На следующий день у Фатти был день рождения. Фатти всегда огорчало такое совпадение этой даты с рождественскими праздниками, потому что многие норовили преподнести ему вместо двух подарков только один.

– Тебе не повезло, – сочувствовала Дейзи. – Но не сомневайся, мы-то так не поступим. На Рождество подарки само собой, а на день рождения – само собой.

И вот сразу после завтрака Пип, Бетси, Дейзи и Ларри отправились к Фатти, чтобы вручить ему заранее приготовленные подарки.

– Надо поторопиться, ведь Фатти сказал, что собирается в Лондон, – сказал Дейзи.

– Да, и совершенно один, – напомнила Бетси. – Он совсем как взрослый!

– Готов спорить, одного его не отпустят, – усомнился Пип.

Фатти с Бастером очень обрадовались гостям.

– Я так рад, что вы пришли, – сказал Фатти. – Хотел попросить вас посмотреть за Бастером, пока я буду в отъезде. Мне нужно успеть на поезд в одиннадцать сорок три.

– Ты и в самом деле едешь один? – спросил Пип.

– По правде сказать, со мной едет мама. Она вбила себе в голову, что если я отказался отпраздновать день рождения, то не упущу случая поразвлечься в городе. Она намерена затащить меня на какое-нибудь представление. Но я, конечно, улизну и куплю все, что задумал!

– Как жаль, что мы не сможем вместе отметить твой день рождения, Фатти, – грустно проговорила Бетси. – Надеюсь, ты хорошо проведешь время. А завтра приходи к нам, покажешь свои покупки.

– Завтра я не смогу, – сказал Фатти. – Ко мне должны нагрянуть два-три приятеля, вы их не знаете. Как освобожусь, сразу приду.

Он остался очень доволен подарками друзей, особенно тем, что преподнесла ему Бетси. Она своими руками связала для Фатти галстук из красной и коричневой шерсти, который он сразу же надел. Бетси очень польстило, что именно в ее галстуке Фатти поедет в Лондон.

– Фредди! Ты готов? – позвала его мать. – Мы должны успеть на поезд!

– Иду, иду, мамочка! – крикнул в ответ Фатти. Он схватил свою копилку и опустошил ее. Ребята разинув рты смотрели, как он поспешно рассовывал пачки денег по карманам.

– Мои тетя и дяди только рады подкинуть мне деньжат, чтобы не обременять себя покупкой подарков, – ухмыльнулся Фатти. – Только не проговоритесь маме, что я взял с собой так много. А то она может запаниковать.

– Неужели? – удивилась Бетси, которой трудно было представить миссис Троттевилл паникующей. – Фатти, а ты смотри, не потеряй деньги, ладно?

– Какой же из меня после этого сыщик? – усмехнулся Фатти. – Не беспокойтесь, никто, кроме меня, не вытащит деньги из моего кармана! Бастер, будь послушным! Вечером сам возвращайся домой.

– Гав! – ответил воспитанный песик. Он всегда понимал, что ему говорили.

– Кстати, ты уже передал наше невидимое послание Пошлипрочу? – не без лукавства спросила Бетси.

– Нет. Я собираюсь поручить это завтра одному из моих приятелей, – хитро улыбаясь, ответил Фатти. – Не хочу, чтобы старина Гун засек меня. Да, мама, сейчас иду! Ну и что, если придется бежать всю дорогу до станции? До свидания, Бастер. Придержи его, Бетси, а то он помчится за мной.

Бетси сдерживала Бастера, который изо всех сил вырывался и отчаянно лаял. Он терпеть не мог, когда Фатти уезжал куда-нибудь без него. Фатти, как резвый пони, бросился вдогонку за матерью.

– Надеюсь, Фатти удастся достать нужные вещи, – сказал Пип. – Вот будет потеха – обрядиться во все это.

Друзья направились домой вместе с Бастером, который совсем было приуныл и опустил хвостик. Но как только Бетси наградила его огромной костью, песик снова завилял хвостом. В конце концов, когда Фатти уезжал, он неизменно возвращался назад. Надо лишь немного его подождать. Бастер был готов ждать, раз уж ему представилась возможность скоротать время с такой восхитительной костью.

– Жаль, что Фатти не будет с нами эти дни, – сказал Ларри. – Хорошо бы эти его друзья не очень у него загостились. Он так и не сказал, кто они.

– Скорей всего, кто-то из одноклассников, – предположил Пип. – Так или иначе, через пару дней он вернется, и мы от души повеселимся, глядя на его маскарад.

Вечером Бастер, как и подобает послушному псу, самостоятельно побежал домой. Остатки замечательной косточки он прихватил с собой. Не оставлять же ее на съедение коту Пипа!

На следующий день Ларри и Дейзи пришли в гости к Пипу и Бетси. Их просторная и светлая детская как нельзя лучше подходила для дружеских встреч.

Бетси сидела на подоконнике и читала. Услышав, как открылась калитка, она посмотрела в окошке, кто идет. Может, это наконец Фатти? Но это был не он. По дорожке, прихрамывая, шел странного вида мальчик с бледным, болезненным лицом и кудрявыми волосами, выбивавшимися из-под кепки, каких тут не носили.

В руке он держал записку. Бетси решила, что записка предназначалась маме. Она стала гадать, кто же такой этот мальчик.

Внизу открылась входная дверь. Служанка, наверное, проводила мальчика в гостиную, где в тот момент находилась миссис Хилтон. Бетси ожидала, что незнакомец вот-вот опять появится на улице.

– К нам пришел с запиской какой-то чудной мальчишка. Сейчас он, наверное, разговаривает с мамой. Посмотрите на него, когда он будет выходить.

Ребята подошли к окну, но в этот момент неожиданно открылась дверь и в детскую вошла миссис Хилтон, а за ней показался явно смущенный мальчик.

Он замялся на пороге, комкая в руках свою кепочку и уставившись в пол. Волосы у него вились, прямо как у Бетси, а лицо было очень бледным. Зубы мальчика выдавались вперед, как у кролика, нависая над нижней губой.

– Дети, это друг Фредерика, – представила мальчика миссис Хилтон. – Он принес мне записку от миссис Троттевилл, и я подумала, что вы, может быть, захотите познакомиться с ним. Я уверена, ему любопытно посмотреть, во что вы играете. Он француз, по-английски понимает плохо. Но ведь Пип у нас отличник по французскому, поэтому наверняка сможет объясняться с гостем.

Французик попятился. Пип подошел к нему и протянул руку. Мальчик вяло ее пожал.

– Комант алле-ву? – осведомился он.

– Это означает «как поживаете?» – перевел Ларри для Бетси.

– Очень хорошо, спасибо, – ответил Пип по-французски, чувствуя себя обязанным хоть немного оправдать материнскую гордость за его успехи. Но одно дело писать в школе французские предложения, когда можешь проверить любое слово, и совсем другое дело вот так запросто разговаривать. Хоть убей, Пип никак не мог вспомнить нужных слов, чтобы поддержать разговор.

Бетси стало жаль гостя. Она взяла его за руку.

– Не стесняйся, – подбодрила она его. – Почему же Фатти не пришел с тобой?

– Же не компран па, – сказал мальчик довольно высоким, неприятным голосом.

– Говорит, что не понимает, – объяснил Пил. – Дай-ка я теперь попробую.

Он откашлялся, сосредоточился и обратился к французику:

– У э Фатти, то есть пардон, Фредерик?

– Же не компран па, – повторил мальчик и еще с большей неловкостью стал вертеть свою кепку.

– Мрак! Даже родного языка не понимает, – презрительно сказал Пип. – Интересно, как его зовут. Это-то я смогу спросить.

Он снова повернулся к бестолковому мальчику:

– Комант аппеле-ву?

– А! – воскликнул мальчишка, до которого наконец что-то дошло. Он улыбнулся, полностью обнажив свои здоровенные, выступающие зубы. – Мое имя есть Наполеон Бонапарт.

После этого сенсационного заявления наступила тишина. Ребята не знали, что и подумать. То ли этого чудика и впрямь назвали в честь императора Франции, то ли он морочит им голову.

Мальчик прошелся по комнате, сильно прихрамывая. Бетси сочувственно спросила:

– У тебя повреждена нога?

К ее ужасу, гость выудил из кармана изрядно замусоленный носовой платок и залился слезами. Закрыв лицо платком, он бормотал что-то по-французски, в то время как другие смотрели на него с недоумением.

Миссис Хилтон вновь заглянула в детскую, посмотреть, как ребята общаются со своим новым знакомым. Она была просто шокирована, увидя, что он плачет.

– В чем дело? Что вы ему сделали?

– Ничего! – последовал негодующий ответ.

– Я только спросила, не болит ли у него нога, – уточнила Бетси.

Мальчишка громко взвыл, проковылял к двери, сопровождаемый расстроенной миссис Хилтон, и скрылся на лестнице. «Нога, моя нога!» – доносились оттуда его стоны.

– Псих какой-то, – заключил Пип. Миссис Хилтон сказала:

– Я должна позвонить миссис Троттевилл и расспросить ее об этом мальчике. Бедное дитя, он, кажется, нездоров. Напрасно я привела его к вам. Он такой застенчивый и пугливый.

Хлопнула входная дверь. Ребята столпились у окна я смотрели, как этот ненормальный, хромая, удалялся от дома. Он сжимал в руке платок и то и дело утирал им слезы.

– Ну и друзья у Фатти. Хорошо еще не пришлось играть с ним, – поморщился Ларри.

– Дождусь, когда бедняжка доберется до дома миссис Троттевилл, и сразу же позвоню ей, – сказала миссис Хилтон. – Надо узнать, как он дошел, и извиниться за то, что вы так расстроили его.

– Расстроили его? Да мы и не думали, он просто чокнутый, – сказал Пип.

– Пип, выбирай выражения!

– Ну, псих, – поправился мальчик, но миссис Хилтон опять укоризненно посмотрела на него. Она была очень щепетильна в отношении речи и поведения своих детей.

– Я очень сожалею, что вы так неприветливо обошлись с маленьким иностранцем, – с упреком сказала миссис Хилтон и продолжала в том же духе в течение нескольких минут. Затем она стала звонить миссис Троттевилл.

Но трубку взял Фатти, который вежливо сообщил, что мамы нет дома и он готов передать ей все, что скажет миссис Хилтон.

– Да нет, не обязательно, – ответила она. – Я только очень беспокоюсь за твоего приятеля, Фредерик, который приходил к нам с запиской. Я оставила его буквально на несколько минут с ребятами, а когда вернулась, застала твоего друга очень расстроенным. Он ушел от нас, плача навзрыд. Все ли с ним в порядке?

– Да, он уже здесь. Он рассказал мне, как его хорошо приняли и как было весело. Ему бы хотелось прийти к вам сегодня на чашку чая.

Миссис Хилтон никак не ожидала услышать такое. Она даже не сразу нашлась, что сказать ребятам.

– Э-э… мальчик как будто благополучно добрался до Троттевиллов и успокоился. Он хочет, чтобы вы пригласили его на чай после обеда.

Ошеломленные ребята молчали. У них не было ни малейшего желания вновь встречаться с этим французиком.

– Мама, мы никак не можем! – зашептал Пип с отчаянием в голосе. – Он невыносим, честное слово. Пожалуйста, скажи, что мы все пойдем пить чай к Ларри. Ладно, Ларри? Мы просто не перенесем еще один визит этого отвратительного мальчишки.

Ларри кивнул в знак согласия. Миссис Хилтон поддалась на уговоры и вновь подошла к телефону… Это Фредерик? Будь добр, передай своему другу, что сегодня Пип и Бетси собираются пить чай у Ларри и Дейзи и, к сожалению, не смогут пригласить твоего французского друга. Извини.

– Молодчина, мамочка! – воскликнул Пип, когда миссис Хилтон повесила трубку. – Даже подумать страшно, что этот мальчишка торчал бы здесь несколько часов. Бьюсь об заклад, хитрюга Фатти хотел спровадить своего дружка к нам на чай, чтобы самому от него избавиться. Уверен, французик и не заикался об этом. Мы его до смерти напутали.

– Ну что ж, тогда вы и в самом деле приходите после обеда к нам, – сказала Дейзи, – раз уж мы сказали об этом Фатти. Постарайтесь прийти как можно раньше, хотя бы в половине третьего.

– Договорились, – ответил Пип, – придем. Ума не приложу, как Фатти терпит подобных друзей?!