец сообразил, что «сказка» кончилась. — Ваш брат все еще не вернулся? Скажите ему, пускай привезет велосипед завтра утром, потому что я должен развозить утренние газеты. И мою фуражку. Это вообще-то особая фуражка, это сказка, а не фуражка!

Джулиан, который уже очень устал, лишь молча кивнул. Потом он кое-что вспомнил:

— Послушай, Лу! Очень может быть, что сейчас, среди ночи, по улицам бегают злые люди. Если с тобой заговорит кто-нибудь, ни в коем случае не останавливайся, а беги изо всех сил домой!

— Ясно, приятель! — пообещал Лу, — Вы и понятия не имеете, как быстро я умею бегать.

На прощание он торжественно потряс всем руки. Выйдя из дома, Лу принялся громко свистеть — для храбрости.

На углу к нему неожиданно подошел сельский полисмен. Лу вздрогнул от испуга.

— А, это ты, Лу? — сказал полисмен. — Что ты делаешь на улице в такой поздний час?

Лу, ничего не ответив, со всех ног пустился бежать. У двери дома он увидел свой велосипед:

на руле висела сумка, а на багажнике лежала форменная фуражка.

«Ух ты, как все здорово вышло!» — подумал Лу.

Он с удивлением обнаружил, что окна в доме темны: матушка уже спала. Значит, про «сказочный вечер» он сможет ей рассказать только завтра!..

А что же тем временем происходило с Диком? Надев фуражку и повесив на плечо сумку Лу, он выскочил из дома, сел на велосипед и покатил.

Может быть, ему показалось, а может, и в самом деле в этот момент в тени живой изгороди что-то шевельнулось. Не прячется ли там кто-нибудь? На всякий случай Дик спокойно проехал сотню метров, потом слез с велосипеда и сделал вид, будто поправляет цепь. Наблюдатель, если он был, мог убедиться, что это разносчик газет.

Сначала Дик покатил к хутору и бросил там в ящик две газеты, потом поехал дальше, в деревню, и поставил велосипед возле дома, где жил Лу. У него была еще масса времени, и он решил сходить в кино. Тем временем стемнело; теперь он мог осторожно возвращаться к Киррин-коттеджу.

Дик пробирался туда окольными тропами, вдоль садов. Где же ему спрятаться? И сможет ли он остаться незамеченным? Конечно, многое; будет зависеть от удачи — но ведь его удача будет зависеть только от него самого!

 

Глава XI

ДИК В ЗАСАДЕ

Дик постоял, прислушиваясь. Во тьме слышен был лишь шелест листвы на деревьях. Есть ли кто-то поблизости? Или он может спокойно выбрать надежное место для наблюдения?

Он размышлял некоторое время, потом ему пришло в голову, что позади дома никто, конечно, прятаться не станет. Чужие могли наблюдать за Джулианом и остальными, находившимися в освещенной комнате, только из той части сада, что перед домом. Здесь, за домом, наверняка никого нет.

Где можно спрятаться лучше всего? «Пожалуй, влезу-ка я на дерево, — подумал он. — На одно тех, что стоят поблизости от калитки. Если небо будет не совсем черным, я увижу, кто придет за блокнотом. Потом спрыгну с дерева и побегу за ним».

Дик вскарабкался на большой дуб, чьи мощные ветви затеняли дорожку, ведущую через сад. Он уселся в развилке сучьев и стал терпеливо ждать.

Когда злоумышленник собирается прийти за добычей? Очевидно, около одиннадцати часов. Ведь и Джулиан должен ровно в одиннадцать выйти в сад и положить пакет под камень. Дик прислушался к бою часов на колокольне церкви. Когда ветер дул со стороны деревни, удары часов доносились четко. Как раз пробило половину одиннадцатого. У него было еще полчаса. Да, ждать — это самое трудное!..

Вот из деревни донесся очередной удар: без четверти одиннадцать. Будет ли Джулиан точен? В тот самый момент, когда часы на колокольне закончили бить одиннадцать, кухонная дверь открылась и показался Джулиан с пакетом под мышкой.

Дик видел, как он пробежал по садовой дорожке и украдкой огляделся вокруг. Дик ничем не выдал себя, хотя сидел как раз над головой Джулиана.

Выполнив свою миссию, Джулиан побежал к дому. Дверь кухни заскрипела и закрылась.

Кто же сейчас появится у калитки? От напряжения Дик затаил дыхание, вслушиваясь, не шелестят ли внизу шаги. Вдруг что-то коснулось его затылка. Он замер… Ух, это был всего лишь падающий лист.

Прошло пять минут; ничего не происходило. Но вот послышался шорох. Кто-то пробирался через живую изгородь. Дик изо всех сил всматривался во тьму, но смог различить только неясную тень, которая скользнула к камню. Злоумышленник, кряхтя, приподнял его и через несколько секунд опустил. Тень метнулась назад, к живой изгороди.

Дик тихо слез с дерева. Он был в туфлях на резиновой подошве, которые при ходьбе не производили шума. В одно мгновение он перебрался через живую изгородь. Где же таинственный злоумышленник? Невдалеке, по полевой дороге по направлению к выгону двигалась смутная тень. Дик, держась как можно ближе к живой изгороди, шел следом. Подойдя к выгону, тень перебралась через изгородь и пошла напрямик, по траве. Вдруг она остановилась, и тишину ночи пронзил громкий крик совы. Дик подивился, насколько точно незнакомец имитировал совиный крик.

Чужак спокойно шел дальше. Очевидно, он и не подозревал, что кто-то может его преследовать.

Дик был возле изгороди, окружающей выгон. Но, еще не успев перелезть через нее, он услышал какие-то голоса. Разговор был таким тихим, что он не смог разобрать ни слова. Он отодвинулся под прикрытие кустов. Вдруг раздался резкий шум, и яркий свет ударил ему в глаза. Дик быстро пригнулся. Невдалеке, прямо среди поля, стоял автомобиль! Взревел мотор, и машина стала медленно отъезжать. Дик осторожно вылез из своего укрытия, пытаясь разглядеть, кто сидит в машине. Но ему был виден только водитель. Где же второй, тот, кто забрал пакет и, как можно предположить, передал человеку в автомобиле? Уехал ли с ним? Или прятался где-то поблизости?

Автомобиль катил уже по дороге, гул мотора удалялся. За машиной, конечно, Дик никак не смог бы угнаться. Он затаил дыхание, вслушиваясь в ночную тишину; у него было смутное чувство, что чужак все еще находится поблизости…

Невдалеке послышалось чье-то дыхание. Дик тут же спрятался снова. Тень опять перелезла через изгородь и двинулась обратно по направлена к Киррин-коттеджу. Ну что ж, теперь-то злодей от него не ускользнет!

Дик ломал голову, почему чужак возвращается назад. Неслышно ступая, он двинулся следом за ним. Он видел, как тень пробралась через живую изгородь и пробежала по садовой дорожке к дому. Теперь она стояла возле темного на, прислушиваясь к тому, что делается в доме.

«Наверное, снова хочет проникнуть в дом и что-то украсть там», — со злостью подумал Дик, разглядывая фигуру возле окна. Она казалась не очень большой. С этим типом он справится без большого труда. И сможет его удержать, пока брат не придет на помощь.

«Что же, теперь и мы поиграем чуть-чуть в похитителей… и поторгуемся с бандитами, — думал Дик, чувствуя прилив ярости. — Если они держат Джордж как заложницу, мы то же самое можем сделать с этим парнем. Как ты со мной, так и я тобой. Дик дождался, пока тень отодвинется а окна, и кинулся на нее. В следующий момент жертва с криком упала на землю.

Такой маленький человек — и так ожесточенно отбивается, удивился Дик. Чужак старался освободиться любыми средствами: он царапался, извивался, как угорь, отпихивал противника ногами. Они катались по земле, ломая хризантемы и царапая себе руки, ноги и лицо о колючие кусты роз.

— Джулиан! Джулиан! Выйди же; помоги!..

Джулиан выскочил в сад.

— Дик, где ты?

Он включил карманный фонарик и, увидев, что происходит, тут же швырнул его в траву и бросился на помощь брату.

Продолжалось это недолго; спустя минуту мальчики втащили упирающегося и отбивающегося злоумышленника в дом. И тут Дик узнал этот голос… Боже мой, неужели это не сон? Нет, не может быть, чтобы это опять была Джо!..

Однако никакой ошибки тут не было. Когда девочка наконец оказалась в доме, все встало на свои места. Она рыдала, терла свой расцарапанные, исколотые ноги и, словно рассерженный хорек, шипела и наскакивала на мальчиков.

Джоанна и Энн молчали, растерянно глядя на нее.

— Уведите ее наверх! — распорядился Джулиан. — Уложите в постель! Она совершенно не в себе. Я бы ее не тронул, если бы знал, что это она.

— Я тоже не догадывался! — сказал Дик, вытирая носовым платком свое испачканное лицо. — Она — прямо как дикая кошка. Вот, смотрите, искусала меня.

— Я же не знала, что это ты, Дик, — сквозь рыдания выговорила Джо. — Ты накинулся на меня, а я только защищалась. Если бы я тебя узнала, разве стала бы кусаться?

— Ты — лживая дрянь! — процедил Дик сквозь зубы, разглядывая свои раны. — Ты нам столько времени мозги пудрила, что ничего не знаешь про человека, который дал тебе письмо, а сама помогала взломщикам и шантажистам. Что меня больше всего бесит: я, идиот, еще и денег тебе дал на жареный картофель.

— Нет, я к этим людям никакого отношения не имею, — оправдывалась Джо.

— Постыдилась бы врать нам в глаза! — Яростно закричал Дик. — Когда ты явилась сюда забрать пакет, я сидел на дереве у тебя над головой. Потом я шел за тобой до самого автомобиля. Потом ты побежала назад, к Киррин-коттеджу. Собралась еще что-нибудь украсть? — Нет, это неправда! — рыдала Джо.

— Это — чистая правда. Утром мы сдадим тебя в полицию. Там тебе самое место! — крикнул Джулиан. — Я вернулась не для того, чтобы воровать! Совсем по другой причине, — стояла на своем Джо.

— Расскажи это кому-нибудь другому! Зачем ты в таком случае вернулась, а? Может, чтобы отравить еще какую-нибудь собаку? — язвительным тоном продолжал Дик.

— О, нет, нет! — плакала Джо. — Я хотела сказать вам, где Джордж. Но не выдавайте меня, пожалуйста! Отец меня изобьет, если узнает, что я сделала. Да, я забрала пакет, но я не знала, для чего это нужно, я только выполнила, что велел Джекоб. А вернулась я, потому что хотела вам сообщить что знаю. А в благодарность вот что я получила.

Четыре пары глаз пристально смотрели на Джо, которая стояла, закрыв лицо ладонями. Дик взял ее за руки, отвел их от липа и посмотрел ей в глаза.

— Послушай… мы должны точно знать, Правду ты говоришь или лжешь. Ты в самом деле знаешь, где Джордж?

Джо кивнула.

— И сможешь отвести нас туда? — спросил, Джулиан напряженным тоном. Джо снова кивнула:

— Да, смогу. Вы поступили со мной несправедливо, но я хочу доказать, что я совсем не такая, как вы думаете. Я отведу вас к Джордж.

 

Глава XII

ДЖО НАЧИНАЕТ РАССКАЗЫВАТЬ

«Бомм», — пробили часы в холле.

— Час ночи, — сказала Джоанна. — Очень поздно, Джулиан. Этой ночью нам ничего не удастся предпринять. Девочка не в состояний отвести вас сейчас к Джордж, она так устала, что едва на ногах стоит.

— Вы правы, Джоанна, — подумав, сказал Джулиан, отказавшись от мысли сейчас же пуститься на поиски Джордж. — Надо дождаться утра. К сожалению, телефонные провода перерезаны. Я думаю, всю эту историю, до последних подробностей, мы должны рассказать в полиции.

Джо быстро подняла взгляд:

— Тогда я не скажу вам, где спрятана Джордж. Вы знаете, что сделают со мной полицейские, если схватят меня? Они упрячут меня в исправительное заведение, и я никогда оттуда не выйду, потому что за мной в самом деле кое-что числится.

— Ладно, пусть будет так. Значит, мы не вводим в игру полицию, а ты обещаешь, что отведешь нас к Джордж. Это — выгодная сделка и для тебя, и для нас.

Джо кивнула и позволила Джоанне отвести ее на второй этаж.

— У меня в комнате есть диван, — сказала кухарка. — Там она и поспит, только пускай сначала искупается — Я думаю, ванна давно по ней плачет.

Спустя полчаса Джо лежала на диване в комнате Джоанны. Она успела искупаться, вымыть голову, высушить волосы и расчесать их. Как похожи она была теперь на Джордж! Рядом на подносе стояла чашка горячего молока и лежал кусок хлеба.

Джоанна вышла на лестничную площадку и крикнула:

— Джулиан, девочка уже в постели, но она хочет что-то сказать тебе и Дику.

Ребята надели купальные халаты и поспешили в комнату Джоанны. Они едва узнали Джо, одетую в ночную рубашку Энн. Девочка смущенно улыбнулась.

— Что ты хотела? — спросил Джулиан.

— Я вам должна кое-что рассказать, — начала Джо, обмакивая хлеб в молоко. — Я себя чувствую здесь очень здорово, совсем по-другому, чем где бы то ни было. Может, завтра я опять стану прежней… и тогда вы ничего от меня не услышите. Так лучше я сделаю это сегодня.

— Ну, давай! — кивнул Джулиан.

— Это я помогла тем людям пробраться в дом, созналась она.

Джулиан и Дик смотрели на нее, широко раскрыв глаза, и молчали.

— Это чистая правда, — продолжала она. — Я влезла через маленькое окошко, оно не было закрыто изнутри. Потом открыла входную дверь и впустила их. Они неплохо похозяйничали в кабинете, правда? Я видела, как они уносили с собой целую кучу бумаг и книг…

— Чего ты врешь? Не могла ты влезть в то окошко! — прервал ее Дик.

— Раз говорю, значит, могла! Мне случалось влезать в окна и меньшего размера. Но теперь я немного выросла, так легко, как раньше, уже не получается. А с вашим окном трудностей не было. В конце концов, мои родители были акробатами!

Джулиан, не сводя с Джо глаз, закончил за нее:

— И когда эти люди сделали свое дело, ты закрыла дверь изнутри и снова выбралась через окошко. Так?

— Да, — сказала Джо, заталкивая в рот кусок хлеба.

— А как было с Тимми? — вспомнил Дик. — Кто его так усыпил, что он за целую ночь даже не шевельнулся?

— Конечно, я. Уж это-то было совсем нетрудно!

Мальчики остолбенели, услышав эти слова. Какая же все-таки она наглая бестия!

— Вы ведь помните, я подружилась с Тимом на пляже. Джордж еще злилась на меня из-за этого;

Я вообще-то люблю собак. У нас их была целая куча, до того, как мама умерла. Стоит мне захотеть, и любая собака побежит за мной куда угодно. Отец мне сказал, что я должна делать: подружиться с Тимом, подкараулить его ночью и дать ему мяса… кое с чем.

— Ага, понятно! В тот вечер это было особенно просто, потому что мы послали его гулять одного — прямо в твои лапы, — закончил Дик.

— Конечно! Он сразу же подбежал ко мне и был очень рад встрече. Мы с ним долго бегали. Время от времени я давала ему понюхать мясо. А когда наконец дала, он его схватил и тут же проглотил.

— И спал всю ночь так крепко, что твои милые друзья спокойно пробрались в дом, — сказал Джулиан. — Неужели тебе нисколько не стыдно?

— Но я же хочу исправиться! — ответила Джо, не уверенная, стоит ли продолжать дальше. — Вы не хотите больше меня слушать?

— Да нет уж, говори! — сурово посмотрел нее Джулиан. — Ты участвовала в похищении Джордж?

— Я должна была только крикнуть совой, когда они с Тимом вышли на улицу. Другие тогда схватили ее и Тима. Сама я этого не видела, мне нужно было скорее идти к вашему дому и закрыть дверь. Чтобы вы утром подумали, будто Джордж встала раньше вас и ушла.

— Мы так и подумали, — вздохнул Дик. Какие же мы бараны!.. Одно лишь мы сделали правильно: выследили, кто заберет пакет из-под камня.

— И это была я. Но потом я вернулась, чтоб сказать, где вам искать Джордж. Не то чтобы я ее полюбила — о нет! Я не забыла, как скверно она ко мне относилась! По мне, так пусть бы она хоть насовсем там осталась, и нечего ее искать!..

— Ты только посмотри на этого ангелочка! — обернулся: Джулиан к Дику. — Ну, что нам с ней делать?.. Хорошо, — обратился он опять к Джо, если тебе не жаль Джордж и ты с удовольствием заставила бы ее пострадать, почему ты пришла к нам рассказать, где ее спрятали?

— Так ведь я это делаю не ради Джордж, а ради него, — показала она ложкой на Дика. — Он был ко мне добр, а я, если хочу, могу быть порядочной! И еще я хочу, чтобы он и дальше относился ко мне хорошо.

Дик покраснел.

— Ладно… если ты отведешь нас к Джордж… — сказал он. — Но только при этом условии! И берегись, если снова нас надуешь!.. Тогда знай, надеяться тебе больше не на что. Даю тебе честное слово.

— Утром я отведу вас к ней, — пообещала Джо.

— А где все-таки она? — быстро спросил Джулиан. — Вдруг ты утром передумаешь и станешь снова подлой и коварной?

Джо заколебалась и посмотрела на Дика.

— Ну-ну, давай, если уж ты стала порядочной, скажи, — дружелюбно улыбнулся он ей.

Когда он говорил с ней таким тоном, Джо не могла устоять:

— Ну ладно… Вы ведь помните, я вам рассказывала, что отец уехал и оставил меня на попечение Джекоба? Причину он мне не объяснил; это сделал Джекоб. Отец запер Джордж и Тимми в своем вагончике, запряг Черта — это нашу лошадь так зовут — и ночью уехал. Мне кажется, я знаю куда.

— Куда же? — спросил Джулиан разочарованно. — Выходит, ты сама точно не знаешь, где находится Джордж.

— Наверняка она в Вороньем лесу. Вы, наверное, не знаете, где это? Завтра я пойду туда с вами. А сейчас больше ничего не могу сказать.

Быстро допив молоко, она сквозь длинные ресницы наблюдала за Диком и Джулианом.

Дик тоже пристально смотрел на нее. Он был убежден, что Джо сказала правду. Но, с другой стороны, она и солгала бы без колебания, если бы ей это было нужно. Что за отчаянная, что за сумасшедшая девчонка!.. Хотя втайне он восхищался ее смелостью, в глубине души ему было жалко ее.

Джоанна нетерпеливо постучала в дверь:

— Вы все еще не закончили свои разговоры? Я наконец хочу лечь спать. Пускай. Джо прекращает свои рассказы! Хватит, идите в свою комнату — и живо в постель!

Ребята не заставили себя долго уговаривать.

Когда Джоанна увидела их серьезные лица, она поняла, что Джо сообщила им нечто важное. Она взяла чашку из рук девочки.

— Так, а теперь спать. И если ты мне тут ночью устроишь тарарам, я встану и так тебя отшлепаю, что ты долго сидеть не сможешь! — пригрозила она.

Джо улыбнулась. Такой тон был ей понятен. Довольная, вытянулась она под одеялом, наслаждаясь теплой, мягкой постелью. Заснула она быстро. Джоанна тоже легла и выключила свет.

— Два часа ночи уже, — проворчала она, услышав бой часов в холле. — Ну и дела! Не соскучишься… Утром наверняка просплю молочника и не смогу его попросить, чтобы приносил побольше молока…

Вскоре все в доме спали. Не спал лишь один Джулиан. Он снова и снова обдумывал, все ли правильно сделал. Бедняжка Джордж! Сколько натерпелась, наверное! Не обманет ли Джо, отведет ли их завтра к вагончику — или это всего лишь очередная ловушка и они окажутся где-нибудь в логове хищников?

Джулиан вздохнул. Ответов на эти вопросы у него не было.

 

Глава ХШ

НА ПОИСКИ ДЖОРДЖ

На следующее утро одна лишь Джоанна проснулась более или менее вовремя; однако молочника она таки пропустила. Она спустилась по лестнице в половине восьмого — на час позже обычного.

— Господи, как поздно! Половина восьмого уже! — бормотала она, ставя воду для чая и вспоминая, сколько всего ей пришлось пережить этой ночью. Для простой женщины это было многовато. Джоанна любила размеренную, спокойную жизнь, когда можно и отдохнуть и помечтать о чем-нибудь. Волнение, суета были ей глубоко чужды; Она с удовольствием слушала, как кипит вода в чайнике; для нее это была все равно что музыка.

Джо мирно, словно котенок, лежала в постели. Она даже не пошевелилась, когда Джоанна встала и торопливо забегала по комнате.

Остальные тоже еще спали. Первым проснулся Джулиан — и сразу вскочил с постели. Он бросился в комнату Джоанны. Слава богу: Джо была еще там! Мальчик попытался ее растолкать, но она только повернулась на другой бок и зарылась головой в подушку, Джулиан встряхнул ее посильнее. Должна же она встать наконец, чтобы проводить их к Джордж!

В половине девятого дети, еще заспанные, сидели за круглым столом. Джо завтракала на кухне; они слышали, как Джоанна ругает ее за плохие манеры.

— Зачем ты так торопливо ешь? Можно подумать, у тебя вот-вот отнимут еду! И кто тебя учил окунать палец в мед и потом облизывать его? Берегись, у меня ведь есть глаза, я вижу, что ты делаешь.

Джо воспринимала ворчание Джоанны спокойно. Она знала, как себя с ней вести. У Джоанны, хотя она и быстро выходила из себя, сердце было доброе. Детям не нужно было пугаться ее гнева. Джо это понимала и, вероятно, поэтому слушалась ее беспрекословно.

В девять часов Джулиан вошел в кухню. — Где Джо? — спросил он. — Ага, вот ты. Ну, теперь показывай, где стоит вагончик! Ты знаешь дорогу в Вороний лес?

Джо презрительно скривила рот:

— Еще бы! Я здесь все кругом знаю! — Джулиан расстелил на кухонном столе карту ткнул пальцем в какую-то точку.

— Вот тут находится Киррин-коттедж, — сказал он. — А это — Вороний лес. Как туда пойдем: по этой дороге или вот по этой?

Джо растерянно разглядывала карту. Она понятия не имела, что с этой штукой делать.

— Вот это и есть тот Вороний лес, о котором ты говорила? — стал терять терпение Джулиан.

— Не знаю, — пробормотала Джо. — Во всяком случае. Вороний лес — это настоящий лес, тут, на карте, я не могу понять, где он.

В разговор энергично вмешалась Джоанна:

— Джулиан, карта вам не поможет: Джо ни одной карты раньше не видела. У нее вообще плохо с чтением.

— Плохо с чтением? — удивился Джулиан. А с письмом? — Он вопросительно посмотрел на Джо.

— Тоже не ахти как. Я все время забываю некоторые буквы. Мама пробовала научить меня читать и писать, но она сама не слишком сильна был в этом. Иногда я вроде знаю, что писать с большой, а что с маленькой буквы, а потом оказывается, опять забыла. И вообще, зачем нужно это письмо? Поможет оно мне поймать кролика или наловить рыбы, если я хочу есть?

— Нет, грамота нужна для другого, — ответил Джулиан. — Ну хорошо, в этом, я вижу, ты ничего не понимаешь. — Он сложил карту и убрал ее. Действительно, это было трудное дело для девочки, которая столько знала о многом и о многом же понятия не имела.

— Она просто найдет дорогу и поведет вас по ней, — сказала Джоанна, которая как раз чистила кастрюли. — У людей вроде Джо чутье как у собаки, они нюхом находят верное направление.

— В самом деле? — с любопытством спросила Энн, которая тоже пришла в кухню. Ей очень хотелось бы верить, что Джо ориентируется в лесу и в поле так же легко, как Тимми.

— Да нет, — ответила Джо. — Я, правда, всегда иду в нужную сторону, но не по дороге. По дороге, может, и придешь куда надо, но позже. А я всегда бегу самым коротким путем.

— Но откуда ты знаешь, где самый короткий путь? — не отставала от нее Энн.

Джо лишь пожала плечами. Эти расспросы ей надоели.

— Где Дик? Он что, не пойдет с нами? — спросила она. — Я хотела бы его увидеть.

— Она совсем потеряла голову из-за Дика, — недовольно проворчала Джоанна, беря следующую кастрюлю. — Вот он, твой Дик!

— Доброе утро, Джо! — улыбаясь, вошел в кухню Дик. — Ты готова?

— Давайте лучше пойдем туда ночью, — вдруг сказала Джо.

— Что такое?.. Нет, мы пойдем сейчас! Нечего больше откладывать, Джо! Мы должны найти их как можно скорее.

— Если отец увидит меня, он очень разозлится, — упрямо наклонив голову, ответила Джо.

— Как хочешь, — сказал Дик, глядя на нее. — Тогда мы пойдем сами. Вороний лес отыщем по карте, это довольно легко.

— Ну да… Найти-то вы его найдете, но Вороний лес очень большой. Никто, кроме меня, не знает, где стоит вагончик отца. А если отец захочет вашу Джордж спрятать особенно тщательно, он уведет вагончик в какое-нибудь глухое место в середине леса. И без меня вы его ни за что не отыщете.

— Тогда мы позовем на помощь полицию, — дружелюбным тоном предложил Джулиан: — Они прочешут весь лес и найдут это убежище.

— Нет! — в ужасе закричала Джо. — Вы сказали, что в полицию не будете обращаться. Вы обещали!

— Ты тоже нам кое-что обещала, — невозмутимо возразил Джулиан. — Но, я вижу, тебе нельзя верить. Я сажусь на велосипед и быстро еду в участок.

Прежде чем он успел выйти из кухни, Джо бросилась к нему и вцепилась ему в руку;

— Нет, нет, я пойду с вами! Я. выполню, что обещала! Но все-таки было бы лучше, если бы мы дождались темноты…

— Больше никаких отсрочек! — решительно заявил Джулиан, отталкивая Джо. — Если ты решила быть с нами честной, то сейчас же поведешь нас в Вороний лес. Думай, но быстро!

— Я поведу, — грустно ответила Джо.

— Может, дать ей какие-нибудь джинсы? — подала голос Энн, которая увидела на штанах Джо огромную дыру.

— В таком виде ей просто нельзя выходить улицу. И поглядите на этот жуткий свитер: он весь драный, — поддержала ее Джоанна.

Прошло минут десять, и Джо красовалась в джинсах и тенниске из запасов Джордж. Энн посмотрела на нее и засмеялась:

— Теперь она еще больше похожа на Джордж. Они прямо как сестры!

— Ты, наверное, хочешь сказать: как братья — откликнулся Дик. — Джо и Джордж: чудная была бы пара!

Джо скорчила недовольную гримасу. Меньше всего ей хотелось быть похожей на ненавистную Джордж.

— У нее даже гримасы точь-в-точь как у Джордж, — засмеялась Энн.

Джо повернулась к ней спиной, и теперь ее рассерженное лицо увидела Джоанна.

— У тебя в самом деле вид, будто ты лягушку проглотила, — попеняла она девочке. — Ты смотри, чтоб поменьше было этих гримас, следи за собой!

— Пойдемте же наконец! — нетерпеливо крикнул Джулиан. — Слышала, Джо? Мы отправляемся в Вороний лес!

— А вдруг нас увидит Джекоб? — заныла Джо. Она явно хотела любой ценой оттянуть поход насколько возможно.

— Не исключено, — кивнул Джулиан, который как-то не думал о такой возможности. — Тогда давай, ты пойдешь впереди, а мы будем следовать за тобой на некотором расстоянии. Так Джекоб не догадается, что это ты нас ведешь.

И вот наконец ребята двинулись в путь. Джоанна собрала им большой сверток с провизией; Джулиан затолкал его в свою сумку. Джо вышла, завернула за дом и через сад выбежала на улицу. Остальные шли обычным путем, через калитку.

— Вон Джо, впереди, — сказал Джулиан. Пойдемте быстрее, чтобы не выпускать ее из виду. А то она опять удерет.

Джо оторвалась от них на приличное расстояние. На своих спутников она даже не оглядывалась.

Вдруг из кустов, образующих живую изгородь, выскочил человек, схватил Джо, и что-то зло сказал ей. Джо закричала, попыталась вырваться. Однако мужчина держал ее крепко; не прошло минуты, как оба они исчезли в кустарнике.

— Это наверняка Джекоб! — воскликнул Дик. Он все-таки выследил ее! Что теперь делать?..

 

Глава XIV

ВАГОНЧИК СИММИ

Дети со всех ног бросились к тому месту, где Джекоб поймал Джо. Несколько сломанных веток — вот и все, что им удалось обнаружить. Ничего не было слышно: ни визга Джо, ни проклятий и угроз Джекоба. Можно было подумать, что они провалились сквозь землю.

Дик пролез через живую изгородь и оказался на краю выгона. Невдалеке паслось несколько коров; они удивленно уставились на пришельца. — Поищите их там, на другой стороне, за кустарником! — крикнул он Джулиану и Энн. — Наверняка они там спрятались. А я здесь посмотрю.

Он побежал наугад, заглядывая под кусты, но никого не обнаружил. За кустарником, почти вплотную друг к другу, стояло несколько ветхих хижин.

«Джекоб скорее всего затаился в одной из этих развалюх, — подумал Джулиан. — Может, здесь его убежище? Он не отпустит Джо, потому что считает, что она на нашей стороне».

Дик вернулся к остальным и обсудил с ними положение.

— Сообщите же наконец в полицию! — умоляла мальчиков Энн.

— Нет, мы пойдем в Вороний лес сами, — сказал Дик. — Нам известно, где он находится. Конечно, мы не можем идти по той дороге, которой повела бы нас Джо, но у нас есть карта.

Джулиан согласился с ним.

Сначала ребята шли по шоссе, затем свернули на проселочную дорогу. В конце концов они вышли на магистраль; навстречу проехал автобус.

— Дойдем до какой-нибудь остановки, а там посмотрим, есть ли маршрут в ворону Вороньего леса, — сказал друзьям Джулиан. — Так мы смогли бы выиграть время. Джекоб, наверное, постарается предупредить отца Джо, значит, мы должны быть в Вороньем лесу раньше чем он. Я. почти уверен, что он уже знает о нашем плане.

Мы просто не имеем права полагаться Джо! — сказала Энн со злостью. — Я не верю, что она показала бы нам правильную дорогу. Как ты считаешь, Дик?

— Даже не знаю. Она в самом деле ничем еще не доказала, что ей можно доверять. Но, с другой стороны, прошлой ночью она ведь пришла к нам и рассказала все, что знала. Это говорит в ее пользу.

— Если она в самом деле пришла к нам для этого — заметил Джулиан. — Я бы скорее предположил, что она хотела разнюхать, что делается у нас в доме.

— Может быть, ты и прав, — вздохнул Дик. — Смотрите, вон остановка автобуса со схемой маршрутов.

Через пять минут должен был прийти автобус, который шел в сторону Вороньего леса. Трое друзей сели на скамью и стали ждать. Автобус пришел минута в минуту. Он был набит толстыми крестьянками, которые ехали с большими корзинами в Равенштейн, на рынок.

В Равенштейне была конечная станция. Джулиан стал расспрашивать, как им попасть к Вороньему лесу.

— Вон там он начинается, — сказал кондуктор автобуса, показав на заросшую лесом долину. — Он довольно большой, не заблудитесь. Местные жители ходили туда по грибы и ягоды, они говорят, там какие-то подозрительные типы прячутся.

Джулиан поблагодарил кондуктора. Друзья бегом спустились с горы и вскоре оказались в лесу.

На большой поляне стояли три запыленных жилых вагончика. Маленькие цыганята играли с какой-то веревкой и громко визжали от восторга. Джулиан бросил взгляд на вагончики: все двери были открыты.

— Здесь Джордж искать нечего, — тихо сказал он. — Если бы мы только знали правильную дорогу!.. Лучше всего, мне кажется, пойти вот по этой широкой. Вагончик Джо вряд ли проедет по узкой тропинке.

— Давайте кого-нибудь спросим: может, они знают, где стоит ее вагончик, — предложила Энн.

— Но нам даже не известна фамилия Джо и ее отца, — возразил Джулиан…

— Ничего, мы можем сказать, что в вагончик впряжена лошадь по имени Черт, а живет в нем Джо со своим отцом.

— Ну да. Черт… Верно! Я совсем забыл. — И Джулиан подошел к старой цыганке, которая, сидя у костра, что-то помешивала в закопченном котелке.

— Вы не могли бы сказать, — приветливо обратился к ней Джулиан, — нет ли тут поблизости вагончика с лошадью по имени Черт? В нем живет девочка Джо со своим отцом. Нам очень нужно…

Старуха вынула ложку из котелка и ткнула вправо.

— Симми поехал туда, — ответила она. — Но Джо я не видела. Дверь была закрыта. А чего хотите от Джо?

— О… мы просто хотим ее навестить, — Ничего другого Джулиану не пришло в голову. — А Симми — это ее отец?

Старуха кивнула и продолжала помешивать свое варево. Джулиан вернулся к остальным.

— Нам нужно идти по этой дороге, — сообщил он.

Друзья зашатали дальше. Дорога вилась среди высоких деревьев. Иногда деревья стояли очень тесно друг к другу, и казалось невероятным, что между ними может проехать вагончик. Лес становился все гуще и мрачнее, солнечные лучи едва пробивались сквозь листву. На земле виден был след лишь одной пары колес: очевидно, это и был вагончик Симми.

То здесь, то там на дороге валялись ветки, вырванные с корнем растения…

— Симми забрался глубоко в лес, — сказал Джулиан озабоченно. — Он, собственно, первым проложил эту дорогу. Раньше здесь никто не ездил: видите, следов больше нет.

Все молчали. В лесу царила глубокая тишина; даже птицы не пели.

— Если бы с нами был Тим! — пробормотала Энн.

Джулиан кивнул. Он-то думал об этом уже давно. И еще он жалел, что они взяли с собой Энн… Но ведь, когда они вышли из дому, их вела Джо; она же должна была предупредить их об опасности. А теперь они были предоставлены сами себе.

— Мы должны идти очень осторожно, — сказал он. — Иначе наткнемся на вагончик неожиданно для самих себя, Симми не должен нас услышать. Надо, чтобы не мы, а Симми был захвачен врасплох. — Давайте я пойду вперед и предупрежу вас, если что-то случится, — предложил Дик. Он давно заслужил славу ловкого разведчика и следопыта.

Джулиан размышлял о том, что они будут делать, когда наконец найдут вагончик. Он был убежден, что Джордж и Тим заперты там.

Дик вдруг остановился, прижавшись к толстому стволу дерева, и предостерегающе поднял руку.

— Он видит вагончик, — прошептала Энн.

— Оставайся тут! — приказал ей Джулиан и, пригнувшись, побежал к Дику.

Энн спряталась за большим кустом. Ей было страшно в этом глухом, безмолвном лесу. Из своего укрытия она наблюдала за мальчиками.

Невдалеке от них, на поляне, стоял вагончик. Он был очень маленький и казался покинутым. В нем не светились окна, не было поблизости никакого Симми, не было даже лошади, которая бы могла зваться Чертом. Дверь и окна были закрыты, оглобли лежали на земле.

— Симми, кажется, тут нет. Это очень удачно, — прошептал Джулиан. — Давай подберемся к вагончику и заглянем в окно. Джордж поймет, что это мы.

— Странно, что Тимми не лает, — пробормотал Дик. — Очевидно, он нас еще не учуял… Что ж, подойдем поближе!

Несколько секунд — и они были возле вагончика. Джулиан заглянул в пыльное окно. Внутри было темно, он ничего не увидел.

— Джордж! — тихо позвал он. — Джордж, ты здесь?..

 

Глава XV

ЭНН ТЕРПЕТЬ НЕ МОЖЕТ ПРИКЛЮЧЕНИЙ

Никакого ответа не последовало. Может быть, Джордж спит? Может, ее вместе с Тимом усыпили? Джулиан был очень удручен. Ужасно, если Джордж больна!.. Он еще раз попытался что-нибудь разглядеть сквозь стекло, но ничего, кроме темноты, не увидел; да и окно было давно не мыто.

— Давай постучим а дверь! — предложил Дик.

— Лучше пока не надо, а то явится Симми. Может, он бродит поблизости. Если бы Джордж была в вагоне, она нас в любом случае бы услышала, — ответил Джулиан.

Они бесшумно обошли вагончик вокруг. В замке на двери не было ключа. Джулиан сделал вывод, что Симми взял ключ с собой: это значило, что они могут спокойно стучать в дверь и шуметь сколько душе угодно. Джулиан встал на подножку и ударил в дверь кулаком. Она выглядела вполне крепкой. Каким им лучше всего открыть ее? Никаких инструментов у них с собой не было, а выбить ее, похоже, не удастся даже ногой.

Джулиан еще раз постучал в дверь. Ничто не шевельнулось внутри. Он нажал на ручку, и дверь открылась.

— Дик, она вовсе не заперта! — крикнул он забыв, что кричать нельзя. И шагнул в темноту, все еще надеясь найти там Джордж и Тимми. Дик вбежал следом за ним. В вагончике царил немыслимый беспорядок. И — никого. Джулиан вздохнул: — Все было напрасно. Джордж увезли куда-то в другое место. Мы в тупике. Где теперь нам ее искать?

Дик вытащил из кармана фонарик и посветил вокруг. Может быть, остался хоть какой-нибудь след, какое-то доказательство, что здесь были Джордж и Тимми? Но никаких следов найти не удалось.

— Джо, видно, опять провела нас, как несмышленышей, — с горечью сказал Дик. — Не похоже, что они здесь когда-нибудь были.

Луч фонарика скользил по стене; и вдруг Дику бросилось в глаза нечто такое, чего он никак не ожидал здесь увидеть. На стене было что-то написано. Он нагнулся ниже и взволнованно закричал: — Джулиан, это почерк Джордж! Иди посмотри! — Они приблизили головы почти вплотную к стене. «Ред-та-ун… Редтаун!» — прочитали они буква за буквой.

— Редтаун?.. Что это значит? — спросил Дик. Ты согласен: это в самом деле ее почерк?

— Я думаю, да, — кивнул Джулиан. — Но почему она написала это слово дважды? Может быть, отсюда они увезли ее в Редтаун? Или Симми неосторожно назвал это слово?.. Она нацарапала его на стене, рассчитывая, что мы найдем вагончик и осмотрим его. Редтаун… откуда-то мне это слово знакомо.

— Наверное, это просто какой-то дом с красной башней! ( Редтаун — красная башня (англ.)). — уныло сказал Дик. — Все-таки самое разумное, что мы можем сделать, это пойти в полицию…

Подавленные, вернулись они к Энн, которая боязливо вылезла им навстречу из-под куста.

— Джордж там нет, — грустно сообщил Дик, — ее куда-то опять увезли. Но она была в вагончике: мы нашли на стене надпись ее почерком.

— Откуда вы знаете, что это она написала? — недоверчиво спросила Энн.

— Там два раза написано слово «Редтаун», буквы «р» и «т» пишет так только она. Давайте сейчас же поедем в полицию. Если бы мы не доверились Джо, то не потеряли бы зря столько ценного времени.

— Сначала давайте что-нибудь поедим, — предложил Джулиан. — Но не будем садиться, поедим на ходу. Пошли!

Аппетита, однако, ни у кого не было. Энн заявила, что ее тошнит; Джулиан был слишком озабочен, чтобы спокойно есть; Дик порывался идти и не хотел тратить время даже на то, чтобы развернуть бутерброды. Назад они шли тем же путем, по следам, оставленным колесами вагончика.

Между тем в лесу вдруг стало темно. Поднялся ветер, тяжелые капли дождя зашумели в листве. Загремел гром.

Энн схватила брата за руку:

— Джулиан, это не опасно — во время грозы быть в лесу? Джулиан, а если в нас ударит молния?..

— Не бойся, не опасно! — успокаивал ее брат. — В лесу гроза не опаснее, чем в другом месте. Нельзя только прятаться под высокими, одиноко стоящими деревьями. Смотри, на какую чудесную полянку мы выходим!

Но они едва успели дойти до полянки: хлынул такой ливень, что они, почти ничего не видя вокруг, добежали до каких-то зарослей и там ждали, когда пройдет гроза.

Дождь кончился быстро, гром гремел уже где-то вдали. В лесу стало светлее, сквозь густую листву пробились солнечные лучи.

— Неприятная все-таки штука — гроза в лесу, — сказал Дик, выбираясь из кустов. — Теперь, раз небеса не против, пойдем дальше. Где-то тут была колея…

Они бегали от дерева к дереву, ища следы колес.

— Куда ты. Дик? — крикнул Джулиан. — Это же совсем в другой стороне!

Дик остановился, озираясь:

— Может быть… но я сам не уверен. Ты думаешь, в другой?

— Мы были вон на той полянке, — показал Джулиан.

— Но это вовсе не та полянка! — вмешалась в разговор Энн. — На той был такой большой пень.

— Черт побери! — воскликнул Дик. — Мы, кажется, сбились с пути.

Они даже не заметили, как забрались в какую-то чащу.

Джулиан с удовольствием надавал бы себе самому по шее. Каким же он оказался идиотом! Он должен был сразу подумать, как это опасно — кидать дорогу хоть на минуту. Почему он не оставил какой-нибудь знак? И даже не сориентировался по солнцу?..

— Ничего! Или мы не бойскауты? — бодро сказал Дик. — Сейчас мы должны решить, в каком направлении двигаться. На месте нельзя оставаться ни в коем случае.

— Мы только еще больше заблудимся, — всхлипнула Энн.

Джулиан обнял ее за плечи. — Сама подумай: чем глубже мы зайдем, тем скорее выйдем с другой стороны, — утешал Джулиан. — Нет такого леса, у которого не было бы края.

— Пойдемте тогда скорее по прямой, чтобы это кончилось, — согласилась Энн.

Мальчики не сказали ей, что, идти через лес по прямой невозможно: приходится делать тысячи зигзагов, обходя деревья и густые заросли. Нет, это было совсем не так просто, как представляла Энн!

«Вероятно, мы будем все время ходить по кругу, как это бывает с людьми, которые заблудились в пустыне», — думал Джулиан, не уставая ругать себя за то, что он позволил себе потерять колею…

Они шли уже добрый час. Вдруг Энн споткнулась и упала.

— Я больше не могу, — заплакала ода. — Давайте хотя бы немножко отдохнем.

Джулиан взглянул на часы. Как быстро бежит время! Уже три часа! Он сел рядом с Энн и прижал ее к себе.

— Прежде всего нужно перекусить. У нас же с самого завтрака маковой росинки во рту не было! — сказал он.

Энн опять стала было утверждать, что не голодна. Однако едва до нее донесся запах хлеба, который дала им с собой Джоанна, аппетит к ней вернулся. Немного поев, она сразу почувствовала себя лучше.

— Попить, к сожалению, нечего, — вздохнул Дик. — Но Джоанна положила нам слив и помидоров, они очень сочные и немного утолят жажду.

Они съели все, что у них было, хотя Джулиан и считал, что это неправильно. Кто знает, сколько им еще придется блуждать в Вороньем лесу? Джоанна наверняка испугается, что их долго нет, И сообщит в полицию. Она знает, что они отправились в Вороний лес, так что в случае чего их будут искать здесь. Но, очевидно, это будет еще не скоро…

После еды Энн уснула. Мальчики тихо разговаривали, сидя рядом.

— Черт возьми, попали мы в переплет, — качал головой Дик. — Хотели найти Джордж, а потерялись сами. Мне кажется, из этой истории нам так просто не выпутаться. Вот влипли так влипли!

— Если до вечера не удастся выйти из леса, придется устроиться здесь на ночлег, — тихо сказал Джулиан. :

— Как только Энн проснется, двинемся дальше и будем громко кричать. Может, кто-нибудь услышит и поможет выйти из леса…

Опустились сумерки; дети все еще брели по лесу. Они столько кричали и звали на помощь, что охрипли. Совсем выбившись из сил, они нарвали листьев папоротника и устроили постель под развесистым деревом.

— Слава богу, вечер сегодня теплый, — сказал Дик, стараясь говорить как можно более веселым тоном. — К утру мы хорошо отдохнем. Ложись ко мне поближе, Энн, тогда не замерзнешь. А Джулиан ляжет с другой стороны. Вот это — настоящее приключение!

— Терпеть не могу приключений! — пробормотала Энн и сразу заснула.

 

Глава XVI

НОЧНАЯ ГОСТЬЯ

Джулиан и Дик долго не могли уснуть. Им не давали покоя мысли о Джордж; к этим мыслям добавилась теперь тревога о собственной судьбе. Кроме страха, их начал уже мучить голод.

Первым заснул Дик. Джулиан с открытыми глазами смотрел во тьму, надеясь, что хотя бы Энн которая лежала между ними, сейчас тепло и удобно. Над ними шелестела листва; вот кто-то как будто пробежал поблизости. Какой-то зверек, наверное… может, мышь?..

Что-то коснулось его лица, щекоча кожу. Паук, наверное. Если он попробует его смахнуть, то проснется. Так что пускай лучше паук плетет паутину в его волосах!

Он закрыл глаза и задремал. Но спустя какое-то время вздрогнул и проснулся. Его разбудил крик совы. Да что же это такое? Дадут ему поспать хоть чуть-чуть?..

Он опять закрыл глаза — и тут сова прокричала снова. Только бы Энн не проснулась! Девочка шевельнулась и что-то пробормотала во сне. Джулиан осторожно коснулся ее: слава богу, она, кажется, не замерзла.

Он снова лег и решительно зажмурил глаза… И тут же открыл их снова. А это что еще за звук? Он не был похож ни на крик совы, ни на шорох маленького зверька в траве. Джулиан напряженно прислушался. Поблизости явно кто-то был. Неужели какой-нибудь зверь?.. Его сердце заколотилось от страха. Потом он попробовал рассуждать трезво. В этих местах ни волки, ни другие дикие звери не водятся. Может, забрел случайно барсук? Но Джулиан не слышал ни сопения, ни похрюкивания — зато странный звук повторился. Очевидно, в лесу все же бродит какой-то крупный зверь.

Вот зверь подошел ближе; он шел прямо к нему… Джулиан уже чувствовал его теплое дыхание на своем ухе.

Он быстро сел и поднял руку, чтобы закрыть лицо. Пальцы коснулись чего-то теплого, покрытого волосами. Так же быстро он опустил руку, пытаясь нашарить фонарик.

Что-то легло на его руку. Он вскрикнул.

— Тихо! — прозвучало над ним. — Это я!

Дрожащими пальцами Джулиан включил фонарик. Луч света осветил склонившееся над ним веснушчатое лицо.

— Джо! Что ты тут делаешь? Ты меня до смерти напугала. Я уж подумал, это какой-то дикий зверь. И чуть не вцепился тебе в волосы.

— Да, это я, — лаконично ответила Джо, подползая ближе.

Энн и Дик, разбуженные криком Джулиана, засыпали ее вопросами. Что она делает в лесу среди ночи? Как она здесь очутилась?

— Я вижу, у вас в голове не умещается, как я здесь оказалась, — ответила она сразу на все вопросы. — Значит, так: Джекоб меня схватил, он не знал, что вы идете вместе со мной. Он втащил меня в свою хижину и закрыл там. Этот мерзавец каким-то образом разнюхал, что ночь я провела в Киррин-коттедже. В наказание он грозился отвести меня к отцу и отлупить так, что я всю жизнь буду помнить… Ну, а я потом выломала окно — и ищи ветра в поле, — рассказывала Джо дальше. — Этот Джекоб у меня в печенках уже. Чтоб меня — и запереть!.. Ну, а потом я пошла искать вас… — Но как ты нас нашла? — не выдержал Джулиан.!

— Сперва я побывала у вагончика. Старая мамаша Шмид, которая все еще сидела у костра, сказала мне, что вы меня разыскивали. Вот я и побежала следом за вами, но у вагончика никого уже не было. Ни вас, ни Джордж…

— Ты знаешь, где сейчас Джордж? — перебила ее Энн.

— Нет. Отец ее где-то прячет. Видимо, они уехали на Черте: лошади я тоже там не видела. И Тимми тоже…

Джо смущенно и виновато смотрела куда-то в сторону. Какое-то время все молчали. Мысль, что с Тимми что-то могло случиться, была непереносима.

— Как же все-таки ты нас нашла? — заговорил наконец Джулиан.

— О, это было нетрудно. Я ведь умею читать следы. Если бы не стемнело так быстро, я бы вас догнала еще раньше. Ведь вы шли по кругу… Вы это знаете?

— Ты нас и догоняла по кругу? — спросил Дик.

— Разумеется! Вы меня просто замучили, постоянно куда-то сворачивая. Почему вы не пошли по колее?

Джулиан объяснил ей причину.

— Господи, какие вы глупые, — удивилась Джо. — Если вы уходите в сторону от дороги, вы должны время от времени делать на деревьях засечки — тогда вы легко вернетесь обратно!

— Мы сначала не догадывались, что заблудились, — сказала Энн, взяв руку Джо и крепко сжав ее.

Теперь Джо, если бы у нее и были такие намерения, уже не смогла бы уйти. Наконец-то они могли рассчитывать на то, что выйдут из леса.

Джо было приятно это рукопожатие, однако она быстро вырвала руку. Она предпочитала держаться от людей на расстоянии. Даже Дику едва ли удалось бы подержать ее за руку, а ведь Дик как-никак был ее любимчиком.

— В вагончике на стене кое-что написано, — сказала Энн. — Мы, кажется, знаем, куда увезли Джордж: в какой-то Редтаун. Ты случайно не слышала про такой город?

— Чепуха, нет такого города. Это…

— Как это нет? Редтаун есть, — нетерпеливо перебил ее Док. — И мы должны попасть туда как можно скорее! Полиция уж найдет его как-нибудь!

Джо побледнела:

— Вы мне обещали, что полицию не будете сюда впутывать.

— Да, обещали, но только в том случае, если ты отведешь нас к Джордж, — горячо заговорил Дик. — Ты же этого не сделала! Если бы ты даже привела нас к вагончику, Джордж все равно там уже нет! Так что мы с чистой совестью можем просить полицию, чтобы она помогла нам попасть в Редтаун.

— Если Джордж и вправду написала «Редтаун», я смогу вас туда отвести, — сказала Джо.

— Как же ты это сделаешь? Ты ведь утверждаешь, что никакого Редтауна нет, — раздраженно накинулся на нее Дик. — Джо, я больше ни единому твоему слову не верю! Ты все время нам лжешь, и вообще у меня такое чувство, что ты не на нашей стороне!

— Да, не на вашей! — ответила Джо со злостью. — Какие вы противные все-таки! Редтаун — это не город и не деревня. Это — человек.

Дети от удивления рты раскрыли. Человек?.. До этого они бы никогда не додумались.

Полюбовавшись на их ошеломленные лица, Джо объяснила:

— Его, естественно, зовут Таун. Но так как у него волосы рыжие, как огонь, его и прозвали Редтаун.

— Скажи, это ты сейчас выдумала? — спустя некоторое время недоверчиво спросил Дик. — Ты ведь уже не первый раз пытаешься голову нам задурить!

— Что ж, тогда думай на здоровье, что я вам пытаюсь голову задурить! — обиделась Джо. — Я вообще могу уйти. А вы уж сами выбирайтесь отсюда, как можете… И черт с вами!

Она уже хотела встать и удалиться, но Джулиан быстро схватил ее за плечи:

— Нет, ты никуда не уйдешь, даже если мне всю ночь придется тебя держать!.. Верить тебе действительно нелегко, но в этом ты сама виновата. Отведи нас к этому Редтауну, тогда мы тебе поверим.

— И Дик тоже? — спросила Джо, пытаясь освободиться из рук Джулиана.

— Да, — кратко ответил Дик. Ох, с каким удовольствием он надавал бы по шее этой несносной, но чем-то все же располагающей к себе девчонке! — Не могу сказать, что ты сейчас мне особенно нравишься. Если ты хочешь, чтобы мы тебе доверяли, придется очень постараться.

— Ну хорошо, — сказала Джо и села. — Я устала. Завтра утром мы с вами найдем Редтауна, но заранее говорю — в восторг вы от него не придете: он просто редкостный мерзавец.

Больше она ничего не захотела рассказывать, и дети вскоре уснули. Теперь, когда Джо опять была с ними, они не чувствовали себя такими потерянными. Утром они выйдут, конечно, из этого проклятого леса…

Джо проснулась первой. Она зевнула, потянулась и стала будить остальных.

— Я хочу есть и пить, — жалобно сказала Энн.

— Лучше всего вернуться сейчас домой, чтобы успокоить Джоанну, — сказал Джулиан. — Пошли, Джо, показывай нам дорогу!

Джо в пять минут нашла колесную колею. Остальные никак не могли поверить, что находились так близко от дороги.

— Ну и дела! — удивился Дик. — Выходит, мы могли бесконечно ходить по кругу!

— Именно, — презрительно бросила Джо, — все время по кругу. А сейчас, внимание, я покажу вам свой путь к Киррин-коттеджу, и мы будем там скорее, чем на автобусе!

 

Глава XVII

В ЛОДКЕ

У Джоанны гора с плеч свалилась, когда она увидела своих подопечных живыми и здоровыми. Она всю ночь из-за них переживала; если бы телефон работал, она тут же позвонила бы в полицию. В деревню же она идти не посмела, очень уж страшно было выходить из дому одной среди ночи.

— Я всю ночь глаз не сомкнула, — первым делом сообщила она. — Больше чтобы такого не было, Джулиан! Я ведь чуть не умерла от страха. К тому же вы и Джордж с Тимом не нашли! Если они и сегодня не вернутся, я возьму это дело в свои руки. От дяди вашего тоже никаких известий. Надеюсь, они там, в Испании, не пропали бесследно!

Так она ворчала еще долго, одновременно готовя детям сытный завтрак. Они же ерзали от нетерпения и глотали слюну.

— Пока я не поем, я и умыться не смогу, — заявила Энн.

— Вид у вас как у последних бродяг, — сказала кухарка, ставя на стол еду. — И так всегда, если вы откуда-нибудь возвращаетесь. Пойду греть для вас воду. Выглядите вы, как Джо перед тем, как она впервые приняла ванну в Киррин-коттедже.

Джо пропустила это замечание мимо ушей: она увлеченно поглощала свой бутерброд. С завтраком она справилась в два счета; впрочем, другие, изголодавшись, ненамного от нее отстали.

— Вам сегодня не нож с вилкой, а лопату на столы надо было положить, — сказала Джоанна с неодобрением. — Не набрасывайтесь на еду с такой жадностью! К сожалению, у меня ничего больше нет, Джулиан, вы всю кладовую подчистили. Могу дать только хлеба с вареньем.

После завтрака полилась вода в ванну; дети по очереди искупались. Джо, правда, сопротивлялась сначала, но Джоанна погрозила ей палкой для выбивания ковров и поклялась, что, если Джо не искупается, она выбьет из нее пыль и грязь. Так что пришлось Джо сдаться и залезть в ванну; впрочем, купанье ей очень даже понравилось.

После этого они обсудили дальнейшие планы.

— Кто он, собственно, такой, этот Редтаун, Джо? Что ты о нем знаешь? — спросил Дик.

— Немного. Он очень богатый, говорит заковыристо и любит всякие козни. Отец и Джекоб выполняют для него грязную работу.

— Что это за грязная работа? — поинтересовался Дик.

— О, воруют, и все в таком роде, — ответила Джо неопределенно. — Я толком сама не знаю. 0тец мне не очень-то об этом рассказывает. Я делаю, что мне велят, а вопросов не задаю. Кому хочется лишний раз получать трепку?!

— Где он живет, этот Редтаун? — спросила Энн. — Очень далеко отсюда?

— В доме, который стоит высоко в скалах. Я дороги туда не знаю, но на лодке дом быстро смогу найти. Выглядит он интересно: как замок с толстыми каменными стенами. Отец как-то сказал, что такой дом как раз и годится Редтауну.

— А ты там бывала? — спросил Дик.

— Даже два раза, — кивнула Джо. — Один раз отец отвозил туда большой железный ящик, в другой раз какой-то мешок. А я была с ним.

— Почему? — заинтересовался Джулиан. — Он разве одобряет, что ты везде за ним таскаешься?

— Я сидела на веслах, — объяснила Джо. — Дом ведь стоит высоко на скале. Мы причалили в какой-то маленькой бухте и встретились с Редтауном в пещере. Он сказал, что пришел из своего дома на скалах. А как — понятия не имею.

Дик пристально посмотрел на Джо:

— Ты, конечно, скажешь, что из пещеры к дому ведет тайный ход?

— Очень даже возможно! — ответила Джо. Потом зло сверкнула глазами на Дика. — Опять мне не верят. — Ладно, тогда ищите Редтауна сами!

— Это все похоже на сказку, — заметил Джулиан. — Джо, а ты это все не выдумываешь? Не хотелось бы совершить еще одну экспедицию, и опять впустую!

— Я вам не сказки рассказываю, а то, что знаю про Редтауна, — сердито оборонялась Джо. Так идем мы туда или нет? Нам нужна лодка.

— Лодка есть у Джордж, — встал Дик. — Но мне кажется, Энн лучше остаться дома. Хватит с нее опасностей!

— Нет, я с вами! — тут же крикнула Энн.

— Ты останешься со мной, — сказала Джоан. — Все-таки я буду не одна в доме. А то я тут с ума от страха сойду.

Так что Энн пришлось остаться; но втайне она да даже рада этому. Стоя в дверях, она смотрела, как братья и Джо уходят в новый поход. Джо сразу нырнула в кустарник — на тот случай, если Джекоб снова решил подкараулить ее. Дик с Джулианом спустились на пляж и огляделись, не видно ли поблизости Джекоба.

Убедившись, что все вокруг чисто, они помахали Джо. Она выскочила из кустов и прыгнула в лодку Джордж. Чтобы ее никто не увидел, Джо легла на дно. Мальчики столкнули лодку в воду и прыгнули в нее, как только подошла большая волна.

— Все-таки далеко это или не очень? — спросил Джулиан у девочки, которая все еще лежала на дне.

— Не знаю, — ответила она неуверенно. — Часа два или три!

У Джо восприятие времени было другое, чем у обыкновенных людей. Она никогда не носила наручных часов, по которым можно было бы следить за временем. Время для нее измерялось днями или ночами, а в остальном она не слишком разбиралась.

Дик поставил маленький парус. Дул легкий ветер, и он хотел его использовать. Так они быстрее придут к цели.

— Ты взял сверток с едой, что приготовила нам Джоанна? спросил Джулиан брата. — Я что-то нигде его не вижу.

— Джо, ты как раз на нем лежишь! — засмеялся Дик.

— Ничего ему не сделается! — ответила Джо и села.

От берега они отъехали уже порядочно. Сверток был немного сплющен, но казался целым. Джо вызвалась сесть за рулевое весло — и управлялась с ним очень здорово. Джулиан тем временем развернул карту.

— Хотел бы я знать, где находится этот дом, — сказал он. — Берег здесь едва населен. Даже маленькой рыбацкой деревушки на карте не обозначено.

Лодка бежала по волнам, покачиваясь под ветром. Джулиан забрал у Джо рулевое весло.

— Мы уже долго плывем, — сказал он. — Где же все-таки этот дом? Ты вообще-то сможешь его найти?

— Конечно, — ответила Джо, скорчив презрительную гримасу. — Я, даже думаю, что сейчас, вон за той скалой, будет бухта.

Она была права. Они обогнули высокую скалу, и Джо с победным видом подняла руку:

— Мы у цели! Смотрите, вон там живет Редтаун!

Высоко над морем виднелось большое каменное сооружение с прямоугольной башней. Оно в самом деле походило на замок.

— Теперь будьте внимательны! Мы войдем в маленькую, почти незаметную бухту, — командовала Джо. — Найти ее очень трудно… Стоп! Вот она, чуть не проскочили…

Они спустили парус и вернулись немного назад. Бухта находилась за двумя высокими камнями, которые образовывали как бы ворота.

— Вы еще видите дом? — спросил Дик. — Я бы ни за что не поверил, что он стоит у нас прямо над головой.

— Лодку давайте привяжем за этими валунами, — сказала Джо. — Там она будет хорошо спрятана. Во всяком случае, найти ее можно не сразу.

Они вытащили лодку на отмель, и Дик замаскировал ее морскими водорослями. Теперь она выглядела как большой камень, лежащий в воде.

— Ну что? — повернулся Джулиан к девочке. — Где пещера, про которую ты говорила?

— Вон там, наверху! — Джо уже проворно, как обезьянка, карабкалась по скалам.

Мальчики были довольно опытными скалолазами, но очень скоро они безнадежно отстали от Джо.

Джо вынуждена была спуститься назад.

— Что с вами такое? Даже мой отец быстрее взбирается.

— Твой отец был акробатом, — задыхаясь, ответил Джулиан и сполз на несколько метров вниз. — И чего мы не захватили с собой веревку?..

Каким-то немыслимым, головоломным способом Джо спустилась к воде и через две минуты вернулась с веревкой. Она укрепила ее вверху, на скале. Держась за нее, Джулиан и Дик увереннее полезли вверх.

Вскоре все трое стояли на скальной площадке, глядя вниз, на скрытую в тени бухту;

— Теперь мы должны войти вон туда, — сказала Джо и двинулась вперед. Мальчики спотыкаясь, заторопились следом. Куда ведет их Джо?

 

Глава ХVIII

НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ

Джо привела их в узкий каменный туннель, за которым была пещера; по стенам ее сочилась вода. Джулиан радовался, что захватил с собой фонарик. Воздух в пещере был холодный и затхлый. Что-то задело его по щеке, и он испуганно отскочил.

— Что это было?

— Летучая мышь, — ответила Джо. — Тут их сотни, они летают то туда, то сюда. Поэтому здесь такой кислый запах. Идемте, сейчас будет пещера куда уютней.

Они прошли по каменному выступу, держась за стены, и попали в другой каменный зал. Здесь было сухо; летучих мышей не было и в помине.

— Дальше я еще не была, — обернулась к мальчикам Джо. — Здесь отец дожидался Редтауна. Тот вдруг откуда-то появился; я сама не знаю откуда.

Откуда-то он должен был появиться, — резонно заметил Дик, включая свой фонарик. — Наверное, тут где-то есть ход; сейчас мы его найдем.

Они с Джулианом стали обследовать стены пещеры. Другой связи с замком просто не могло быть;

только по какому-нибудь скрытому ходу мог попасть Редтаун в пещеру. Джо стояла в углу и ждала; фонарика у нее не было.

Вдруг мальчики вздрогнули от страха. В маленькой пещере грозно загремел оглушительный голос:

— Кто посмел сюда прийти?

Джо проворно спряталась за камнем. Мальчики стояли как вкопанные. Откуда идет этот голос?

— Кто вы такие?

— А вы кто? — крикнул Джулиан. — Выйдите и покажитесь! Мы ищем человека по имени Редтаун. Проведите нас к нему!

Стало тихо. Неужели этот человек снова исчез? Но голос загремел снова:

— Зачем вы хотите видеть Редтауна? Кто вас послал?

— Никто. Мы пришли за своей сестрой и собакой! — заорал Джулиан что было мочи. Он пытался перекричать тот, другой голос.

И снова тишина. Потом из какого-то отверстия в потолке свесились две ноги и вниз спрыгнул человек. Джулиан направил на него луч фонарика. Это был огромного роста мужчина с огненно-рыжими волосами и такими же бакенбардами. Джу лиан посмотрел ему в глаза и сразу понял, с кем имеет дело.

«Это же сумасшедший! — подумал он. — Вот он какой, Редтаун! Чем этот человек занимается? Может быть, он ученый, как дядя Квентин, и ревниво оберегает свои открытия? Или мошенник, ворующий важные документы и потом втридорога их продающий?.. Кто бы он ни был, он все равно сумасшедший…

Мужчина тоже рассматривал мальчиков.

— Вы, значит, считаете, что я спрятал вашу сестру у себя? Кто вам такую чушь сказал? — спросил он язвительным тоном.

Джулиан не ответил. Редтаун шагнул ближе:

— Кто вам это сказал?

— Вы узнаете это, как только сюда придет полиция, — смело ответил Джулиан. Редтаун отступил назад:

— Полиция? Зачем она сюда явится? Отвечай!

— Полиция очень много знает о вас, господин Редтаун, — сказал Джулиан. — Кто нанял людей, чтобы они выкрали бумаги моего дяди? Кто послал нам письмо и потребовал блокнот с расчетами? Кто похитил нашу сестру и держал ее, пока не будет передан блокнот? Кто привез сюда Джордж из вагончика Симми? Кто…

— Откуда вы все это знаете? — яростно закричал Редтаун. — Это все чушь! Неужели полиция уже поверила этой несусветной чуши?

— Разумеется! — ответил Джулиан, всем сердцем желая, чтобы полиция действительно знала все и ему не нужно было блефовать. Редтаун подергал свои бакенбарды; его глаза загорелись зеленым огнем. Некоторое время он размышлял; потом повернулся к отверстию в потолке и крикнул:

— Маркхофф, спускайся!

Из отверстия показались ноги, и спрыгнул еще один человек, низенький и коренастый.

— Спустишься в бухту, найдешь там лодку, на которой приплыли эти сопляки. Разобьешь ее вдребезги!.. — приказал он. — Потом вернешься и отведешь их во двор. А там привяжешь! Мы должны быстро смываться отсюда, девчонку возьмем с собой.

Коротышка слушал его с хмурым видом.

— Как мы смоемся-то? Ты же знаешь, машина еще не готова.

— Так пусть она наконец будет готова! — закричал Редтаун. — Мы улетаем сегодня ночью, полиция идет по нашим следам, ты же слышишь! Этот парень знает все, он нас заложит. Говорю тебе, надо уносить ноги как можно скорее!

— А с собакой что делать? — спросил Маркхофф.

— Пристрелить! Сделаешь это перед тем, как мы улетим. Надо было с ней давно покончить. А теперь ступай и сделай из лодки винегрет!

Коротышка исчез за выступом, где находилась пещера с летучими мышами. Джулиан сжал кулаки. Они хотят сломать лодку Джордж!..

— Если бы в вертолете было больше места, я бы я вас взял с собой! — со злостью крикнул Редтаун. — А потом бросил бы вас в море!.. Скажите вашему дяде, что он еще услышит о своей любимой дочурке. Мы предложим ему выбор! Если хочет увидеть ее мордашку, пусть пошлет мне все, что я потребую… А вам сердечное спасибо, что вы меня так вовремя предупредили! Полиция меня тут не застанет!

Редтаун в ярости бегал из угла в угол, что-то бормоча себе под нос. Мальчики молча наблюдали за ним. Они тревожились за Джордж. Неужели Редтаун действительно увезет ее на своем вертолете?

Ясно, что он сумасшедший, но — неужели в такой степени?

Вернулся Маркхофф.

— Лодка приказала долго жить, — доложил он. Редтаун удовлетворенно кивнул.

— Я пойду вперед, потом мальчишки, потом ты. Если станут артачиться, поможешь им… пинком под зад, — злорадно сказал он.

Уцепившись за край отверстия, он подтянулся и исчез в нем. Джулиан и Дик последовали его примеру. Они понимали, что сопротивляться сейчас нет никакого смысла. Человек, который двигался у всех за спиной, явно готов был на любую жестокость.

Джулиан ломал голову, как им вести себя дальше. Джо так и не показалась: должно быть, она, насмерть перепуганная, все это время, сжавшись в комочек, пряталась за камнем. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы Редтаун догадался, что в пещере был еще кто-то. С другой стороны, Джулиану становилось не по себе, когда он представлял, как она сидит в темной пещере совсем одна… Коротышка у них за спиной включил фонарик; свет его был достаточно ярким, чтобы они могли видеть, куда ступают. Коридор поднимался верх. В одном месте подъем был таким крутым, что к стене здесь были прикреплены поручни, цепляясь за которые можно было продвигаться вперед. Затем следовало несколько огромных, бесформенных ступенек; наконец они оказались перед массивной дверью.

Редтаун толчком открыл ее. В лицо им ударил солнечный свет. Джулиан зажмурился. Открыв глаза, он увидел просторный двор, выложенный большими каменными плитами.

В середине двора стоял вертолет. В этом старинном дворе он производил странное впечатление. Дом с большой четырехугольной башней замыкал двор с трех сторон. Стены дома были сплошь увиты плющом.

С четвертой стороны поднималась толстая стена с воротами в середине. Джулиан заметил, что ворота заперты на большой замок. «Да уж, настоящая крепость», — подумал он. Коротышка втолкнул его в какое-то строение, похожее на сарай. Заломив ему руки за спину, он стянул запястья веревкой, которую продел через железное кольцо, вделанное в стену. То же самое он проделал с Диком. Оба были привязаны так крепко, что едва могли шевелиться.

Через открытую дверь Джулиан видел башню. Чье это отчаянное лицо белеет за стеклом в одном из окон? Неужели Джордж? Сердце его готово было выпрыгнуть из груди. Видела ли их Джордж? Оставалось только надеяться, что нет… Лучше ей не знать, что они с Диком попали в лапы Редтауна. Это совсем бы ее убило.

Но куда они дели Тимми? Его не видно, не слышно… Напротив, на той стороне двора, стоит садовый домик; Не там ли заперт Тим? Нет, едва ли: он бы наверняка залаял, когда их притащили во двор.

— Собака сестры не в этом домике? — спросил он Маркхоффа. Тот кивнул:

— Да, нам пришлось его усыпить: он все время гавкал. Такой мерзкий пес, просто беда. Ничего, скоро он навсегда замолчит!

Редтаун пересек двор и ушел в дом. Маркхофф последовал за ним. Мальчики остались одни.

— Вот теперь мы в самом деле влипли! — вздохнул Джулиан. — Эти типы улетят и заберут с собой Джордж… а мы, идиоты, еще и предупредили их насчет полиции.

Дик ничего не ответил. На душе у него было очень скверно, да еще веревка впивалась в кожу, вызывая почти нестерпимую боль.

— Боюсь, мы уже староваты для таких развлечений… — попытался пошутить он.

— Тс-с-с!..

Что это такое? Джулиан повернул голову к двери, которая выходила к пещере. И не поверил своим глазам: из пещеры выглядывала Джо! Она тесно прижималась к краю арки, чтобы ее не заметили из дома.

— Тс-с-с!.. Я сейчас подойду и развяжу вас. Там у вас никого?

 

Глава XIX

СМЕРТЕЛЬНЫЙ НОМЕР

— Джо! — одновременно прошептали Дик и Джулиан, окрыленные вновь пробудившейся надеждой. — Иди сюда скорей!

Во дворе никого не было. Джо бесшумно скользнула через двор и оказалась в сарае.

— У меня в кармане лежит ножик, — сказал Джулиан. — Вытащи его и перережь веревку. Милая ты наша… первый раз в жизни я смотрю на тебя с удовольствием.

Джо польщено улыбнулась. Она нашла нож и попробовала на пальце лезвие. Нож был очень острый.

— Ты славный парень, Джо! Беру назад все плохое, что я о тебе говорил, — сказал Дик.

Лицо Джо сияло. Наконец она перерезала веревку, стягивающую руки Джулиана. Он освободился от кольца и стал тереть свои затекшие, ноющие запястья. Пришла очередь Дика; вскоре он тоже был свободен.

— Где Джордж? — спросила Джо.

— Наверху, в башне, — ответил Джулиан. — Если мы отважимся выйти во двор, ты ее увидишь. А бедняга Тимми лежит в садовом домике. Он без сознания.

— Не бойтесь, я не допущу, чтобы его пристрелили! — заявила Джо. — Такого прекрасного пса! Я унесу его в пещеру…

— Только не сейчас! — испуганно перебил ее Джулиан. — Если тебя обнаружат, все пропало!

Но Джо уже вбежала в садовый домик и, присев над спящим Тимом, нежно гладила его…

Заскрипела дверь. Джо молниеносно спряталась за садовым домиком.

Во двор вышел Редтаун.

— Скорей!.. Он идет сюда, — шепнул Дик. — Встанем к кольцу и заложим руки за спину, пусть он думает, что мы привязаны.

Редтаун вошел в сарай и злорадно ухмыльнулся, увидев ребят стоящими у стены, с вывернутыми назад руками.

— Так и стойте, пока не прибудут полицейские!

Затем он закрыл широкие ворота сарая на засов и, подойдя к вертолету, внимательно его осмотрел. Спустя некоторое время он вернулся к двери, из которой вышел. Дверь, заскрипев, закрылась за ним.

Когда все стихло, Джо выглянула из-за садового домика. Подбежала к сараю и открыла дверь.

— Выходите скорей! — прошептала она. — Я снова задвину засов, тогда они не заметят, что вас уже нет в сарае. Быстро!

Мальчики выскочили из сарая. Джо закрыла дверь и побежала к пещере. Она скользнула в темный зев входа, ловко удержавшись перед крутыми ступенями, ведущими в глубину.

— Спасибо, Джо! — сказал Дик.

Все трое сели, переводя дух. Джулиан чесал в затылке, размышляя, что же им сейчас делать. Одно было, к сожалению, ясно: полицейские прибыть сюда не могли, так как не знали ни о Редтауне, ни о том, что произошло с Джордж.

Джулиан, осторожно высунув голову, посмотрел на массивную четырехугольную башню и вздохнул.

— Никаких шансов вызволить Джордж из башни, — сказал он вслух. — Она там за семью замками. Мы не можем к ней добраться. Самое разумное было бы, если бы мы попытались попасть домой. Здесь нас схватят в любую минуту.

Джо посмотрела на Дика.

— Вы в самом деле хотите освободить Джордж? — спросила она.

— Идиотский вопрос! Конечно, хотим, — ответил Дик почти со злостью.

— Хорошо. Тогда я пойду и приведу ее, — сказала Джо и встала.

— Брось свои шуточки, — огрызнулся на нее Джулиан. — Наше положение слишком серьезное.

— Это не шутки, — отрезала Джо. — Я в самом деле хочу ее вызволить. Вы ее скоро увидите. Тогда вы станете мне наконец доверять или нет? Вы думаете, что я совсем скверная, что мне грош цена… Может быть, вы и правы. Но зато я могу делать многое, на что вы не способны. Если вы хотите, чтобы я освободила Джордж, я это сделаю!

— Каким образом? — недоверчиво спросил Джулиан.

Джо села снова.

— Вы хорошо рассмотрели башню? — начала она. — Я знаю, она очень высокая. Но если мне удастся попасть в комнату по соседству с Джордж, я сумею открыть дверь и выпустить ее.

— Ты считаешь, что попасть в комнату по соседству с Джордж — сущий пустяк? — с иронией спросил Дик.

— Я взберусь по стене, — ответила Джо. — Она же вся заросла плющом. Мне много раз приходилось лазить по таким стенам.

Мальчики вскинули на нее глаза.

— Так это твое лицо было в ту ночь в окне? — спросил Джулиан, вспомнив, как испугалась Энн. — Держу пари, это была ты! Ты как обезьяна, куда угодно можешь забраться. Но такая высокая стена даже тебе не по зубам. Сорвешься и убьешься насмерть. Мы не можем тебе этого позволить!

— Фи! — с презрением ответила Джо. — Сорвусь? Да я влезала на стены и без всякого плюща. В любой каменной кладке есть трещины и выступы, за которые можно уцепиться. А эта стена для меня — детская игрушка.

Джулиан не находил слов, слушая Джо. Дик же вспомнил, что ее отец был акробатом. Видимо, отчаянная смелость у нее в крови.

— Я вам как-нибудь покажу, как я хожу по канату без всякой страховки… Ну ладно, я пошла!

Она выскользнула в дверь и, как белка, промчалась через двор. Вот она уже стоит у подножия башни. Джулиан следил за ней из-под арки.

— Только шею себе сломает, — тихо сказал он.

— Джулиан, накличешь беду, не паникуй раньше времени, — прошептал ему Дик. — Вон, смотри, она уже на стене. Ну-у, такого я еще в жизни не видел!

Уверенно, словно находясь на твердой земле, Джо карабкалась вверх. Сначала она вытягивала руку, проверяя ближайшие ветви плюща на прочность, и потом цеплялась за них. Затем так же нащупывала опору для ноги.

Один раз она едва не сорвалась: ветка плюща не выдержала ее веса. У Джулиана и Дика перехватило дыхание. Но Джо проворно схватилась за другую ветку, чуть покачалась и обрела равновесие.

Она взбиралась все выше. Вот она уже на уровне второго этажа, вот поравнялась с третьим, вот поднялась до четвертого… Еще немного, и она будет на самом верху. Снизу она казалась совсем крошечной.

— Не могу больше смотреть, сердце замирает, — пожаловался Дик, у которого в самом деле начала кружиться голова. — Что мы будем делать, если она свалится?

— Заткнись! — зашипел на него Джулиан. — Не свалится она! Ты же видишь, она проворная, как кошка. Смотри, она уже подбирается к окну Джордж: оно немного приоткрыто.

И вот уже Джо с победоносным видом сидела на карнизе в оконной нише да еще дерзко махала им рукой. Потом, напрягая все силы, она попробовала приподнять раму. Та не поддавалась. Тогда Джо легла на карниз плашмя, и в какое-то мгновение ей удалось через узкую щель между карнизом и рамой протиснуться внутрь. Теперь мальчики ее не видели. Они с облегчением перевели дух, с трясущимися коленями вернулись в подземный коридор и сели.

— Хуже, чем в цирке, — качая головой, сказал Дик. — Больше я, кажется, никогда не смогу смотреть на канатоходцев.

Джо меж тем развила бурную деятельность. Скатившись с подоконника на пол, она приобрела пару синяков; но к синякам она давно привыкла.

На всякий случай она, спрятавшись за креслом, минуту-другую прислушивалась: вполне возможно, что ее услышали. Но все было тихо. Джо осторожно выглянула из-за кресла. Комната была обставлена массивной мебелью, сырой и пыльной. С потолка свисали клочья паутины.

Джо на цыпочках подбежала к двери. Она была босиком и двигалась почти бесшумно. Осторожно приоткрыв дверь, она увидела зал, выложенный каменными плитами, сложенные из массивных глыб стены и винтовую лестницу, уходящую вниз. Особенно внимательно она рассмотрела дверь, что была напротив. За этой дверью должна была находиться Джордж.

В замке торчал огромный кованый ключ; кроме того, дверь была закрыта на тяжелый засов. Подкравшись к двери, Джо сдвинула засов в сторону. Раздался скрежет; Джо отскочила и скрылась в комнате. Однако все было спокойно. Она снова подошла к двери и попробовала повернуть ключ. Замок был хорошо смазан, и ключ повернулся легко. Она тихо приоткрыла дверь и просунула голову в комнату. Джордж сидела у окна, с ужасом глядя на Джо.

— Ты что, меня не узнаешь? — прошептала Джо, наслаждаясь моментом. — Я пришла, чтобы тебя освободить!

 

Глава XX

ОБСТАНОВКА НАКАЛЯЕТСЯ

Джордж сначала решила, что перед ней привидение.

— Джо, — прошептала она — это в самом деле ты?

— Только что была я, — ответила Джо и, пробежав через комнату, подошла к Джордж, чтобы ее ущипнуть. Потом схватила ее за руку: — Теперь пойдем! Мы должны удрать, прежде чем Редтаун обнаружит, что я здесь. Да поторопись, я не хочу оказаться у него в лапах.

Джордж встала, словно во сне, и, как во сне, двинулась следом за Джо к двери, вышла из комнаты и встала, глядя на ведущую вниз лестницу.

— Наверно, придется нам спускаться по этой лестнице, — сказала Джо и направилась было вниз. Вдруг она замерла. Кто-то поднимался по лестнице снизу. Джо заметалась, потом втолкнула Джордж в комнату, куда сама она попала, взобравшись по стене.

— Сюда идут, — шепнула она, с трудом переводя дыхание. — Если нас увидят, все пропало.

— Наверное, это рыжий. Он ко мне является три-четыре раза в день и расспрашивает о работе отца. Что теперь делать?

Шаги звучали все ближе, каменные ступени гудели. Девочки слышали, как кто-то тяжело переводит дух, устав от длинного подъема.

Джо приблизила губы к самому уху Джордж:

— Плохи наши дела… Слушай внимательно: я дам себя поймать и запереть в комнату, а ты выберешься отсюда и побежишь к Джулиану и Дику. Редтаун не заметит подмены. Мы с тобой и одеты почти одинаково. Джоанна дала мне твою одежду…

— Нет, я не согласна, пускай они хватают и меня! — возбужденно ответила Джордж.

— Делай, что тебе говорят! — настаивала Джо. — Не будь дурой! Я в любой момент могу вылезти в окно и спуститься по стене, пусть только Редтаун уйдет. Мне это раз плюнуть. А у тебя сейчас последняя возможность смыться отсюда. Они собираются ночью увезти тебя на вертолете. Один черт знает, куда…

Человек, поднимавшийся по лестнице, уже стоял на площадке. Джо толкнула Джордж за штору, успев прошептать:

— И вообще, я делаю это не для тебя, а для Дика… Сиди там, а я о себе позабочусь!

Когда тот, кто стоял за дверью, обнаружил, что дверь комнаты, где была заперта Джордж, открыта настежь, он подбежал к лестнице и закричал вниз:

— Маркхофф, девчонка сбежала! Кто открыл дверь?

Маркхофф прибежал, перепрыгивая через две ступеньки. Он остолбенел, увидев распахнутую дверь.

— Никто ее не открывал. И вообще, девчонка не могла уйти далеко. Я, после того как в последний раз сюда приходил, все время был внизу. Она все равно прошла бы мимо меня, но ничего такого не было!

— Кто открыл дверь?! — снова заорал Редтаун вне себя от ярости. — Ну, эта чертова кукла у меня еще поплачет!..

— Она здесь где-нибудь, — сказал Маркхофф, которого гнев хозяина ничуть не вывел из равновесия.

Он осмотрел помещение напротив той комнаты, где прятались Джо и Джордж. Потом заглянул в их комнату и сразу же увидел макушку Джо, присевшей за креслом.

Он кинулся к ней и выволок ее за дверь.

— Вот она, бестия! — торжествующе объявил он, не замечая, что перед ним вовсе не Джордж. Джо извивалась у него в руках, шипела и дергалась. Никому не пришло бы в голову, что она только и хочет, чтобы ее схватили и посадили под замок. Джордж стояла за шторой, обмирая от страха и мучаясь оттого, что не может ничего сделать.

Джо заперли в комнате, где перед этим сидела Джордж; Редтаун и Маркхофф долго спорили, кто яз них оставил дверь открытой.

— Ты ведь был тут последним! — кричал Редтаун.

— Да, я был последним, но я голову готов отдать на отсечение, что закрыл дверь! — кричал в ответ Маркхофф. — Я пока еще не страдаю выпадением памяти. Так что это — твоих рук дело!

— С меня довольно! — ревел Редтаун. — Ты пристрелил пса? Все еще нет? Марш вниз и делай, что я сказал, а то он тоже сбежит!

Джордж показалось, что сердце ее сейчас остановится. Пристрелить Тима? Но это же какая-то чушь несусветная! Ее хорошего, любимого, старого Тима — пристрелить?! Нет, этого допустить нельзя!

Но что делать, она не знала. Редтаун и Маркхофф уже спускались. Когда их шаги стихли где-то внизу, Джордж решила двинуться — следом за ними. Продолжая ссориться, они вошли в какую-то комнату. Рискуя, что ее заметят, она без оглядки пробежала мимо открытой двери, попала на другую лестницу и стремительно понеслась по ней дальше. Казалось, лестнице не будет конца…

Наконец она очутилась в просторном темном холле со спертым, тяжелым воздухом. Девочка бросилась к двери и попыталась ее открыть. Это было нелегко, но в конце концов массивные створки поддались.

И вот Джордж стоит на залитом солнцем дворе, настороженно озираясь вокруг. Она уже знала, где находится Тимми. Иногда она видела из окна, как он, пошатываясь, ходит, одурманенный, возле летнего домика. Знала она и о том, что Тима, чей бесконечный лай надоел ее тюремщикам, усыпили.

Редтаун сам ей об этом сказал: ему доставляло удовольствие ее мучить.

Она бросилась через двор к домику. Перед ней лежал спящий Тимми. Джордж опустилась возле него на колени и обняла его.

— Тим!.. Тим!.. — звала она, всхлипывая и почти ничего не видя сквозь слезы.

Тимми зашевелился, открыл глаза. Узнав свою хозяйку, он вяло лизнул ее в щеку и опять уронил голову. Джордж не знала, что делать. Ее приводила в ужас мысль, что Маркхофф в любой момент может прийти и застрелить Тима.

— Тим, — шептала она ему в ухо. — Проснись, Тим!

Пес снова открыл глаза и, шатаясь, мотая головой, поднялся на ноги. Джордж поддерживала его за ошейник.

— Вот так, умница, Тим! Теперь скорее за мной!

Однако Тим не способен был сделать ни шагу. Джордж беспомощно оглядела двор. Только бы не появился Маркхофф!

И тут она увидела, что в каменной арке на той стороне, напротив, стоят, глядя на нее, Джулиан и Дик. Она была слишком взволнована, чтобы этому удивляться.

— Ребята! — крикнула она сдавленным голосом. — Идите, помогите мне! Они хотят пристрелить Тима! Мальчики тут же подбежали к ней:

— Джо, что случилось? Ты нашла Джордж?

— Вы что, не узнаете меня? Я же — Джордж!

Они в самом деле ее не узнали.

— Помогите мне, — умоляюще сказала она, пытаясь сдвинуть Тимми с места. — Где нам его спрятать?

— Внизу, в пещере, — ответил Дик. — Больше негде.

Как они справились с этим делом, они и сами не очень-то знали. Сначала они протащили тяжелого, обессиленного Тима через весь двор к входу в туннель. Потом спустили его, как мешок, вниз по лестнице. Когда он глухо шлепнулся оземь, Джордж, не выдержав, закричала:

— Ой, он же, наверное, поранился!

Но с собакой, как это неудивительно, ничего не случилось; встряска даже пошла Тиму на пользу. Он сел, ошеломленно огляделся, тихо скуля, поискал глазами Джордж и даже попробовал подняться ей навстречу по каменным ступеням. Но у него из этого ничего, не вышло.

Джордж сбежала вниз и принялась нежно гладить голову Тима. Мальчики тоже наперебой ласкали его.

— Давайте отведем его вниз, в пещеру, — спохватился Дик. — Как только эти бандиты обнаружат, что он пропал и что нас тоже нет в сарае, они кинутся в погоню.

Дети долго шли по коридору, пока не добрались до маленькой пещеры с отверстием в потолке. Тим еле-еле тащился, ноги у него заплетались.

В пещере они сели отдохнуть. Джордж прижала к себе Тима. Она была рада, что мальчики выключили свои фонарики: ей было трудно сдерживать слезы. Она очень давно не плакала, и поэтому ей не хотелось, чтобы другие сейчас видели ее слабость.

Джордж вполголоса поведала Дику и Джулиану, что произошло с Джо.

— Она просто замечательная! — задумчиво сказал Джулиан. — Что там ни говори, а сердце у нее доброе.

— Мы были в вагончике и нашли слово «Редтаун», которое ты написала, — сообщил Дик. — И Джо нам объяснила, что Редтаун — имя, а не населенный пункт. Поэтому мы и напали на твой след.

— Давайте думать, что делать дальше, — прервал его Джулиан. — Представляю, какой переполох начнется сейчас наверху. Они будут искать нас как сумасшедшие.

 

Глава ХХI

СПЛОШНЫЕ СЮРПРИЗЫ

Едва Джулиан произнес это, как остальные услышали какой-то невнятный гул. Они замерли, напряженно прислушиваясь.

— Может быть, это волны? И их плеск отдается в туннеле и пещере? — предположил Джулиан. — Эх, если бы Тим был в форме, нам не пришлось бы гадать, что это значит; он бы вовремя зарычал. Но сейчас он такой одуревший, что ничего, видимо, не слышит.

— А как ты думаешь, он выздоровеет? — озадаченно спросила Джордж, теребя шелковистое ухо пса.

— Конечно! — ответил Джулиан, стараясь, чтобы голос его звучал уверенно. — Да он и не болен вовсе. Как только снотворное, которым его напичкали, перестанет действовать, он в тот же момент станет как огурчик.

— Эти дни для тебя были ужасными, да, Джордж? — спросил Дик.

Она кивнула:

— Не хочу говорить об этом. Если бы Тим был со мной, все было бы не так страшно. Когда меня сюда привезли, я слышала, как он лает и скулит внизу, во дворе. Потом Редтаун сказал, что усыпил его.

— Что же все-таки случилось с Джо? — поднял голову Дик. — Ее наверняка заперли. Но она собиралась слезть по стене, — ответила Джордж.

— Как ты считаешь, Редтаун и Маркхофф уже знают, что мы сбежали и что Тим исчез? — проговорил Джулиан. — Не хотел бы я быть поблизости, когда они придут в ярость!

— А мы могли бы куда-нибудь скрыться отсюда? — спросила Джордж. — Вы ведь приплыли на моей лодке. Давайте сядем в нее поскорее и позовем кого-нибудь на помощь, чтобы вызволить Джо. Мальчики молчали. Никому из них не хотелось сообщать Джордж, что ее любимая лодка разбита вдребезги. Но все равно ведь ей предстоит это узнать — и Джулиан, собравшись с духом, в двух словах изложил ей, что произошло.

Джордж слушала его молча. В пещере повисла тишина, нарушаемая лишь тяжелым, хриплым, дыханием Тима.

— Можно было бы подождать темноты, пробраться во двор и попробовать открыть ворота, — нарушил наконец молчание Дик. — Если лодки нет, деваться нам некуда, это ясно.

— Давайте лучше дождемся, пока Редтаун и Маркхофф улетят на вертолете, — предложил Джулиан. — Тогда все станет просто.

— Просто-то просто, но как нам быть с Джо? — напомнил Дик. — Если они принимают ее за Джордж, то они и увезут ее с собой. Прежде чем мы попытаемся бежать, нужно освободить ее. По отношению к Джордж она вела себя очень благородно.

Они прикидывали и так и этак, но никто не мог предложить ни одного сносного варианта. Время шло; они замерзли и проголодались.

— Ничего мы не сумеем сделать. Так и будем сидеть, ждать у моря погоды, — вздохнул Дик. — Хотел бы я знать, что происходит сейчас наверху…

А в замке с четырехугольной башней происходила масса всяких событий.

Начнем с Маркхоффа. Выполняя приказ Редтауна, он направился в летний домик, чтобы пристрелить Тимми, — и теперь, невероятно удивленный, стоял в пустом домике. Ведь пес был крепко привязан, а теперь вон она, веревка, висит, а собаки и след простыл.

Кто освободил Тима? Коротышка бросился в сарай, где он собственноручно привязал Джулиана и Дика к железному кольцу. Ворота сарая были все еще заперты. Маркхофф повернул ключ, толкнул дверь…

— Эй, вы!.. — закричал было он.

Но слова застряли у него в горле. В сарае не было никого; в кольце болталась перерезанные веревки. Итак, ни мальчишек, ни собаки. Не веря своим глазам, он заглянул в каждый угол.

— Но ведь он был закрыт снаружи, — ничего понимая, тряс он головой. — Что все это значит? Кто освободил собаку и мальчишек? Что скажет Редтаун?

Маркхофф оглядел вертолет, который стоял посреди двора, готовый к полету. Может, бросить Редтауна и удрать в одиночку?.. Вот тут он и вспомнил неистовый нрав босса, его жестокость и мстительность — и отбросил подобные мысли. «Лучше бы нам улететь сейчас, пока еще не стемнело, — подумал он. — Здесь творятся какие-чудеса. Наверняка не обошлось без нечистой силы! Я должен сейчас же все рассказать Редтауну».

Он вошел через тяжелые двери в холл — и остановился как вкопанный: перед ним стояли двое. Сначала он их не узнал; лишь спустя минуту понял, что это Симми и Джекоб.

— Вы тут что потеряли? — закричал Маркхофф. — Разве ваше дело не наблюдать за Киррин-коттеджем, чтобы предупредить нас, если полиция что-то пронюхает?

— Поэтому мы и пришли, — угрюмо сказал Джекоб. — Кухарка бегала сегодня утром в полицию. С ней была одна девчонка, а парней мы не видели.

— Парни вообще-то здесь… вернее, были, — пробурчал Маркхофф. — Теперь их опять нет. Кроме того, полицейские уже на пути сюда, так что мы изменили планы. А вы поздновато прибыли с вашими новостями. Никудышные вы шпионы! Ладно, с вами все ясно. Мы заберем девчонку и улетим на вертолете. Да, кстати, как стало известно, что она здесь? Вы что, язык за зубами держать не умеете?

— Приятель, ты что, думаешь, мы очень хотим поближе познакомиться с полицией? Ты, видно, умом слегка тронулся? Нам нужны наши деньги! Мы сделали для вас грязную работу, а вы заплатили нам всего половину. Давайте остальное!

— Скажите это Редтауну! — буркнул Маркхофф. — Меня это не касается, разговаривайте с ним.

— С ним у нас будет еще разговор, — решительно сказал Джекоб. — Мы все выполнили, что от нас требовалось: притащили бумаги, потом девчонку, даже эту бешеную собаку… Посмотри, что она сделала с моей рукой! И за все это мы имеем только половину суммы. Я вижу, мы пришли вовремя. Вы собираетесь смыться на этой штуке, а с нами тогда кто рассчитается?

— Где Редтаун? — спросил Симми.

— Наверху! У меня для него есть пара плохих новостей, и он не очень-то будет рад, когда увидит ваши дурацкие рожи. Может, лучше мне пойти одному и доложить, чего вы хотите? — спросил Маркхофф.

— У тебя, видно, с мозгами не все в порядке! — угрожающе сказал Джекоб.

Ни он, ни Симми не любили Маркхоффа, а о доверии ему и говорить не приходилось. И они двинулись следом за ним в комнату, что находилась под винтовой лестницей.

Редтаун просматривал блокноты, выкраденные для него из кабинета дяди Квентина. Он был в очень скверном настроении; когда Маркхофф вошел в комнату, Редтаун как раз швырнул очередной блокнот на пол.

— Это вовсе не то, что мне было нужно! — закричал он. — Я буду держать девчонку до тех пор, пока не получу настоящие… Что там еще, Маркхофф? Что-нибудь не так?

— Можно сказать, все не так! Пес пропал, его уже было в домике, когда я собрался его застрелить. 0ба парня тоже исчезли, причем через закрытые ворота! Кроме того, у нас гости. Вот эти два красавца хотят получить свои деньги и сообщить тебе то, что ты и без них знаешь: сюда вот-вот нагрянет полиция!

Редтаун побагровел, глаза его свирепо засверкали. Он впился взглядом в Маркхоффа, потом в Симми и Джекоба. Маркхофф съежился под его взглядом; однако остальные двое смотрели на Редтауна довольно невозмутимо.

— Вы… вы посмели явиться ко мне? Я ведь вам запретил даже близко сюда подходить!.. — заревел он. — Я с вами полностью рассчитался! Я не позволю себя шантажировать, я…

Что он хотел сказать, так никто и не узнал, потому что над головами у них вдруг раздался неимоверный грохот. По всей вероятности, наверху кто-то пробовал расколотить дверь.

— Это девчонка, — сказал Маркхофф. — Не пойму, что с ней такое случилось? Вообще-то она все время вела себя тихо.

— Отпустим ее ко всем чертям и смотаемся, — решил Редтаун. — Приведи ее, Джекоб! Только пусть не орет.

— Приведи лучше сам! — дерзко ухмыльнулся Джекоб.

Редтаун многозначительно посмотрел на Маркхоффа, и тот вынул револьвер.

— Мои приказы должны выполняться беспрекословно, — сказал босс ледяным тоном. — Всегда! Понятно?

В результате Джекоб и Симми, втянув головы в плечи, послушно поплелись наверх. Добравшись до верхнего этажа, они открыли дверь, и Симми вошел в комнату, чтобы показать этой гнусной девчонке, где раки зимуют. Но вместо этого он остановился в дверях как вкопанный, не в силах выдавить из себя ни слова. Он жмурился, тер глаза, хватал открытым ртом воздух…

— Привет, папочка! — сказала Джо. — Не ожидал меня здесь увидеть?

 

Глава XXII

ДЖО ПОКАЗЫВАЕТ ЧУДЕСА ХРАБРОСТИ

— Джо! — бормотал Симми. — Как ты сюда попала… Джо?

Джекоб первым пришел в себя:

— Что это значит? Что здесь делает Джо, почему она сидит под замком? Где та девчонка, которую мы поймали?

— Откуда я знаю? — пожал плечами Симми и снова уставился на свою дочь. — Скажи, что ты, собственно, тут делаешь? Где другая девчонка?

— Глаза разуйте, может, вы ее и увидите! — ответила Джо и привстала, готовая отпрыгнуть, если отец или Джекоб бросятся на нее с кулаками.

Но те принялись быстро оглядывать комнату.

Джекоб подбежал к большому шкафу, стоящему у стены.

— Да, ты прав, Джекоб, она там сидят, внутри, — весело подзуживала его Джо. — Нюх у тебя, как у собаки!

Симми и Джекоб совсем были сбиты с толку. Они должны были привести Джордж, а нашли вместо нее Джо. Но они могли лишь теряться в догадках, каким образом и почему это произошло. Как им теперь идти к Редтауну и все это ему объяснять?.. Они принялись лихорадочно обследовать комнату. Джо хихикала, глядя на них.

— Ящики тоже выдвиньте: может, она там сидит! Да под ковром посмотреть не забудьте! Правильно, Джекоб, сунь голову в камин, пусть на тебя посыплется немного пепла!

— Ты у меня сейчас получишь! — пригрозил ей Джекоб и открыл дверцу тумбочки.

— Эй, Джекоб, что вы там возитесь? — донесся раздраженный голос снизу. — Ведите наконец девчонку!

— Ее здесь нет! — крикнул Джекоб. — Куда вы ее дели? Она пропала!

Спустя несколько минут наверху появился рассвирепевший Редтаун. Первая, кого он увидел в комнате, была Джо, которую он, конечно, все еще принимал за Джордж.

— Вы что, совсем с ума съехали?! Как это пропала? Вот она, перед вами!

— Дурак! — ответил Джекоб. — Мы с ума не съехали, в отличие от тебя! Это не дочь ученого, это дочь Симми, и зовут ее Джо!

Редтаун, потеряв всякую надежду что-нибудь понять в этом мире, воззрился на Джо. Он не мог найти никаких различий между этой девчонкой и исчезнувшей Джордж. У обеих были короткие волосы, веснушки и курносый нос. Какого дьявола? Никакая это не дочь Симми! Может, Джекоб и Симми его разыгрывают?..

Пришлось Джо в конце концов открыть рот и сказать:

— Ясное дело, я Джо, а вовсе не Джорджина. Она делась куда-то. Можете мне поверить, я самая настоящая Джо, а Симми — мой отец. Ты пришел, чтобы освободить меня, правда, папа?

Об этом, если говорить честно, Симми не думал. Он растерянно смотрел на дочь.

Редтауна перекосило от ярости. Когда он услышал голос Джо, он понял, что это в самом деле не Джордж. Значит, его опять провели! Мало того: Симми, раз это его дочь, решил, что имеет право вмешиваться в его дела!

Он бросился на Симми и ударил его:

— Вы, мерзавцы, хотели меня перехитрить! Меня!..

Симми упал; Джекоб кинулся с кулаками на Редтауна.

Джо, глядя на дерущихся, только плечами пожала. Пусть дерутся на здоровье, ей даже лучше, потому что про нее все забыли. Она выскочила в дверь и побежала по лестнице… Но тут ей кое-что пришло в голову. Усмехнувшись, она вернулась, захлопнула дверь и задвинула тяжелый засов. Для верности еще и ключ повернула в замке. Потом вытащила ключ и сунула его себе в карман.

Трое в комнате, услышав скрежет засова, опомнились и кинулись к двери. Джекоб яростно дергал за ручку.

— Маркхофф!!! — заревел, багровея от ярости, Редтаун.

Маркхофф, который оставался до сих пор внизу, услышав крик и шум, бросился вверх по лестнице. Джо тем временем спряталась в соседней комнате. Как только Маркхофф начал возиться с засовом, она проскользнула у него за спиной и помчалась вниз по лестнице. Она улыбалась, довольная: ведь теперь в кармане у нее лежало сокровище. Этим сокровищем был ключ от комнаты. Пока ключ у нее, никто не сможет выйти из комнаты!

— Выпусти нас сейчас же! — вопил Редтаун.

— Ключа нету, — ответил Маркхофф. — Она, видно, его унесла. Погодите, сейчас я ее догоню.

Но это легче было сказать, чем сделать: Джо нигде не было. Маркхофф осмотрел всю башню, потом выбежал во двор и огляделся.

А тем временем Джо вбежала в кухню и стала искать кладовую. Она была ужасно голодна и прежде всего мечтала о том, чтобы подкрепиться. Если же кому-нибудь вздумается сюда заглянуть, она легко выскочит в маленькое оконце.

С большим аппетитом принялась она за еду. Три ломтя колбасы, кусок сыра, огромное количество хлеба и две булочки исчезли у нее в желудке в мгновение ока. Она сразу почувствовала себя лучше. Тут она вспомнила про остальных: наверное, они тоже здорово голодные.

На стене висела сумка для покупок. Джо натолкала в нее колбасы, холодного жареного мяса, сыра, хлеба. Когда она наконец найдет друзей, с каким восторгом они ее встретят!

Большой ключ от комнаты наверху Джо положила на дно сумки. Она была очень собой довольна. Ведь Редтаун, Симми и Джекоб, запертые наверху, теперь не стояли у нее на дороге.

Маркхоффа она боялась не так сильно, как Редтауна. Отца же ей было не особенно жалко. Она не питала к нему ни почтения, ни любви: ведь он вел себя далеко не так, как должен вести себя хороший отец.

Она слышала, как Маркхофф ворвался в кухню, и быстро взобралась на стеллаж, чтобы успеть выскочить в окно, если он вздумает искать ее в кладовой. Но он, потеряв, видимо, всякую способность соображать, выбежал из кухни и больше его не было слышно.

Джо осторожно открыла дверь. Возле кухонного стола теперь стояла пожилая дама, она складывала в стойку постиранное белье, которое, видимо, принесла из сада. Женщина с ужасом уставилась на чужую девочку.

— Что ты… — начала было она, но Джо выскочила из кухни, прежде чем старая дама успела что-либо сказать. Та поспешила в кладовую и, увидев пустые полки, схватилась за голову.

Джо тем временем бежала через холл. Откуда-то сверху доносились проклятия Маркхоффа. Она злорадно усмехнулась, вылетела во двор бесшумной тенью, словно ласка, скользнула, все время держась возле стены, к входу в туннель. И осторожно шагнула в темноту.

Теперь надо было найти остальных. Она была почти убеждена, что они ждут ее внизу, в пещере. То-то они будут рады еде!

Каждую минуту рискуя сломать себе шею, она сбежала по крутым ступеням и углубилась в темный узкий коридор. Фонарика у нее, разумеется, не было, и она вынуждена была двигаться ощупью. Но темноты она не боялась, лишь ойкала, когда натыкалась босыми ногами на камни.

Джулиан, Дик и Джордж все еще сидели тесным кружком вокруг Тимми. Джулиан успел за это время сходить наверх и выглянуть во двор, но он увидел лишь какую-то старую женщину, которая снимала белье с веревки в саду.

Вдруг Тим зарычал. Он так давно уже этого не делал! Успокаивая его, Джордж положила ему ладонь на загривок. Дети прислушались. И услышали откуда-то голос:

— Джулиан, Дик! Где вы? Я заблудилась.

— Это Джо! — закричал Дик и включил свой фонарик.

— Мы здесь, Джо! Как ты удрала? Что там произошло?

— Целая куча всего, — отозвалась Джо, подходя к ним. — Братцы, без фонаря в этом коридоре темно, как в могиле. Я забрела не туда, потому и кричала. Вы есть-то хотите?

— Что-что?! — закричали все хором. Даже Тим приподнял голову и понюхал сумку, с которой пришла Джо…

Она засмеялась и принялась распаковывать сумку. Как голодные волки, набросились дети на еду.

— Джо, ты — восьмое чудо света! — восхищенно сказал Дик. — У тебя там в сумке еще что-то есть?

— Да, — снова засмеялась она и вытащила из сумки огромный ключ. — Посмотрите на него внимательно! Я заперла Редтауна, Джекоба и Симми в комнате наверху. Что вы на это скажете?

 

Глава XXIII

МАРКХОФФ ПУСКАЕТСЯ В ПОГОНЮ

Джордж взяла ключ и тщательно его осмотрела.

— Джо, это в самом деле тот ключ? Ты их закрыла? Но это же великолепно!

— А как тебе это удалось? — спросил Дик, обнимая Джо; той это, по всей видимости, ужасно понравилось. — В жизни не видел никого лучше тебя. Ты просто… класс!

— А, ничего тут хитрого нет! — ответила сияющая и немного смущенная Джо. — Так ты теперь веришь мне наконец, Дик? Никто из вас больше не будет плохо ко мне относиться, да?

— Конечно, — ответил Джулиан. — Теперь ты наш друг, мы так и будем всем говорить.

— Для вас — друг, а для Джордж — нет, — понурив голову, вздохнула Джо.

— Почему же нет? — удивилась Джордж. — Я беру обратно все нехорошие слова, которые я тебе говорила. Ты — хороший парень, Джо!

Это была самая большая похвала, которой Джордж могла удостоить девочку. Джо, вся светясь от счастья, дружелюбно толкнула Джордж локтем в бок.

— Я все это сделала только ради Дика, — созналась она. — Но в следующий раз сделаю это для всех вас.

— Боже мой! Надеюсь, следующего раза не будет, — содрогнувшись, сказала Джордж. — Не знаю, как у вас, а у меня за все эти дни не было ни одной приятной минуты.

Тим положил голову на колени Джо. Та потрепала его по спине.

— Смотрите-ка, он опять меня узнает. Значит, дело идет на поправку.

Джордж осторожно взяла голову Тима и переложила ее к себе на колени. Конечно, она помирилась с Джо, но их дружба еще не зашла так далеко, чтобы Тим мог класть свою голову на колени Джо.

— Да, ему уже лучше, — подтвердила Джордж. — Он съел половину колбасы, которую я ему дала. А перед этим он ее долго обнюхивал. Я думаю, он опасается, как бы ему что-нибудь снова не подмешали в еду. Он стал очень недоверчивым.

Теперь, когда дети утолили голод, мир казался им более приветливым.

Джулиан посмотрел на часы.

— Скоро стемнеет, — сказал он. — Интересно, что там, наверху, делает эта компания?

Трое из этой компании все еще были заперты. Как ни бился Маркхофф, пытаясь открыть дверь, ничего у него не вышло. Это была старая, но очень прочная дверь, и замок у нее был сделан на совесть. Маркхофф позвал на помощь двух человек, которые работали в гараже, но и им не удалось справиться с дверью.

Симми и Джекоб наблюдали за Редтауном, который метался по комнате из угла в угол, словно лев в клетке. Они благодарили бога, что их тут двое против одного: Редтаун, когда бушевал, становился настоящим буйно помешанным.

Маркхофф, который с двумя своими помощниками стоял под дверью, места себе не находил от растущего беспокойства. Ведь полицейские вот-вот должны были появиться! (Он, конечно, не знал, что Джоанна в полицейском участке рассказала лишь, что Дик и Джулиан ищут какого-то человека по фамилии Редтаун, а где он живет, ей неизвестно.)

Но знали это Редтаун с Маркхоффом или не знали, они были твердо убеждены, что полиция скоро должна быть здесь. И что им придется плохо, если они не успеют улететь на вертолете.

— Маркхофф, ступай с людьми в пещеру, — приказал наконец Редтаун. — Эта шантрапа наверняка спряталась там. Другим путем они уйти не могли: ворота закрыты на замок, а стены высоки. Схвати ребят и обыщи: ключ наверняка у них.

Маркхофф с двумя своими людьми поспешил в туннель. Их подкованные ботинки производили невероятный шум. Наконец они спустились в лаз и оказались в пещере.

Детей там не было. Услышав шум, те вовремя ушли дальше, в пещеру с летучими мышами, а оттуда вышли на скальную площадку.

— Здесь нам не спрятаться, — сказал Джулиан.

Он оглянулся на пещеру. Там, в темноте, несмотря ни на что, затаиться все-таки легче, чем здесь, снаружи, где едва начинали густеть сумерки. Поэтому он заставил всех вернуться в пещеру и осветил фонариком стены, ища какое-нибудь убежище.

На одной стене, примерно на половине высоты, тянулся длинный карниз. Джулиан помог вскарабкаться туда Джордж, а она втащила Тима. Бедный пес все еще был в жалком состоянии. Правда, он заворчал, услышав поднятый Маркхоффом и его людьми шум, но потом голова его опять упала, и он уснул.

Дик устроился рядом с Джордж, Джулиан спрятался за массивной каменной глыбой, а Джо легла в ямку возле стены и для маскировки засыпала себя песком. Джулиан еще раз подивился тому, как умно она поступает. Каждый раз она находит самый правильный выход!

Несмотря на это, Джо оказалась единственной, кого нашел Маркхофф. Произошло это, правда, благодаря случайности: Маркхофф просто наступил на нее. Он и два его помощника через лаз спустились в пещеру и вышли на площадку.

— Их здесь нет! — сказал один из преследователей. — Они где-то в другом месте спрятались. Пошли обратно!

Маркхофф стал светить фонариком по стенам и наступил Джо на руку. Она вскрикнула от боли, а Маркхофф от неожиданности выронил фонарик.

Быстро опомнившись, он схватил Джо и вытащил ее из песчаного убежища.

— Тебя-то я и ищу! — заорал он, тряся ее. — Говори, мерзавка, где ключ!

Сердце у Джулиана замерло. Он испугался, что Маркхофф, чего доброго, сбросит Джо со скалы, и хотел уже выбраться из своего укрытия и броситься ей на помощь. Но в этот момент Джо сказала:

— Вот твой ключ, негодяй! Ступай и выпусти моего отца, пока не пришли полицейские. Я не хочу, чтобы его арестовали.

Маркхофф язвительно захохотал, вырвал у Джо ключ и закатил ей звонкую оплеуху.

— Ах ты, змееныш! Теперь ты со своими друзьями останешься здесь, и надолго! Знаешь, что мы сделаем? Мы сверху завалим лаз огромным валуном, а вы попробуйте потом выбраться из этой западни! Поверху вам не уйти, а попытаетесь выбраться вплавь, прибой швырнет вас на скалы и размажет по камням. Считайте, что с вами покончено! Это вам наказание за то, что вы нам столько хлопот причинили.

Его подручные злорадно засмеялись, потом все трое ушли. Дети слышали их удаляющиеся шаги.

Спустя некоторое время Джулиан вылез из своего укрытия. Лицо его было смертельно бледным.

— Вот мы и в ловушке, — сказал он. — Это не пустая угроза, они в самом деле закроют лаз, и у нас не будет никакого выхода. Все будет именно так, как он сказал. Наверх у нас нет пути, нет и вниз, потому что волны не позволят нам плыть, а скалы слишком круты, чтобы на них можно было вскарабкаться.

— Я бы сначала посмотрел, действительно ли они завалили лаз, — попытался Дик внести в разговор оптимистическую нотку. — Может, это он так, пугал нас? — Однако Маркхофф свою угрозу выполнил. Когда Джулиан и Дик, включив фонарики, осветили лаз, они сразу увидели, что его закрывает огромный камень. Тщетно они старались хотя бы пошевелить его; он был слишком тяжел. Мрачные, вернулись они назад, на каменный выступ, где в лучах предзакатного солнца сидели. Джордж и Джо.

— Жаль, что они нашли Джо, — грустно сказала Джордж. — И еще хуже, что она отдала Маркхоффу ключ. Теперь Редтаун и остальные запросто удерут.

— Еще чего! — вдруг откликнулась Джо. — Неужели вы думаете, что я отдала этому типу настоящий ключ? Маркхофф ушел с ключом от кладовки!

— Ты просто гений! — воскликнул Дик. — Но как ты ухитрилась захватить еще и этот ключ?

— Я вам принесла жратвы или не принесла? — ответила вопросом на вопрос Джо.

— Ты гораздо хитрее всех нас, — сказал потрясенный Дик. — Но ты не только хитрая: ты еще и отважная. А где настоящий ключ?

— Вот он! — И сияющая Джо с победоносным видом подняла над головой ключ от комнаты на верхнем этаже башни. — Так что Редтаун, мой отец и Джекоб все еще сидят взаперти!

Среди всеобщего ликования одному Дику пришла в голову неприятная мысль.

— Минуточку! — сказал он, поежившись. — А что будет, когда они обнаружат, что ты их обманула? Они ведь вернутся, и тогда, мне кажется, нам несдобровать…

 

Глава XXIV

ТИМ ПАРИТ В ВОЗДУХЕ

Мысль о том, что бандиты скорее всего вернутся, и вернутся еще более злыми, чем раньше, обеспокоила всех.

— Мы должны обязательно выйти отсюда и спуститься к бухте, — сказал Дик. — На берегу, среди скал, мы сумеем спрятаться куда надежнее.

— Как вспомню про свою замечательную лодку, так кошки на душе скребут, — вздохнула Джордж. — Кстати, как мы будем спускать Тима?

Джо вспомнила про веревку, которая все еще должна была свисать с выступа. Она закрепила ее там еще утром, чтобы Джулиану и Дику легче было взбираться к пещере.

— Я знаю как, — сказала она. — Джулиан, ты спустишься первым, потом Дик и Джордж. Как только вы окажетесь внизу, я вытяну веревку и привяжу к ней Тима.

— А как же ты? — с тревогой спросил Дик. — Ты ведь останешься последней? А если эти злодеи тебя схватят?

— За меня не беспокойся! — бросила Джо. — Давайте пошли, да поживее!

Джулиан спускался первым, крепко держась за веревку, перебирая ее и нащупывая ногами выемки в скальном обрыве. Потом спустился Дик; за ним, медленно и неловко, Джордж, ноги которой то и дело соскальзывали с камня, и тогда она беспомощно повисала, судорожно цепляясь за веревку. Когда она смотрела на мальчиков, стоявших внизу, на берегу бухты, у нее кружилась голова. Она сразу закрывала глаза и еще крепче хваталась за веревку.

Спустить Тимми в самом деле было непросто. Джордж стояла внизу, дрожа от страха, и смотрела, как Джо обвязывает Тимми поперек живота. Крепко затянув все узлы, Джо крикнула:

— Тим пошел! Будем надеяться, веревка не лопнет. Зажмите на всякий случай большой палец в кулак!

Для Тима это был весьма неприятный момент. Медленно опускаясь вниз, он раскачивался на веревке, как маятник. Какое это все же непривычное ощущение — болтаться между небом и землей!

— Черт возьми, он такой тяжелый! Я его не смогу долго держать. Берегитесь там, внизу! — закричала Джо.

Наступил момент, когда она в самом деле не смогла его больше удерживать; пальцы ее разжались сами собой, веревка выскользнула из них… К счастью, Тим был уже примерно в метре от земли, и Джулиан с Диком быстро его подхватили.

— Теперь моя очередь! — крикнула Джо. Совсем не пользуясь веревкой, она с обезьяньей ловкостью лезла вниз, перебираясь с выступа на выступ. С уверенностью лунатика находила она опору для ног. Вскоре она уже стояла рядом с остальными; Джордж тем временем развязывала Тима.

— Я так тебе благодарна, Джо, — сказала она. — Ты была просто великолепна. Тим, наверное, ужасно тяжелый!

— Еще какой! — улыбнулась Джо, гладя пса. — Ну, а у вас тут как дела?

— Надо обследовать бухту: может, мы сможем где-нибудь спрятаться, — ответил Джулиан. — Джордж, иди туда, а я пока осмотрю этот угол.

Но он не нашел ни одного подходящего уголка, где можно было бы затаиться. Волны с угрожающим ревом бросались на камни. Нет, уплыть отсюда тоже невозможно.

Вдруг раздался крик Джордж:

— Скорей сюда! Смотрите, что я нашла!

Дети подбежали к Джордж, которая стояла за большим выступом и показывала на какой-то предмет, укрытый водорослями.

— Лодка! Она тут замаскирована! У нас есть лодка!

— Это же твоя лодка! — воскликнул Дик и исполнил какой-то немыслимый танец. — Мы так хорошо ее спрятали, что Маркхофф ее не нашел. Он соврал Редтауну!

Четверо друзей, вне себя от восторга, хлопали друг друга по плечам и бегали вокруг лодки. Она опять с ними, старая добрая лодка Джордж! Теперь они смогут уплыть отсюда, теперь они свободны!..

Вдруг они вздрогнули и оцепенели, услышав над головами у себя такие знакомые и такие страшные голоса.

Подняв головы, они увидели на выступе, с которого только что спустились, Маркхоффа и двух его помощников. Все трое кричали и угрожающе размахивали кулаками.

— Вот теперь вы от нас не уйдете! — вопил Маркхофф.

— Быстро, быстро толкайте лодку в воду! — крикнул Джулиан. — Беритесь все, через минуту она должна быть на плаву! Раз, два, взяли!..

Маркхофф меж тем спускался с выступа. И зачем только Джо оставила там веревку?! Теперь Маркхофф ею воспользовался.

Когда дети уже подтащили лодку к воде, произошло нечто непредвиденное. Тим, который, видимо, снова заснул, упал с камня в бухту. Джордж в ужасе взвизгнула:

— Ой, он же захлебнется! Он еще не очнулся, он не сможет плавать!..

Джулиан и Дик не могли бросить лодку и кинуться спасать Тима: Маркхофф неумолимо приближался. Джордж одна побежала к собаке, которая барахталась в воде и выглядела довольно жалко.

Однако холодная вода подействовала на Тима неожиданным образом: она помогла ему окончательно прийти в себя. Прежняя энергия быстро к нему возвращалась; он подплыл к камню, с которого свалился, и Джордж помогла ему выбраться из воды. Он отряхнулся и громко залаял.

Лодка меж тем соскользнула в воду. Джулиан схватил Джордж за руку:

— Скорей, забирайся в лодку!

Джо и Дик уже видели на веслах. А Маркхофф был все ближе… Еще немного, и они окажутся у него в руках!

В этот момент Тим вырвался из рук Джордж и с яростным лаем кинулся на Маркхоффа. Это снова был прежний Тим. Холодная вода напрочь прогнала его сонливость. Маркхофф был уже всего в метре-полутора от земли, когда услышал лай Тима. Он в испуге замер. Пес прыгал, пытаясь достать его пятки.

— Берегись, он тебя сейчас за ногу схватит! — крикнул один из преследователей, наблюдая за событиями с верхней площадки. — Пес совсем озверел, держись от него подальше!

Маркхофф внял совету и, трусливо поглядывая вниз, вскарабкался повыше. Тим прыгал все отчаяннее. Маркхофф поджимал ноги и изо всех сил держался за веревку.

— Тимми, ко мне! — крикнула Джордж. Дети, все четверо, сидели в лодке, готовые ударить веслами и выплыть из бухты.

— Тимми! Тимми!

Пес неохотно послушался. То и дело оглядываясь на висящего Маркхоффа и на его толстые ноги, он побежал на зов и прыгнул в лодку. Маркхофф спрыгнул-таки вниз, но было уже поздно. Лодка была вне пределов досягаемости.

Джулиан и Дик, стиснув зубы, изо всех сил налегали на весла. Джордж сидела, обняв Тима и спрятав лицо в его шерсти.

— Теперь он снова прежний, — блаженно улыбаясь, вздохнула она.

— Вот что значит холодная ванна. Милый, хороший Тим! — сказала Джо, трепля его по загривку.

Тим вдруг принялся обнюхивать дно лодки. Там что-то очень соблазнительно пахло! Джо сначала не могла понять, что он там ищет, а потом хлопнула себя по лбу.

— Это же пакет с бутербродами, который мы взяли в лодку, а потом так и не съели! — воскликнула она. — Смотрите, он их собирается сожрать!

— Пускай ест! Он это заслужил. Я так рад, что снова слышу его лай и вижу, как он виляет хвостом, — улыбнулся Джулиан.

О, как же Тимми был счастлив! Его мохнатый хвост так и ходил из стороны в сторону. Жизнь опять казалась ему прекрасной. Он снова мог слышать, видеть и обонять, а главное, лаять и обожать свою любимую хозяйку Джордж…

— Теперь — скорей домой! — сказал Джулиан. — Энн там, наверное, сама не своя; пускай тоже порадуется, что у нас все в порядке.

 

Глава XXV

ВСЕ В ПОРЯДКЕ!

Было уже темно, когда лодка Джордж подошла к родному причалу. Путешествие было долгим, все очень устали. Хотя девочки время от времени сменяли Джулиана и Дика, выбившихся из сил, на веслах, все равно дорога домой вышла длинной. Несмотря на это, настроение у всех было прекрасным, прежде всего потому, что им больше не нужно было тревожиться насчет Тимми.

— Он ни на минуту не перестает вилять хвостом, — с гордостью повторяла Джордж. — Я думаю, больше всего он рад за самого себя.

На берегу кто-то стоял. Конечно же, это была Энн. Увидев их, она дрожащим голосом воскликнула:

— Это вы? В самом деле вы? Я вас целый день жду! У вас все в порядке?

— Разумеется! Джордж и Тимми с нами! — ответил Дик, когда днище лодки уже скребло по песку. — У нас все отлично!

Они выпрыгнули из лодки и вытащили ее на берег.

Энн хватала всех за руки и плакала от радости, что они снова вместе.

— Плохо, когда попадаешь в какие-то приключения, но куда хуже, если не участвуешь в них, — сказала она. — Мне сегодня было страшнее, чем вчера, когда я была с вами.

Домой они притащились совсем без сил. Джоанна выбежала навстречу; она весь день выглядывала, не идут ли они. Увидев Джордж, она издала радостный вопль:

— Джордж! Слава богу, ты жива и здорова! О, вы просто ужасные дети! Целыми днями пропадаете где-то, а я из-за вас беспокойся. Джордж, у тебя все нормально?

— Да, спасибо, — ответила Джордж, которая вдруг почувствовала, что засыпает на ходу. — Я бы съела чего-нибудь — и спать, — пробормотала она.

— Где же вы были целый день, что делали? — не унималась Джоанна, готовя еду. — У меня так разыгрались нервы, что я побежала в полицию. Правда, я не могла им сказать, куда вы ушли. Я только знала, что вы ищете какого-то Редтауна и поплыли к нему на лодке.

— Полицейские на катере весь берег обыскали, — вставила Энн. — Но вас не нашли.

— Наша лодка была очень здорово спрятана, — стал рассказывать Дик. — Мы, кстати, тоже. Так здорово, что мы уже боялись, найдут ли нас когда-нибудь вообще.

Зазвонил телефон. Джулиан вскочил и взял трубку:

— Как хорошо: и связь в порядке! Когда мы поговорим, я сразу же позвоню в полицию и все им расскажу.

Но полиция объявилась сама. Услышав, что дети благополучно вернулись домой, мужской голос в трубке сказал:

— Через десять минут мы будем в Киррин-коттедже!

Дети с удовольствием уплетали ужин.

— Ешьте, ешьте! — махнул им рукой полисмен, входя с коллегой в комнату. — Не обращайте на меня внимания!

Наевшись, дети начали свой рассказ. Первой говорила Джордж, потом Дик и Джулиан. Они не забыли ни одной мелочи. Полицейские вначале даже несколько растерялись, слушая этот запутанный, полный невероятных приключений отчет; но мало-помалу в голове у них стала складываться цельная картина хорошо продуманного преступления.

— Мой отец в. тюрьму попадет? — спросила Джо.

— Боюсь, что да, — ответил полицейский.

— Как плохо! — сочувственно сказал Джулиан.

— А, чепуха! — воскликнула Джо. — Мне даже лучше, если его не будет. Тогда по крайней мере мне не придется делать, что он велит.

Полисмен внимательно посмотрел на Джо;

— Может, нам удастся поместить тебя в какой-нибудь порядочный дом, — задумчиво сказал он. — Ты выросла как дикарка. Надо, чтобы о тебе кто-то позаботился.

— Я не хочу в исправительный дом! — испуганно воскликнула Джо.

— Об этом не может быть и речи! — горячо вступился за нее Дик. — Ты — славный парень, Джо. Мы не допустим, чтобы ты попала в исправительное заведение. Мы найдем человека, который о тебе хорошего мнения и согласен будет тобой заниматься. Такого человека, как, скажем… скажем…

— Как, скажем, я, — перебила его Джоанна. Она обняла Джо и крепко прижала к себе. — Моя родня с удовольствием взяла бы на воспитание девочку вроде тебя, с таким добрым сердцем. Так что не беспокойся, мы позаботимся о тебе!

— Я с радостью буду жить у вас, — тихо ответила Джо. — И больше не буду делать глупостей. Но иногда я хотела бы видеться с Диком и остальными…

— Мы обязательно будем встречаться, — пообещал Дик. — Но учти, плохо тебе будет, если я услышу, что ты снова опустошила какую-нибудь кладовую. Тогда ты больше никогда меня не увидишь!

Джо сияла. Вдруг она что-то вспомнила. Она сунула руку в карман, вытащила большой ключ и протянула его одному из полисменов:

— Вот ключ от башенной комнаты. Эти люди наверняка еще там, ждут, когда вы их арестуете. То-то они испугаются, когда вы появитесь на пороге!

— Найдется и еще кое-кто, кто тоже испугается, — сказал полисмен, захлопнув свой блокнот. — Кстати, Джордж, относительно украденного блокнота мы проконсультировались с одним коллегой твоего отца: Он сообщил нам, что твой отец все важные записи, привезенные из Америки, передал ему. Так что у этого Редтауна в руках нет ничего, что могло бы считаться важным. И вся его работа пошла насмарку!

— Вам что-нибудь известно об этом Редтауне? — с любопытством спросил Джулиан. — Мне кажется, он сумасшедший.

— Если это тот самый субъект, которого мы подозреваем, то он в самом деле не совсем нормальный, — ответил полисмен. — Мы будем рады, если он окажется за решеткой. А с ним и Маркхофф. Этот не так хитер, как Редтаун, но тоже опасен.

— Сегодня ночью они собирались сбежать на вертолете, — напомнил Джулиан. — Надеюсь, они не успели это сделать.

— Наши люди скоро будут там, — ответил полицейский. — Если вы не против, я сразу вам позвоню.

Скоро полицейские автомобили подкатили к дому Редтауна. Им никто не открыл, и ворота пришлось взламывать. Вертолет все еще стоял во дворе; он явно не собирался взлетать. Поломка так и не была исправлена. Маркхофф не был механиком и в технике вообще разбирался мало. Короче говоря, гордость Редтауна смогла лишь чуть-чуть подпрыгнуть в воздух, а после этого грустно плюхнулась на землю.

Когда появились полицейские, старая дама как раз занималась тем, что обрабатывала ушибы, полученные Маркхоффом и его подручными. Сам Маркхофф слегка стукнулся обо что-то головой. Он не оказал никакого сопротивления полицейским.

— А что, Редтаун все еще заперт? — спросил один из полицейских.

— Да, — ответил Маркхофф с издевкой. — Но вам придется взять с собой таран, иначе вы до него не доберетесь.

— Таран нам ни к чему, — ответил полицейский и вынул из кармана ключ.

Маркхофф в бешенстве топнул ногой.

— Чертова девчонка! — прошипел он. — Она дала мне ключ от кладовой!.. Ну, попадись она мне еще раз… Уж она у меня попляшет!..

— Если это и случится, то не так скоро, — вежливо сообщил ему полицейский. — Даже очень не скоро! Дело в том, что сейчас вам придется поехать с нами.

Редтаун, Симми и Джекоб все еще сидели в башне, на самом верху. Они быстро поняли, что их игра проиграна, и сдались полицейским, которые проводили их в свою машину.

— Неплохой улов! — порадовался лейтенант. — Как любезно с вашей стороны, что вы все нас тут дождались!

— А что, собственно, произошло с Джо? — спросил один из полицейских. — Раньше казалось, что ей совершенно нельзя доверять, а тут она вела себя так благородно!

— Она наконец получила возможность показать, что она за человек, — подумав, ответил лейтенант. — Каждый получает в жизни хотя бы один шанс. На этот раз шанс получила Джо — и она его не упустила…

Джо в этот вечер снова устроили на ночлег в комнате Джоанны. Остальные тоже уже лежали в своих постелях; но оказалось вдруг, что спать им совсем не хочется. Особенно бодрым выглядел Тимми, Он с деловым видом бегал от одной кровати к другой, перетаскивая то туда, то сюда коврики, лежащие на полу.

— Тим, если ты еще раз прыгнешь ко мне в постель, я встану и закрою дверь прямо у тебя перед носом! — пригрозила ему Энн. Но она, конечно, и не подумала этого сделать: было так здорово, что Тим снова весел и полон энергии!

Зазвонил телефон. Дети удивленно сели в постелях.

— Кто это там еще? — пробормотал Джулиан и побежал в холл.

— Это Киррин-коттедж, ноль-один-один? Для вас телеграмма с оплаченным ответом. Зачитать? — спросила барышня с телефонной станции.

— Пожалуйста! — ответил Джулиан.

— Передано из Испании, из Севильи. Вот текст:

«Мы по этому адресу. Телеграфируйте пожалуйста все ли в порядке дядя Квентин».

Джулиан вслух повторил текст для остальных, которые в полном составе топтались у него за спиной.

— Что мы ответим? — спросил Джулиан. — Давайте не будем его волновать! Ведь все уже позади.

— Конечно. Волновать дядю нет никакого смысла, — поддержал его Дик.

Джулиан кивнул и взял трубку:

— Алло, центральная! Я бы хотел ответить следующее: «Каникулы проводим великолепно играем веселимся все в порядке Джулиан».

— Все в порядке! — повторила Энн, когда они снова поднялись в свои спальни. — Нет ничего приятнее, чем после всех приключений услышать: все в порядке!

Содержание