На другое утро все проснулись очень рано. Ребята хорошо выспались, были полны сил и с радостным волнением думали о предстоящем приключении. Как это здорово – попасть в старый дом с его тайнами!

Эйли ходила за Джулианом по пятам, как собачонка. Она хотела завтракать, сидя у него на коленях, как за вчерашним ужином, и он взял ее на руки. Джулиан был готов делать все, что хочет малютка, лишь бы она показала им дорогу к Старым башням.

– Нам лучше выйти поскорее, – предложила Энн, глядя в окно. – Снова пошел сильный снег, как бы нам не заблудиться.

– Да, ты права. Когда Эйли поведет нас, при таком снегопаде мы не будем иметь никакого представления, где находимся. – Джулиан вполне разделял опасения Энн.

– Я только немного приберу, и мы пойдем. Будем брать с собой еду, Джу?

– Обязательно, и чтобы хватило на всех, – сразу же ответил Джулиан. – Бог знает, когда мы сюда вернемся. Джордж, пожалуйста, помоги Энн приготовить бутерброды. И возьмите несколько шоколадок и яблок, если они еще остались.

– И, Бога ради, не забудьте фонарики, – добавил Дик.

Эйли смотрела, как готовят бутерброды, и подбирала обрезки, остававшиеся на столе, чтобы покормить свою собачку. Овечка бегала по комнате, чувствуя себя как дома, и путалась у всех под ногами. Но никто не сердился на это милое длинноногое существо.

Наконец бутерброды были готовы и сложены в два пакета. Комната была прибрана и приведена в порядок, и ребята оделись, чтобы выйти из дома.

– Мне кажется, нам лучше всего спуститься на санках с нашей горы и подняться до середины склона той, где стоят Старые башни, – сказал Джулиан, глядя на густой свет за окном. – Пешком мы будем тащиться очень долго, а лыжи не годятся – и у Эйли их нет, а если бы и были, она все равно не умеет на них ходить.

– Верно, – обрадовалась Джордж, – поедем на санках. А что будем делать с овечкой, оставим ее здесь? А песика Дэя тоже надо брать с собой?

Однако решать этот вопрос им не пришлось: Эйли наотрез отказалась идти без своей овечки и собачки. Когда Джулиан предложил оставить их в теплом доме, она взяла своих любимцев на руки, непримиримо глядя на ребят. Не дала она и одеть себя потеплее и согласилась лишь на шерстяной шарф и шерстяную шапочку, потому что они были точно такие, как носил Джулиан.

Наконец все вышли из дома. Снег все еще шел, и Джулиан серьезно забеспокоился, сумеют ли они спуститься со своей горы и подняться на другую, не сбившись с пути.

На санках было довольно тесно: на первых сидели Джулиан и Дик, а между ними поместили Эйли с овечкой. На вторых – Энн и Джордж втиснули между собой Тимми к Дэя. Джордж сидела впереди, а Энн досталась нелегкая работа удерживать собак и держаться самой, чтобы не свалиться.

– Мы наверняка опрокинемся, – обратилась она к Джордж. – Ей-богу, я хотела бы, чтобы мы немного задержались дома. Смотри, какой сильный повалил снег.

– Это хорошо! – крикнул Джулиан. – Никто нас не заметит, когда мы подойдем к Старым башням. При таком снегопаде вообще ничего не увидишь.

Санки Джулиана устремились вниз по снежному склону. К полному восторгу мальчиков, они набирали скорость. Эйли цеплялась за спину Джулиана: она немного боялась, а овечка смотрела вперед, вытаращив глаза. Зажатая между Эйли и Джулианом, она не смела пошевельнуться.

Ух! По склону, до самого низу, а потом вверх по соседней горе, постепенно замедляя ход. Санки Джулиана остановились, а за ними, немного не доехав, прикатились санки Джордж. Она встала и подтащила их ближе к Джулиану.

– Что дальше? – спросила она. Лицо ее сияло. – Как здорово летели санки!

– Замечательно! Я с удовольствием спустился бы еще пару раз. Тебе понравилось, Эйли?

– Нет, – ответила девочка, поправляя свою шапочку так, чтобы она сидела в точности, как у Джулиана. – Нет, у меня от этого замерз нос, так замерз! – Она прикрыла нос ладонью, чтобы согреть его. Джордж рассмеялось.

– Подумать только, она жалуется, что у нее замерз нос, когда на ней, худышке, почти нет одежды. Она должна была вся замерзнуть, а не только нос.

– Эйли, ты знаешь, где большая яма? – спросил Джулиан. Снег шел теперь большими хлопьями, и разглядеть что-нибудь можно было не дальше, чем в нескольких ярдах. Эйли, сойдя с санок, стояла, понемногу проваливаясь в снег. Она тоже оглядывалась, и Джулиан не сомневался – она скажет, что при таком снегопаде не знает, куда идти. Он даже не был уверен, что сам найдет обратную дорогу к их даму.

Но Эйли, точно собака, чутьем узнавала дорогу, не сбиваясь с нее; она могла передвигаться с одного места на другое без всякого труда и темной ночью, и в сильный снегопад.

Она кивнула:

– Эйли знает, Дэй тоже знает. – Ноги ее провалились в снег по щиколотку, а тонкие башмачки промокли насквозь.

– Она отморозит ноги, – сказал Дик. – Лучше посадить ее на санки и повезти, Джу. Жаль, что у нас нет для нее теплых ботинок маленького размера. Должен признаться, мы сегодня затеяли довольно безумное предприятие. Очень надеюсь, что Эйли знает, куда нас ведет. Лично я сейчас не имею ни малейшего представления, где север или юг, запад или восток.

– Подожди-ка, у меня где-то был компас. – Джулиан, довольно долго порывшись в карманах, наконец достал маленький компас.

– Там – юг, – показал он. – Там и находятся Старые башни. Юг прямо напротив нашего домика. Мы знаем это, потому что солнце светит прямо в наши окна. Наверно, надо идти сюда, в южном направлении.

– Давайте посмотрим, куда покажет Эйли, – сказал Дик. Он посадил девочку на санки и плотнее укутал ее шарфом. – Куда теперь, Эйли?

Эйли тут же показала на юг. Все были просто потрясены.

– Верно! Пошли, Дик, – сказал Джулиан, – я повезу Эйли, а ты тащи санки девочек.

Ребята одолели остальную часть подъема на холм Старых башен. Эйли ехала на санках вместе с Дэем и овечкой Фейни, а Тимми восседал на санках Джордж, за которыми шли обе девочки, и получал истинное удовольствие. Ему не нравилось проваливаться в снег, гораздо проще сидеть на санках, чтобы тебя везли.

– Лентяй! – сказала Джордж, и Тимми завилял хвостом, нисколько не заботясь о том, как его могут обозвать.

Джулиан, сверяясь с компасом, некоторое время шел на юг. Потом Эйли позвала его и показала направо:

– Туда! Туда!

– Она хочет, чтобы мы повернули на запад. – Джулиан остановился. – Не знаю, права ли она. По моим расчетам, мы сейчас идем прямо к Старым башням, но если мы свернем так, как показывает она, то окажемся на склоне правее башен.

– Сюда, сюда! – требовательно повторила Эйли, а Дэй залаял, как бы подтверждая, что она права.

– Лучше послушаем ее, – сказал Дик. – По-моему, она уверена, что знает дорогу.

Джулиан свернул немного направо, остальные последовали за ним. Они поднялись довольно высоко по крутому склону, и Джулиан стал уставать.

– Далеко еще? – спросил он Эйли, которая гладила свою овечку и, по-видимому, вовсе не обращала внимания на дорогу. Впрочем, ничего, кроме снега под ногами и хлопьев, летевших вокруг, видно не было.

Эйли подняла голову, снова показала направо и, кивнув, сказала что-то по-валлийски.

– Похоже, мы подходим к этой «большой, большой яме», как она ее называет, – сказал Джулиан и двинулся дальше.

Через минуту Эйли соскочила с саней и, нахмурившись, стала оглядываться вокруг.

– Здесь, – сказала она. – Большая яма здесь.

– Возможно, Эйли, – сказал Джулиан, – но я хотел бы увидеть ее.

Эйли стала разгребать снег, а Тимми и Дэй охотно бросились помогать ей, полагая, что она ищет кроличью нору или спрятавшегося зайца.

– Боюсь, что малютка выдумала всю эту историю про яму, – сказал Дик. – Откуда здесь быть яме?

Тимми и Эйли уже разгребли снег и открыли куст вереска, которым в этих краях заросли все горные склоны. Джулиан увидел торчащие из-под снега твердые от мороза ветки.

– Тимми, забери Тимми, – вдруг крикнула Эйли Джордж, – Он провалится, провалится, как один раз провалился Дэй… Вниз, вниз.

– Ах, вот что. Она ищет провал, – вдруг догадался Дик. – Знаете, такие странные провалы иногда встречаются на вересковых пустошах и уходят глубоко под землю. Мы нашли такой на острове Киррин, помните?

– Конечно, помню, он тоже был в зарослях вереска, – сказала Джордж. – И он вел в подземную пещеру на берегу. Вот что Эйли называла большой, большой ямой – такой провал в болотистой пустоши.

– Тимми, ради Бога, отойди оттуда, ты можешь провалиться вниз! – Тимми и в самом деле чуть не провалился. Джордж в последнюю минуту схватила его за ошейник. Но Дэй был осторожен: он уже падал здесь раньше.

– Яма, большая, большая яма. Эйли найти для вас, – с удовольствием сказала девочка.

– Да, конечно, ты нашла свою яму, но как мы доберемся через нее до Старых башен? – спросил Дик. Эйли не поняла его. Она встала на колени и заглянула в провал, который раскопала под снегом и вересковым кустом.

– Послушайте, ведь это – настоящее чудо, – объявил Джулиан. – Эйли прямо привела нас к этому месту и нашла провал, хотя из-за снегопада ничего не было видно. У нее действительно чутье как у собачки. Маленькая, хорошая Эйли бак.

Эйли улыбнулась одной из своих редких улыбок и просунула свою ручку в руку Джулиана.

– Спустимся, да? Эйли показать дорогу.

– Да, если это возможно, попробуем спуститься. – Джулиану этот план не очень-то нравился: он ничего не мог разглядеть в темноте внутри провала и совершенно не представлял себе, что может оказаться внизу.

Овечке надоело ждать. Она подошла к краю большой круглой ямы, поглядела и спрыгнула вниз.

– Она прыгнула в провал, – удивленно сказала Джордж. – Подожди, Эйли, не прыгай, ты можешь ушибиться?

Но Эйли уже тоже скользнула в провал вслед за овечкой.

– Эйли спустилась, – послышался ее тихий голосок. – Идите скорее!