Джорджина стояла на перроне: сегодня она встречала свою кузину и двух кузенов. Рядом топтался пес Тим; он прекрасно знал, зачем его привели на станцию. Радость предстоящей встречи с Джулианом, Диком и Энн переполняла его, и от избытка чувств он без устали вилял хвостом. Все-таки это так здорово, когда они, все пятеро, вместе!..

— Вон и поезд! Видишь, Тим? — сказала Джордж.

Никто не звал ее Джорджиной, она просто-напросто не откликнулась бы на это имя. Со своей взъерошенной головой, в шортах и футболке она в самом деле была похожа на мальчишку. На лице у нее было полно веснушек, густой загар покрывал руки и ноги.

Издали донесся гудок тепловоза. Тим, не в силах сдержать страстного нетерпения, тихо повизгивал. Хотя вообще-то железную дорогу он недолюбливал, сейчас она не была ему так уж противна, о чем красноречиво говорил его пушистый хвост. Поезд медленно приближался к станции. Когда он уже полз вдоль перрона, в окне одного из вагонов показались три головы, и три руки весело замахали, приветствуя Джордж и Тима.

Едва поезд остановился, дверь купе распахнулась. Высокий паренек спрыгнул на перрон и обернулся, помогая сойти появившейся следом за ним девочке. За их спинами, в тамбуре, показался еще один мальчик, пониже ростом; в каждой руке он держал по дорожной сумке. И тут к ним подбежали Джордж и Тим.

— Джулиан! Дик! Энн! Наконец-то! Мы уж думали, вы никогда не приедете.

— Привет, Джордж! Ты же видишь, мы здесь!.. Эй, Тим, убери свою морду! Верю, верю, ты меня любишь, но нельзя ли чуть поспокойнее?

— Привет, Джордж!.. Слушай, Тим, перестань меня облизывать! Когда ты наконец бросишь эту привычку?..

— Гав! Гав! Гав! — отвечал Тимми, прыгая как сумасшедший и путаясь у всех под ногами.

— Вы что, даже без чемоданов? — удивилась Джордж. — Эти три сумки — и все?

— Мы ведь, к сожалению, ненадолго, — объяснил Дик. — Всего на две недели. Вот и решили, что ни к чему нагружаться, будто на Северный полюс.

— А какого черта вы целых шесть недель торчали во Франции? — спросила Джордж укоризненно. — Надеюсь, теперь вы хоть по-французски здорово шпарите?..

Дик засмеялся и, жестикулируя, выдал целый залп французских фраз, смысл которых остался для Джордж довольно туманным. В школе французский был вовсе не тем предметом, блестящее знание которого она любила демонстрировать всем встречным и поперечным.

— Ладно, заткнись, — сказала она, дружески ткнув Дика под ребра. — Ты как был болтуном, так болтуном и остался… Ах как же я рада, что вы приехали! Без вас в Киррин-коттедже умереть можно со скуки.

Подошел носильщик с тележкой. Дик опять замахал руками и выпалил по-французски что-то длинное и заковыристое. Носильщик, однако, знал Дика давно.

— Ладно, ладно, не задирай нос со своим иностранным, — проворчал он. — Куда нести вещи? В Киррин-коттедж?

— Да, будьте добры, — вмешалась Энн. — А ты, Дик, перестань валять дурака! Никак не можешь обойтись без своих фокусов?

— Не обращай внимания, — махнула рукой Джордж и взяла Энн и Дика под руки. — Как славно, что вы опять здесь! Мама вам будет ужасно рада!

— А дядя Квентин — не очень, — пробормотал Джулиан.

Они шагали вдоль перрона; Тимми прыгал вокруг них.

— Отец сейчас в хорошем настроении, — сообщила Джордж. — Вы ведь знаете, они с мамой были в Америке, на каком-то научном конгрессе. Мама рассказывала, там с ним обращались как с очень важной персоной, и ему, конечно, это понравилось.

Отец Джордж, ученый с мировым именем, был очень рассеян, нетерпелив и вспыльчив. Поэтому домашним с ним порой бывало непросто. Дети очень его уважали, однако испытывали облегчение, если он на несколько дней куда-нибудь уезжал. Тогда они могли наконец шуметь, носиться по лестницам, делать всякие глупости и беситься сколько душе угодно.

— А что, пока мы на каникулах, дядя Квентин будет дома? — осторожно спросила Энн. Она как-то особенно робела в присутствии грозного дядюшки.

— Нет, они с мамой должны уехать в Испанию, так что мы останемся одни.

— Здорово! — закричал Дик. — Тогда мы с утра до вечера будем бегать в плавках и купальниках.

— А Тимми, даже когда мы обедаем, будет сидеть с нами в комнате, и никто не станет его выгонять, — подхватила Джордж. — Эту неделю он почти всю провел на улице: он пытался поймать муху, а отец за это на него рассердился.

— Не стыдно, Тим? — укоризненно обратилась Энн к псу, потрепав его по жесткому загривку. — Подожди, вот будем жить одни, тогда хоть за каждой мухой гоняйся.

— Гав, — согласился Тим.

— В этот раз у нас совсем мало времени на приключения, — вздохнул Джулиан, когда они шагали по улице, ведущей к Киррин-коттеджу. По сторонам дороги пылали алые цветы дикого мака;

вдали, словно поле, заросшее васильками, синело море. — Всего две недели, а там — опять школа. Надеюсь, с погодой нам повезет. Я готов купаться в море хоть шесть раз на дню!

Вскоре они все сидели в комнате вокруг стола. Тетя Фанни поставила перед ними огромное блюдо с пирогом. Она была рада снова увидеть у себя обоих племянников и племянницу.

— Ну, Джордж теперь опять счастлива, — смеялась она. — В последнее время она у нас совсем загрустила. Хочешь еще пирога. Дик? С этим куском справишься?

Дик кивнул и принялся уплетать очередную порцию.

— Никто не умеет печь такие вкусные пироги, как вы, тетя Фанни. А где дядя Квентин?

— В кабинете. Видно, опять утонул в работе и не собирается всплывать. Сейчас я за ним схожу. Если его не взять за руку и не привести в столовую, он целый день будет сидеть голодный.

Дети улыбнулись.

— А вот он уже сам идет, — сказал Джулиан, услышав в холле знакомые стремительные шаги.

Дверь распахнулась, и на пороге появился рассерженный дядя Квентин с газетой в руке. Гостей он, по всей вероятности, даже не заметил.

— Ты только посмотри, Фанни! — закричал он. — Посмотри, что они напечатали! Как раз то, о чем я категорически запретил даже упоминать. О эти журналисты, эти безмозглые идиоты!..

— Ах, Квентин… Что с тобой? — перебила его жена. — Ты разве не видишь: у нас гости.

Дядя Квентин не удостоил детей даже взглядом. Он все еще пожирал глазами газету, потом яростно хлопнул по ней ладонью.

— Теперь нам отбоя не будет от репортеров, которые станут вынюхивать все, что только можно, о моей новой работе! — бушевал он. — Ты послушай, что здесь написано: «Выдающийся ученый пишет свои книги только в Киррин-коттедже. Там же он проводит эксперименты. В коттедже хранятся его невероятно интересные записи, и среди них два блокнота с расчетами и формулами — результаты его американской поездки. На письменном столе ученого лежат рукописи, которые…» И так далее, и так далее! Вот увидишь, Фанни, на нас обрушатся толпы газетчиков!

— Не думаю, — ответила его жена. — Мы ведь завтра уезжаем в Испанию. А теперь наконец сядь и поешь. И потом, ты, может быть, все-таки поздороваешься с Джулианом, Диком и Энн?

Дядя Квентин буркнул что-то себе под нос.

— Я и не знал, что они приезжают. Ты бы могла мне об этом сказать!

— Вчера я тебе об этом трижды говорила, да еще сегодня раза два! — возмутилась тетя Фанни.

Энн дернула дядю Квентина, который сидел рядом с ней, за рукав куртки:

— Сколько мы ни приезжаем к вам, вы никогда нас не замечаете. Может, нам уехать обратно?

Дядя Квентин взглянул на нее и рассмеялся. Дурное настроение у него обычно держалось недолго.

— Ага… Стало быть, вы здесь! — сказал он. — Пока нас с тетей Фанни не будет, вы сумеете тут устроить неприступную крепость?

— Мы врага и близко не подпустим, — пообещал Джулиан. — Тимми нам поможет. Я повешу большую табличку: «Осторожно, злая собака!»

— Гав! — с воодушевлением отозвался Тим, стуча хвостом по полу.

В этот момент мимо пролетела муха. Клац! — и Тим ловко схватил ее. Лицо дяди Квентина потемнело.

— Хочешь еще пирога? — поспешно обратилась к нему Джордж. — Значит, когда вы едете в Испанию?

— Завтра, — решительно ответила мама. — И никаких возражений, Квентин! Ты знаешь, мы об этом договорились давно. Ты обязательно должен отдохнуть от своих дел. Если мы не отправимся завтра, все наши планы пойдут кувырком.

— Но ты бы по крайней мере могла мне заранее сообщить, что завтра мы уезжаем, — раздраженно сказал дядя Квентин. — Я думаю… В конце концов, я должен еще привести в порядок свои заметки и рукописи, запереть их и…

— Квентин, я тебе говорила не знаю уж сколько раз, может, сто, может, двести… что мы едем третьего сентября. Кроме того, я тоже нуждаюсь в отдыхе. Дети останутся с Тимом, им тоже надо побыть без взрослых, одним. Джулиану шестнадцать лет, он присмотрит за остальными…

В это время Тим опять щелкнул зубами, проглотив очередную муху. Дядя Квентин рассвирепел:

— Если этот пес еще раз позволит себе…

Но жена остановила его:

— Видишь, Квентин? У тебя нервы совсем никуда не годятся. Отдых пойдет тебе только на пользу. А с детьми, я уверена, ничего не случится, так что решайся и завтра с легким сердцем — в путь!

Да, тетя Фанни была уверена, что в Киррин-коттедже ничего не случится. Но она глубоко ошибалась! Когда пятеро друзей оставались одни, с ними могло произойти все, что угодно.