Едва Джулиан произнес это, как остальные услышали какой-то невнятный гул. Они замерли, напряженно прислушиваясь.

— Может быть, это волны? И их плеск отдается в туннеле и пещере? — предположил Джулиан. — Эх, если бы Тим был в форме, нам не пришлось бы гадать, что это значит; он бы вовремя зарычал. Но сейчас он такой одуревший, что ничего, видимо, не слышит.

— А как ты думаешь, он выздоровеет? — озадаченно спросила Джордж, теребя шелковистое ухо пса.

— Конечно! — ответил Джулиан, стараясь, чтобы голос его звучал уверенно. — Да он и не болен вовсе. Как только снотворное, которым его напичкали, перестанет действовать, он в тот же момент станет как огурчик.

— Эти дни для тебя были ужасными, да, Джордж? — спросил Дик.

Она кивнула:

— Не хочу говорить об этом. Если бы Тим был со мной, все было бы не так страшно. Когда меня сюда привезли, я слышала, как он лает и скулит внизу, во дворе. Потом Редтаун сказал, что усыпил его.

— Что же все-таки случилось с Джо? — поднял голову Дик. — Ее наверняка заперли. Но она собиралась слезть по стене, — ответила Джордж.

— Как ты считаешь, Редтаун и Маркхофф уже знают, что мы сбежали и что Тим исчез? — проговорил Джулиан. — Не хотел бы я быть поблизости, когда они придут в ярость!

— А мы могли бы куда-нибудь скрыться отсюда? — спросила Джордж. — Вы ведь приплыли на моей лодке. Давайте сядем в нее поскорее и позовем кого-нибудь на помощь, чтобы вызволить Джо. Мальчики молчали. Никому из них не хотелось сообщать Джордж, что ее любимая лодка разбита вдребезги. Но все равно ведь ей предстоит это узнать — и Джулиан, собравшись с духом, в двух словах изложил ей, что произошло.

Джордж слушала его молча. В пещере повисла тишина, нарушаемая лишь тяжелым, хриплым, дыханием Тима.

— Можно было бы подождать темноты, пробраться во двор и попробовать открыть ворота, — нарушил наконец молчание Дик. — Если лодки нет, деваться нам некуда, это ясно.

— Давайте лучше дождемся, пока Редтаун и Маркхофф улетят на вертолете, — предложил Джулиан. — Тогда все станет просто.

— Просто-то просто, но как нам быть с Джо? — напомнил Дик. — Если они принимают ее за Джордж, то они и увезут ее с собой. Прежде чем мы попытаемся бежать, нужно освободить ее. По отношению к Джордж она вела себя очень благородно.

Они прикидывали и так и этак, но никто не мог предложить ни одного сносного варианта. Время шло; они замерзли и проголодались.

— Ничего мы не сумеем сделать. Так и будем сидеть, ждать у моря погоды, — вздохнул Дик. — Хотел бы я знать, что происходит сейчас наверху…

А в замке с четырехугольной башней происходила масса всяких событий.

Начнем с Маркхоффа. Выполняя приказ Редтауна, он направился в летний домик, чтобы пристрелить Тимми, — и теперь, невероятно удивленный, стоял в пустом домике. Ведь пес был крепко привязан, а теперь вон она, веревка, висит, а собаки и след простыл.

Кто освободил Тима? Коротышка бросился в сарай, где он собственноручно привязал Джулиана и Дика к железному кольцу. Ворота сарая были все еще заперты. Маркхофф повернул ключ, толкнул дверь…

— Эй, вы!.. — закричал было он.

Но слова застряли у него в горле. В сарае не было никого; в кольце болталась перерезанные веревки. Итак, ни мальчишек, ни собаки. Не веря своим глазам, он заглянул в каждый угол.

— Но ведь он был закрыт снаружи, — ничего понимая, тряс он головой. — Что все это значит? Кто освободил собаку и мальчишек? Что скажет Редтаун?

Маркхофф оглядел вертолет, который стоял посреди двора, готовый к полету. Может, бросить Редтауна и удрать в одиночку?.. Вот тут он и вспомнил неистовый нрав босса, его жестокость и мстительность — и отбросил подобные мысли. «Лучше бы нам улететь сейчас, пока еще не стемнело, — подумал он. — Здесь творятся какие-чудеса. Наверняка не обошлось без нечистой силы! Я должен сейчас же все рассказать Редтауну».

Он вошел через тяжелые двери в холл — и остановился как вкопанный: перед ним стояли двое. Сначала он их не узнал; лишь спустя минуту понял, что это Симми и Джекоб.

— Вы тут что потеряли? — закричал Маркхофф. — Разве ваше дело не наблюдать за Киррин-коттеджем, чтобы предупредить нас, если полиция что-то пронюхает?

— Поэтому мы и пришли, — угрюмо сказал Джекоб. — Кухарка бегала сегодня утром в полицию. С ней была одна девчонка, а парней мы не видели.

— Парни вообще-то здесь… вернее, были, — пробурчал Маркхофф. — Теперь их опять нет. Кроме того, полицейские уже на пути сюда, так что мы изменили планы. А вы поздновато прибыли с вашими новостями. Никудышные вы шпионы! Ладно, с вами все ясно. Мы заберем девчонку и улетим на вертолете. Да, кстати, как стало известно, что она здесь? Вы что, язык за зубами держать не умеете?

— Приятель, ты что, думаешь, мы очень хотим поближе познакомиться с полицией? Ты, видно, умом слегка тронулся? Нам нужны наши деньги! Мы сделали для вас грязную работу, а вы заплатили нам всего половину. Давайте остальное!

— Скажите это Редтауну! — буркнул Маркхофф. — Меня это не касается, разговаривайте с ним.

— С ним у нас будет еще разговор, — решительно сказал Джекоб. — Мы все выполнили, что от нас требовалось: притащили бумаги, потом девчонку, даже эту бешеную собаку… Посмотри, что она сделала с моей рукой! И за все это мы имеем только половину суммы. Я вижу, мы пришли вовремя. Вы собираетесь смыться на этой штуке, а с нами тогда кто рассчитается?

— Где Редтаун? — спросил Симми.

— Наверху! У меня для него есть пара плохих новостей, и он не очень-то будет рад, когда увидит ваши дурацкие рожи. Может, лучше мне пойти одному и доложить, чего вы хотите? — спросил Маркхофф.

— У тебя, видно, с мозгами не все в порядке! — угрожающе сказал Джекоб.

Ни он, ни Симми не любили Маркхоффа, а о доверии ему и говорить не приходилось. И они двинулись следом за ним в комнату, что находилась под винтовой лестницей.

Редтаун просматривал блокноты, выкраденные для него из кабинета дяди Квентина. Он был в очень скверном настроении; когда Маркхофф вошел в комнату, Редтаун как раз швырнул очередной блокнот на пол.

— Это вовсе не то, что мне было нужно! — закричал он. — Я буду держать девчонку до тех пор, пока не получу настоящие… Что там еще, Маркхофф? Что-нибудь не так?

— Можно сказать, все не так! Пес пропал, его уже было в домике, когда я собрался его застрелить. 0ба парня тоже исчезли, причем через закрытые ворота! Кроме того, у нас гости. Вот эти два красавца хотят получить свои деньги и сообщить тебе то, что ты и без них знаешь: сюда вот-вот нагрянет полиция!

Редтаун побагровел, глаза его свирепо засверкали. Он впился взглядом в Маркхоффа, потом в Симми и Джекоба. Маркхофф съежился под его взглядом; однако остальные двое смотрели на Редтауна довольно невозмутимо.

— Вы… вы посмели явиться ко мне? Я ведь вам запретил даже близко сюда подходить!.. — заревел он. — Я с вами полностью рассчитался! Я не позволю себя шантажировать, я…

Что он хотел сказать, так никто и не узнал, потому что над головами у них вдруг раздался неимоверный грохот. По всей вероятности, наверху кто-то пробовал расколотить дверь.

— Это девчонка, — сказал Маркхофф. — Не пойму, что с ней такое случилось? Вообще-то она все время вела себя тихо.

— Отпустим ее ко всем чертям и смотаемся, — решил Редтаун. — Приведи ее, Джекоб! Только пусть не орет.

— Приведи лучше сам! — дерзко ухмыльнулся Джекоб.

Редтаун многозначительно посмотрел на Маркхоффа, и тот вынул револьвер.

— Мои приказы должны выполняться беспрекословно, — сказал босс ледяным тоном. — Всегда! Понятно?

В результате Джекоб и Симми, втянув головы в плечи, послушно поплелись наверх. Добравшись до верхнего этажа, они открыли дверь, и Симми вошел в комнату, чтобы показать этой гнусной девчонке, где раки зимуют. Но вместо этого он остановился в дверях как вкопанный, не в силах выдавить из себя ни слова. Он жмурился, тер глаза, хватал открытым ртом воздух…

— Привет, папочка! — сказала Джо. — Не ожидал меня здесь увидеть?