Фатти безмятежно спал; ночное приключение утомило его. Теперь ему было тепло и уютно, а во сне он видел себя знаменитым сыщиком, превзошедшим самого Шерлока Холмса.

Он не услышал, как в половине пятого утра к дому, бесшумно скользя по снегу, подъехала машина.

Не услышал Фатти и как какие-то люди подошли к парадному входу и открыли ключом дверь. Ни голосов, ни шагов он не слышал, но старый пустой дом сразу же откликнулся на них звучным эхом.

Фатти продолжал крепко спать. Не проснулся он, даже когда кто-то вошел в секретную комнату…

Сначала его не заметили. Незнакомец подошел к окну и осторожно задернул плотные шторы, прежде чем зажечь свет.

Появился еще один мужчина и удивленно воскликнул:

«Посмотри-ка сюда!» Он кивнул в сторону дивана, где Фатти все еще спал сном младенца.

Оба мужчины в крайнем изумлении уставились на незваного гостя. Вид у него был весьма своеобразный.

– Кто это? И что он здесь делает? – негодующе спросил один из мужчин. Он грубо потряс Фатти за плечо.

Мальчик проснулся и открыл глаза. В одно мгновение он вспомнил, где находится, понял, что заснул в секретной комнате и теперь его здесь застукали. Неприятный холодок пробежал у Фатти по спине. Эти двое отнюдь не выглядели дружелюбными и приветливыми.

– Ты что здесь делаешь? – спросил тот, что повыше – краснощекий мужчина с выпуклыми, как у мистера Гуна, глазами и маленькой черной бородкой. Второй был коротышка с круглым бледным лицом, черными глазками-пуговками и тонкими губами.

Фатти во все глаза смотрел на незнакомых мужчин и не находился что сказать.

– Ты язык проглотил? – повысил голос краснолицый. – Чего тебе надо в нашем доме?

Фатти подумал, что будет лучше прикинуться французом.

– Же не компран па, – ответил он.

Но, как на грех, один из мужчин говорил по-французски и тут же выдал длинную и совершенно непонятную фразу, приведшую Фатти в смятение.

Тогда он решил, что не будет французом, а заговорит на абракадабрском языке, которым они с друзьями иногда пользовались, чтобы ввести кого-либо в заблуждение.

– Тибблтуки-фикл-фармери-топпи-свик, – важно произнес Фатти.

Двое незнакомцев переглянулись.

– Ты знаешь, что это за язык? – спросил краснолицый своего приятеля. Тот покачал головой.

– Говори по-французски, – приказал он Фатти.

– Спикки-тарли-йондд-тумар, – не моргнув глазом выпалил Фатти.

– Никогда раньше не слыхал такого языка, – признался краснолицый. – Пацан здорово смахивает на иностранца. Откуда его принесло? Нам нужно выяснять, как он сюда попал. – Он повернулся к Фатти и обратился к нему сперва по-английски, потом по-французски, по-немецки и еще на каком-то непонятном языке.

– Спикки-тарли-йондл, – повторил Фатти и взмахнул руками на манер своего школьного учителя французского.

Бледнолицый зашептал приятелю на ухо, так чтобы Фатти не мог его услышать:

– Мне кажется, он валяет дурака. Прикидывается. Но нечего, я его быстро заставлю говорить на родном языке. Гляди-ка!

Он резко наклонился над Фатти, схватил его левую руку и вывернул ее за спину. Фатти отчаянно завопил:

– Отпусти, скотина! Мне же больно!

– Ага! – возликовал бледнолицый. – Так ты говоришь по-английски? Очень интересно. А как насчет того, чтобы сказать еще что-нибудь – к примеру, кто ты такой и как очутился здесь?!

Фатти тер вывернутую руку. На душе у него становилось все тревожнее. Он очень злился на себя за то, что не вовремя заснул и так глупо попался. Он угрюмо посмотрел на своего мучителя и промолчал.

– Ах так! Его еще надо уговаривать, – сказал бледнолицый, растянув свои тонкие губы в улыбке и обнажив длинные желтые зубы. – Ну что, примемся за вторую руку?

Он схватил Фатти за правую руку. И тот решил заговорить. Лишнего он болтать все равно не станет.

– Не трогайте меня, – взмолился он. – Я бедный бездомный мальчик, и я не сделал ничего плохого. Просто переночевал здесь.

– Как ты проник в дом? – поинтересовался краснолицый.

– Через люк угольного подвала, – ответил Фатти.

– Вон оно что! – протянул краснолицый, а его дружок поджал губы так, что их совсем не стало видно. Он показался Фатти очень сердитым и жестоким.

– Кому-нибудь известно, что ты находишься здесь? – продолжил допрос краснолицый.

– Откуда мне знать? – пожал плечами Фатти. – Если кто-то видел, как я залезал в люк, тогда известно. Но если меня никто не видел, то как это станет известно?

– Он уклоняется от ответа, – сделал вывод тонкогубый. – Заставить его говорить можно, только причиняя боль. Приступим, пожалуй. Для начала слегка вздуем.

Фатти испугался. Он не сомневался, что этот человек пойдет на все, лишь бы добиться своего. Мальчик молча глядел на него исподлобья.

Внезапно, без предупреждения, человек с тонкими губами нанес Фатти сильный удар в правое ухо. И тут же, не дав ему опомниться, двинул с такой же силой в левое ухо. У Фатти перехватило дыхание, из глаз посыпались искры, и он зажмурился.

Через некоторое время он снова открыл глаза и с ужасом уставился на коротышку, скривившего тонкие губы в отвратительной улыбке.

– Надеюсь, теперь ты заговоришь? А то можем испробовать еще кое-какие средства.

Фатти стало совсем не до шуток. Он чувствовал, что готов рассказать обо всем, лишь бы его больше не били. В конце концов этим он не причинит вреда остальным Тайноискателям, напротив, друзья будут только рады, если он сам останется цел и невредим. Что поделаешь, если так крупно не повезло.

– Хорошо. Я все скажу. – Фатти судорожно сглотнул. – Хотя говорить-то особенно нечего.

– Как ты обнаружил эту комнату? – задал вопрос краснолицый.

– Случайно, – сказал Фатти. – Мой друг залез на дерево, заглянул в окно и увидел комнату с обстановкой.

– Сколько человек знают о ней? – прокричал тонкогубый.

– Только я и другие Тайноискатели, – ответил Фатти.

– Другие кто?!

Фатти объяснил.

– Гм, значит, пятеро сопляков пронюхали об этом, – подытожил краснолицый. – А кому-нибудь из взрослых говорили?

– Нет, – замотал головой Фатти. – Нам… нам нравится разгадывать тайны самостоятельно, если это в наших силах. Мы ничего не рассказываем взрослым, при условии, что они сами не начинают вмешиваться. Так что в эту тайну посвящены только мы впятером. А теперь, раз я все вам выложил, вы можете отпустить меня.

– Что? Отпустить тебя и позволить растрепать о нас на всю округу? – насмешливо спросил тонкогубый коротышка. – Мы не станем так рисковать. Хватит с нас того, что вы влезли не в свое дело и спутали наши планы.

– Если вы меня не отпустите, скоро сюда явятся мои друзья, чтобы выяснить, что со мной случилось, – торжествующе заявил Фатти. – Мы заранее условились, что они придут мне на выручку, если к утру я не вернусь домой.

– Ну-ну, – отозвался тонкогубый. Он стал что-то быстро говорить своему дружку на непонятном для Фатти языке. Краснолицый кивнул в знак согласия.

– Ты напишешь приятелям записку, в ней объяснишь, что обнаружил здесь нечто необыкновенное и теперь сторожишь находку. Попросишь их как можно скорее прийти в сад, – распорядился коротышка.

– Ага! Вы рассчитываете сцапать и моих друзей, когда они сюда придут. А потом запереть их где-нибудь на время, пока вы будете обделывать свои темные делишки, – догадался Фатти.

– Вот именно. Мы считаем, что будет лучше подержать вас взаперти, пока мы не управимся с делами. Потом можете болтать что вздумается.

– Так вот, если вы считаете, что я стану писать записку, из-за которой мои друзья попадут к вам в лапы, вы очень сильно ошибаетесь! – с вызовом выпалил Фатти. – Я не такой трус!

– Неужели? – Тонкогубый так странно посмотрел на Фатти, что мальчика бросило в дрожь. Что этот страшный человек сделает с ним, если он откажется написать записку? Фатти и думать об этом боялся.

Он пытался мужественно смотреть коротышке в глаза, но это было не так-то просто. В который раз уже Фатти пожалел, что так легкомысленно пустился в эту ночную авантюру. Ему очень не хватало Бастера. Но, наверное, он правильно поступил, что не взял его с собой. Эти бандиты могли обойтись с псом крайне жестоко.

– Мы тебя запрем, – сказал тонкогубый. – Нам надо ненадолго отлучиться, но мы скоро вернемся. А ты пока напишешь записку. Если к нашему возвращению ты этого не сделаешь, у тебя будут большие неприятности, о которых ты до конца жизни не забудешь!

Фатти немного воспрянул духом, когда услышал, что его запрут на замок. Возможно, появится шанс для побега! В кармане у него лежала сложенная газета. Он был уверен, что ему удастся выбраться из запертой комнаты. Однако Фатти снова сник после слов краснолицего.

– Мы запрем тебя в этой уютной комнате, – сказал тот. – Дадим бумагу и чернила. Ты сочинишь что-нибудь завлекательное, чтобы твои дружки сразу клюнули. Записку бросим в окно.

Фатти понял, что из секретной комнаты ему ни за что не выбраться. Толстый ковер, устилавший пол, не оставлял под дверью и малейшей щелочки, через которую можно было бы протащить ключ. Он окажется настоящим пленником. Даже спуститься по дереву Фатти не мог из-за прочной решетки на окне.

Тонкогубый положил на стол листок бумаги и ручку, а рядом поставил чернильницу.

– Вот. Напишешь записку и поставишь подпись. Как тебя зовут?

– Фредерик Троттевилл, – уныло представился Фатти.

– Фредди, значит? – сказал Тонкогубый. – Подпишешься «Фредди». Когда твои дружки придут в сад, я брошу записку в окно, но говорить ты с ними не будешь.

Краснолицый взглянул на часы.

– Нам пора, – сказал он. – Здесь все готово. Заманим его приятелей и захлопнем ловушку, чтобы не помешали довести дело до конца. Пусть денек-другой поголодают взаперти!

Оба типа вышли из комнаты. Фатти слышал, как повернулся ключ в замке. Теперь он пленник. Он мрачно смотрел на закрытую дверь. Сам виноват, что оказался в такой переделке! Но он ни за что не станет втягивать в нее друзей. Пусть хоть эти бандиты места живого на нем не оставят!