Когда Ларри пришел к Пипу и рассказал обо всем Тайноискателям, ребята были немало удивлены новыми подробностями этой загадочной истории.

– Вы здорово придумали – спросить у старого Симза, – одобрил Фатти. – Блестящая идея, она могла бы сделать честь даже великому Шерлоку Холмсу.

В устах Фатти это прозвучало поистине высшей похвалой, но справедливости ради Ларри вынужден был признаться, что идею ему подсказала Дейзи.

– Тем не менее ты ее успешно осуществил, – заключил Фатти. – Однако должен отметить, история становится «все страньше и страньше», как говаривала Алиса в Стране Чудес. Когда я услышал имя Джон Генри Смит, мне оно действительно показалось чересчур обыкновенным – вроде тех, которые люди придумывают себе, когда хотят что-то скрыть.

– Надо же! Вся эта история о родительском доме оказалась вымышленной! – негодовала Бетси. – Интересно, почему ему понадобился именно тот самый дом, который купила мисс Крамп? Как вы думаете, это он использует секретную комнату?

– Кто знает, – пожал плечами Фатти. – Мы, без сомнения, столкнулись с очень необычной тайной. Прежде всего нам необходимо установить, кто такой Джон Генри Смит.

Все впились в Фатти глазами, а у Бетси даже мурашки пошли по спине. Джон Генри Смит представлялся ей странной и зловещей фигурой. Ей как-то не очень хотелось встречаться с ним.

– Мы… мы не можем поехать в Лиммеринг, – пролепетала она.

– И не надо. Я уже говорил – можно позвонить туда, – сказал Фатти. – Какой там номер, Пип? Лиммеринг 021?

– Да, – подтвердил Пил. – Только звони ты, Фатти. Это очень важно. Будет лучше, если ты лично поговоришь с Джоном Генри Смитом.

– Согласен, – отозвался Фатти с важным видом. – Я позвоню из телефонной будки. Здесь мой разговор может привлечь внимание твоей мамы, Пип, и она начнет выяснять, что к чему.

– Это уж точно, – сказал Пил. – Иди позвони из автомата. Бастер пока побудет здесь, а то у него лапа…

– Гав! – подал голос песик. Он вел себя очень забавно в тот день: когда ему хотелось привлечь к себе внимание, он принимался ходить туда-сюда, сильно прихрамывая и тем самым вызывая у ребят искреннее сочувствие. На самом деле его лапа быстро заживала и повязка уже не требовалась. Но Бастер намеревался сполна насладиться преимуществами своего «беспомощного» состояния.

И все же он отправился к телефонной будке вместе с Фатти. Куда хозяин, туда и он.

Фатти изрядно волновался. Джон Генри Смит был, возможно, ключевой фигурой в этой тайне – и вот с ним-то Фатти предстояло сейчас разговаривать!

Приложив трубку к уху, Фатти назвал нужный номер. Затем он опустил в отверстие автомата монету и с замирающим сердцем стал ждать ответа.

Наконец на другом конце раздался голос:

– Алло!

– Алло, скажите, пожалуйста, здесь проживает мистер Джон Генри Смит?

Молчание. Потом настороженный голос спросил:

– По какому номеру вы звоните?

Фатти повторил номер.

– Кто сказал вам, что это номер Джона Генри Смита? – осведомился незнакомый собеседник. – С кем имею честь?

Фатти назвал первое пришедшее на ум имя:

– Говорит Дональд Даклби.

Пауза. Собеседник Фатти был явно озадачен.

– Как, как вас зовут? – переспросил наконец он.

– Не могли бы вы мне сказать: мистер Смит по-прежнему живет в Лиммеринге или переехал в Питерсвуд? – спросил Фатти. Он решил разговаривать смелее. Ему было отлично известно, что Джон Генри Смит не переехал в Питерсвуд, но не беда, если подобный вопрос немного пощекочет нервы неразговорчивому собеседнику.

Снова последовала пауза. На этот раз она слишком затянулась, и Фатти крикнул в трубку:

– Алло, алло!

Молчание. На том конце провода положили трубку. Фатти сделал то же самое и задумался.

Не очень-то много удалось ему узнать! Он даже не выяснил, с кем говорил. Был ли это Джон Генри Смит? Фатти остался крайне недоволен своим звонком. Он не знал точно, чего ожидал от этого телефонного разговора, но все же надеялся на более конкретные результаты.

Фатти вышел из телефонной будки – и нос к носу столкнулся с Пошлипрочем, который уже минут пять наблюдал за ним через стекло. Неудивительно, что Бастер рычал!

Мистера Гуна терзали подозрения. Кому это мальчишка звонит? Разве у него нет телефона дома? Есть, конечно. Но, возможно, он не хотел, чтобы мамаша услышала, о чем он будет говорить, и поэтому пошел звонить из автомата. Отсюда Гун заключил, что Фатти, скорее всего, звонил по поводу тайны, в которую, как пить дать, впутались он и его дружки.

– Кому это ты названивал? – спросил Пошлипрочь.

– Мне кажется, вас это не должно касаться, не так ли? – ответил Фатти вежливым тоном, всегда приводившим мистера Гуна в ярость.

– Опять вы ошивались у Милтон-хауса? – задал Гун новый вопрос, поскольку нутром чуял, что тайна каким-то образом связана с заброшенным домом.

– Милтон-хаус? Где это? – простодушно спросил Фатти. Мистер Гун надулся от негодования, а его лицо приобрело тот багровый оттенок, который всегда так поражал ребят.

– Но-но, не хами, – пригрозил полицейский. – Ты знаешь, где находится Милтон-хаус так же хорошо, как и я, а может быть, и лучше!

– А-а, вы имеете в виду ту заброшенную усадьбу, где мы позавчера играли в прятки, – как будто только что вспомнив, сказал Фатти. – Почему бы вам, мистер Гун, не сыграть как-нибудь с нами?

Бастер снова зарычал. Мистер Гун попятился от него. Это было самое неприятное в общении с Фатти. Его всегда сопровождал верный скотчтерьер, а он в любой момент мог оборвать беседу на полуслове.

И на сей раз Бастер атаковал лодыжки мистера Гуна. Полицейский отшвырнул песика ногой.

– Послушайте, не повредите ему еще одну лапу! – закричал Фатти, и Гун тотчас решил, что именно из-за его пинков, за два дня до этого, Бастеру пришлось наложить повязку.

– Утихомирь своего пса, – буркнул он, – и сам проваливай прочь. Шляются, понимаешь, по телефонным будкам! Вечно валяют дурака, слоняются где попало!

Он ушел, чертыхаясь, а Фатти не смог сдержать улыбки. Бедняга Пошлипрочь! Никак ему не удавалось переговорить бойкого на язык Фатти.

Тайноискатели с интересом выслушали рассказ Фатти о его звонке в Лиммеринг и от души посмеялись над потерявшим покой из-за своей подозрительности Пошлипрочем.

– Фатти, я думаю, ты зря упомянул в разговоре со Смитом Питерсвуд, – поделился своими сомнениями Ларри. – Это его наверняка насторожило. Я хочу сказать – если мистер Смит проворачивает в Милтон-хаусе какие-то темные делишки, для него громом среди ясного неба будет известие о том, что кто-то, очевидно, прослышал о нем в Питерсвуде, как раз там, где находится его дом!

– Проклятье! Похоже, ты прав, – сказал Фатти, припомнив, как быстро, ничего не ответив, незнакомый собеседник положил трубку, едва Фатти упомянул о Питерсвуде. Милтон-хаус находится на окраине Питерсвуда. Увы, вероятно, это и в самом деле заставило мистера Смита насторожиться.

– Но в таком случае, раз он почуял опасность, не исключено, что ему захочется поскорее приехать в Питерсвуд и убедиться, все ли в порядке с его секретной комнатой, – рассуждал Фатти. – Так что мы, возможно, ускорили развитие событий. С этого дня надо глаз не спускать с Милтон-хауса. Если мистер Смит действительно заявится туда, у нас появится шанс его выследить.

– Мы не можем караулить ночью, – высказал сомнение Ларри.

– Я могу, – заверил Фатти. – Моя мама никогда не знает, в постели я или нет.

– Но, Фатти, неужели ты отважишься пойти в Милтон-хаус поздно ночью? – ужаснулась Бетси. – Будет холодно, совершенно темно и… и страшно.

– Темно не будет, – возразил Фатти, – сейчас полнолуние. И замерзать я не собираюсь. Я заметил в саду развалившуюся беседку; прихвачу с собой парочку теплых пледов и буду чувствовать себя как дома.

Ребята с благоговейным трепетом смотрели на своего вожака. Никто из них не захотел бы ночью в одиночку отправиться в Милтон-хаус.

– Мне ни капельки не страшно, – заявил Фатти, наслаждаясь восхищением друзей. – Помню, когда мне было два года, я пошел…

– Замолчи! – прервали его Ларри и Пип. – Только портишь все своим хвастовством.

– Ты возьмешь с собой Бастера? – спросила Бетси.

– Не знаю, – ответил Фатти. – С ним, конечно, веселее. Но, с другой стороны, он может залаять, если кто-то появится.

– Снег идет, видишь? – внезапно сказала Дейзи. Ребята посмотрели в окно. Действительно, на улице шел снег. Крупные белые хлопья тихо падали на землю.

– Это означает, что мне нужно будет соблюдать осторожность и не оставлять следов, – заключил Фатти. – Попытаюсь пролезть через какую-нибудь дыру в садовой изгороди. Во всяком случае, и я смогу определить по следам на снегу, побывал ли кто-то в доме.

– А может, нам нагрянуть в Милтон-хаус прямо сейчас? – предложил Пип. – Посмотрим, есть ли там перемены.

– Нет. Отправимся завтра, – отверг его предположение Фатти. – Этот самый Смит вряд ли поедет туда сегодня, а вот завтра – наверняка, и тогда мы сможем засечь его. А сейчас давайте лучше сыграем во что-нибудь.

– У меня такое впечатление, что наша тайна начинает потихоньку раскручиваться, – сказал Фатти, прощаясь в тот вечер с ребятами. – Не удивлюсь, если вот-вот начнут происходить интересные события!