Тайна совиного холма

Блайтон Энид

Такая уж, видно, судьба у Великолепной Пятерки: ни одни каникулы не обходятся без приключений, да каких! Вот и на этот раз не успели друзья уехать в велосипедный поход, как одного из них похитили, приняв за юного наследника огромного состояния. Конечно, ребята отправились спасать друга, нашли, в конце концов, похитителей и... сами оказались в ловушке! «Как же нам выбраться на свободу? Зачем эти типы держат нас взаперти, если они убедились в своей ошибке? И вообще, что за странные дела творятся в этом жутком старом доме со зловещим названием Совиное Гнездо?» — лихорадочно размышляют друзья и случайно обнаруживают потайную комнату...

 

ПЯТЕРКА СОСТАВЛЯЕТ ПЛАН НА КАНИКУЛЫ

— Поистине, Квентин, с тобой очень трудно иметь дело! — воскликнула тетя Фанни.

Четверо детей, завтракавших за столом, с большим любопытством смотрели на взрослых. Что еще натворил дядя Квентин? Джулиан подмигнул Дику, а Энн толкнула под столом Джордж. Интересно, поднимет ли дядя Квентин бурю, как иногда бывает?

Дядя Квентин держал в руке письмо, которое ему только что передала жена, предварительно прочитав сама. Письмо-то и стало причиной неприятного разговора. Дядя Квентин нахмурился, но решил бурю не поднимать и заговорил вполне миролюбиво:

— Фанни, дорогая, неужели ты думала, что я могу точно помнить, когда у детей начинаются каникулы? И откуда я мог знать, приедут ли они к нам или отправятся к твоей сестре? Ты же знаешь, что я занят своей научной работой, и, между прочим, в данный момент весьма важной. Я не могу помнить, когда у детей кончаются занятия и когда снова начинаются!

— Но ты в любой момент мог спросить у меня! — возмутилась тетя Фанни. — Неужели ты в самом деле забыл, ведь мы договорились, что Джулиан, Дик и Энн здесь проведут пасхальные каникулы — все они так любят Киррин и море, особенно в это время года! И ты сказал, что примешь участие в своих конференциях после их каникул, а не в самой середине!

— Но каникулы начались слишком поздно! — начал сердиться дядя Квентин. — Я не предвидел такого варианта.

— Но ты же знал, что в этом году поздняя Пасха, поэтому и занятия кончились поздно, — вздохнула тетя Фанни.

— Отец не в состоянии предусмотреть все, — вступила в разговор Джордж. — Но в чем дело, мама? Отец хочет уехать в середине наших каникул, так?

— Да. — Тетя Фанни протянула руку за письмом. — Позволь мне снова взглянуть. Он должен уехать через два дня, и, разумеется, мне придется сопровождать его. Но нельзя же оставить вас здесь одних, когда в доме никого нет. Если бы Джоанна не заболела, не было бы никаких забот. Но она вернется не раньше, чем недели через две.

Джоанной звали кухарку, дети любили ее и очень огорчились, когда, приехав на каникулы, не застали ее дома.

— Мы вполне можем остаться одни, — вставил Дик, — и к тому же Энн вполне прилично готовит.

— Я могу ей помогать, — сказала Джордж. Ее настоящее имя было Джорджина, но все звали ее Джордж. Мать улыбнулась.

— Ох, Джордж, когда ты недавно варила яйца, то продержала их в кастрюльке до тех пор, пока они не превратились в угольки! Боюсь, что детям не очень понравится твоя стряпня.

— Но я просто забыла, что яйца в кастрюльке, — объяснила Джордж. — Я пошла поставить таймер, чтобы он зазвонил, когда они будут готовы, и тут вспомнила, что Тимми еще не ел…

— Да, да, мы все знаем об этом, — засмеялась мать. — Тимми вовремя поел, но твоему отцу пришлось уехать без чая!

— Гав! — Тимми из-под стола подтвердил слова тети Фанни. Он услышал свое имя и решил сообщить, что он тоже здесь, а потом лизнул ногу Джордж, напоминая о себе.

— Давайте вернемся к нашей теме, — нетерпеливо перебил их дядя Квентин. — Мне необходимо быть на конференции. В этом сомнений нет. Я должен сделать там важное сообщение. Тебе, Фанни, вовсе не обязательно ехать со мной, ты останешься дома и присмотришь за детьми.

— Маме вовсе не нужно оставаться дома. У нас есть очень серьезный план, но мы думали, что его придется отложить до лета. А теперь мы можем им заняться.

— Конечно! — воскликнула Энн. — Теперь мы можем! Да?

— Правильно, — подтвердил Дик. — Я согласен.

— О чем это вы? — удивилась тетя Фанни. — Ничего не понимаю. Если что-то опасное, я не разрешу. Что вы задумали?

— Разве мы когда-нибудь занимались чем-то опасным? — возмутилась Джордж.

— Десятки раз, — не отступила мать. — А теперь расскажите, что вы еще придумали?

— Ничего особенного, тетя Фанни, — успокоил Джулиан. — Просто так совпало, что у всех велосипеды в классном состоянии, и, помните, на рождество вы подарили нам две маленькие палатки, ну вот мы и подумали, что здорово было бы взять палатки и попутешествовать по окрестностям на велосипедах.

— Погода тоже классная, и мы здорово развлечемся, — поддержал его Дик. — И потом, тетя Фанни, вы же сами говорили, чтобы мы пользовались палатками, а не держали их на полке. А тут такая возможность!

— Я имела в виду, чтобы вы поставили их в саду или на пляже, — запротестовала тетя Фанни. — В прошлый раз вы ходили в поход с мистером Лаффи. Мне совсем не по душе отпускать вас одних на велосипедах и с палатками.

— Ах, Фанни, неужели ты думаешь, что Джулиан такой недотепа, что не сумеет присмотреть за детьми? — В голосе дяди Квентина явно слышалось нетерпение. — Разреши им попутешествовать. Я уверен, Джулиан справится и проследит, чтобы дети не навредили себе и были здоровы.

— Спасибо, дядя, — Джулиан не привык получать комплименты от дяди Квентина. Он посмотрел на ребят и усмехнулся. — Конечно, сладить с этой маленькой командой совсем не сложно, правда, с Энн иногда бывает трудновато договориться!

Энн возмущенно открыла рот. Самая младшая, она единственная из всех была, что называется, покладистой. Девочка поймала улыбку Джулиана — ага, он явно поддразнивает ее. И она тоже улыбнулась.

— Обещаю, что со мной будет легко иметь дело. — С невинным видом Энн посмотрела на дядю Квентина.

— М-да-а, должен сказать, по-моему, самая трудная из вас Джордж… — удивленно начал было дядя Квентин, но замолчал, заметив, как предупреждающе нахмурилась жена. Справиться с Джордж и в самом деле бывает трудно, но ведь если постоянно напоминать ей об этом, легче не станет!

— Квентин, вечно ты не понимаешь, когда Джулиан шутит, а когда говорит серьезно, — сказала супруга — Ладно. Если ты и вправду думаешь, что Джулиану можно доверить детей, тогда позволим им взять новые палатки и попутешествовать на велосипедах…

— Ура! Все устроено! — закричала Джордж и на радостях принялась барабанить по спине Дика. — Завтра мы отправимся в поход! Завтра мы…

— Джордж! — остановила ее мать. — Не надо кричать и устраивать базар, ты же знаешь, что отец не выносит шума. И посмотри, ты же напугала Тимми. Ложись, Тимми! Ну вот, теперь он будет носиться по комнате, как сумасшедший.

Дядя Квентин встал. Он терпеть не мог, когда трапезы превращались в бедлам, и чувствовал себя почти таким же возбужденным, как и Тимми. Если в доме четверо детей и собака, уноси ноги. И он с удовольствием покинул комнату.

— Ой, тетя Фанни, вы на самом деле разрешаете нам завтра уйти в поход? — спросила Энн; глаза у нее сияли — апрель, а такая теплая погода, жара будто в июле. Вряд ли нам понадобятся теплые куртки.

— Без теплых вещей вы никуда не поедете, — твердо заявила тетя Фанни. — Апрель — ненадежный месяц, в нем не бывает двух одинаковых дней. Сегодня жарко и солнечно, а завтра пойдет снег, а потом начнутся дожди… Я дам Джулиану денег, чтобы вы могли переночевать в гостинице, если испортится погода.

Но четверо ребят ни чуточки не сомневались, что погода никогда не испортится!

— Вот здорово! — воскликнул Дик. — Каждый вечер мы будем выбирать место для ночевки и ставить палатки. А если будет луна, так можем полночи ехать на велосипедах. И вообще делать, что захотим!

— У-у-у-у-х! Вот это да! На велосипеде при лунном свете! Никогда еще не ездила на велосипеде ночью! — обрадовалась Энн. — Суперкласс!

— Я рада, что вы придумали себе занятие, пока нас не будет, — сказала тетя Фанни. — Дорогие мои, я столько лет замужем за Квентином, и вечно он устраивает такие вот сюрпризы. Но у нас сегодня много дел: надо решить, что вы возьмете с собой.

Ребятам все вдруг показалось совершенно необыкновенным. Они выполняли обычную утреннюю работу — застилали постели и убирали спальни — и возбужденно переговаривались между собой.

— Кто бы поверил, что мы завтра одни уйдем в поход? — удивлялся Дик.

— Дик! Я застелю твою постель! — закричала Энн, увидев, что он в спешке кое-как закрывает одеялом скомканные простыни. — Наверно, ты не умеешь аккуратно натягивать их.

— Это я-то не умею? — возмутился Дик. — Подожди, сейчас ты увидишь. Я так застелю, что даже Джулиан похвалит. А ты занимайся своей комнатой. — И он принялся взбивать подушки, натягивать простыню на уголки матраца, аккуратно разглаживать одеяло. — Видишь, Энн? У тебя, свой метод, а у меня свой. Я умею застилать постель, но мне это надоедает. Вот подожди, завтра мы отправимся в поход, а там только спальные мешки, скатал его и все — никакой уборки!

Дик скомкал пижаму и засунул под подушку, потом накрыл кровать покрывалом. Работа была закончена. Энн засмеялась и пошла к себе заканчивать уборку, размышляя о радостях предстоящего путешествия: солнечные дни, незнакомые места, таинственные леса, холмы и пригорки, поющие ручьи, завтрак и обед на траве, и главное — на велосипедах при лунном свете. Как в сказке! Но, может, Дик разыгрывал ее, когда говорил про лунный свет?

Весь этот день они были страшно заняты. Складывали в рюкзак вещи, которые понадобятся в походе, из палаток ухитрились соорудить маленькие тюки, которые можно приторочить к багажнику велосипеда, размечали по карте маршрут, то и дело бегали в кладовку за продуктами, которые решили взять с собой.

Тимми понял, что они куда-то собираются идти, и не сомневался, что дети возьмут его с собой; ему передалось их возбуждение, он без конца лаял, от радости бил хвостом по полу и постоянно болтался под ногами. Но никто на него не сердился, потому что Тимми был одним из них, одним из Пятерки, он умел делать почти все, только не мог говорить. Немыслимо было представить, чтобы дети отправились в поход без верного друга Тимми.

— Как ты думаешь, Тимми сможет всю дорогу бежать рядом с вами? — спросила тетя Фанни у Джулиана.

— Конечно. Он никогда не устает, как бы далеко мы ни уехали. Надеюсь, вы будете спокойны за нас, тетя Фанни. Ведь вы знаете, какой прекрасный сторож Тимми, — уговаривал тетю Джулиан.

— Да, знаю, — подтвердила тетя. — Я бы так легко не согласилась на ваше путешествие, если бы не знала, что с вами будет Тимми. Он все равно что взрослый человек и сумеет приглядеть за вами!

— Гав! Гав! — поблагодарил Тимми тетю Фанни за высокое мнение о нем.

Джордж засмеялась.

— Он сказал, что равен двум взрослым, — так перевела гавканье Тимми, а он забарабанил своим длинным хвостом по полу.

— Гав! Гав! Гав! — возразил Тимми: не двум, а трем!

 

В ПОХОД БЕЗ ВЗРОСЛЫХ

К утру все было готово, тщательно уложено и привязано к багажникам велосипедов; рюкзаки ребята собирались надеть на спину. Тетя Фанни наполнила корзины разной едой и вручила Джулиану деньги, чтобы он покупал по дороге свежий хлеб, овощи, мороженое.

— Надеюсь, вы проверили тормоза? — Дядя Квентин решил, что ему тоже надо бы поучаствовать в сборах, к тому же он вспомнил, что, когда был мальчиком и ездил на велосипеде, тормоза никогда не действовали.

— О-о, конечно, дядя Квентин, с тормозами все в порядке, — заверил его Дик. — Мы бы никогда не рискнули отправиться в поход с неисправными тормозами. Ведь вы лучше нас знаете, какие строгие правила на шоссе и как там придираются к велосипедистам.

Дядя Квентин озадаченно взглянул на мальчика, будто первый раз в жизни услышал, что существуют какие-то правила дорожного движения. Но похоже, что он и в самом деле первый раз об этом слышал. Дядя Квентин жил в собственном мире — мире теорий, цифр и диаграмм, — и ему страшно не терпелось поскорей вернуться в этот мир. Но он вежливо ждал, когда дети получат последние инструкции и тронутся с места.

— До свидания, тетя Фанни! Боюсь, что мы не сможем написать вам, мы же не знаем, где вы будете жить во время конференции, а вы не сумеете нам сообщить свой адрес, потому что не будете знать, где мы. Но не беспокойтесь, с нами ничего не случится, — сказал Джулиан.

— До свидания, мама, выбрось все заботы из головы. Нам будет очень интересно и весело! — прокричала Джордж.

— До свидания, тетя Фанни, до свидания, дядя Квентин!

— До встречи, дядя! Тетя Фанни, мы отправляемся!

Они нажали на педали, и велосипеды потянулись к воротам. Тетя и дядя стояли и махали рукой, пока залитые солнцем велосипедисты не скрылись за поворотом. Тимми на своих длинных, сильных ногах в восторге скакал рядом с велосипедом Джордж; наверно, его радовала мысль, что теперь он может по-настоящему пробежаться.

— Ну вот, наконец-то мы одни, — сказал Джулиан, когда Пятерка свернула за угол. — Нам здорово повезло, что взрослые нас отпустили. Дорогой дядя Квентин! Как я рад, что он все забыл и перепутал!

— Давайте в первый день не будем ехать слишком долго. А то мне всегда не хватает воздуха, если мы не делаем привалов, — попросила Энн.

— Не будем, — согласился Дик — Ты только скажи, что устала, и мы сразу остановимся!

Утро было удивительно теплое, и вскоре они даже вспотели. Пришлось снять свитеры и положить их в корзины, привязанные к багажникам. Легкий ветерок развевал короткие курчавые волосы Джордж, и она стала еще больше похожа на мальчишку. Теперь они ехали в майках и шортах, только на Джулиане были джинсы. Джулиан закатал рукава майки, и все последовали его примеру.

Милю за милей они оставляли позади, радуясь солнцу и ветру. Тимми, не чувствуя усталости и высунув розовый язык, мчался рядом. Он бежал по поросшей травой обочине дороги, чтобы никому не мешать. И правда, очень умный пес!

Первую остановку ребята сделали в крохотном поселочке, который назывался Менлингтон Тоуви. В центре стояла всего одна лавчонка, но зато в ней продавалось все — или, по крайней мере, им так оказалось.

— Хорошо бы у них был имбирный лимонад! — воскликнул Джулиан. — А то я готов высунуть язык, как Тимми.

За небольшим прилавком продавали оранжад, лимонный и грейпфрутовый сок и, конечно, имбирный лимонад. Ужасно трудно на чем-нибудь остановиться, когда такой большой выбор. И к тому же здесь торговали мороженым. Наконец ребята уселись; они пили имбирный лимонад с лимонным соком и ели восхитительное мороженое.

— Надо дать Тимми мороженого, — сказала Джордж. — Он его очень любит. Правда, Тимми?

— Гав! — подтвердил Тимми, и мороженое, булькнув, исчезло у него в глотке.

— Нет смысла давать Тимми мороженое, — заметила Энн. — У него даже нет времени распробовать вкус. Он сразу глотает. Нет, Тимми, садись, от меня ты ничего не получишь. Я сама вылижу все до капли, тебе ничего не останется. Тимми подошел к миске с водой, которую поставила перед ним продавщица, и пил, и пил, и пил, пока миска не опустела. Потом он плюхнулся на пол и запыхтел.

Каждый, уходя, взял с собой по бутылке лимонада для ленча. Ребята уже с удовольствием думали о еде и мечтали о бутербродах, приготовленных тетей Фанни.

Энн увидела коров, которые, пощипывая траву, паслись на лугу.

— Наверное, ужасно быть коровой и есть одну только безвкусную траву, — сказала она Джордж. — Подумай, сколько корова теряет: она никогда не пробовала сандвич с яйцом и салатом, никогда не ела эклер в шоколаде, она даже не знает вкуса вареных яиц, не может выпить стакан имбирного лимонада! Бедная корова!

— Какие глупости приходят тебе в голову, Энн, — засмеялась Джордж. — Но после твоих разговоров о сандвичах с яйцом и стакане имбирного лимонада я просто умираю от голода. Я видела, как мама делала сандвичи с яйцом и сардинами.

— Нехорошо, — проворчал Дик, сворачивая в маленькую рощицу. Его велосипед опасно завилял на кочках. — Совсем нехорошо. Если девчонки не перестанут тарахтеть о еде, я не смогу проехать и дюйма. Джулиан, что там насчет ленча?

Этот первый завтрак в роще запомнился всем, как сказка. Вокруг них группами рассыпались примулы, откуда-то доносился нежный запах фиалок, и дрозд, как безумный, пел в орешнике, а когда он останавливался, вступали два зяблика и выводили свое «пинк-пинк».

— Музыка и декорации уже на месте, — Джулиан показал рукой на примулы и поющих птиц. — Очень мило. Теперь хотелось бы, чтобы подошел официант и подал меню.

И тут они увидели кролика. Его большие уши стояли торчком и будто задавали вопрос.

— А, вот и официант, — обрадовался Джулиан — Что вы можете нам предложить сегодня, дружок? Пирог с крольчатиной?

Кролик почувствовал запах Тимми и в панике дал стрекача, только его и видели. Ребята засмеялись — вышло так, будто он убежал, услышав про пирог с крольчатиной. Тимми задумчиво поглядел вслед исчезнувшему кролику, но не пошевелился.

— Ай-яй-яй, Тим! Первый раз ты позволил кролику благополучно удрать, — заметил Дик. — Наверно, ты устал и тебе жарко. А что Тимми получит на завтрак, Джордж?

— Я сама сделала для него сандвичи, — ответила Джордж.

И какие сандвичи! Она купила у мясника мясо для сосисок, сделала из него двенадцать бутербродов и аккуратно завернула в пергаментную бумагу.

Все засмеялись. Рассеянная Джордж никогда не забывала покормить Тимми. Пес, почти не жуя глотал сандвичи и от удовольствия стучал хвостом по поросшей мхом земле. Ребята улыбались, набив полный рот вкусными бутербродами, страшно довольные тем, что они вместе, без взрослых, и в такой красивой роще.

— Джордж! Что ты делаешь! — почти простонала Энн. — Ты же съела сандвич Тимми!

— У-у-у! — проурчала Джордж. — То-то я думаю, какой странный вкус. Наверно, я дала Тимми свой, а сама съела его. Прости меня, Тим.

— Гав, — вежливо сказал Тимми и проглотил еще один бутерброд.

— Он глотает их с такой скоростью, что не может почувствовать, сколько съел — двадцать или пятнадцать, — заметил Джулиан. — По-моему, ему уже достаточно, да, Тим? Теперь он смотрит, кто еще чего-нибудь ему подкинет. Ага, музыка снова заиграла.

Пятерка сидела и слушала птиц. «Пом-ни, и-ди, пом-ни, ку-да, пом-ни, и-ди», — пел дрозд.

— Ты прав, мудрый дрозд, — сказал Дик, укладываясь на мягкий мох. — Мы помним, куда идем, но сейчас надо немножко поспать, так что пусть твой оркестр играет потише.

— Прекрасная мысль, и в самом деле, почему бы ни отдохнуть, — зевая, проговорил Джулиан, — Мы уже много проехали и вовсе не собираемся в первый же день падать от усталости. Уйди с моих ног, Тимми, ты страшно потяжелел после всех этих сандвичей.

Тимми передвинулся и плюхнулся рядом с Джордж, лизнув ее в щеку. Она чуть оттолкнула его.

— Не надо меня слюнявить, — сонно пробормотала девочка. — Будь умницей, сиди на страже, как хороший пес, чтобы никто не увел наши велики.

Тимми, естественно, тотчас же понял слова «на страже» и, услышав их, выпрямился и обвел глазами кусты, принюхиваясь, нет ли кого чужого. Кто-то есть? Никого. Ни шороха, ни звука, ни тени. Тогда он снова лег, насторожив одно ухо и оставив открытым один глаз. Джордж всегда восхищалась этой способностью своего друга спать, закрыв только один глаз и опустив только одно ухо. Она захотела рассказать об этом Дику и Джулиану, но увидела, что они уже спят.

Джордж тоже уснула. Никто не нарушал их сон. Маленькая малиновка вопросительно разглядывала странных пришельцев, склонив набок головку, будто решая, стоит или нет взять пару волосков из хвоста Тимми для своего будущего гнезда. Тимми чуть-чуть пошире открыл тот глаз, который не спал, чтобы малиновка не вздумала шутить с такой серьезной собакой, как он. Малиновка улетела.

Дрозд еще немножко попел, и тут снова появился кролик. Тимми открыл глаз еще шире. Кролик отпрыгнул подальше. Тимми тихонечко всхрапнул. То ли он спал, то ли проснулся? Кролик не стал проверять способность Тимми спать одним глазом и умчался прочь.

К половине третьего ребята проснулись. Джулиан посмотрел на часы.

— Уже почти время пить чай, — заметил он. Энн негромко взвизгнула:

— Ой, нет, ведь мы только что позавтракали. В меня не войдет больше ни глотка!

— Ладно, Энн, — усмехнулся Джулиан, — будем есть, когда захотят наши желудки, а не когда показывают часы. Вставайте! А то уедем без вас.

Четверка выкатила велосипеды из кустов и отправилась дальше. Легкий ветерок приятно обвевал лица. Энн тихо вздохнула:

— Ой, мне уже не хватает воздуха. Как ты считаешь, Джу, сколько миль мы должны сегодня проехать?

— Немного. Мы найдем красивое место, чтобы выпить чаю, потом купим чего-нибудь на ужин и на завтрак, а потом поищем, где поставить палатки на ночь. Я нашел на карте маленькое озеро — если мы его разыщем, то немножко поплаваем.

План звучал просто великолепно. Джордж почувствовала, что она готова проехать десятки миль, лишь бы потом искупаться в озере.

— Ты здорово придумал, — сказала Джордж, — просто здорово. По-моему, маршрут всего похода надо проложить вокруг озер, правда? Тогда мы будем купаться вечером и утром!

— Гав! — на бегу согласился Тимми, держась возле колес велосипеда хозяйки — Гав! — повторил он.

— Тимми поддерживает мой план, — засмеялась девочка — Но какой ужас, я совсем не уверена, что он взял с собой банное полотенце.

 

ЧУДНЫЙ ДЕНЬ И ЧУДНАЯ НОЧЬ

Пятерка замечательно провела вечер. В полшестого они попили чаю, а потом купили чего захотелось на ужин и на завтрак. Несколько булочек, анчоусовый паштет и большой пирог с джемом в картонной коробке, еще апельсины, лимонный сок, сочный салат и сандвичи с ветчиной — все желания были учтены, и меню получилось просто на удивление.

— Надеюсь, мы не съедим все за ужином, хоть что-то останется на завтрак, — заметила Джордж, укладывая сандвичи в корзинку. — Уходи, Тимми. Это не для тебя. Тебе я куплю огромную кость, чтобы хватило на всю ночь.

— Только не давай ему кость перед сном, — попросила Энн. — Он всю ночь будет так хрупать и чавкать, что я не засну.

— Сегодня ничто не помешает мне уснуть! — воскликнул Дик. — По-моему, я буду спать, даже если случится землетрясение. Я просто мечтаю о своем спальном мешке.

— Я думаю, палатки сегодня можно не ставить, — сказал Джулиан, глядя на абсолютно ясное небо. — Надо будет спросить у кого-нибудь, кто слушал прогноз погоды в шесть вечера, не обещали ли дождя. Но честно, я бы просто нырнул в спальный мешок и уснул, и пусть небо будет для нас вместо крыши.

— Потрясающе! — воскликнула Энн. — Люблю лежать и смотреть на звезды.

Прогноз погоды оказался хорошим: ясно и безветренно.

— Вот и прекрасно, — обрадовался Джулиан. — Меньше хлопот, не надо распаковывать палатки, а завтра снова укладывать. Поехали! Все купили? Как вы думаете, хватит еды или чье-то желание забыли?

Корзины были набиты битком. Казалось безнадежным попытаться запихнуть в них еще один пакет.

— Мы могли бы уложить в корзинки больше, если бы Тимми сам нес свой ужин. Почти вся моя корзина занята огромными костями для него, — пожаловалась Энн. — Джордж, почему ты не приспособишь что-нибудь ему на шею, чтобы он сам носил свою еду? Он ведь очень умный.

— Конечно, он очень умный, — подтвердила Джордж. — Но он еще и очень жадный. Ты же знаешь, Энн. Если ему дать нести кости, он остановится и съест все до одной. По-моему, собаки способны есть все время, не переставая.

— Счастливые, — вздохнул Дик. — Я бы хотел быть собакой. А то мне приходится делать перерывы между едой.

— Ну, теперь к озеру, — сказал Джулиан, складывая карту, которую он только что изучал — Оно всего милях в пяти отсюда и называется Зеленый пруд, но, судя по карте, озеро гораздо больше, чем обыкновенный пруд. Ужасно хочется искупаться, а то от жары я совсем раскис.

К половине восьмого они добрались до озера, расположенного в очень живописном месте. На берегу стоял маленький домик, который, очевидно, летом купальщики использовали как раздевалку, чтобы переодеться и снять мокрый купальник. Но сейчас дом был заперт и занавески на окнах спущены.

— Наверно, ничего не случится, если мы поплаваем, — задумчиво протянул Дик. — Ведь мы не забрались в частные владения и не нарушим закон, если влезем в озеро?

— Не похоже, чтобы это было частное владение, — подтвердил Джулиан. — По крайней мере, тут нет никаких знаков. Но учтите, вода холодная, ведь только середина апреля. Правда, мы привыкли, потому что по утрам принимаем холодный душ. И я все-таки думаю, что такое горячее солнце прогрело озеро. Решаемся? Пошли, наденем плавки и купальники.

Ребята переоделись в кустах и бегом ринулись к озеру. Конечно, вода была холодная. Какой еще она могла быть в апреле? Энн вошла в озеро и тут же вышла. Плавать ей не хотелось.

Джордж поплавала вместе с мальчиками, но они тоже быстро вышли, возбужденные и веселые.

— Бррр, вот это холод! — бормотал Дик. — Давайте побегаем. Посмотрите на Энн, она уже оделась. Тимми, где ты? Тебе нравится холодная вода?

И они, как сумасшедшие, принялись носиться по маленькой тропинке вокруг озера. Энн приготовила все к ужину. Солнце уже село, и хотя вечер стоял тихий, было совсем не так жарко, как днем. Энн порадовалась, что взяла с собой свитер.

— Энн, как всегда, молодец! — воскликнул Дик, когда они оделись и, натянув для тепла свитеры, подошли к разложенной на салфетке еде. — Посмотрите, она накрыла на стол. Энн, ты фантастическая девчонка! Спорим, если бы мы остались здесь больше чем на одну ночь, Энн устроила бы тут что-то вроде кладовки и нашла бы место для стирки. А вот здесь в кустах она бы держала тряпку для пыли и щетки! Правда, Энн?

— Любишь ты болтать глупости. Дик, — заметила Энн. — Вам бы надо радоваться, что я позаботилась обо всем и ужин готов. Ой, Тимми! Фу! Уходи отсюда! Посмотрите на него, он стряхнул всю воду, миллионы и миллионы капель, прямо на сандвичи! Джордж, почему бы ни вытереть его? Ты же знаешь, что он всегда отряхивается после купания.

— Ну прости, Энн, — сказала Джордж. — Тимми, проси прощения. Почему тебе обязательно нужно все делать с такой силой? Если бы я так отряхивалась, как ты, у меня бы отлетели уши и пальцы!

Ужин прошел прекрасно. Так приятно сидеть в сгущающихся сумерках и ждать, когда появятся первые звезды! Четверка и Тимми чувствовали себя усталыми. Но это была счастливая усталость. Путешествие только началось, а начало всегда полно надежд. Дни впереди кажутся бесконечными, а уверенность, что солнце будет сиять каждый день с утра и до вечера, неколебимой.

Поужинав, они залезли в спальные мешки, но положили их рядом, чтобы можно было разговаривать, если захочется. Тимми испытывал страшное волнение, он торжественно прошелся по спальным мешкам, приветствуемый визгом и угрозами.

— Тимми! Как ты смеешь! А если я наступлю на тебя?

— Тимми! Чудовище! Ты зачем поставил свою огромную лапу мне на нос?

— Джордж, да останови ты его! Он что, всю ночь будет прогуливаться по нам?

Морда Тимми выражала крайнее изумление, он не мог понять, почему все так кричат. Пес попытался влезть в спальный мешок к Джордж, а когда это ему не удалось, лег рядом с ней, и Джордж отвернулась, чтобы он не лизал ей щеки.

— Ну, Тимми! Я, конечно, люблю тебя, но мне не нравится, когда у меня обслюнявленное лицо. Джулиан, посмотри, как сияет эта звезда — будто маленькая круглая лампочка. Что это такое?

— Вообще-то это не звезда, это Венера, планета, — сонно пробормотал Джулиан. — Еще ее называют Вечерняя звезда. Смешно, что ты не знаешь. Похоже, что вас ничему в школе не учат, правда?

Джордж попыталась толкнуть Джулиана сквозь спальный мешок, но не дотянулась и громко зевнула. Она зевнула так аппетитно, что заразила всех.

Энн заснула первой: самая младшая, она быстрее, чем другие, уставала от долгих велосипедных прогулок, хотя всегда храбро держалась как равная. Джордж с минуту, не мигая, смотрела на яркую Вечернюю звезду и внезапно уснула, будто провалилась. Джулиан и Дик еще несколько минут тихо переговаривались, но потом тоже замолчали. Тимми было не слышно. Он тоже устал, ведь он мили и мили пробежал рядом с обожаемой хозяйкой.

За всю ночь никто не шелохнулся. Даже Тимми. Он и внимания не обратил на веселую компанию кроликов, игравших совсем рядом, и лишь чуть насторожил ухо, когда неподалеку ухнула сова, и не пошевелился, когда пчела крутилась возле его носа.

Но если бы вдруг Джордж проснулась и произнесла его имя, сон моментально слетел бы с него. Тимми бы тотчас встал и принялся лизать ее щеки, тихонько повизгивая от восторга, потому что Джордж была центром его мира и днем, и ночью!

Следующий день тоже обещал быть ясным и счастливым. Так приятно просыпаться, чувствуя теплое солнце на щеках, слушая, как дрозд в песне изливает свое сердце!

«Наверно, тот же самый дрозд, — сквозь сон подумал Дик. — Он так же поет: „пом-ни, и-ди, пом-ни, ку-да“, — как и тот вчерашний».

Энн озабоченно села. Ее беспокоила мысль, надо ли ей встать и быстро приготовить завтрак или они сначала пойдут купаться?

Потом Джулиан полувылез из спального мешка, сел и зевнул. Увидев, что Энн уже не спит, он улыбнулся ей.

— Привет! Хорошо спала? Я — прекрасно! Какое утро!

— Я немного одеревенела, — сказала Энн. — Но это скоро пройдет. Привет, Джордж, ты проснулась?

Джордж что-то проворчала и забралась поглубже в спальный мешок. Тимми наступил на нее, повизгивая. Он хотел, чтобы она встала и пошла с ним на прогулку.

— Замолчи, Тимми! — пробормотала Джордж из глубины мешка. — Я сплю!

— А я пойду купаться, — объявил Джулиан. — Кто со мной?

— Я не пойду, — отозвалась Энн. — Для меня утро слишком холодное. Джордж вроде бы тоже не в счет. Идите, ребята, сами. А когда вернетесь, я уже приготовлю завтрак. Жаль, что я не смогу вскипятить чай, ведь мы не взяли с собой котелок или что-нибудь в таком духе.

Полусонные Джулиан и Дик побежали к Зеленому пруду. Энн вылезла из спального мешка и быстро оделась, потом взяла губку и махровое полотенце и тоже пошла к озеру. Она решила как следует вымыться холодной водой. Джордж осталась досыпать в спальном мешке.

Мальчики остановились в нескольких ярдах от озера. Теперь они понимали, почему его зовут Зеленым. Сквозь деревья просвечивала сверкающая на солнце, манящая изумрудная гладь. Скорей в воду!

Но тут они неожиданно заметили велосипед, прислоненный к дереву почти у самой кромки озера. Джулиан и Дик с изумлением разглядывали его. Это не был один из их велосипедов. Должно быть, он принадлежал кому-то другому. Потом они услышали всплески в пруду и заспешили к берегу. Неужели там кто-то купается?

В пруду плавал мальчик, его золотистые мокрые волосы искрились на солнце. Он переплывал озеро сильными правильными гребками, оставляя за собой легкую зыбь. Мальчик с удивлением осмотрел на Дика и Джулиана и поплыл к ним.

— Привет, — сказал он, вылезая из воды, — вы тоже пришли поплавать? Правда, у меня отличный пруд?

— Что ты имеешь в виду? Разве это твой пруд? — удивился Джулиан.

— Конечно, он принадлежит моему отцу, Турлоу Кенту, — объяснил мальчик.

Джулиан и Дик переглянулись: они слышали о Турлоу Кенте, одном из самых богатых людей в стране. Джулиан задумчиво посмотрел на хозяина пруда.

— Если это частный пруд, мы не имеем права в нем купаться, — проговорил он.

— Ну что вы! Купайтесь! — закричал мальчик и плеснул в них холодной водой. — Кто первый доплывет до того берега?

Все трое бросились в воду, оставляя зеленые буруны от ударов по воде сильных загорелых рук. Ну разве не прекрасное начало солнечного дня!

 

РИЧАРД

Энн очень удивилась, увидав в пруду трех мальчиков вместо двух. Вытаращив глаза, она стояла на берегу с губкой и полотенцем. Интересно, кто же этот третий?

Наконец все трое вышли из воды на той стороне озера, где стояла Энн. Она застенчиво разглядывала незнакомого мальчика. Он выглядел ненамного старше ее и не казался таким большим, как Джулиан или Дик, но он был крепко сложен, и ей всегда нравились такие смеющиеся голубые глаза. Он откинул назад слипшиеся от воды волосы.

— Это ваша сестра? — спросил он у Джулиана и Дика. — Тогда привет!

— Привет, — ответила Энн и улыбнулась. — Как тебя зовут?

— Ричард. Ричард Кент. А тебя?

— Энн. У нас велосипедный поход.

Мальчики не успели познакомиться, они еще тяжело дышали после плавания.

— Меня зовут Джулиан, а это мой брат Дик, — отдышавшись, сообщил Джулиан. — Понимаешь… Мм-м… Надеюсь, мы не вторглись в ваши владения?

— По правде говоря, вторглись, — улыбнулся Ричард. — Но я имею право дать вам разрешение. Вы можете находиться на моей земле и пользоваться прудом сколько вам угодно.

— Ой, спасибо! — воскликнула Энн. — Наверно, это собственность твоего отца. Но тут нигде не написано, что это частное владение, ни таблички, ни объявления, и мы не знали. Хочешь позавтракать вместе с нами? Одевайся, а потом Дик и Джулиан приведут тебя туда, где мы ужинали вчера вечером.

Энн терла губкой лицо, мыла в пруду руки, слушая, как мальчишки болтают, одеваясь в кустах, где они оставили одежду. Потом она заторопилась назад, чтобы уложить спальные мешки и аккуратно приготовить все для завтрака. Но Джордж крепко спала в своем мешке, выглядывала только голова, и короткие непослушные кудри делали ее совсем похожей на мальчика.

— Джордж, просыпайся. У нас к завтраку гость! — трясла Энн двоюродную сестру.

Джордж, не поверив, перекатилась подальше. Она подумала, что Энн разыгрывает ее, чтобы заставить встать и помочь приготовить завтрак. Энн оставила ее в покое. Пожалуйста, если Джордж так хочется, пусть гость придет и найдет ее в спальном мешке.

Энн принялась разворачивать припасы, оставленные на завтрак, и аккуратно раскладывать их. Хорошо, что они купили две лишние бутылки лимонного сока, теперь им есть что предложить Ричарду.

Наконец подошли и трое мальчиков с мокрыми волосами и разрумянившимися лицами. Ричард заметил в мешке Джордж, когда Тимми пошел ему навстречу. Он ласково потрепал пса по загривку, а тот с интересом обнюхал незнакомца: у Ричарда дома были собаки, и Тимми сразу это понял.

— А кто там спит? — спросил Ричард.

— Это Джордж, — объяснила Энн. — Никак не может проснуться. Вставай, завтрак готов. Ричард, не хочешь начать с булочек с анчоусовым паштетом и салатом? А здесь, если любишь, лимонный сок.

Джордж услышала голос Ричарда, когда он разговаривал с ребятами, и очень удивилась. Кто бы это мог быть? Девочка села, моргая и протирая глаза, короткие волосы падали на лоб. Ричард решил, что это мальчик. Она была похожа на мальчика, и ее звали Джордж!

— Уже давно утро, Джордж, — сказал он. — Надеюсь, я не съел твою порцию завтрака.

— А ты кто такой? — спросила Джордж. Мальчики объяснили ей.

— Я живу отсюда примерно в трех милях. Сегодня утром я приехал на велосипеде, чтобы поплавать в озере. Кстати, это напомнило мне — надо привести сюда велосипед и поставить так, чтобы я мог его видеть. У меня уже два украли, потому что я не следил за ними.

Ричард встал и пошел за велосипедом. Джордж воспользовалась моментом, вылезла из спального мешка и побежала одеваться. Она вернулась раньше Ричарда и, усевшись, принялась за булку с анчоусовым паштетом.

— Ну вот, теперь все в порядке, — облегченно вздохнул Ричард, кладя велосипед на землю рядом с собой. — Ничего нет хуже, чем говорить отцу, что у тебя украли велосипед. А если бы и этот пропал, он бы пришел в ярость.

— Мой тоже, случается, приходит в ярость, — заметила Джордж.

— Он тебя порет? — спросил Ричард, отламывая для Тимми кусочки булки с паштетом.

— Ну что ты, конечно, нет, — засмеялась Джордж, — он просто взрывается от негодования. И все.

— Мой тоже взрывается. Когда он приходит в ярость, все его боятся. А если кто-нибудь обидит или навредит, он становится похожим на слона, крушит все подряд, — продолжал Ричард. — Он себе приобрел уйму врагов, потому что никому ничего не прощает. Они даже угрожают его жизни, и теперь ему пришлось нанять телохранителя.

Все это звучало будто захватывающий комикс. Дик даже почти пожалел, что у него не такой отец. Вот было бы здорово рассказывать ребятам в школе, что отцу пришлось нанимать телохранителя!

— А как выглядит этот телохранитель? — Энн заворожено глядела на Ричарда.

— О, они бывают разные. Но все очень крепкие парни и похожи на настоящих бандитов, а может, они и есть бандиты, — Ричард наслаждался интересом, какой он вызвал у этих незнакомых ребят. — Тот, который служил в прошлом году, наверняка был бандитом. Вы в жизни не видели таких толстых губ, как у него. А нос у него такой огромный, что все думали, будто он для смеха прицепил картонный, понимаете?

— Великолепно! — воскликнула Энн. — Ты так описал, что я точно вижу этого ужасного человека. И твой отец все еще держит его при себе?

— Нет, он что-то такое выкинул, и папа рассердился. Не знаю что, но отца просто трясло от ярости, и после дикой бури он вышвырнул этого телохранителя, — рассказывал Ричард. — С ним было покончено. Настоящий праздник. Я ненавидел этого типа. Он вечно пинал моих собак. С такой злобой!

— Ох! Какое чудовище! — возмущенно воскликнула Джордж и обняла Тимми, словно испугавшись, вдруг кому-нибудь взбредет в голову пнуть его тоже. И со злобой.

Джулиан и Дик слушали и верили и не верили. Они решили, что история, которую рассказывает Ричард, конечно, сильно преувеличена. Им было интересно, но не так, как двум девчонкам, которые в ужасе буквально ловили каждое слово Ричарда.

— А где сейчас твой отец? — спросила Энн. — У него есть специальный телохранитель вот сейчас, в этот момент?

— Конечно! Сейчас он в Америке, уже неделю, но скоро прилетит. С телохранителем, — Ричард допил из бутылки лимонный сок. — М-м-м, вкусно. По-моему, вам страшно повезло, что родители разрешили вам одним отправиться в поход на велосипедах и спать где захочется. Мне бы мать никогда не позволила. Она вечно боится, что со мной что-то случится.

— Наверно, тебе тоже лучше бы иметь телохранителя, — лукаво заметил Джулиан.

— Я бы быстренько слинял от него! — воскликнул Ричард. — Хотя фактически своего рода телохранитель у меня есть.

— Кто? Где? — Энн с любопытством вертела головой, будто ожидая, что из-за кустов внезапно появится огромный бандит.

— Ну, его взяли как домашнего учителя на каникулы, — объяснил Ричард, почесывая у Тимми за ушами. — Его зовут Ломекс, и он тоже ужасный. Каждый раз, когда я куда-нибудь ухожу, мне приходится докладывать ему, точно я маленький ребенок, вроде как у вас Энн.

— Если я куда-то ухожу по своим делам, мне никому не надо сообщать об этом, — возмущенно запротестовала Энн.

— Вообще-то не думаю, чтобы нам разрешили одним отправиться в поход, если бы с нами не было Тимми, — честно признался Дик. — Он лучше, чем бандит-телохранитель или домашний учитель. Неужели у тебя нет собаки?

— О, у меня их, наверно, пять! — не задумываясь, воскликнул Ричард.

— А как их зовут? — Джордж недоверчиво взглянула на него.

— М-м-м… Бантер, Бисквит, Брауни, Боунс и… Бонзо, — улыбнулся Ричард.

— Глупые имена, — возмутилась Джордж. — Разве можно назвать собаку Бисквит? Ты, наверно, чокнутый.

— Заткнись! — неожиданно рассердившись, закричал Ричард. — Никому не позволю называть меня чокнутым!

— А мне и не нужно твоего позволения, — спокойно отрезала Джордж. — На мой взгляд, только чокнутый может назвать приличную, симпатичную собаку таким дурацким именем, как Бисквит!

— Тогда давай драться! — удивленно посмотрел на нее Ричард — Вставай, пошли!

Джордж моментально вскочила, но Джулиан положил ей руку на плечо и снова усадил.

— Никаких драк, — сказал он Ричарду — Тебе должно быть стыдно за твои слова.

— Почему?! — взорвался Ричард.

Он весь побагровел и, казалось, сейчас лопнет от ярости. Видно, он унаследовал от отца вспыльчивый характер.

— Ты ведь не дерешься с девочками, — мрачно объяснил Джулиан. — Поправь меня, если я ошибаюсь.

— О чем ты говоришь? — Ричард ошеломленно уставился на Джулиана. — С девочками? Конечно, я не дерусь с девочками. Ни один приличный парень никогда не ударит девочку. Но ведь это парень.

К его величайшему изумлению, Джулиан, Дик и Энн так и покатились от хохота. Тимми лаял как сумасшедший, довольный, что ссора наконец кончилась. Только Джордж выглядела воинственно и сердито.

— Ну и что дальше? — агрессивно спросил Ричард. — Что это так рассмешило вас? Над кем, интересно, вы смеетесь?

— Ричард, Джордж не мальчик, она девочка, — еле выговорил сквозь смех Дик. — Господи Боже мой, и она тоже хороша: готова принять твой вызов и драться. Вот смеху-то! Два взбесившихся фокстерьера вцепились друг в друга!

Ричард так и остался стоять с разинутым от удивления ртом. Он еще больше покраснел и смущенно смотрел на Джордж.

— Правда, ты девочка? — спросил он. — Но ты выглядишь как парень и ведешь себя как парень. Прости, Джордж. Неужели твое настоящее имя Джордж?

— Нет, Джорджина, — призналась Джордж, немного оттаяв после запоздалого извинения Ричарда. Но ей очень польстило, что он искренне принял ее за мальчика. Ведь ей так хотелось быть мальчиком, а девчонок она презирала.

— Как хорошо, что мы не стали драться, — смущенно заметил Ричард. — Я бы уложил тебя с первого удара.

— Ну давай, давай попробуем! — воскликнула Джордж, снова загораясь.

Но Джулиан опять усадил ее, на всякий случай придерживая рукой.

— Замолчите наконец оба! Не ведите себя как идиоты. Где карта? Пора взглянуть и решить, куда мы поедем сегодня, сколько миль нам надо преодолеть и где мы устроим привал на ночь.

К счастью, и Джордж, и Ричард заинтересовались предложением Джулиана. И скоро все шесть голов склонились над картой. Тимми, конечно, тоже. Джулиан наметил маршрут.

— Едем в Мидлком Вудз, видите, здесь на карте. Решено. У нас будет приятная красивая дорога.

Она могла бы быть приятной, но обернулась далеко не приятным приключением.

 

ШЕСТЕРО ВМЕСТО ПЯТИ

— Послушайте, — взволнованно начал Ричард, когда они укладывали и привязывали вещи к багажникам велосипедов, проверяя, не проколол ли кто случайно шину, — послушайте, у меня в тех местах, куда вы направляетесь, живет тетя. Если мне удастся уговорить мать, можно мне поехать с вами? Вы возьмете меня с собой? А я по пути навещу тетю.

Джулиан задумчиво разглядывал Ричарда. Он очень сомневался, что Ричард действительно пойдет к матери просить разрешения.

— Ладно, если это не займет много времени, — наконец ответил он. — Конечно, мы не возражаем, чтобы ты ехал вместе с нами. Мы можем по пути забросить тебя к тете.

— Я быстро, прямо сейчас поеду и спрошу у матери! — с жаром воскликнул Ричард. — Я догоню вас у Кроукерз Корнера, вы найдете его на карте. Так мы сбережем время, мне не придется возвращаться сюда. Кроукерз Корнер чуть дальше моего дома.

— Правильно, — согласился Джулиан. — Мне надо проверить тормоза у велосипеда, это займет минут десять. У тебя есть время заехать домой и спросить у матери разрешения, а потом присоединиться к нам. Скажи своей маме, что мы в целости доставим тебя к тете.

Страшно возбужденный Ричард вскочил на велосипед. Энн принялась убирать место привала. Тимми болтался под ногами, вынюхивая, не окажутся ли где крошки.

— Можно подумать, что он голодает, — рассердилась Энн. — А сам съел за завтраком в два раза больше меня. Тимми, если ты еще раз попадешься мне под ноги, я тебя привяжу.

С помощью Дика Джулиан проверил тормоза своего велосипеда, и через пятнадцать минут все было готово. По дороге они планировали остановиться и купить чего-нибудь для ленча. И хотя до Мидлком Вудза им предстояло проехать гораздо больше миль, чем они одолели вчера, ребята чувствовали, что на второй день похода у них прибавилось сил. Тимми не терпелось скорее отправиться в путь. Он был крупной собакой и всегда наслаждался движением.

— Тимми, тебе полезно сбросить жир, — заметил Дик. — Ты же знаешь, мы не любим толстых собак. Они ходят вперевалку и пыхтят.

— Дик! Тимми никогда не был толстым! — возмущенно начала Джордж, но замолчала, увидев улыбку Дика.

Он, как обычно, поддразнивал ее. Мысленно она ущипнула себя. Вечно она взвивается, когда Дик шутит над Тимми! Но сейчас девочка только дружески толкнула двоюродного брата.

Четверка села на велосипеды и поехала по тропинке, объезжая кочки и ямы. Наконец они выехали на дорогу — такую тихую, безлюдную сельскую дорогу. Им не нравилось шоссе, где много машин, выхлопных газов и пыли. Ребята предпочитали спокойные проселки, где изредка встречались телеги или фермерские грузовики.

— Теперь бы нам не пропустить Кроукерз Корнер, — сказал Джулиан. — Судя по карте, он где-то здесь недалеко. Джордж, если ты будешь так подпрыгивать на ухабах, ты порвешь шины.

— Ладно. Знаю. Я попала в эту яму, потому что Тимми подвернулся под колесо. Он увидел кролика или кого-то еще. Тимми, балбес, не отставай!

Тимми в восторге то забегал вперед, то замыкал маленькую группу. Конечно, бежать рядом с колесом — это прекрасно, но тогда приходится пропускать удивительные запахи, которые доносятся с обочин дороги. Наверно, так думал Тимми.

Они приехали в Кроукерз Корнер раньше, чем ожидали. Ричард, прислонившись к столбу с названием местности, уже восседал на велосипеде, сияя улыбкой.

— Ты очень быстро обернулся, и домой заехал, и сюда успел, — заметил Джулиан. — Мать разрешила тебе поехать с нами?

— Я сказал, что поеду с ребятами, и она долго не сопротивлялась, — ответил Ричард. — Даже позволила мне переночевать у тети.

— Спорим, что ты не взял с собой пижаму и зубную щетку! — воскликнул Дик.

— У тети всегда есть новые для гостей, — объяснил Ричард. — Ура! Целый день я буду один, без взрослых, только с вами! Никаких мистеров Ломексов с его вечными наставлениями. Поехали!

Теперь их стало шестеро. Ричард все время хотел ехать третьим в ряду, и Джулиану пришлось растолковать ему, что велосипедистам по правилам не разрешено занимать в ширину полдороги.

— А-мне-на-пле-вать! — пропел Ричард. Он казался страшно возбужденным и довольным. — Кто остановит нас здесь, на безлюдном проселке?

— Я, — жестко сказал Джулиан, и Ричард тут же перестал улыбаться. Джулиан умел говорить очень строго, если хотел.

Дик и Джордж переглянулись. Они оба решили, что Ричард очень упрямый и своевольный парень. Но вряд ли у него что-нибудь выйдет, с нашим Джулианом не покапризничаешь.

В одиннадцать они остановились, чтобы закусить мороженым и выпить соку. Им показалось, что у Ричарда очень много денег. Он настоял, что сам купит мороженое для всех — и даже для Тимми.

Потом они опять купили продукты для ленча: свежий хлеб, деревенское масло, мягкий сыр, хрустящий салат, сочную красную редиску и пучок зеленого лука. А Ричард купил дорогой шоколадный торт, который увидел в витрине первоклассной кондитерской.

— Великолепно! — воскликнула Энн. — А как мы понесем его?

— Гав! — предложил Тимми свои услуги.

— Ну уж нет. Тебе я определенно не доверю нести торт, — засмеялась Энн. — Боже мой, нам придется разрезать его пополам, и его понесут двое. По-моему, это единственный выход; он такой огромный.

Теперь они ехали по настоящей сельской дороге, поселки на которой далеко отстояли один от другого. То тут, то там на склонах холмов виднелись фермы, невдалеке от них паслись коровы и овцы, а ближе к домам степенно выступали куры. Мирная, спокойная картина, ярко освещенная солнцем, и на апрельском голубом небе медленно плыли легкие облака, мягкие, будто хлопок.

— Как здорово! — воскликнул Ричард — Я бы хотел спросить, а что, Тимми никогда не устает? Он же пробегает двойной путь из-за того, что носится взад-вперед.

— Да, пожалуй, надо бы найти место для ленча, — заметил Джулиан, глядя на часы — Мы за утро одолели много миль. Правда, половину дороги ехали вниз. Во второй половине дня мы сбавим скорость, потому что теперь въезжаем в холмистые края.

Место для ленча нашли потрясающее. Ребята расположились на солнечной стороне пригорка спускавшегося в небольшую долину. Вокруг паслись овцы с ягнятами. Ягнята оказались удивительно любопытными, один подошел к Энн и заблеял.

— Хочешь кусочек хлеба? — Энн протянула ему на ладони крошки.

Тимми с возмущением наблюдал за этой сценой. Какая несправедливость — отдавать еду этим глупым маленьким созданиям, наверно, подумал он и тихо зарычал. Джордж шикнула на него.

Скоро, ни капельки не пугаясь, все ягнята собрались вокруг них, и один даже попытался поставить передние ноги на плечи Джордж. Этого Тимми уже вынести не мог! Он неожиданно испустил такой грозный рык, что всех ягнят как ветром сдуло.

— Ох, не будь таким ревнивым, Тимми, — упрекнула пса Джордж. — Вот, возьми сандвич и веди себя прилично. Ты напугал бедных ягнят, и они уже не подойдут к нам.

Все пятеро покончили с ленчем, запив его лимонным соком и имбирным лимонадом. Солнце жарко припекало спины. Скоро они загорят как летом, а ведь только апрель. Все так удачно! «Нам правда повезло, — разморившись после еды, размышлял Джулиан, — что стоит такая прекрасная погода. Как ужасно было бы целый день ехать на велосипеде под проливным дождем».

Сразу же после ленча под полуденным солнцем дети заснули, и Ричард тоже. Ягнята подходили все ближе и ближе, и один наступил на Джулиана. Тот вздрогнул и сел.

— Тимми, если ты опять положишь на меня лапы, то… — начал Джулиан, но, увидев, что это не Тимми, засмеялся.

Он посидел несколько минут, наблюдая, как весело играют и возятся белые пушистые комочки, совсем недавно выпущенные из тесных загонов; потом сон сморил его.

— Мы, должно быть, уже близко к дому твоей тети? — спросил Джулиан у Ричарда, когда все пятеро снова оседлали свои велосипеды.

— Если мы подъезжаем к Грейт Гиддингзу, тогда скоро и дом тети, — ответил Ричард. Он ехал, не держась руками за руль, и чуть не свалился в придорожную канаву. — Я не заметил по карте, где мы.

— Да, пожалуй, мы подъедем к Грейт Гиддингзу часам к пяти, как раз время для чая, — рассчитал Джулиан — Если хочешь, мы оставим тебя у тети, чтобы ты с ней пил чай.

— Ох, нет, нет, спасибо, — быстро возразил Ричард. — Мне гораздо приятнее пить чай с вами. Я бы вообще хотел провести весь поход с вами. Как ты думаешь, это возможно? Ты мог бы позвонить моей матери и упросить ее.

— Не будь ослом, — рассердился Джулиан. — Пожалуйста, пей чай с нами, если тебе так хочется. Но мы должны оставить тебя у тети, как ты договорился с матерью, понимаешь? И никаких глупостей.

Минут в десять шестого они приехали в Грейт Гиддингз. Хотя «грейт» — это «великий», но ничего великого в поселке не было. Маленькая деревушка с крохотной лавчонкой, где можно было выпить чаю. «У нас есть только домашний пирог и джем», — сообщала вывеска на дверях.

Хозяйка лавки, толстая, добродушная женщина, очень любила детей. Она сразу сообразила, что пяти здоровым ребятам будет мало того, что она подала к чаю. Но не беда! Она быстро нарезала три тарелки здоровых ломтей хлеба с домашним маслом, намазала их абрикосовым, смородиновым и клубничным джемом, принесла только что испеченные сладкие булочки, и у всех пятерых потекли слюнки. Естественно, и у Тимми тоже.

Хозяйка хорошо знала Ричарда, потому что он иногда заходил к ней с тетей.

— Наверно, ты приехал в гости к тете, — сказала она Ричарду, — и будешь ночевать у нее?

Ричард кивнул: говорить он не мог, потому что набил полный рот имбирной булочкой. Какой прекрасный чай! Энн чувствовала, что ни о каком ужине для нее не может быть и речи. Казалось, что даже Тимми удовлетворил свой безразмерный аппетит.

— По-моему, мы должны заплатить вам двойную цену за такое обильное угощение, — сказал Джулиан, но женщина и слушать не хотела о двойной цене. Нет, нет, она сама получила удовольствие, глядя, как дети уписывают ее сдобные булочки.

— Какие встречаются ужасно симпатичные и щедрые люди, — заметила Энн, садясь на велосипед. — Просто нельзя удержаться, чтобы не полюбить их. Надеюсь, когда вырасту, я тоже буду так вкусно готовить.

— Если ты научишься так готовить, Джулиан и я никогда не женимся, а будем жить с тобой, — торжественно объявил Дик, и все засмеялись.

— Так, теперь к тете Ричарда, — сказал Джулиан. — Ты, конечно, знаешь, где ее дом?

— Да вот он, — показал Ричард и направился к воротам дома. — Большое спасибо за компанию! Надеюсь, мы еще встретимся. У меня предчувствие, что я очень скоро увижу вас. До свидания!

Он въехал в ворота и исчез.

— Какое неожиданное прощание — Джордж озадаченно смотрела туда, где скрылся Ричард, — разве это не странно?

 

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НАЧИНАЮТСЯ

И правда, им всем показалось очень странным такое внезапное прощание, на ходу брошенное «до свидания». Джулиан упрекал себя, что не поехал с Ричардом до порога, чтобы там в целости и сохранности вручить мальчика тете.

— Не будь ослом, Джулиан, — мрачно проговорил Дик. — Что, по-твоему, может с ним случиться, пока он доедет от ворот до дверей?

— Конечно, ничего не случится, — согласился Джулиан. — Но дело в том, что, по правде говоря, я не верю этому юному созданию. Вряд ли он просил у матери разрешения поехать с нами.

— Я тоже так думаю, — подтвердила Энн. — Слишком быстро он приехал в Кроукерз Корнер. Правда ведь? Хотя ему надо было доехать до дома, найти мать, уговорить ее…

— Да-а, — протянул Джулиан. — Никак не приму решения. Может, мне стоит зайти к его тете и посмотреть, ждет ли она его и там ли он?

Джулиан еще с минуту подумал и решил, что не пойдет. Каким дураком он будет себя чувствовать, если придет, а тетя с Ричардом мирно сидят и разговаривают! Тетя еще подумает, что он и остальные ребята напрашиваются в гости.

Четверо еще несколько минут пообсуждали, как лучше поступить, и поехали дальше. Им хотелось поскорее попасть в Мидлком Вудз, потому что по дороге между Грейт Гиддингзом и Мидлком Вудзом больше не было поселков. А им предстояло найти место для ночлега, а потом пойти к ближайшему фермеру и купить еды на ужин и завтрак. В Грейт Гиддингзе им не удалось ничего купить, потому что в этот день лавка рано закрывалась, а им не хотелось просить хозяйку, у которой они пили чай, продать еще что-нибудь. Ребята понимали, что уже достаточно попользовались ее добротой.

В Мидлком-Вудзе им удалось найти очень уютное место для ночлега. В глубине леса с примулами и фиалками, скрытое от любопытных глаз, конечно, неизвестное даже бродягам.

— Как в сказке! — воскликнула Энн. — По-моему, здесь на мили и мили нет ни одной живой души. Хоть бы нам найти фермера или кого-нибудь еще, кто продаст еды на ужин. Хотя, по-моему, никто из нас не хочет есть, но поужинать надо!

— Кажется, я проколол шину, и она спустила — Дик озабоченно разглядывал свое заднее колесо — К счастью, дырочка, видно, маленькая, и воздух выходит медленно. Но лучше не рисковать. Мне не стоит ехать искать ферму, пока я не заклею шину.

— Правильно, — согласился Джулиан. — И Энн не стоит идти. Она выглядит немного усталой. Мы с Джордж пойдем пешком, а велосипеды оставим. В лесу без них удобнее. Может, мы проходим час или даже больше, так что вы не беспокойтесь. Тимми найдет обратную дорогу, и мы вас не потеряем.

Джулиан и Джордж отправились за едой, Тимми сопровождал их. Конечно, он тоже устал, но никто бы не заставил его остаться с Энн и Диком. Он должен быть рядом со своей обожаемой хозяйкой!

Энн тщательно спрятала велосипед среди кустов. Никогда не знаешь, откуда появится бродяга, который так и ищет, чего бы украсть. Если бы Тимми остался с ними, ничего прятать бы не пришлось, он бы за милю услышал приближение чужого. Дик обрадовано сообщил, что сейчас начнет заклеивать шину, потому что уже нашел дырочку, проколотую гвоздем.

Энн сидела рядом и смотрела, как он зачищает резину. Интересно, нашли уже Джулиан и Джордж ферму?

Дик работал методично и аккуратно, он наложил латку и теперь ждал, когда клей высохнет. Прошло уже минут двадцать, как они остались одни, и тут послышался треск веток. Дик поднял голову и прислушался.

— Ты что-нибудь слышишь?

Энн кивнула.

— Кто-то идет по лесу и кричит. Интересно, почему?

Оба прислушались. Где-то вдалеке раздался зов:

— На помощь! Джулиан! Где вы? На помощь!

Они моментально вскочили. Кто мог звать Джулиана на помощь? Голос не Джордж. Крики стали громче — отчаянные, дикие вопли:

— Джулиан! Дик!

— Неужели Ричард? Похоже, что он, — удивленно проговорил Дик. — Господи Боже мой, чего он хочет? Что случилось?

Энн побледнела. Она не любила, когда что-нибудь случалось. А тем более в лесу.

— Мы пойдем? Пойдем найдем его? — неуверенно спросила она.

Невдалеке послышался треск, будто кто-то продирался через кустарник. Но среди деревьев уже было темно, и сначала Энн и Дик никого не увидели. Дик громко крикнул:

— Э-эй! Это ты, Ричард? Мы здесь!

— Иду! — пронзительно заверещал Ричард. — Подождите меня, подождите!

Энн и Дик стояли и ждали. Наконец они увидели Ричарда, который, спотыкаясь и налетая на деревья, мчался к ним.

— Мы здесь, — позвал его Дик — Что случилось?

Ричард почти упал на них. Он выглядел перепуганным до смерти.

— За мной гонятся, — задыхаясь, пробормотал он. — Вы должны спасти меня. Где Тимми? Пусть он искусает их!

— Кто гонится? — удивился Дик.

— Где Тимми? Где Джулиан? — В отчаянии, чуть не плача, Ричард оглядывал поляну, где ребята разбили лагерь.

— Они пошли на ферму купить еды на ужин, — объяснил Дик. — Скоро вернутся. Ричард, что случилось? Ты с ума сошел? У тебя ужасный вид.

Мальчик не обратил внимания на вопросы Дика.

— В какую сторону пошел Джулиан? Мне нужен Тимми. Скажи, куда они пошли. Я не могу оставаться здесь. Они меня схватят!

— Джулиан и Джордж пошли туда, — начал Дик, показывая на тропинку. — Ты увидишь их следы. Ричард, что случилось?..

Но Ричард уже умчался. Он несся по тропинке и пискляво, захлебываясь, вопил:

— Джулиан! Тимми!

Энн и Дик удивленно смотрели друг на друга. Что же произошло? Почему Ричард не в доме у своей тети? Он, должно быть, сошел с ума!

— Нам не стоит бежать за ним, — сказал Дик. — Мы только заблудимся и не сможем снова найти это место. Джулиан и Джордж потеряют нас, начнут бегать по лесу и тоже заблудятся. Что случилось с Ричардом?

— Он все время повторял, что кто-то гонится за ним. «За мной гонятся», — говорил он. Он все-таки на чем-то чокнулся, — решила Энн.

— Спятил, рехнулся, сдурел, свихнулся! — сердито бормотал Дик. — Вот удивятся Джулиан и Джордж, когда он прибежит к ним. Если прибежит. Немудрено, если он промахнется мимо и заблудится.

— Сейчас я залезу на дерево, может, оттуда увижу Ричарда или ребят, — решила Энн. — Дерево высокое, и на него легко взобраться. А ты кончай со своей шиной. Не понимаю, что же случилось с Ричардом?

Дик вернулся к велосипеду, недоумевая, какая муха укусила Ричарда. А Энн полезла на дерево. Она ловко лазила и скоро добралась до макушки. С одной стороны перед ней открылся широкий простор полей, с другой — насколько хватало глаз — тянулся лес. Она разглядывала темнеющие поля, надеясь где-нибудь поблизости увидеть ферму или какое-нибудь жилье. Но ничего не увидела.

Дик проверял, как приклеилась заплата, когда в лесу снова раздался шум. Он прислушался. Опять этот балда Ричард? Наверно, он возвращается назад.

Шум приближался. Но это не был треск веток под ногами бегущего мальчишки. Это был тяжелый топот ног взрослых. И Дику совсем не понравилось, что в лесу появились незнакомые люди. Кто они? А может, это какие-нибудь животные? Барсук со своей самкой? Мальчик стоял и прислушивался.

Но наступила тишина. Никаких шагов. Никакого треска веток. Может, ему послышалось? Хоть бы Энн и Джулиан с Джордж были рядом. Жутковато стоять в темном лесу и ждать, и вглядываться в пробегающие между деревьями тени.

Дик решил, что ему послышалось. Пожалуй, лучше всего, если он включит фонарь от велосипеда: свет рассеет его глупые мысли. Он нащупал фонарь на руле, включил его, и маленький уютный кружок света появился на полянке.

Дик уже хотел позвать Энн и рассказать ей о своих страхах, когда снова услышал шум! На этот раз так близко, что ошибиться было невозможно.

Между деревьями вдруг засиял яркий свет и ослепил Дика. Он заморгал.

— А-а, вот ты где, маленький негодяй! — прохрипел грубый голос, и какой-то человек вышел на поляну. За ним второй.

— Не понимаю, о чем вы говорите? — удивился Дик. Он ничего не видел, потому что яркий свет слепил глаза.

— Мы уже давно охотимся за тобой, а то ты не знаешь? Ты решил, что удрал от нас. А мы все равно тебя нашли! — продолжал незнакомец.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — повторил Дик и повернулся на звук голоса. — Кто вы?

— Ты прекрасно знаешь, кто мы! — гаркнул голос. — Разве не ты кинулся с визгом бежать, когда увидел Роки? Он пошел искать тебя в одну сторону, а мы в другую. И мы тебя застукали, так? А сейчас ты пойдешь с нами, гаденыш!

Теперь для Дика стало ясно, по крайней мере, одно — по какой-то причине эти люди охотились за Ричардом и решили, что он и есть Ричард.

— Я не тот мальчик, которого вы ищете, — попытался он объяснить им. — У вас будут неприятности, если вы схватите меня!

— Ладно, как тебя зовут?

Дик сказал.

— Ах, так ты Дик, а разве Дик не уменьшительное имя от Ричарда? Тебе не одурачить нас детской болтовней, — сказал человек, который первым вышел на поляну. — Ты именно тот Ричард, какой нам нужен. Не зря же мы бежали за тобой. Ты Ричард Кент?

— Я не Ричард Кент! — закричал Дик и вдруг почувствовал, как тяжелая рука схватила его за плечо. — Уберите руки. Вы дождетесь, что полиция узнает о ваших проделках!

— Не узнает! — засмеялся мужчина. — Они ничего не узнают, ничего! Пойдем, и не дерись и не кричи, а то пожалеешь. Как только ты попадешь в Совиное гнездо, мы с тобой разберемся!

Энн, сидя на дереве, буквально окаменела. Она не могла ни шевельнуться, ни крикнуть… Девочка пыталась позвать бедного Дика, но не могла выговорить ни слова. Ей пришлось сидеть на дереве и слушать, как два неизвестных бандита куда-то тащат ее брата. Когда эти люди поволокли Дика, а он кричал и звал на помощь, она чуть не свалилась вниз от страха и потом еще долго слышала хруст веток под тяжелыми ногами мужчин.

Энн сидела на дереве и плакала. Она не рискнула спуститься вниз, ведь ее так трясло, что она могла потерять равновесие и упасть, если бы стала слезать с дерева.

Надо дождаться, пока вернутся Джордж и Джулиан. А если они не вернутся? А если их тоже схватят? Ей придется сидеть на дереве всю долгую ночь. Прижавшись к стволу, Энн горько зарыдала.

И тут она услышала звук шагов и голоса. Энн крепче обхватила дерево. Кто бы это мог быть в такое время? Ой, хоть бы это были Джулиан, Джордж и Тимми! Хоть бы это были Джулиан, Джордж и Тимми!..

 

РИЧАРД РАССКАЗЫВАЕТ НЕВЕРОЯТНУЮ ИСТОРИЮ

Джулиану и Джордж повезло — они нашли маленькую ферму, спрятавшуюся в ложбине. При их приближении собачье трио устроило, невероятно шумный концерт. Тимми зарычал, и шерсть у него на загривке вздыбилась. Джордж взяла его за ошейник.

— Я дальше не пойду с Тимми, — предупредила она. — Не хочу, чтобы он разделался сразу с тремя собаками.

Джулиан пошел к дому один. Собаки подняли такой страшный шум и так жутко выглядели, что он остановился во дворе. Вообще-то он не боялся собак, но эти так злобно кидались, в особенности одна дворняжка, которая так угрожающе скалила зубы и рычала, что лучше было не рисковать.

— Убирайтесь вон! — прокричал голос. — Нам не нужны чужие во дворе. Они приходят, а потом у нас пропадают яйца и куры.

— Добрый вечер, — вежливо ответил Джулиан голосу. — Мы, четверо детей, путешествуем на велосипедах и устроили в лесу привал для ночлега. Не можете ли вы продать нам немного еды? Я хорошо заплачу.

Никакого ответа. Кричавший мужчина отошел от окна, очевидно, чтобы посоветоваться с кем-то в комнате. Потом снова высунул голову в окно.

— Я уже сказал вам, что мы не хотим иметь дело с чужими. У нас есть только серый хлеб и масло, и можем дать вам крутых яиц и немного ветчины. Это все.

— Прекрасно, — согласился Джулиан. — Как раз то, что мы любим. Можно мне войти?

— Нет, если не хотите, чтобы собаки разорвали вас в клочья, — ответил хозяин. — Подождите там, подальше. Я выйду, когда яйца сварятся.

— Черт знает что! — воскликнул Джулиан, подходя к Джордж. — Придется подождать здесь. До чего же неприятный тип. И хозяйство у него нестоящее.

Джордж согласилась. Ферма была явно в плохом состоянии, сараи все разваливались, в давно не кошеной траве тут и там валялись обломки каких-то машин. Три собаки беспрерывно лаяли и рычали, но близко не подходили. Джордж все еще крепко держала Тимми за ошейник. Он весь ощетинился и рвался в бой!

— Как одиноко здесь, должно быть, жить, — продолжал Джулиан. — По-моему, отсюда до ближайшего дома мили и мили. Телефона нет. Интересно, что они делают, если кто-нибудь заболеет или какой несчастный случай и нужна помощь.

— Надеюсь, они не заставят нас долго ждать, — Джордж нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. — Скоро совсем стемнеет. И мне уже хочется есть.

Наконец из покосившегося дома вышел мужчина. Старый, сутулый, с седой бородой и мрачным, уродливым лицом, он сильно прихрамывал на одну ногу. Хозяин фермы совсем не понравился ни Джулиану, ни Джордж.

— А, вы здесь — Он махнул рукой трем собакам, которые шли за ним. — Назад! — И пнул ближайшую в живот; она завизжала от боли.

— Ой, что вы такое делаете? — воскликнула Джордж. — Ей же больно.

— Это моя собака или твоя? — сердито прорычал старик. — И не лезь в чужие дела. — Он пнул другую собаку и с ухмылкой посмотрел на Джордж.

— Принесли еду? — спросил Джулиан, протягивая руку. Его беспокоило, что Тимми может вырваться и вступить в драку с собаками старика. — Джордж, отведи Тимми немного назад. Он раздражает собак.

— Как вам это понравится! — возмутилась Джордж. — Это собаки раздражают его!

Она отвела Тимми на несколько ярдов назад. Каждая шерстинка у него на шее стояла дыбом, и он угрожающе рычал и скалил зубы.

Джулиан взял еду, которая была небрежно завернута в старую коричневую бумагу.

— Спасибо, — сказал он — Сколько?

— Пять фунтов, — ответил старик, видимо, сам удивляясь своим словам.

— Не говорите глупостей, — запротестовал Джулиан и, быстро взглянув на сверток, предложил: — Я дам вам фунт, и то много. Не думаю, что там есть ветчина.

— Я сказал: пять фунтов, — упрямо повторил старик.

Джулиан взглянул на него. «Он, должно быть, сумасшедший», — подумал мальчик и протянул уродливому старику сверток.

— Тогда возьмите назад. Я не собираюсь платить пять фунтов за хлеб и яйца. Фунт — самое большее, что я могу вам предложить. До свидания.

Старик втолкнул в руку Джулиана сверток, а сам протянул ладонь. Джулиан достал из кармана фунтовую монету и положил ее в грязную ладонь. «Интересно, — подумал Джулиан, — с чего вдруг этот тип сначала потребовал такую нелепую сумму?» Старик бросил монету в карман.

— А теперь убирайтесь! — вдруг сердито крикнул он. — Нам не нужны здесь чужие, они воруют наше добро. Я спущу на вас собак, если вы придете еще раз!

Джулиан повернулся и пошел: он немного боялся, что этот странный человек и вправду спустит на него собак. Старик стоял в сгустившихся сумерках, смотрел вслед уходящим детям, и осыпал их площадной бранью.

— Мы никогда больше не придем сюда! — воскликнула Джордж, возмущенная необъяснимой грубостью хозяина фермы. — Наверно, у него не все дома.

— Возможно, — согласился Джулиан. — И я не очень доверяю еде, которую он дал. Но ничего другого сегодня вечером у нас нет.

В лесу Тимми вел их за собой. Хорошо, что умный пес был с ними, иначе они не нашли бы поляну, выбранную для ночлега. Но Тимми уверенно бежал впереди. Он знал дорогу. Если Тимми один раз привести в какое-нибудь место, он всегда может его снова найти. Тимми убегал далеко вперед, обнюхивая кусты и пни, а потом останавливался, поджидая, когда ребята догонят его.

Затем он насторожился и негромко зарычал. Джордж взяла его за ошейник. Должно быть, кто-то идет им навстречу.

Кто-то и вправду шел. Это Ричард искал их. Он все еще кричал и звал на помощь, и чуткие уши Тимми уловили шум, поднятый им. Скоро Джулиан и Джордж тоже услышали дикие вопли и остановились, чтобы подождать кричавшего.

— Джулиан! Где ты? Где Тимми? Мне нужен Тимми! Они гонятся за мной! Они гонятся за мной! Где же ты, Джулиан!

— Прислушайся, очень похоже на голос Ричарда, — удивился Джулиан. — Хотел бы я знать, как он здесь очутился. И почему он вопит, как оглашенный? Пойдем скорее! Надо узнать, в чем дело. Что-то случилось. Господи, хоть бы с Энн и Диком было все нормально.

Они побежали по тропинке так быстро, как позволяла темнота, уже опустившаяся на деревья. И вскоре наткнулись на Ричарда, который перестал кричать и, сдерживая рыдания, спотыкаясь, брел им навстречу.

— Ричард! В чем дело? — закричал Джулиан. Ричард подбежал и прижался к нему. Тимми не подошел к Ричарду, а стоял в стороне и удивленно рассматривал всех троих. Джордж, тоже ничего не понимая, уставилась на Ричарда, хотя в темноте почти не видела его лица. Господи, ну что же случилось?

— Джулиан! Ох, Джулиан! Я так испугался, — причитал Ричард, крепко обхватив Джулиана.

— Возьми себя в руки, — невозмутимо сказал тот, и его спокойный голос ободряюще подействовал на мальчика. — Спорим, что ты поднял панику из-за пустяков. Что случилось? Тети не было дома или еще что-то? И ты решил бежать за нами?

— Тетя уехала, — уже спокойнее объяснил Ричард — Она…

— Уехала? — удивился Джулиан. — Но разве твоя мать не знала об этом, когда сказала, что ты можешь остаться у нее ночевать?

— Я не спрашивал у матери разрешения поехать с вами, — признался Ричард. — И даже не заходил домой, хотя вы подумали, что я быстро обернулся. Я сразу поехал в Кроукерз Корнер и там ждал вас. Мне очень хотелось поехать с вами, а мать все равно бы не разрешила…

Его хвастливый и самоуверенный тон вызвал у Джулиана отвращение.

— Мне стыдно за тебя, — сказал он. — Зачем ты нам врал?

— Я не знал, что тетя уехала, — Вся его самонадеянность пропала, когда он услышал строгий голос Джулиана. — Я думал, что тетя дома, и хотел от нее позвонить матери и сказать, что я уехал с вами в велосипедный поход. Но тети дома не оказалось, и я решил догнать вас и…

— И сказать, что тети нет дома и ты можешь ехать с нами? — мрачно закончил фразу Джулиан. — Предательский и глупый план. Ты должен был знать, что я немедленно бы отправил тебя домой.

— Да, понимаю. Но всю ночь я провел бы с вами в лесу, — уныло объяснил Ричард. — Я никогда еще не спал под звездами. Я…

— Хватит, теперь я хочу знать, — нетерпеливо перебил его Джулиан, — чего ты испугался и почему мчался по лесу, кричал и плакал.

— Ох, Джулиан, это такой ужас! — И он снова схватил Джулиана за руку. — Понимаешь, я выехал из ворот тети, свернул на тропинку и направился в Мидлком Вудз, и тут мне навстречу попалась машина. И я увидел, кто сидит в машине!

— Ну и кто был в машине? — Джулиану пришлось взять себя в руки, потому что ему хотелось потрясти Ричарда за воротник, чтобы наконец добиться от него разумного ответа.

— Это был… это был Роки! — дрожащим голосом произнес Ричард.

— Кто это такой? — спросил Джулиан, а Джордж нетерпеливо притопнула ногой. Неужели Ричард никогда не научится нормально рассказывать о том, что произошло?

— Разве вы не помните? Я же рассказывал о нем. Тип с толстыми губами и огромным носом, которого отец в прошлом году нанял в телохранители, а потом вышвырнул вон. Этот Роки поклялся, что отомстит отцу, и мне тоже, потому что, мол, я наклепал на него папе и, дескать, из-за меня его выгнали. И вот его-то я и увидел в машине! Это было ужасно!

— Понимаю, — протянул Джулиан, — теперь хоть что-то прояснилось. Ну и что дальше?

— Роки тоже увидел меня, развернул машину и погнался за мной, — Ричарда снова бросило в дрожь, когда он вспомнил эту страшную гонку. — Я жал и жал на педали, изо всех сил, и когда доехал до леса, свернул на тропинку, потому что подумал — машина не сможет проехать среди деревьев. Конечно, машина не поехала в лес, но они вышли, их было трое, двоих я не знал, и побежали за мной. Я все жал на педали, а потом налетел на дерево и упал. Тогда я спрятал велосипед в кустах, а сам забрался под ветки…

— И что дальше? — спросил Джулиан, когда Ричард замолчал. — Что было потом?

— Потом они разделились. Роки пошел в одну сторону, чтобы искать меня, а двое незнакомых — в другую. Я подождал немножко и подумал, что они ушли. Тогда я вылез из-под веток и снова побежал по тропинке, потому что надеялся найти вас. Мне нужен был Тимми, он бы прогнал этих бандитов.

Тимми зарычал. Определенно, он бы их прогнал!

— Эти двое тоже, видно, спрятались и ждали, когда я вылезу из своего убежища. Когда я побежал, они откуда-то выскочили и погнались за мной. Я стал путать следы, финтил и прятался, прятался и финтил и наконец наткнулся на Дика, — продолжал Ричард. — Он клеил шину. Но тебя там не было. А мне нужен был ты и Тимми. Я понимал, что Роки и эти двое все равно схватят меня. Ну, я рванул к вам с Джордж навстречу и наконец нашел тебя. Я в жизни так не радовался.

Совершенно невероятная история, но она осталась в прошлом. А у Джулиана сразу мелькнула в голове тревожная мысль: что с Диком и Энн? Что случилось с ними, если эти двое неожиданно нашли их?

— Быстрей! — крикнул он Джордж — Надо срочно вернуться к Дику и Энн! Побежали!

 

ЧТО ПРЕДПРИНЯТЬ?

Спотыкаясь в темноте, Джулиан и Джордж со всех ног мчались по лесной тропинке. Тимми не отставал: он понимал, что у его друзей что-то произошло. Сзади, всхлипывая, тянулся Ричард. Он и правда очень боялся.

Наконец они выбежали на маленькую полянку, где планировали провести ночь. Там было темно и тихо. Джулиан громко позвал:

— Дик, Энн! Где вы?

Джордж направилась туда, где спрятала велосипед. Она быстро нащупала на руле фонарик, включила его и повертела рулем, чтобы осветить маленькую поляну. Луч света выхватил велосипед Дика. Но ни его, ни Энн на поляне не было! Что же случилось?

— Энн! — в тревоге закричал Джулиан. — Дик! Выходите! Мы вернулись.

И тут тихий дрожащий голосок донесся с вершины дерева:

— Ой, Джулиан! Ой, Джулиан! Я здесь.

— Это Энн! — выдохнул Джулиан, и сердце у него подпрыгнуло от радости. — Энн, где ты?

— На дереве, — уже громче ответила девочка. — Ой, Джу! Я так испугалась. Я боялась слезать с дерева, чтобы не упасть. Дик…

— Где он?! — воскликнул Джулиан.

В ответ раздались громкие всхлипывания:

— Сюда пришли два ужасных человека, они охватили Дика и уволокли с собой. Они подумали, что он Ричард.

Энн больше не могла говорить, слезы душили ее. Джулиан понял, что нужно срочно помочь ей спуститься вниз, он должен быть рядом, тогда малышка успокоится. Он обратился к Джордж:

— Посвети фонарем сюда, я полезу к Энн, чтобы помочь ей спуститься.

Джордж молча направила луч на дерево, и Джулиан, словно кошка, начал быстро карабкаться вверх. Скоро он добрался до Энн, которая все еще крепко обнимала ствол.

— Энн, я помогу тебе. Давай спускайся. Теперь ты не можешь упасть, я рядом. Я буду ставить твои ноги на крепкие ветки.

Энн очень обрадовалась, она так намучилась от страха и от холода. Наконец-то они снова будут все вместе. С помощью Джулиана она медленно сползала вниз. Вот Джулиан спрыгнул на землю, потом взял Энн на руки и осторожно опустил на траву.

Девочка прижалась к брату, и он обнял ее за плечи.

— Все в порядке, Энн. Я с тобой. И с нами Джордж и старина Тимми.

— А это кто? — вдруг испуганно спросила Энн, заметив темневшую в стороне фигуру.

— Всего лишь Ричард, — мрачно ответил Джулиан. — Он поступил очень нечестно. Все и случилось из-за его идиотского поведения. Теперь, Энн, медленно и подробно расскажи нам о Дике и этих двух мужчинах.

Энн точно описала, что произошло, не упустив ни одной мелочи. Во время ее рассказа Тимми стоял рядом и успокаивающе лизал ей руку. Это и вправду прогоняло страх. Как приятно, когда рука Джулиана на плече, а язык Тимми на руке! Энн уже не плакала.

— Да, теперь совершенно ясно, что произошло, — сказал Джулиан, когда Энн закончила свой тревожный рассказ. — Этот тип, Роки, узнал Ричарда, он и двое его сообщников учуяли шанс украсть его, чтобы потом потребовать от отца выкуп. Они погнались за ним. Но только Роки знал, как мальчик выглядит, а Дика схватил не Роки. Те двое, которые увели его, не знали, что он не Ричард, и, естественно, услышав, что его зовут Дик, тут же решили, будто он Ричард. Ведь Дик — это уменьшительное от Ричарда.

— Но ведь Дик объяснил им, что он не Ричард Кент! — с жаром воскликнула Энн.

— Конечно, но они подумали, что он врет, и не поверили, поэтому и увели с собой, — сказал Джулиан — Как называется место, куда они собирались его везти?

— Вроде бы Совиное гнездо, — вспомнила Энн. — Ой, Джулиан, можем мы туда поехать? Если ты объяснишь этим людям, что Дик не Ричард Кент, ведь они отпустят его? Ведь должны отпустить?

— Да, думаю, отпустят. В любом случае когда этот Роки увидит Дика, то сразу поймет, что его сообщники ошиблись. По-моему, мы скоро получим своего Дика назад.

Из темноты раздался голос:

— А со мной что будет? Разве сначала вы не проводите меня домой? Я не хочу снова попадать на глаза Роки.

— У меня нет намерения тратить на тебя время и провожать домой, — холодно ответил Джулиан. — Если бы не твоя дурацкая выходка, мы бы не попали в такую странную историю. Тебе придется пойти с нами. Сначала мы должны найти Дика.

— Но я не могу идти с вами. Я боюсь Роки — захныкал Ричард.

— Тогда оставайся здесь, — равнодушно предложил Джулиан. Он решил дать Ричарду хороший урок.

— В лесу? Это еще хуже, — громко всхлипнул Ричард. — Не оставляйте меня здесь! Пожалуйста, не оставляйте!

— Послушай, если ты пойдешь с нами, то можешь зайти в какой-нибудь дом или в полицейский участок и попросить, чтобы тебя проводили домой. Ты достаточно большой мальчик и можешь сам позаботиться о себе. А я сыт тобой по горло.

Энн очень жалела Ричарда, хотя это из-за него на них свалилась такая беда. Она хорошо понимала, что значит по-настоящему испугаться. Девочка протянула руку и ласково коснулась его. — Ричард! Ты же не ребенок. Джулиан все сделает, чтобы с тобой ничего не случилось. Сейчас он сердится на тебя, но скоро отойдет.

— С чего это ты взяла? — строго спросил Джулиан, притворяясь ужасно недовольным; на самом деле ему тоже было жаль Ричарда. — Ричард хочет только одного — надежно и удобно спрятаться. Он абсолютный ребенок: врет, выкидывает дурацкие фортели, черт знает как ведет себя.

— Дайте мне еще один шанс, — сдерживая слезы, попросил несчастный Ричард.

Никогда в жизни с ним еще так не разговаривали. Ему хотелось возненавидеть Джулиана за все обидное, что тот наговорил, но — странное дело — у него ничего не получилось. Почему-то он все больше восхищался им и мечтал заслужить его уважение.

Джулиан мысленно махнул на Ричарда рукой. Он и в самом деле считал, что Ричард слабак и слишком чувствителен к словам. Если они возьмут его с собой, помощи от него ждать бесполезно. Он будет все равно что лишний груз. Утомительный и беспокойный лишний груз.

— Что будем делать, Джулиан? — спросила Джордж.

До сих пор она молчала. Джордж любила своего двоюродного брата и сейчас очень беспокоилась, что с ним сделают страшные бандиты. Где находится это Совиное гнездо? Разве они сумеют найти его ночью? И станут ли слушать их эти ужасные люди? Если Джулиан объяснит им, что Дик — это не Ричард Кент, и потребует, чтобы они тотчас же отпустили его, они же могут и не отпустить? Джулиан, конечно, бесстрашный и прямой человек, но вряд ли он понравится бандитам. И теперь сила на их стороне.

— Да, что нам сейчас делать? — повторил Джулиан вопрос Джордж и замолчал.

— Нет смысла идти на ферму и просить, чтобы тот хромой старик помог нам? — полуспросила-полуответила на свой вопрос Джордж после паузы.

— Никакого смысла, — подтвердил Джулиан. — Старик никому не станет помогать! И у них нет телефона. Мы же видели. Нет, ферма не годится. А жаль!

— Где карта? — спросила вдруг Джордж. — Может, мы найдем на ней Совиное гнездо? Как ты думаешь?

— Если это название дома, тогда не найдем, — уверенно проговорил Джулиан. — На карте только названия поселков и деревень. Пришлось бы делать огромную неподъемную карту, чтобы отмечать на ней каждый двор.

— Ну, во всяком случае, давай взглянем на карту, вдруг там есть какие-нибудь фермы или деревни с похожим названием, — Джордж хотелось что-нибудь предпринять для спасения Дика, хотя бы просто поискать на карте место, куда его отвезли.

Джулиан достал карту и развернул ее. При свете велосипедного фонаря он и девочки склонились над ней. Ричард тоже через их плечи рассматривал карту. Даже Тимми попытался взглянуть, просунув голову под его руками.

— Уйди, Тим, — оттолкнул его Джулиан. — Вот смотрите, это Мидлком Вудз, мы примерно здесь. Я же говорил, видите, какие тут безлюдные места, нигде поблизости жилья нет!

И в самом деле, они не нашли на карте ни одного поселка, хотя весь ландшафт был четко обозначен: холмы, леса, то тут, то там ручьи, кое-где проселочные дороги, ни поселка, ни церкви, ни моста — ничего, где жили бы люди. Энн вдруг вскрикнула и показала на контур холма.

— Посмотрите-ка, видите, как называется этот холм?

— Совиный холм, — громко прочел Джулиан. — Умница, Энн. Понимаю, что ты имеешь в виду. Если дом построили на этом холме, его могли назвать Совиное гнездо, потому что так называется холм. Больше того, посмотрите-ка, здесь отмечено какое-то строение! Конечно, на карте не написано название, но это может быть ферма, или старинные развалины, или даже большой дом, вроде поместья.

Мне кажется, очень похоже, что это строение и есть Совиное гнездо, — заметила Джордж. — Спорим, что это тот самый дом, куда увезли Дика! Ну, садитесь на велосипеды, и поехали.

Тут Ричард тяжело вздохнул; они совсем забыли о нем.

— Что теперь с тобой случилось? — сердито спросил Джулиан.

— Ничего. Всего лишь ужасно хочется есть, — ответил Ричард.

Джулиан вспомнил о еде, которую он и Джордж купили на ферме. Поесть сейчас или они поедят по дороге к Совиному холму?

— Лучше поедим по дороге, — решил Джулиан. — Каждая минута, которую мы теряем, это минута тревоги для Дика.

— Интересно, что они с ним сделают, когда Роки увидит его и скажет, что они схватили не меня? Что он не тот мальчик, который им нужен? — неожиданно проговорил Ричард.

— Надо думать, отпустят, — сказала Джордж. — Такие бандиты, как они, наверно, вышвырнут его где-нибудь в пустынном месте, им же наплевать, найдет он дорогу домой или нет. Мы во что бы то ни стало должны узнать, что там случилось. Отпустили они его, или держат в Совином гнезде, или еще что-то.

— Я не могу поехать с вами, — вдруг снова захныкал Ричард.

— Почему? — спросил Джулиан.

— У меня нет велосипеда, — горестно пробормотал Ричард. — Я же рассказывал вам, что засунул его в кусты, и Бог знает, где эти кусты. Мне никогда не найти мой велосипед.

— Ричард может взять велосипед Дика, — предложила Энн. — Он лежит там, и проколотая шина заклеена.

— Ох, да! — с облегчением воскликнул Ричард. — А я так испугался, что отстану от вас и потеряюсь.

Джулиан подумал, как было бы хорошо, если бы он мог позволить себе «потерять» Ричарда, такой маленький мальчик создавал столько больших неприятностей! Но вслух он сказал:

— Да, можешь взять велосипед Дика. Но запомни, никаких идиотских выходок, езды без рук и тому подобного. Это велосипед Дика, понимаешь, не твой.

Ричард промолчал. Джулиан то и дело отчитывал его. Мальчик понимал, что по заслугам, но все равно было неприятно. Он поднял велосипед и обнаружил, что на руле нет фонаря — наверно, Дик снял. Ричард поискал вокруг и нашел фонарь на земле, недалеко от велосипеда. Когда Дик выронил его и фонарь стукнулся о землю, рычажок, наверно, щелкнул и фонарь выключился. Ричард поднял рычажок, и фонарь загорелся. Ну вот, хоть одна удача!

— А сейчас поехали, — скомандовал Джулиан. — Я раздам вам ужин в пути. Мы должны попытаться как можно скорее найти дорогу к Совиному холму.

 

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПРИ ЛУНЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Все четверо осторожно ехали по неровной лесной тропинке и очень обрадовались, когда наконец выбрались на проселочную дорогу. Джулиан на минутку остановился, чтобы определить направление.

— Сейчас, судя по карте, нам надо повернуть направо, потом на развилке взять влево, немного проехать прямо, потом обогнуть холм у дороги, затем на милю или две тянется ложбина, и потом мы приедем к подножию Совиного холма.

— Если мы кого-нибудь встретим, — с надеждой проговорила Энн, — то сможем уточнить дорогу.

— Разве кого встретишь ночью в таком безлюдном месте! — вздохнул Джулиан. — Вокруг Совиного холма нет ни одной деревни, значит, нет ни фермера, ни полицейского, ни туриста, на многие мили ни одной живой души. У нас нет надежды кого-нибудь встретить.

Когда они выехали на дорогу, взошла луна. Небо было ясное, и стало светло почти как днем.

— Можно выключить фонари и сэкономить батарейки, — предложил Джулиан. — Мы выехали из леса и попали под лунный свет, будто в волшебное царство. Все хорошо видно, разве нет?

— Мне всегда лунный свет казался странным, — заметила Энн. — Хотя луна так ярко сияет, а все равно невозможно разглядеть цвет. Деревья, земля точно на черно-белой фотографии. — Девочка выключила фонарь и посмотрела на Тимми. — Выключи передние фары, Тимми! — сказала она, и Ричард вдруг захихикал.

Джулиан улыбнулся. Молодец, Энн, приятно слышать, как она снова весело щебечет.

— У Тимми глаза похожи на фары у машины, правда? — заговорил Ричард. — Послушай, Джулиан, а как насчет того, чтобы поесть?

— Правильно, — согласился Джулиан и стал шарить в корзине. Но одной рукой доставать еду и раздавать сидевшим на велосипедах оказалось очень трудно.

— Давайте лучше остановимся на несколько минут, — наконец решил он. — А то я, кажется, уже уронил крутое яйцо. Устроим привал на три минуты прямо тут у обочины и быстро все проглотим, лишь бы заморить червячка, пока доедем до Совиного холма.

Ричард радовался больше всех. Девочки тоже проголодались и молча одобрили предложение поесть. Они спрыгнули с велосипедов и направились к маленькой рощице возле дороги. Высоченные сосны тянулись к самому небу, а земля, устланная сухими сосновыми иголками, походила на мягкий ковер.

— Присядем минуты на две-три, — решил Джулиан. — Но посмотрите-ка, что это там такое?

Все повернули головы в ту сторону, куда подзывал Джулиан.

— Похоже на развалившуюся сторожку лесника или что-то в этом духе, — сказала Джордж и подошла поближе. — Да, это разрушенный коттедж, осталась только часть стен. Может быть, развалины маленькой фермы.

Дети сели под сосной, Джулиан разделил еду. Тимми, конечно, тоже получил свою порцию, но не такую большую, как ему хотелось. Все сильно проголодались и теперь торопливо жевали, чтобы не тратить драгоценные минуты.

— Тихо! — вдруг воскликнул Джулиан, подняв голову. — Я что-то слышу! А вы? Очень похоже на приближающуюся машину.

Дети прислушались. Джулиан оказался прав. По пустынной местности где-то совсем рядом ехала машина! Какая удача!

— Только бы она проехала по этой дороге! — проговорил Джулиан. — Мы бы могли остановить ее и попросить помочь нам. По крайней мере, довезти до ближайшего полицейского участка.

Дети оставили еду в рощице и вышли на дорогу. Но светящихся фар машины нигде не было видно, хотя они слышали звук приближающегося мотора.

— Как ровно работает мотор, — заметил Джулиан. — Наверно, очень мощная машина. Они не включили фары, потому что от луны достаточно света… Она приближается к нам! — воскликнула Джордж. — Уже свернула на проселок. Да, вот она!

Теперь они уже видели темный силуэт. Шум мотора звучал все ближе и ближе. Ребята вскочили, чтобы выбежать на дорогу и остановить машину.

Но тут внезапно мотор замолк. Луна освещала большой лимузин современной обтекаемой формы. Но его пассажиры не включили не только передние фары: не было и боковых огней, вообще никакого света. Джулиан протянул руку, чтобы остановить Энн, Джордж и Ричарда: они уже хотели выбежать на дорогу и закричать.

— Подождите, — прошептал он. — Машина выглядит немного странно.

Все четверо спрятались в тени и стали ждать, что будет дальше. Лимузин остановился недалеко от развалившегося коттеджа. Дверь открылась. Из машины вышел человек и, быстро сбежав с дороги, скрылся в тени деревьев. Похоже было, что он несет какой-то большой сверток.

Прозвучал негромкий свист. В ответ раздалось уханье совы. «Условный сигнал!» — догадался Джулиан. Любопытство его росло. «Интересно, что бы это значило?» — подумал он.

— Ни звука, — приказал он ребятам. — Джордж, держи Тимми, не позволяй ему рычать.

Но Тимми понимал, когда надо оставаться спокойным; он не издал ни единого звука. Пес стоял неподвижно, будто вырезанный из камня, насторожив уши и не спуская глаз с дороги.

Однако пока ничего не происходило. Джулиан осторожно перебрался в тень другого дерева, откуда было удобнее глядеть.

Теперь он видел полу развалившиеся стены коттеджа. Видел, как от них отделилась тень и стала перебегать от дерева к дереву. Видел ждущего человека — вероятно, того, который вышел из лимузина. Кто эти люди? И что они делают ночью в таком пустынном месте?

Наконец человек, прятавшийся за деревьями, подошел к тому, что подъехал на машине. Они быстро обменялись словами, но Джулиан не расслышал, о чем они говорили. Какое счастье, что эти типы и не подозревают, что он и остальные ребята рядом! Джулиан очень осторожно переполз к другому дереву, стоявшему совсем близко от двух мужчин, и, спрятавшись в тени, попытался разглядеть, что они делают.

— Не копайся! — услышал мальчик слова мужчины из лимузина. — Одежду в машину не приноси. Брось ее в колодец.

Джулиан не мог разглядеть, что делает прятавшийся за деревьями, но подумал, что он, должно быть, переодевается. Да, сейчас он натягивает брюки — наверно, те, что принес в свертке человек из лимузина. Любопытство Джулиана все росло и росло. Какое подозрительное дело. Кто же такой человек из леса? Беглец? Шпион?

Мужчина, который переодевался, свернул снятую только что одежду и скрылся в развалинах. Через несколько секунд он вернулся и пошел следом за вторым через дорогу к лимузину.

Еще и дверь не захлопнулась, как взревел мотор и машина рванула вперед! Она промчалась мимо сосновой рощи, где прятались ребята, и они отпрянули назад, когда их обдало воздушной волной. Не прошло и минуты, как лимузин скрылся из вида. Эти люди и правда путешествовали очень быстро.

Джулиан присоединился к остальным ребятам.

— Что вы об этом думаете? — спросил он. — Какое-то очень подозрительное дело. Правда? Я видел, как этот мужчина зачем-то переодевался. Он оставил старую одежду где-то в развалинах;

я слышал, как тот из машины сказал: «Брось в колодец!» Может, еще узнаем, что же мы видели?

— Да, хорошо бы, — озадаченно протянула Джордж. — Уверена, что ты заметил номер машины. Мне удалось разглядеть только буквы: КМФ.

— Я видела номер, — включилась Энн. — 102. И это был черный «бентли».

— Правильно, — подтвердил Ричард. — Черный «бентли» КМФ 102. Очень-очень подозрительное дело. Я просто уверен!

Они подошли к разрушенному коттеджу и через кусты и подлесок пробрались на задний двор. Там темнел развалившийся колодец. Кирпичи из его стенок выпали, и он весь перекосился.

Колодец закрывала старая деревянная крышка. Джулиан сдвинул ее в сторону. Она была еще тяжелая, хотя и крошилась от старости. Он нагнулся и посмотрел вниз, но там было так темно, что ничего не удалось разглядеть. Колодец оказался таким глубоким, что даже при свете велосипедных фонарей они не увидели дна.

— Ничего не видно, — вздохнул Джулиан, ставя на место крышку. — По-моему, он все же бросил туда одежду. Интересно, зачем он переодевался?

— Как ты думаешь, может быть, этот человек убежал из тюрьмы? — вдруг спросила Энн. — Ведь тогда ему надо снять тюремную одежду? По-моему, это для него самое важное, иначе же все догадаются, откуда он сбежал. Здесь есть где-нибудь поблизости тюрьма?

Никто не знал.

— Мне кажется, на карте я не заметил тюрьму, — пробормотал Джулиан. — И потом, не думаю, что этот человек убежал из тюрьмы. Он скорее похож на шпиона, заброшенного в пустынные места, а здесь его снабдили одеждой. А может быть, дезертир из армии. Это даже еще больше похоже!

— Кто бы он ни был, мне эта история не нравится, и я очень рада, что машина с этим беглым заключенным, или шпионом, или дезертиром уехала, — вздохнула Энн. — Как странно, что мы оказались рядом, когда все это произошло! Эти люди никогда не догадаются, что четверо ребят и собака наблюдали за ними, спрятавшись всего в нескольких ярдах.

— Наше счастье, что они не догадались. Им бы это совсем не понравилось. А сейчас пора, мы уже и так потеряли много времени. Давайте доедим наш хлеб с маслом, если Тимми еще не умял все. Ведь мы оставили еду прямо на земле.

Тимми не съел даже крошки. Он терпеливо сидел возле еды и жадно втягивал носом соблазнительные запахи. Но и хлеб, и ветчина, и яйца, целые и невредимые, лежали там, где оставили их ребята.

— Умный пес! — воскликнула Джордж. — Ты очень-очень воспитанный пес, Тимми. За это получишь награду — большой кусок хлеба с ветчиной.

Тимми одним махом проглотил свою награду, но больше ничего для него не было. Ребятам еле хватило еды для себя, и они съели все до крошки. Потом встали и уже через несколько секунд сели на велосипеды.

— Теперь наконец поедем к Совиному гнезду. Надеюсь, у нас больше не будет таких странных встреч. По-моему, на сегодня приключений достаточно, — сказал Джулиан.

 

СОВИНОЕ ГНЕЗДО НА СОВИНОМ ХОЛМЕ

При серебряном свете луны они быстро ехали по дороге, изо всех сил нажимая на педали. Даже когда луна спряталась за облако, было так светло, что они без труда проехали несколько десятков миль до круглого холма.

— Это Совиный холм? — спросила Энн, когда они пешком поднимались наверх.

Склон выглядел слишком крутым, чтобы рискнуть ехать на велосипедах.

— Да, — неуверенно проговорил Джулиан, — во всяком случае, я считаю, что это Совиный холм. Если, конечно, мы где-то не свернули не в ту сторону, а это вряд ли. Сейчас весь вопрос в том, найдем ли мы наверху Совиное гнездо? И как мы узнаем, что это именно оно?

— Мы можем позвонить и спросить, — предложила Энн.

— Может быть, и позвоним, — засмеялся Джулиан. Энн всегда находила простейший выход. — Но сначала надо взобраться наверх.

Все четверо продолжали толкать велосипеды по крутому склону, которому, казалось, не будет конца. Дорогу с обеих сторон окаймляли кусты, а за ними лежали пустые поля — там не паслись ни лошади, ни коровы, ни овцы. Вся картина очень напоминала лунный ландшафт.

— Посмотрите! — вдруг воскликнула Энн. — Я вижу какой-то дом, вернее, трубы.

Все посмотрели туда, куда показывала Энн. Да, определенно, там на фоне неба темнели трубы, высокие кирпичные трубы, которые казались очень старыми.

— Дом похож на маленький замок XVI века, тогда строили с такими трубами, — Джулиан замолчал и внимательно пригляделся. — Здесь, должно быть, большое хозяйство. Наверно, скоро мы выйдем к главной дороге.

Ребята все толкали и толкали вверх велосипеды, и дом постепенно вырастал у них перед глазами. И правда, он походил на замок и в лунном свете казался древним, довольно большим и очень красивым.

— А вот и ворота! — радостно воскликнул Джулиан, который уже устал тянуть вверх велосипед. — Они закрыты. Хорошо бы не заперты.

Когда они подошли к громадным двустворчатым воротам с узорной чугунной решеткой, те медленно раздвинулись перед ними. Ребята в удивлении остановились. Почему открылись ворота? Одно не вызывало сомнений — ворота распахнулись не для них!

Тут они услышали вдалеке шум мотора. Конечно, ворота отворились для машины. Но машина поднималась не по той дороге, по какой пришли они, она подъезжала с другой стороны холма, противоположной от ворот.

— Быстро прячьтесь! — приказал Джулиан. — Нам еще рано входить в этот дом.

Они скрючились в придорожном рве, спрятав велосипеды, а машина медленно въехала в открытые ворота. Джулиан тихо присвистнул и подтолкнул Джордж.

— Видела? Это опять черный «бентли» КМФ 102!

— Как таинственно! — удивилась Джордж. — Роскошный лимузин носится ночью по пустынным дорогам, подбирает бездомных бродяг и свозит их в старинный замок. Не удивлюсь, если это и есть Совиное гнездо.

— Давай незаметно подойдем к воротам, их еще не заперли. Любопытно, как они открылись, когда подъехала машина? Я не видел, чтобы за ними стоял человек!

Ребята подошли поближе к открытым воротам.

— Посмотрите! — воскликнул Джулиан и показал на массивные кирпичные столбы, на которых висели чугунные решетки ворот.

Все вытаращили глаза, увидев название, сиявшее на кирпичах.

— Ура! Это Совиное гнездо!

— Смотрите, название выложено медными буквами. — Совиное гнездо! Мы все-таки нашли его!

— Теперь войдем! — решил Джулиан, ведя свой велосипед через ворота. — Войдем и посмотрим, что здесь такое. Если нам повезет, мы найдем где-то тут нашего Дика.

Четверо ребят и Тимми миновали ворота, и вдруг Энн испуганно схватила Джулиана за руку, молча указывая на ворота, которые они только что прошли.

Створки ворот медленно соединялись! Но никто не закрывал их! Людей по-прежнему не было видно. Обе половины неспешно и точно сошлись как будто сами по себе. В их движении тоже чудилось что-то таинственное.

— Кто их закрывает? — прошептала Энн дрожащим голосом.

— По-моему, там есть специальный механизм, — тоже шепотом ответил Джулиан. — Видимо, в доме сидит человек и двигает какой-то рычаг. Давайте вернемся и посмотрим, не найдем ли устройство, которое приводит ворота в движение.

Они положили велосипеды сбоку от дороги и вернулись к воротам. Джулиан поискал засов или что-то в таком роде, чем можно было бы открыть ворота. Но там ничего не было.

Он толкнул решетки. Они даже не дрогнули. Открыть их было невозможно. Их отпирал и запирал какой-то специальный механизм, и никто не сумел бы раздвинуть решетки, не включив его.

— Идиотство! — воскликнул Джулиан так сердито, что все посмотрели на него с удивлением. — Разве вы не понимаете? Мы же заперты! Теперь мы такие же пленники, как и Дик, если, конечно, он здесь. Мы не можем выйти через ворота, и посмотрите вокруг — весь замок огорожен такими высокими стенами, что через них не перелезешь, и сомневаюсь, чтобы где-нибудь был лаз. Теперь нам не выйти отсюда, даже если захотим.

В задумчивости они вернулись к велосипедам.

— Давайте отведем их немного подальше за деревья и там спрячем, — предложил Джулиан. — Здесь они будут только мешать. Оставим их тут, а сами постараемся незаметно обойти вокруг дома. Хорошо бы здесь не было собак.

Они спрятали велосипеды среди деревьев в стороне от широкой дороги, ведущей от ворот к дому. За дорогой явно не следили. Она поросла мхом и травой, и голая земля виднелась лишь там, где остались борозды от колес проезжавших машин.

— Пойдем по дороге или будем держаться сбоку под деревьями? — спросила Джордж.

— Держитесь сбоку, — посоветовал Джулиан. — Если пойдем по дороге, нас легко будет заметить при таком ярком лунном свете.

Они шли, укрываясь в тени деревьев, следуя всем изгибам дороги, пока наконец не показался сам дом.

И правда, он был очень большой, этот дом, построенный в форме буквы Е, средняя часть которой разрушилась от времени. Перед ним раскинулся обширный двор, поросший лопухами. Невысокий барьер, примерно по колено высотой, отгораживал двор от остальной территории.

В двух окнах, выходивших во двор, горел свет: в комнате под самой крышей и на первом этаже. Но с фасада дом казался темным и необитаемым.

— Теперь тихо обойдем дом вокруг, — прошептал Джулиан. — Боже, что это?

Раздался таинственный и ужасный то ли скрип, то ли стон, и ребята в ужасе подпрыгнули на месте. Энн испуганно вцепилась в Джулиана.

Они затихли и слушали.

Что-то медленно спустилось сверху и взлохматило Джордж волосы; она чуть не вскрикнула, но прежде чем успела открыть рот, снова раздался ужасный скрип, и Джордж положила руку на Тимми, чтобы успокоить его, потому что он очень удивился и чуть слышно зарычал.

— Что это, Джу? — прошептала Джордж, — что-то дотронулось до меня, но я не успела протянуть руку, как оно исчезло.

— Успокойся, ничего страшного, — прошептал ответ Джулиан. — Это всего лишь сова, крик совы. Ведь это Совиный холм.

— Ах, вот оно что, слава Богу, — с огромным облегчением вздохнула Джордж. — Ну и дура же, что сама не догадалась. Это крик совы, когда она летит на охоту. Энн, ты испугалась?

— Еще как! — почти неслышно выдохнула Энн, продолжая держаться за руку Джулиана.

— Ох, как я перетрусил, — еле выговорил Ричард, у которого до сих пор от страха стучали зубы. — Я чуть было не дал деру, да я бы и убежал, если бы мог двигать ногами. У меня ноги будто приклеились к земле!

Сова снова простонала где-то чуть подальше, вторая ответила ей, к ним подключилась третья. И ночь наполнилась поистине неземным жутким скрипом.

— Мне бы хотелось когда-нибудь купить себе коричневую сову. Знаете, она кричит так: «ту-ву-у-у-у», — никак не могла успокоиться Джордж. — Это мне нравится. Но этот скрип… он очень пугает.

— Неудивительно, что это место называется Совиный холм, — наверно, на этом холме издавна охотились совы.

Четверо ребят и Тимми стали тихонько обходить дом, держась в тени и стараясь оставаться незаметными. С другой стороны дома тоже везде БЫЛО темно, кроме двух высоких окон, которые закрывали шторы. Джулиан начал искать щель, чтобы заглянуть внутрь, и вскоре нашел место, где шторы не полностью сходились. Он прижался глазами к щелке.

— Это кухня, — сообщил Джулиан. — Огромная. Горит одна большая керосиновая лампа. Все углы в тени. В дальнем конце топится гигантская плита, видно, как горят дрова.

— Кто-нибудь там есть? — спросила Джордж, пытаясь заглянуть в просвет.

Джулиан подвинулся, чтобы она тоже рассмотрела кухню.

— Я никого не видел, — ответил он.

Вдруг Джордж тихонько вскрикнула. Джулиан чуть оттолкнул ее и снова заглянул внутрь.

Он увидел человека, входившего в кухню, — странное, похожее на карлика существо с горбом на спине. Этот горб будто прижимал его голову к одному плечу. Лицо у него так и сочилось злобой. За ним вошла женщина, худая, оборванная, словно сошла с картины, где нарисована нищенка.

Карлик плюхнулся в кресло и принялся раскуривать трубку; женщина сняла с плиты кастрюльку, отошла в угол и стала наливать кипяток в бутылку.

Должно быть, кухарка, подумал Джулиан. Господи, какой у нее несчастный вид. А он, видимо, прислуга за все. Ну до чего же у него злое лицо!

Женщина, приняв еще более приниженный вид, что-то сказала карлику. Джулиан, естественно, сквозь закрытое окно не расслышал ее слов. Мужчина ответил ей явно грубо, ударяя рукой по подлокотнику кресла при каждом слове.

Женщина будто просила его о чем-то. А он разозлился, схватил кочергу и замахнулся на нее. Джулиан в ужасе наблюдал эту сцену. Несчастная женщина! Неудивительно, что она выглядит такой пришибленной, если с ней так обращаются.

Но карлик не ударил ее, а только яростно помахал кочергой в воздухе и поставил на место. Потом он опять уселся в кресло, а женщина продолжала наполнять бутылки. «Интересно, зачем?» — мелькнула у Джулиана мысль.

Он рассказал Джордж, Энн и Ричарду о том, что увидел. Им это совсем не понравилось. Если люди в кухне так себя ведут, то что же вытворяют те, на хозяйской половине дома?

Они отошли от кухонного окна и продолжили свой обход. В окне на первом этаже, где тоже горел свет, шторы были плотно задернуты, и нигде не осталось просвета. Потом ребята посмотрели вверх, на освещенное окно под крышей. Конечно, там держат Дика. Наверно, его заперли на чердаке, где он совсем один. Как бы узнать, там Дик или нет?

Рискнуть бросить камень? Они стояли в нерешительности, раздумывая, попытаться или нет. Вроде бы нет никакого способа попасть в дом. Парадная дверь крепкая и заперта. Есть боковая дверь, но она тоже закрыта — они проверяли. Влезть в окно тоже казалось невозможным: окна были на надежных задвижках.

— Все-таки, пожалуй, я брошу камень, — решился наконец Джулиан. — Я почему-то уверен, что Дик там, если они привезли его сюда. Но ты же точно слышала, Энн, что те двое сказали:

«Совиное гнездо»?

— Конечно, точно, — подтвердила Энн. — Надо бросить камень, Джулиан. Я так волнуюсь за нашего бедного Дика.

Джулиан нащупал на земле камень, обернул его мхом, который рос повсюду, взвесил на руке и бросил. Но камень стукнулся о стену, не долетев до окна. Он попытался еще раз. Второй камень с резким стуком ударил по стеклу. Кто-то тотчас подошел к окну.

Может быть, это Дик? Все с напряжением уставились на окно, но оно было слишком высоко. Джулиан бросил еще один камень. И он тоже ударил по стеклу.

— По-моему, там Дик, — прошептала Энн. — Но, Боже мой, это же нам ничего не дает. Ты видишь, Джулиан, кто стоит у окна?

Но человек в окне, кто бы он ни был, исчез. Все четверо почувствовали, что положение становится угрожающим. А вдруг это был не Дик? Вдруг этот человек теперь вышел из комнаты, чтобы спуститься вниз и выяснить, кто кидает камни? И сейчас люди в доме начнут их искать.

— Быстро уходим отсюда, — прошептал Джулиан — Бежим на другую сторону дома.

Они бесшумно побежали к другой стороне дома, как вдруг Ричард схватил Джулиана за руку.

— Посмотри! — воскликнул он. — Открытое окно! Может, попробуем влезть?..

 

В ЗАПАДНЕ

При ярком свете луны Джулиан осмотрел оконную раму. Да, определенно, тут была маленькая щель. «Неужели мы пропустили ее, когда проходили первый раз?» — удивился Джулиан. Он был в нерешительности. Войти или нет? Может быть, лучше постучать в парадную дверь и попросить эту несчастную женщину ответить на вопрос, который они хотят задать?

Но, с другой стороны, там не только эта женщина, но еще и горбун со злым лицом. Джулиану вовсе не улыбалось встретиться с безобразным карликом. Так что, может быть, все-таки лучше залезть в окно и посмотреть, где Дик? Если он там, наверху, они освободят его и потом все вместе убегут. И никто ничего не узнает. Птичка улетела, поди ее поймай.

Джулиан подошел к окну, поставил на подоконник ногу, потом другую и сел верхом. Потом протянул руку Энн.

— Давай я помогу тебе, — Он подтянул ее к себе, поднял и поставил на пол в комнате.

Потом влезла Джордж, потом Ричард. Джордж перегнулась через окно, чтобы помочь Тимми прыгнуть на подоконник, и в этот момент произошло неожиданное!

Вспыхнул сильный фонарь, и его луч через всю комнату упал на зажмуренные от яркого света глаза четырех детей. Они замерли и в тревоге заморгали. Что происходит?

И тут Энн услышала голос одного из мужчин, которые схватили Дика.

— Ну, ну, ну, команда маленьких грабителей! — Человек был очень зол. — Как вы посмели забраться ко мне в дом? Я сдам вас в полицию.

Во дворе под окном грозно зарычал Тимми. Он прыгнул вверх, но не достал до подоконника и сорвался. Человек догадался, как они вошли, подошел к открытому окну и запер его на тяжелую задвижку. Теперь Тимми не мог войти в дом!

— Дайте моей собаке войти! — сердито сказала Джордж и упрямо кинулась открывать окно.

Человек сильно ударил ее фонарем по руке, и она вскрикнула от боли.

— Вот как бывает с мальчишками, которые осмеливаются мне перечить, — удовлетворенно хмыкнул мужчина, глядя, как Джордж трет свою ушибленную руку.

— Послушайте, — возмущенно начал Джулиан, — что вы себе позволяете? Мы не грабители, больше того, мы будем очень-очень рады, если вы сдадите нас в полицию!

— Очень-очень рады? — передразнил мужчина, подошел к дверям и закричал громовым голосом: — Эджи! Эджи! Быстро принеси лампу.

Почти моментально в коридоре за дверью появился свет, который становился все ярче и ярче. И наконец на пороге возникла та несчастная женщина с большой керосиновой лампой. Она удивленно посмотрела на испуганную группу детей, словно хотела что-то сказать, но мужчина грубо вытолкал ее за дверь.

— Убирайся! И держи язык за зубами. Поняла?

Женщина суетливо, будто испуганная курица, побежала по коридору. Мужчина поднял лампу и по очереди внимательно оглядел ребят. Комната напоминала гостиную в бедном доме, в ней почти не было мебели.

— Так вы не возражаете, чтобы я сдал вас в полицию? — заговорил мужчина. — Очень-очень интересно. Вы полагаете, что там вас погладят по головке за то, что вы влезли через окно в мой дом?

— Должен вам объяснить, что мы влезли в ваш дом не ради грабежа, — твердо заявил Джулиан, решив любой ценой выяснить все до конца. — Мы пришли сюда, потому что у нас есть причина считать, что вы держите в этом доме взаперти моего брата. Это ошибка. Вы схватили не того мальчика.

Ричарду страшно не нравился этот разговор. Больше всего он боялся, что его запрут вместо Дика! Он старался спрятаться за другими и остаться незамеченным.

Мужчина смерил Джулиана тяжелым взглядом. Кажется, он задумался над его словами.

— В доме нет никакого мальчика, — наконец решил он, как ответить. — Не понимаю, о чем ты говоришь. Не предполагаешь же ты, что я шатаюсь по дорогам, ловлю мальчиков, привожу сюда и запираю в подвале?

— Не знаю, чем вы занимаетесь, — возразил Джулиан, — но точно знаю, что сегодня вечером в Мидлком Вудзе вы схватили моего брата Дика, подумав, что он Ричард Кент. Но вы ошиблись, он не Ричард Кент, а мой брат Дик. И если вы сейчас же не отпустите его, я расскажу в полиции все, что мы видели.

— Скажи-ка мне, откуда ты это знаешь? — усмехнулся хозяин дома. — Разве ты был в лесу, когда твоего брата «схватили», как ты говоришь?

— На поляне был один из нас, — упрямо ответил Джулиан. — Сидел на дереве. Потому мы все знаем.

Хозяин, задумавшись, молчал. Потом достал сигарету и закурил.

— Ты ошибаешься, — наконец сказал он. — Мы не держим в доме захваченного мальчика. Странная история. Сейчас уже очень поздно, и вам лучше пойти спать, переночевать здесь, а утром мы разберемся. Не могу же я среди ночи выгнать из дома маленьких детей и позволить им мерзнуть на улице. Здесь нет телефона, и я не могу позвонить и предупредить ваших родителей.

Джулиан не знал, как поступить. Он почти не сомневался, что Дик здесь. Если он согласится остаться в доме, то, может быть, ночью ему удастся найти Дика или убедиться, что брата в доме нет. Мальчик прекрасно понимал — хозяин не хочет, чтобы они обращались в полицию, и поэтому не отпускает их. В этом Совином гнезде было что-то таинственное и зловещее.

— Мы остаемся, — наконец принял решение Джулиан. — Наши родители в отъезде и не будут беспокоиться.

В этот момент он забыл о Ричарде. Его родители, несомненно, будут беспокоиться, да еще как! Но ничего не поделаешь. Сейчас самое главное — найти Дика. Когда похитители убедятся, что Дик не тот мальчик, который им нужен, то, конечно, выпустят его. Надо спятить, чтобы держать его здесь просто так. По-видимому, этот бандит Роки, который знает Ричарда, еще не приехал и не видел Дика. Должно быть, в этом причина, почему хозяин хочет, чтобы они остались на ночь. Конечно, он хочет дождаться Роки. И когда Роки скажет: «Нет, это не тот мальчик, который нам нужен!» — они отпустят Дика. Должны отпустить.

Хозяин снова вызвал Эджи. И опять она моментально появилась на пороге.

— Дети заблудились, — сказал он ей. — Я решил оставить их на ночь. Приготовь для них комнату. Только матрацы и одеяла, больше ничего. Если захотят, дай им поесть.

Эджи явно была не просто удивлена, а потрясена его словами. Джулиан догадался, что она не привыкла к такой доброте хозяина. С чего бы вдруг он так заботился о заблудившихся детях?

— Да не трясись ты от страха, — прикрикнул хозяин. — Иди, делай, что тебе сказали! Возьми их с собой.

Эджи кивнула ребятам. Джордж обратилась к хозяину:

— А что будет с моей собакой? Она осталась во дворе и воет. Я не могу без нее спать.

— Обойдешься! — грубо рявкнул хозяин. — Я ни за что не позволю собаке войти в дом. Это решено.

— Он кого-нибудь покусает во дворе, — предупредила Джордж.

— Там некого кусать, — отрезал хозяин. — Да, кстати, как вы прошли через ворота?

— В ворота въехала машина, а мы прошли прежде, чем они закрылись, — объяснил Джулиан. — Как они закрываются?

— Занимайся своими делами и не лезь в чужие, — пробурчал хозяин и пошел по коридору к двери, из-под которой выбивалась полоска света.

— Какой симпатичный, добрый человек, — сказал Джулиан Джордж.

— О да, — подхватила Джордж, — такой чуткий и благородный!

Женщина в изумлении смотрела на них. Она не поняла, что ребята подразумевали противоположное тому, что говорили.

Кухарка Эджи провела их вверх по лестнице и открыла дверь в большую комнату, где на полу лежал ковер, а в углу стояли маленькая кровать и два стула. Больше в комнате не было никакой мебели.

— Сейчас принесу матрацы и положу их на пол, — сказала Эджи.

— Я помогу вам, — предложил Джулиан, подумав: «Вот хорошая возможность немного осмотреть дом».

— Ладно, — согласилась женщина. — Остальные пусть сидят здесь.

Джулиан и Эджи прошли немного по коридору, подошли к чулану, и она вытащила два больших матраца. Джулиан быстро подхватил их. Кажется, ее тронула его предупредительность.

— Вот спасибо, — тихо проговорила она. — Они и впрямь тяжелые.

— Вы не привыкли, чтобы сюда на ночь приезжало так много детей? — улыбнулся Джулиан.

— Да. Странно, что вы пришли сразу же после того… — начала она и испуганно закусила губу, оглядывая коридор.

— Сразу после чего? — спросил Джулиан. — После того, как сюда привезли мальчика? Вы это имели в виду?

— Тс-с-с, — прошипела женщина, так побледнев, будто она увидела смерть. — Как вы узнали? Вы не должны об этом говорить. Мистер Пертон живьем сдерет с меня кожу, если услышит ваши слова. Он будет уверен, что это я рассказала о мальчике. Забудьте все, что слышали!

— Мальчик заперт на чердаке, под самой крышей, да? — спросил Джулиан, держа матрацы за один конец.

Теперь они шли по коридору в большую спальню. Женщина так испугалась, что выронила свой конец матрацев.

— Послушайте, вам что, хочется втянуть меня в беду, да и себя тоже? Вам хочется, чтобы мистер Пертон приказал старому Ханчи всех вас выпороть? Вы не знаете этого человека. Он очень злой.

— А когда приезжает Роки? — спросил Джулиан, наклоняясь к уху ошеломленной женщины.

Задавая такие страшные для нее вопросы, он надеялся, что она проговорится и он что-то узнает. Но этот вопрос ее совершенно доконал. Дрожь сотрясла ее с головы до ног, она упала на колени и вытаращила на Джулиана глаза, будто не могла поверить, что он это сказал.

— Что вы знаете про Роки? — выдохнула она. — Он сюда приедет? Не говорите мне, что он сюда приедет!

— Почему? Он вам не нравится? — спросил Джулиан и положил руку на плечо женщины. — Почему вы так всего боитесь? В чем дело? Расскажите мне, может, я сумею вам помочь.

— Роки очень скверный человек, — сказала женщина. — Я думала, он в тюрьме. Не говорите мне больше о нем. Не говорите, что он приедет.

Она так испугалась, что не могла выговорить больше ни слова, только горько плакала. Джулиану стало жаль несчастную Эджи, и он больше не мучил ее вопросами. Молча они дотащили матрацы до спальни.

— Я дам вам поесть, — всхлипывая, проговорила бедная женщина. — Одеяла здесь на кровати. Можете взять, если понадобятся. — С этими словами она исчезла.

Джулиан шепотом рассказал, что ему удалось выведать.

— Посмотрим, сумеем ли мы найти Дика, когда в доме все успокоится и они пойдут спать, — сказал он. — Дом очень большой. И с секретами. Со всякими таинственными приездами и отъездами. Попозже я выскользну из комнаты и попытаюсь что-нибудь разведать. По-моему, этот человек, Эджи называет его мистер Пертон, и вправду ждет Роки, чтобы тот приехал и посмотрел на нашего Дика — в самом ли деле он Ричард Кент или нет. И когда он убедится, что Дик не тот мальчик, он его отпустит. И нас тоже.

— А что будет со мной? — спросил Ричард. — Как только Роки увидит меня, мне конец. Я тот мальчик, который ему нужен. Он ненавидит моего отца. И меня тоже ненавидит. Он украдет меня, увезет куда-нибудь и потребует огромный выкуп, лишь бы наказать нас!

— Надо что-то придумать, чтобы он не увидел тебя, — решил Джулиан. — Но я не понимаю, почему он обязательно должен тебя увидеть. Ведь он будет рассматривать Дика, его они схватили и на него он будет глядеть. Ему неинтересны дети, про которых он думает, будто это братья и сестры Дика. Ради Бога, не начинай снова хныкать, а то я сам сдам тебя Роки, честное слово. Мы уже знаем, что ты обыкновенный трусишка, но неужели у тебя нет ни капли мужества?

— Из-за твоего глупого вранья и предательства мы уже попали в неприятную историю. Ведь с твоих выходок все и началось, — подхватила Джордж. — Из-за тебя испорчен наш поход, бедный Дик сидит взаперти, а Тимми остался на улице без меня.

Ричард, надувшись, смотрел на них: хоть и правда, но обидно. Чувствуя себя очень несчастным, он забился в угол и не сказал больше ни слова. Никто не любил его, никто не верил ему, никто не хотел иметь с ним дела. У него даже мелькнула мысль, что он и в самом деле еще совсем маленький и трусливый мальчик.

 

ДЖУЛИАН ИДЕТ НА РАЗВЕДКУ

Эджи принесла хлеб, масло, джем и совсем немного кофе. К счастью, дети еще не проголодались, но очень хотели пить и с жадностью выпили кофе.

Джордж открыла окно и тихо позвала:

— Тим, иди сюда, у меня кое-что для тебя есть.

Тимми моментально оказался под окном; он смотрел на свою хозяйку и ждал. Теперь он знал, где Джордж. Раньше он выл и визжал, но теперь успокоился.

Джордж без всяких колебаний втащила бы Тимми в комнату, если бы сумела. Она отдала ему весь свой хлеб с джемом, кусочек за кусочком кидала вниз и слушала, как он глотает. По крайней мере, Тимми знает, что хозяйка думает о нем!

— Тише, послушаем, — прошептал Джулиан, подходя к двери в коридор и прислушиваясь — По-моему, сейчас лучше всего потушить свет и лечь на матрацы. Я сделаю чучело, и пусть оно лежит здесь вместо меня. Если они заглянут в комнату, то подумают, будто мы все спим.

— А где ты будешь? — спросила Энн. — Не оставляй нас, Джу!

— Здесь в коридоре есть чулан, я в нем спрячусь, — объяснил Джулиан. — У меня предчувствие, что наш любезный хозяин, мистер Пертон, скоро придет и запрет нас. А в мои планы не входит сидеть под замком. Думаю, он придет с фонарем, убедится, что все четверо спокойно спят, и тихо запрет дверь. А я, когда вылезу из чулана, отопру ее, и мы не будем сидеть запертые, будто в тюрьме!

— Ой, это и в самом деле гениальная мысль! — согласилась Энн, закутываясь в одеяло. — Иди скорее и залезай в чулан, пока нас не заперли на ночь!

Джулиан задул лампу, на цыпочках подошел к двери и чуть приоткрыл ее. В коридоре никого! Он тихонько пробрался туда, где, как он помнил, была дверь чулана. А вот и она! Мальчик нажал ручку, и дверь беззвучно отворилась. Джулиан нырнул на место, освободившееся от матрацев, и оставил крохотную щель, чтобы видеть, если кто пройдет по широкому коридору.

Ждать пришлось минут двадцать. В чулане пахло пылью, и сидеть скрючившись, ничего не делая, было скучно.

Потом Джулиан заметил, что по коридору приближается свет. Ага, кто-то идет!

Он припал к щели и увидел, что по коридору шагает мистер Пертон с маленькой керосиновой лампой в руке. Вот он подошел к комнате, где спали ребята, и толкнул дверь. Джулиан, затаив дыхание, наблюдал за ним.

Неужели он догадается, что на матраце лежит чучело, скатанное из одного одеяла и накрытое другим? Джулиан так надеялся, что мистер Пертон ничего не заметит. Иначе все его планы рухнут.

Мистер Пертон высоко поднял лампу и внимательно осмотрел комнату. Четыре фигуры лежали на матрацах — четверо детей, подумал он.

Очевидно, все они спали. Мистер Пертон беззвучно закрыл дверь и так же беззвучно повернул ключ. Джулиан с тревогой ждал, оставит он ключ в замке или унесет с собой. Нет! Слава Богу, оставил ключ в замке.

Хозяин, дома, мягко и осторожно ступая, пошел по коридору, но не спустился вниз, а вошел в комнату с правой стороны. Джулиан услышал щелчок закрывшейся двери. Потом раздался еще один щелчок. Похоже, что мистер Пертон и сам заперся в комнате. Видимо, он не доверял своему сообщнику, который ведь тоже где-то в доме, или Ханчи, или Эджи.

Джулиан немного подождал и вылез из чулана, прокрался к дверям комнаты, куда вошел мистер Пертон, и заглянул в замочную скважину, чтобы поглядеть, горит ли в комнате свет. Свет не горел! Мистер Пертон храпит? Джулиан прислушался, но храпа не услышал.

Ну и ладно. Джулиан не собирался ждать, пока раздастся храп мистера Пертона. Сейчас главное — найти Дика, и нет сомнений, что первое место, куда следует заглянуть, — комната на чердаке под крышей!

«Готов спорить, что мистер Пертон был наверху вместе с Диком и услышал, как мы бросали камни в стекло, — подумал Джулиан. — Тогда он спустился вниз и приоткрыл окно на первом этаже, заманив нас в западню. И мы, как слепые котята, сами в эту западню вошли. А он, должно быть, ждал в комнате, когда мы залезем. Не нравится мне этот мистер Пертон — слишком быстро он придумывает лживые ответы!»

И вот мальчик уже поднимается по лестнице, идущей на чердак, ступая очень медленно и осторожно, чтобы старые деревянные ступеньки не слишком громко скрипели. Но они все равно скрипели! И при каждом звуке бедный Джулиан замирал и прислушивался, не разбудил ли кого этот скрип.

Наверху тянулся длинный коридор, идущий в оба конца древнего дома. Джулиан стоял почти в середине этого коридора и раздумывал, в какую сторону ему повернуть. Где было то окно под крышей? Ясно, что в одной из комнат, выходившей в этот коридор. Значит, ему придется обойти все комнаты и посмотреть в замочную скважину или в щель под дверью, не горит ли где свет.

Двери были не заперты, и в каждой темнела цель. Джулиан заглядывал внутрь и видел или пустые помещения, или кладовки с разным старьем. Наконец он подошел к запертой двери. Заглянул в замочную скважину. В комнате было темно. Джулиан тихонько поцарапал дверь. Тотчас раздался голос. Голос Дика!

— Кто там?

— Тс-с! Это я, Джулиан, — прошептал Джулиан. — С тобой все в порядке, Дик?

Раздался скрип кровати, потом топот босых ног по голому полу. Потом приглушенный, но радостный голос Дика спросил:

— Джулиан! Как ты сюда попал? Это же чудо! Ты можешь отпереть дверь и выпустить меня?

Джулиан уже все ощупал вокруг, но ключа не было. Конечно, этот ключ мистер Пертон держит у себя!

— Нет, не могу. Ключа нигде нет, — ответил Джулиан. — Дик, что они делали с тобой?

— Ничего особенного. Они выволокли меня из машины и притащили сюда. Человека, которого они называют Роки, здесь не было. Другие подождали его немного, потом уехали. Они решили, что он заехал к кому-то, кто ему нужен. Так что я его и не видел. Он приедет завтра утром. Вот удар будет для него, когда он обнаружит, что я не Ричард!

— Ричард тоже здесь, — прошептал Джулиан. — Как я хотел бы, чтобы его не было с нами. Потому что если Роки увидит его, то сейчас же увезет и спрячет. Тут уж сомнений нет. Одна надежда, что Роки будет рассматривать только тебя. Они ведь считают, что мы все одна семья, чего им на нас глядеть. По-хорошему, они должны бы нас отпустить. Дик, тебя на машине привезли прямо к дому?

— Да, — подтвердил Дик. — Когда мы подъехали, ворота сами открылись, как в сказке. Я не увидел никого, кто бы открывал их. Потом меня привели сюда и заперли. Один из этих людей вошел и стал рассказывать, что со мной сделает Роки, когда увидит. И потом вдруг он выскочил из комнаты и спустился вниз, а больше не возвращался.

— О-о-о, готов спорить, что это было как раз тогда, когда мы бросали камни в окно, — догадался Джулиан — Ты не слышал?

— Слышал, так вот что это было! Будто кто-то стучал в стекло! Этот человек, который пугал меня, сразу подскочил к окну. Наверно, он заметил вас. Ладно, теперь расскажи про себя, Джу. Господи Боже мой, как ты попал сюда? Неужели вы все здесь? По-моему, я слышал внизу лай Тимми!

Джулиан быстро рассказал брату все, что случилось после того, как они с Джордж встретили в лесу рыдающего Ричарда, и до того момента, когда он пробрался по лестнице наверх к комнате, в которой заперли Дика. Когда Джулиан кончил свой рассказ, наступила тишина. Минуту спустя снова донесся шепот Дика.

— По-моему, нет смысла строить какие-то планы, правда, Джулиан? Если все пойдет хорошо, то утром, когда Роки увидит, что я не тот мальчик, который ему нужен, мы уйдем отсюда. Если же дела пойдут плохо, то, по крайней мере, мы снова все вместе и что-нибудь придумаем. Господи Боже мой, как же встревожилась мать Ричарда, когда он сегодня не вернулся домой!

— Наверно, решила, что он отправился к тете — сказал Джулиан. — По-моему, он очень ненадежный парень. Черт его возьми! Из-за него мы попали в руки этим типам. Легко вообразить, какую фантастическую ложь они придумают, чтобы объяснить, почему схватили тебя, когда Роки скажет, что ты не Ричард. Они, наверно, заявят, что я бросал камни в машину или что-то в таком духе; и им пришлось наказать тебя. Или сочинят, что у тебя, к примеру, подвернулась нога и они привезли тебя сюда, чтобы помочь! Но что бы они ни болтали, мы не будем спорить. Для нас важно выбраться отсюда, а потом мы все выясним! Не знаю, что здесь происходит, но явно что-то грязное и подозрительное. Убежден, что полиции не вредно заглянуть в это Совиное гнездо.

— Послушай-ка, снова Тимми лает. Он рычит, будто кто-то угрожает Джордж. По-моему, тебе лучше уйти, Джулиан. А то он разбудит хозяев, они заявятся сюда и найдут тебя. Спокойной ночи. Я ужасно рад, что ты рядом! Спасибо вам всем, что сумели найти меня.

— Спокойной ночи, — вздохнул Джулиан и пошел по коридору, пересекая лунные дорожки, бежавшие от щелей в дверях, и со страхом вглядываясь в темные тени: не поджидает ли его мистер Пертон или кто-то еще.

Но никто его не поджидал. Тимми перестал лаять. В доме стояла мертвая тишина. Джулиан спустился вниз, на тот этаж, где был чулан с матрацами и где спали Энн, Джордж и Ричард. Он остановился перед дверью. Не продолжить ли разведку? Такой счастливый шанс!

Джулиан решил получше осмотреть дом. Вероятно, мистер Пертон так и будет крепко спать! Ханчи и несчастная женщина, видимо, тоже пошли в свой закуток. Интересно, а где тот человек, который схватил Дика и привез в этот дом? Что-то его нигде не видно. Очевидно, он уехал на черном «бентли»: ребята видели, как машина выехала в ворота.

Джулиан спустился на первый этаж. В голове сверкнула гениальная мысль: а не попробовать ли открыть входную дверь, позвать ребят и выпустить из дома? Сам он не мог бежать, потому что это значило бы оставить Дика одного.

Но потом пришлось отказаться от такого заманчивого плана. «Во-первых, Джордж и Энн не согласятся уйти без меня, — подумал Джулиан, — даже если мне удастся убедить их и они выйдут в парадную дверь и пройдут по дороге к воротам, как они откроют ворота? Ведь их открывают каким-то механизмом из дома».

Гениальная мысль оказалась бесполезной. Тогда Джулиан решил осмотреть все комнаты на том этаже, где была кухня. В нее-то он и вошел. Огонь на плите почти затух. Сквозь неплотно закрытые занавески проникал лунный свет и бросал загадочные тени на пустую темную комнату. У Ханчи и женщины, наверно, где-то есть свое место для сна.

В кухне ничто не вызвало его интереса, и он вошел в комнату напротив. Это оказалась столовая с большим полированным столом и канделябрами на стенах и на каминной полке. В камине догорали дрова. Тоже ничего интересного.

Мальчик перешел в соседнюю комнату. Вроде какая-то мастерская или, может, кабинет? На большом столе стоял радиоприемник, а рядом стеллаж с незнакомыми ему инструментами и большим колесом, к которому были приделаны круглые ручки. У Джулиана сразу же мелькнула мысль-колесо открывает ворота! Да, так оно и есть. Рядом он увидел табличку: «Левая половина ворот», «Правая половина ворот».

«Вот он, механизм, который открывает ворота. Если бы мне удалось высвободить Дика из той комнаты, мы бы могли все вместе уйти отсюда», — подумал Джулиан и покрутил одну ручку — что из этого получится?

 

ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЙ ТАЙНИК

Колесо чуть двинулось, и вся машина, начиная работать, глухо заурчала. Джулиан торопливо бросил ручку и поставил колесо на место. Если от движения колеса поднимается такой шум, он не будет пытаться открыть ворота. Иначе мистер Пертон вихрем ворвется сюда, и тогда ребятам несдобровать.

«Остроумное изобретение», — подумал мальчик, осматривая механизм при свете луны, лившемся в не занавешенное окно. Он еще раз оглядел комнату и замер: странный звук привлек его внимание.

Кто-то храпит, догадался он. Лучше поскорей уйти отсюда. Где же спит человек? Явно где-то рядом.

Джулиан на цыпочках подошел к соседней комнате и заглянул в нее. Там стояли кресла, но никого не было. И храпа тоже не было слышно!

Мальчик в недоумении оглядывался по сторонам. Вроде бы рядом нет комнаты, где кто-то мог бы спать. Он вернулся назад в мастерскую или кабинет. Да, теперь он опять ясно слышал булькающие звуки — совершенно очевидно, что кто-то храпит. Близко, но все же не совсем рядом, потому что храп едва слышно, а храпящего не видно. Очень странно.

Он бесшумно обошел комнату, пытаясь найти место, где храп звучит громче. Правильно, возле книжного шкафа, который идет от пола до потолка, храп слышно лучше всего. Значит, за этой стеной есть комната. Джулиан вышел в коридор, чтобы найти дверь. Но никакой двери в коридоре не было, просто гладкая стена. И насколько он мог видеть, нигде и дальше на светлой стене не вырисовывался темный прямоугольник двери. История становилась все таинственнее и таинственнее.

Мальчик вернулся в кабинет и опять подошел к книжному шкафу. Да, булькающие звуки не утихали. Где-то недалеко кто-то храпел во сне — но где?

Джулиан решил осмотреть книжный шкаф. Его заполняли книги, впритирку поставленные одна к другой в совершенном беспорядке — романы, биографии великих людей, какие-то отчеты, рекламы, черт-те что. Он вынул несколько книг и осмотрел полку и заднюю стенку шкафа. Она была сделана из толстого дерева.

Тогда он поставил книги на место и снова осмотрел шкаф. Основательная работа. Мальчик принялся изучать корешки книг, поблескивающие в лунном свете. Одна полка выглядела не совсем так, как другие. Книги на ней стояли не так тесно и были размещены словно бы «по росту». Интересно, почему она отличается от других?

Джулиан осторожно снял с этой полки книги. Позади оказалось все то же толстое дерево. Он провел по нему рукой, и палец за что-то зацепился. Кнопка! В углу шкафа была спрятана кнопка. Для чего?

Он осторожно покрутил кнопку в одну сторону, потом в другую. Ничего не случилось. Тогда он слегка нажал ее. Ничего. Провел рукой по задней стенке полки — и та на несколько дюймов отъехала в сторону!

А потом вся задняя стенка этой полки мягко опустилась вниз, оставив небольшой лаз, в который спокойно мог пройти взрослый мужчина. Джулиан затаил дыхание. Потайной ход! Интересно, а что за ним?

Из открывшегося лаза сиял слабый мерцающий свет. Джулиан подождал, пока глаза после яркого света луны привыкнут к полутьме. От возбуждения его била дрожь. Храп теперь раздавался так близко, что казалось, спящего можно потрогать рукой. Затем постепенно он осмотрел всю маленькую комнату: узкая кровать, стол, полка, на которой стояли какие-то вещи — в темноте мальчик не разобрал какие. В углу горела свеча. На кровати лежал храпящий человек. Джулиану не удалось хорошо рассмотреть его, но он заметил, что это большой и, наверно, сильный мужчина, спокойно спящий в своем убежище.

«Вот так открытие, — подумал Джулиан. — Тайник, где можно прятать людей, у которых хватит денег заплатить за свою безопасность. А этого парня надо бы предупредить, чтобы не храпел. Ведь он выдает себя».

Как ему ни хотелось рассмотреть потайную комнату, но оставаться здесь дольше становилось рискованно. Пожалуй, тайник размещается между стеной кабинета и стеной коридора, и, очевидно, устроили его очень давно, еще в XVI веке, когда закладывали фундамент дома.

Джулиан нащупал кнопку, нажал, и стенка медленно и бесшумно поднялась вверх и встала на прежнее место. Несомненно, тайник держали в рабочем состоянии!

Теперь храп доносился совсем приглушенно. Джулиан быстро вернул книги на место, надеясь, что никто не следит, в каком порядке они расставлены.

Страшное возбуждение переполняло Джулиана. В любом случае, он раскрыл один из секретов Совиного гнезда. Полиция, должно быть, очень заинтересуется таким потайным убежищем, а еще больше — постояльцем этого тайника.

Теперь самое важное, чтобы ему и другим ребятам удалось благополучно выбраться отсюда. Может ли он уйти без Дика? Нет: если эти люди заподозрят, что он донесет на них в полицию, или, к примеру, догадаются, что он знает про тайник, они непременно отыграются на Дике. С сожалением Джулиан решил, что не может себе позволить убежать отсюда, пока не выведет из западни всех ребят и Дика.

Он не стал продолжать обследование дома, потому что вдруг почувствовал страшную усталость, и осторожно поднялся наверх. Ему так хотелось скорей лечь и подумал, что просто ноги не держали. И в самом деле, у него уже не оставалось сил предпринять что-нибудь еще.

В спальне ключ все еще торчал в замочной скважине. Джулиан вошел и закрыл дверь. Утром мистер Пертон обнаружит, что дверь не заперта, но, может быть, он подумает, что плохо повернул ключ. Джулиан лег на матрац рядом с Ричардом. Все крепко спали.

Мальчик собирался обдумать план дальнейших действий, но едва закрыл глаза, как тут же крепко заснул. Он не слышал, как под окном лаял и ворчал Тимми. Не слышал, какой ужасный концерт устроили ночью на холме совы. Не видел, как луна сошла с неба и спряталась за горизонтом.

Утром ребят разбудил не мистер Пертон, а женщина. Она вошла в комнату и позвала их:

— Если хотите завтракать, то скорей идите вниз и ешьте.

Дети сели, протирая сонные глаза и не понимая, где они и как тут очутились.

— Привет! — сказал Джулиан, мигая со сна. — Вы зовете нас завтракать? Какое прекрасное предложение. Если бы вы еще сказали, где нам можно умыться…

— Спуститесь в кухню и там умоетесь, — угрюмо пробормотала женщина. — Я не собираюсь мыть после вас ванну.

— Не запирайте дверь, чтобы мы могли попасть на кухню, — с невинным видом попросил Джулиан. — Прошлой ночью мистер Пертон запер нас.

— Он так сказал, но он так не сделал. Он не запер дверь. Она была открыта, когда я пришла. Ага, а вы не знали? Вы бы, наверно, перевернули весь дом, если бы догадались, что дверь не заперта.

— Пожалуй, перевернули бы, — согласился Джулиан, подмигивая своим.

Ребята знали, что он собирался пойти на поиски Дика, но еще не слышали обо всех его открытиях. Ведь он не стал будить их среди ночи, чтобы рассказать о своих приключениях.

— Не копайтесь, — сказала женщина и оставила дверь открытой.

— Надеюсь, она отнесет чего-нибудь поесть и нашему бедному Дику, — тихо проговорил Джулиан.

Три головы сомкнулись вокруг него.

— Джу, ты ночью нашел Дика? — прошептала Энн.

Он кивнул. Потом очень кратко и спокойно рассказал, как нашел Дика, как услышал храп и нашел потайную панель, увидел убежище, где спал храпевший мужчина, который не проснулся и не знает, что Джулиан видел его.

— Это потрясающе, Джулиан! — воскликнула Джордж. — А может, ты все придумал?

— А еще я нашел механизм, который открывает ворота, он в той же комнате. Но пошли; если мы не спустимся в кухню, этой женщине снова придется подниматься за нами. Хорошо бы там не было Ханчи, он мне не нравится.

Однако Ханчи сидел в кухне и завтракал за маленьким столом. Он заворчал на детей, но они не обратили на него абсолютно никакого внимания.

— И долго же вы копались, — пробормотала женщина — Там вода в кувшине, если хотите умыться, и я повесила для вас полотенце. Ну и грязные же вы все.

— Очень грязные, — весело согласился Джулиан. — Вчера вечером мы рассчитывали на ванну, но, вы же знаете, нам здесь не очень обрадовались.

Все четверо умылись и подошли к большому, выскобленному добела столу без скатерти. Женщина положила перед ними хлеб, масло, несколько вареных яиц и поставила кофейник с дымящимся какао. Дети принялись за еду. Джулиан шутил и подмигивал ребятам, чтобы они смеялись и весело отвечали ему. Он не хотел, чтобы горбун подумал, будто они испуганы или чем-то озабочены.

— Заткнитесь! — вдруг зло прикрикнул на них Ханчи.

Джулиан сделал вид, что не слышал его слов, и продолжал шутить. Джордж старалась весело отвечать ему, но Энн и Ричард страшно испугались и прямо съежились, услышав разъяренный голос карлика.

— Вы оглохли, что ли?! — заорал Ханчи, вскакивая из-за стола, за которым завтракал. — Попридержите языки. Пришли в мою кухню и устраивают базар! Замолчите немедленно, понятно?!! Я не стану выполнять ваши приказы, кто бы вы ни были.

Джулиан тоже встал. Он говорил как взрослый и как человек, имеющий право так разговаривать — Попридержите свой язык или, по крайней мере, ведите себя прилично.

— Ох, не говорите с ним так, — умоляюще запричитала женщина. — Он такой вспыльчивый. Он изобьет вас!

— Я бы избил его сам, но я никогда не трогаю тех, кто меньше меня.

Если бы в этот момент не появился мистер Пертон, никто не знает, что бы тут началось! Он остановился на пороге и оглядел всех, чувствуя, что в воздухе пахнет грозой.

— Ты опять распоясался, Ханчи. Побереги свою злость, она еще понадобится. Возможно, если эти дети не будут вести себя как надо, я и велю тебе проучить их, — он мрачно усмехнулся, взглянув на ребят. Потом обратился к женщине: — Скоро приедет Роки и еще один или два человека. Приготовь закуску — и получше. Дети пусть остаются здесь. А ты, Ханчи, не спускай с них глаз. Они могут мне позже понадобиться.

Мистер Пертон ушел. Бедную Эджи била дрожь.

— Роки приезжает, — прошептала она Ханчи.

— Берись за работу, женщина, — проворчал он. — Иди принеси овощей и зелени, а я присмотрю за этими гаденышами.

Она нерешительно оперлась рукой на стол. Энн стало жаль ее, она подошла и сказала:

— Можно я уберу и вымою посуду? Ведь у вас так много будет хлопот, а мне все равно делать нечего.

— Мы все поможем вам, — улыбнулся Джулиан.

Эджи недоверчиво смотрела на них, не зная, удивляться или благодарить. Ребята поняли, что она не привыкла к хорошему обращению и даже к простой вежливости.

— Кхе-кхе, — пробурчал Ханчи — Вам не провести меня своими хитростями.

Никто не обращал на него ни малейшего внимания. Ребята быстро собрали со стола оставшуюся после завтрака посуду, Энн и Джордж отнесли ее к мойке и принялись мыть.

— Кхе-кхе, — снова пробурчал Ханчи.

— Будьте здоровы, — вежливо улыбнулся ему Джулиан.

Ребята засмеялись, а Ханчи так насупился, что глаза его совсем скрылись под бровями.

 

РОКИ ПРИХОДИТ В ЯРОСТЬ

Не прошло и часа, как раздался странный скрежет, постепенно перешедший в хриплый визг. Ричард, Энн и Джордж даже вздрогнули от неожиданных звуков. Но Джулиан тотчас догадался, что это такое.

— Ворота открываются, — объяснил он, и ребята сразу же вспомнили, как он описывал механизм, открывающий ворота: странный круг, похожий на колесо с ручками, над которыми прикреплены таблички: «Левая половина ворот», «Правая половина ворот».

— А ты откуда знаешь? — удивленно спросил Ханчи, подозрительно разглядывая Джулиана. — О, я хороший отгадчик, — беззаботно засмеялся Джулиан. — Поправьте меня, если я ошибаюсь, но у меня и сомнений нет, что это открываются ворота и Роки въезжает в них.

— Ты хитрый малый, но придет день и тебе не сносить головы, — проворчал Ханчи и направился к дверям.

— Когда мне было два года, мама уже говорила мне об этом, — ответил Джулиан, и ребята захихикали. Они восхищались своим Джулианом, он никогда за словом в карман не лез!

Все приникли к окну. Джордж увидела, что Тимми сидит прямо у кухни, и попросила женщину разрешить ему войти. Та не разрешила, а только бросила ему какие-то крошки со стола и сказала, что во дворе есть лужа, из которой пес может напиться, и что на большее она ни за что на свете не пойдет.

— Тимми! — приказала Джордж, когда услышала шум несущейся на полной скорости машины. — Тимми! Стой здесь! Не двигайся!

Она боялась, что Тимми побежит к парадному входу, чтобы войти вместе с человеком, который вылезет из машины. Тимми вопросительно смотрел на хозяйку. Он не мог понять, что происходит. Почему ему не разрешают войти в дом вместе с Джордж? Он знал, что есть люди, которые не терпят собак у себя в доме, но Джордж никогда не входила в дома к таким людям. Для него оставалось загадкой и другое: почему она не выходит к нему?

Но все же хозяйка была рядом. Она перегнулась через подоконник, он слышал ее голос, мог бы даже лизнуть руку, если бы встал на задние лапы, опершись на стену.

— Не высовывайся и закрой окно! — злорадно крикнул Ханчи. Ему доставляло удовольствие видеть, как огорчена Джордж тем, что ее разлучили с Тимми.

— Машина подъезжает, — сообщил Джулиан. Ребята посмотрели на автомобиль и переглянулись. Конечно, его номер был КМФ 102.

Черный «бентли» пролетел мимо окон кухни и остановился у парадного входа. Из него вышли трое. Ричард, побледнев, отпрянул назад.

Джулиан, вскинув брови, поглядел на него, без слов спрашивая, узнал ли он Роки. Тот с несчастным видом утвердительно кивнул. От страха он весь дрожал и не смог бы вымолвить ни слова.

Снова раздались хриплые, визгливые звуки. Ворота закрывались. Из холла донеслись мужские голоса, приехавшие и хозяин зашли в одну из комнат, потом ребята услышали, как хлопнула дверь.

Джулиан решил попытаться незаметно выскользнуть из кухни, подняться наверх и посмотреть, все ли в порядке с Диком. Он сделал шаг к двери, думая, что Ханчи поглощен чисткой целого взвода грязных ботинок. Но при первом же движении мальчика раздался скрипучий голос:

— Куда это ты? Если не будешь подчиняться приказам, я скажу мистеру Пертону, и как бы тебе не пожалеть!

— В этом доме много людей, которым вскоре придется горько пожалеть, — раздражающе веселым тоном ответил Джулиан. — Будьте осторожны, Ханчи!

Ханчи неожиданно взорвался и швырнул в Джулиана сапожную щетку. Джулиан легко поймал ее и забросил на полку почти под потолком кухни.

— Спасибо, — улыбнулся он. — Хотите бросить еще одну?

— Ой, не надо, — запричитала женщина. — Ты не знаешь, на что он способен, когда разозлится. Ой, не дразни его!

Дверь комнаты, куда вошли мужчины, с шумом распахнулась, и кто-то стал подниматься по лестнице. Пошли за Диком, догадался Джулиан. Он замолчал и прислушался.

Ханчи взял другую щетку и принялся начищать ботинок, что-то ворча себе под нос. Женщина резала на столе овощи. Ребята подошли к Джулиану и тоже прислушались: все понимали, что сейчас Дика покажут Роки, и тогда решится их судьба.

Лестница снова заскрипела, будто на два голоса: под тяжелыми шагами и легкими. Да, этот человек вел Дика! Тут они услышали его голос.

— Отпустите мою руку! Я могу сам идти, не обязательно меня тащить! — возмущенно кричал он.

«Молодец наш Дик. Он не позволит тащить себя, будто мешок», — подумал Джулиан.

Потом Дика ввели в комнату, где ждали трое мужчин. И тут же раздался громкий голос:

— Болваны! Это не он! Вы поймали другого мальчишку!

Ханчи и женщина тоже услышали эти слова и быстро переглянулись. Похоже, что дело провалилось. Они подошли к дверям и молча прислушались. Ребята стояли у них за спиной. Джулиан незаметно оттащил Ричарда назад.

— Натри сажей волосы, — прошептал он. — Сделай их черными, и побыстрей. Если эти типы придут сюда, они не узнают тебя, если волосы будут темные. Давай, Ричард, быстро, пока никто не обращает на тебя внимания.

Джулиан показал на поддувало плиты, где хлопьями висела сажа. Ричард нагнулся, подхватил черные хлопья и дрожащими руками стал размазывать сажу по своим золотистым волосам.

— Еще, — шептал Джулиан, — больше бери сажи! Быстрей. Я встану и закрою тебя, чтобы не увидели.

Ричард лихорадочно размазывал сажу по волосам; попадало, естественно, и на лицо. Джулиан одобрительно кивнул. Теперь светлые волосы Ричарда не бросались в глаза. Он стал совсем не похож на себя. Хорошо бы у Энн и Джордж хватило ума не удивляться, когда они увидят вымазанного сажей Ричарда.

В комнате, куда привели Дика, по-видимому, шел резкий спор. Оттуда доносились сердитые крики, но через кухонную дверь, за которой стояли ребята, слов было не разобрать. Они слышали и голос Дика. И внезапно совершенно четко прозвучали его слова:

— Я говорил вам, что вы ошибаетесь. Сейчас вы это сами видите — и позвольте мне уйти!

Ханчи вдруг подскочил и оттолкнул всех от двери. Несчастный Ричард спрятался в углу за плитой, дрожа от страха.

— Идут, — прошипел Ханчи. — Прочь от двери.

На этот раз все моментально подчинились. Ханчи схватил щетку и стал наводить блеск на ботинок, женщина принялась чистить картошку, а ребята начали листать старые журналы, которые лежали в углу для растопки плиты.

Шаги приближались. Дверь распахнулась. На пороге стоял мистер Пертон. А за ним… Нельзя было не догадаться, кто стоял за ним.

Толстые губы и огромный нос — да, это был бандит Роки, бывший телохранитель отца Ричарда, который ненавидел мальчика за то, что тот рассказывал отцу о проделках негодяя. Тот самый Роки, которого отец Ричарда выгнал за мошенничество.

Ричард сжался в углу, прячась за друзей. Энн и Джордж изумленно взглянули на него, увидев потемневшие волосы, но обе быстро скрыли свое удивление. Ханчи и женщина вроде бы не заметили, что в мальчике произошли какие-то перемены.

Дик, стоя между двумя мужчинами, махнул ребятам рукой. Джулиан улыбнулся. «Молодчина наш Дик», — подумал он.

Роки оглядел четырех детей. На секунду его взгляд задержался на Ричарде, но потом равнодушно скользнул мимо. Роки не узнал мальчика!

— Вот и прекрасно, мистер Пертон, — начал Джулиан. — Рад, что вы выпустили моего брата из комнаты наверху, где прошлой ночью заперли его. По-моему, это означает, что теперь он может уйти вместе с нами. Почему вы привезли его сюда и превратили в пленника, меня не интересует.

— Теперь послушайте, что я вам скажу, — Мистер Пертон заговорил совсем другим тоном, чем он обращался к ним прежде. — Да, действительно, мы сделали ошибку. Вам нет нужды знать, как и почему — это не ваше дело. Это не тот мальчик, который нам нужен.

— Мы же говорили вам, что это наш брат, — для справедливости вставила Энн.

— Совершенно верно, — вежливо согласился мистер Пертон. — И я сожалею, что не поверил вам. Но что случилось, то случилось. Сейчас мы хотим сделать вам приятный сюрприз, чтобы возместить ваши неудобства… мгм, десять фунтов на всех, чтобы вы купили себе мороженого или чего-нибудь в этом духе. И можете идти куда хотите.

— И не вздумайте никому рассказывать всякие фантастические истории, — угрожающим тоном добавил Роки. — Мы сделали ошибку, но не хотим, чтобы об этом вокруг болтали. Понимаете? Если вы поведете себя как идиоты и начнете пороть чушь, мы скажем, что вы бросили этого мальчика в лесу, а мы нашли его, пожалели и привезли сюда на ночь, и что вы маленькие правонарушители, которые влезли в дом через окно. Понимаете?

— Прекрасно понимаем, — холодным, мрачным тоном подтвердил Джулиан. — Следовательно, мы можем уйти, так?

— Конечно, — сказал мистер Пертон, сунул руку в карман и вынул несколько фунтовых монет.

Потом он вручил по две монеты каждому из ребят. Они вопросительно глядели на Джулиана:

как поступить? Естественно, никому не хотелось принимать подарки от мистера Пертона. Но если Джулиан возьмет деньги, значит, и они должны взять.

Джулиан взял две монеты, предложенные ему, и без слов благодарности опустил в карман. Другие сделали то же самое. Ричард все время стоял с низко опущенной головой, надеясь, что двое мужчин не заметят, как дрожат у него колени. Роки действовал на него, как удав на кролика; он просто оцепенел от страха.

— А сейчас зарубите себе на носу, чтобы потом не жалеть: ничего не было, вы все забыли, — заявил Роки и открыл дверь.

Ребята молча вышли, один за другим; Ричард шел посередине. У дверей уже ждал Тимми, приветствовавший их громким лаем. Он бросился к Джордж, прыгал вокруг нее и облизывал руки, лицо, — все, до чего мог дотянуться. Потом Тимми стал поглядывать на кухонную дверь, вопросительно рыча, будто спрашивая: «Ты хочешь, чтобы я пошел туда?»

— Нет, Тимми, — объяснила ему Джордж, — ты пойдешь с нами, и надо поскорей уходить отсюда.

— Быстро, давайте мне ваши фунтовые монеты, — сказал Джулиан, когда они завернули за угол и их не могли увидеть из окна.

Ребята удивленно высыпали ему в ладонь монеты. Что он собирается с ними делать?

Женщина стояла сзади и смотрела им вслед. Джулиан подозвал ее. Она нерешительно подошла.

— Это вам, — сказал он, положив ей в ладонь деньги. — Нам они не нужны.

Женщина недоверчиво взяла деньги. Глаза ее наполнились слезами.

— За что? Это же целое состояние! Нет, нет, возьмите назад. Какие вы добрые дети, какие добрые, — причитала она.

Джулиан быстро повернулся и заспешил к своим, а женщина провожала их восхищенным и удивленным взглядом.

— Тебе, Джулиан, пришла очень-очень хорошая мысль! — радостно воскликнула Энн, и все согласились с ней. Ребята жалели эту несчастную женщину.

— Пошли, — сказал Джулиан. — Нельзя пропустить момент, когда они откроют ворота. Слышите, опять этот скрип и скрежет, кто-то крутит колесо, значит, они уже открывают ворота. Слава Богу, мы на свободе. И Ричард тоже. Нам здорово повезло!

— Да, я так боялся, что Роки узнает меня, хотя я и намазал волосы, — признался Ричард, который выглядел теперь гораздо бодрее. — Ой, глядите, уже видны ворота, и они широко открыты! Мы свободны!

— Надо взять велосипеды. Я помню, где мы их оставили, — заметил Джулиан. — Ричард, ты поедешь у меня на раме, потому что у остальных велосипеды короткие. А Дик возьмет свой. Ты не забыл, что приехал сюда на велосипеде Дика? А вот и велосипеды.

Они быстро сели и помчались к воротам, и тут Энн закричала:

— Джулиан! Смотри! Смотри! Ворота закрываются. Быстрей! Мы опять останемся здесь!

Все четверо с ужасом смотрели, как медленно закрываются ворота. Они изо всех сил нажимали на педали, но бесполезно! Когда ребята подъехали, две огромные створки ворот уже плотно сошлись. Теперь их не открыть. Дети уже чувствовали себя почти свободными, и такое разочарование!..

 

УЗНИКИ

Энн, Джордж и Ричард, чуть не плача, рухнули на траву.

— Почему они закрыли ворота, когда мы были рядом? — спросил Дик. — По ошибке? Как ты думаешь, Джулиан? То есть они решили, что мы уже вышли, или еще почему-то?

— Ну, если это ошибка, то ее легко исправить, — ответил Джулиан. — Я сейчас вернусь в дом и объясню, что они слишком рано закрыли ворота.

— Да, поезжай, — предложила Джордж, — а мы подождем здесь.

Но не успел Джулиан прыгнуть в седло, как послышался шум машины, приближавшейся к воротам по длинной дороге. Энн и Джордж вскочили, а Ричард в панике спрятался в кустах. Он умирал от страха при одной мысли, что ему еще раз придется взглянуть в лицо Роки.

«Бентли» подъехал к ним и остановился.

— Да, они еще здесь, — раздался голос мистера Пертона.

Он и Роки вышли из машины и направились к ребятам. Роки еще на ходу обежал всех глазами и быстро спросил:

— Где еще один мальчик?

— Понятия не имею, — холодно ответил Джулиан. — Не стану спорить, если вы скажете, что он в последний момент проскользнул между створками. Почему вы закрыли ворота, мистер Пертон?

Роки заметил в кустах сжавшуюся фигурку, шагнул к ней и вытащил за шиворот Ричарда. Потом внимательно оглядел его и повернулся к мистеру Пертону.

— Да, я так и думал — вот тот гаденыш, который нам нужен! Он намазал волосы сажей или еще чем-то, поэтому я не узнал его. Но когда он выходил в дверь, я почувствовал что-то знакомое. Я был просто уверен, что уже видел этого мальчишку. Поэтому мне захотелось взглянуть на него еще раз. — Он держал несчастного Ричарда за воротник и тряс так, как собака трясет пойманную крысу.

— Ну и что ты собираешься делать? — довольно мрачно спросил мистер Пертон.

— Держать его, а что же еще, — хмыкнул Роки. — Я отдам его отцу лишь тогда, когда тот заплатит мне кругленькую сумму за своего скверного сына! Полезный урок, и деньги пригодятся, разве нет? Я отплачу этому парню за всю ложь, какую он наговорил на меня отцу. Вонючая маленькая крыса.

Роки снова поднял Ричарда за воротник в воздух, но тут к нему шагнул Джулиан, побелевший от негодования.

— Сейчас же прекратите! — резко приказал он. — Отпустите мальчика. Вам мало, что вы схватили моего брата и продержали его ни за что ни про что целую ночь под замком? Мало, что вы заперли нас тут, словно в тюрьме? А сейчас вы еще говорите, что хотите украсть ребенка и получить за него выкуп! Разве вы не отсидели уже раз в тюрьме? Вас же только что выпустили! Вам снова захотелось в тюрьму?

Роки выпустил Ричарда и уже занес руку, чтобы ударить Джулиана, но тут Тимми кинулся на него и вцепился в сжатый кулак. Роки взревел от боли и ярости и схватился за укушенную руку.

— Держите собаку! — завопил он. — Уберите ее!

— Ладно, я уберу собаку, если вы способны на разумные переговоры, — твердо отчеканил Джулиан, все еще бледный от возмущения. — Возвращайтесь в дом и откройте ворота. Вы обязаны всех нас выпустить!

Тимми стоял возле Джулиана и сердито рычал. Роки и мистер Пертон поспешно отступили на несколько шагов. Роки нагнулся и поднял большущий камень.

— Если вы посмеете бросить камень, я снова спущу на вас пса! — крикнула Джордж, испугавшись, что они ушибут Тимми.

Мистер Пертон выбил камень из рук Роки.

— Не дури! — сердито бросил он. — Собака сделает из нас фарш. Посмотри на ее зубы, это большой и сильный пес, ни один врач нас потом не вылечит. И ради Бога, Роки, давай отпустим этих ребят.

— Ни за что, пока не закончим то, что задумали! — в бешенстве пробормотал Роки, не зная, что делать с укушенной рукой. — Мы будем держать их здесь, как в тюрьме! Скоро мы выполним нашу работу, уже немного осталось! И тогда я возьму этого маленького крысеныша с собой. Он поедет туда же, куда и я! Ха-ха! Я проучу мальчишку и его папашу тоже!

Тимми снова зарычал. Теперь он сидел у ног Джордж, и она крепко держала его за ошейник. Ричард снова задрожал, когда услышал угрозы Роки. Слезы, перемешиваясь с сажей, бежали у него по лицу.

— Можешь хныкать сколько хочешь! — заорал на него Роки. — Подожди, попадешь ты мне в руки! Мелкий, гнусный трус! В тебе никогда не было ни капли мужества. Вечно ты болтался под ногами у взрослых и плел свои лживые выдумки, и делал людям пакости, где только мог!

— Послушай, Роки, давай-ка лучше вернемся в дом и посмотрим, что можно сделать с твоей рукой, — перебил расходившегося бандита мистер Пертон. — Она очень скверно выглядит. Надо быстро промыть рану и чем-нибудь присыпать. Собачий укус очень опасен! Пойдем, ты разделаешься с этими детьми позже.

Роки позволил увести себя к машине, но все время оборачивался и грозил ребятам кулаком. Они молча смотрели ему вслед.

— Поганое отродье! Маленькие…

Но остальные приятные слова потерялись в шуме взревевшего мотора. Мистер Пертон чуть отъехал назад, потом развернулся, и «бентли» умчался к дому. Дети печально сели на траву. Ричард громко рыдал.

— Да заткнись ты! — прикрикнула на него Джордж. — Роки был прав, когда говорил, что ты мелкий трус без капли мужества. Ты и есть трус. Посмотри на Энн, она гораздо смелее тебя. Боже, как бы я хотела, чтобы мы никогда не встречались с тобой!

Ричард тер руками глаза, но руки у него были в саже, и лицо стало полосатым от следов пальцев и потеков слез. У него и вправду был очень несчастный вид.

— Простите меня, — пробормотал он. — Знаю, вы, конечно, не поверите, но мне в самом деле стыдно, что я подвел вас. Я всегда был немножко трусом, ничего не могу с собой поделать.

— Нет, можешь, — мрачно возразил Джулиан. — Любой человек может не быть трусом. Трусость побеждает тогда, когда человек больше думает о собственной шкуре, чем о других. Посмотри, даже маленькая Энн больше тревожится о нас, чем о себе, и от этого становится храброй. Она не может струсить, даже если постарается.

Эта мысль поразила Ричарда. Такого он никогда не слыхал. Он насухо вытер лицо.

— Хотел бы я быть таким, как ты, Джулиан, — сдавленно проговорил он. — Вы все такие… хорошие. У меня никогда не было таких друзей, как вы. Честно. Вы больше не будете из-за меня страдать.

— Ладно, посмотрим, — с сомнением протянул Джулиан. — Вот был бы сюрприз, если бы ты вдруг превратился в героя. Сюрприз — это, конечно, приятно, но пока не мог бы ты перестать хныкать и дать нам поговорить?

Ричард затих, он так смешно выглядел со своим полосатым лицом — просто воплощенное горе. Джулиан повернулся к Дику, Энн и Джордж.

— Какой-то заколдованный дом! Ведь мы уже почти вышли отсюда. А теперь, думаю, они запрут нас в комнате и продержат до тех пор, пока не окончат то, что называют «работой». И я уверен, что их «работа» состоит в том, чтобы благополучно переправить отсюда того парня, которого я видел в тайнике.

— Разве родители Ричарда не сообщат в полицию о его исчезновении? — спросила Джордж, лаская Тимми. Пес сидел возле нее и без конца облизывал девочке руки — наконец-то она снова была рядом.

— Конечно, сообщат. Но какая от этого польза? У полиции нет ни малейшего представления, где он может быть, — ответил Джулиан. — Никто не знает, где мы, и никому в голову не придет, что мы здесь. А тетя Фанни не будет беспокоиться, потому что она знает, что мы в велосипедном походе и не должны писать ей.

— Думаешь, эти люди действительно увезут меня, когда сами уедут? — спросил Ричард.

— Ну, будем надеяться, что нам удастся убежать, — ответил Джулиан: ему не хотелось говорить Ричарду, что, без сомнения, бандиты возьмут его с собой.

— Как же мы сможем убежать? — удивилась Энн. — Нам никогда не перелезть через такие высокие стены, и вряд ли кто-нибудь придет сюда, на вершину пустынного холма. Ни один торговец не полезет сюда со своим товаром.

— А почтальон? — спросил Дик.

— Наверно, у них есть абонентный ящик и они каждый день ездят за почтой сами, — неуверенно проговорил Джулиан. — Ведь они не хотят, чтобы сюда приходил, к примеру, почтальон. А может, у них там за воротами почтовый ящик. Я как-то не задумывался над этим.

Они попытались заглянуть сквозь массивные решетки ворот, но, как ни изгибали шеи, ничего не увидели. Вроде бы там не было ничего похожего на почтовый ящик, куда почтальон мог бы опустить письма. Так что слабая надежда, что им удастся перехватить почтальона и передать с ним весточку о себе, едва блеснув, тут же угасла.

— Внимание, тут эта женщина, Эджи или как там ее зовут! — вдруг воскликнула Джордж, когда Тимми заворчал.

Ребята обернулись и увидели, что по дороге к ним спешит Эджи, будто собирается выйти в ворота. А если для нее откроют ворота…

Но и эта надежда оказалась напрасной. Женщина подошла ближе и, отдышавшись, заговорила:

— А-а-а, вы здесь. Меня прислали сказать, что мистер Пертон предлагает вам на выбор: или вы остаетесь здесь, на улице, и вообще не входите в дом, или сейчас войдете в дом и вас запрут в комнате.

Она испуганно огляделась и, понизив голос, продолжала:

— Мне так жаль, что вы не успели выйти, правда, я очень расстроилась. Очень плохо для такой старой женщины, как я, иметь дело с Ханчи и жить тут. Но уж совсем неправильно держать в таком месте детей. А вы милые дети.

— Спасибо, — вздохнул Джулиан. — Ну а раз вы считаете, что мы милые, подскажите нам, есть ли какой-нибудь способ выбраться отсюда, кроме как через ворота.

— Нет, такого пути нет, — ответила женщина. — Когда ворота закрыты, дом как тюрьма. Никому не разрешается входить. Человек может войти, только если он нужен мистеру Пертону и другим. Так что и не пытайтесь бежать — это бесполезно.

Дети молча выслушали ее сообщение. Эджи оглянулась, будто боялась, что кто-то ее подслушивает: вероятно, она опасалась Ханчи.

— Мистер Пертон приказал, — так же тихо продолжала она, — чтобы я давала вам поменьше еды. И еще он велел Ханчи положить в собачью миску яд. Не позволяйте ей ничего есть, только то, что я принесу.

— Вот звери! — воскликнула Джордж и прижала к себе Тимми. — Ты слышал? Как жаль, что ты не укусил и мистера Пертона.

— Тш-ш, — испуганно прошипела женщина. — Мне нельзя было говорить вам об этом, сами понимаете, но вы такие добрые, вы отдали мне все свои деньги. И правда, вы очень симпатичные ребята. Теперь послушайте меня. Вам лучше остаться здесь, у ворот. Потому что если вас запрут в комнате, я не рискну принести вам побольше еды, вдруг Роки войдет и увидит. Но если вы останетесь здесь, мне будет легче. Я смогу вам приносить сколько захотите.

— Большое спасибо, — поблагодарил ее Джулиан, и все согласно кивнули. — В любом случае нам лучше остаться здесь. Наверно, мистер Пертон боится, что если мы будем свободно разгуливать по дому, то наткнемся на какой-нибудь из его подозрительных секретов! Ну и прекрасно. Передайте ему, что мы остаемся на улице. А как будет с нашей едой? Как мы будем получать ее? Конечно, нам не хочется, чтобы у вас были неприятности, но мы ужасно хотим есть и уже готовы хорошенько пообедать.

— Я все для вас устрою — Первый раз Эджи улыбнулась. — Не забудьте, что я говорила: не разрешайте собаке есть то, что принесет Ханчи. Еда будет отравлена.

Из дома долетел какой-то крик. Эджи повернула голову и прислушалась.

— Это Ханчи. Мне надо идти. — И она заспешила по дороге к дому.

— Ну и ну, — покачал головой Джулиан, — так они задумали отравить тебя, дружище Тимми! Но мы не позволим им, правда? Им придется поломать себе голову, но у них все равно ничего не выйдет, да, Тимми?

— Гав, — мрачно подтвердил Тимми и даже не махнул хвостом.

 

ЭДЖИ И ХАНЧИ

— Чувствую, что мне нужно подвигаться, — заметила Джордж, когда Эджи ушла. — Надо исследовать территорию. Никогда не знаешь, что найдешь!

Все вскочили, радуясь, что нашлось какое-то занятие, которое отвлечет их от мрачных забот, внезапно свалившихся на их головы. Действительно, когда вчера они так весело катили на велосипедах по солнечной сельской дороге, кто бы мог подумать, что уже завтра их будут держать в тюрьме. Человек никогда не знает, что может произойти. Конечно, это делает жизнь интересной и волнующей, но зато испортило им велосипедный поход!

Ребята не нашли ничего особенного, кроме пары коров, множества кур и выводка индюшат. Очевидно, даже молочник не приезжал в Совиное гнездо. Здесь было все, что нужно для жизни.

— Думаю, что черный «бентли» каждый день ездит в город, забирает письма и покупает мясо или рыбу, — задумчиво проговорила Джордж. — Но, с другой стороны, если понадобится, Совиное гнездо может продержаться без контактов с внешним миром несколько месяцев. Должно быть, у них целые штабели консервов.

— Просто фантастика — найти такое место, как это! — вдруг воскликнул Дик. — Только подумайте — укрытое от посторонних глаз на пустынном холме, всеми забытое, хранящее Бог знает какие секреты. Интересно, кто же тот человек, которого ты, Джулиан, видел храпящим в тайнике?

— Кто-то, кого не должны видеть даже Ханчи и Эджи. Кто-то, кого полиция, по-моему, страстно ждет увидеть.

— Как я хочу, чтобы нам удалось отсюда вырваться, — с жаром проговорила Джордж. — Меня просто тошнит от этого места: все время чувствую, какое оно мерзкое. Мне отвратительна мысль, что кто-то пытается отравить Тимми.

— Не волнуйся, Джордж, его не отравят, — успокоил ее Дик. — Мы не позволим. Ты получишь половину того, что дадут нам, правда, Тимми?

Тимми согласился: он гавкнул и помахал хвостом. В это утро он ни на минуту не отходил от Джордж, просто прилип к ней, будто пиявка.

— Ну вот, мы обследовали всю территорию и ничего интересного не обнаружили, — подвел итог их экспедиции Джулиан, когда они подошли к дому. — По-моему, Ханчи доит коров и смотрит за птицей, приносит овощи, а Эджи управляется в доме. Поглядите, появился Ханчи. Он ставит миску с едой для Тимми!

Ханчи помахал им рукой.

— Это обед для собаки! — закричал он.

— Джордж, не говори ни слова, — понизив голос, предупредил Джулиан. — Мы сделаем вид, будто даем Тимми эту еду, а сами выбросим ее куда-нибудь подальше. Представляешь, как он испугается и удивится, когда завтра утром увидит, что Тимми жив — здоров!

Ханчи с ведром направился в сторону коровника, а Энн вдруг захихикала.

— Я придумала, что мы разыграем. Мы притворимся, будто Тимми чуть-чуть не доел, а мы все остатки бросили курам и индюшатам!

— А Ханчи до смерти перепугается, что теперь вся птица передохнет и ему попадет от хозяина, — подвела итог Джордж. — Это послужит ему хорошим уроком. Надо поскорей выбросить отраву.

Джордж подняла большую миску, которую Ханчи принес для Тимми. Пес только понюхал ее содержимое и недовольно отошел. Было совершенно очевидно, что он не собирался это есть, даже если бы Джордж позволила ему. Тимми и правда был очень разумной собакой.

— Джу, быстро найди какую-нибудь яму и закопай эту гадость, прежде чем Ханчи вернется, — сказала Джордж.

Джулиан, усмехнувшись, принялся за работу. Она отняла у него не больше минуты. Он вырыл в мягкой земле клумбы большую яму. Джордж выбросила туда еду и протерла миску листьями и рукой, а Джулиан забросал яму землей. Теперь ни животное, ни птица не смогли бы добраться до отравленного корма.

— А сейчас отправимся в курятник и, когда увидим Ханчи, помашем ему рукой. Он спросит, что мы там делаем… Пойдем, он заслуживает такого урока.

Впятером они подошли к курятнику и сквозь проволочную сетку принялись рассматривать суетящихся и важно разгуливающих птиц. Когда появился Ханчи, ребята обернулись и помахали ему рукой, а Джордж притворилась, что собирает в собачьей миске крошки и бросает сквозь ячейки сетки курам. Ханчи даже застыл от ужаса. Потом кинулся к ней.

— Не бросай, — кричал он, — не бросай, не бросай!

— Почему? — невинным тоном спросила Джордж, делая вид, что она проталкивает крошки сквозь сетку. — Разве нельзя дать курам немножко крошек?

— Это та миска, в которой я приносил еду собаке? — не слушая ее, спросил Ханчи.

— Да, — подтвердила Джордж.

— И он ее не доел, тогда ты решил отдать ее моим курам! — дико завопил Ханчи и выбил миску из рук Джордж.

Она притворилась, будто страшно возмущена… — Что за чушь! Почему ваши куры не могут доесть крошки из собачьей миски? Вы принесли Тимми очень вкусно выглядевшую еду, разве курам не хочется вкусненького?

Ханчи со стоном посмотрел в курятник. Куры с довольным видом бегали там, где стояли дети, будто и в самом деле вкусно закусили. Ханчи не сомневался, что к завтрашнему утру они все сдохнут, и что тогда его ждет — даже подумать страшно.

— Идиот мальчишка, — злыми глазами карлик смотрел на Джордж. — Дать моим курам эту еду! Ты заслуживаешь хорошей порки!

Конечно, Ханчи подумал, что Джордж мальчик. Ребята с интересом наблюдали разыгравшуюся сцену. Хорошая мысль — наказать Ханчи за то, что он хотел отравить старину Тимми.

Ханчи не знал, что делать. Наконец он взял в открытом сарае метлу и вошел в курятник. Видимо, он решил вымести отравленные крошки, которые будто бы остались лежать на земле. Ханчи старательно подметал, не пропуская и дюйма, а ребята с удовольствием наблюдали, как он сам наказал себя.

— Никогда не видел, чтобы кто-то подметал курятник; по-моему, это никому и в голову не приходит, — громко, с показным удивлением проговорил Дик.

— Я тоже, — тут же подхватила Джордж. — Наверно, он очень старается правильно содержать кур.

— Должен вам сказать, что это противная и тяжелая работа, — подключился Джулиан, — я рад, что мне не приходилось ее делать. Хотя, конечно, жаль, что он выметает всю еду, которую мы побросали туда. Это ужасно неэкономно.

Все с готовностью согласились с ним.

— Смешно, что он так огорчился из-за каких-то крошек, которые мы дали курам. Ведь он сам принес еду Тимми. Мне кажется, это немного подозрительно, — продолжала спектакль Джордж.

— Я тоже так подумал, — поддержал ее Дик. — Но, вероятно, у него очень подозрительный характер.

Ханчи прекрасно слышал все, что говорили ребята. Но они и говорили, собственно, для него. Он перестал мести и хмуро поглядел на них.

— Вон отсюда, маленькие паразиты! — закричал Ханчи и замахнулся на детей метлой.

— Он похож на злую курицу, — засмеялась Энн.

— Сейчас закудахтает, — добавил Ричард, и все захохотали.

Ханчи, красный от злости, подбежал к двери курятника и открыл ее.

— Ой, мне только сейчас пришло в голову! — воскликнул Джулиан. — Конечно, он положил яд в миску Тимми, и поэтому так испугался. Он подумал, что куры тоже сдохнут. Боже мой, какая правда в старинной поговорке: не рой другому яму, сам в нее попадешь.

Упоминание о яде тотчас же остудило Ханчи, он поставил метлу в сарай и, не говоря ни слова, направился к дому…

— Ну вот, — сказал Джулиан, — мы дали ему гораздо больше, чем он хотел выторговать.

— А вы, куры, не беспокойтесь, — Энн прижала лицо к проволочной сетке. — Вас никто не отравил. У нас даже и в мыслях не было навредить вам.

— Эджи зовет нас, — заметил Ричард. — Посмотрите, вроде бы у нее для нас еда. Ребята направились к дверям кухни.

— Хорошо бы, — вздохнул Дик. — Ужасно хочется есть. Смешно, но взрослые, по-моему, никогда не хотят есть так, как мы. Мне жаль их.

— Почему? — удивилась Энн — Тебе нравится быть голодным?

— Да, если я знаю, что меня ждет вкусный обед или ужин. А если бы не ждал, конечно, голод не показался бы мне приятным… Господи Боже мой, это все, что припасла для нас Эджи? — разочарованно протянул Дик.

На подоконнике лежала буханка на вид твердого, как кирпич, хлеба и кусок явно залежалого желтого сыра. И больше ничего. Ханчи, ухмыляясь, смотрел на них из окна.

— Эджи сказала, это ваш обед, — довольно объявил он и, взяв ложку, сел за стол. Перед ним стояла огромная миска заманчиво пахнувшего тушеного мяса.

— Легкая отместка за наше поведение в курятнике, — тихо пробормотал Джулиан. — Ну-ну. Я лучшего мнения об Эджи. Интересно, где она?

В этот момент Эджи появилась на пороге кухни с большой корзиной, доверху наполненной выстиранным бельем.

— Я сейчас, Ханчи. Только повешу и вернусь, — бросила она горбуну, потом повернулась к детям и подмигнула. — На подоконнике ваш обед, забирайте и уходите. Нам с Ханчи не нравится, когда вы шляетесь вокруг кухни.

Потом она вдруг улыбнулась и показала головой на корзину. Ребята моментально поняли:

настоящий обед там!

Они взяли с подоконника хлеб и сыр и пошли следом за Эджи. Она поставила корзину под дерево, которое нельзя было увидеть из окон дома. Рядом висели натянутые веревки для белья.

— Я повешу белье потом, — опять улыбнувшись, сказала Эджи, отчего лицо у нее будто помолодело, и пошла к дому.

— Добрая женщина Эджи, — воскликнул Джулиан, поднимая белье, закрывавшее корзину. — Мой Бог, вы только взгляните!

 

БЛЕСТЯЩАЯ ИДЕЯ ДЖУЛИАНА

Эджи ухитрилась уместить на дне корзины ножи, вилки, ложки, тарелки, чашки. Кроме того, две большие бутылки молока, гигантский пирог с мясом, восхитительно выглядевшие домашние пирожные, всевозможные булочки, печенье, сладости, апельсины. Эджи и в самом деле была очень щедрой!

Дети быстро вынули все из корзины и отнесли за кусты, где наконец уселись за свой первоклассный обед. Конечно, Тимми тоже получил свою порцию: колоссальный кусок пирога и много печенья. Ему же досталась и половина жесткого сыра.

— Теперь надо вымыть посуду и снова аккуратно уложить на дно корзины, — предложил Джулиан. — Не будем доставлять Эджи лишних хлопот в отплату за ее доброту.

Так они и сделали. Вымыли тарелки, чашки, вилки, ложки, ножи и уложили их на дно корзины, а белье положили сверху. Опять все как было.

Через полчаса пришла Эджи, дети окружили ее и тихо поблагодарили.

— Спасибо, Эджи! Обед был первоклассный!

— Очень вкусно! Мы так наелись, что еле дышим.

— Готов спорить, Ханчи так не наслаждался своим обедом, как мы!

— Тш-ш! — прошипела Эджи, отчасти довольная, отчасти испуганная. — Никогда не знаешь, где Ханчи подслушивает. У него уши как у кролика! Теперь слушайте. Во время чая я приду в курятник собирать яйца. У меня будет корзина, а в ней я принесу вам чай. Я оставлю ее в курятнике, сама заберу яйца и уйду. А вы потом зайдете и возьмете то, что я принесла.

— Вы удивительная, Эджи! — воскликнул Джулиан — В самом деле удивительная.

Эджи выглядела очень довольной. Ребята поняли, что долгие годы никто не сказал Эджи доброго слова, не то чтобы восхищаться ею. Бедная, несчастная старая женщина теперь радовалась, что у нее есть маленький секрет. Дети признавали, что она лучше Ханчи, и это тоже нравилось ей. Возможно, таким своеобразным путем она мстила за жизнь, полную унижений и оскорблений, которая выпала на ее долю в Совином гнезде.

Повесив белье, она оставила несколько полотенец в корзине, чтобы прикрыть посуду, и направилась к дому.

— Бедная старушка, — вздохнул Дик — Какая ужасная жизнь!

— Да, нелегко на старости лет иметь дело с такими бандитами, как Пертон и Роки, — согласился Джулиан.

— Как бы нам самим не пришлось иметь с ними дело, если мы не поспешим изобрести план, как убежать отсюда, — заметил Дик.

— Да, надо хорошенько подумать, — подтвердил Джулиан. — Давайте сядем под этими деревьями. Мы можем расположиться на траве и не бояться, что нас кто-то подслушает.

— Посмотрите, Ханчи моет черный «бентли», — сказала Джордж. — Сейчас я пройду возле него и заставлю Тимми зарычать. Пусть он увидит, что Тимми жив, и позлится немножко.

Она подвела Тимми к «бентли», и, конечно, тот зарычал, увидев горбуна. А Ханчи так испугался, что вскочил в машину и захлопнул дверь.

— Привет! — улыбнулась Джордж. — Собираетесь покататься? Можно мы с Тимми поедем с вами?

Девочка сделала вид, будто открывает дверь, и Ханчи завопил:

— Не отпускай собаку! Я видел, какая рука у Роки, один палец такой, что страшно смотреть. Не хочу, чтобы этот пес покусал меня.

— Возьмите нас с собой покататься, — настаивала Джордж. — Тимми очень любит машины.

— Убирайся со своей собакой! — Ханчи держался за ручку двери так, словно от этого зависела его жизнь. — Мне надо подготовить машину к вечеру, мистер Пертон доедет но делам. Не мешай мне кончить работу.

Джордж засмеялась и пошла к своим.

— Теперь он убедился, что Тимми остался жив после его яда, — усмехнулся Дик. — Нам было бы совсем скверно, если бы дружище Тим не защищал нас.

Ребята пошли к ряду деревьев и сели на траву.

— Ханчи сказал, для чего он моет машину? — спросил Джулиан.

Джордж передала весь разговор. Джулиан молча смотрел куда-то вдаль. Энн знала: когда у брата такой вид, значит, он что-то придумал. Она толкнула его.

— Джу, у тебя есть план, да? Какой?

— Нет, я просто размышляю, — медленно начал Джулиан. — Вот стоит машина, и мы знаем, что сегодня вечером мистер Пертон собирается куда-то ехать. Значит, для него откроют ворота…

— Ну и что? — перебил его Дик. — Думаешь уехать вместе с ним?

— Да, — к огромному удивлению ребят, протянул Джулиан, — я думаю, что можно попытаться. Понимаешь, если он поедет, когда стемнеет, то я подумал, что заберусь в багажник, спрячусь там, а когда машина где-нибудь остановится, вылезу и побегу за помощью!

Все четверо молча смотрели на него. У Энн засверкали глаза.

— Ой, Джулиан! — воскликнула она. — Какой блестящий план!

— Звучит вполне убедительно, — согласился Дик.

— Но, — вздохнула Энн, — мне не хочется оставаться здесь без Джулиана. Когда он рядом, ничего не страшно.

— Я могу поехать, — предложил Дик.

— Или я, — сказала Джордж. — Но хватит ли там места для Тимми?

— Снаружи багажник выглядит довольно большим, — вспомнил Джулиан. — Хорошо бы взять с собой Энн, тогда бы я был уверен, что она в безопасности. Если с вами здесь останется Тимми, он сумеет всех защитить.

Ребята принялись обсуждать план Джулиана и так увлеклись, что не заметили, как пришло время чая. Они неожиданно увидели, как Эджи с корзиной вошла в курятник и сделала знак, чтобы они не подходили к ней. Наверно, за ней кто-нибудь следил. Ребята остались сидеть на траве и не смотрели в сторону курятника. Недолго пробыв там, Эджи вышла, неся корзину со свежими яйцами, и, не взглянув на детей, направилась к дому.

— Пойду посмотрю, не оставила ли она чего для нас, — решил Дик.

Через минуту он вернулся, довольно улыбаясь. Карманы у него раздулись.

Эджи приготовила для них две дюжины запеченных сандвичей с мясом, большой кусок вишневого пирога и бутылку молока. Дети опять спрятались в кустах, и Дик разгрузил карманы.

— Посмотрите, она не забыла даже кость для Тимми, — хмыкнул Дик.

— Надеюсь, что она не отравлена, — недоверчиво пробормотала Джордж. Джулиан понюхал кость.

— Абсолютно свежая, — успокоил он девочку. — Никакого яда! Не думаю, чтобы Эджи хотела подложить нам свинью. Пусть Тимми порадуется.

Правда, им всем очень хотелось чаю, а не молока, и Джулиан решил устроить соревнования, побегать и попрыгать, чтобы забыть об этом невыполнимом желании. Конечно, Тимми вышел бы победителем, если бы он соблюдал правила, но ему не нравились правила. Он бегал за каждым и так возбужденно лаял, что мистер Пертон подошел к окну и крикнул, чтобы они прекратили шуметь.

— Простите! — крикнула в ответ Джордж. — Но понимаете, Тимми так сегодня наелся фасоли!

— Мистер Пертон, наверно, удивляется, почему собака так весело лает, — усмехнулся Джулиан. — Ох и всыплет он Ханчи за то, что тот не выполнил его приказ!

Когда начало темнеть, дети незаметно подобрались к машине. Ханчи уже закончил свою работу. Джулиан осторожно открыл багажник, заглянул внутрь и разочарованно воскликнул:

— Какой маленький! Я там не умещусь. Боюсь, что ты тоже. Дик.

— Тогда поеду я, — тихонько проговорила Энн.

— Ну уж нет, — твердо отрезал Джулиан.

— Я поеду, — сказал Ричард и сам удивился своим словам. — Я вполне там умещусь.

— Ты?! — недоверчиво воскликнул Дик. — Да ты же умрешь от страха.

Ричард немного помолчал.

— Правда, очень страшно, — признался он. — Но я все равно готов поехать. Я сделаю все что смогу, если вы позволите мне попытаться. Ну и кроме того, или поеду я, или никто. Вы не позволите поехать Энн, и там нет места для Джордж и Тимми, и тем более для тебя, Джулиан, или для Дика.

Все с удивлением переглянулись. Совсем не похоже на Ричарда, чтобы он, не думая о себе, брался за дело, требующее мужества. Джулиан очень сомневался, что он не струсит в последний момент.

— Понимаешь, Ричард, дело очень серьезное, — сказал он. — То есть я хочу, чтобы ты понял: если уж берешься, то должен выполнить его точно и до конца. А то ты во время пути испугаешься и начнешь хныкать, человек в машине услышит и посмотрит в багажник…

— Знаю, — ответил Ричард. — Я думаю, что выполню все как надо. Мне так хочется, чтобы ты мне верил, хоть немножко.

— Мне непонятно, почему ты берешься за такое трудное поручение, — продолжал Джулиан, — это совсем на тебя не похоже. Ты еще ни разу не проявлял такой смелости.

— Мне кажется, я его понимаю, Джулиан, — неожиданно потянула брата за рукав Энн. — В этот раз он думает о нашей шкуре, а не о своей — по крайней мере, пытается так думать. Дай ему шанс показать, что он тоже способен на такой рискованный поступок.

— Прошу вас всех — дайте мне шанс, — совсем тихо проговорил Ричард.

— Ладно, — согласился Джулиан. — Ты получишь его. Это будет очень приятный сюрприз, если ты воспользуешься своим шансом и сделаешь что-нибудь полезное.

— Скажи мне точно, что надо сделать? — Ричард пытался скрыть дрожь в голосе.

— Слушай. Как только ты влезешь в багажник, мы тебя закроем. Бог знает, сколько времени тебе придется ждать, пока стемнеет. Предупреждаю тебя, что там будет ужасно душно и неудобно. Когда машина поедет, станет вообще невыносимо.

— Бедный Ричард, — вздохнула Энн.

— Когда машина остановится и ты услышишь, что человек вышел, подожди с минутку, дай ему время отойти подальше, чтобы он тебя не увидел и не услышал, а потом вылезай и бегом в ближайший полицейский участок. Быстро, понял, быстро расскажи, в чем дело, и дай этот адрес. Совиное гнездо на вершине Совиного холма, в нескольких милях от Мидлком Вудза. Полиция сама сделает остальное. Ты все понял?

— Да, — кивнул Ричард.

— И ты все еще намерен поехать, хотя знаешь, что тебя ждет? — спросил Дик.

— Да, — повторил Ричард и удивился, что Энн крепко его обняла.

— Никогда не думала, что ты такой симпатичный, — проговорила она.

— Ну, Ричард, — хлопнул его по плечу Джулиан, — если выполнишь это дело, искупишь все глупые выходки, которые завели нас в беду! А сейчас залезай в багажник. Мы не знаем, когда эти люди собираются выезжать.

— Конечно, сейчас же и залезу, — твердо сказал Ричард, чувствуя себя ужасно смелым после того, как Энн его обняла, а Джулиан похлопал по плечу.

Джулиан открыл багажник и осмотрел крышку.

— Боюсь, что Ричард не сможет открыть ее изнутри, — разочарованно вздохнул он. — Да, точно не сможет. Надо ее неплотно закрыть. Я попытаюсь оставить щель, подсунув веточку или какую-нибудь палку. Это даст ему немножко воздуха, и легче будет толкнуть крышку и открыть багажник, когда он захочет. Где палка?

Дик нашел палку. Ричард влез в багажник и сжался в комочек. Даже для него там было очень мало места. Казалось, что он стиснут со всех сторон. Джулиан захлопнул крышку и подсунул палочку, так что там осталась щель в полдюйма шириной.

— Быстро! Кто-то идет! — толкнул его Дик.

 

ПОИСКИ РИЧАРДА

Они увидели мистера Пертона, который стоял на ступеньках парадного входа, освещенный лампой из холла, и разговаривал с Роки. Похоже было, что Роки не собирается уезжать, а только провожает мистера Пертона до машины.

— Удачи тебе, Ричард, — прошептал Джулиан, когда он и остальные ребята, притаившись в кустах по другую сторону дороги, наблюдали, как мистер Пертон подошел, к машине, сел и захлопнул дверь. Слава Богу, ему ничего не понадобилось класть в багажник.

Мотор загудел, и «бентли» двинулся по дороге к воротам. В тот же самый момент раздался хриплый визг механизма.

— Открываются для него ворота, — пробормотал Дик.

Они услышали, как машина, не останавливаясь, выехала на шоссе. И сразу же раздался крик совы — очевидно, условный сигнал тому, кто крутил колесо механизма. Ворота открылись, наверно, всего на минуту и, судя по скрипучим звукам, доносившимся из дома, уже закрылись.

Парадная дверь захлопнулась. Ребята молча постояли минуты две, думая о Ричарде, скорчившемся в багажнике.

— Никогда бы не подумала, что он способен на такой смелый поступок, — первой заговорила Джордж.

— Но тебе никогда и не встречались такие, как он, — медленно протянул Джулиан. — По-моему, даже самые ужасные трусы, самые презренные мошенники, самые бесчестные бандиты могут найти в себе силы совершить благородный поступок, если очень захотят.

— Да, может, ты и прав, — неохотно согласился Дик, — хотя это «очень захотят» бывает так редко. Посмотрите-ка, на пороге кухни Эджи, она зовет нас.

Ребята подошли к ней.

— Теперь можете войти, — сообщила она. — Я дам вам на ужин совсем немного, потому что боюсь Ханчи. Но я положила в комнате под одеяла булочки.

Они вошли в кухню. Как приятно горели в плите дрова, как уютно светила керосиновая лампа. Ханчи сидел в дальнем углу и что-то полировал ветошью. Он окинул детей обычным злым взглядом.

— Выведите собаку во двор и оставьте ее там! — приказал он.

— Вот еще, — фыркнула Джордж.

— Тогда я скажу Роки, — Ни Ханчи, ни Эджи, казалось, не замечали, что пришло только четверо ребят, а не пятеро.

— Если Роки придет сюда, не сомневаюсь, что Тимми цапнет его и за вторую руку, — пригрозила Джордж. — Кстати, разве он не удивится, что Тимми еще живой?

Больше о Тимми разговор не заходил. Эджи поставила на стол остатки пирога со сливами.

— Это ваш ужин, — буркнула она.

Каждому досталось по маленькому кусочку. Когда ребята кончили есть, Ханчи вышел, а Эджи прошептала:

— В шесть часов я слышала радио. Полиция говорила об одном из вас, о том, которого зовут Ричард. Мать сообщила об исчезновении мальчика, и полиция по радио передала описание его внешности.

— Правда? — обрадовался Дик. — Значит, полиция скоро будет здесь.

— Но разве полиция знает, где вы? — удивилась Эджи.

— Еще не знает, — покачал головой Дик, — но, надеюсь, по нашим следам скоро придет сюда.

— Никто еще не приходил сюда по следам, — недоверчиво проговорила Эджи. — И я уверена, никогда и не придет. Один раз полиция приходила. Кого-то искала. Мистер Пертон из любезности позволил им. Они перерыли весь дом, сказали, что ищут человека, который им нужен. Но никого не нашли.

Джулиан толкнул Дика. Ведь он-то знал, где полиция могла бы найти того человека — в тайнике за полкой книжного шкафа.

— Интересно, — заметил Джулиан, — я нигде не видел проводов. Неужели тут нет телефона?

— Нет. Ни телефона, ни газа, ни электричества, ни водопровода — ничего, — покачала головой Эджи — Только секреты и сигналы, приезды и отъезды, угрозы и…

Она внезапно замолчала, потому что вернулся Ханчи и подошел к плите, где под чайником жарко горели дрова. Он оглянулся на ребят.

— Роки требует одного из вас, того, которого зовут Ричард, — нехорошо усмехнулся он. — Говорит, что хочет дать ему несколько уроков.

Все четверо почувствовали величайшее облегчение, что Ричарда не было среди них. Никто не сомневался, что Ричарду не пошли бы на пользу уроки, которые собирался преподать ему Роки.

Ребята поглядели друг на друга, потом обвели глазами кухню.

— Ричард? А где Ричард?

— Что значит — «где Ричард»? — проговорил Ханчи таким угрожающим голосом, что Тимми тотчас зарычал. — Один из вас Ричард — вот все, что я знаю.

— Ой, их же было пятеро, а сейчас только четверо! — удивилась Эджи. — Я только теперь заметила, что одного недостает. Это Ричарда не хватает?

— Бог мой, куда же делся этот Ричард? — Джулиан притворился страшно удивленным. Он позвал: — Ричард! Э-эй! Где ты?

— Еще одна из ваших выходок, — разозлился Ханчи. — Один из вас Ричард. Который?

— Среди нас Ричарда нет, — ответил Дик. — Джу, как ты думаешь, куда делся Ричард? Может, он остался в саду?

— Наверное, уснул где-нибудь под деревом — Джулиан подошел к окну и широко распахнул его — Ричард! — изо всех сил закричал он. — Тебя ищут, Ричард!

Но, естественно, никакого ответа он не получил, и Ричард не появился, потому что в багажнике черного «бентли» он уже отъехал на десятки миль от Совиного гнезда.

Из холла донеслись тяжелые шаги, и дверь кухни распахнулась, будто от землетрясения. На пороге стоял хмурый Роки с рукой на перевязи. Тимми с наслаждением залаял и рванулся вперед, Джордж в последний момент ухватила его за ошейник.

— Опять эта собака! — проревел Роки. — Разве я не велел отравить ее? Ханчи! Где мальчишка? Почему ты не привел его ко мне?

— Вроде бы его здесь нет, — дрожащим от страха голосом еле выговорил Ханчи. — Но, может, сэр, один из этих детей Ричард?

— Нет! — рявкнул Роки, оглядев ребят. — Здесь его нет. Где он? — Роки угрожающе посмотрел на Джулиана.

— Я только что звал его, — с удивленным видом сообщил Джулиан. — Странно. Весь день он был вместе с нами в саду, а теперь куда-то убежал. Хотите, чтобы я пошел поискал его?

— Позову еще раз, — решил Дик, подошел к окну и закричал: — Ричард!

— Заткнись! — разозлился Роки. — Я сам пойду и найду его. Где мой фонарь? Давай сюда, Эджи. И когда я найду Ричарда, ему будет очень неприятно, очень!

— Я тоже пойду, — предложил Ханчи. — Вы в одну сторону, а я в другую.

— Позови Бена и Фреда, — приказал Роки. Ханчи пошел за Беном и Фредом. Их ребята еще не видели. Наверно, это те люди, которые приехали с Роки.

Засветив мощный фонарь. Роки вышел в сад. Энн вздрогнула — как она радовалась, что они не найдут Ричарда, сколько бы ни искали! Вскоре со двора донеслись голоса четырех мужчин, которые, разделившись на две группы, отправились обыскивать каждый метр сада и двора.

— Где он, бедный мальчик? — прошептала Эджи.

— Не знаю, — ответил Джулиан.

Он не соврал, потому что ведь и в самом деле не знал. Но Джулиан не собирался раскрывать Эджи секрет, хотя вроде бы она и с сочувствием относилась к ним.

Эджи вышла, и ребята, тесно прижавшись друг к другу, зашептались.

— Счастье, что в багажнике черного «бентли» уехал Ричард, а не кто-то из нас, — выдохнула Джордж.

— Еще какое счастье! Мне совсем не понравилось лицо Роки, когда он вошел в кухню, — согласился Джулиан.

— Все получилось справедливо, — заметила Энн. — Ричард получил маленькую награду за то, что попытался стать смелым. Теперь он не узнает, какой урок приготовил для него этот жестокий бандит.

— Посмотрите-ка, уже почти девять, — Джулиан показал на часы, висевшие в кухне. — На полке приемник. Давайте включим и послушаем, нет ли сообщения о Ричарде — Он повернул рычажок и покрутил настройку, пока не нашел нужную станцию. Минуты две передавались новости, а потом они услышали и сообщение, которого ждали.

«В среду ушел из дома и пропал Ричард Турлоу Кент, мальчик двенадцати лет, крепкого сложения, со светлыми волосами и голубыми глазами. Был одет в серые шорты и серый свитер. Возможно, с ним велосипед».

Под конец назвали номер телефона полиции, куда следует позвонить видевшим мальчика. Но, естественно, никакого сообщения о Джулиане и других ребятах не передали. Все четверо с облегчением вздохнули.

— Значит, мама не беспокоится о нас, — решила Джордж. — Но это также значит, что, если Ричард не добьется от полиции помощи, никто не найдет нас здесь. Раз мы не пропали, то нас и не будут искать. А мне, по правде говоря, не хочется долго оставаться в Совином гнезде.

Естественно, никому этого не хотелось. Сейчас вся надежда была на Ричарда, хотя он мальчик слабый и полагаться на него не стоило, но никогда нельзя заранее судить. Вполне вероятно, что ему удастся незаметно выбраться из багажника и добежать до полицейского участка.

Примерно через час Роки и трое других, как и следовало ожидать, вернулись ни с чем в страшной ярости. Роки шагнул к Джулиану.

— Что случилось с этим парнем? Ты должен знать.

— Р-р-р-р, — тотчас ответил Тимми. Роки махнул Джулиану здоровой рукой, чтобы тот вышел в холл. Потом захлопнул кухонную дверь и опять заорал:

— Ты слышал, что я спросил? Где мальчишка?

— Разве его нет в саду? — притворяясь ужасно встревоженным, спросил Джулиан. — Боже милостивый, что же могло с ним случиться? Уверяю вас, он был с нами весь день. Эджи подтвердит… и Ханчи тоже.

— Они уже сказали, что он был с вами, — проворчал Роки. — В саду его нет. Мы осмотрели каждый метр. Где он?

— М-м-м, ну тогда где-то в доме, — с невинным видом предположил Джулиан.

— Как он мог попасть в дом? — рявкнул Роки. — Парадная дверь целый день была заперта, ее открыли, только когда выходил Пертон. Ханчи и Эджи клянутся, что он не входил в кухню.

— Совершенно таинственная история, — с недоумевающим видом пробормотал Джулиан. — Хотите, чтобы я поискал его в доме? Остальные ребята помогут мне. Может, собака учует его запах?

— Собака не должна выходить из кухни, и вы все тоже, я не хочу, чтобы вы болтались по дому — Роки просто плевался от злости — Уверен, мальчишка спрятался где-то и смеется надо мной. И ты знаешь, где он сидит!

— Вы ошибаетесь, не знаю, — ответил Джулиан. И это была правда.

— Когда я его найду, я… я… я… — Роки не смог придумать, какую ужасную казнь он приготовит несчастному Ричарду, и замолчал.

Потом, погрозив кулаком здоровой руки, Роки пошел к приятелям, ждавшим его в холле, а Джулиан вернулся в кухню, благодаря судьбу, что Ричарда нет сейчас в доме. Уехал он, а не кто-то другой, по чистой случайности. Но какая счастливая случайность! Интересно, где сейчас Ричард? Что он делает? Вылез ли уже из багажника? Джулиан многое бы отдал, чтобы узнать это.

 

У РИЧАРДА СОБСТВЕННЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Ричарду тоже пришлось нелегко. Конечно, он ехал в машине, но скорчившись в тесном багажнике, ящик с инструментами упирался ему в бок, а от запаха бензина его чуть не стошнило.

«Бентли», не останавливаясь, миновал ворота и на хорошей скорости спускался вниз с холма, но вдруг резко дернулся. Машина завернула за угол и чуть не врезалась в стоящий грузовик; мистеру Пертону пришлось в спешке нажать на тормоз. Ричарда швырнуло вперед, и он больно ударился головой о крышку багажника, так что даже застонал.

Съежившуюся фигурку подбрасывало и мотало из стороны в сторону. Мальчик даже подумал, что лучше было бы ему не пытаться быть героем и не ездить за помощью. Быть героем и вообще-то трудно, но ему достался ужасный способ проявить героизм.

Машина проехала уже с десяток миль, а Ричард понятия не имел, куда они направляются. Сначала он не слышал звуков движения других автомобилей, потом эти звуки окружили его со всех сторон: шорох шин по асфальту, скрип тормозов, приглушенные гудки. Он догадался, что, должно быть, они приближаются к городу. Потом, наверно, машина проезжала мимо железнодорожного вокзала или переезда, потому что Ричард отчетливо услышал стук колес и пыхтение локомотива.

Наконец «бентли» остановился. Ричард напряженно вслушивался: машина стоит у светофора или мистер Пертон собирается выходить?

Потом он услышал щелчок закрываемой двери. Ага, значит, мистер Пертон вышел. Мальчик изо всех сил нажал на крышку багажника. Она не поддавалась — Джулиан закрыл ее довольно плотно. Еще раз — и Ричард спиной почувствовал, как с легким скрипом крышка поднимается.

Он осторожно выглянул: темная улица, по противоположному тротуару быстро идут какие-то люди, впереди уличный фонарь. Можно ли ему уже вылезать — или мистер Пертон где-то недалеко и увидит его?

Перекинув ногу через край багажника, Ричард хотел спрыгнуть на землю, но не смог: он так долго находился в скрюченном положении, что теперь ни ноги, ни руки ни слушались его. Судорогой свело икры, а когда он попытался выпрямиться, обнаружилось, что его спина будто окаменела. Бедняга Ричард понимал, что теряет драгоценные секунды, но ничего не мог поделать.

Вместо того чтобы спрыгнуть на землю и бежать со всех ног, он с полминуты сидел в открытом багажнике и заставлял себя спуститься на землю. Он не мог двигаться быстро.

И тут он услышал голос мистера Пертона! Тот спускался по ступенькам дома, возле которого стояла машина. Ричард страшно испугался, ему и в голову не приходило, что мистер Пертон вернется так скоро.

Ричард спрыгнул на землю, но не устоял и оказался на четвереньках. Мистер Пертон услышал шум и, решив, что в машину забрался воришка, побежал к багажнику. Ричард отскочил в последнюю минуту, когда рука мистера Пертона уже почти схватила его. Он перебежал на другую сторону улицы, но, конечно, не так быстро, как надо бы. Ричард боялся, что ноги вообще не удержат его и он упадет. Мистер Пертон бросился за ним.

— Эй, ты! Стой? Что ты делал в моей машине? — кричал он.

Ричард в панике заковылял по тротуару. Одна мысль стучала у него в голове: «Он не должен меня поймать! Он не должен меня поймать!»

Как раз под фонарем мистер Пертон догнал его, схватил за воротник и грубо затряс в воздухе.

— Отпустите меня! — закричал Ричард и ударил ногой мистера Пертона по лодыжке с такой силой, что тот чуть не упал.

Хозяин Совиного гнезда узнал его!

— Вот как! — воскликнул он. — Это ты? Мальчишка, который нужен Роки. Что ты тут делаешь? Как ты попал…

Однако последним отчаянным усилием Ричард вырвался, оставив в руках у мистера Пертона куртку. Теперь ноги его немного размялись, и он мог беж бежать быстрее.

Ричард завернул за угол и столкнулся с другим мальчиком, но так быстро помчался дальше, что тот даже не успел и рта открыть. Мистер Пертон тоже завернул за угол и тоже столкнулся с тем же самым мальчиком, который в этот раз действовал уже быстрее и вцепился в пальто мистера Пертона. Мальчика распирала злость: еще бы — за одну минуту его дважды чуть не сбили с ног!

К тому времени, когда мистер Пертон отделался от сердитого парня, Ричард уже скрылся из вида. Мистер Пертон выскочил на дорогу и посмотрел в обе стороны — никого, дорога была безлюдна.

— Упустил! Упустил маленького подонка! — громко закричал мистер Пертон. — Как он попал сюда? Может, спрятался в машине на заднем сиденье? Ага, а это не он ли?

Да, это был Ричард. Он спрятался в саду, но сейчас его прогнал лай собаки. В отчаянии он выскочил в ворота и снова кинулся бежать. Мистер Пертон припустил за ним.

Один перекресток, другой, еще один… Ричард несся не останавливаясь, надеясь, что случайный пешеход не схватит его. Бедный Ричард! Он совсем не чувствовал себя героем и не радовался своей смелости.

Спотыкаясь, он завернул за очередной угол и выскочил на главную улицу города — а там, прямо перед ним, ярко сияла лампа над самым желанным для него словом: полиция.

Благодаря Бога за спасение, Ричард взобрался по ступенькам, толкнул дверь полицейского участка и, чуть не упав, ввалился в помещение. Это была своего рода приемная, за столом сидел полицейский и удивленно смотрел на перепуганного, задыхающегося мальчишку.

— В чем дело? Что случилось? — спросил он.

Ричард со страхом смотрел на дверь, откуда в любой момент мог появиться мистер Пертон. Но тот так и не появился. Мистер Пертон по доброй воле не любил посещать полицейские участки, особенно в такой момент, когда Ричард собирался выложить совершенно невероятную историю!

От быстрого бега Ричард так запыхался, что сначала не мог вымолвить и слова. Потом он отдышался и начал свой рассказ. Полицейский в изумлении слушал, но вскоре остановил его и вызвал высокого здоровяка, который оказался самым важным полицейским инспектором.

Тот попросил Ричарда медленно и ясно изложить все с начала. Теперь мальчик чувствовал себя гораздо лучше; по правде говоря, он гордился собой! Подумать только — он сумел это сделать: удрал в багажнике машины, вылез, убежал от мистера Пертона и благополучно попал в полицейский участок. Великолепно!

— Где находится Совиное гнездо? — спросил инспектор.

Стоявший рядом констебль ответил:

— Видимо, это старинный дом на вершине Совиного холма, сэр. Помните, мы ездили туда однажды в связи с расследованием побега из тюрьмы? Но ничего подозрительного не обнаружили. Хозяйством управляют горбун и его сестра, потому что хозяин часто путешествует за границей. Кажется, его фамилия Пертон.

— Правильно! — воскликнул Ричард. — Я приехал в багажнике машины мистера Пертона. В черном «бентли».

— Знаешь номер? — быстро спросил инспектор.

— КМФ 102, — не задумываясь, ответил Ричард.

— Молодец, — похвалил его инспектор, поднял трубку и отдал краткое распоряжение патрульным машинам немедленно найти «бентли».

— Так ты и есть Ричард Турлоу Кент? — снова обратился к нему инспектор. — Твоя мать очень огорчена и встревожена твоим исчезновением. Я прослежу, чтобы ей сейчас же сообщили, что ты нашелся, а тебя в полицейской машине мы отвезем домой.

— Ох, нет, сэр. Позвольте мне поехать вместе с вами в Совиное гнездо, — попросил страшно разочарованный Ричард. — Ведь вы поедете туда? Там остались все ребята — Энн, Дик, Джордж и Джулиан.

— Разумеется, мы поедем туда, — мрачно подтвердил инспектор. — Но тебе там нечего делать. Хватит с тебя приключений. Теперь ты поедешь домой и ляжешь спать. Ты молодец, что сумел убежать и пришел к нам. Настоящий герой!

Ричарду не удалось скрыть удовольствия от слов инспектора, но как бы он хотел приехать в Совиное гнездо вместе с полицией! Как было бы здорово войти вместе с инспектором и показать Джулиану, что он справился с поручением! Тогда Джулиан, наверно, изменил бы свое мнение о нем.

Но инспектор и слышать не хотел, чтобы в машинах, которые поедут в Совиное гнездо, находились какие-нибудь дети. Поэтому Ричарда поручили молодому констеблю, приказав посадить мальчика в машину, которая отвезет его домой.

Зазвонил телефон, инспектор поднял трубку.

— Никаких следов «бентли»? Понятно. Спасибо. — Потом он обратился к молодому констеблю: — Я и не надеялся, что они найдут его. Он, должно быть, возвращается в Совиное гнездо, чтобы предупредить остальных.

— А мы приедем следом за ним, — усмехнулся констебль. — У наших машин скорость не меньше, чем у «бентли».

Мистер Пертон действительно помчался домой, как только увидел, что Ричард поднимается по ступенькам полицейского участка. Он бегом вернулся к оставленной машине, на ходу захлопнул дверь и на самой высокой скорости направился к Совиному холму. Опытный преступник, он понимал, что полиция немедленно начнет искать машину КМФ 102.

Он срезал углы и непрерывно жал на гудок, так что встречные отскакивали с дороги, будто по ней несся сумасшедший. Пертон быстро выбрался из города и на шоссе развил колоссальную скорость. Сильные фары «бентли» высвечивали пустынную сельскую дорогу на полмили вперед.

Подъехав к холму, на котором расположилось Совиное гнездо, он громко по совиному ухнул: ему хотелось, чтобы немедленно открылись ворота. И правда, они открылись прямо перед носом машины. Кто-то услышал его уханье — прекрасно! Он не затормозил и за воротами и сбросил скорость только перед парадным входом. Дверь открылась, когда он выскочил из машины. На пороге стояли Роки и двое его подручных и с тревогой смотрели на мистера Пертона.

— В чем дело, Пертон? — спросил Роки. — Почему ты так быстро вернулся? Что-то случилось?

Мистер Пертон взбежал по ступенькам, захлопнул дверь и повернулся к трем мужчинам:

— Знаете, что случилось? Мальчишка, Ричард Кент, сидел в машине, когда я выехал в город. Понимаете? Спрятался под задним сиденьем, в багажнике или где-то еще. Вы хватились его?

— Да, — ответил Роки, — конечно, хватились. Но ты же не позволил маленькому подонку убежать, Пертон?

— Ну, видишь ли, ведь я не знал, что он спрятался в машине, и спокойно пошел к Деду, а мальчишка в это время вылез, — объяснил мистер Пертон. — Он бежал быстрее зайца. Раз я почти схватил его, но он вывернулся и оставил у меня в руках куртку. И когда он вошел в полицейский участок, я решил прекратить погоню и срочно предупредить вас.

— Полиция будет здесь раньше, чем ты успеешь сказать «а»! — в жуткой панике закричал Роки. — Какой же ты дурак, Пертон! Почему ты позволил убежать этому мальчишке? Плакали наши денежки, никакого выкупа не получим. А мне так хотелось проучить маленького негодяя!

— После драки кулаками не машут, — деловым тоном прервал его Пертон. — Как быть с Вестоном? Что, если полиция найдет его? А они его всюду ищут. Последние два дня газеты только и писали об исчезновении Ричарда Турлоу Кента и о побеге из тюрьмы Соломона Вестона. А мы замешаны в оба эти дела. Тебе снова захотелось в тюрьму, Роки? Соскучился на свободе? Ведь ты только что вышел оттуда. Так что нам делать?

— Надо подумать! — Голос Роки выдавал животный страх, охвативший его. — Пойдемте в гостиную. Надо подумать.

 

ТАЙНИК

Четверо детей слышали, как машина пронеслась от ворот к парадному входу, и поняли, что мистер Пертон вернулся. Джулиан подошел к кухонной двери, надеясь выяснить, что произошло. Если мистер Пертон вернулся, то либо Ричард хорошо сыграл свою роль и убежал, либо он его обнаружил и привез назад.

Мальчики слышали каждое слово возбужденного разговора в холле. Здорово! Здорово! Здорово! Ричард удрал и даже рассказал всю историю в полиции. Значит, совсем скоро полиция приедет в Совиное гнездо — и какие удивительные открытия ждут ее здесь!

Но что же планируют мистер Пертон и Роки? Когда те вошли в гостиную, Джулиан на цыпочках пробрался в холл. Он надеялся, что они не собираются выместить злость на нем и других ребятах. Правда, их защищал Тимми, но Роки в ярости, не задумываясь, может застрелить собаку.

В первый момент то, что он услышал сквозь дверь, за которой Роки и мистер Пертон готовились к встрече с полицией, превзошло самые худшие ожидания.

— Начну с того, что вмажу в стену башкой всех этих деток! — ревел Роки. — Этот старший парень, как его там зовут, Джулиан, что ли — конечно, это он, подонок, устроил побег Ричарду Кенту. Я его выпорю кнутом так, что он до гроба не забудет Роки.

— А что делать с камушками, Роки? — перебил его голос другого мужчины. — Надо до прихода полиции положить их в сейф. Времени мало, давайте поспешим.

— Времени хватит, ведь они не смогут открыть ворота и войти в дом, — прозвучал холодный голос мистера Пертона. — Им придется лезть через стены, а это долго. Так что мы успеем положить камушки в комнату, где сидит Вестон. И до тех пор, пока он там в безопасности, они тоже будут в безопасности, понимаете?

Камушки! Джулиан сразу же догадался, что речь идет о бриллиантах. Значит, они где-то стащили бриллианты и теперь собираются их спрятать. Та-ак, какие еще секреты таятся в Совином гнезде?

— Роки, займитесь камнями! — приказал мистер Пертон. — Возьмите их и отнесите в тайник. И побыстрей. Все же полиция у нас на хвосте.

— Мы запудрим полицейским мозги, расскажем, будто поймали Ричарда Кента и его друзей, когда они забрались к мистеру Пертону, то есть нарушили границы его частного владения, и мы держим их здесь ради легкого наказания, — вступил в разговор четвертый, до сих пор молчавший — Но по-моему, гораздо лучше, если есть время, быстренько выпустить их отсюда. Они же ничего не знают и не смогут выдать наши секреты.

Но Роки и слышать не хотел о том, чтобы отпустить детей, он придумывал самые страшные наказания для расправы с ребятами. Трое других убеждали его не терять от злости голову.

— Ладно, — наконец хмуро согласился он. — Пусть уходят, если есть время! Отведите их к воротам, Пертон, и вышвырните вон до приезда полиции. Они, наверно, воспримут это с благодарностью и постараются поскорее смыться, а там, глядишь, и заблудятся в темноте. Так гораздо лучше.

— Сейчас достанем камушки и посмотрим на них, — сказал мистер Пертон, и Джулиан услышал скрип отодвигаемого стула.

Мальчик быстро прошмыгнул в кухню.

Вроде бы ничего страшного их не ждало: отведут к воротам и выпустят. Джулиан решил, что если так выйдет, они будут ждать по ту сторону ворот приезда полиции, а вовсе не заблудятся в темноте, как надеялся Роки.

Мистер Пертон вошел в кухню и оглядел всех четверых. Тимми зарычал.

— Так, значит, вы обдумали побег и спрятали Ричарда в машине? — усмехнулся он. — За это мы решили вас наказать и выгнать ночью за ворота. Вероятно, вы заблудитесь и несколько дней пробродите по безлюдным местам, потому что здесь поблизости нет ни ферм, ни поселков. Надеюсь, что так и будет!

Ребята ничего ему не ответили. Мистер Пертон занес руку, чтобы ударить Джулиана, тот ловко отклонился. Тимми прыгнул на обидчика, но Джордж успела схватить его за ошейник, и пес промахнулся, лязгнув зубами.

— Если эта собака останется здесь еще на час, я застрелю ее, — яростно фыркнул мистер Пертон. — Хватит разговоров, пошли.

— До свидания, Эджи, — сказала Энн. Эджи и Ханчи молча глядели, как ребята потянулись к кухонной двери. Эджи выглядела очень испуганной. Ханчи плюнул им вслед и выругался.

Не успели они пройти и половину дороги, ведущей к воротам, как услышали рев мощных моторов. Ясно, машины уже поднялись на вершину холма и подъезжают к Совиному гнезду. Две большие машины с сильными фарами, осветившими все вокруг. Несомненно, полицейские машины! Мистер Пертон остановился. Потом стал грубо толкать ребят назад к дому. Поздно. Уже нельзя выпустить их с собакой на свободу, надеясь, что они заблудятся в темноте.

— Берегитесь Роки, — предупредил мистер Пертон ребят. — Когда он боится, то становится бешеным. И сейчас в панике он совершенно потеряет голову, потому что полиция уже стучит в ворота.

Джулиан, Энн, Дик и Джордж осторожно вошли в кухню. Им вовсе не улыбалось встретиться с бешеным Роки; естественно, если можно, лучше избежать такой встречи. В кухне никого не было, даже Ханчи и Эджи. Мистер Пертон прошел в холл.

— Камушки спрятали? — крикнул он.

— Да, они у Вестона, — ответил голос из гостиной. — С ними все в порядке. Вы успели выпустить детей?

— Нет, полиция уже у ворот, — проворчал мистер Пертон.

Раздался вопль — кажется, это был голос Роки.

— Полиция! Уже? Если бы этот паразит Ричард был здесь, я бы живьем спустил с него шкуру. Подождите, мне надо сжечь несколько писем, не хочу, чтобы их нашли. Потом я займусь этими детками. Мне наплевать, кто подготовил Ричарду побег, они заплатят мне за это все, запорю до смерти!

— Не дури, Роки! — раздался голос мистера Пертона. — Ты опять хочешь попасть в беду из-за своего бешеного характера? Оставь детей в покое.

Джулиан с тревогой слушал их спор. Он должен спрятать ребят. Даже Тимми не защитит, если Роки возьмет ружье. Но где их спрятать?

«Роки обыщет весь дом сверху донизу, если потеряет голову и попытается отомстить нам за побег Ричарда, — размышлял Джулиан. — Как жаль, что здесь нет еще одного тайника, где мы все могли бы безопасно спрятаться».

Но даже если тайник и был, то Джулиан не знал, где он. Тут мальчик услышал, как Роки и другие поднимаются вверх по лестнице. Та-а-к, если он хочет спрятать ребят и спрятаться сам, сейчас у них есть возможность, и, может быть, единственная. Но где спрятаться?

И вдруг его осенило — блестящая идея или не очень? Сначала он не мог решить, но, подумав, понял: блестящая или не блестящая — другого выхода нет и надо попытаться.

— Мы должны спрятаться, — объяснил он остальным. — Роки опасен, когда теряет голову.

— Где мы спрячемся? — испуганно спросила Энн.

— В тайнике!

Дети с изумлением уставились на него.

— Но… но там уже кто-то есть. Ты же говорил, что прошлой ночью видел там человека, — первой справилась с удивлением Джордж.

— Знаю. Это не помешает. Не в его интересах нас выдавать. Мы разделим с ним убежище, не захочет же он раскрыть себя! — сказал Джулиан. — Там будет страшно тесно, потому что комнатка крохотная, но мне не приходит в голову другое надежное убежище.

— Тимми пойдет с нами, — твердо заявила Джордж.

— Конечно, — кивнул Джулиан. — Он понадобится, чтобы защищать нас от спрятанного в тайнике человека. Тот тоже может прийти в ярость, когда увидит нашествие на свое убежище. Вовсе ни к чему, чтобы он позвал на помощь Роки. Но как только мы попадем в тайник, нам ничего не грозит, потому что Тимми заставит его сохранять спокойствие. А когда мы влезем в комнату, он не захочет звать Роки, потому что мы сообщим ему, что в доме полиция.

— Прекрасно, — поддержал Джулиана Дик. — Пошли. Дорога свободна?

— Да, они почему-то поднялись наверх, — объяснил Джулиан. — Наверно, хотят что-то уничтожить, чтобы не попало в руки полиции. Пошли.

Ханчи и Эджи будто растаяли. Видно, они заметили панику, испугались и тоже решили спрятаться! Джулиан совсем беззвучно повел свою команду в маленький кабинет.

Ребята разглядывали массивный деревянный книжный шкаф, тянувшийся от пола до потолка.

Джулиан быстро подошел к полке и стал сбрасывать книги. Потом нащупал пальцем кнопку. Вот она! Он чуть нажал ее, и задняя стенка полки бесшумно соскользнула вниз, оставив широкий, будто окно, лаз в тайник.

У ребят перехватило дыхание. Как необыкновенно! Как интересно! Они заглянули внутрь и увидели крохотную комнатку, освещенную маленькой свечой. Потом заметили спрятанного человека — и он заметил их! В величайшем изумлении он вылупил на них глаза.

— Кто вы? — с угрозой в голосе спросил он. — Кто научил вас открывать тайник? Где Роки и Пертон?

— Мы пришли, чтобы составить вам компанию, — сказал Джулиан. — Не шумите.

Джордж он подсадил первой. Она пролезла в узкий вход и поставила ноги на пол. Моментально, оттолкнув Джулиана, следом за ней впрыгнул в комнату Тимми.

Теперь человек встал, удивленный и разозленный. Это был высокий, здоровенный парень с близко посажеными глазами и жестким ртом.

— Убирайтесь отсюда, — начал он громким голосом. — Мне здесь никого не надо. Где Пертон? Эй, Пер…

— Если вы скажете еще слово, я спущу на вас собаку, — твердо объявила Джордж по знаку Джулиана.

Тимми так грозно зарычал, что парень тут же отпрянул назад.

— Я… Я.. — попытался он снова заговорить, но Тимми снова зарычал и оскалил свои великолепные зубы.

Парень сел с ногами на узкую кровать и с удивленным и угрожающим видом уставился на ребят. Дик влез вторым, за ним Энн. Теперь комната была набита битком.

— Послушайте-ка, — проговорил Джулиан, вдруг что-то вспомнив. — Мне придется остаться здесь. Потому что надо положить книги на полку, иначе Роки заметит, что полка пустая, и догадается, что мы спрятались в тайнике. Тогда мы будем полностью в его руках.

— Ой, Джу, ты тоже должен спрятаться, — испуганно прошептала Энн.

— Не могу, Энн. Я должен закрыть лаз и поставить на место книги. Нельзя рисковать, пока полиция не поймает этого бешеного Роки. Не беспокойся, со мной ничего не случится.

— Полиция? — выдохнул парень. — В доме полиция? — Он так вытаращил глаза, что казалось, они вот-вот вылезут из орбит.

— У ворот, — ответил Джулиан. — Сидите тихо, если не хотите, чтобы первым поймали вас.

Мальчик нажал кнопку, и задняя стенка полки беззвучно встала на место. Джулиан быстро-быстро поставил книги. Потом осторожно выбрался из кабинета. Теперь никто и не догадается, что он в нем был. «Слава Богу, что Роки где-то задержался, — подумал Джулиан, — и дал мне время выполнить свой план».

А где же спрятаться ему самому? Сколько пройдет времени, пока полицейские перелезут через стены или сломают массивные ворота? Все равно скоро полиция уже будет здесь.

И в этот момент он услышал звук шагов сбегающего по лестнице человека. Роки! Тот моментально заметил Джулиана.

— А-а-а, это ты! А где остальные? Я покажу вам, как…

Роки держал в руках кнут и выглядел абсолютно обезумевшим. Джулиан всерьез испугался. Он нырнул назад в кабинет и запер дверь. Роки, точно бык, кинулся на нее; сначала он бил кулаками, потом раздался такой грохот, что Джулиан догадался: Роки швырнул в дверь один из тяжелых старинных стульев, стоявших в холле. От таких ударов дверь треснет в минуту!

 

ВЕСЬМА ВПЕЧАТЛЯЮЩИЙ ФИНАЛ

Джулиан был храбрым мальчиком, но в эту минуту он по-настоящему испугался. Что подумают ребята, спрятанные в тайнике? Бедняга Энн, наверно, в ужасе от криков Роки и ударов в дверь.

И тут ему пришла в голову просто великолепная мысль. Ох, почему он раньше не сообразил? Он же сам может открыть ворота для полиции! Он знал, как это делается, и колесо механизма, который открывает ворота, совсем рядом, в углу. Конечно, когда он откроет ворота, не пройдет и трех минут, как полиция постучит в парадную дверь.

Джулиан подбежал к ручкам колеса и с силой повернул их. Как только механизм заработал, тотчас же раздался хриплый, визгливый звук.

Роки все еще бил в дверь тяжелым стулом. Он уже выломал одну филенку. Но когда внезапно раздался скрип механизма, открывающего ворота, он в панике остановился. Ворота открываются! Скоро тут будет полиция — его поймают!

Роки тут же забыл благородную историю, которую они собирались рассказать полицейским, забыл планы, которые придумали он и его сообщники, забыл обо всем, кроме одного — ему надо спрятаться. Он бросил стул и заметался по коридору.

Джулиан сел на стоявшую рядом с колесом табуретку; сердце его билось так, будто он только что пробежал стометровку. Ворота открыты — Роки убежал — полиция скоро будет здесь. И как раз когда он сидел и думал о том, что сейчас приедет полиция, раздался рев мощных моторов, приближающихся к парадному входу; потом моторы замолкли, хлопнули двери машин.

Кто-то начал барабанить в парадную дверь.

— Именем закона, откройте! — кричал громкий голос.

Затем снова послышались удары в дверь.

Но никто не открывал. Джулиан отпер наполовину разбитую дверь кабинета и осторожно шагнул в сторону холла. Вроде бы никого в холле не было.

Тогда он подбежал к парадной двери, отодвинул засов, снял тяжелую цепь, опасаясь, что в любой момент появится кто-нибудь из мужчин и оттолкнет его от двери. Но никто не появился.

Двери широко распахнулись, и холл моментально наполнили полицейские. Их было человек восемь, и они с удивлением смотрели на мальчика, открывшего им дверь.

— Как тебя зовут? — спросил инспектор.

— Джулиан, сэр, — ответил Джулиан. — Я рад, что вы приехали. Тут становится очень жарко.

— Где хозяин и остальные? — спросил инспектор, оглядывая холл.

— Не знаю, — сказал Джулиан.

— Найдите их, — приказал инспектор, и его люди разбежались в разные стороны.

Но раньше, чем они успели открыть двери хотя бы одной комнаты, холодный голос из конца коридора остановил их.

— Могу я спросить, что здесь происходит?

Это был мистер Пертон. Холодный, спокойный, с сигаретой в руках. Он стоял на пороге гостиной и казался совершенно не встревоженным.

— С каких это пор без всяких оснований разрешено врываться в дом человека?

— Где остальные? — спросил инспектор.

— Здесь, инспектор, — растягивая гласные, медленно протянул мистер Пертон. — Мы проводили маленькое совещание и услышали стук в дверь. И тут появились вы. Боюсь, инспектор, у вас будут неприятности за вторжение в частный дом.

Инспектор подошел к комнате, на пороге которой стоял мистер Пертон, и заглянул в нее.

— Ага, вижу, наш друг Роки, — удовлетворенно проговорил инспектор. — Всего два дня как из тюрьмы, а вы. Роки, уже опять замешаны в скверную историю. Где Вестон?

— О чем это вы? Понятия не имею, — хмуро пробормотал Роки. — Откуда я могу знать, где он? Когда я в последний раз слышал о нем, он был в тюрьме.

— Правильно. Но он сбежал, — усмехнулся инспектор. — Кто-то помог ему, Роки. Кто-то подготовил все для его побега, и кто-то знает, где бриллианты, которые он украл и спрятал. Догадываюсь, что он собирается разделить их с вами, поскольку ваши друзья помогли ему бежать. Где Вестон, Роки?

— Я сказал вам, что не знаю, — повторил Роки. — Здесь его нет, если вы из-за этого приехали. Если хотите, можете обыскать весь дом сверху донизу. Пертон не будет возражать. Не будете, Пертон? Поищите камушки тоже, если вам нравится. Но я ничего о них не знаю.

— Пертон, мы давно подозреваем вас, — Инспектор повернулся к мистеру Пертону, который стоял и спокойно курил сигарету. — Мы считаем, что вы мозг и душа всех побегов из тюрьмы, для этого вы и купили такой старый дом в безлюдном месте. Разве не так? Здесь вы можете действовать, не опасаясь, что вам помешают. Вы организуете побеги, вы организуете переодевания, вы организуете надежное убежище, пока беглец спокойно не уедет из страны.

— Какая чепуха, — спокойно проговорил мистер Пертон.

— Именно вы помогаете преступникам, которые совершили ловкую кражу, спрятать «товар», — мрачным голосом продолжал инспектор. — Вы получаете хорошую прибыль от своего «бизнеса», Пертон. Мы знаем, что Вестон здесь, и бриллианты тоже. Где они?

— Их здесь нет, — твердо возразил Пертон. — Если у вас есть право, ищите, и вы сами убедитесь, что ничего здесь нет. А от меня вы ничего не услышите, инспектор. Я невиновен.

Джулиан слушал и удивлялся: как вышло, что они с ребятами ухитрились попасть в самую сердцевину логова воров и бандитов? Ну ладно. Он-то знал, где Вестон и бриллианты. Мальчик шагнул вперед. Потом расскажешь свою историю, сынок, — остановил его инспектор. — Нам сейчас некогда.

— Но, сэр, я могу сберечь вам много времени, — не отступил Джулиан. — Я знаю, где спрятан бежавший из тюрьмы человек. И где бриллиант — ты — тоже.

Роки с яростным криком взмахнул кулаком. Мистер Пертон смерил мальчика тяжелым взглядом. Двое других мрачно переглянулись.

— Ни черта ты не знаешь! — завопил Роки. — Ты только вчера пришел сюда!

Инспектор тоже недоверчиво посмотрел на Джулиана, хотя ему нравился этот мальчик со спокойными манерами и прямым взглядом.

— Ты действительно знаешь? — спросил он.

— О да, сэр, — ответил Джулиан. — Пойдемте со мной, — Он повернулся и вышел из комнаты.

Все толпой устремились за ним: полицейские, Роки, Пертон, двое их сообщников, но трое полицейских спокойно оттеснили их назад.

Джулиан провел их в кабинет. Роки побагровел, но Пертон толкнул его в бок, и тот промолчал. Мальчик подошел к книжному шкафу и сразу сбросил все книги с полки на пол.

Роки с диким криком бросился на Джулиана.

— Стой! Убью!

Двое полицейских тут же схватили разъяренного Роки и оттащили назад. Джулиан нажал кнопку, и задняя стенка полки беззвучно соскользнула вниз, оставив в стене узкий, как окно, лаз.

Из тайника на пришедших смотрели четыре лица — троих детей и мужчины. Тимми, конечно, тоже был там, но он остался у ног Джордж. С минуту никто не произносил ни единого слова. Те, кто прятался в тайнике, с удивлением разглядывали такую толпу полицейских, смотревших на них; те, что стояли в кабинете, не верили своим глазам: столько народу в такой крохотной комнатке.

— Ага! — заговорил наконец инспектор. — Будь я проклят, если это не Вестон собственной персоной, и такой же громадный, как буйвол!

Роки рвался из рук полицейских к Джулиану — казалось, он совершенно обезумел.

— Этот мальчишка! — кричал он. — Пустите меня к нему! Этот мальчишка!

— Бриллианты держите при себе, Вестон? — спросил инспектор бодрым голосом. — Вручите-ка их лучше нам.

Побледневший как смерть Вестон не шелохнулся. Дик полез под узкую кровать и достал оттуда мешочек.

— Вот они, — усмехнулся мальчик. — Чувствуется, что много — тяжелые, будто булыжники. Можно нам выйти отсюда, Джу?

Полицейские помогли всем троим выбраться из тайника. Вестону, еще до того как он перелез через полку, надели наручники. Роки тоже обнаружил, что его руки уже в наручниках, и злобный мистер Пертон с изумлением услышал металлический щелчок на своих запястьях.

— Совсем неплохой улов, — на редкость ласковым голосом проговорил инспектор, заглядывая в мешочек с бриллиантами. — А куда делась ваша тюремная одежда, Вестон? На вас отличный костюм, а ведь вы не носили его в тюрьме.

— Я могу сказать, где его тюремная одежда, — вспомнив, опять вмешался Джулиан.

Все с удивлением посмотрели на него. Конечно, кроме Энн и Джордж: они тоже вспомнили.

— Ее бросили в колодец рядом с развалинами старого дома, на лугу между Мидлком Вудзом и Совиным холмом, — объяснил Джулиан. — Могу в любое время показать вам, где этот колодец.

Мистер Пертон уставился на Джулиана, будто не верил своим ушам.

— Откуда ты знаешь? — грубо спросил он. — Этого же никто не видел, и ты тоже.

— Знаю, — спокойно подтвердил Джулиан. — И даже больше знаю. Вы приехали на вашем черном «бентли» КМФ 102 к развалинам, привезли ему одежду, он переоделся, вы забрали его и уехали. Разве не так? А я все видел.

— Какая неприятность, Пертон, — с любезной улыбкой заметил инспектор. — Это показание с удовольствием выслушают в суде, не думаете? Хороший парень — надо же, увидел так много интересных деталей. Совсем не удивлюсь, если в один прекрасный день он поступит на службу в полицию. Нам нужны такие люди, как он.

Пертон швырнул на пол сигарету и со злобой растоптал ее, будто вымещая ярость против Джулиана. Дети! Если бы этот идиот Роки не заметил Ричарда Кента и не погнался за ним, всего этого бы не произошло. Вестон спокойно бы пересидел в тайнике, бриллианты бы продали. Потом Вестона переправили бы за границу, а он, Пертон, получил бы целое состояние. Группка маленьких детей расстроила такой прекрасно продуманный план.

— Есть ли в доме другие люди? — спросил инспектор Джулиана. — Мне представляется, что ты единственный, кто знает больше, чем все другие, поэтому я и спрашиваю тебя.

— Да, Эджи и Ханчи, — быстро ответил Джулиан. — Но не будьте суровы к Эджи, сэр, она так хорошо к нам относилась, и она ужасно боится Ханчи.

— Ладно, мы запомним твои слова, — пообещал инспектор. — Обыщите дом, — приказал он своим людям. — Приведите Эджи и Ханчи. Двое останутся здесь для охраны дома. А мы все уезжаем.

Помимо двух полицейских машин понадобился и черный «бентли», чтобы отвезти всех сначала к открытым воротам, а потом в город. Велосипеды ребята временно оставили в Совином гнезде, потому что им не нашлось места в машинах: там было невероятно тесно.

— Ты с ребятами сейчас собираешься домой? — спросил инспектор Джулиана. — Мы отвезем вас. Надо ли предупредить родителей?

— Они уехали, — объяснил Джулиан. — А мы как раз совершали велосипедный поход. Поэтому они не знают, где мы. И ночевать мы собирались в лесу, так что теперь нам вроде бы ехать некуда.

Но им было куда ехать! В полицейском участке инспектора ждала телефонограмма от миссис Турлоу Кент, в которой она сообщала, что будет счастлива, если Джулиан и другие ребята проведут ночь в их доме. Ей хотелось послушать рассказ об их необыкновенных приключениях.

— Хорошо, — согласился Джулиан. — Нам это подходит. Поедем туда, и кроме того, мне хочется похлопать по плечу своего друга Ричарда. После этой истории он стал настоящим героем!

— Тебе придется на несколько дней остаться в этих местах, — сказал инспектор. — Ты нам нужен. По-моему, у тебя есть весьма занимательные истории, которые ты расскажешь нам. Они окажут большую помощь следствию.

— Ладно, будем путешествовать где-нибудь поблизости. И если вы распорядитесь, чтобы привезли наши велосипеды, сэр, мы будем вам очень признательны.

Ричард встречал их в дверях, хотя вообще-то было уже поздно. В чистой одежде он казался просто щеголем рядом с теми, кого он так радостно приветствовал. Ведь ребята после суток, проведенных в Совином гнезде, в своих помятых куртках уже не выглядели бодрыми туристами.

— Как мне хотелось быть с вами до конца! — закричал он. — Но как я ни просил, меня отправили домой. Мама, папа, это ребята, с которыми я уехал.

Мистер Турлоу Кент только что вернулся из Америки. Он пожал всем руки и пригласил в дом:

— Проходите, мы приготовили для вас маленький пир, ведь вы, наверно, умираете с голоду.

— Расскажите, расскажите, что случилось, — нетерпеливо наступал на них Ричард.

— Мы должны сначала принять ванну, — запротестовал Джулиан. — Ведь мы по уши в грязи.

— Ладно. Будешь мыться и рассказывать. Мне ужасно не терпится услышать, что там произошло.

Так приятно было принять горячую ванну, потом надеть все чистое! Джордж торжественно вручили такие же шорты, как и мальчикам, и ребята подшучивали над ней, заметив, что мистер и миссис Кент уверены, будто она мальчик. Джордж, конечно, счастливо улыбалась и не возражала.

— Я очень рассердился на Ричарда, когда услышал, что он сделал, — начал мистер Кент. Он сидел за столом рядом с ребятами, которые уписывали за обе щеки разные вкусные вещи. — Мне стыдно за него.

Ричард сразу сник и умоляюще посмотрел на Джулиана.

— Да, Ричард вел себя по-дурацки, — вздохнул Джулиан. — Из-за него мы попали в это Совиное гнездо. Ему нужна твердая рука, сэр.

Ричард совсем завял, страшно покраснел и внимательно изучал рисунок на скатерти.

— Но, — продолжал Джулиан, — он сам и расплатился за свою глупость. Ричард предложил, чтобы его закрыли в тесном багажнике машины, он сумел выдержать ужасную дорогу, убежать и предупредить полицию. Поверьте мне, сэр, это нелегкое дело! Сейчас я очень высокого мнения о Ричарде.

С этими словами Джулиан похлопал Ричарда по плечу, все ребята повторили его жест, а Тимми гавкнул самым нежным голосом.

Теперь Ричард покраснел от удовольствия.

— Спасибо, — пробормотал он — Я запомню твои слова.

— Пойми, мой мальчик, — сказал мистер Кент, — все могло кончиться очень печально.

— Но ведь не кончилось! — счастливым голосом воскликнула Энн. — Все кончилось так, как кончилось. И мы снова можем свободно дышать!

— До следующего раза, — усмехнулся Дик. — А ты что скажешь, дружище?

— Гав, — тотчас же ответил Тимми и забил хвостом по полу. — Гав!

Содержание