«Бомм», — пробили часы в холле.

— Час ночи, — сказала Джоанна. — Очень поздно, Джулиан. Этой ночью нам ничего не удастся предпринять. Девочка не в состояний отвести вас сейчас к Джордж, она так устала, что едва на ногах стоит.

— Вы правы, Джоанна, — подумав, сказал Джулиан, отказавшись от мысли сейчас же пуститься на поиски Джордж. — Надо дождаться утра. К сожалению, телефонные провода перерезаны. Я думаю, всю эту историю, до последних подробностей, мы должны рассказать в полиции.

Джо быстро подняла взгляд:

— Тогда я не скажу вам, где спрятана Джордж. Вы знаете, что сделают со мной полицейские, если схватят меня? Они упрячут меня в исправительное заведение, и я никогда оттуда не выйду, потому что за мной в самом деле кое-что числится.

— Ладно, пусть будет так. Значит, мы не вводим в игру полицию, а ты обещаешь, что отведешь нас к Джордж. Это — выгодная сделка и для тебя, и для нас.

Джо кивнула и позволила Джоанне отвести ее на второй этаж.

— У меня в комнате есть диван, — сказала кухарка. — Там она и поспит, только пускай сначала искупается — Я думаю, ванна давно по ней плачет.

Спустя полчаса Джо лежала на диване в комнате Джоанны. Она успела искупаться, вымыть голову, высушить волосы и расчесать их. Как похожи она была теперь на Джордж! Рядом на подносе стояла чашка горячего молока и лежал кусок хлеба.

Джоанна вышла на лестничную площадку и крикнула:

— Джулиан, девочка уже в постели, но она хочет что-то сказать тебе и Дику.

Ребята надели купальные халаты и поспешили в комнату Джоанны. Они едва узнали Джо, одетую в ночную рубашку Энн. Девочка смущенно улыбнулась.

— Что ты хотела? — спросил Джулиан.

— Я вам должна кое-что рассказать, — начала Джо, обмакивая хлеб в молоко. — Я себя чувствую здесь очень здорово, совсем по-другому, чем где бы то ни было. Может, завтра я опять стану прежней… и тогда вы ничего от меня не услышите. Так лучше я сделаю это сегодня.

— Ну, давай! — кивнул Джулиан.

— Это я помогла тем людям пробраться в дом, созналась она.

Джулиан и Дик смотрели на нее, широко раскрыв глаза, и молчали.

— Это чистая правда, — продолжала она. — Я влезла через маленькое окошко, оно не было закрыто изнутри. Потом открыла входную дверь и впустила их. Они неплохо похозяйничали в кабинете, правда? Я видела, как они уносили с собой целую кучу бумаг и книг…

— Чего ты врешь? Не могла ты влезть в то окошко! — прервал ее Дик.

— Раз говорю, значит, могла! Мне случалось влезать в окна и меньшего размера. Но теперь я немного выросла, так легко, как раньше, уже не получается. А с вашим окном трудностей не было. В конце концов, мои родители были акробатами!

Джулиан, не сводя с Джо глаз, закончил за нее:

— И когда эти люди сделали свое дело, ты закрыла дверь изнутри и снова выбралась через окошко. Так?

— Да, — сказала Джо, заталкивая в рот кусок хлеба.

— А как было с Тимми? — вспомнил Дик. — Кто его так усыпил, что он за целую ночь даже не шевельнулся?

— Конечно, я. Уж это-то было совсем нетрудно!

Мальчики остолбенели, услышав эти слова. Какая же все-таки она наглая бестия!

— Вы ведь помните, я подружилась с Тимом на пляже. Джордж еще злилась на меня из-за этого;

Я вообще-то люблю собак. У нас их была целая куча, до того, как мама умерла. Стоит мне захотеть, и любая собака побежит за мной куда угодно. Отец мне сказал, что я должна делать: подружиться с Тимом, подкараулить его ночью и дать ему мяса… кое с чем.

— Ага, понятно! В тот вечер это было особенно просто, потому что мы послали его гулять одного — прямо в твои лапы, — закончил Дик.

— Конечно! Он сразу же подбежал ко мне и был очень рад встрече. Мы с ним долго бегали. Время от времени я давала ему понюхать мясо. А когда наконец дала, он его схватил и тут же проглотил.

— И спал всю ночь так крепко, что твои милые друзья спокойно пробрались в дом, — сказал Джулиан. — Неужели тебе нисколько не стыдно?

— Но я же хочу исправиться! — ответила Джо, не уверенная, стоит ли продолжать дальше. — Вы не хотите больше меня слушать?

— Да нет уж, говори! — сурово посмотрел нее Джулиан. — Ты участвовала в похищении Джордж?

— Я должна была только крикнуть совой, когда они с Тимом вышли на улицу. Другие тогда схватили ее и Тима. Сама я этого не видела, мне нужно было скорее идти к вашему дому и закрыть дверь. Чтобы вы утром подумали, будто Джордж встала раньше вас и ушла.

— Мы так и подумали, — вздохнул Дик. Какие же мы бараны!.. Одно лишь мы сделали правильно: выследили, кто заберет пакет из-под камня.

— И это была я. Но потом я вернулась, чтоб сказать, где вам искать Джордж. Не то чтобы я ее полюбила — о нет! Я не забыла, как скверно она ко мне относилась! По мне, так пусть бы она хоть насовсем там осталась, и нечего ее искать!..

— Ты только посмотри на этого ангелочка! — обернулся: Джулиан к Дику. — Ну, что нам с ней делать?.. Хорошо, — обратился он опять к Джо, если тебе не жаль Джордж и ты с удовольствием заставила бы ее пострадать, почему ты пришла к нам рассказать, где ее спрятали?

— Так ведь я это делаю не ради Джордж, а ради него, — показала она ложкой на Дика. — Он был ко мне добр, а я, если хочу, могу быть порядочной! И еще я хочу, чтобы он и дальше относился ко мне хорошо.

Дик покраснел.

— Ладно… если ты отведешь нас к Джордж… — сказал он. — Но только при этом условии! И берегись, если снова нас надуешь!.. Тогда знай, надеяться тебе больше не на что. Даю тебе честное слово.

— Утром я отведу вас к ней, — пообещала Джо.

— А где все-таки она? — быстро спросил Джулиан. — Вдруг ты утром передумаешь и станешь снова подлой и коварной?

Джо заколебалась и посмотрела на Дика.

— Ну-ну, давай, если уж ты стала порядочной, скажи, — дружелюбно улыбнулся он ей.

Когда он говорил с ней таким тоном, Джо не могла устоять:

— Ну ладно… Вы ведь помните, я вам рассказывала, что отец уехал и оставил меня на попечение Джекоба? Причину он мне не объяснил; это сделал Джекоб. Отец запер Джордж и Тимми в своем вагончике, запряг Черта — это нашу лошадь так зовут — и ночью уехал. Мне кажется, я знаю куда.

— Куда же? — спросил Джулиан разочарованно. — Выходит, ты сама точно не знаешь, где находится Джордж.

— Наверняка она в Вороньем лесу. Вы, наверное, не знаете, где это? Завтра я пойду туда с вами. А сейчас больше ничего не могу сказать.

Быстро допив молоко, она сквозь длинные ресницы наблюдала за Диком и Джулианом.

Дик тоже пристально смотрел на нее. Он был убежден, что Джо сказала правду. Но, с другой стороны, она и солгала бы без колебания, если бы ей это было нужно. Что за отчаянная, что за сумасшедшая девчонка!.. Хотя втайне он восхищался ее смелостью, в глубине души ему было жалко ее.

Джоанна нетерпеливо постучала в дверь:

— Вы все еще не закончили свои разговоры? Я наконец хочу лечь спать. Пускай. Джо прекращает свои рассказы! Хватит, идите в свою комнату — и живо в постель!

Ребята не заставили себя долго уговаривать.

Когда Джоанна увидела их серьезные лица, она поняла, что Джо сообщила им нечто важное. Она взяла чашку из рук девочки.

— Так, а теперь спать. И если ты мне тут ночью устроишь тарарам, я встану и так тебя отшлепаю, что ты долго сидеть не сможешь! — пригрозила она.

Джо улыбнулась. Такой тон был ей понятен. Довольная, вытянулась она под одеялом, наслаждаясь теплой, мягкой постелью. Заснула она быстро. Джоанна тоже легла и выключила свет.

— Два часа ночи уже, — проворчала она, услышав бой часов в холле. — Ну и дела! Не соскучишься… Утром наверняка просплю молочника и не смогу его попросить, чтобы приносил побольше молока…

Вскоре все в доме спали. Не спал лишь один Джулиан. Он снова и снова обдумывал, все ли правильно сделал. Бедняжка Джордж! Сколько натерпелась, наверное! Не обманет ли Джо, отведет ли их завтра к вагончику — или это всего лишь очередная ловушка и они окажутся где-нибудь в логове хищников?

Джулиан вздохнул. Ответов на эти вопросы у него не было.