Пип бежал всю дорогу. Он был очень взволнован. Что обнаружил Фатти? Должно быть, нечто совершенно необыкновенное, раз он остался там сторожить свою находку.

Бетси была как на иголках, ожидая возвращения Пипа. Она устроилась у окна в детской, рядом с ней на подоконнике сидел Бастер, прижав черный носик к оконному стеклу.

Наконец они увидели Пипа. Он улыбнулся и помахал им письмом. Бетси сразу поняла, что у него хорошие новости, и на сердце у нее полегчало. Она бросилась вниз по лестнице навстречу Пипу, не отставал от нее и Бастер.

– С Фатти все в порядке? Что произошло? Это письмо от него? – забросала она брата вопросами.

Пип рассердился и велел ей опять подняться по лестнице.

– Что ты кричишь на весь дом? Скоро все будут знать о нашей тайне!

В этот момент раздался гонг к завтраку, и на пороге детской появилась мама.

– Идите завтракать, – сказала она. – Пип, не заставляй меня ждать, мне скоро надо уходить.

Бетси так и не успела прочитать письмо от Фатти и, сгорая от любопытства, беспрестанно ерзала за столом во время еды, чем вызвала крайнее раздражение миссис Хилтон.

Едва закончив завтрак, Пип и Бетси сорвались с мест и помчались в детскую. Пип положил листок на стол.

– Взгляни! Фатти откопал что-то сногсшибательное и теперь охраняет это. Он просит, чтобы мы все туда пришли. Так что нам надо поскорее идти за Ларри и Дейзи.

Бетси прочитала письмо. Глаза у нее загорелись. Все это было более чем захватывающе!

– Наверное, Фатти уже разгадал тайну, – сказала она. – Ведь он такой умный!

– Одевайся и идем скорее к Ларри, – поторопил ее Пип. – Фатти нас ждет не дождется.

Они торопливо оделись и побежали к дому Ларри. На условный свист отозвалась Дейзи, высунув голову в окно на верхнем этаже.

– Есть новости?

– Да, масса новостей! – прокричал Пип и взбежал по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. – Мы утром пошли к Фатти, а горничная сказала, что он дома не ночевал.

– Боже! – воскликнула Дейзи.

– Потом я отправился в Милтон-хаус, оставив Бетси и Бастера дома, – продолжал Пип. – И вдруг из окна вылетело это письмо! Оно от Фатти.

Ларри и Дейзи с волнением пробежали письмо глазами.

– Ну и ну! Ему и впрямь удалось что-то выведать! – сказал Ларри. – Он, наверное, пролез в дом через люк и поднялся в секретную комнату. Предлагаю идти в Милтон-хаус немедленно, сию минуту.

– Бетси вела себя глупо этой ночью и сегодня утром, – пожаловался на сестру Пип. – Она все нервничала и переживала, потому что ей, видите ли, показалось, будто Фатти попал в беду. Она ужасно ревела, когда мы узнали, что он не появлялся дома. Бетси у нас еще совсем ребенок.

– А вот и нет, – возразила Бетси, покраснев от смущения. – Я действительно очень волновалась и не могла ничего с собой поделать. Какой-то внутренний голос подсказывал мне, что Фатти в опасности, и, если честно, я до сих пор не совсем спокойна за него. Чувство тревоги не прошло.

– В самом деле? – удивилась Дейзи. – Странно! Но теперь-то ясно, что у Фатти все нормально. Ты же читала его письмо.

– Да, я знаю, – сказала Бетси и перечитала письмо еще раз. – Интересно, почему он подписался «Фредди», – неожиданно заметила она. – Он почти всегда ставит подпись «Фатти». Я думаю, он делает это уже машинально.

Девочка внимательно разглядывала письмо. Потом она стала его нюхать, вертя так и эдак.

– В чем дело, Бетси? Ты сейчас напоминаешь Бастера, когда он принюхивается к какому-нибудь аппетитному запаху, но не знает, откуда он доносится, – подтрунил над ней Ларри.

– Я уловила знакомый запах… Чем же это пахнет? А, знаю – апельсинами! Но в комнате нет ни одного апельсина.

– Фантазия! – не поверил Пип. – Вечно ты что-то выдумываешь!

Он взял письмо, чтобы сложить его, но вдруг тоже потянул носом, принюхиваясь.

– Очень странно! Теперь и я чувствую апельсиновый запах! – воскликнул он.

Бетси внезапно выхватила у брата письмо и снова поднесла его к носу.

– Вот что пахнет апельсинами! – догадалась она. – Можете сами понюхать.

В самом деле, письмо пахло апельсинами, и это могло означать только одно: Фатти написал другой текст на том же листке бумаги, используя апельсиновый сок в качестве невидимых чернил.

Бетси опустилась на стул, потому что от волнения у нее задрожали коленки.

– У меня опять появилось это чувство, – призналась она. – Вы убедились – с Фатти что-то случилось. Надо скорее проверить, нет ли здесь секретного сообщения.

Дейзи побежала за утюгом. Ребятам показалось, что нагревался он целую вечность. Пип провел горячим утюгом по письму. На нем моментально проступили блеклые коричневые буквы. Ребята с замиранием сердца прочли:

«Дорогие Тайноискатели! Не обращайте никакого внимания на первое письмо. Меня здесь держат взаперти. В Милтон-Хаусе творятся темные дела; какие именно, пока не знаю. Срочно свяжитесь с инспектором Дженксом и обо всем ему расскажите. Он примет меры. Не вздумайте и носа сюда совать! Всегда ваш, Фатти».

В полном молчании Тайноискатели хмуро смотрели друг на друга. Их тайна теперь вдруг стала казаться им жуткой, зловещей и очень опасной. Фатти держат взаперти! Но почему же он написал еще одно письмо – обычными чернилами?

– Те люди, которые его поймали, должно быть, заставили Фатти сделать это, – высказал предположение Ларри. – Они хотели всех нас заманить в ловушку, потому что нам известно о существовании секретной комнаты. Но хитрый Фатти сумел на том же листке написать несколько строк невидимыми чернилами.

– А мы чуть было не проглядели его секретное сообщение! – всплеснула руками Дейзи. – Подумать только! Мы ведь как раз собирались идти в Милтон-Хаус. Достаточно нам было постучать в дверь – и все! Тут бы и мы попались!

– Конечно, мы дали маху сразу, не проверив письмо на невидимые чернила, – сокрушенно сказал Пип. – Мы просто обязаны были сделать это.

– Нас спасло то, что у Бетси такое хорошее обоняние, – признал Ларри. – Не почуй она запах апельсина, беды нам бы не миновать! Ну и молодчина Бетси! Настоящий Тайноискатель! Это она обнаружила секретное послание. Бетси просияла, довольная похвалой.

– Вот видите, неспроста я беспокоилась за Фатти, – сказала она. – О Господи, хоть бы ему там было не очень плохо. Пип, может, сразу позвоним инспектору Дженксу? Хочется поскорее рассказать ему обо всем.

– Я сейчас позвоню, – вызвался Ларри.

Ребята вместе с ним спустились вниз. Через справочную Ларри узнал номер телефона инспектора Дженкса, который жил в соседнем городке.

К сожалению, инспектора не оказалось дома. Он должен был появиться не раньше чем через час. Что оставалось делать Тайноискателям?

– Идти в Милтон-Хаус совершенно бесполезно, – сказал Ларри. – Если эти типы сцапали Фатти, они и нас поймают, и тогда мы уже ничем не сможем ему помочь. Придется набраться терпения и ждать.

– А может, сказать Пошлипрочу? Или это будет совсем глупо с нашей стороны? – закинула удочку Бетси. Она очень не любила мистера Гуна, но понимала, что Фатти срочно нуждается в помощи.

– Что?! Преподнести нашу тайну Пошлипрочу на блюдечке? – скривился Пип. – Ты с ума сошла, Бетси. Кроме того, он свалился с простудой. Наша служанка, которая ходит к нему убирать, сказала мне сегодня утром. Так что он пока не будет рыскать вокруг Милтон-хауса.

Но Пип заблуждался. Действительно, мистер Гун провалялся один день в постели, но уже на следующее утро был на ногах. Он, правда, не вполне избавился от насморка, но твердо решил при первой же возможности наведаться в Милтон-Хаус.

Собственно говоря, как раз в тот самый момент, когда Пип убеждал ребят, что мистер Гун не появится в ближайшее время у Милтон-хауса, полицейский следовал именно туда! Из-за больших сугробов пришлось опять идти пешком. Не без труда перевалив через холм, Гун зашагал по Каштановому проселку.

На проселочной дороге он заметил следы от колес автомобиля и заподозрил, что они могут вести к Милтон-хаусу. Гун остался доволен, убедившись, что не ошибся.

«Хо! Кто-то приезжал в этот заброшенный дом на роскошной машине! – отметил он про себя. – Да-а, странно все это. Тут и впрямь творятся какие-то дела, пацаны недаром почуяли неладное. Но если они думают, что и эта тайна целиком достанется им, они очень сильно ошибаются!»

Мистер Гун напустил на себя деловой вид. Он подтянул ремень и поправил шлем на своей шарообразной голове. Потом очень и очень осторожно стал подкрадываться к воротам Милтон-хауса, стараясь остаться незамеченным из окон.

Он увидел множество следов, протоптанных в сторону парадного входа и от него. Гун задумчиво почесал в затылке. Похоже, в доме находятся какие-то люди. Кто они – законные хозяева? Что делают в пустом доме? И почему здесь постоянно пасутся эти дети? Неужели похитители драгоценностей прячут здесь свою добычу?

Мистеру Гуну очень хотелось попасть в этот пустующий дом и обследовать его. Без свидетелей, разумеется. Он не сомневался, что ребята уже проделали это.

Стоял хмурый зимний день, начинало темнеть, и к вечеру, очевидно, надо было ждать снегопада. Соблюдая все меры предосторожности, мистер Гун обогнул дом и тут совершенно неожиданно наткнулся на черное отверстие, зиявшее в земле прямо напротив входа на кухню.

Присмотревшись получше, Гун определил, что это люк для спуска угля в подвал, причем крышка его была отодвинута в сторону. Гун недоумевал: кто-то в него спускался? Ну да, наверняка кто-нибудь из этих вездесущих малявок. Может быть, они и сейчас шарили по всему дому, проверяя, не спрятано ли здесь награбленное добро.

Лицо мистера Гуна начало приобретать багровый оттенок. Его выводила из себя мысль о том, что эти Тайноискатели снова удостоятся похвалы инспектора Дженкса за обнаружение ценностей, припрятанных на территории его, Гуна, участка. Он укрепился в своем решении проникнуть в дом, разыскать там ребят и напугать их до смерти. Честное слово, ну и задаст же он им!

Не спеша и очень аккуратно мистер Гун свесил ноги в люк. Он чуть не застрял, будучи человеком упитанным. Но все же смог кое-как протиснуться и приземлился на угольную кучу.

«Так! – торжествующе подумал Гун, как только перевел дыхание. – Так, а теперь наверх! Осмотрю дом и разберусь с этими неслухами. Уж я их напугаю! Всю душу из них вытрясу! Ха-ха, я им покажу, как шпионить повсюду и браться не за свои дела! Проучу их как следует!»