Пип направился к дому Фатти, где ребята ждали его возвращения и рассказа о том, что с ним приключилось. Маленькая комната Фатти – он называл ее «берлогой» – была завалена книгами, играми, спортивным инвентарем и прочими вещами. Здесь же находилась и корзина, в которой спал Бастер.

Пип брел в тумане, от холода и сырости он совсем озяб. Дрожа с головы до ног, он наконец-то вошел через боковую дверь в дом Фатти. Убедившись, что внизу нет ни служанки, ни миссис Троттевилл, с которыми в таком виде ему вовсе не хотелось встречаться, Пип поднялся по лестнице наверх. Сидя на полу, ребята играли в карты.

– А вот и Пип! – обрадовалась Бетси; тут же бросился к нему и Бастер, как будто не видел Пипа несколько недель.

– Ну как, Пип, с тобой произошло что-нибудь интересное? – спросила Бетси.

– Да, было очень даже интересно! – с сияющими глазами сказал Пип. Он придвинулся как можно ближе к камину. – Более того, Тайноискатели, мне кажется, я раскопал для вас новую тайну!

Все с радостным нетерпением приготовились слушать его рассказ. Бетси вскочила с места.

– Расскажи нам скорей! Что ты имеешь в виду? Какая тайна?

– Сейчас расскажу, расскажу обо всем по порядку, – ответил Пип. – Но ей-Богу, я ужасно замерз!

– А где же твой плащ? – спросила Дейзи.

– Остался у Гуна, – признался Пип. – Приятного мало, согласны?

– А как твой плащ попал к Гуну? – удивился Фатти. – На нем было твое имя?

– Бетси, ты не помнишь? – Пип повернулся к сестренке.

– Нет, не было, – сказала Бетси. – Так что мистер Гун не узнает, чей это плащ, если, конечно, не наведается к нашим родителям, чтобы узнать, не потерял ли кто-нибудь из нас свой.

– Не волнуйся, – сказал Фатти, – мой старый плащ почти такой же, как у Пипа. Поскольку у меня есть новый, старый я могу отдать Пипу, и, если к вам заявится Пошлипрочь, покажете ему мой плащ.

– Спасибо, Фатти. – Пип облегченно вздохнул. – Ты всегда приходишь на помощь. А теперь… слушайте.

Он начал рассказывать. Друзья хихикали, представляя себе испуг бедной старушки миссис Фрост, увидевшей за углом ужасного монстра. Все хохотали, когда Пип описывал, какие кренделя выделывал мистер Гун, гоняясь за ним в тумане.

– Подумать только, он даже не посмотрел, не прячешься ли ты на дереве. Какой же из него сыщик? – недоумевал Фатти. – Но, Пип, ты еще ничего не сказал о тайне. Что это за тайна?

– Ну что ж, – важно сказал Пип, – вам должно быть известно, что Милтон-хаус пустует уже много лет.

Все закивали, подтверждая, что хорошо знают этот заброшенный дом.

– Так вот, – продолжал Пип, – прошу внимания. Одна из комнат верхнего этажа полностью обставлена!

Ребята были поражены.

– Обставлена! – повторил Фатти. – Как странно! И если там все же кто-то живет, почему он обосновался на самом верху? Пип, это действительно очень подозрительно.

– Вот и я говорю, – подхватил Пип, довольный, что друзья проявили интерес к его сообщению. – Может быть, это и станет нашей очередной тайной? Тут явно что-то не так.

– Да, похоже на настоящую тайну, – согласился Фатти.

– Ура! – закричала Бетси. – У нас все-таки будет тайна и в эти каникулы! Как нам ее разгадать?

– По правде говоря, эта тайна отличается от предыдущих, – задумчиво произнес Фатти. – Я имею в виду, что раньше у нас были улики и подозреваемые, а теперь только комната с мебелью под самой крышей пустого дома. Мы даже не знаем, кроется ли за этим что-то недоброе. Но без сомнения, здесь есть какая-то загадка, и нам стоит попытаться ее разгадать.

– Ух ты, как здорово! – радовалась Бетси. – Я так мечтала о тайне! Тем более теперь, когда мы знаем всякие хитрости сыщиков.

– Да, Пип, ты не терял времени даром, – сказал Ларри. – Сними же наконец свой ужасный грим! На тебя смотреть невозможно, когда ты с этими зубами.

– Знаю, – сказал Пип, вынимая вставную челюсть. – Зубы что надо! Старину Гуна чуть удар не хватил, когда он снова увидел их, и уже не у мальчика-француза.

Ребята дружно рассмеялись, вообразив, каково было удивление мистера Гуна. Только Фатти продолжал сосредоточенно думать.

– Остается надеяться, что Гун не станет везде и всюду ходить за нами по пятам, – сказал он. – Конечно, забавно было убедить его в том, что мы разгадываем новую тайну, о которой он и не слыхивал. Но теперь, когда вам и вправду подвернулась тайна, Гун только испортит все дело, если будет путаться под ногами.

– Проклятье! – воскликнул Ларри. – Мы не сможем самостоятельно разгадать эту тайну, если Пошлипрочь разнюхает о ней. А тайна обещает быть первоклассной – у меня уже возникла уйма вопросов! Кто поселился в комнате? Почему именно в пустующем доме? Знает ли об этом хозяин Милтон-хауса? Когда неизвестный жилец приходит и уходит?

– Да, вопросов множество, – сказал Фатти. – Дело будет интересным, но трудным! Я предлагаю попытаться проникнуть в комнату.

– Ну уж нет! – запротестовали остальные.

– Мы не имеем права делать это, – заметил Ларри. – Нельзя вламываться в чужие дома – даже пустые. Ты же сам знаешь.

– Нам и не потребуется вламываться, – с достоинством сказал Фатти. – Почему бы не пойти к агенту по недвижимости и не попросить у него ключи от дома?

Такое и в голову никому не пришло. Дейзи с сомнением посмотрела на Фатти.

– Это глупо, детям они ключи не дадут.

– Мне могут дать, – возразил уверенный в себе Фатти. – Так или иначе, попытка не пытка. Пип, ты, случайно, не заметил имени агента на щите с объявлением о продаже дома?

– Нет. Не помню, чтобы я видел такой щит, – ответил Пип. – Но стоял густой туман. Мы можем сходить туда и разузнать.

– Давайте пойдем прямо сейчас, – предложила неугомонная Бетси. Но ребята не согласились.

– Очень густой туман, Бетси, – сказал Ларри. – Ничего не видно. Хорошо еще, что мы знаем дорогу домой, иначе заблудились бы.

Тайноискателям не терпелось немедленно приступить к раскрытию новой тайны, но из-за плохой погоды заниматься расследованием в тот день было совершенно бесполезно.

– Надо действовать осторожно, чтобы не узнал Пошлипрочь, – продолжил обсуждение плана Ларри. – А еще лучше – направить его по ложному следу, если начнет за нами шпионить.

– Точно! – поддержала его Бетси. – Давайте так и сделаем. Вот смеху-то будет! Мы можем сами придумать для него тайну – крупное ограбление или что-нибудь в этой роде.

– Неплохо придумано, – одобрил Ларри. – Если удастся подкинуть Гуну несуществующую тайну, он не обратит внимания на настоящую, которой займемся мы.

Эта идея всем понравилась. Ребята и не помышляли о том, чтобы довериться мистеру Гуну и действовать заодно с ним. Он так не любил их и так неумело вел расследование, что если бы и пришлось кому-нибудь обо всем рассказать, то ребята предпочли бы инспектора Дженкса – «очень важного полицейского», по выражению Бетси. Дженкс выслушал бы их с вниманием и интересом и, конечно, не стал бы приписывать себе их заслуги. Пошлипрочь, напротив, пренебрежительно отнесся бы к действиям Тайноискателей, а их идеи присвоил бы себе.

Но если мистер Гун в силу своей подозрительности придет к выводу, что Тайноискатели вновь заняты расследованием, без его вмешательства никак не обойдется. Ребята с радостью ожидали нового приключения, не менее увлекательного, чем предыдущие.

– Давайте обмозгуем, – вновь перехватил инициативу Фатти. – Первым делом нам надо найти агента по недвижимости и постараться раздобыть у него ключи. После этого мы сможем обследовать ту комнату и выяснить ее предназначение.

– Правильно, – сказал Ларри. – Завтра же и займись этим агентом. У тебя неплохо получается. И все же ты меня очень удивишь, если тебе удастся раздобыть ключи.

– Поживем – увидим, – ответил Фатти, который был более высокого мнения о своих способностях и возможностях. В мыслях он уже видел себя начальником всей британской полиции и всемирно известным детективом.

Друзьям теперь стало не до игр, ни о чем другом, кроме тайны, они и думать не могли.

– Как вы считаете, эта тайна окажется опасной? – не без тревоги спросила Бетси. – Хорошо бы она не была опасной.

– Если возникнет опасность, расследованием займемся мы, мальчики, – заявил Фатти несколько напыщенно. – А девчонкам тогда лучше держаться подальше.

– Ну уж дудки! – возмутилась Дейзи. – Бетси может поступать как знает, но я буду участвовать в расследовании от начала до самого конца. Да, Фатти, я ничем не хуже мальчишек.

– Ну хорошо, хорошо, – согласился Фатти, – не кипятись! Слышите? Нас зовут к чаю. Лично я ужасно проголодался.

– Ты всегда голодный, – сказала Дейзи, все еще дуясь на Фатти.

Однако миссис Троттевилл приготовила такой чудесный чай, что все обиды были тут же позабыты. Приятное чаепитие и самая настоящая тайна впереди. Что может быть лучше?