— Джо! — одновременно прошептали Дик и Джулиан, окрыленные вновь пробудившейся надеждой. — Иди сюда скорей!

Во дворе никого не было. Джо бесшумно скользнула через двор и оказалась в сарае.

— У меня в кармане лежит ножик, — сказал Джулиан. — Вытащи его и перережь веревку. Милая ты наша… первый раз в жизни я смотрю на тебя с удовольствием.

Джо польщено улыбнулась. Она нашла нож и попробовала на пальце лезвие. Нож был очень острый.

— Ты славный парень, Джо! Беру назад все плохое, что я о тебе говорил, — сказал Дик.

Лицо Джо сияло. Наконец она перерезала веревку, стягивающую руки Джулиана. Он освободился от кольца и стал тереть свои затекшие, ноющие запястья. Пришла очередь Дика; вскоре он тоже был свободен.

— Где Джордж? — спросила Джо.

— Наверху, в башне, — ответил Джулиан. — Если мы отважимся выйти во двор, ты ее увидишь. А бедняга Тимми лежит в садовом домике. Он без сознания.

— Не бойтесь, я не допущу, чтобы его пристрелили! — заявила Джо. — Такого прекрасного пса! Я унесу его в пещеру…

— Только не сейчас! — испуганно перебил ее Джулиан. — Если тебя обнаружат, все пропало!

Но Джо уже вбежала в садовый домик и, присев над спящим Тимом, нежно гладила его…

Заскрипела дверь. Джо молниеносно спряталась за садовым домиком.

Во двор вышел Редтаун.

— Скорей!.. Он идет сюда, — шепнул Дик. — Встанем к кольцу и заложим руки за спину, пусть он думает, что мы привязаны.

Редтаун вошел в сарай и злорадно ухмыльнулся, увидев ребят стоящими у стены, с вывернутыми назад руками.

— Так и стойте, пока не прибудут полицейские!

Затем он закрыл широкие ворота сарая на засов и, подойдя к вертолету, внимательно его осмотрел. Спустя некоторое время он вернулся к двери, из которой вышел. Дверь, заскрипев, закрылась за ним.

Когда все стихло, Джо выглянула из-за садового домика. Подбежала к сараю и открыла дверь.

— Выходите скорей! — прошептала она. — Я снова задвину засов, тогда они не заметят, что вас уже нет в сарае. Быстро!

Мальчики выскочили из сарая. Джо закрыла дверь и побежала к пещере. Она скользнула в темный зев входа, ловко удержавшись перед крутыми ступенями, ведущими в глубину.

— Спасибо, Джо! — сказал Дик.

Все трое сели, переводя дух. Джулиан чесал в затылке, размышляя, что же им сейчас делать. Одно было, к сожалению, ясно: полицейские прибыть сюда не могли, так как не знали ни о Редтауне, ни о том, что произошло с Джордж.

Джулиан, осторожно высунув голову, посмотрел на массивную четырехугольную башню и вздохнул.

— Никаких шансов вызволить Джордж из башни, — сказал он вслух. — Она там за семью замками. Мы не можем к ней добраться. Самое разумное было бы, если бы мы попытались попасть домой. Здесь нас схватят в любую минуту.

Джо посмотрела на Дика.

— Вы в самом деле хотите освободить Джордж? — спросила она.

— Идиотский вопрос! Конечно, хотим, — ответил Дик почти со злостью.

— Хорошо. Тогда я пойду и приведу ее, — сказала Джо и встала.

— Брось свои шуточки, — огрызнулся на нее Джулиан. — Наше положение слишком серьезное.

— Это не шутки, — отрезала Джо. — Я в самом деле хочу ее вызволить. Вы ее скоро увидите. Тогда вы станете мне наконец доверять или нет? Вы думаете, что я совсем скверная, что мне грош цена… Может быть, вы и правы. Но зато я могу делать многое, на что вы не способны. Если вы хотите, чтобы я освободила Джордж, я это сделаю!

— Каким образом? — недоверчиво спросил Джулиан.

Джо села снова.

— Вы хорошо рассмотрели башню? — начала она. — Я знаю, она очень высокая. Но если мне удастся попасть в комнату по соседству с Джордж, я сумею открыть дверь и выпустить ее.

— Ты считаешь, что попасть в комнату по соседству с Джордж — сущий пустяк? — с иронией спросил Дик.

— Я взберусь по стене, — ответила Джо. — Она же вся заросла плющом. Мне много раз приходилось лазить по таким стенам.

Мальчики вскинули на нее глаза.

— Так это твое лицо было в ту ночь в окне? — спросил Джулиан, вспомнив, как испугалась Энн. — Держу пари, это была ты! Ты как обезьяна, куда угодно можешь забраться. Но такая высокая стена даже тебе не по зубам. Сорвешься и убьешься насмерть. Мы не можем тебе этого позволить!

— Фи! — с презрением ответила Джо. — Сорвусь? Да я влезала на стены и без всякого плюща. В любой каменной кладке есть трещины и выступы, за которые можно уцепиться. А эта стена для меня — детская игрушка.

Джулиан не находил слов, слушая Джо. Дик же вспомнил, что ее отец был акробатом. Видимо, отчаянная смелость у нее в крови.

— Я вам как-нибудь покажу, как я хожу по канату без всякой страховки… Ну ладно, я пошла!

Она выскользнула в дверь и, как белка, промчалась через двор. Вот она уже стоит у подножия башни. Джулиан следил за ней из-под арки.

— Только шею себе сломает, — тихо сказал он.

— Джулиан, накличешь беду, не паникуй раньше времени, — прошептал ему Дик. — Вон, смотри, она уже на стене. Ну-у, такого я еще в жизни не видел!

Уверенно, словно находясь на твердой земле, Джо карабкалась вверх. Сначала она вытягивала руку, проверяя ближайшие ветви плюща на прочность, и потом цеплялась за них. Затем так же нащупывала опору для ноги.

Один раз она едва не сорвалась: ветка плюща не выдержала ее веса. У Джулиана и Дика перехватило дыхание. Но Джо проворно схватилась за другую ветку, чуть покачалась и обрела равновесие.

Она взбиралась все выше. Вот она уже на уровне второго этажа, вот поравнялась с третьим, вот поднялась до четвертого… Еще немного, и она будет на самом верху. Снизу она казалась совсем крошечной.

— Не могу больше смотреть, сердце замирает, — пожаловался Дик, у которого в самом деле начала кружиться голова. — Что мы будем делать, если она свалится?

— Заткнись! — зашипел на него Джулиан. — Не свалится она! Ты же видишь, она проворная, как кошка. Смотри, она уже подбирается к окну Джордж: оно немного приоткрыто.

И вот уже Джо с победоносным видом сидела на карнизе в оконной нише да еще дерзко махала им рукой. Потом, напрягая все силы, она попробовала приподнять раму. Та не поддавалась. Тогда Джо легла на карниз плашмя, и в какое-то мгновение ей удалось через узкую щель между карнизом и рамой протиснуться внутрь. Теперь мальчики ее не видели. Они с облегчением перевели дух, с трясущимися коленями вернулись в подземный коридор и сели.

— Хуже, чем в цирке, — качая головой, сказал Дик. — Больше я, кажется, никогда не смогу смотреть на канатоходцев.

Джо меж тем развила бурную деятельность. Скатившись с подоконника на пол, она приобрела пару синяков; но к синякам она давно привыкла.

На всякий случай она, спрятавшись за креслом, минуту-другую прислушивалась: вполне возможно, что ее услышали. Но все было тихо. Джо осторожно выглянула из-за кресла. Комната была обставлена массивной мебелью, сырой и пыльной. С потолка свисали клочья паутины.

Джо на цыпочках подбежала к двери. Она была босиком и двигалась почти бесшумно. Осторожно приоткрыв дверь, она увидела зал, выложенный каменными плитами, сложенные из массивных глыб стены и винтовую лестницу, уходящую вниз. Особенно внимательно она рассмотрела дверь, что была напротив. За этой дверью должна была находиться Джордж.

В замке торчал огромный кованый ключ; кроме того, дверь была закрыта на тяжелый засов. Подкравшись к двери, Джо сдвинула засов в сторону. Раздался скрежет; Джо отскочила и скрылась в комнате. Однако все было спокойно. Она снова подошла к двери и попробовала повернуть ключ. Замок был хорошо смазан, и ключ повернулся легко. Она тихо приоткрыла дверь и просунула голову в комнату. Джордж сидела у окна, с ужасом глядя на Джо.

— Ты что, меня не узнаешь? — прошептала Джо, наслаждаясь моментом. — Я пришла, чтобы тебя освободить!