Четверо друзей снова устроились в своих песчаных ямках.

— Эта барышня все-таки здорово меня угостила, — с уважением сказал Дик, потирая щеку. — Надо же, какая чертовка!

— Ну почему ты, Джулиан, не дал мне ее отлупить? — недовольно ворчала Джордж, — Она же нарочно уселась в мою ямку, чтобы нам досадить!

— Вообще-то, — ухмыльнулся Дик, — воспитанные леди друг друга не лупят.

— Это она — леди?! — возмущенно повернулась к нему Джордж.

— Что верно, то верно! — отозвался Дик. — Она явно не леди, но и ты не очень-то рвешься в благородные девицы. Тебе больше хочется быть мальчишкой. Но мальчишкам тоже не полагается колотить девочек, тем более, если те меньше их. Даже если перед тобой не девчонка, а наглая маленькая негодяйка. Так что хочешь не хочешь, придется тебе вести себя как настоящая мадемуазель.

Джордж отнеслась к его словам без всякого восторга.

Ага, и сразу пускаться в рев, если меня кто-нибудь заденет… — буркнула она и повернулась к Дику спиной.

— Брось, Джордж! Ты же у нас такая сильная и проворная, как мальчишка… или даже еще сильней и проворней! Я очень сожалею, что обидел эту девчонку. И надеюсь, что больше это со мной не произойдет.

— Да я до глубины души рада, что ты ей врезал, — отозвалась Джордж. — Надо же, какая зловредная бестия! Можешь поверить: если она еще мне попадется, то услышит от меня такое, чего до смерти не забудет.

— Ты этого не сделаешь, — вмешался в разговор Джулиан. — Во всяком случае, если я буду рядом. Ей и так уже досталось, хватит с нее.

— Перестаньте ссориться! — подала голос Энн швырнула в них горсть песка. — Утихни, Джордж! Мы должны радоваться каникулам, каждому дню, а вы все портите.

— Вон идет мороженщик! — воскликнул Джулиан! — садясь и доставая свой непромокаемый бумажник, который он носил в специальном кармане плавок. — Каждому полагается порция!

— Гав! — обрадовался Тим, стуча хвостом по песку.

— Ладно, Тим, ты тоже получишь порцию, — пообещал Дик. — Правда, я не уверен, что тебе будет от этого много радости. Ты же как делаешь? Ам — и нет мороженого. Столько же удовольствия, наверное, получил бы от проглоченной мухи.

Тим в самом деле расправился с мороженым в одну секунду и перебрался поближе к Джордж, надеясь получить от нее добавку. Но хозяйка оттолкнула его:

— Знаешь, Тим, это с твоей стороны нечестно. Не дам я тебе ни кусочка. Убирайся в свою ямку, а то мне от тебя жарко.

Поняв, что от Джордж ждать нечего, Тим решил попытать счастья у Энн. Та дала ему немного своего мороженого. Тогда пес сел напротив нее, с вожделением глядя на то, что еще оставалось в руке у девочки.

— Не дыши на меня, а то я растаю! — взмолилась Энн. — Иди вон к Джулиану!..

Это был долгий, ленивый, прекрасный день. Часов с собой ни у кого не оказалось, так что к обеду они явились слишком рано и были встречены весьма нелюбезно.

— Не понимаю, чего вы явились в двенадцать, если обед будет только в час, — выговаривала им Джоанна. Я даже с уборкой еще не закончила.

— У нас в животе так бурчит, будто час уже давно пробил, — разочарованно вздохнула Энн.

Друзья еще долго бродили вокруг столовой, а когда наконец Джоанна накрыла на стол, все воспряли духом.

— Ветчина, фасоль, свежий салат прямо с грядки, помидоры, огурцы, яйца… — восторженно перечисляла Энн.

— Вот это мне уже нравится, — сказал Дик, усаживаясь за стол. — А какой будет пудинг?

Энн показала на сервировочный столик:

— Шоколадный. Вон он уже стоит. Слава богу, аппетит у меня сейчас зверский!

— И чтоб Тимми никто не бросал ветчину! — погрозила им пальцем Джоанна. — У меня для него есть великолепная кость. Пошли, Тим!

Слово «кость» Тим понял с первого раза и послушно побежал за кухаркой. Дети слышали, как Джоанна приветливо разговаривает с ним на кухне.

— Она такая добрая, эта Джоанна! — заметил Дик. — Похожа на Тимми: иной раз полает, но никогда не кусается.

— Что ты! Тим очень даже способен кусаться, — возразила Джордж, наполняя свою тарелку второй раз. — Его зубы нас уже несколько раз выручали.

Они с большим аппетитом уплетали ветчину и вспоминали невероятные приключения, которые им довелось пережить. Да, зубы Тимми в самом деле часто оказывались весьма кстати.

Спустя некоторое время Тимми вернулся, облизываясь с довольным видом.

— Ты хочешь сказать, что сожрал целую кость? — приветствовал Дик собаку.

Разумеется, именно это Тимми и хотел сказать. Он забрался под стол и устроился там, положив голову на лапы. Разве у него не было веских причин быть в этот час довольным и даже счастливым? Он благодарно прижался к ногам Джордж.

— Тим, не щекочи меня своими усами, — сказала Джордж, поджимая голые ноги. — Эй, передайте мне кто-нибудь помидоры!

— Неужели ты справишься еще хотя бы с одним? — поразилась Энн. — Ты ведь штук пять уже съела!

— Подумаешь! — ответила Джордж. — Помидоры в моем саду растут: сколько хочу, столько и ем.

После обеда они снова валялись на пляже, а когда становилось очень уж жарко, бежали купаться. Это был просто великолепный день, полный жары, безделья и всяческих удовольствий.

Джордж время от времени оглядывала пляж, ища ту оборванную девчонку, с которой едва не подралась утром. Вообще-то жаль, что ее нет: Джордж сказала бы ей пару ласковых слов!..

Лишь вечером, когда пора было ложиться спать, они почувствовали, как устали. Джоанна принесла им по кружке горячего какао и печенье, потом попросила Джулиана не обеспокоиться: она сама закроет входную дверь.

— Нет, Джоанна, спасибо, — решительно возразил Джулиан. — Я сделаю это сам, а заодно посмотрю, хорошо ли заперты другие двери и окна.

— Ладно, пусть будет по-твоему, Джулиан. — И Джоанна поспешила на кухню, чтобы погасить огонь в плите.

Джулиан вышел следом за ней. Он был очень серьезный и ответственный юноша, и Джоанна вполне могла на него положиться; уж он ни одного окна не оставит незапертым. Она услышала, как он пытается закрыть маленькое оконце в кладовой, и крикнула ему:

— Джулиан, то окошко слегка перекошено и не закрывается до конца. Оставь его как есть, через него все равно никто не сможет забраться; окно слишком узкое.

Громко зевая, Джулиан вошел в спальню; Дик тут же заразился от него зевотой. Девочки, раздевавшиеся в соседней комнате, засмеялись, услышав этот дружный дуэт.

— Вы так крепко будете спать, — крикнула Энн, — что и не пошевельнетесь, если в полночь к вам вор заберется.

— Ничего, вора Тим учует, — ответил Джулиан, который уже чистил зубы. — В конце концов, это его обязанность, а не моя. Верно, Тимми?

— Гав, — ответил Тимми и прыгнул на кровать к Джордж. Он всегда спал, свернувшись калачиком, в ногах у хозяйки. Мать давно пыталась убедить дочь, что этого позволять собаке не следует, но Джордж отвечала, что, даже если бы она согласилась, Тимми все равно будет против… Прозвучали пожелания спокойной ночи, и наступила тишина: сон сморил всех за несколько секунд. Тимми, повозившись немного, положил голову ни ноги хозяйки. Хотя он был довольно тяжел, Джордж терпела его рядом с собой. Прежде чем заснуть, она высунула из-под одеяла руку и ласково погладила пса.

Ночь была очень темная. Плотные тучи затянули небо, закрыли звезды. Слышен был лишь шелест ветра в ветвях деревьев, да волны с шуршанием набегали на берег; звуки эти сливались в ритмичный, дремотный ропот.

Больше во тьме ничего не было слышно: ни совиного крика, ни шороха листьев под лапками ежа, направившегося на ночной промысел.

Почему же Тимми вдруг проснулся, медленно открыл глаза, приподнял ухо и насторожился? Не поднимая головы, он лежал, вслушиваясь в тишину ночи. Потом осторожно поднял голову, мягко, как кошка, спрыгнул с кровати, вышел из комнаты и спустился по лестнице в холл. Никто не слышал, как его лапы тихо стучали по полу: все в доме спали глубоким сном.

В холле Тимми остановился и вновь прислушался. Он точно знал, что слышал какой-то звук. Пес поднял нос, осторожно втянул носом воздух — и замер, не шевелясь и почти не дыша, похожий в этот момент на статую. Что-то царапнуло по наружной стене дома, что-то двинулось, зашуршало… Энн внезапно проснулась. Ей хотелось пить; она нащупала свой фонарик и включила его, чтобы встать и выпить стакан воды.

Луч света упал на окно… И Энн увидела нечто такое, что наполнило ее ужасом. Она взвизгнула и уронила фонарик.

Джордж в ту же минуту проснулась. В комнату вбежал Тим.

— Джулиан! — закричала Энн. — Скорей! Я видела кого-то в окне… чье-то ужасное лицо. Оно смотрело на меня!

Джордж подскочила к окну и включила фонарик. За окном никого не было видно. Тим стоял рядом с ней, глядя в открытое окно и негромко рыча.

— Я только что слышал шаги в саду… По-моему, там кто-то пробежал, — сказал Джулиан; они с Диком только что вошли в комнату девочек. — Пойдем, Тим, посмотрим, нет ли там кого;

Все четверо быстро спустились вниз. Джулиан открыл дверь, и Тимми с громким лаем выскочил наружу.