Тайна золотых часов

Блайтон Энид

Знакомьтесь – перед вами Великолепная пятерка. Это Джулиан, Энн, Дик и Джордж (девочка, которая хочет быть похожей на мальчишку). С ними всегда рядом их верный друг и помощник храбрый пес Тимми. Друзья встречаются во время каникул, вместе путешествуют и постоянно оказываются в гуще невероятных событий. 

 

ДОМОЙ НА КАНИКУЛЫ

– Джордж, да посиди хоть минуту спокойно! – в сердцах сказал Джулиан. – И без того вагон трясет, а тут ты еще на ноги наступаешь… Ну что ты все лезешь то к одному окну, то к другому!

– Но ведь мы подъезжаем к Киррину! Уже почти дома! – воскликнула Джордж. – Какое тут спокойствие? Я так соскучилась по Тимми! Жду не дождусь, когда наконец увижу его! Вот и смотрю из окна, чтобы знать, сколько еще осталось до Киррина. Как ты думаешь, Тимми будет ждать нас на станции? Наверно, лаять будет на всю округу!

– Ну что ты выдумываешь, Джордж, – сказал Дик. – Тимми, конечно, очень умный пес, но ведь не такой, чтобы прочесть расписание!

– Да не нужно ему ничего читать, – отмахнулась от Дика Джордж. – Он и так всегда знает, когда я возвращаюсь домой.

– Это верно, – серьезно подтвердила Энн. – Твоя мама рассказывала, что, когда ты приезжаешь домой из школы, он места себе не находит – так волнуется. То и дело подбегает к воротам и смотрит на дорогу.

– Милый, милый мой Тимми! – вздохнула Джордж, в очередной раз наступая на ногу Джулиану. Опять стала пробираться к окну. – Мы почти приехали. Смотрите-ка, вон сигнальная башня. Путь открыт! Ур-раа!

Глядя на Джордж, два ее двоюродных брата и сестра улыбались. Она всегда вне себя, когда возвращается домой на каникулы. Всю дорогу только и трещит, что про своего любимца Тимми. Джулиан подумал, что она и впрямь похожа на мальчишку – озорная, с короткими кудряшками и решительным взглядом. Джордж всегда страстно хотелось быть мальчиком, но так как она все-таки им не была, то восполняла этот недостаток тем, что говорила и вела себя по-мальчишечьи. И ни при каких обстоятельствах не откликалась на свое полное имя – Джорджина!

– Подъезжаем! – закричала она, едва не выскочив из окна. – А вот и Питер, наш сторож! Как здорово, мы снова дома! Снова дома!

Поезд мягко подошел к станции Киррин, Питер помахал ребятам и заулыбался. Он знал Джордж, когда та была еще в пеленках. Джордж распахнула дверь и вихрем вылетела из вагона.

– Наконец-то мы дома! В Киррине! Ой, как хочется, чтобы Тимми нас встретил! – кричала она.

Но Тимми нигде не было видно.

– Наверно, он забыл тебя, – насмешливо предположил Дик, но был тут же награжден свирепым взглядом.

Улыбаясь во весь рот, Питер подошел к детям и, по своему обыкновению, приветливо с ними поздоровался. Весь Киррин знал Великолепную Пятерку – само собой, пес Тимми тоже входил в ее число.

Питер помог ребятам вытащить вещи, погрузил их на тележку и покатил по платформе.

– Ну как, хорошо было в школе? – спросил он.

– Отлично! – ответил Дик. – Только время слишком долго тянулось. Пасха ведь в этом году поздно. Ух! Посмотрите-ка на примулы по обочинам дороги!

Но Джордж ни на что смотреть не желала. Она все оглядывалась вокруг, не покажется ли Тимми. Где он? Почему не прибежал на станцию? В прошлый раз он ее встречал… и в позапрошлый тоже! Она озабоченно посмотрела на Дика:

– Не заболел ли он? Или и вправду забыл меня? Или…

– Глупости, Джордж, – сказал Дик. – Наверно, его в доме случайно заперли, вот он и не может выйти. Осторожно, не попади под тележку!

Ловко увернувшись, Джордж уступила дорогу и вновь стала осматриваться. Где же все-таки Тимми? Впрочем, она уже не сомневалась, что он либо заболел, либо с ним что-то случилось… Или сидит привязанный… Может, Джоанна, которая помогает маме по дому, забыла отпустить его?

– Если у меня хватит денег, поеду домой на такси, – объявила Джордж, заглядывая в кошелек. – А вы идите пешком. Мне нужно срочно выяснить, не случилось ли чего с Тимми. Раньше он никогда не пропускал наш поезд.

– Но ведь до Киррин-коттеджа так приятно пройтись! – воскликнула Энн. – Ты же мечтала прогуляться мимо своего чудесного острова Киррин и мимо залива… Ты же любишь слушать, как волны бьются о скалы.

– Нет, поеду на такси, – упрямо сказала Джордж, подсчитывая деньги. – Хотите ехать со мной – пожалуйста. Прежде всего я хочу увидеть Тимми, а потом уж остров, и волны, и все остальное… Я уверена, что он заболел или с ним случилось несчастье!

– Ладно, делай как знаешь, Джордж, – сказал Джулиан. – Надеюсь, найдешь Тимми в добром здравии. Наверняка он просто спутал расписание. Пока.

Предвкушая удовольствие от прогулки, ребята направились к Киррин-коттеджу. До чего здорово вновь увидеть залив Киррин и остров, хозяйкой которого была Джордж!

– Правда, Джордж счастливая? Ведь у нее свой собственный настоящий остров! – сказала Энн. – Удивительно, он принадлежал их семье много, много лет, и вдруг в один прекрасный день тетя Фанни подарила его ей! Наверняка Джордж к ней все время приставала, пока не добилась своего. Хоть бы с Тимми ничего не случилось! А то тетя Фанни сильно огорчится и каникулы будут испорчены.

– Уж тогда Джордж вообще не выйдет из будки Тимми! – усмехнувшись, заметил Дик. – Эй, посмотрите-ка! Море с заливом и маленький остров – как игрушка!

– И чайки кружатся, мяукая, как котята… – добавил Джулиан. – А вон и старый разрушенный замок, такой же, как всегда. Ни один камешек не обвалился, во всяком случае, отсюда не видно.

– Отсюда ничего и не может быть видно, – прищурясь, сказала Энн. – Хорошо начался наш первый день каникул! А сколько еще таких дней впереди!

– Ну, скоро мы их и замечать не будем, так быстро они полетят, – сказал Джулиан. – Интересно, Джордж уже дома?

– Такси давно мимо промчалось, – сказал Дик. – Спорим, она всю дорогу подгоняла шофера?

– Смотрите, вон Киррин-коттедж! Видны трубы! – воскликнул Дик. – И дым.

– Странно, почему только из одной трубы? – удивился Джулиан. – Обычно камин разжигают не только на кухне, но и в кабинете дяди Квентина. Дядя всегда мерзнет, когда занимается своими заумными расчетами.

– А может, он уехал куда-нибудь? – с надеждой спросила Энн. Она побаивалась вспыльчивого дядю Квентина. – Мне кажется, ему тоже нужно иногда отдыхать, а то он совсем закопался в цифрах.

– Надеюсь, мы ему не очень помешаем, – сказал Джулиан. – Тете Фанни будет неприятно, если он начнет на нас кричать. Ничего, постараемся меньше бывать в доме.

А вот и Киррин-коттедж! Но, подойдя к воротам, ребята увидели, что по садовой дорожке к ним бежит Джордж. К ужасу Джулиана, вся в слезах.

– Да, похоже, что-то все же случилось с беднягой Тимми, – сказал он. – Джордж не стала бы реветь по пустякам – она вообще никогда не плачет! Что произошло?

Встревоженные ребята побежали ей навстречу. Энн крикнула на бегу:

– Джордж! Джордж! Что случилось? Что с Тимми?

– Здесь нельзя жить! – сквозь слезы выдавила из себя Джордж. – Нам придется уезжать. Тут такое произошло!

– Что? Говори, скорей, дурочка! – вконец испугался Дик. – Да скажешь ты, что случилось? Тимми под машину попал? Или что?

– Нет… с Тимми все в порядке, – ответила Джордж, размазывая рукавом слезы, – само собой, носового платка у нее при себе не было. – Джоанна, наша дорогая милая Джоанна…

– Что с ней? – крикнул Джулиан, перебирая в голове все мыслимые и немыслимые ужасы. – Да говори же!

– У Джоанны скарлатина, – жалобно всхлипнула Джордж. – Нам нельзя жить в Киррин-коттедже.

– Но почему? – удивился Дик. – Ее положат в больницу, а мы останемся помогать твоей маме. Не повезло Джоанне! Но не огорчайся так, Джордж, скарлатина сейчас не опасна. Пойдем в дом, успокоим твою маму. Бедная тетя Фанни – ей теперь достанется! А тут еще мы четверо нагрянули! Но ничего не поделаешь, мы можем…

– Ничего ты не понимаешь. Дик, – нетерпеливо перебила его Джордж. – Нельзя нам жить в Киррин-коттедже. Мама даже в дверь мне войти не дала! Она не пустила меня и попросила подождать в саду. Сейчас врач приедет.

Тут кто-то окликнул их из окна дома:

– Дети, вы все тут? Джулиан, подойди поближе, пожалуйста!

Ребята подошли к дому со стороны сада и увидели тетю Фанни, маму Джордж. Она высунулась из окна спальни.

– Послушайте меня, дорогие мои! – крикнула она. – У Джоанны скарлатина. Сейчас за ней приедет «скорая помощь» и…

– Тетя Фанни, не волнуйтесь! Мы вам будем по очереди помогать! – крикнул Джулиан, стараясь подбодрить ее.

– Боюсь, Джулиан, дело серьезнее, чем ты думаешь, – ответила она. – Ни я, ни дядя Квентин не болели скарлатиной, поэтому нам нужно выдержать карантин. И рядом с нами сейчас никого не должно быть. Вдруг мы заболеем? Тогда мы вас всех заразим.

– А Тимми может заболеть? – спросила Джордж, все еще всхлипывая.

– Что за ерунда, Джордж! Конечно, нет! – ответила мама. – Где это слыхано, чтобы собака заболела корью, или коклюшем, или еще какой-нибудь человеческой болезнью? Тимми никакой карантин не нужен. Если хотите, можете выпустить его из будки.

Слезы на глазах Джордж мигом высохли, и она стремглав бросилась за дом, громко зовя Тимми. И тут же в ответ послышался раскатистый лай.

– Тетя Фанни, а что нам теперь делать? – спросил Джулиан. – Мы ведь не можем ехать домой. Мама с папой еще из Германии не вернулись. Нам, наверно, придется в гостинице жить?

– Нет, дружок, нужно хорошенько обдумать, у кого вам можно было бы погостить. О Господи, какой же шум поднял Тимми! У бедной Джоанны и без того голова раскалывается.

– А вот и «скорая помощь»! – воскликнула Энн.

К воротам подъехала большая машина. Тетя Фанни тут же исчезла из окна, чтобы сказать Джоанне. Два санитара с носилками подошли к парадной двери. Ребята смотрели на них с удивлением и любопытством.

– Сейчас увезут бедную Джоанну, – сказал Джулиан.

И действительно, вскоре санитары вышли, неся на носилках закутанную в одеяла Джоанну. Когда они проходили мимо ребят, она помахала им и сказала немного хриплым голосом:

– Скоро вернусь. Помогайте, пожалуйста, миссис Киррин, чем сможете. Как я вас всех подвела!

Дверцы машины захлопнулись, и она плавно и бесшумно отъехала.

– Ну и что мы будем делать? – спросил Дик, повернувшись к Джулиану. – Домой ехать нельзя, здесь оставаться тоже нельзя! А, вот и Тимми! Как дела, пес? Хорошо, что хоть тебе не страшна скарлатина. Эй, ты что? Сейчас меня с ног собьешь! Отстань! Какой же ты лизун!

Но хорошее настроение, кажется, было только у Тимми. Все остальные приуныли. Ну что им теперь делать? Куда деваться? Ничего себе, хорошенькое начало каникул!

Отстань, Тимми, не приставай. Что за собака! Сразу видно, о скарлатине понятия не имеет! Да угомонись же ты, Тимми!

 

ПЛАНЫ ПЯТЕРКИ МЕНЯЮТСЯ

Джордж совсем упала духом. Еще бы! Сколько страху она натерпелась – сначала боялась, что Тимми заболел или попал в переделку, потом переживала из-за Джоанны, когда ту увезли на «скорой помощи»… Сейчас она стояла грустная и растерянная, без единой путной мысли в голове.

– Хватит хныкать, – сказала ей Энн. – Нужно взять себя в руки и искать выход из положения.

– Я пойду к маме, – заявила вдруг Джордж. – Мне все равно, на карантине она или нет.

– Нет, вот этого делать не надо, – решительно сказал Джулиан, беря ее за руку. – Ты же прекрасно знаешь, что такое карантин. Помнишь, у тебя был коклюш и тебе не разрешали с нами играть, чтобы мы от тебя не заразились? Ты была носителем инфекции и несколько недель ни к кому не должна была подходить. По-моему, при скарлатине двух недель достаточно. Так что все не так страшно.

Но Джордж, не переставая всхлипывать, старалась вырвать свою руку из руки Джулиана. Тогда, подмигнув Дику, он сказал нечто такое, что вмиг заставило Джордж утереть слезы:

– Не стыдно тебе, Джордж? Ведешь себя, как капризная девчонка! Джорджина! Наша бедненькая несчастненькая Джорджина!

Джордж тут же прекратила хныкать и сердито взглянула на Джулиана. Чего-чего, а такой обиды она от него не ожидала! Больше всего на свете она не любила, когда ее называли капризной девчонкой. Но неприятнее всего было слышать это ненавистное имя – Джорджина! Она изо всех сил пихнула Джулиана, но тот только рассмеялся и легонько отстранил ее от себя.

– Так-то оно лучше! – сказал он. – Что ты разнюнилась? Посмотри, как Тимми удивился. Он и не знал, что ты умеешь плакать.

– И вовсе я не плачу! – крикнула Джордж. – Просто я… просто мне жалко Джоанну. И вообще, чего хорошего, когда тебе некуда ехать?

– Слышите, тетя Фанни разговаривает по телефону? – сказала вдруг Энн – у нее был удивительно острый слух. Потом она погладила по голове Тимми. Он благодарно лизнул ей руку в ответ.

Он уже с каждым из ребят бурно поздоровался и все поскуливал от радости, пока не решил облизать всех по новому кругу. Особенно рад был Тимми своей хозяйке Джордж, и ему было грустно, что сейчас у нее плохое настроение. Славный, верный Тимми, недаром он был одним из Пятерки!

– Давайте сядем и подождем, что нам тетя Фанни скажет, – предложил Джулиан, усаживаясь на траву. – Глупо стоять так, уставившись на Киррин-коттедж. Тетя Фанни вот-вот подойдет к окну. Наверняка она что-нибудь придумает! Тимми! Если ты будешь все время лизать мне шею, я тут долго не выдержу! Придется посылать тебя за полотенцем!

Шутка Джулиана рассмешила ребят. Все уселись на траву. Тимми, ласкаясь, переходил от одного к другому. Ему никак не верилось, что вся его семья снова в сборе. Но вот и он угомонился – уютно устроился возле Джордж, положив ей голову на колени и требуя, чтобы она почесывала ему за ухом.

– Тетя Фанни положила трубку, – сказала Энн. – Сейчас подойдет к окну.

– Ну и слух у тебя – как у собаки! – восхитился Дик. – Не хуже, чем у Тимми. Я, например, вообще ничего не слышал.

– Мама! – вскрикнула Джордж и вскочила на ноги. Тетя Фанни появилась в окне.

– Все в порядке, дети, – сказала она. – Все устроилось как нельзя лучше. Только что я говорила с профессором Хейлингом – ученым, с которым работает твой папа, Джордж. Он должен был приехать к нам дня на два, но когда я сообщила ему, что это невозможно, он тут же пригласил вас всех к себе и сказал, что его сын Дудик – вы ведь помните его? – страшно вам обрадуется.

– Дудик! Как же, его невозможно забыть и его обезьянку! – воскликнул Джулиан. – Это ведь тот мальчик, у которого домик с маяком на Чертовых скалах? Мы у него когда-то там были, там очень здорово!

– Ну, в этом домике, наверно, сейчас нельзя жить, – возразила из окна тетя Фанни. – Кажется, его штормом повредило, сейчас там опасно.

Со стороны Пятерки послышались разочарованные возгласы и вздохи – не без участия Тимми, разумеется.

– Так куда нам ехать? К Дудику домой? – спросил Дик.

– Да, сядете в автобус здесь, в Малой Лощине, он довезет вас до Большой Лощины, где живет профессор Хейлинг, – сказала тетя Фанни. – Кстати, немедленно и отправляйтесь. Очень жаль, дорогие мои, но придется с этим смириться. Зато вволю повеселитесь с Дудиком и его обезьянкой! Не помню, как ее зовут?

– Чудик! – дружным хором ответили ребята, а Энн заулыбалась, вспомнив проделки проказливого зверька.

– Автобус придет через пять минут, – сказала тетя Фанни. – Всего хорошего, дети. Киньте мне открытку в почтовый ящик! Я дам вам знать, как мы тут. Думаю, все обойдется и мы с дядей Квентином не заболеем. Так что не волнуйтесь. Денег я вам пришлю. Ну, бегите к автобусу!

– Хорошо, тетя Фанни, спасибо! – крикнул Джулиан. – Я присмотрю за ребятами, чтобы они не очень баловались, особенно за Джордж! Не беспокойтесь за нас, пожалуйста! Надеюсь, вы с дядей не заразились! До свидания!

Ребята побежали к воротам, где остался их багаж.

– Энн, выйди на дорогу и останови автобус, – скомандовал Джулиан. – Мы с Диком внесем вещи. Интересно, весело будет у Дудика в Большой Лощине? Мне почему-то кажется, что очень.

– А вот мне совсем так не кажется, – грустно заметила Джордж. – Сам Дудик ничего, он смешной, и обезьянка у него чудная – такая озорная! Но разве ты забыл, как у нас гостил его отец? Это было ужасно! Он все время забывал про завтраки и обеды и постоянно что-нибудь терял – то пальто, то носовой платок, то деньги. И все время из-за этого злился. Как он мне тогда надоел!

– Ну, очень может быть, что ты ему тоже надоела! – возразил Джулиан. – Да и сейчас, кому понравится, если на него ни с того ни с сего свалятся четверо ребят. И наверняка в самом разгаре сложной работы! А чего стоит наш огромный приставучий Тимми, который будет с лаем носиться по всему дому?

– Ну, к профессору Тимми вряд ли будет приставать, – сказала Джордж с недовольной гримасой. – В общем, отец Дудика мне совершенно не нравится!

– Да что ты на него так ополчилась? – удивился Джулиан. – Посмотрим еще, что он о нас скажет. Все-таки это было очень любезно с его стороны пригласить нас в Большую Лощину. Нам нужно вести себя там как можно лучше. И пожалуйста, не огрызайся, Джордж, даже если профессор осмелится сказать что-то против твоего драгоценного Тимми.

– Да пусть только попробует! – сказала Джордж. – Если хочешь знать, я вообще туда не поеду. Поживем с Тимми в летнем домике, в конце сада!

– Ну, нет! – твердо сказал Джулиан, снова взяв ее за руку. – Прекрати выпендриваться! Поедешь с нами! Вон автобус! Пошли, нужно помахать водителю. Может, повезет и там будут свободные места.

Но Энн уже успела остановить автобус и подбежала к водителю, чтобы попросить его помочь втащить вещи. Водитель хорошо знал ребят и охотно выскочил из кабины.

– Что это вы так быстро обратно в школу возвращаетесь! – удивился он. – Я-то думал, что каникулы еще только начинаются.

– Так и есть, – сказал Джулиан. – Но нам нужно ехать в Большую Лощину. Автобус ведь туда идет?

– Да, мы как раз проезжаем это местечко, – ответил водитель, схватив в руки сразу три сумки – к великой зависти Джулиана. – У кого же вы будете там жить?

– У профессора Хейлинга, – ответил Джулиан. – Мне кажется, его усадьба тоже называется «Большая Лощина», как и поселок.

– А, точно, мы как раз мимо проезжаем. Я остановлю автобус рядом с его домом и помогу вам выгрузить вещи. Но скажу откровенно, вам там нужно будет вести себя тихо, как мышкам, – профессор ведь немного странный человек, это всем известно. Сильно сердится, если что-то не по нему. Один раз к нему в сад забрела лошадь, так он, ей-богу, гнал эту лошадь целых две мили и все кричал на нее! А потом, когда он, еле живой, вернулся домой, то снова увидел – кого бы вы думали? – ту же самую лошадь! Она преспокойненько щипала траву в его саду. Лошадь-то оказалась сметливая: улепетывая от него, прямиком снова вернулась в сад! Так что будьте осторожны – с профессором шутки плохи! Засунет вас в одну из своих таинственных машин и измелет на мелкие кусочки!

Ребята так и покатились со смеху.

– Да нет, профессор вовсе не такой страшный, – сказал Джулиан. – Просто он немного рассеянный, как все очень умные люди. Я вот, например, медленно соображаю, а мой дядя Квентин – в момент. Я уверен, что и профессор тоже. Да нет, все с нами будет в порядке.

Автобус тронулся с места и затрясся по дороге к Большой Лощине. Проезжая вдоль моря, ребята прильнули к окнам, любуясь сияющей васильковой гладью и островом Киррин, показавшимся в дали большого залива.

– Лучше бы мы сейчас туда ехали! – вздохнула Джордж. – Надо будет нам там как-нибудь пикник устроить. И Дудика с собой возьмем. У него, конечно, есть собственный маяк, но остров – лучше.

– Мне тоже так кажется, – согласился с ней Джулиан. – Маяк у Дудика классный, ничего не скажешь – вдали от всего и вид там грандиозный, но остров Киррин – особенный, его нельзя не любить! Есть что-то такое в островах, они ни на что не похожи!

– Это точно, – сказала Энн. – Мне бы тоже хотелось свой остров. Ну хоть малюсенький, чтобы его можно было одним взглядом окинуть. И чтобы там была пещера, где можно было бы спать. Такая, чтоб только я там помещалась.

– Да ты бы скоро там со скуки померла, Энн, – возразил Дик, ласково похлопав сестру по плечу. – Ты ведь у нас человек общительный, вон сколько у тебя друзей!

– Как у Тимми! – сказал Джулиан, наблюдая, как огромный пес, только что дремавший у ног Джордж, поднялся и принялся обнюхивать сумку в руках пожилого джентльмена. Тот погладил его и достал печенье из бумажного пакетика.

– Тимми все равно, сколько у него друзей, лишь бы они его печеньем и косточками угощали!

– Тимми! Сидеть! – приказала Джордж. – Нечего попрошайничать, будто тебя не кормят. Уж кто-кто, а ты ешь больше любой другой собаки в Киррине! Да еще из кошкиной миски воруешь!

Тимми примирительно лизнул руку Джордж и улегся рядом, положив голову ей на ноги. И как только кто-нибудь входил или выходил, он вежливо уступал дорогу. Водителю это страшно понравилось.

– Хорошо бы все собаки так себя вели, – сказал он. – Но вам пора готовиться к выходу. Вообще-то мы проезжаем немного дальше Большой Лощины, но, так и быть, я остановлюсь у дома профессора.

– Большое спасибо, – поблагодарил Джулиан. Когда через несколько минут автобус остановился, Пятерка живо выпрыгнула из него.

Высадив ребят и собаку у больших деревянных ворот, водитель отправился дальше. От ворот круто вниз шла подъездная дорога, а вдали, в лощине, виднелась крыша большого дома, укрывшегося за густыми деревьями.

– Вот она. Большая Лощина? – воскликнул Джулиан. – Мы приехали. Но какое странное тут место – таинственное и мрачное! Нужно немедленно найти Дудика! Наверняка он обрадуется нам, особенно Тимми. Помоги мне тащить сумки, Дик!

 

БОЛЬШАЯ ЛОЩИНА – ВСТРЕЧА С ДУДИКОМ И ЧУДИКОМ

Четверо ребят и Тимми прошли в большие тяжелые ворота, которые отворились с громким и жалобным скрипом. Услыхав этот печальный звук, Тимми испугался и во весь голос залаял.

– Тише ты! – шикнула на него Джордж. – Разве можно так громко лаять, Тимми? Ты что, хочешь рассердить профессора? Мне кажется, вам теперь все время придется шепотом разговаривать, чтобы не беспокоить его. И тебе нужно будет научиться лаять шепотом!

Тимми недовольно заскулил. Он-то прекрасно знал, что никогда не научится лаять шепотом! Понуро опустив голову, он поплелся за ребятами по дороге, которая спускалась к дому. Вскоре взорам Пятерки открылся и сам дом – очень странный с виду: он стоял боком к дороге и у него было на удивление мало окон.

– Видно, профессор Хейлинг не хочет, чтобы посторонние заглядывали к нему в окна и подсматривали, как он работает, – предположила Энн. – У него ведь страшно секретная работа.

– Я знаю. Он исписывает цифрами тонны бумаги, – сказал Дик. – Дудик рассказывал, что как-то Чудик, когда был еще совсем маленький, сжевал страничку, и профессор целый час гонялся за ним, чтобы спасти хоть клочок со своими драгоценными цифрами. Но Чудик забился в кроличью нору и целых два дня вообще носа не показывал, так что у профессора ничего не вышло.

Представив себе Чудика в кроличьей норе, ребята прыснули.

– Тимми, старина, ты в кроличьей норе не поместишься, – сказал Джулиан. – Смотри, не ешь никаких бумаг!

– Вот еще! Он не такой дурак, – вступилась за своего любимца Джордж. – Он прекрасно знает, что съедобно, а что нет!

– Так уж и знает? – лукаво возразила ей Энн. – Интересно, когда он в прошлые каникулы слопал мой тапок, он думал, что тапок съедобный?

– Тот раз не считается, – сказала Джордж. – Он съел тапок только потому, что его заперли в твоей спальне и ему было ужасно скучно.

– Гав! – подал голос Тимми, соглашаясь с Джордж. И тут же лизнул руку Энн, как бы говоря: «Я очень дурно поступил тогда, Энн, прости меня, но мне было невыносимо скучно!»

– Тимми, миленький, да пожалуйста, ешь хоть все мои тапочки, только выбирай старые!

Внезапно Тимми остановился точно вкопанный и уставился на кусты. Потом грозно зарычал. Джордж схватила его за ошейник – весной она опасалась змей.

– А что, если это гадюка? – предположила она. – В прошлом году соседская собака наступила на гадюку, и у нее потом раздулась и сильно нарывала лапа. Отойди от кустов, Тимми, вдруг там ядовитая змея!

Но Тимми продолжал рычать. Внезапно он снова застыл, озабоченно принюхиваясь. Затем, оттолкнув Джордж, с громким визгом ринулся в кусты… И вдруг оттуда показалась… вовсе никакая не гадюка, а маленькая быстроглазая обезьянка!

Она вскочила псу на широкую лохматую спину, вцепилась крепкими пальчиками в ошейник и довольно залопотала. Тимми чуть шею себе не свернул – так он выкручивал голову, чтобы лизнуть своего нового друга.

– Чудик! – хором закричали ребята. – Ты пришел нас встречать!

А маленький зверек, возбужденно лопоча что-то на своем обезьяньем языке, прыгнул на плечо к Джордж, а потом к Джулиану. Взъерошив ему волосы и потянув за ухо. Чудик переместился на плечо к Дику и наконец к Энн. Карие глазки его радостно блестели – он был очень счастлив!

– Ой, как он нам радуется! – воскликнула довольная Энн. – Чудик! А где же твой Дудик?

Словно поняв, о чем его спросила Энн, Чудик соскочил с ее плеча и сломя голову понесся к дому. Дети пустились было вслед за ним, но вдруг совсем рядом раздался грозный окрик:

– Что вы здесь делаете? Убирайтесь! Это частное владение! Я вызову полицию! Убирайтесь!

Пятерка остановилась в испуге, и тут Джулиан увидел, что к ним подходит профессор Хейлинг!

Джулиан шагнул ему навстречу.

– Добрый день, – вежливо сказал он. – Надеюсь, мы вам не очень помешали, но ведь вы сами предложили тете, чтобы мы погостили у вас.

– Какой тете? Я никаких теть не знаю! – взревел профессор. – Вы праздные зеваки, вот вы кто! Шляетесь тут, хотите пронюхать о моей работе – и все из-за той глупой статьи в газете! Вы сегодня уже в третий раз приходите. Убирайтесь вон, говорю вам, и собаку свою немедленно заберите. Как вам не стыдно?

– Но… разве вы нас действительно не узнаете? – спросил озадаченный Джулиан. – Ведь вы у нас тоже были в гостях…

– Чушь какая! В последние годы я вообще никогда из дома не выезжаю! – возмутился профессор.

Вся эта сцена так огорчила Чудика, что он спрятался в кусты и смешно оттуда попискивал.

– Хорошо бы Дудик сейчас появился, – тихо сказал Джулиан Дику. – Должно быть, профессор и впрямь забыл про нас – и кто мы такие, и зачем приехали. Надо пока что отойти к выходу.

Ребята попятились назад, но тут их приветствовал громкий голос – это Дудик бежал к ним от дома. Чудик уже сидел у него на плече, крепко обнимая за шею.

– Слава Богу, обезьянка привела Дудика! Молодец, Чудик! – с облегчением вздохнул Джулиан.

– Папа! Ты что кричишь на наших друзей? – накинулся Дудик на отца. – Ты забыл, что сам их пригласил?

– Никого я не приглашал! – все еще гневался профессор Хейлинг. – Кто они такие?

– Ну, это вот Джордж, дочка мистера Киррина, а остальные ребята – его племянники и племянница, а это их собака Тимми. И ты пригласил их, потому что мистер и миссис Киррин на карантине из-за скарлатины, – кричал, бурно жестикулируя, Дудик.

– Хватит размахивать руками у меня перед носом! – сердито буркнул профессор. – Что-то не помню, чтобы я приглашал их. Я бы предупредил Дженни, экономку.

– А ты ее и предупредил! – продолжал кричать Дудик, вьюном вертясь перед отцом, довольная обезьянка вертелась вместе с ним. – Кстати, Дженни на тебя рассердилась. Ты ведь так и не пришел завтракать, а сейчас обед. Ей пришлось убрать твой завтрак со стола.

– Так, значит, я голодный! Вот почему я такой злой! – вскричал профессор и расхохотался. Смех у него был громкий и заразительный. Ребята не удержались и расхохотались вместе с ним. Странный все-таки он человек: такой умный, известный ученый, сколько знаний вмещается в его голове… и в то же время забывает о самых простых вещах – о завтраках и обедах, гостях и телефонных звонках.

– Это какое-то недоразумение, – вежливо заметил Джулиан. – Но мы очень благодарны вам за то, что вы выручили нас – пригласили пожить к себе, пока нам нельзя оставаться дома. Мы постараемся не мешать вам, и если можем чем-нибудь помочь, вы только скажите. Мы не будем шуметь и надоедать вам.

– Ты это слышал? – накинулся вдруг профессор на оторопевшего от неожиданности Дудика. – Почему ты не можешь вести себя так же – не шуметь и не надоедать мне? Ты же знаешь, что сейчас я работаю над важным проектом. – Тут профессор обратился к Джулиану: – Вы сделаете очень доброе дело, если чем-нибудь займете Дудика. Но никому, абсолютно никому, не разрешается подниматься на башню. Понятно?

Все посмотрели, куда он указывал, и увидели длинную, узкую башню, возвышающуюся над деревьями. От ее вершины отходили странные, похожие на усики гигантского насекомого, антенны. Они чуть-чуть покачивались на легком ветру.

– И не задавайте лишних вопросов, – добавил профессор, пристально глядя на Джордж. – Твой отец – единственный, кто знает в этом деле толк, и он умеет держать язык за зубами.

– Никто из нас не будет за вами шпионить, – заверил его Джулиан. – Мы очень благодарны вам за приглашение и, поверьте, совсем не хотим причинить вам неприятности. Мы будем только помогать вам, если вы разрешите.

– А ты, как я вижу, парень с головой, – сказал профессор, который успел немного успокоиться и был настроен весьма миролюбиво. – Хорошо, так я с вами прощаюсь и иду завтракать, надеюсь, меня ждет моя любимая яичница с беконом. Как же я проголодался!

– Папа! Дженни убрала твой завтрак, я тебе уже говорил! – с отчаянием в голосе сказал Дудик. – Сейчас будет обед!

– Ну хорошо, хорошо, – примирительно сказал профессор. – Идемте все вместе.

Он зашагал по направлению к дому, за ним – взволнованные ребята, Тимми и Чудик. Да, совершенно невозможно угадать, что выкинет профессор в следующую минуту!

Дженни угостила их прекрасным обедом. Сначала она подала отменное мясо, тушенное с морковью, луком и горошком, и много картошки. Все ели так, что только за ушами трещало, а Чудик таскал из тарелки Дудика горох, который очень любил. Горошина за горошиной аккуратно исчезали из подливы в его маленькой проворной лапке.

Затем девочки вышли из-за стола, чтобы помочь Дженни принести следующее блюдо – огромный горячий пудинг с изюмом. Чудик запрыгал от радости – изюм он тоже очень любил. Он даже на стол вскочил, правда, профессор его тут же шлепнул, задев заодно и блюдо с пудингом, которое чуть было не свалилось на пол.

– Ой, папа! – закричал в испуге Дудик. – Ты сейчас пудинг погубишь! Мой любимый! Мне кусочек побольше, пожалуйста. Чудик, кыш со стола! Вынь лапу из соусника!

Тогда Чудик почел за лучшее исчезнуть под столом. Там он, тайком от профессора, получил вдоволь изюма из добрых рук друзей. А вот Тимми чувствовал себя не так уютно. Он тоже забрался под стол, испугавшись громкого голоса профессора, но так как изюм ему не особенно нравился, ему повезло меньше.

– Ха! Что ж, очень вкусно! – сказал профессор, отставляя пустую тарелку. – Нет ничего лучше плотного завтрака!

– Это был обед, папа! – поправил его Дудик. – На завтрак пудингов не бывает.

– Неужели? Но ведь мы-то сейчас именно его и ели! – удивленно заметил профессор и закатился своим заразительным смехом. – Ну, теперь делайте что хотите, только в мой кабинет – ни ногой! Чудик, оставь в покое кувшин с водой, ты его сейчас опрокинешь! Дудик, когда ты обучишь свою мартышку хорошим манерам?

С этими словами он вышел из столовой и исчез в таинственном коридоре, который, по-видимому, вел к нему в кабинет. Все с облегчением вздохнули.

– Сейчас уберем со стола, и я покажу вам ваши комнаты, – сказал Дудик. – Надеюсь, вам не будет здесь скучно.

Скучно, Дудик? Вот уж насчет чего совсем не стоит беспокоиться! Пятерку ожидают самые невероятные приключения – да и тебя тоже. Подожди немного, сам увидишь!

 

У ДЖЕННИ ПРЕКРАСНАЯ ИДЕЯ

Дудик кинулся на кухню за подносами. Но по дороге стал издавать такие странные звуки, что на морде Тимми отразилось полное недоумение.

– Вот это да! Неужели Дудик так и не бросил свою несносную привычку воображать себя какой-нибудь машиной! – удивился Джулиан. – Как только профессор все это терпит? Интересно, чем это Дудик сейчас прикинулся? Судя по звуку, мотоциклом.

Внезапно раздался глухой удар, затем пронзительный вопль. Испуганная Пятерка помчалась по коридору на кухню, чтобы узнать, что случилось. Тимми несся впереди всех.

– Авария! – промычал Дудик, с трудом поднимаясь с пола. – Слишком резко повернул! Переднее колесо занесло, вот я и врезался в стену. У меня крыло погнулось!

– Дудик, ты что, совсем рехнулся? Все еще воображаешь себя автомобилями и тракторами? – Набросился на него Джулиан. – Когда ты у нас гостил, ты всех чуть с ума не свел своим гудением. Тебе что, обязательно нужно быть какой-нибудь машиной?

– А что тут такого? – спросил Дудик, потирая ушибленную руку. – Что я могу поделать, если на меня иногда находит? Вы бы вчера меня слышали, когда я был трейлером и вез автомобили! Папа решил, что это настоящий трейлер приехал, и выбежал на дорогу, чтобы отослать его прочь. А это был я! И я страшно гудел – вот так!

В ту же секунду в коридоре раздался ужасающий рев сирены! Джулиан втолкнул Дудика на кухню и плотно прикрыл за собой дверь.

– Твой отец, наверно, сейчас вне себя от ярости! – крикнул он. – А ну заткнись! Ты что, маленький?

– Может, и маленький, – надувшись, ответил Дудик. – А я и не хочу становиться взрослым. Тогда я, как папа, буду забывать про завтрак и ходить в одном носке. А мне вовсе не хочется оставаться без завтрака. Ведь это будет ужасно. Я все время буду голодным!

Джулиан не смог сдержать улыбки.

– Ладно, поднимай с пола поднос и иди убирай со стола. А если уж тебе совсем невтерпеж будет – гуди себе где-нибудь в саду. В доме это совершенно невозможно слушать. Ты просто гений по части жутких звуков.

– Правда? – спросил польщенный Дудик. – Жаль, вы, наверно, не захотите послушать, как гудят самолеты, которые иногда пролетают над нашим домом? Совершенно по особенному!

– Ну уж нет! – наотрез отказался Джулиан. – Слушай, Дудик, давай бери поднос. И скажи Чудику, чтобы он отцепился от моей ноги. Он, что, решил, что это стул?

Но Чудик намертво прилип к щиколотке Джулиана и слезать не собирался.

– Эй, отпусти меня, – сказал ему Джулиан. – Что мне, весь день тебя так катать?

– А ты топни ногой несколько раз, – посоветовал Дудик. – Он и отцепится.

– Почему же ты мне сразу не сказал? – спросил Джулиан, топнув посильнее. Чудик тут же соскочил с его ноги и, недовольно ворча, прыгнул на стол.

– Да он у папы часами на ноге сидит, даже когда он ходит туда-сюда, – ответил Дудик. – Но папа его вообще не замечает! Один раз Чудик ему на голову уселся, а папа подумал, что это шапка, и попытался ее снять. А это был Чудик!

Все рассмеялись.

– Ну ладно, хватит болтать, – деловито сказал Джулиан. – Давайте поскорее уберем со стола. Девочки пусть моют посуду, а мы втроем будем относить ее на подносах. Только Чудику ничего не давайте!

Дженни была рада неожиданной подмоге. Невысокая и довольно полная, она, как утка, слегка переваливалась при ходьбе, но все равно была препроворной.

– Как уберемся, покажем гостям их спальни, – сказала она Дудику. – Но знаешь, матрасы, которые были отправлены для починки в мастерскую, еще не прибыли. Я раз двадцать просила профессора позвонить и узнать, в чем дело, но, разумеется, он пропустил мои слова мимо ушей.

– Как же так, Дженни! – расстроился Дудик. – Значит, в кроватях для гостей спать нельзя? Что же нам делать?

– Придется профессору звонить в магазин и заказывать новые матрасы, – сказала Дженни. – Может быть, их сегодня же сюда доставят.

Дудик не замедлил вообразить себя мебельным фургоном и, к полному восторгу Чудика, бросившемуся за ним, «поехал» по коридору в столовую и обратно. Гудел он при этом ну точь-в-точь как неторопливый важный фургон! Ребята так и покатились со смеху.

Но тут из своего кабинета прибежал разъяренный профессор. Уши его были заткнуты пальцами.

– Дудик! А ну поди сюда!

– Ой, нет, – моментально притих Дудик. – Извини, папа. Просто я был мебельным фургоном и вез матрасы, про которые ты совсем забыл!

Но профессор как будто не слышал его. Он продолжал грозно наступать. Дудик не выдержал и улепетнул вверх по лестнице. Чудик – за ним. Тогда профессор накинулся на Дженни:

– Почему вы не успокоите детей? За что я вам плачу?

– За уборку, готовку и стирку, – коротко ответила она. – Я не нянька. К тому же за вашим Дудиком и двадцать нянек не уследят. Пока он в доме, он все равно будет мешать. Почему бы вам ни разрешить ему пожить с друзьями в палатке на поляне? Сейчас жарко, матрасов нет… Да и дети будут в восторге! Я могу им дать еды с собой, или пусть они приходят сюда и берут все, что им нужно.

Профессор посмотрел на Дженни так, будто хотел расцеловать ее. Ребята с волнением ждали. Что он ответит? Пожить в палатках на поляне в такую погоду – вот было бы здорово! К тому же, откровенно говоря, жить с профессором под одной крышей им не очень-то улыбалось. Тимми одобрительно тявкнул, как бы желая сказать: «Отличная идея! Побежим на поляну сейчас же!»

– Прекрасная мысль, Дженни! Поистине прекрасная мысль! – обрадовался профессор Хёйлинг. – И мартышку пусть с собой заберут. Может, она перестанет запрыгивать ко мне в кабинет и играть с моделями!

Довольный профессор прошел к себе в кабинет и громко, на весь дом, хлопнул дверью. Тимми вздрогнул и загавкал. Чудик снова кинулся вверх по лестнице, вереща от страха. А Дудик заплясал от радости; Дженни, правда, подхватила его сзади за воротник и легким толчком отправила на свою большую чистую кухню.

– Подожди, Дженни, я что-то вспомнил! У нас ведь всего одна палатка – моя, и она маленькая. Мне нужно спросить папу, где нам взять две большие! – И, не дожидаясь, пока кто-нибудь его остановит, Дудик помчался к двери кабинета и стал изо всех сил колотить по ней, пока она не отворилась. И тут уж он закричал что есть мочи:

– Папа! Нам нужны еще две палатки! Можно мне их купить?

– Ради всего святого, Дудик, оставь меня в покое! – крикнул измученный профессор. – Покупай хоть шесть палаток, только убирайся!

– Вот спасибо, папа! – сказал Дудик и только хотел было выскользнуть из двери, как профессор снова закричал:

– Послушай, Дудик, а зачем они тебе, эти палатки?

Но Дудик уже захлопнул дверь и подмигнул ребятам:

– Что папе действительно нужно купить, так это новую память. Сам же разрешил мне поставить на поляне палатки, а ведь он прекрасно знает, что у меня только одна, маленькая, совсем игрушечная.

– Хорошо, что нас не будет в доме, – сказала Энн. – Дядя Квентин тоже раздражается, когда мы торчим дома, играем и шумим. Лучше меньше попадаться взрослым на глаза.

– Значит, решено, будем жить в палатках! – радовалась Джордж. – Нужно съездить домой на автобусе и взять наши. Они в саду, в сарае. Как найдем их, попросим посыльного Джима, чтобы он перевез их сюда.

– Как раз сегодня он обещал заехать, – сказала Дженни. – Вот я и передам ему вашу просьбу. Чем скорее вы разберетесь с палатками, тем лучше. Конечно, пригласив всех вас, профессор поступил благородно. Но я сразу поняла, что все пойдет не так гладко. Хотя… если вы будете жить в палатках за домом на поляне, профессор не будет вас слышать. Можете шуметь там сколько вашей душе угодно. Так что давайте везите скорее свои палатки, а я посмотрю, что можно будет на землю постелить – какие-нибудь циновки.

– Не беспокойтесь, Дженни, – сказал Джулиан. – У нас есть все, что нужно. Мы и раньше устраивали ночевки в палатках.

– Только бы коровы к нам не забрели, – сказала Энн. – В прошлый раз корова просунула в палатку голову и замычала. Я чуть не умерла со страха.

– Ну, на нашей поляне коровы не пасутся, – сказала с улыбкой Дженни. – Но сколько же можно возиться с посудой? Несите-ка мне все, что осталось на столе. Только, ради Бога, не давайте Чудику ничего бьющегося! На той неделе он притащил на голове чайник, и что ж, попрощались мы с нашим чайником!

Все занялись делом – кто убирал, а кто помогал Дженни мыть посуду.

– Я рада, что мы будем жить в палатках, – сказала Энн Дженни. – Мне было бы страшно оставаться здесь в доме. Профессор Хейлинг совсем как мой дядя Квентин. Такой же вспыльчивый, рассеянный и крикливый.

– Да нет, его не надо бояться, – сказала Дженни и подала Энн тарелку, которую та вытерла. – Он очень добрый, хоть и суровый с виду – но это только, когда он огорчается. Знаешь, когда заболела моя мать, он дал мне денег, чтобы поместить ее в хорошую больницу, и, поверишь ли, потом он дал мне еще денег – на фрукты и цветы!

– Ой, вы напомнили мне – нам ведь тоже надо послать цветы Джоанне! – воскликнула Джордж. – У нее скарлатина, поэтому мы здесь.

– Ну, так позвоните скорее в цветочный магазин, а я уж тут сама управлюсь.

Но Джордж звонить не стала – побоялась, вдруг профессор выбежит, чтобы узнать, кто это ему опять мешает!

– Ничего, цветы можно купить в Киррине и послать их оттуда, – решила она. – Нам, пожалуй, пора ехать и договариваться с Джимом, заодно и цветы купим. Мы, наверно, вернемся на велосипедах – они нам здесь пригодятся.

– Ну, тогда отправляйтесь поскорее, – посоветовала Дженни, – а то к чаю не успеете, вам же хуже будет.

– Я привезу велосипед Энн, – сказал Джулиан. – Я его могу катить рядом с собой.

– Да и тебе, Джордж, не обязательно ехать, – предложил Дик. – Я сам закажу цветы и привезу твой велосипед. Лучше побудь здесь с Энн.

Джордж нехотя согласилась.

Джулиан и Дик уехали. Дудик и девочки остались помогать Дженни. Вскоре Дженни отослала и Дудика, опасаясь, что он таки разобьет напоследок чашку или тарелку.

– Иди подальше в сад и представь себе, что ты – благородный, тихий и воспитанный «роллс-ройс», – сказала она. – А когда проедешь сорок километров, приходи подзаправиться…

– Лимонадом, да? – лукаво поинтересовался Дудик. – Ладно. Давно я не был «роллс-ройсом». Уеду подальше, чтобы папа не слышал.

Дудик «уехал», Дженни и девочки спокойно закончили уборку. Правда, Чудик расшалился: утащил на высокий буфет чайные ложки и принялся сбрасывать их оттуда.

Через некоторое время в окне кухни появилась рожица Дудика.

– Пойдемте поглядим на поляну, где будем ставить палатки, – позвал он Джордж и Энн. – Выберем самое удобное место! Идемте же скорее! Вы что, все еще с посудой возитесь? Мне уже надоело быть «роллс-ройсом»!

– Пойди с ним, Энн, – сказала Джордж. – Мне что-то не хочется.

Энн и Дудик отправились в конец сада к ограде и вышли через калитку на большую поляну.

– Это еще что? – возмутился вдруг Дудик, вглядываясь вдаль. – Видишь, с того края поляны в ворота въезжают какие-то повозки! Какое безобразие! Сейчас я их назад отправлю. Это наша поляна!

Дудик побежал вперед к дальним воротам.

– Не ходи, Дудик! – закричала ему вслед Энн. – Не вмешивайся, ты же не знаешь, кто это такие! Вернись!

Но Дудик, гордо подняв голову, решительно шагал вперед. Ха! Сейчас он покажет непрошеным гостям, кто тут хозяин!

 

БРОДЯЧИЙ ЦИРК

Энн с тревогой смотрела, как Дудик уходил от нее все дальше и дальше, к противоположному краю поляны. В дальние ворота уже въехали четыре большие повозки, за ними следовали огромные автофургоны с крупными яркими надписями:

«БРОДЯЧИЙ ЦИРК ТАППЕРА».

«Ага! Вот я сейчас поговорю с этим Таппером и выскажу ему все, что я о нем думаю! Как он посмел въехать на мое поле?» – сказал про себя Дудик и решительно прибавил шагу, так что Чудик, сидевший у него на плече, стал еще выше подпрыгивать.

Несколько ребятишек, крутившихся около повозок, с любопытством уставились на Дудика. Один мальчишка подбежал поближе и, показывая на Чудика, весело закричал:

– Мартышка, смотрите, мартышка! Какая маленькая! Намного меньше нашего шимпанзе! Мальчик, как ее зовут?

– Не твое дело, – буркнул в ответ Дудик. – Где мистер Таппер?

– Мистер Таппер? – переспросил мальчик. – Наш дедушка? Он там, у большой повозки. Но ты сейчас к нему лучше не подходи. Он занят!

Дудик подошел к повозке и обратился к стоящему рядом с ней высокому старику. Вид у него был устрашающий: длинная косматая борода, густые-прегустые, нависшие над глазами брови, приплюснутый нос… К тому же еще и уха не хватало. Старик вопросительно посмотрел на Дудика и протянул руку к Чудику.

– Осторожно, он может укусить, – немедленно предостерег его Дудик. – Он не любит чужих.

– Ну, какой же я обезьянам чужой, – басом заметил старик. – Нет такой мартышки на свете, да и шимпанзе тоже, которая не пошла бы на мой зов. Даже гориллы меня слушаются, понял?

– А моя обезьянка к вам не пойдет, – сердито отрезал Дудик. – И вообще, я пришел сказать, что…

Но закончить Дудик не успел, потому что в этот момент старик издал какой-то странный гортанный звук – так иногда покрякивал Чудик, когда был чем-то доволен. И в ту же секунду Чудик, удивленно и радостно посмотрев на циркача, перепрыгнул с плеча Дудика к нему на плечо и принялся обнюхивать ему шею, лопоча что-то себе под нос. Дудик был так изумлен и огорчен, что потерял дар речи.

– Вот видишь? – сказал старик. – Он вовсе не прочь подружиться со мной. Ну, что ты вдруг скис, паренек? Просто я всю свою жизнь дрессирую обезьян. Одолжи мне своего зверька, и я в два дня выучу его кататься на маленьком трехколесном велосипеде.

– Сейчас же иди ко мне, Чудик, – приказал Дудик строгим голосом. Его страшно возмутило поведение обезьянки! Но Чудик только крепче прижался к шее старика-великана. Наконец мистер Таппер снял его с плеча и отдал Д улику.

– Вот твой хозяин, – сказал он. – Ты хороший зверь. Так что тебе нужно, мальчик?

– Я пришел сказать, что это поле моего отца, профессора Хейлинга, – заявил Дудик. – И вы не имеете права останавливаться здесь со своими фургонами. Так что, будьте любезны, уезжайте. Мы с друзьями хотим пожить здесь в палатках.

– Ну и что? Пожалуйста, я не возражаю, – добродушно пожал плечами старик. – Располагайтесь себе неподалеку. Если вы нам не будете мешать, мы вам тоже не будем.

Они и не заметили за разговором, как к ним подошел мальчик, ровесник Дудика, и начал с большим интересом разглядывать Чудика.

– Дедушка, он что, обезьяну продает? – спросил он мистера Таппера.

– Никого я не продаю! – выпалил Дудик. – Я пришел сказать, чтобы вы убирались отсюда со своими фургонами. Эта поляна принадлежит нашей семье…

– Да, но у нас есть старинная лицензия, в которой говорится, что мы можем наведываться сюда раз в десять лет, чтобы давать представления, – возразил бородач. – Да, да, представь себе, цирк Таппера имеет право приезжать на эту поляну каждые десять лет с 1648 года. Так что беги домой, молодой человек, и не поднимай лишнего шума.

Тут Дудик окончательно вышел из себя.

– Вы мошенник! – закричал он. – Я позову полицию! Я скажу папе! Я…

– Да как ты смеешь кричать на моего деда? – не выдержал стоящий рядом мальчишка. – Вот как дам тебе сейчас!

– Буду говорить что хочу! – не унимался Дудик, не помня себя от злости. – А ты заткнись!

В ту же секунду ударом кулака в грудь мальчишка опрокинул его на землю. Дудик с трудом поднялся, весь красный от негодования.

Старик циркач попытался успокоить его.

– Ладно, не глупи, мальчик, – сказал он. – Этот парень – Таппер, как и я, и он ни за что тебе не уступит. Иди домой и остынь. Мы не собираемся принимать всерьез таких вспыльчивых юнцов, как ты. И наш цирк обязательно остановится на этой поляне – как это было многие годы!

С этими словами он повернулся и отошел к ближней повозке. Ее тащили лошади, и старик прищелкнул им языком. Лошади потянули дружнее. За этой повозкой следовали еще несколько. Мальчишка показал Дудику язык.

– Что, съел? – спросил он. – Никто не справится с моим дедом – и со мною тоже! Но ты молодец, смелый, не побоялся подойти к нему!

– Да отвяжись ты! – огрызнулся Дудик. Он с ужасом почувствовал, как к его глазам подступают слезы. – Погоди, мой папа сообщит о вас в полицию. И вы вылетите отсюда, как миленькие! И не думай, я тебе тоже скоро врежу как следует!

Дудик побежал назад к своей калитке, лихорадочно обдумывая ситуацию. Отец часто говорил ему, что эта поляна за домом принадлежит их семье и что только изредка то одному, то другому фермеру разрешалось пасти здесь скотину. Как же посмел этот бродячий балаган так нагло здесь расположиться?

– Я на них папе пожалуюсь, – сказал он Энн, которая ждала его у калитки. – Он их вышвырнет отсюда! Это наша поляна, и я очень люблю ее, особенно сейчас, когда она такая зеленая и красивая, а живая изгородь из боярышника вот-вот покроется белыми цветами. Я расскажу папе, как этот мальчишка ударил меня кулаком и сбил с ног. Но ничего, как-нибудь я ему отплачу тем же!

Дудик вошел в дом, за ним – встревоженная Энн.

Он заглянул в гостиную, где сидела Джордж.

– Дудик, так, значит, тот мальчишка из цирка ударил тебя? – испуганно спросила Энн. – Но почему?

– Да потому, что я велел его деду убираться с моей поляны, – ответил Дудик, чувствуя себя героем дня. – Мне нисколечко не было больно, просто он сильно пихнул меня. Но все-таки я сказал им то, что должен был сказать.

– И ты думаешь, они теперь уедут? – с сомнением спросила Энн.

– Во всяком случае, я им пригрозил полицией, – ответил Дудик. – Скорее всего, они испугаются и удерут. Они не имеют права оставаться здесь. Это наши владения!

– Ты что, действительно вздумал пойти в полицию? – недоверчиво спросила Джордж. – Мне вообще кажется, что зря ты устроил весь этот скандал, Дудик. Теперь они нам тоже не дадут поставить палатки.

– Сколько раз тебе повторять, что это наша поляна – папа всегда мне так говорил! – нетерпеливо перебил ее Дудик. – И еще он говорил, что она ему совершенно не нужна и я могу считать ее своей. Так что это моя собственная поляна. И мы поставим палатки там, где хотим, кто бы нам что ни говорил. Никакой бродячий цирк нам не указ.

– Да перестань, Дудик, ведь это так здорово – не каждый же день бродячий цирк приезжает на твою поляну! – воскликнула Джордж. Глаза ее при этом сияли. Энн явно разделяла ее восторг. Дудик сердито посмотрел на них.

– Ну вот, только девчонка может сказать такое! – с досадой выпалил он. – Посмотрел бы я, как бы ты заговорила, если бы чужие люди расположились без разрешения на твоей поляне! Да еще с лошадьми, которые ржут, с тиграми и львами, которые рычат, с медведями, которые ворчат, и с шимпанзе, которые тащат из дома все подряд! Да еще с мальчишками-хулиганами, которые сбивают тебя с ног!

– Ой, Дудик, когда ты так говоришь, становится еще интереснее! – воскликнула Джордж. – Там что, правда есть львы и тигры? А вдруг один из них удерет из клетки – представляешь, что будет?

– Да уж ничего хорошего, – поспешила возразить ей Энн. – Что-то мне не хочется, чтобы лев заглянул в окно моей спальни или чтобы вокруг дома бродил медведь.

– Мне это тоже совсем не улыбается, – решительно заявил Дудик. – Вот я и скажу обо всем папе. У него есть старинная грамота, в которой подтверждается наше право владения этим полем. Он мне ее когда-то показывал. Если он разрешит, я возьму эту грамоту с собой в полицию и попрошу их выгнать этого грубого старика и его ужасный цирк.

– Откуда ты знаешь, что он ужасный? – не согласилась Джордж. – Может быть, наоборот, он очень хороший. Я уверена, что цирковые артисты согласятся, чтобы мы поставили палатки в стороне от них, поближе к саду. И тогда мы сможем наблюдать, что они делают. Смотри, вон профессор вышел покурить в сад. Значит, он сейчас не занят. Давай подойдем к нему и спросим про грамоту. Может, он нам ее покажет?

– Хорошо, – недовольно сказал Дудик. – Вот увидишь, я прав. Пошли.

Но оказалось, что Дудик сильно ошибался! Профессор пошел в дом и принес пожелтевший пергаментный свиток.

– Ха! Вот она, эта грамота. Это ценнейший документ сам по себе, такой он старый. Ему несколько веков, – сказал он, развязав грязноватую ленточку и расправив свиток.

Ни девочки, ни Дудик не могли разобрать старинные буквы.

– Что тут написано? – спросила Энн, сгорая от любопытства.

– Тут говорится, что поляна, известная под именем «Лужайка Кромвеля», находится в вечном владении семьи Хейлингов, – ответил профессор. – Она была подарена нам самим Кромвелем. Наши предки помогли ему и его воинам, когда они остановились отдохнуть здесь после битвы. С тех пор она наша.

– Ну вот, значит, никто не может пользоваться ею без разрешения – ни для выпаса скота, ни для чего… – торжествовал Дудик.

– Это так, – сказал профессор, – но погоди, тут было особое условие о бродячем театре, который останавливался в этих местах аж с 1066 года. Даже Кромвель не смог отменить этой старинной договоренности. Она была занесена в еще более старые документы – задолго до него. Ну-ка посмотрим, кажется, это условие в самом конце.

Девочки и Дудик терпеливо ждали, пока профессор прочтет старые и очень красивые буквы. Но вот он указал на три строки в самом конце:

– Ага. Сейчас я его вам прочту. «Разрешаю бродячей труппе Таппера, которая имела давнее право давать здесь представления, и впредь приезжать сюда каждые десять лет – пока она странствует по стране. При сем прилагаю руку…» и так далее. Не думаю, однако, что бродячий театр Таппера до сих пор существует – уж сколько лет прошло с 1648 года, когда эта грамота была составлена. Смотрите, вот дата! Сможете разобрать старинные цифры?

Девочки внимательно посмотрели на дату, потом на Дудика. Вид у него был поникший и расстроенный.

– Почему же ты мне раньше никогда об этом не говорил, папа? – спросил он.

– Но зачем это тебе? – удивился профессор. – Что тут интересного для вас, детей?

– А то, что сегодня на поляну приехал бродячий цирк Таппера, – сказала Энн. – И хозяина цирка зовут Таппер, и он говорит, что имеет право…

– Папа, он очень грубо со мной обошелся, и я хочу, чтобы ты его немедленно выгнал! – попросил Дудик. – Мы хотим поставить на поляне палатки.

– Но неужели мистер Таппер будет возражать против ваших палаток? – усомнился профессор. – Наверняка ты сам вел себя глупо, Дудик. Надеюсь, ты еще не нагрубил мистеру Тапперу?

Дудик густо покраснел и отвернулся. Чудик, сидевший у него на плече, крепко обнял его за шею. Дудик потер то место на груди, куда его ударил мальчишка из цирка.

– Ну, погоди! – прошептал он. – Я тебе еще покажу!

– Девочки, если вы и остальные ребята хотите поставить на поляне палатки, я поговорю с мистером Таппером, – предложил профессор, которого поведение Дудика немного озадачило.

– Да нет, не беспокойтесь, – торопливо возразила Энн. – Он уже сказал, что не против. А вот и мальчики вернулись! Пойду посмотрю, не сломались ли наши велосипеды по дороге. Большое спасибо за то, что вы показали нам эту прекрасную старинную грамоту, профессор!

С этими словами, встревоженная и растерянная, она пошла навстречу братьям.

 

ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ЖИЗНИ В ПАЛАТКАХ

Дик и Джулиан выслушали историю о бродячем цирке и старинной грамоте с огромным интересом.

– Ты, как всегда, вел себя по-дурацки, – сказал Джулиан, обращаясь к Дудику. – Но в общем-то ничего страшного не произошло. Пойдемте посмотрим, где мы будем ставить палатки. Лично я с удовольствием пожил бы рядом с цирком. Интересно, как они будут давать свое представление. У них, наверно, все необходимое с собой, и они могут в два счета построить и арену, и шатер.

– У них много больших фургонов, – сказала Энн. – Я полчаса назад видела. Они уже почти что всю поляну заняли, кроме одного угла рядом с садовой оградой, – наверняка нам это место оставили.

– А мы, когда сюда на велосипедах ехали, видели по дороге цирковые афиши, – сказал Дик. – «Шимпанзе, играющая в крикет», «Человек без костей», «Мадлон и ее прекрасные лошади», «Клоуны Монти и Уинкс», «Танцующий ослик» и «Мистер Ву, маг и волшебник». Да, похоже, это настоящий классный цирк. Хорошо, что мы будем жить так близко от них – можно понаблюдать, что происходит «за кулисами».

– Ты не назвал еще «Шимпанзе Чарли» и «Оркестр Бонзр», – напомнил Дику Джулиан. – Вот смеху-то будет, если шимпанзе удерет и заглянет к нам на кухню!

– Ничего смешного! – пожала плечами Энн. – Дженни станет плохо от страха, да и Чудику тоже!

– Давайте займемся палатками после вечернего чая, – предложил Дик. – Джим сказал, что как раз к этому времени их привезут. Как же сегодня жарко! Я сейчас вообще ничего не могу делать. Только бездельничать.

– Гав! – согласился с ним Тимми. Он лежал, положив голову на лапы, и тяжело дышал.

– Что, не можешь лапой двинуть, старик? – спросил Джулиан, легонько поддев его ногой. – Совсем уморился после пробежки в Киррин!

– Дорога была такая пыльная! – сказал Дик. – Как только мимо проезжала машина, Тимми начинал чихать. Ему пыль в нос набивалась. Бедняга! Вон, совсем выбился из сил.

– Гав! – сказал Тимми и вдруг вскочил и несколько раз дотронулся лапой до Джордж. Ребята рассмеялись.

– Ничего он не устал. Готов хоть сейчас бежать гулять, – усмехнулся Дик.

– Ну, он, может, и не устал, а я вот очень! – сказал Джулиан. – Сколько мы в Киррине провозились, собирая вещи, да еще весь обратный путь проехали на велосипедах. Нет, Тимми, и не проси, никуда мы не пойдем.

Тимми заскулил, и добрый Чудик, тут же соскочив с плеча Дудика, стал утешать огромную собаку, бормоча ей в ухо что-то утешительное. Он даже за шею обнял Тимми своими маленькими ручками!

– Вот еще телячьи нежности! – недовольно сказал Дудик, но Чудик его не послушал. Ведь его большой друг чем-то опечален, иначе он не стал бы скулить! Тимми высунул длинный красный язык и осторожно лизнул обезьянку в нос. Затем неожиданно навострил уши и сел прямо. Он услышал какие-то новые звуки. Остальные тоже их услышали.

– Музыка… – сказала Энн. – Ой, кажется, я знаю, кто это играет.

– Кто? – спросили ребята.

– Это, наверно, оркестр бродячего цирка Таппера репетирует.

– У них открытие завтра, – зевнув, согласилась Джордж. – Да, пожалуй, это их оркестр. Может быть, после чая, когда будем ставить палатки, увидим музыкантов. Хотела бы я посмотреть на «Человека без костей», а ты?

– Вот уж нет! – содрогнулась Энн. – Он, наверно, мягкий и извивающийся. Фу, гадость – как червяк или медуза! Мне хотелось бы увидеть лошадей или танцующего ослика. Как ты думаешь, он под музыку танцует?

– Скоро узнаешь, – сказал Дик. – Завтра представление. Если мистер Таппер не очень на Дудика рассердился, он разрешит нам посмотреть на цирк поближе.

– Что-то мне не хочется идти с вами, – сказал Дудик. – Мистер Таппер – грубиян, а тот мальчишка – драчун!

– Если бы ты нагрубил моему деду, я бы так же поступил, – лениво сказал Джулиан. – Ладно, решено, после чая отнесем палатки на поляну и выберем себе там удобное место.

– Хорошо, – согласились ребята. Дик пощекотал Чудику нос травинкой. Чудик чихнул, потом еще раз. Затем потер носик лапкой и неодобрительно посмотрел на Дика. Потом еще раз чихнул.

– Возьми у него платок, Чудик, – сказал Джулиан, и, ко всеобщей потехе, Чудик подкрался к Дику и аккуратно вытащил у него из кармана платок. Затем сделал вид, что сморкается.

Все грохнули от смеха. Чудик остался страшно доволен.

– Смотри, будешь себя так вести, тебя циркачи заберут, – сказал ему Дик, отбирая платок. – Будет у тебя номер – «Обезьяна-воришка»!

– В цирке он был бы очень хорош, – сказал Джулиан.

– Никогда не отдам его ни в какой цирк! – взволнованно сказал Дудик. – У него там была бы ужасная жизнь!

– Почему это? – не согласился Джулиан. – Циркачи любят своих зверей и гордятся ими. Если бы они к ним плохо относились, звери не могли бы выступать. В цирке к животным относятся как к детям, поэтому они такие здоровые и веселые.

– Что? И даже шимпанзе любят? – с ужасом спросила Энн.

– Но ведь шимпанзе очень хорошие и очень, очень умные. Чудик, не вытаскивай больше платок, пожалуйста. В первый раз это было смешно, а сейчас – глупо. Ну вот, теперь за ошейник Тимми взялся.

– Иди сюда и сядь спокойно, Чудик, – приказал Дудик. Зверек послушно подбежал к нему и уселся у него на колене, тихонько попискивая.

– Ты бессовестный, – ласково сказал Дудик. – Смотри, вот отдам тебя в цирк – на слона променяю!

Ребята засмеялись, представив себе Дудика рядом со слоном. Ну что он будет с ним делать?

Из дома донесся голос Дженни:

– Дудик! Джим палатки привез! Он сложил их в холле. Профессор обязательно споткнется о них! Иди скорее и забери их!

– Подожди, Дженни! – ответил Дудик. – Мы заняты!

– Что ты обманываешь, Дудик? – спросил Дик. – Ничего мы не заняты! Мог бы пойти посмотреть, все ли там на месте. Там целая куча всякого скарба.

– Пойдем минут через двадцать, – сказала, позевывая, Энн. – Спорим, профессор крепко спит в такой жаркий день. Не будет он выходить из своего кабинета.

Но она ошиблась. Профессор Хейлинг и не думал спать. Он только закончил работать, и ему захотелось выпить холодной воды. Выйдя из двери своего кабинета, он направился на кухню и по дороге наткнулся на груду вещей для палаточного лагеря, которая со страшным грохотом рассыпалась.

Крича от испуга, Дженни выскочила из кухни, а профессор, проклиная все на свете, снимал с головы брезентовый настил, а со спины – большой палаточный шест.

– Это еще что такое? Кто загромоздил холл? Дженни! Дженни! Разведи сейчас же костер и сожги всю эту дребедень!

– Да это же наши палатки! – в ужасе сказала Джордж, прислушиваясь к шуму в холле. – Скорее побежали! Нужно немедленно спасти их! Хоть бы профессор не сильно ушибся! Сколько же с ним хлопот!

Пока Джулиан и Дик осторожно собирали вещи, которые свалились на бедного профессора, и относили их в сад, Энн и Джордж старались успокоить его и так ему угождали, что он решил сменить гнев на милость: сел на стул и вытер пот со лба.

– Что, все вещи перенесли в дальний конец сада? – спросил он через некоторое время.

– Да, – ответил Дудик, и это было сущей правдой. – Они… у того места, где мы обычно разжигаем костер…

– Я сам сожгу их завтра, – сказал профессор. Дудик с облегчением вздохнул: до завтрашнего дня отец обо всем позабудет, а сегодня после чая палатки будут перенесены на поляну!

– Хотите чашечку горячего чая? – спросила Дженни профессора, появившись с подносом в руках. – Сядьте и выпейте чаю. Свежего. Сразу в себя придете.

Тут она обернулась к Дудику и сердито прошептала:

– Разве я не предупреждала тебя, что бедняжка профессор непременно споткнется о ваши палатки? Идите пейте свой чай, а я отведу его в столовую и угощу горячей булочкой и еще одной чашкой чая!

– Я сама разолью нам чай, – сказала Энн. – А потом мы, наконец, поставим палатки и заживем на поляне в свое удовольствие. Только смотри, Дудик, с цирковыми артистами больше не ссорься.

– Пусть только попробует снова повздорить с ними! – сказала Джордж. – Пошли, Дудик, на поляну, пока Энн чай готовит. И возьмем с собой по булочке!

В это время Джулиан и Дик перетаскивали через сад палатки, коврики, одеяла, колышки и все остальное. Тимми бегал за ними в радостном волнении, пока еще не совсем понимая, отчего такая веселая суматоха. Чудик неизменно забирался на самую верхушку всего, что ни несли, и страшно довольный таким катанием, без умолку трещал.

Правда, ему чуть было не попало, когда он попытался убежать с колышком от палатки. Тимми пришлось ловить его и заставлять бросить колышек на землю. А потом торжественно относить колышек Джулиану.

– Молодец, – похвалил его Джулиан. – Не спускай с Чудика глаз! Он тут много чего может утащить!

Тимми так и ходил за Чудиком по пятам и носом отгонял его от всего «ценного». В конце концов, Чудику порядком поднадоел нос Тимми, и он решил вскочить собаке на спину. Ухватившись за ошейник. Чудик стал разъезжать на Тимми, как на лошади.

– Каков наездник! – со смехом показала на него Джордж.

– Прекрасная парочка для цирка! – сказал Дик. – Чудик мог бы держать вожжи, которые надели бы на Тимми.

– Ну, знаешь! – возмутилась Джордж. – Ты скажи еще, что для Тимми и кнут понадобился бы! Ого! Сколько же у нас вещей? Надеюсь, это все?

К счастью, это было все. В эту минуту из дома раздался звон колокольчика. Ребята весело переглянулись.

– Наконец-то чай готов! – воскликнул Дик. – Я сейчас мог бы целый чайник выпить. Пошли, мы уже все перетащили. Остальное после доделаем. Я сейчас и пальцем пошевелить не могу. Правда, Тимми?

– Гав! – добродушно согласился Тимми и со всех ног бросился по дорожке к дому. Чудик припустил за ним.

– Ну вот, какой вам еще цирк нужен! – воскликнул Дик. – У нас собственный цирк перед глазами. Сейчас, Энн, мы идем! Идем!

 

ЦИРК НА ПОЛЯНЕ

За чаем долго рассиживаться не стали. Всем хотелось скорее пойти на поляну и начать устраивать свой маленький лагерь.

– У нас будет отличная возможность наблюдать цирковых артистов, – сказал Дик. – Мы ведь будем жить так близко от них. Но было бы лучше, если бы Чудик не очень подружился с ними. А то они еще заберут его с собой, когда будут уезжать.

– Ничего у них не выйдет! – негодующе воскликнул Дудик. – Ну что ты говоришь! Да и сам Чудик ни за что не пойдет с ними. Мне вообще кажется, что они ему не понравятся.

– Поживем – увидим! – насмешливо сказал Дик. – Ладно, давайте закругляться с чаем – очень хочется пойти посмотреть, что на поляне делается.

Вскоре все были готовы. Подойдя к ограде, ребята в изумлении посмотрели перед собой. На поляне уже расположились фургоны, на которых огромными яркими буквами было написано имя мистера Таппера. Были там и повозки, поменьше фургонов, и в каждой – окошки с прелестными чистенькими занавесочками. Сразу видно, что в этих повозках живут цирковые артисты! Джордж поймала себя на мысли, что и она бы не прочь пожить в такой повозке – разве мог с ней сравниться дом, который никогда и никуда не мог поехать!

– Посмотрите на лошадей! – восхищенно воскликнул Дик. На поляне появился целый маленький табун этих грациозных животных, потряхивающих пышными гривами и хвостами. Мальчишка, который подрался с Дудиком, шел рядом с ними и насвистывал. Лошади вышли из большого, предназначенного специально для них фургона, и были счастливы оказаться на свежей зеленой траве.

– Ты хорошо закрыл ворота? – раздался густой бас. Мальчишка крикнул в ответ:

– Да, дедушка, хорошо! Лошади не смогут уйти. Посмотри, как им нравится трава!

Тут он увидел Джулиана и остальных ребят, смотревших на него поверх ограды, и помахал им:

– Видите, какие у нас лошади? Правда, красивые?

И, чтобы немного похвастать, он вскочил на спину ближайшей лошади и поскакал на другой конец поляны. Джордж смотрела на него с завистью. Вот если бы и у нее была такая лошадь.

– Давайте перетащим палатки на поляну, – сказал Дудик. – Чем ближе к цирку, тем лучше. Тут так интересно.

Он перелез через ограду, за ним Дик.

– Я буду передавать сверху, – предложил Джулиан. – Джордж мне поможет. Она сильная.

Джордж благодарно улыбнулась. Ей были очень приятны его слова.

Оказалось, что ребятам пришлось изрядно потрудиться, перетаскивая вещи через забор. Палатки, завернутые в чехлы, были тяжелыми и держать их было очень неудобно. Но вот наконец все они благополучно приземлились с той стороны забора на траву.

Тогда Джулиан, Энн и Джордж тоже перелезли через ограду и вместе с остальными ребятами стали выбирать место, где бы разместить палатки.

– А что, если там, у тех кустов? – спросил Джулиан. – Под большим деревом, которое защитит нас от ветра. Там мы все-таки не помешаем артистам, им ведь тоже может не понравиться, если мы сядем им на головы. И в то же время мы будем близко и сможем наблюдать за ними.

– Как интересно! – воскликнула Энн. В глазах ее сверкало любопытство.

– Нужно найти старого мистера Таппера, – сказал Джулиан. – Сообщить ему, что мы здесь, чтобы он не думал, что мы посторонние.

– Что же нам, спрашивать у него разрешения побыть на моей поляне? – возмутился Дудик.

– Да не петушись ты, – ответил ему Джулиан. – Мы же воспитанные люди – о тебе, правда, этого не скажешь! Откуда ты знаешь, может быть, артистам будет неприятно, если мы слишком близко разместимся? Почему бы нам сразу с ними не подружиться?

– Ну ладно, – нехотя согласился Дудик. – Но все равно это моя поляна. Ты еще скажешь, что я должен подружиться с этим отвратительным мальчишкой, который меня ударил!

– Это было бы совсем неплохо! – сказала Джордж. – А то он тебя еще раз ударит! Да нет, кроме шуток, Дудик, ведь нам так повезло, у нас цирк под боком и мы можем смотреть, как репетируют артисты. Мы даже можем познакомиться с ними!

Джулиан подошел к одной из повозок. В ней никого не было – никто не ответил на его стук.

– Что вы хотите, мистер? – спросил вдруг тоненький голосок где-то рядом – к Джулиану подбежала маленькая девочка с растрепанными волосами.

– Где мистер Таппер? – спросил Джулиан у веселой ясноглазой малышки.

– Он лошадь лечит, – ответила девочка. – А вы кто?

– Мы ваши соседи, – сказал Джулиан, – Проведи нас к мистеру Тапперу.

– Дедушка там! – показала девочка и взяла Джулиана за руку своей не очень чистой ручкой. – Пойдемте! Вы мне нравитесь.

Она привела ребят в самый центр небольшого циркового лагеря. Вдруг где-то сзади раздался горестный стон, и Джордж резко остановилась.

– Это Тимми! Он понял, что мы ушли из сада. Пойду схожу за ним.

– Лучше подождать, – сказал Джулиан. – Вдруг он не поладит с шимпанзе? Тогда от бедного пса мокрого места не останется!

– Ерунда! – сказала Джордж, но все же послушалась Джулиана и не пошла за Тимми. Джулиан только надеялся, что пес не перепрыгнет через забор самовольно.

– Дедушка вон там, на ступеньках! – сказала девчушка, улыбаясь Джулиану, чью руку она так и не выпускала. – Вы мне нравитесь, мистер.

Затем она громко позвала старика, сидящего на ступеньках ближней повозки:

– Дедушка, к тебе пришли!

Старый мистер Таппер внимательно рассматривал копыто каурой красавицы. Ребята же как следует разглядели его самого: черная борода, хмурые брови – и, о ужас! – подумала Энн – только одно ухо! Бедный мистер Таппер! Куда же делось его второе ухо?

– Дедушка! – снова позвала девочка. – К тебе пришли!

Мистер Таппер обернулся, сверкнув глазами из-под черных бровей. Поставив ногу лошади на землю, он потрепал красавицу по холке.

– Больше не будешь хромать, моя умница, – ласково сказал он. – Я вытащил камень из твоего копыта. Снова можешь танцевать.

Лошадь вскинула свою великолепную голову и тихо, благодарно заржала. Дудик даже рот открыл от удивления, а Чудик испуганно соскочил с его плеча и спрятался под локоть.

– Не бойся, малыш, разве ты никогда не слышал голоса лошади? – спросил старик, и Чудик, прислушиваясь к его словам, высунул голову из-под локтя Дудика.

– А это правда, что ваши лошади танцуют? – спросила Энн, сгорая от желания погладить узкую благородную морду.

– Конечно! Они самые лучшие плясуньи в мире! – ответил мистер Таппер и начал насвистывать красивую веселую мелодию. Лошадь навострила уши, взглянула на мистера Таппера и… стала танцевать! Ребята смотрели как зачарованные.

Лошадь кружилась, ритмично кивала головой и переступала по траве точно в такт мелодии, которую насвистывал ее хозяин.

– Ой, какая прелесть! – воскликнула Джордж. – И все ваши лошади танцуют так же хорошо, как эта?

– Некоторые даже лучше, – ответил старый мистер Таппер, – у этой лошадки неплохой слух, но не такой хороший, как у других. Подождите, вот мы их нарядим для представления, и вы увидите, как у них перья на головах будут покачиваться в такт танцу – глаз не оторвете!

– Мистер Таппер, мы из того дома, за забором, – сказал Джулиан, чувствуя, что пришло время объяснить цель их визита. – Как вы уже знаете, отец Дудика – владелец этой поляны…

– Да, да, но у нас есть старинное право приезжать сюда время от времени, – сказал мистер Таппер, немного повышая голос. – И хватит об этом спорить…

– Да мы не спорим, – вежливо возразил Джулиан. – Я только хочу сказать, что мы – мои друзья и я – хотели бы поставить палатки на этой поляне рядом с вами, но мы не собираемся вам мешать…

– А, это ради Бога, пожалуйста! – сказал мистер Таппер. – Милости просим! Я думал, вы хотите выжить нас отсюда – как вот тот юнец! – И он указал на Дудика.

Дудик покраснел, но промолчал. Старик рассмеялся.

– Да! А вот моему внуку это его намерение пришлось не по вкусу, правда, юнец? Он треснул тебя, а ты свалился на землю. Он с характером, мой внук Джереми. Но, может быть, в следующий раз ты его повалишь?

– Это уж точно, – тихо ответил Дудик.

– Ну и отлично. Тогда вы будете квиты и пожмете друг другу руки, как настоящие джентльмены, – сказал старик, глаза его при этом хитро блестели. – Ну так что, где ваши вещи, вы их уже перетащили сюда? У нас есть шимпанзе, его зовут Чарли, – так он мог бы помочь вам. У него силища, как у десяти человек.

– Шимпанзе? А он что, ручной, если может перенести палатки? – недоверчиво спросила Энн.

– Да старина Чарли умнее всех нас, вместе взятых, и такой же ручной, как и вы! – ответил мистер Таппер. – Он и в крикет всех нас переиграет! Надо его позвать. Чарли! Чарли! Ты где? Наверно, похрапываешь у себя в углу?

Но Чарли не откликнулся.

– Пойдите к нему сами, – сказал старик, указывая на ту часть поляны, где стояла большая клетка, накрытая брезентом на случай дождя. – Он сделает для вас все, что захотите, вы только его почаще похваливайте.

– Пойдем, Джу, – нетерпеливо сказал Дик. – Вот уж никогда бы не подумал, что нам будет помогать шимпанзе!

Ребята направились к большой клетке.

– Чарли! Чарли! Проснись! Нам нужна твоя помощь! Чарли!

 

ШИМПАНЗЕ ЧАРЛИ – ПОМОЩНИК ХОТЬ КУДА!

Дудик первым подошел к большой клетке и заглянул внутрь. Шимпанзе Чарли сидел в самом углу и с любопытством смотрел на него карими глазками. Но вот он поднялся, сделал несколько шагов к железным прутьям – и оказался носом к носу с Дудиком! И вдруг как фыркнет! Дудик даже отскочил от неожиданности.

– Он на меня фыркнул! – возмущенно крикнул он, но только еще больше насмешил ребят. Чарли тем временем принялся как-то странно бормотать, и Чудик тут же постарался его передразнить. Шимпанзе внимательно оглядел Чудика и вдруг ни с того ни с сего страшно разозлился. Он стал трясти прутья клетки, высоко подпрыгивать и издавать совсем уж ни на что не похожие звуки.

К клетке тут же подбежал мальчишка – тот самый, который ударил и повалил Дудика.

– Эй, перестань дразнить шимпанзе! – крикнул он. – А, так это ты кричал тогда на моего деда и я тебе за это врезал?

– Ну да… Но только попробуй подойти, пожалеешь! – сердито буркнул Дудик.

– Замолчи, Дудик, – сказал Джулиан и обратился к мальчишке: – Тебя ведь зовут Джереми? Мы только что говорили с мистером Таппером, он сказал, что Чарли может помочь нам поставить палатки. Ничего, если мы откроем клетку?

– Да, конечно. Я выпускаю его два-три раза в день, – сказал Джереми. – Ему скучно долго сидеть одному. Он будет рад вам помочь – особенно если нужно вещи перетаскивать. Он ведь сильный, как лев.

– А он… не набросится на нас? – спросил Дик, с опаской поглядывая на большого зверя.

– Набросится? Что значит «набросится»? – удивился Джереми. – Он точно так же набросится на тебя, как и ты на него. Чарли, давай выходи! Сам открывай свою клетку, ты же это очень хорошо делаешь!

Шимпанзе смешно крякнул, просунул руку между прутьями, дотянулся до засова, отодвинул его, снова убрал руку и одним толчком открыл дверь.

– Ну вот! Совсем нетрудно! – похвалил его Джереми. – Умница, Чарли! Тебя просят помочь!

Шимпанзе неуклюже выбрался из клетки и пошел за ребятами к тому месту, где они оставили палатки, коврики и весь остальной лагерный скарб. Кулаки его почти касались земли, так что походку его трудно было назвать элегантной. Время от времени он потешно покрякивал. Чудик немножко струсил и все отставал от ребят, но тут вдруг шимпанзе обернулся, подхватил его и посадил к себе на плечо. Чудик и не знал, радоваться ему или попытаться удрать.

– Жаль, что у меня нет с собой фотоаппарата, – сказала Энн Джордж. – Полюбуйся-ка на них – славная парочка!

Ребята подошли к сваленным в кучу палаткам, коврикам и другим необходимым вещам.

– Возьми вот это, Чарли, и иди за нами! – скомандовал Джереми. Шимпанзе ухватился сразу за несколько предметов – сколько мог унести – и пошел за ребятами к месту предполагаемого лагеря у высокого дерева с густой листвой.

– Клади все сюда, Чарли, – сказал Джереми. – И иди за остальными вещами. Пошевеливайся! Что ты на меня глаза вылупил? Тебе же дали поручение!

Но Чарли не двигался с места – не отрывая глаз, он смотрел на Чудика.

– Да ведь ему хочется, чтобы Чудик с ним пошел! – догадалась Джордж. – Иди, Чудик, тебя приглашают еще покататься!

Чудик вспрыгнул на плечо шимпанзе. Тот усадил его поудобнее своей большой рукой и, неуклюже покачиваясь, поплелся за остальными вещами.

К несчастью, случилось так, что Чарли набросил на себя один из ковриков, так что он целиком накрыл его голову, мешая смотреть на дорогу. Тогда шимпанзе стал в ярости прыгать, метаться и дико завывать. Ребята испугались.

– Успокойся, Чарли! – крикнул Джереми и, скинув коврик с головы шимпанзе, свернул его в рулон. Это было совсем другое дело! Такую ношу было удобно нести, и к Чарли сразу же вернулось хорошее настроение.

Вскоре все необходимое было сложено в одном месте, и Джулиан с Диком начали ставить палатки. Сметливый Чарли с большим интересом наблюдал за ними и, как только видел, что может быть полезным, бросался помогать.

– Правда, он молодец? – спросил Джереми, гордясь, что его друг шимпанзе показал себя с лучшей стороны. – Заметили, как он точно установил шест от палатки? А если бы вы видели, как он каждое утро носит воду для лошадей! В каждой руке по полному ведру!

– А жалованье он у вас получает? – спросил Дудик.

– А как же! – ответил Джереми. – Ему дают в день восемь бананов, а апельсинов – сколько угодно. И еще он обожает конфеты.

– Кажется, у меня есть конфеты! – воскликнул Дудик и, засунув руку в свой глубокий карман, вытащил оттуда целую горсть самых разнообразных предметов, и среди них – смятый пакетик с наполовину растаявшими леденцами.

– Разве можно ему такое давать! – запротестовала Энн. – Они старые, слипшиеся и противные!

Но Чарли был иного мнения. Он выхватил пакетик из рук Дика, понюхал его и… целиком запихнул в рот!

– Да он так подавится! – воскликнул Джулиан.

– Не бойся, ты Чарли не знаешь! – сказал Джереми. – Не обращай на него внимания. Он сейчас вернется к себе в клетку, закроется на засов а будет сосать леденцы. Это такое для него удовольствие!

– Да, он, конечно, заслужил награду, – сказала Джордж, – Всю тяжелую работу за нас сделал. Неужели мы сегодня будем ночевать в палатках? Даже не верится! Но сначала надо поужинать.

– Можете поужинать с нами, если хотите, – предложил Джереми. – У нас еда простая, но вкусная. Бабушка готовит нам в большом котелке. Нашей бабушке двести лет!

Ребята не поверили и рассмеялись.

– Двести лет! Люди так долго не живут! – сказала Джордж.

– Но она так сама говорит! – возразил Джереми. – И выглядит она на двести лет. А глаза у нее острые, как буравчики! Сказать ей, что вы к нам вечером придете?

– А ты уверен, что у нее хватит еды на четверых незваных гостей? – усомнился Джулиан. – Мы все равно собирались брать что-нибудь сюда из дома. Может, мы принесем свои продукты? У нас много всего. Дженни сказала, что даст нам пирог с мясом, колбасы, яблоки и бананы.

– Ой, только при Чарли не говори про бананы! – сказал Джереми. – А то он от тебя не отвяжется – начнет попрошайничать. Насчет ужина договорились. Берите с собой все, что у вас есть, и приходите к костру. Пойду скажу бабушке. Наши как раз собирались концерт устроить. Скрипач Фред сыграет нам на скрипке. Знаете какая у него скрипка! Всех плясать заставляет!

Все это звучало ужасно заманчиво. Джулиан решил, что надо прямо сейчас сходить домой, пока Дженни не спохватилась, что их так долго нет. Заодно набрать с собой еды для ужина.

– Мы скоро вернемся, – сказал он Джереми. – Спасибо за то, что помог нам. Идем, Чудик. Скажи Чарли: «До скорого свидания!» и не грусти. Мы скоро опять сюда придем.

Ребята перелезли через забор. Они почувствовали, что устали, но все же с нетерпением ожидали вечера.

– Представляете, мы будем сидеть у костра, среди цирковых артистов и есть ужин, приготовленный в старом котелке! – сказал Дудик. – Наверно, вку-усно!.. Только бы папа не запретил!

– Да он вообще не заметит, что мы ушли, – сказала Джордж. – Мой папа не заметил бы. Он иногда перед самым своим носом людей не замечает!

– Наверно, это даже удобно, если люди неприятные, – заметил Дудик. – Интересно, что нам приготовила Дженни…

Дженни удивленно выслушала рассказ детей.

– Надо же! – сказала она. – Совсем рядом с цирком расположились! Что вы еще придумаете? А как ваши родители к этому отнесутся?

– А мы их обязательно спросим – как только увидим! – с лукавой улыбкой сказал Джулиан. – Так что вы нам дадите на ужин? Мы его с собой возьмем.

– Так я и думала. Поэтому приготовила все холодное – мясной рулет, сосиски, огурцы, салат и помидоры, булочки, яблоки и бананы. Хватит?

– Ух! Конечно! – обрадовался Дудик. – А что мы будем пить?

– Можете взять лимонад или апельсиновый сок, что хотите. Только, ради Бога, не врывайся в комнату отца, Дудик. Он весь день работал и очень устал.

– И наверно, сидит злой, – сказал Дудик. – Когда взрослые устают, они всегда становятся злыми. Кроме тебя, конечно, моя дорогая любимая Дженничка!

– А! Ты, наверно, еще что-то выпросить у меня решил – очень уж стал ласковый! – сказала Дженни, хитро улыбнувшись.

– А можно нам взять несколько кусочков сахара? – спросил Дудик. – Ты не представляешь, Дженни, какие в цирке красивые лошади! Мне так хочется каждой из них дать по кусочку.

– И себя ты, конечно, не захочешь обидеть! – воскликнула Дженни. – Ну, так и быть. Сейчас я все для вас соберу… И не забудьте эмалированные тарелки и кружки. А что же Тимми? Ему ведь тоже нужно что-то дать?

– Гав! – сказал Тимми, радуясь, что о нем тоже вспомнили. Дженни погладила его по большой лохматой голове.

– Твоя еда в кладовой, – сказала она. – Джордж, принеси ему поесть. Пес-то совсем голодный!

Джордж принесла из кладовой миску с мясом и печенье. Тимми, повизгивая от удовольствия, накинулся на угощение. Да, он был очень, очень голоден!

Наконец, вся провизия была сложена в пакеты. И какие они получились огромные! Очень кстати, решили ребята, будет чем поделиться с цирковыми артистами. Пожелав спокойной ночи Дженни, они вышли в сад. А профессора Хейлинга не стали тревожить.

– Наверняка он в плохом настроении и не разрешит нам пойти в гости к артистам, – сказал Дудик. – Чудик, слезь с корзинки и не притворяйся, будто ты не искал там банан. И пожалуйста, веди себя как можно приличнее сегодня вечером, а то перед шимпанзе Чарли опозоришься!

В веселом, приподнятом настроении прошли ребята сад и перелезли через забор. Солнце уже почти село, наступали сумерки. Как хорошо будет у костра с добрыми артистами! А может быть, они даже споют все вместе несколько старинных народных песен или послушают скрипача Фреда! А как хорошо будет потом, засыпая под крик сов, увидеть сквозь отверстие палатки, как высоко в небе сияют яркие звезды!

Вот уже ребята и на поляне. Опять тянешь лапку к корзинке. Чудик! Вот так, Тимми, дерни его за ухо, чтобы он снова не начудил! Здорово же мы повеселимся сегодня вечером!

 

ЧУДЕСНЫЙ ВЕЧЕР

Увидев у забора ребят, Джереми бросился к ним со всех ног. Он был страшно горд, что принимает гостей. И прежде всего решил отвести их к деду, чтобы тот их еще раз поприветствовал.

– Наверно, твоим друзьям захочется посмотреть, как мы тут устроились, – сказал мистер Таппер. – Возьмите с собой шимпанзе Чарли – он вам все покажет. Видите, мы арену соорудили. Сегодня вечером у нас репетиция, и вы сможете посмотреть некоторые номера.

Это было приятное известие. Ребята стали с любопытством рассматривать арену: она состояла из скругленных кусков окрашенного в разные цвета дерева, которые по краям соединялись и образовывали большой круг на траве. Не успели ребята подойти поближе, как на арену вышла вереница лошадок. Впереди всех гордо вышагивала солистка, которую вела под уздцы красавица Мадлон в сверкающем золотом костюме.

«Как же они хороши! – подумала Энн, любуясь лошадьми. – Как прелестно покачиваются их огромные плюмажи из перьев, когда они кивают своими изящными головами!»

Заиграл оркестр Бонзо, лошади стали кружиться под музыку. Оркестранты выглядели немного странно в обычной одежде – видно, решили приберечь фраки для настоящей премьеры. Сделав несколько кругов, лошади – вслед за солисткой, на которой теперь уже восседала неотразимая Мадлон – легко выбежали с арены. После них появился скрипач Фред и заиграл на своей скрипке, сначала медленно и торжественно, а потом все быстрее и быстрее: ребята, сами того не замечая, стали притоптывать ногами.

– Не могу устоять! – притворно вздохнула Энн. – Такая веселая мелодия!

Тут к ребятам подошел шимпанзе Чарли – он переваливался на задних лапах и казался от этого непривычно высоким. Обычно-то ведь он передвигался на четвереньках! Смешно приплясывая, он вбежал на арену и обнял ноги скрипача Фреда.

– Он Фреда любит, – пояснил Джереми. – Сейчас Чарли начнет репетировать свой номер – «игру в крикет». Я буду делать ему подачи.

Джереми побежал на арену. Шимпанзе тут же кинулся к нему обниматься. Кто-то подбросил Чарли биту – он подобрал ее и, довольно покрякивая, несколько раз помахал ею в воздухе, а Джереми ловко поймал брошенный кем-то крикетный мяч. Откуда ни возьмись появилась маленькая девочка и поставила три колышка для ворот.

– Нигде не могу найти перекладину, Джереми! – крикнула она. – Может, она у тебя в кармане?

– Нет, нету. Да зачем ее класть? Я и так в одну секунду собью колышки.

Легче сказать, чем сделать! На воротах ведь стоял шимпанзе Чарли! Мяч был отбит – и с такой силой, что пролетел над головой Джереми. Сам шимпанзе потерял равновесие и уселся на воротца, повалив колышки на землю.

– Аут! – крикнул ему Джереми, но Чарли это ничуть не смутило. Он снова установил колышки и встал перед воротцами, воинственно размахивая битой.

Ничего смешнее этой игры в крикет ребята в жизни не видели. Шимпанзе Чарли необычайно ловко орудовал битой и совершенно загонял бедного Джереми. А потом он принялся бегать за ним с битой по всей арене, громко фыркая и гогоча. Ребята даже не могли разобрать, злился ли он или, наоборот, был чрезвычайно доволен. Наконец Чарли кинул в Джереми свою биту и, почесывая руку, удалился с арены.

Ребята хохотали ему вслед.

– Да он потешнее любого клоуна! – воскликнул Дик. – Джереми, он что, в каждом представлении играет в крикет?

– Да, и, случается, посылает мяч в публику. Представляете, какой переполох поднимается! А иногда, чтобы уж совсем развеселить зрителей, мы разрешаем какому-нибудь мальчику сделать Чарли подачу. Один раз Чарли не смог отбить мяч и так разозлился, что стал гоняться за бедным мальчишкой по всей арене, как за мной сейчас. Тот уж и не рад был, что вообще с шимпанзе связался!

В это время Чарли подкрался к Джереми, обнял его своими огромными лапами и попробовал свалить на землю.

– Отстань, Чарли, – сказал Джереми, отталкивая его. – Смотри, вон идет Танцующий Ослик! Давай-ка уходи с арены поскорее, кто его знает, что ему в голову взбредет!

Танцующий Ослик был темно-серой масти, он потряхивал головой и делал пробежки галопом. Но вот он остановился и огляделся вокруг. Потом сел, поднял ногу и почесал нос. Ребята не верили своим глазам. Никогда в жизни не подумали бы они, что ослик мог сделать такое! Неожиданно заиграл оркестр, ослик встал и начал прислушиваться, поводя ушами то в одну, то в другую сторону и качая головой в такт музыке.

Оркестр грянул марш. Ослик снова прислушался и вдруг зашагал вокруг арены, точно держа шаг, – клип-клип, клип-клип, клип-клап. Вскоре, правда, он утомился и тяжело опустился на задние ноги. Ребята рассмеялись. Ослик попытался подняться, но почему-то его задние ноги переплелись с передними, и он потешно свалился на бок.

– А ему не больно? – взволнованно спросила Энн. – Ой, он ведь так ноги себе поломает. Смотри, Джереми, он в них запутался!

Ослик жалобно заревел, попробовал встать еще раз и снова беспомощно плюхнулся на траву. Тогда оркестр сменил мелодию, и ослик, высоко подпрыгнув, начал исполнять что-то вроде чечетки – кликети-клик, кликети-клик! Это было бесподобное зрелище!

– Вот это да, осел отбивает чечетку! – удивилась Джордж.

Вскоре ослик, видно, опять утомился и перестал танцевать. Он подбежал к оркестру и топнул ногой.

И вдруг изнутри его послышался какой-то странный голос: «Не так быстро! Не так быстро!» Но музыканты не обратили на него никакого внимания и продолжали играть. Тогда ослик наклонился, сильно изогнулся – и вдруг голова его оторвалась и покатилась по траве! Энн в ужасе вскрикнула.

– Успокойся, Энн! – сказал ей Дик. – Неужели ты поверила, что он настоящий?

– Так вот в чем дело! – с облегчением воскликнула Энн. – Но как он похож на ослика, который катает детей на пляже в Киррине.

Тем временем ослик распался на две части, и из каждой половины показался небольшой человечек. Оба они стали осторожно вынимать свои ноги из ног ослика. Темно-серая шкура упала на землю и валялась, как тряпка – бесформенная и безжизненная.

– Вот бы мне такую ослиную шкуру! – восхищенно воскликнул Дудик. – У меня в школе есть товарищ, который мог бы быть задними ногами, а я – передними! Вот бы мы повеселились!

– Да ты и так настоящий осел – такое иногда скажешь! – заметила Джордж. – Зачем тебе еще ослиная шкура? Смотрите, это, наверно, Меткий Дик идет!

Но Меткий Дик не смог показать свое искусство, так как две половинки ослика подбежали к оркестру и затеяли с музыкантами бурную ссору.

– Вы зачем так быстро играете? Вы же знаете, что мы не работаем на такой скорости! Вы что, номер нам испортить хотите?

Дирижер громко крикнул им что-то в ответ. Наверняка что-нибудь грубое, так как одна из половинок ослика начала наскакивать на него, размахивая кулаками.

Вдруг рядом раздался громкий голос – спорщики даже подпрыгнули от неожиданности. Это подошел старый мистер Таппер, дедушка, и начал отдавать приказы своим густым басом:

– Эй, сейчас же прекратите! Ты, Пэт, и ты Джим, убирайтесь с арены! Тут я командую, а не вы! Прекратите, я сказал!

Половинки ослика бросали на него испепеляющие взгляды, но не осмелились произнести ни слова. Прихватив с собой ослиную шкуру, они уныло поплелись с арены.

Сказать по правде. Меткий Дик выглядел так себе, ничего в нем не было особенного, и одет он был в потертый фланелевый костюм.

– Он не будет сейчас весь номер показывать, – объяснил Джереми. – Вы его потом увидите, когда будет настоящее представление. Он классно стреляет – всегда попадает в мишень, даже в пятипенсовую монету, которую мы привязываем на веревочку и спускаем с крыши! Он никогда не промахивается! И костюм у него потрясающий – брюки и рубашка, расшитые блестками. И еще у него есть хорошенькая лошадка – она все ходит вокруг арены, но даже ухом не поведет, когда Меткий Дик палит из своего ружья. Смотрите, вон она ждет, когда Дик подойдет к ней!

Белая лошадка взволнованно смотрела на арену, взгляд ее был прикован к Меткому Дику. Время от времени она перебирала копытами, будто хотела сказать: «Ну что же ты? Я ведь жду! Выходить мне или нет?»

– Ладно, Дик, на сегодня можешь быть свободен! – крикнул мистер Таппер. – Я слышал, твоя лошадь ногу повредила. Пусть как следует отдохнет перед выступлением.

– Хорошо, сэр! – весело ответил Меткий Дик, отдал честь и побежал к своей лошадке.

– А что будет дальше, Джереми? – спросила Джордж, потрясенная увиденным.

– Не знаю. У нас еще есть акробаты, но качели-трапецию еще пока не установили, так что сегодня они не будут репетировать. А еще у нас есть Человек без костей – вон он как раз идет сюда! Привет, Мякуша! Мне он очень нравится. Главное, он совсем не жадный, не то что некоторые другие!

Человек без костей выглядел в высшей степени необычно. Он был непомерно высок и худ. Когда он подошел поближе, ребята поняли, что такое можно увидеть разве что в цирке!

– Не может быть, чтобы у него совсем не было костей! – воскликнул Дик. – Он ведь тогда не смог бы ходить.

Но вскоре ребята готовы были поверить, что Человек без костей был действительно бескостным. Его ноги начали как-то странно разъезжаться в коленях – он даже на землю осел, так как был не в состоянии дальше передвигаться. Руки его сгибались в самых невероятных местах, а голова чуть ли не вокруг своей оси поворачивалась. Показав еще несколько трюков своими мягкими руками и ногами, Человек без костей начал извиваться, как змея.

– Когда будет настоящее представление, он оденется в костюм из змеиной кожи, – сказал Джереми. – Правда, смешно?

– Но как это у него получается? – спросил изумленный Джулиан. – У него руки и ноги сгибаются в таких местах, где они не могут гнуться! Если бы я так попробовал, я бы себе все кости переломал!

– А для него это пара пустяков! – сказал Джереми. – Просто у него суставы, как на шарнирах, он их выворачивает в разные стороны. Да еще нарочно притворяется, что он внутри пустой, без костей. Но он хороший человек. Он бы вам понравился.

Энн не была в этом уверена. Какие странные люди встречаются в цирке! Это совершенно особенный мир. Но тут она подпрыгнула от неожиданности – неподалеку раздался звук рожка.

– На ужин зовут! – с удовлетворением заметил Джереми. – Пошли! Бабушка ждет нас у котелка. Ну же, давайте, живее!

 

ВОКРУГ КОСТРА

Джереми повел ребят с арены. Она была ярко освещена, и от этого ночь за ее пределами казалась еще темнее. Они пересекли поляну и подошли к костру, аккуратно огороженному камнями. Над огнем на тагане висел большой котелок, из которого шел такой вкусный запах, что ребятам приятно защекотало ноздри.

Старая бабушка была, конечно, тут – увидев ребят, она принялась еще усерднее помешивать кушанье.

– Что ты их так долго сегодня держал на арене? – заворчала она на деда. – Что-нибудь не получалось?

– Да нет… – ответил мистер Таппер, потянув носом воздух. – А я сильно проголодался! Вкусно пахнет. Джереми, помоги бабушке.

– Хорошо, – сказал Джереми и принес старушке целую стопку тарелок, а она принялась накладывать на них куски мяса с картофелем и овощами, которые доставала из котелка. Старик обратился к Джулиану:

– Ну как, понравилась тебе наша маленькая репетиция?

– Да, очень! – воскликнул Джулиан. – Жаль только, что мы не все номера видели. Мне хотелось посмотреть на акробатов и клоунов. Они у вас есть? Мы их не видели.

– Конечно, есть! Вон видишь – это клоун, вон там, он стоит рядом с Мадлон, у которой номер с лошадьми.

Посмотрев в ту сторону, куда указал мистер Таппер, ребята испытали сильное разочарование.

– И это клоун? – недоверчиво спросил Дик. – Но он же совершенно не смешной! Какой-то жалкий.

– Это наш Монти, – сказал мистер Таппер. – Он всегда такой, когда не выступает. А на его представлении все животики надрывают от смеха. Он прирожденный клоун. Между прочим, многие клоуны экстракласса кажутся в жизни скучными. Уинкс, наш второй клоун, поживее – видите, дергает Мадлон за волосы! Сейчас выведет ее из себя, и она съездит ему по физиономии! Ага, так и есть, получил по уху!

Уинкс побежал к ребятам, очень натурально изображая большое горе.

– Она меня избила! – вопил он. – А какие у нее кр-кр-красивые волосы!

Ребята рассмеялись. Чудик вскочил клоуну на плечо и стал ласково нашептывать ему что-то на ухо по-обезьяньи. Шимпанзе Чарли даже из клетки выбрался, чтобы пожать своей огромной лапой руку Уинкса. Простодушные звери поверили, что Уинксу очень больно.

– Ну хватит, Уинкс – ты еще лошадей собери, чтобы они тебя утешали, – сказал мистер Таппер. – А если ты, не дай Бог, сделаешь это на представлении, то у нас шатер обвалится. Садись лучше ужинать.

– Мистер Таппер, а ведь у вас есть еще один артист, которого мы на репетиции не видели. Мистер Ву, маг и чародей. Почему его не было? – спросил Джулиан.

– О, мистер Ву в репетициях не нуждается! – ответил мистер Таппер. – Он вообще держится особняком. Захочет – подойдет сейчас к нашему костру, не захочет – не подойдет. Честно говоря, мне с ним бывает не по себе.

– Но ведь он не настоящий маг? – спросил Дудик.

– Знаешь, когда я с ним разговариваю, мне начинает казаться, что все-таки настоящий, – сказал мистер Таппер. – Все, что связано с цифрами, он знает досконально. Попросите его, и он в одну секунду перемножит двенадцатизначные числа и скажет вам правильный ответ. Ему не в цирке выступать надо. Он мог бы стать изобретателем, сделать какое-нибудь открытие, для описания которого понадобилось бы целые страницы цифр. Вот тогда он был бы на своем месте.

– Он в чем-то похож на моего папу, – сказал Дудик. – Мой папа – настоящий изобретатель, и иногда, когда я захожу к нему в кабинет, я вижу на его столе записи с миллионами крохотных цифр, с чертежами и диаграммами.

– Очень интересно, – сказал дед. – Твоему папе и мистеру Ву было бы полезно познакомиться. Они, наверно, целыми днями разговаривали бы про свои цифры… Ого! Что это вы там раздаете, юная леди?

– Да мы ведь взяли с собой кое-что из еды, – сказала Энн. – Хотите сосиски, мистер Таппер, и булочку с помидором?

– Премного благодарен, – ответил довольный мистер Таппер. – Как мило с вашей стороны! Приятно познакомиться с такими хорошими детьми. Может, и Джереми научится у вас хорошим манерам.

– Дедушка! Вон идет мистер Ву! – неожиданно воскликнул Джереми и приподнялся.

Все обернулись. Так вот он какой, этот мистер Ву, маг и чародей! Да, внешность его вполне соответствовала его профессии.

Мистер Ву – высокий, красивый и надменный – загадочно улыбался. Волосы у него были черные как смоль, а в глазах, наполовину скрытых под густыми темными бровями, играли отблески от пламени костра. Нижняя часть его лица была скрыта под жидкой, острой бородкой.

– Так, значит, у нас сегодня гости? – спросил он низким голосом с иностранным акцентом, оголив в быстрой улыбке блестящие белые зубы. – Разрешите к вам присоединиться?

– Да, пожалуйста, мистер Ву, – сказала Энн, обрадовавшаяся возможности поговорить со знаменитым чародеем. – Угощения на всех хватит. Хотите холодную сосиску с помидором и булочку?

– С большим удовольствием! Как вкусно! – ответил волшебник и сел рядом с ребятами, скрестив по-турецки ноги.

– А мы жалели, что не увидели вас на репетиции, – сказал Дик. – Мне бы очень хотелось посмотреть, как это вы так быстро решаете головоломные задачки.

– А мой папа тоже так может, – с гордостью заявил Дудик. – Его тоже называют волшебником цифр. Он изобретатель.

– Вот как? Изобретатель? А что же он изобрел? – поинтересовался мистер Ву, засовывая в рот булочку.

Этого вопроса было достаточно, чтобы Дудик тут же начал рассказывать, какой замечательный человек его отец.

– Он может изобрести все, о чем бы его ни попросили, – с гордостью сказал он. – Он придумал прибор, который позволяет самолетам не отклоняться от курса. У него была самая лучшая идея – лучше, чем у других. Он изобрел какое-то особенное колесо и еще что-то такое электрическое – конечно, если вы когда-нибудь слыхали о таких вещах. Но, наверно, вы ничего о них не знаете… Они слишком…

– Погоди-ка, мальчик! – Видно было, что мистер Ву всерьез заинтересовался. – Будь уверен, я об этих изобретениях слышал. Может, я не все в них понимаю, но то, что слышал, это уж точно. Твой отец чрезвычайно умный человек, и мозги у него необычно устроены.

Дудик начал раздуваться от гордости.

– Да, вот совсем недавно о его изобретениях напечатали в газетах, – сказал он. – К нам стали приходить журналисты, чтобы взять у папы интервью и еще написать о нем, но папа очень сердился из-за всего этого. Понимаете, он сейчас работает над самой своей важной идеей, и ему вся эта кутерьма мешала работать. Некоторые журналисты даже заглядывали в окна и хотели пробраться в его чудесную башню, там ведь…

– Башню? Он работает в башне? – переспросил озадаченный мистер Ву.

Но Дудик не успел ответить, так как Джулиан незаметно пнул его кулаком в бок. Дудик возмущенно повернулся и увидел, что Джулиан делает ему страшное лицо и хмурится… И Джордж тоже… Внезапно Дудик густо покраснел. Ну конечно – сколько раз ему говорили никогда не рассказывать о работе отца. Она ведь очень секретная.

Надеясь, что Джулиан переменит тему разговора, Дудик притворился, что поперхнулся куском мяса. Джулиан не замедлил прийти к нему на помощь.

– Мистер Ву, а не могли бы вы продемонстрировать нам какие-нибудь ваши фокусы с цифрами? – спросил он. – Мы слышали, вы необыкновенно быстро считаете.

– Да, это так, – сказал мистер Ву. – Я могу сосчитать в уме все что угодно. Спрашивайте, что хотите, я вам тут же отвечу!

– Хорошо, мистер Ву, тогда решите такую задачку, – сказал Дудик. – Умножьте 63342 на 8953! По-моему, это невозможно в уме сосчитать!

– Ответ готов: 56710092, – в ту же секунду сказал, слегка поклонившись, мистер Ву. – Да это совсем нетрудный вопрос, мальчик!

– Вот это да! Вот это я понимаю! – изумился Дудик. Затем обернулся к Джулиану и спросил: – Что, правильно, Джу?

Джулиан решил этот пример на бумаге.

– Да, совершенно правильно! Даже не верится! – сказал он. – Вы моментально ответили.

– Дайте теперь я задам мистеру Ву задачку! – попросила Джордж. – Сколько будет, если 602491 умножить на 352, мистер Маг?

– Пожалуйста, ответ готов: говорю по цифрам – 2-1-2-0-7-6-8-3-2, – почти не задумываясь, ответил мистер Ву. И снова Джулиан проверил этот результат на бумаге. Кончив считать, он поднял голову и улыбнулся:

– Все точно. Но как вам это удается?

– Волшебство! Самое обыкновенное волшебство! – развел руками мистер Ву. – Попробуй как-нибудь сам. Наверняка отец этого мальчика считает так же быстро, как и я. – Тут мистер Ву посмотрел на Дудика. – Мне бы очень хотелось познакомиться с твоим умным отцом, – вкрадчиво сказал он. – Я ведь и раньше слышал о его чудесной башне. Это настоящий памятник его гению! Видишь, даже мы, иностранцы, знаем о выдающейся работе твоего отца. А он не боится, что кто-то украдет его секреты?

– Да нет, не думаю… – сказал Дудик. – В башне все можно надежно спрятать и… – Тут он внезапно умолк и покраснел – получил еще один пинок от Джулиана! Как мог он допустить такую непростительную глупость – рассказать, что секретные разработки отца находятся в башне!

Джулиан решил, что надо поскорее увести Дудика от мистера Ву и как следует пропесочить за неосторожную болтовню. Он решил сказать, что уже очень поздно и им пора идти.

– А знаете, сколько сейчас времени? – спросил он, посмотрев на часы. – Дженни обратится в полицию, если мы сейчас же не вернемся. Пошли, Дудик. Большое спасибо, мистер Таппер, за вкусный ужин.

– Да ведь мы же еще не закончили! – воскликнул дед. – Вы же не наелись!

– Да нет, мы уже больше не можем есть, – сказал Дик, поддержав Джулиана. – До завтра, мистер Таппер. До свидания, бабушка. Спокойной ночи. Большое вам спасибо!

– А бананы и яблоки? – заупрямился было Дудик.

– Но ведь мы принесли их для шимпанзе Чарли, – сразу нашелся Дик, хотя это была не совсем правда. Дик был готов уши Дудику оттрепать! Глупый болван, неужели он не понимает, что Джулиан хочет увести его от этого хитрого мистера Ву? Ну ничего, вот когда они останутся одни, он влепит ему как следует!

Ребята со всех сторон поторапливали Дудика. Он даже немного испугался. Что это вдруг Джулиан так на него рассердился?

Старый мистер Таппер очень удивился их внезапному уходу, зато шимпанзе Чарли остался доволен: гости оставили ему столько фруктов!

Ребята полезли через забор. Джулиан подгонял Дудика. Когда они оказались по ту сторону забора и мистер Ву не мог их больше слышать, Джулиан и Дик накинулись на Дудика.

– Ты что, совсем не соображаешь? – спросил Джулиан. – Неужели ты так и не понял, что этот человек хотел выспросить тебя про секретную работу твоего отца?

– Ничего он не выспрашивал, – сказал Дудик, чуть не плача. – Все вы выдумали!

– Надеюсь, я никогда не опущусь до того, чтобы выбалтывать важные секреты! – сказала Джордж и посмотрела на Дудика с нескрываемым презрением. Ему стало до слез обидно.

– Ничего я не выбалтывал! – крикнул он. – Мистер Ву хороший человек. Почему вы ему не верите?

– Мне он совсем не нравится, и я ему не доверяю, – сказал Джулиан необычно взрослым, твердым голосом. – Но ты-то – уши развесил и разболтался. Нам стыдно за тебя. Если бы профессор тебя слышал, он бы тебе такую взбучку устроил! Надеюсь только, что ты не так уж много наболтал. Сам ведь знаешь, как сердится твой отец, когда в газетах появляются сведения о его последней работе и когда к вам начинают лезть журналисты…

Тут Дудик не выдержал. Он громко заревел и помчался через сад к дому. Чудик вздрогнул от испуга и побежал за ним. Он непременно хотел утешить Дудика. Что случилось? Бедный Чудик ничего не понимал и изо всех сил пытался догнать плачущего Дудика. Наконец, он вскочил ему на плечо и крепко обнял мохнатыми ручками за шею.

– Милый Чудик! – сквозь слезы выдавил из себя Дудик. – Хоть ты остался моим другом! Теперь меня все покинут, я знаю! Какой же я идиот, Чудик! Но я так горжусь своим папой! Вот из-за чего все так вышло!

Озадаченный и огорченный. Чудик слушал Дудика, прижавшись к нему покрепче. Но вот Дудик подошел к башне. Наверху горел свет. Наверно, папа еще работает. С башни доносился странный жужжащий звук. Дудик решил, что, должно быть, это усики-антенны на самом верху так жужжат. Вскоре свет в башне погас.

«Значит, папа закончил сегодня работать, – подумал Дудик. – Сейчас он пойдет в дом. Надо поскорее отойти отсюда, а то он спросит, отчего я плачу. Никогда еще Джулиан так не сердился! Он говорил со мной, как с самым презренным червяком!»

Дудик старался идти как можно тише. Дженни тоже лучше сейчас на глаза не показываться. Она из него сразу все вытянет, и ей станет так же противно, как и Джулиану. Она первым делом спросит, почему он не остался с ребятами в палатке! Сейчас он тихонечко поднимется наверх и уляжется в свою постель.

– Идем со мной. Чудик, – грустно прошептал он. – Ляжем спать, ты прижмешься ко мне. Ты ведь не станешь презирать меня? Ты навсегда останешься моим другом?

Чудик что-то залопотал в ответ, и смешной обезьяний голос немного успокоил Дудика. Затем Дудик разделся и бросился в постель, а Чудик устроился у него в ногах.

– Я не смогу заснуть сегодня ночью! – сказал себе несчастный Дудик.

И тут же уснул. А жаль! Если бы он не уснул так быстро и крепко, он стал бы участником весьма любопытных событий. Бедный Дудик!

 

ПОД ПОКРОВОМ НОЧИ

Когда Дудик побежал домой, ребята не стали его удерживать.

– Ну его, дурачка! – с досадой сказал Джулиан. – Пойдемте лучше к палаткам, надо обсудить перед сном, как быть дальше.

– А мне жаль бедного Дудика! Ему так хотелось переночевать в палатке! – сказала Энн. – У него и в мыслях не было выдавать какие-то там секреты, просто так получилось.

– Но это не оправдание, Энн, – возразила Джордж. – Дудик иногда делает ужасные глупости, и его нужно немножко поучить. Ладно, пошли в палатку. Я так устала! Тимми, ко мне!

Она зевнула. За ней Дик. Глядя на них, и Джулиан раззевался.

– Зевота такая заразительная вещь! – воскликнул он. – Смотрите, какая сегодня ясная ночь! Вон месяц на небе! Спокойной ночи, девочки. Спите крепко. Только не поднимайте крик, пожалуйста, если вас разбудит паук: предупреждаю – я не собираюсь вставать, чтобы воевать с безобидным насекомым.

– Да? А если он заберется к тебе на лицо и начнет плести паутину от носа до подбородка, а потом наловит в ней мух за ночь? – поинтересовалась Энн.

– Ой, Энн, перестань! – сказала Джордж. – Я ни капельки не боюсь пауков, но ты уж такого злодея описала! Тимми, тебе задание: охраняй нас от пауков, чуть что – сразу предупреждай!

Все засмеялись.

– Ну ладно, спокойной ночи, – сказал Дик. – Жаль бедолагу Дудика. И все же ему действительно многому надо поучиться – особенно держать язык за зубами.

Ребята так утомились за день, что вскоре в их маленьком палаточном лагере погасли все фонарики и воцарились мир и покой. Расположившийся неподалеку цирк тоже затих, хотя многие палатки были еще освещены. Кто-то из оркестрантов перебирал струны банджо – тихо-тихо, лаская слух – страм-страм, страм-страм… страм-мммм…

Небольшая тучка заволокла месяц. Один за другим в цирковых палатках погасли огоньки. Ветер мягко завывал, покачивая ветви деревьев, ухала сова.

Энн не спалось. Некоторое время она прислушивалась к ветру и совиным крикам, но вскоре тоже уснула. Никто и не слышал, как в цирковом лагере что-то зашевелилось. Никто и не видел, что, когда месяц спрятался за тучку, между палатками стала красться какая-то тень. Было поздно, очень поздно, и обитатели обоих лагерей крепко спали и видели сладкие сны.

Тимми тоже спал без задних ног, но все же услыхал сквозь сон какой-то незнакомый слабый звук – и тут же проснулся. Он не двигался, только уши поднял, прислушиваясь. Затем тихо зарычал, так тихо, что Джордж не проснулась. Тимми и не собирался лаять – пока тень, движущаяся по цирковому лагерю, не приближалась к палатке Джордж или палатке мальчиков. Но вот Тимми явственно услышал тихое ворчание, которое сразу узнал. Да это же шимпанзе Чарли! Именно он, только и всего. Тимми снова сладко уснул.

Дудик тоже спал – но дома, в своей кровати, с Чудиком в ногах. Сначала Дудик думал, что он совсем не уснет от расстройства, но очень скоро крепко заснул. Поэтому он тоже не слышал какого-то тихого шуршания за окном, а потом и странного глухого удара – как будто кто-то стукнулся о камень. Затем опять раздалось тихое шуршание – и шепот – и опять шуршание.

Так никто ничего и не слышал. Но вот проснулась Дженни – она захотела пить и протянула руку к ночному столику за стаканом с водой. Она не зажигала свет и хотела было снова лечь, как вдруг ее чуткие уши уловили какой-то странный, еле слышный звук. Дженни села на кровати. Это не дети, подумала она. Дети сейчас спят в палатках, на поляне. О Господи! Неужели это грабитель, который пытается стащить секретные записи профессора! Они в доме повсюду разбросаны! Слава Богу, что хотя бы большая часть их спрятана в башне!

Некоторое время Дженни прислушивалась, затем легла. Но вскоре она опять услышала – и теперь уже совершенно отчетливо – все те же странные звуки. Теперь она не на шутку встревожилась. «Похоже, кто-то лезет на башню», – подумала она и встала с постели. Но в башне нет света, вокруг совершенно темно. Месяц спрятался за облаками. Надо подождать, пока он снова выйдет и осветит двор внизу и башню. Вот! Но тут вдруг опять послышался тот таинственный звук. Может быть, это ветер? Да нет, вряд ли. А это еще что такое? Кто это там шепчется во дворе? Дженни совсем перепугалась и задрожала. Надо разбудить профессора! Что, если кто-то охотится за его бесценными записями? Что, если кто-то собирается выкрасть его новое изобретение?

Но тут из-за туч выплыл месяц, и Дженни начала всматриваться в темноту. Внезапно она громко вскрикнула и попятилась от окна. Затем громко заголосила:

– Там человек! Помогите, помогите! Он лезет на башню! Профессор! Профессор Хейлинг! Идите скорее сюда! Воры! Полиция!

Сейчас же послышалось какое-то шуршание, будто кто-то скатился со стены, но прежде чем Дженни набралась храбрости и снова выглянула из окна, месяц снова скрылся за облаком, и она не увидела ничего, кроме кромешной тьмы. Воцарилась мертвая тишина. Дженни не могла ее вынести, Она выскочила из своей спальни, крича что есть мочи:

– Воры! Грабители!

Профессор вскочил на своей постели, откинул одеяла и помчался по коридору, где и налетел на бегущую к нему Дженни. Он схватил ее, перепутав с вором, она же еще пуще закричала, думая, что один из грабителей таки напал на нее. Некоторое время они боролись друг е другом, пока наконец профессор не сообразил, что поймал вовсе не вора, а насмерть перепуганную Дженни!

– Дженни, да что же вы кричите на весь дом! – сердито сказал он и зажег свет в коридоре. – Вам что, плохой сои приснился? Наверно, настоящий кошмар?

– Нет, нет, – ответила Дженни, переведя дух. – В доме грабители! Я видела, как один из них карабкался по стене башни, а остальные, должно быть, внизу его ждали. И я слышала, как они шептались. Ой, мне так страшно! Что нам делать? Вы можете позвонить в полицию?

– Да, конечно… – с некоторым сомнением протянул профессор. – А вы уверены, Дженни, что все это не приснилось вам в кошмарном сие? То есть… конечно, следовало бы позвонить в полицию…, но только если это действительно грабители. Полицейским ведь ехать до нас далековато и…

– Ну, тогда хотя бы возьмите фонарик и пойдите к башне Там же находятся ваши разработки! Вы ведь совсем недавно сделали открытие. О да! Я знаю, что не имею права говорить об этом, но я каждый день тщательно вытираю пыль в вашем кабинете и многое вижу, хотя никогда и никому об этом не рассказываю…

– Хорошо, Дженни, – сказал профессор, стараясь остановить поток ее слов. – Но, честно говоря, именно сейчас мне кажется, что все вокруг спокойно. Я выглядывал во двор. Там никого нет. И вы прекрасно знаете, что никто не может пробраться в башню. Грабителю понадобились бы три разных ключа – один, чтобы открыть нижнюю дверь, второй – для средней двери, что на середине лестницы, и третий – для верхней двери. Посудите сами, Дженни. Ну кто может воспользоваться этими тремя ключами? Видите, они у меня на столе.

Дженни начала понемногу успокаиваться, но ее все еще одолевали сомнения.

– Но я же слышала шепот и своими глазами видела, как кто-то карабкался по стене башни. Пожалуйста, пойдемте посмотрим, все ли там в порядке. Одна я боюсь идти. Я ни за что не усну, пока не буду уверена, что в башне никого нет.

– Хорошо, Дженни, – вздохнув уступил профессор. – Оденьтесь, и я тоже оденусь. Надо сделать вот что: осмотреть двери и убедиться, что поблизости нет никакой лестницы. Хотя, имейте в виду, это должна быть совершенно гигантская лестница, чтобы кто-то ухитрился подняться по ней до окон нашей башни. Да и кому по силам внести лестницу такого размера. Ну ладно, ладно, идемте…

Несколько минут спустя Дженни к профессор уже были во дворе. Никаких следов какой-либо лестницы и в помине не было, а в то, что кто-то карабкался по стене, и вовсе было трудно поверить. Вход же в башню был надежно заперт.

– Отоприте нижнюю дверь и поднимитесь наверх, – попросила Дженни.

– Дженни, мне кажется, вы сейчас говорите глупости, – сказал профессор, теряя терпение. – Вот, берите ключи. Нижняя дверь заперта… если и средняя дверь заперта, то, вы же сами понимаете – никто не мог пробраться в башню. Скорее, Дженни.

Дрожащими руками просунула Дженни ключ в замок нижней двери, отперла ее и стала подниматься вверх по винтовой лестнице. Точно посередине была другая дверь, тоже запертая. Дженни открыла и ее. Сейчас она чувствовала себя немного неловко. Никто не мог проникнуть в башню сквозь запертые двери. Ну вот – верхняя дверь тоже надежно заперта. Дженни с облегчением вздохнула и сбежала вниз, заперев по дороге среднюю дверь. Закрыв, наконец, и нижнюю дверь, она отдала ключи профессору, который, ожидая ее, даже немного озяб.

– Все заперто! – сказала Дженни. – И все-таки я уверена, что кто-то тут побывал. Могу поклясться, что кто-то карабкался вверх по стене, а внизу перешептывались.

– Вы, наверно, сильно испугались, Дженни, и вам все это просто привиделось, – сказал профессор, зевая. – Ну, согласитесь же – стена эта слишком крута, чтобы кто-то смог влезть на нее, и мы бы обязательно услышали, если бы кто-то тащил лестницу по двору.

– Кажется, я действительно виновата перед вами, – согласилась бедная Дженни. – Хорошо еще, что мы Дудика не разбудили, хотя очень странно, что и Чудик не проснулся.

– Но ведь Дудик с Чудиком должны сейчас быть в палатке на поляне! – удивился профессор.

– Нет, они почему-то вернулись. Я видела их спящими в постели, но остальных ребят нет! – сказала Дженни. – Похоже. Дудик с ними поссорился. Странно, что Чудик не прибегал посмотреть, в чем дело. Уж нас-то он наверняка слышал!

– Чудик умный зверек, но открыть тяжелую дверь из спальни Дудика он не может, – заметил профессор и еще раз зевнул, – Спокойной ночи, Дженни. Не волнуйтесь. Проснетесь завтра утром со свежей головой и обо всем забудете.

Сонный профессор отправился к себе в спальню. Там он посмотрел из окна на двор, затем на башню и улыбнулся. Чудачка же эта Дженни! На этот раз воображение ее подвело. Ну разве можно взобраться на эту стену без лестницы? А кто мог принести такую длиннющую лестницу во двор, да так, чтобы никто не услышал? Профессор зевнул еще разок и улегся спать.

И все-таки кто-то побывал и башне Кто-то очень ловкий и очень хитрый. Представляете, что испытал профессор, когда он на следующее утро пересек двор, отпер нижнюю дверь башни, поднялся по винтовой лестнице до средней двери, отпер и ее и снова стал подниматься по лестнице и наконец отпер и раскрыл последнюю дверь?

Профессор Хейлинг замер на пороге, в ужасе разглядывая комнату. Все там было перевернуто вверх дном. Все его бумаги и записи были разбросаны. Профессор стал смотреть, не пропало ли чего, и с горестью убедился, очень многое, очень многое пропало. Но, по всей видимости, бумаги брали наугад, без разбору – несколько страниц из той папки, несколько из этой, какие-то еще не отправленные письма… О Боже! Чернильница опрокинута… а с камина пропали маленькие часы. Значит, все же Дженни была права – вор действительно пробрался в башню! Но каким образом? Прошел сквозь три запертые двери? Залез по гигантской лестнице, которую он ухитрился незаметно поставить и так же незаметно унести?

«Нужно срочно звонить в полицию» – подумал профессор. – «Какая странная история! Интересно, слышал Дудик какой-нибудь шум? Скорее всего, нет, иначе он разбудил бы меня. Нет, тут кроется какая-то тайна!»

 

ДУДИК ВО ВСЕМ ВИНИТ СЕБЯ

Когда на следующее утро Дженни рассказала Дудику о том, что произошло ночью, он пришел в ужас.

– Твой отец совершенно убит, – сказала Дженни. – Он вышел сегодня из дома очень рано, чтобы закончить кое-какую работу в башне… Но когда он отпер последнюю дверь, он увидел, что в комнате страшный беспорядок и некоторые важные бумаги исчезли…

– Как это ужасно, Дженни! – воскликнул Дудик. – Папа ведь все свои последние записи хранил в башне – разные там расчеты для этой его новой электрической штуки. Знаешь, какая это чудесная вещь, Дженни! Ее не опишешь словами, она нужна для…

– Да что ты все рассказываешь о работе своего отца! Нельзя этого делать, даже мне ничего ни говори! – рассердилась Дженни. – Сколько Можно повторять одно и то же! Наверно, это ты распустил язык, а чьи-то уши услыхали то, что хотели?

Дудик побледнел. Неужели все случилось из-за его болтовни? Он в автобусе болтал… и у костра. Что теперь скажут ребята, особенно Джулиан, когда узнают, что кто-то ночью влез в башню и унес важные записи и расчеты с таблицами и формулами? Джулиан-то наверняка скажет, что эти он, Дудик, во всем виноват – не умеет держать язык за зубами. Что же, теперь все это опять попадет в газеты и толпы людей будут снова приходить в «Большую Лощину», шептаться и замирать в восхищении при виде покачивающихся антенн-усиков на таинственной башне отца?

Дудик быстро оделся и побежал вниз. Дженни сказала, что она точно слышала шепот во дворе и видела, как кто-то поднимался на башню.

– Профессор говорит, что невозможно занести на двор такую длинную лестницу, – продолжала рассуждать Дженни. – Во всяком случае, незаметно. Но ведь это могла быть и складная лестница. Тогда она была бы не такая уж и большая – она наполовину состоит из веревочек!

– Да. Такими мойщики окон пользуются, – сказал Дудик. – Но ведь не мог же мойщик окон забраться в башню!

– Нет, конечно. Он очень порядочный человек, – сказала Дженни. – Я его уже двадцати пять лет знаю. Придет же такое в голову! Но лестница наверняка была складная. Вот кончу мыть посуду, и мы сходим с тобой во двор, поищем следы от лестницы. Хотя должна заметить, я не слышала, чтобы что-нибудь тащили. Я только слышала шепот и какое-то шуршание, больше ничего!

– А может, это лестница и шуршала, пока ее несли! – возразил Дудик. – Дженни, взгляни на Чудика! Он нас слушает, будто все понимает. Чудик, ты почему не разбудил меня ночью? Ты ведь всегда просыпаешься, когда что-нибудь необычное происходит?

Вместо ответа Чудик прыгнул к Дудику на руки, потерся носом о его подбородок и негромко запищал. Он не любил, когда Дудик был чем-то расстроен и сразу бросался его утешать. А то, что Дудик сильно огорчен, чуткий Чудик понял моментально.

– Пойди-ка ты лучше к отцу, – сказала Дженни Дудику. – Ты мог бы его немного успокоить. Он сейчас в башне, разбирается со своими записями. Ты даже не представляешь, что там сейчас творится – все вверх дном перевернуто!

Дудик поднялся, чтобы пойти к отцу, и с удивлением заметил, что у него дрожат коленки. Вдруг отец спросит, а не он ли, Дудик, проболтался о его работе? А он-то как раз вчера и хвалился новыми чудесными изобретениями отца. Коленки Дудика начали дрожать еще сильнее.

Но, к счастью, профессор был так огорчен из-за беспорядка в комнате и из-за пропавших записей, что не поинтересовался, говорил ли с кем-нибудь Дудик о его работе или нет. Он все пытался выяснить, какие именно из его записей пропали.

– А, это ты, Дудик, – сказал он, когда мальчик появился в дверях. – Поможешь мне? Вчерашний вор уронил на пол целую кипу бумаги и, слава Богу, не унес того, что завалилось под стол. Так что я очень сомневаюсь, что кража эта принесет ему пользу. Он должен быть первоклассным ученым, чтобы понять мои записи, когда половины из них не хватает.

– Значит, ему придется еще раз сюда вернуться? – спросил Дудик.

– Скорее всего, – ответил профессор. – Но теперь-то уж я их перепрячу. Куда, как ты думаешь, Дудик?

– Папа… не прячь свои записи, – попросил Дудик. – Во всяком случае, пока не покажешь мне это место. Ты же сам знаешь, какой ты забывчивый. Сразу забудешь, куда ты их положил, а потом не сможешь работать. У тебя есть копии украденных записей?

– Нет, но они у меня в голове – и это все равно что на бумаге, – сказал профессор. – Конечно, мне придется изрядно потрудиться, чтобы их восстановить, но это вполне возможно. Как досадно – ведь уже и сроки поджимают! Ну хорошо, Дудик, теперь беги, а то у меня еще много дел.

Дудик стал спускаться по винтовой лестнице. Нужно будет обязательно проследить, чтобы отец спрятал свои бумаги в самое надежное место. А то получится, как в прошлый раз, когда он тоже вздумал спрятать свои папки. Он всунул их в дымовую трубу! И они чуть было не сгорели, так как неожиданно стало холодно и Дженни решила затопить. Хорошо еще, что, как только Дженни зажгла огонь, все папки упали сверху и она успела-таки их спасти! И почему это такие умные люди, как его отец, ничего не понимают в самых обыкновенных делах? Вот и теперь – наверняка отец или вообще забудет, куда он их засунул, или спрячет в таком месте, где любой найдет. Дудик решил посоветоваться с Дженни.

– Дженни, папа сказал, что вор украл только часть записей и что их вряд ли можно использовать без недостающей части. И еще папа сказал, что, когда вор обнаружит, что в его руках далеко не все, он попытается вернуться.

– Ничего у него не выйдет! – сердито сказала Дженни. – Если только профессор мне позволит, я их так спрячу, что ни один вор не найдет. Я даже тебе не скажу, куда я их положу!

– А я боюсь, что он сам возьмется их прятать – как тогда, и в таком же нелепом месте. Но их нужно так спрятать, чтобы никто не догадался! А если папа и найдет такое место, он тут же про него и забудет, и тогда можно считать, что записи совсем пропали. А вот как раз вор и найдет их – он-то везде посмотрит! – Дудик говорил с такой тревогой, что она передалась и Дженни.

– Пойдем в башню, там надо прибраться – чернила вытереть. Заодно посмотрим, может быть, профессор уже спрятал где-нибудь там свои записи – предложила Дженни. – Это ведь очень на него похоже – спрятать бумаги именно в том самом месте, где вчера побывал вор, Сейчас я ничуть не сомневаюсь, что вор поднялся по лестнице, влез в открытое настежь окно, схватил все бумаги какие попались ему, мошеннику этому, на глаза – и был таков!

– Да, пойдем в башню, Дженни, – согласился Дудик. – Хорошо бы только папы там сейчас не было!

– Смотри, вон профессор идет по двору, – сказала Дженни, выглянув из окна, – и что-то несет под мышкой.

– Это утренние газеты, – сказал Дудик. – Сколько же их у него! А вдруг вся эта история уже попала в газеты – и сюда опять сбежится народ. Помнишь, как в прошлый раз – нам все клумбы затоптали!

– Да, некоторые любят совать свой нос в то, что их совершенно не касается! – сказала Дженни. – Сознаюсь тебе, я как-то окатила из окна несколько особо прытких нахалов – грязной мыльной водой после стирки! Конечно, не нарочно! Ну откуда же мне было знать, что они стоят внизу и что-то там высматривают?

Дудик от души рассмеялся.

– Жаль, что я этого не видел! – воскликнул он. – Знаешь, Дженни, если сюда опять придут эти наглые люди, мы теперь уже нарочно обольем водой их глупые головы! Скорее, Дженни, пошли в башню, пока папы нет!

Когда минутой позже они шли по двору, Дженни внимательно смотрела на землю.

– Что ты ищешь? – спросил Дудик.

– Хочу посмотреть, может быть, остались следы от большой лестницы, – ответила Дженни. – Я ведь слышала странный звук – какое-то шуршание, – правда, и на то, что тащили лестницу, непохоже.

Они осмотрели весь двор, но ничего не нашли.

– Очень странно, – сказала Дженни. – Что же означало то шуршание?

Она посмотрела на высокую плоскую стену башни, выложенную из камней – разной формы и размера, каких много в окрестностях Киррина и Большой Лощины.

– Ну, положим, кошка еще могла бы наверх взобраться, – с сомнением сказала Дженни. – Но только не человек. Он рано или поздно сорвался бы. Это слишком опасно. Да и кошка так высоко вряд ли заберется.

– Как же ты могла говорить, что видела кого-то на стене! – воскликнул Дудик. – Наверно, это была просто тень от бегущего облака. Вот что ты видела! Посмотри на эту стену! Ну кто может взобраться на нее в темноте?

Дженни внимательно изучала стену.

– Пожалуй, ты прав, это действительно невозможно. Только сумасшедший рискнет попробовать. Да, наверно, глаза меня подвели – и все же, мне кажется, я видела какую-то тень на стене. Хотя ночью легко ошибиться. Но теперь я думаю, что и лестницы никакой не было. Не может быть, чтобы на дорожках не осталось от нее никаких следов! Но нам надо спешить: вдруг профессор надумает вернуться!

Они поднялись по винтовой лестнице. Ни одна дверь не была заперта – ясно, профессор решил вернуться сразу после того, как прочтет газеты.

– Как же он может оставлять двери открытыми, хотя бы на одну минуту! – возмутилась Дженни. – Ну вот, а теперь полюбуйся на эти уродливые чернильные пятна! Между прочим, те хорошенькие маленькие часы на камине, которые так хорошо ходили, тоже исчезли. Зачем они вору понадобились, хотела бы я знать?

– Они маленькие, их легко положить в карман, – сказал Дудик. – Если уж вор взял записи отца, что ему, совесть не позволила бы взять и часы? Он, наверно, и еще что-нибудь прихватил!

Когда они прошли на середину комнаты, Дженни неожиданно воскликнула:

– Посмотри, Дудик, а не те ли это расчеты, над которыми сейчас работает профессор, вон там, на столе? Они все заполнены мелкими цифрами.

Дудик внимательно посмотрел в ту сторону, куда указывала Дженни.

– Да, это его последние записи. Он мне их позавчера показывал. Дженни, ну что же он их опять так бросил, ведь только этой ночью здесь побывал вор! Как он мог? Он же сказал, что собирается запрятать свои бумаги в надежное место. Ведь если вор найдет и эту часть записей, он сможет использовать и ту часть, которая уже сворована.

– Слушай, Дудик, давай сами их спрячем, – предложила Дженни, – и не будем говорить профессору, куда. Воры обязательно попытаются влезть еще раз! Давай подумаем, какое самое надежное место?

– Я знаю! – вскричал Дудик. – Мы можем спрятать записи на острове Киррин! Где-нибудь за камнем в разрушенном замке! Никто не догадается!

– Да, это прекрасная идея! – обрадовалась Дженни. – Мне будет гораздо спокойнее, если всех этих важных разработок и расчетов вообще не будет дома.

Она быстро собрала бумаги.

– Ну, вот и все. Расскажи обо всем Джулиану м другим ребятам и поезжай с ними на остров как можно скорее. Как хорошо ты это придумал! Наконец я смогу вздохнуть спокойно!

Дудик запрятал записи отца себе под рубашку, и они с Дженни со всех ног пустились вниз по винтовой лестнице. Неподалеку от башни они встретились с профессором, который, увидев их, довольно улыбнулся.

– Дудик! Дженни! Я знаю, о чем вы меня хотите спросить! Вы хотите спросить, куда я спрятал свои записи! Подойдите поближе, и я скажу вам на ушко!

Не зная, что отвечать, Дудик и Дженни с виноватым видом приблизились к профессору. Он громко зашептал:

– Я завернул их в тряпку и положил среди угля – в сарае, у дальней стены!

– О Боже, по-моему, вы и сами посидели в угле! – осуждающе сказала Дженни. – Посмотрите, что вы сделали со своими брюками! На кого вы похожи! Идите со мной, я вас почищу щеткой. Только не в доме, а то там все покроется угольной пылью. Вы как трубочист!

– А вам не кажется, что это отличное, надежное убежище, Дженни? Вы ведь, наверно, подумали, что я вообще забыл о своих записях? – спросил профессор и, страшно довольный собой, пошел вперед. Дженни добродушно усмехнулась:

– Вот чудак-человек! Спрятал в сарае свои утренние газеты, а работу оставил! Но что мы ему скажем, когда он потребует свою утреннюю газету? Дудик, ну-ка живо отправляйся на велосипеде к газетному киоску и купи ему новые! Вот уж поистине Божье наказание – жить в одном доме с очень умным человеком! Что он выкинет в следующий раз?

 

ВОРОХ ПЛАНОВ

Купив отцу новый комплект утренних газет, Дудик решил пойти к ребятам на поляну и рассказать им о ночном происшествии. Правда, он все еще сердился на Джулиана за вчерашний выговор, но ему не терпелось сообщить ребятам о краже и о блестящей идее, которая пришла в голову именно ему, Дудику – спрятать записи отца на острове Киррин.

В общем, недолго думая, Дудик отправился к палаткам – конечно, с Чудиком, который весело болтал у него на плече, держась за воротник рубашки. Ребята были на месте. Они только что вернулись из деревни Большая Лощина и глаза Дудика разбежались при виде разноцветных мясных и фруктовых консервов, свежих булочек, помидоров, яблок и бананов, купленных в тамошнем магазине.

Джулиан обрадовался Дудику: у него отлегло от сердца, когда он увидел его довольным и веселым. Он уже начал бояться, что слишком сильно обидел Дудика и испортил настроение всем ребятам.

– Привет! Что я вам сейчас расскажу! – крикнул Дудик и начал излагать события по порядку, начав с ограбления в башне а кончив историей о том, как его отец торжественно спрятал утренние газеты в сарае с углем, будучи в полной уверенности, что прячет свои ученые записи!

– Но почему же ты не сказал ему об этом? – удивилась Джордж.

– А потому, что тогда бы он свои настоящие записи так перепрятал, что потом их вообще никто бы не отыскал! – ответил Дудик.

– Ну а что ты теперь собираешься с ними делать? – спросил Дик.

– Я разработал гениальный план! – без ложной скромности ответил Дудик. – Я подумал, что мы могли бы и сами их спрятать. В такое укромное место, где их никто никогда не найдет!

– Ну и где это чудесное место? – спросил Дик.

– На острове Киррин! – торжественно произнес Дудик. – Ну, подумайте, кто их будет там искать? А так как мы все будем знать об этом месте, мы его вряд ли забудем. Все записи будут там в полной сохранности. Папа сможет работать дальше, ни о чем не беспокоясь.

– А ты ему говорил о своем плане? – спросил Джулиан.

– Нет, – ответил Дудик. – Дженни решила, что лучше не говорить. Она уверена, что воры снова попробуют влезть в башню, чтобы выкрасть оставшуюся часть записей.

– А знаете что, давайте подделаем эти записи! – неожиданно предложил Дик, – Начертим таблицы и всякие там математические формулы и выводы. Мне кажется, мы бы справились! И оставим их в башне – для воров. Они наверняка подумают, что это именно те записи, которые им нужны.

Ребята рассмеялись.

– Дурацкая идея! – сказал Джулиан. – И все же… над ней стоит подумать. Значит, оставим для воров поддельные записи, а настоящие расчеты спрячем на острове Киррин! Ведь действительно никому и в голову не придет, что они могут там оказаться.

– Так когда же мы поедем туда? – нетерпеливо спросила Джордж. – Я там так давно не была! И представляете, когда я в последний раз приплыла туда на лодке, там повсюду были следы от туристов – бумажные пакеты, разбитые стаканы, листья от салата, апельсиновая кожура… бр-р!

– И почему это некоторые люди позволяют себе такое? – возмутилась Энн. – Неужели им самим было бы приятно оказаться посреди чужого мусора? Ну что тут трудного – убрать за собой!

– Наверно, они и у себя дома сидят в грязи, – предположил Дик. – У них везде беспорядок – вот они его и не замечают. А ведь это сущая пара пустяков – убрать за собой после пикника.

– Ну и что же ты сделала со всем этим мусором на Киррине? – спросил Джулиан.

– Я его собрала и зарыла глубоко в песок – подальше от моря. Там, где его снова не поднимет приливом. И каждый раз, когда я прикасалась лопатой к песку, я говорила: «Чтоб вас черти взяли, мерзкие, невоспитанные туристы! Пусть вы тоже окажетесь посреди чьего-то мусора, так, чтобы вам тоже стало противно, как и мне сейчас! Чтоб вас черти взяли…»

Джордж сказала это таким решительным и непримиримым тоном, что ребята расхохотались. Тимми уселся, высунув язык – будто тоже смеялся, а Чудик препотешно хихикал по-обезьяньи.

– Джордж молодец! – сказал Джулиан. – Она всегда прямо говорит, что думает!

Затем ребята с головой ушли в обсуждение своих планов.

– Пусть Дик и Джулиан подделают записи профессора, начертят какие-нибудь таблицы и диаграммы, – сказала Джордж. – У них это получится лучше, чем у других. А Дудик положит их в башне – для воров. Они обязательно попытаются влезть еще раз, уж слишком легко им это удалось сегодня ночью.

– А Джордж отвезет настоящие расчеты на остров Киррин, – добавила Энн.

– Но только не днем, – сказал Дик. – Если за нами сейчас кто-нибудь следит, они поймут, что Джордж едет на свой остров. И они сразу догадаются, что она собирается спрятать там что-то важное. Наверняка воры и за ее отцом следят. Кстати, а где настоящие записи профессора, ты их дома случайно не оставил, Дудик?

– Да как я мог? Ты что? Они у меня под рубашкой, вот где, – сказал Дудик и похлопал себя по животу.

– Так вот почему ты такой толстый, будто слишком плотно позавтракал! – засмеялась Джордж. – Ну так что мы решили?

– Нужно поскорее сделать поддельные записи с чертежами и диаграммами, – сказал Джулиан. – Вдруг воры придут раньше, чем мы думаем? Дудик, лучше мы будем чертить у тебя дома, а не у Джордж. Если мы поедем к Джордж, ее отец может заметить, что мы делаем что-то странное. Да нас и не пустят туда из-за скарлатины.

– А как же мой папа? – спросил Дудик. – Он тоже может застукать нас за этим занятием. Хотя сейчас ему совершенно все равно, чем занимаются мои гости. Он очень занят своей новой работой, она такая интересная…

– Дудик, опять за свое принялся? – с досадой прервал его Джулиан.

– А что, если я принесу сюда папину чертежную доску и чернила и мы сделаем все эти диаграммы прямо в палатке? – предложил Дудик. – Честно говоря, я никогда точно не знаю, когда папе вздумается зайти ко мне в комнату. Что он скажет, если застанет нас за этой работой? Нам нужно хорошенько посмотреть на его настоящие записи, которые у меня под рубашкой, и потом сделать что-то в этом же духе. Только, конечно, цифры мы заменим.

– Хорошо, – согласился Джулиан, видя, что Дудик действительно боится, что профессор застанет их за срисовыванием чертежей. – Неси сюда чертежную доску и все остальное. Джордж, помоги ему.

– Ладно, – сказала Джордж, и они с Дудиком пошли через сад к дому. Дудик все осматривался вокруг – нет ли поблизости отца, но все было спокойно. Он нашел в доме чертежную доску, листы бумаги, которые профессор использовал для своих работ, и книгу с какими-то несложными на вид таблицами. Еще Дудик захватил рейсфедеры, чернила и промокательную бумагу, даже про кнопки не забыл. Джордж взяла у него половину вещей. На обратном пути они внимательно смотрели по сторонам, боясь наткнуться на профессора.

– Кажется, все в порядке. Он, наверно, спит сейчас – слышишь, храпит? – сказал Дудик.

И действительно, из окна одной из комнат раздавалось мирное храпение!

Дудик и Джордж прошли через сад, передали все вещи ребятам через забор, затем сами через него перелезли.

– Отлично! – сказал Джулиан. – Сейчас мы испишем все эти листы цифрами – настоящей абракадаброй! И диаграммы такие нарисуем – залюбуешься! И тоже бессмысленные!

– Иди скорее в палатку, – сказала Джордж. – Вдруг кто-нибудь из цирка спросит нас, что мы тут делаем?

Ребята сгрудились в палатке мальчиков – той, что побольше. Тимми, как всегда, был с ними, и Чудик вертелся рядом, довольный, что может побыть со своим большим лохматым другом. Джулиан сразу взялся за работу, хотя ему было не совсем удобно – слишком тесно. Ребята с восхищением смотрели, как из-под его руки появляются ряды красивых и аккуратных, но совершенно ничего не значащих цифр! Внезапно Тимми зарычал, шерсть у него поднялась дыбом.

Джулиан тут же перевернул чертежную доску и сел на нее. Брезентовая дверь палатки приоткрылась, и внутрь всунулась ухмыляющаяся морда шимпанзе Чарли!

– А, это ты, Чарли! – воскликнул Джулиан. – Как дела?

Шимпанзе улыбнулся еще шире и протянул вперед руку. Джулиан пожал ее с самым серьезным видом. Тогда шимпанзе степенно обошел всех ребят, по очереди пожимая руку каждому из них.

– Садись, Чарли, – сказал Дик. – Ты, наверно, решил пройтись, как обычно, и заодно узнать, что у нас будет на обед. Так вот, рады тебе сообщить: у нас еды столько, что хватит и для тебя тоже.

Чарли протиснулся между Тимми и Чудиком и стал с большим интересом наблюдать за работой Джулиана.

– Я уверена, что Чарли тоже может рисовать. Давайте дадим ему карандаш и бумагу. И вести себя он будет спокойнее, – сказала Энн.

Чарли тут же выдали карандаш и записную книжку. Он сразу начал что-то сосредоточенно в ней выводить.

– Ой, вы только посмотрите! Он тоже рисует смешные закорючки – как у тебя, Джулиан.

– Может, ему всю работу поручить – усмехнулся Джулиан. – Джордж, давай обсудим твой план действий. Мне кажется, тебе нужно обязательно взять с собой Тимми на остров Киррин.

– Конечно! – сказала Джордж. – Там ни души не будет, а Тимми мне компанию составит. Мы на лодке подплывем к острову, и где-нибудь там я спрячу записи.

– Где? – спросил Джулиан.

– На месте решу, – ответила Джордж. – Да ты не беспокойся, я знаю Киррин как свои пять пальцев, поэтому найду, куда записи спрятать. Пусть профессор Хейлинг думает, что это он сам их куда-то спрятал, все равно он ничего не помнит. Представляю, как это будет интересно – плыть с Тимми в лодке ночью!

– Если воры осмелятся еще раз влезть в башню, придется им довольствоваться моими формулами, – сказал довольный Джулиан. – Правда, они как настоящие?

Это действительно было так! Работа Джулиана была выше всяких похвал!

Вдруг Тимми снова вскочил и зарычал. Шимпанзе Чарли похлопал его по спине, как бы говоря:

«Да что случилось, старина?» Но Тимми не обратил на него никакого внимания и продолжал рычать. Неожиданно он выскочил из палатки, и тут раздались крики: «Фу! Уйди! Назад! Фу!»

Джордж резко отвернула брезент. Около палатки стоял перепуганный мистер Ву – Тимми грозно рычал на него и пытался схватить за лодыжки. Но тут из палатки на четвереньках выбежал шимпанзе Чарли и злобно оскалился на пса, наскакивавшего на его друга. Джордж не на шутку испугалась.

– Нельзя дать им подраться! – закричала она, понимая, что ее любимцу в такой схватке не поздоровится. Чарли угрожающе подпрыгивал.

– Чарли! – позвал его мистер Ву своим низким голосом. – Чарли!

Чарли тут же перестал прыгать и скалиться, вскочил мистеру Ву на спину и обнял его за шею.

Мистер Ву любезно поклонился ребятам.

– Надеюсь, я не очень помещал вам, друзья, – сказал он с сильным акцентом. – Я только хотел найти своего друга Чарли, вы собираетесь еще раз прийти на наше представление?

– Может быть, – сказал Дик, заметив, с каким интересом посмотрел маг на чертеж Джулиана. Джулиан тут же прикрыл свою работу рукой, чтобы волшебник не смог ее разглядеть. Что-то в выражении лица мистера Ву насторожило его. А ведь мистер Ву вполне мог бы участвовать в краже прошлой ночью! В конце концов, он очень хороший математик – кому, как не ему, разобраться в расчетах профессора! Что ж, те чертежи, которые изготовлял сейчас Джулиан, мало что ему дадут, Джулиан ведь записывал, что в голову придет!

– Я помешал вашим занятиям? Виноват! – сказал мистер Ву и с вежливым поклоном удалился из палатки. Шимпанзе Чарли последовал за ним, надеясь, что и Чудик к ним присоединится. Ему очень хотелось с ним поиграть. Но Чудик не сдвинулся с места. Ему совсем не нравился мистер Ву.

– Мы не подумали, что кто-то из цирка может подкрасться к нашей палатке и подслушать нас, – озабоченно сказал Джулиан. – Мне очень не понравился взгляд мистера Ву. Заметил, как он смотрел на нас? Как ты думаешь, Дик, он слышал, о чем мы тут говорили?

– Не все ли равно? – пожал плечами Дик.

– Как это «не все ли равно»? – с жаром сказал Джулиан. – Мистер Ву мог подслушать, что Джордж поплывет я лодке на остров с настоящими записями профессора. Теперь Джордж нельзя отпускать одну. По правде говоря, я думаю, ей вообще не надо туда ехать. Это опасно.

– Глупости, Джу, – возразила Джордж. – Я поеду, и все. Со мной будет Тимми.

– Ты же слышала, что я сказал, Джордж! Никуда ты не поедешь! Я сам спрячу записи профессора на острове. Поеду, как стемнеет. Сначала доеду на велосипеде до Киррина, потом отвяжу твою лодку и поплыву к острову.

– Хорошо, Джулиан, – неожиданно быстро согласилась Джордж. – Слушайте, есть как хочется! Нужно только консервы открыть и достать помидоры и салат из корзинки. А газировка вон там, в том углу.

– Отлично, – сказал Джулиан, обрадовавшись, что ему так легко удалось уговорить Джордж, конечно, он сам должен поехать на остров, найти там надежное место и спрятать расчеты профессора. А если случится что-то непредвиденное, он лучше справится с опасностью, чем она.

Да, Джулиан, может быть, ты и прав. Но насчет сегодняшнего вечера не будь так уверен!

 

ЛЕСТНИЦЫ – И СПЛОШНЫЕ УДОВОЛЬСТВИЯ!

Ребята провожали глазами удаляющегося мистера Ву и шимпанзе Чарли. Вдруг Чарли подобрал с земли два пустых ведра и помчался направо.

– Куда это он побежал? – заинтересовалась Энн, удивившись его прыткости.

– Наверно, к ручью, за водой. Чтобы лошадей мыть, – предположила Джордж. Она угадала!

Вскоре Чарли возвратился, но на этот раз он шел медленно и осторожно – в каждой руке у него было по тяжелому ведру с водой!

– Да, Чарли без дела не сидит, – заметил Дик. – Смотрите, вон Мадлон, дрессировщица лошадей, которая выступала вчера вечером. Сегодня она в старых джинсах, ее и не узнать. Чарли рядом с ней поставил ведра. Спорим, если ей еще вода понадобится, Чарли опять понесется к ручью.

– Какой умница этот Чарли, – сказала Энн. – Сначала он мне совсем не понравился, а оказывается, он очень хороший. Жаль, что его хозяин – мистер Ву.

Джулиан привстал и посмотрел на свою работу – тщательно выведенные строчки мелких цифр и замысловатые диаграммы.

– Что-то мне наша затея разонравилась, – сказал он. – Мне кажется, как только мистер Ву взглянул на эти чертежи, он сразу понял, что они не настоящие. Мистер Ву себя выдал – заметили, как он смотрел на этот листок? Как будто он что-то подобное совсем недавно видел!

– Наверняка так и есть! Негодяй, он подослал кого-то в башню! – сказал Дудик. – А что, если нам обойти вокруг цирка и посмотреть, нет ли где лестницы, по которой вор мог взобраться на башню? Может быть, найдем какую-нибудь очень длинную?

– Это идея! – воскликнул Дик. – Пошли скорей! Да выбрось ты эту чертежную доску и бумагу за забор, Джу. Мне кажется, больше не стоит со всем этим возиться.

Пятерка – в сопровождении Дудика и Чудика – приблизилась к цирковым палаткам. Дик заметил в траве лестницу и подтолкнул локтем Джулиана.

– Смотри! Она достанет до окна башни?

Джулиан подошел поближе. Конечно, лестница очень длинная. Но достанет ли до окна башни? Впрочем, нужно хотя бы узнать, чья она.

В эту минуту к ребятам подошел Человек без костей – и двигался он совершенно нормально! Он улыбнулся и вдруг снова заставил работать свои двойные суставы: как-то хитро вывернул колени, повернул голову чуть ли не вокруг своей оси, так что казалось, что она приделана наоборот, а руки так скрутил, как у нормальных людей никогда не получится. Вид у него был далеко не из приятных.

– Зачем вы так делаете? Это вовсе не смешно! – закричала Энн. – Вы так странно выглядите. Почему вы зовете себя Человеком без костей? У вас ведь есть кости – просто вы притворяетесь, что их нет. Это же просто трюк, который вы проделываете своими двойными суставами.

Но тут Человек без костей свалился на землю, как куча тряпок. Ребята рассмеялись. В этот миг они готовы были поверить, что в нем действительно никаких костей не было!

– А… вы можете лазить по лестницам, раз у вас двойные суставы? – неожиданно спросил его Джулиан.

– Конечно! – ответил Человек без костей. – Я могу бегать по любым лестницам вверх и вниз, и даже в сторону – как хотите.

– Так это ваша лестница? – спросил Дик, указав головой на лестницу в траве.

– Ну, я пользуюсь ею иногда, как и все! – ответил Человек без костей, неестественно повернув голову. Ребятам как-то неловко было говорить с человеком, чья голова выделывала такие трюки – то они говорили с лицом, то – с затылком.

– Зачем вы это делаете? – спросила Энн. – У меня голова от вас кружится.

– Вам эта лестница нужна, чтобы укреплять флаг на вершине шапито? – спросил Дик. – Но ведь она для этого не такай уж длинная.

– Да нет, – ответил Человек без костей и, к великому облегчению Энн, правильно установил свою голову. – У нас есть лестница гораздо длиннее и тяжелее этой, ее три человека еле поднимают.

Ребята переглянулись между собой, Значит, и эта лестница исключается. Если ее могут поднять не менее трех человек, Дженни услышала бы ночью гораздо больше шума.

– А у цирка есть еще лестницы?

– Нет, только эти две. Зачем они вам? Хотите купить одну? – спросил Человек без костей. – Ну, мне пора идти. Хозяин зовет.

Он отошел прочь вихляющей походкой, используя свои двойные суставы на полную катушку!

– Мы об акробатах не подумали, – сказал Джулиан. – Они-то могут забраться куда угодно. Может, кто-то из них проник в башню?

– Не думаю, – сказал Дудик. – Я сегодня утром очень хорошо рассмотрел стену. Там есть вьюн, но он доходит только до половины. Но даже акробату нужно за что-то цепляться, взбираясь по отвесной стене!

– А может, это были клоуны? – предположила Джордж. – Да нет, наверняка они лазают хуже акробатов, И вообще, мне кажется, вор не из цирка. Посмотрите, что это там такое на земле, около палатки?

Ребята сгрудились вокруг странной вещи, которая выглядела как одеяло из темно-серого меха. Джордж дотронулась до нее мыском туфли.

– Ой, кажется, я догадалась. Это ослиная шкура!

– Правильно! – радостно воскликнул Дудик и принялся приподнимать ее с одного конца – всю ее ему было бы трудно удержать.

Но уже через минуту Джордж и Дик оказались внутри этой шкуры, Дику досталась голова, из которой ему было очень хорошо все видно, так как в шее осла били проделаны аккуратные дырочки. Сама же голова была набита бумагой. Джордж достались задние ноги, и она то и дело взбрыкивала ими, так что ослик выглядел совсем живым! Ребята надрывались от смеха.

Неожиданно кто-то громко крикнул:

– Эй, оставьте ослиную шкуру в покое!

Это был Джереми. Он был вне себя от ярости. В руках у него была палка, и он стал колотить ослика по задним ногам, так что Джордж закричала от боли.

– Ты что? Больно ведь! Прекрати сейчас же!

Дудик метнул на Джереми гневный взгляд.

– Как ты смеешь? – закричал он. – В ослиной шкуре Дик и Джордж! Брось палку!

Но Джереми еще раз сильно ударил по задним ногам ослика, и Джордж издала еще один громкий вопль, Дудик с криком набросился на Джереми, пытаясь вырвать палку из его рук. Мальчишка сопротивлялся изо всех сил и не отдавал палку, и тогда Дудик сильно ударил его в грудь. Джереми упал!

– Ну вот! Я же говорил, что в один прекрасный день устрою тебе нокдаун! – крикнул Дудик. – Вставай и защищайся! Я научу тебя, как бить животных!

– Прекрати, Дудик! – сказал Джулиан. – Вы, дурачки, выходите из шкуры, пока мистер Таппер не пришел. Да вот, кажется, он и идет!

Джереми уже успел вскочить на ноги и кружился вокруг Дудика, размахивая кулаками. Но мальчишки не успели обменяться тумаками еще раз – их остановил голос старого мистера Таппера:

– Ну-ка, довольно, прекратите!

Джереми замахнулся кулаком на Дудика, но тот увернулся и в свою очередь поднял кулак, чтобы ударить Джереми. Тут Джереми немного отбежал – и попал прямо в руки деда!

Джордж и Дик к тому времени вылезли из шкуры осла, вид у них был немного виноватый. Мистер Таппер, глядя на них, усмехнулся и сильнее придержал забияку Джереми.

– Все, драка окончена, – сказал он Дудику и Джереми. – Если хотите продолжать, бейте меня.

Но мальчики рисковать не стали. Хотя мистер Таппер был немолод, наподдать он им мог как следует. Джереми хорошо это знал на собственном опыте. Мальчишкам ничего не оставалось делать, как смотреть друг на друга с глупым видом.

– А теперь пожмите друг другу руки и будьте друзьями, – сказал мистер Таппер. – Побыстрее, а то мне придется поторопить вас кулаками.

Дудик протянул руку Джереми в тот же момент, что и тот ему. Они улыбнулись друг другу.

– Ну вот и хорошо! – сказал старый мистер Таппер. – Никто никому особого вреда не причинил, обошлось без сломанных рук и ног. Теперь вы квиты, так что больше, надеюсь, нокдауны не понадобятся.

– Ладно, дедушка, – согласился Джереми и дружески его подтолкнул.

Мистер Таппер повернулся к Дику и Джордж.

– Если хотите поиграть со шкурой осла, пожалуйста, – сказал он. – Но, по-моему, хорошее воспитание обязывает сначала спросить об этом владельца.

– Да, конечно. Извините нас, – сказал Дик, улыбаясь. Он на минутку представил, что подумают профессор Хейлинг и Дженни, если они с Джордж наденут эту шкуру и промчатся на полной скорости по дому. Нет, это невозможно: Дженни до смерти испугается и уволится, а это никуда не годится. Разве может ей понравиться, да и профессору тоже, если за ними будет гоняться взбесившийся осел?

Мистер Таппер ушел, а Джереми топтался на месте, не зная, уйти ему или остаться. Тогда Джулиан сказал:

– Мы видели, как Чарли носил воду для лошадей. Какой же он сильный!

Джереми просиял: значит, он окончательно помирился с ребятами – и может оставаться с Пятеркой и Дудиком сколько угодно. Все вместе они решили пойти посмотреть сначала на чудесных лошадей и Меткого Дика, а потом на одного маленького акробата, репетировавшего удивительные прыжки и сальто.

Чудик не отставал от ребят. Он чувствовал себя на этой поляне как дома, он уже всех здесь знал – и лошадей, и животных. То он развлекался тем, что запрыгивал на лошадей, и они ничуть не возражали! А то вдруг вообразил, что может помочь таскать воду шимпанзе Чарли – и убежал с шапкой Меткого Дика! Вот он забрался в клетку к Чарли и, прижавшись к нему бочком, повалился с ним на соломе, а потом начал эту солому разбрасывать, как будто он тут хозяин. Он даже в палатку к старому мистеру Тапперу пробрался и унес бутылочку лимонада! Но сам он ее не смог открыть и отдал Чарли, который стоял и наблюдал за его проделками. Чарли моментально открыл ее своими сильными руками и тут же – к великому возмущению Чудика – выпил ее до дна!

Чудик рассвирепел. Он вбежал в клетку Чарли, которая была открыта, и стал разбрасывать солому, так, что она стала летать в воздухе. Чарли же сидел снаружи и радостно ухмылялся – ему эта игра страшно нравилась.

– Выходи, Чудик! – позвал Дудик. – Сколько можно безобразничать!

– Да пусть себе играет, – сказал акробат. – А Чарли нравится, когда кто-нибудь злится – только бы не его самого не злили! Видите, как он доволен.

Ребята еще некоторое время понаблюдали за обезьянами, но когда убедились, что Чудик не раздражает большого шимпанзе, решили пойти посмотреть на спор клоунов Монти и Уинкса, который закончился тем, что Монти вылил ведро воды на Уинкса, а Уинкс в отместку высыпал на Монти ведро мусора. Хороша парочка!

Затем ребята вернулись посмотреть, как дела у Чудика. А он на их глазах выбежал из клетки и прямиком помчался к забору, перепрыгнул его и исчез.

– Наверно, решил, что пора обедать, – сказал Дудик, взглянув на часы. – Между прочим, так оно и есть. Пойдемте скорее. Дженни ужасно рассердится, если мы опоздаем. Сегодня горячий обед.

Ребята поспешили домой. Горячий обед! Через забор и по саду – скорей к дому! Нельзя заставлять себя долго ждать – тогда и обед не остынет, и Дженни будет довольна!

 

СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ И НЕПРИЯТНЫЙ СЮРПРИЗ ДЛЯ ДЖУЛИАНА

Дудик и Пятерка опоздали всего минуты на две, но Дженни накрывала на стол с очень сердитым видом. Она нигде не могла найти ребят.

– Пришли, наконец! – воскликнула она. – А я вас в саду искала! Ну ладно, считайте, что успели. Еще пять минут, и остались бы без обеда.

– Дженни, миленькая! Ты же прекрасно знаешь, что никогда такого бы не было! – сказал Дудик и бросился обнимать и целовать ее, так что она даже вскрикнула от неожиданности. – Ой, как вкусно пахнет! М-м-м…

– Дудик, ты своим кривлянием любого из себя выведешь, – ласково пожурила его Дженни. – Сколько раз тебе говорить: я не возражаю, если ты меня иногда легонько обнимешь, но когда ты вот так набрасываешься, будто задушить хочешь… Нет уж, Дудик, уйди от меня подальше. Еще одно такое объятие, и ты меня выжмешь, как лимон!

Ребята прыснули. Дженни иногда такое скажет! Энн вдруг почувствовала себя немного неловко из-за того, что не осталась с Дженни и не помогла ей с обедом. Но что она могла с собой поделать, если время мчится так быстро, когда она вместе с ребятами!

За обедом завязалась оживленная беседа. Чудик тоже не скучал: таскал по кусочку из каждой тарелки и угощал Тимми, который лежал под столом и благодарно вилял хвостом.

– Так вот, в цирке нет ни одной лестницы, которая могла бы достать до окна в башне, – сказала Джордж.

– Да, если она и существует, ее хорошенько спрятали, – сказал Дик. – Передайте мне горчицу, пожалуйста.

– Да вот же она, перед тобой! – сказал Джулиан. – Знаешь, Дудик, мне все-таки кажется, что мистер Ву не принимал участия в краже. Трудно представить его карабкающимся по высокой лестнице… Он такой, такой…

– Важный и солидный, – подсказала Энн. – А кому, кроме него, могли понадобиться бумаги профессора? И потом, остальные артисты такие хорошие, они не способны на ограбление…

– Я тоже сначала так думал и подозревал мистера Ву, – сказал Джулиан. – Он один увлекается сложными вычислениями… И все-таки мы ошибаемся. Не мог он подняться на башню – во-первых, мы нигде не нашли следов лестницы, и, во-вторых, я вообще сомневаюсь, что он рискнул бы пронести такую длинную лестницу по двору. Он так легко мог бы попасться!

– Ну хорошо, допустим, это не он, – сказал Дудик. – Но если никто не поднимался по винтовой лестнице через три запертые двери и если никто не влезал на стену башни, то как же тогда могли исчезнуть записи папы?

– Может быть, их ветром унесло? – предположила Энн. – Могло ведь так случиться?

– Нет, – сказал Джулиан. – По двум причинам: во-первых, окно в башне было не так широко раскрыто, чтобы ветер мог ворваться и сдуть бумаги, а во-вторых, тогда бы мы первым делом нашли их под окном в саду. Но ведь там ничего не было.

– И все-таки, как же тогда воры ухитрились выкрасть записи? – недоумевала Джордж. – Не могли же все эти бумаги улетучиться сами собой! Вот уж в такое «чудо» я точно не верю!

Наступило молчание. Ребята ломали головы над загадкой.

– А вдруг профессор сам поднялся на башню во сне? – спросила Энн.

– Ну, это что-то уж совсем странное, – сказал Джулиан. – Как можно было во сне открыть все три двери, ничего не перепутав, украсть собственную работу, разбросав часть ее по полу, затем во сне же спуститься по винтовой лестнице, запереть за собой все двери, прийти в собственную спальню, лечь в постель и проснуться на следующее утро, ничего не помня!

– Это невозможно, – согласился Дик. – Дудик, ты слышал когда-нибудь, что твой отец ходит во сне?

Дудик задумался.

– Да вроде нет, не слышал, – ответил он. – Папа вообще очень чутко спит. Это был не он, а кто-то другой.

– Значит, этот «кто-то другой» – волшебник, – сказала Джордж. – Обыкновенному человеку такое не под силу. И записи профессора кому-то были нужны позарез, иначе он не пошел бы на такой риск.

– А значит, вор обязательно попытается забрать и те бумаги, которые остались под столом, – сказал Джулиан. – Хорошо, что они у нас сейчас! Наверняка вор попробует, пробраться в башню тем же путем, что и раньше. Но как же ему все-таки это удалось?

– На этот раз у него ничего не получится! – сказала Джордж. – Сегодня вечером записи будут на моем острове!

– Да, – сказал Джулиан. – Я найду такое место, о котором никто не догадается – где-нибудь между камнями в разрушенном замке. Кстати, Дудик, ты уже вытащил записи из-под своей рубашки? Ты уже не такой толстый, как раньше. Куда ты их дел?

– Джордж сказала, чтобы я отдал ей их на хранение, а то вдруг они выпадут, – ответил Дудик. – Ты ведь взяла их у меня, правда, Джордж?

– Да, да… – торопливо ответила Джордж. – Ну, хватит об этом.

– Почему? Вора здесь нет. Он не может нас подслушать! – воскликнул Дудик. – Ты просто сердишься, Джордж, из-за того, что Джулиан не дает тебе отвезти записи на остров самой!

– Да заткнись ты, Дудик! – вспылила Джордж. – Вот если ты опять позволишь Чудику опрокинуть стакан с лимонадом на мой хлеб, я на тебя по-настоящему разозлюсь! Выгони Чудика из-за стола! Он ведет себя все хуже и хуже!

– Ничего подобного! Это у тебя характер становится все хуже и хуже! – крикнул Дудик и тут же получил пинок ногой под столом от Джулиана. Он хотел было ответить ему тем же, но передумал: Джулиан лягается гораздо сильнее! Дудик решил забрать Чудика со стола, чтобы Джордж в гневе не шлепнула его. Он пустил обезьянку к спокойно лежащему под столом Тимми. Чудик сразу же обнял его своими маленькими мохнатыми ручками за шею. Тимми обнюхал его с головы до ног, а затем два-три раза лизнул. Очень ему нравится этот неугомонный шалун!

– Что мы теперь будем делать? – спросил Дик после того, как ребята помогли Дженни убрать со стола и вымыть посуду. – Может, в море искупаемся? Сейчас ведь тепло!

– Да нет, не очень. Но это не страшно. Выйдем из воды, пробежимся, оботремся хорошенько полотенцем и согреемся! – сказала Энн. – Дженни, пойдемте с нами!

– Боже упаси! – воскликнула Дженни, содрогнувшись при одной только мысли о купании. – Я такая мерзлячка! Как подумаю о холодной воде, так дрожать начинаю. Полотенца возьмите в сушильном шкафу. А если чаю захотите, не опаздывайте, сегодня мне еще много гладить.

– Хорошо, Дженни, – сказал Дудик и чуть было снова не заключил ее в свои «тесные объятия», но, увидев ее предупреждающий взгляд, передумал. – Джулиан, а можно мне с тобой на остров Киррин? Так хочется приключений!

– Нет, нельзя, – ответил Джулиан. – Да и не будет там никаких приключений.

– А вдруг мистер Ву слышал, как Джордж говорила, что повезет туда записи? – спросил Дудик. – Может быть, он будет дожидаться ее на острове? Тогда бы я тебе очень даже пригодился!

– Нет уж, ты мне в любом случае не пригодишься, – сказал Джулиан. – Только мешать будешь. Мне легче только за себя отвечать, чем все время следить, чтобы ты чего-нибудь не натворил. Я один поеду. Джордж, что ты так зло на меня смотришь?

Джулиан встал из-за стола и подошел к окну.

– Ветер немного утих, – сказал он. – Можно часок побыть на море. Кто хочет, пошли со мной.

Через некоторое время ребята плескались в волнах. Только Чудик не стал купаться – окунул лапку в воду, завизжал и помчался прочь. Видимо, решил не рисковать – вдруг Дудик поймает его и заставит купаться? А вот Тимми не надо было упрашивать. Он превосходно плавал и даже покатал Дудика на спине! Правда, умный пес нырнул, когда мальчик показался ему чересчур тяжелым, так что Дудик вдруг обнаружил, что плещется в волнах без всякой поддержки!

– Ах ты негодяй, Тимми! – крикнул он. – Мне вода до носа достает! Подожди, сейчас я тебя поймаю! Тогда я тебя утоплю!

Но разве мог Дудик угнаться за стариной Тимми, который к тому же не на шутку разыгрался! Радостно залаяв, большой пес поплыл к Джордж. Он был наверху блаженства. Вот это жизнь!

Остаток дня пролетел незаметно. Дженни угостила ребят чудесным чаем, к которому подала ветчину, салат и фрукты, а потом предложила поиграть в «скребл». Чудик уселся наблюдать за игрой.

– Пожалуйста, смотри, – сказала Энн. – Но только не воображай, что ты тоже играешь. В прошлый раз ты все мои фишки сбросил на пол, и я из-за тебя проиграла.

Тимми, сидя у стула Джордж, с важным видом смотрел на игроков. Ему было непонятно, почему ребята проводят время за такой скучной игрой, когда они могли бы так славно все вместе прогуляться! Зато когда игра закончилась, терпение его было вознаграждено с лихвой – двухкилометровой прогулкой вдоль моря!

– Как только стемнеет, поеду на велосипеде в Киррин, – объявил Джулиан. – Твоя лодка ведь на обычном месте привязана, Джордж? Извини, но я не могу взять тебя с собой, там действительно может быть опасно. Сам-то я тоже постараюсь быть как можно осторожнее. Но пока не спрячу все секретные записи профессора, не успокоюсь. Кстати, дай-ка их мне, Джордж, а то мне скоро ехать.

Тут Энн не удержалась и сладко зевнула.

– Поезжай поскорее, а то я засну сейчас. Уже темнеет. Я так наплавалась и нагулялась, что с ног валюсь.

Дик тоже зевнул.

– И я на ходу засыпаю, – сказал он. – Как только ты уедешь, Джу, я сразу бухнусь в постель. Но сначала мы тебя проводим, убедимся, что никто тебе не помешал. Девочки, а вы идите отдыхать, у вас совсем усталый вид.

– Хорошо, – сказала Энн. – Идем, Джордж?

– Мы все вместе пойдем, – ответила ей Джордж. – Пошли, Дудик. Спорим, я первая перелезу через забор и добегу до палаток! Спокойной ночи, Дженни!

Джордж, Энн и Дудик направились к темнеющему саду. Тимми потрусил за ними. Дик и Джулиан тем временем помогли Дженни прибраться и задвинуть шторы на окнах.

– Спокойной ночи, Дженни, – сказал Дик. – Теперь заприте за нами дверь и ложитесь. А мы пойдем к палаткам. Приятного вам сна!

– О, мне всегда хорошие сны снятся, – сказала Дженни. – Будьте осторожны, не попадите в какую-нибудь переделку! И так спрячьте записи профессора, чтобы они больше никому в руки не попали!

Джулиан и Дик пошли через сад.

Дудик и девочки уже перескочили через забор, Чудик – с ними, на плече Дудика. Энн с тревогой спросила Джордж:

– Как ты думаешь, с Джулианом на острове ничего не случится? Лучше бы он взял с собой Дика.

– Если уж кого-то брать, то только меня! – вырвалось у Джордж. – Это мой остров!

– Не сердись, Джордж. Ты должна понять, что Джулиан лучше всех с таким ответственным заданием справится, – сказала Энн. – Неужели тебе самой не страшно ехать на велосипеде в Киррин, а потом грести в темноте к острову?

– Мне? Совершенно не страшно. И почему это Джулиан может, а я нет? Иди в палатку, Энн, и ложись. Я скоро приду, только с Тимми немного погуляю.

Джордж подождала, пока Энн исчезнет в отверстии палатки. Затем она тихо шагнула в темноту. Озадаченный Тимми побежал за ней.

Вскоре около забора послышались голоса Джулиана и Дика. Войдя в свою палатку, мальчики увидели Дудика, который, зевая, устраивал себе постель.

Наконец, все трое улеглись, завернувшись в одеяла. Чудик примостился к Дудику. Через некоторое время Джулиан приподнялся, взглянул на часы и высунулся из палатки.

– Уже совсем темно! – сказал он. – Луна поднимается. Пора ехать. Возьму у Джордж записи профессора, а потом незаметно вытащу велосипед из-под навеса.

– Ты ведь знаешь, в каком месте привязана лодка Джордж? – спросил Дик. – Ее легко найти. Фонарик не забыл, Джу?

– Нет. Я в него новую батарейку вставил. Смотри! – сказал Джулиан и включил фонарик. Ребята залюбовались его светлым и мощным лучом. – С таким фонариком мимо острова не проедешь! Ладно, пойду. Эй, Джордж, я иду к вам!

Джулиан вошел в палатку девочек. Но увидел он только Энн, которая уже успела заснуть. Когда Джулиан навел на нее свет от фонарика, она открыла глаза и зажмурилась.

– Джордж! – позвал Джулиан. – Давай мне записи профессора! Быстрее! Слушай, Энн, а где Джордж?

Энн огляделась вокруг. Небрежно свернутое одеяло Джордж было на месте, но самой ее нигде не было – и Тимми тоже!

– Ой, Джу! Ты знаешь, что, кажется, Джордж сделала? Она убежала с записями профессора и взяла с собой Тимми! Наверно, поехала на велосипеде в Киррин, а потом будет на лодке добираться до острова. Джулиан, представляешь, что может случиться, если кто-нибудь дожидается ее там, чтобы отнять записи! – Бедняжка Энн чуть не плакала.

– Какая же все-таки эта Джордж упрямая! – возмущенно воскликнул Джулиан. – Уехала совершенно одна, ночью, на велосипеде, а потом будет грести на лодке к острову, а ведь еще и обратно возвращаться надо! Совсем с ума сошла! Что, если мистер Ву с друзьями спрятались там в засаде? Настоящая маленькая балбеска!

– Ой, Джулиан, надо скорее что-то делать! Вы с Диком должны догнать ее! – умоляла Энн. – Скорее, пожалуйста! С ней может случиться все что угодно! Бедная глупенькая Джордж! Хорошо, что хоть Тимми с ней!

– Действительно, хорошо, – все еще сердясь, сказал Джулиан. – Он охрана надежная. С каким удовольствием я бы сейчас отлупил эту Джордж! То-то она была сегодня вечером такая тихонькая! Это она свой план обдумывала.

Мальчики побежали домой рассказать Дженни о выходке Джордж, затем Джулиан и Дик быстро вытащили свои велосипеды. Дело приняло серьезный оборот. Не следовало Джордж быть сейчас одной ночью, да еще плыть на лодке к острову! Неизвестно, что ее там ожидало!

Дженни не находила себе места от тревоги. Она смотрела вслед велосипедам мальчиков, которые вскоре исчезли в темноте. Дудик тоже хотел поехать, но Дженни не позволила.

– Вы с Чудиком будете только мешать, – сказала она. – Ну и задам же я трепку этой сорвиголове Джордж, когда она вернется! Что за девчонка! Хоть Тимми с ней, и то слава Богу! Этот пес стоит дюжины полицейских!

 

НОЧЬ НА ОСТРОВЕ КИРРИН

Месяц скрылся за облаками, и все вокруг погрузилось в темноту. Хорошо, хоть фара велосипеда освещала дорогу. По обеим сторонам ее, в живых изгородях, прятались глубокие, таинственные тени.

– Словно люди, готовые броситься на нас, – сказала Джордж Тимми. – Но ты ведь сразу же их отгонишь, правда?

Бедный пес, задыхаясь от бега, даже не тявкнул в ответ. Джордж ехала очень быстро, а ему никак нельзя было отставать. Тимми понимал, что нельзя оставить Джордж одну среди ночи. Хотя он никак не мог взять в толк, зачем ей вдруг понадобилось отправляться в такую дальнюю и позднюю поездку. И все же он терпеливо бежал, тяжело дыша.

Огни встречных машин слепили глаза, и Джордж старалась держаться поближе к обочине. Ей было страшно за Тимми – вдруг какая-нибудь машина собьет его! «Я себе этого никогда не прощу!» – думала она, немного жалея, что вообще пустилась в путь. Но нельзя же было допустить, чтобы Джулиан прятал что-то у нее на острове! «Это не его дело, а мое! Тимми, миленький, беги слева, так безопаснее!»

Тимми послушно выполнил ее просьбу, все еще не понимая, куда и зачем они так спешат. Наконец впереди показался поселок Киррин – то тут, то там светились окна. Но вот и он позади, и Джордж с Тимми стали приближаться к заливу – вон он там, вдали! Месяц выплыл из-за туч – и перед глазами Джордж предстало море – на гребнях его темных волн, блистая и искрясь, играл лунный свет.

– Смотри, Тимми, вон мой остров! – воскликнула Джордж, гордо окинув взглядом темную, вздымающуюся стихию и еще более темную полоску впереди – остров Киррин. – Мой, и только мой. И он ждет меня сегодня!

– Гав! – негромко сказал Тимми, на большее у него не было сил. «Что же затеяла Джордж? – недоумевал он. – Почему отправилась в такое далекое путешествие одна, без друзей?»

Девочка и собака направились к тому месту пляжа, где были привязаны лодки. Джордж спустилась по наклонному съезду, спрыгнула с велосипеда и прислонила его к пляжной раздевалке. Вокруг было так темно, что она не боялась, что кто-нибудь его здесь увидит. Затем она подошла поближе к воде и стала вглядываться вперед.

– Тимми! На острове какой-то свет! Вон, посмотри направо! Видишь? Тимми, там кто-то есть. Кто посмел расположиться на моем острове? Я не собираюсь никого пускать туда без разрешения.

Тимми посмотрел вдаль. Да, на острове светился какой-то огонек. Что это – свет от костра или от фонарика? Отсюда не разберешь! Тимми знал только одно – Джордж не надо туда плыть. Он тронул ее лапой, как бы говоря: «Давай вернемся домой!»

– Нет, Тимми, теперь я ни за что домой не поеду. Надо узнать, кто там! – твердо сказала Джордж. – Сейчас только трус повернул бы назад. А если кто и дожидается там меня – тем хуже для них! Смотри-ка, я сейчас спрячу записи профессора в лодке под брезентом. Было бы глупо брать их теперь с собой на остров, по-моему, там кто-то хочет меня ограбить! Может, это воры, которые забрались в башню к профессору? Но если даже и так, этих записей им не видать!

Рассуждая таким образом, Джордж сложила бумаги под брезент.

– Это лодка рыбака Коннела «Цыганка», – сказала она, прочитав название при свете фонарика. – Я думаю, он не станет сердиться, если я что-то здесь спрячу.

Джордж хорошенько укрыла записи профессора брезентом и снова посмотрела на остров. Да, она явно видела какой-то свет. Джордж снова охватил гнев, и она пошла на поиски своей лодки, которая находилась где-то поблизости.

– Вот она, – сказала Джордж Тимми, который сразу же в нее и прыгнул. Но Джордж приказала ему снова выскочить на песок, так как вначале нужно было спустить лодку на воду. К счастью, она была маленькая и легкая, и при нарастающем приливе ее не пришлось долго тащить. К тому же Тимми зубами ухватился за веревку и помогал изо всех сил. Наконец, спущенная на волны лодка мягко закачалась при лунном свете. Тимми снова прыгнул в нее, и вскоре к нему присоединилась Джордж – правда, с совершенно вымокшими ногами!

Она ухватилась за весла и начала грести от берега.

– Прилив наступает, – сказала она Тимми. – Быстро доплывем. Сейчас найдем этих «туристов» и скажем им все, что мы о них думаем. Ты должен будешь лаять как можно громче, Тимми, чтобы они напугались до смерти! А если хочешь, можешь загнать их в их собственную лодку!

Тимми коротко гавкнул в ответ. Он понимал, что Джордж не хочет, чтобы он сейчас шумел. И все же ему казалось странным, что она собралась плыть на свой остров ночью, без остальных ребят. Почему было не взять их с собой? Тимми был уверен, что Джулиан ужасно рассердился на Джордж!

– Но ты пока не лай и не скули, Тимми, – шепнула Джордж. – Мы почти приплыли, но причалим не на обычном месте, а вон у тех деревьев. Там и спрячем нашу лодку.

Джордж стала грести к деревьям, чьи ветки склонились над небольшим ручьем, уходящим в глубь острова. Выпрыгнув из лодки, она привязала ее веревкой к ближайшему кусту и хорошенько закрепила узел.

– Ну вот, лодочка, – сказала она. – Здесь тебе будет спокойно. Никто тебя не увидит. Идем, Тимми, надо разобраться с «туристами».

Но пройдя несколько шагов, Джордж остановилась.

– Интересно, а где же их лодка? – заинтересовалась она. – Давай посмотрим вокруг, Тимми. Она где-нибудь тут поблизости.

Вскоре они увидели то, что искали. Чужая лодка была вытащена на песок и привязана к скале. Прилив подобрался к ней почти вплотную. Джордж усмехнулась про себя.

– Тимми! – шепотом сказала она. – Я сейчас отвяжу эту лодку, и пусть ее волны унесут. Скоро она будет совсем далеко. Как ты думаешь, что на это скажут непрошеные гости?

Сказано – сделано. К великому удивлению Тимми, Джордж отвязала от скалы веревку, смотала ее и бросила в лодку. Затем сильно подтолкнула ее – но не так-то просто было сдвинуть тяжелую лодку с мокрого песка!

– Ничего, – сказала Джордж. – Через десять минут волны сами до нее доберутся и унесут с собой!

Затем они с Тимми пошли вдоль пляжа.

– Теперь надо искать незнакомцев, кто бы они ни были, – сказала Джордж. – Куда делся их огонек? Я ничего не вижу.

Но через две минуты он показался вновь.

– Это не костер, а какой-то фонарь, – шепнула Джордж Тимми. – Теперь нужно действовать осторожно. Давай посмотрим, может быть, нам лучше к ним подползти?

Девочка и собака бесшумно продвигались к середине маленького острова. Вот и старый разрушенный замок, а вот, среди развалин, в густой сорной траве сидят двое мужчин. Джордж легонько дотронулась до ошейника Тимми. Он прекрасно знал, что это означало: не лаять и не рычать! Он застыл на месте и ощетинился, готовый ринуться в бой.

Мужчины играли при свете фонарика в карты. Узнав одного из них, Тимми не удержался и удивленно зарычал, но Джордж строго приказала ему сидеть тихо.

Однако когда Джордж разглядела наконец, кто раздавал карты, она была удивлена не менее Тимми. Это был не кто иной, как мистер Ву, маг и волшебник! Другой мужчина был ей незнаком. Он был хорошо одет и явно скучал. Наконец, незнакомец бросил свои карты и раздраженно обратился к напарнику:

– Ну и где же тот человек, который должен был привезти сюда секретные записи профессора, чтобы спрятать их здесь? Конечно, те расчеты, которые вы мне дали – хорошие, очень хорошие, но какой от них прок без недостающей части? Этот профессор, у кого вы их выкрали – гений. Если у нас будет полный комплект его новейших идей, мы получим колоссальные деньги и вы возьмете свою долю. Но только при условии, что у нас будет полный комплект. Иначе это дело бессмысленное и никаких денег не ждите!

– Да сколько можно говорить: кто-то из ребят обязательно явится сюда с записями профессора. Я сам слышал, как они об этом договаривались, – сказал мистер Ву своим полным достоинства голосом.

– А кстати, кто их украл? Вы? – спросил незнакомец, быстро перетасовывая карты.

– Нет, не я, – сказал мистер Ву. – Я никогда не участвую в грязных делах. У меня руки чистые, я не вор.

Незнакомец рассмеялся:

– Ну как же! Для грязной работы существуют другие, не так ли? А наш господин Ву, Самый Удивительный Волшебник в Мире, никогда не марает рук! Зачем? Ведь можно использовать руки других, а потом получить огромные деньги за то, что своровали другие! Вы необыкновенно коварны, мистер Ву! Не хотел бы я, чтобы вы стали моим врагом! Но как же вам удалось достать эти схемы и чертежи?

– Очень просто – с помощью глаз, ушей и проницательности, – ответил мистер Ву. – Всем этим я владею гораздо лучше, чем большинство людей. На свете столько глупцов, друг мой!

– Какой я вам друг? – пробурчал незнакомец. – Я делаю с вами дело, мистер Ву, но никогда не стал бы вашим другом. Уж лучше с вашим шимпанзе подружиться! Мне с вами даже в карты играть противно. Но почему же не идет этот ваш парень?

Джордж приблизила губы к уху Тимми. – Сейчас я им скажу, чтобы они убирались с моего острова, – яростно прошептала она. – Представляешь, кто здесь расположился – настоящие негодяи и разбойники! Не ходи со мной, Тимми, подожди, пока я тебя позову. Но если тебе придется выручать меня, не мешкай!

Оставив недовольного Тимми у стены замка, Джордж внезапно предстала перед изумленными мужчинами.

Они тут же вскочили на ноги.

– Так, значит, это девчонка пришла! Вот уж не думал, что мальчики ее отпустят, – удивленно произнес мистер Ву. – Я…

– Что вы здесь делаете? – гневно спросила их Джордж. – Это мой остров. Я увидела свет и приплыла сюда на лодке с собакой. Кстати, с ней вам следует вести себя поосторожней – она большая, сильная и злая. Убирайтесь отсюда сейчас же, или я заявляю в полицию?

– Ну-ну, полегче? – сказал мистер Ву. Сейчас, когда он стоял, он казался неимоверно высоким.

– Так, значит, мальчики послали тебя прятать записи профессора? Вместо того чтобы сделать это самим? Какие же они трусы? Что ты привезла? Давай сюда?

– Все, что я привезла, надежно спрятано, – сказала Джордж. – Совсем недалеко отсюда. Вы что, думаете, я настолько глупа, что принесу вам записи профессора на блюдечке? После того как я увидела свет с того берега и поняла, что здесь кто-то есть? Нет, я спрятала их – но так, что вам не найти? А теперь убирайтесь отсюда, оба?

– В высшей степени решительная юная леди? – воскликнул мистер Ву и насмешливо поклонился.

– Да неужели это девочка! – удивился его напарник. – Да? Бравая, ничего не скажешь? Слушай, девочка, если записи профессора у тебя, давай их сюда, и я отвалю тебе огромную сумму денег! И можешь передать профессору мои наилучшие пожелания.

– Что ж, пойдемте, только возьмете записи сами, – сказала Джордж и повернулась к ним спиной, будто собралась идти. Мужчины подняли от удивления брови и переглянулись. Мистер Ву кивнул, затем подмигнул своему товарищу. Если бы Джордж видела в ту минуту его лицо, она поняла бы, что означало это подмигивание. А означало оно вот что: давай подыграем этой глупой девчонке, чтобы она показала нам место, где прячет бумаги. Отнимем их у нее и удерем отсюда поскорее в своей лодке, не платя ни пенса! Только с собакой нужно быть поосторожнее!

Джордж шагала впереди, Тимми – между нею и мужчинами. Он все время тихо рычал, как бы говоря: «Только пальцем посмейте тронуть Джордж, я его тут же откушу!» Мужчины робко поглядывали на пса и светили на него фонарем, опасаясь, что он кинется на них.

Джордж привела их к берегу, к тому месту, где они оставляли свою лодку. Мистер Ву закричал:

– Где же наша лодка? Она была к той скале привязана!

– А это что там вдали? – крикнула Джордж, взобравшись на крутой утес, нависающий над вздымающимся морем, которое подошло уже совсем близко.

Мужчины тоже вскарабкались наверх – вдруг Джордж совершила такое, что им и в кошмарном сне не привиделось бы. Она налетела на мистера Ву и так сильно толкнула его, что он свалился с утеса прямо в море, плюхнувшись в воду со страшным воплем и подняв кучу брызг. В ту же секунду Джордж сделала знак Тимми, и огромная разъяренная собака проделала то же самое с другим мужчиной – прыгнула на него и столкнула с обрыва. С громким всплеском он тоже оказался в море. А Тимми стоял на самом краю и исступленно лаял – он был взволнован не меньше своей хозяйки.

– Если хотите спастись, плывите к тому берегу! – крикнула Джордж. – Я отвязала вашу лодку, и ее унесло! А на остров и не думайте возвращаться – Тимми за вами следит и сразу же набросится на того, кто попытается снова ступить на берег!

Обе непрошеных гостя умели плавать, но не очень хорошо. Они страшно разозлились и испугались. Они прекрасно понимали, что до того берега им не доплыть, но каким образом вернуться на остров, тоже не представляли. Там их ждал огромный злой пес, который захлебывался от лая, будто только и желал разорвать их на куски! А их лодка плавала где-то сама по себе! В общем, спасения не было. Мужчины плавали кругами, не зная, что предпринять.

– Я сейчас поплыву на тот берег! – крикнула им Джордж, садясь в свою лодку. – Утром я пришлю сюда полицейских, они вас и спасут. Когда я отгребу немного, можете выбраться на берег, но учтите, вам предстоит холодная ночь! До свидания!

Джордж стала отплывать от своего острова. Тимми стоял на корме, следя, чтобы их враги не предприняли попытки догнать их. Он с восхищением лизнул руку Джордж. Она ничего не боится! У него самая лучшая хозяйка на свете! Гав, гав, гааа-ав!

 

НАКОНЕЦ ТАЙНА РАЗГАДАНА!

Когда остров остался далеко позади, Джордж громко запела, весело налегая на весла. Тимми вторил ей коротким лаем. Он радовался вместе с нею. Верный пес переместился на нос лодки и жалел только о том, что толком не видел, куда они плыли. Месяц снова спрятался за облаками, и море казалось безбрежным. Было уже очень поздно, и берег погрузился во тьму – лишь два-три окна светились в домах, где люди еще не угомонились.

Хотя… что это за яркий огонек неожиданно появился вдали? Может быть, за ними кто-то следит? Тимми громко залаял, и Джордж, которая, само собой разумеется, сидела спиной к берегу, вставила весла в уключины и оглянулась назад.

– Кто-то ходит у причала, – сказала она. – Может, какой-нибудь припозднившийся рыбак? Очень хорошо! Он поможет мне вытащить лодку на берег.

Но это был никакой не рыбак. Это были Джулиан с Диком. Они приехали всего пять минут назад и сразу принялись искать лодку Джордж, но так ничего и не нашли.

– Плохо! Значит, мы опоздали и не сможем остановить Джордж. Она уже уплыла на остров! – огорчился Джулиан и стал осматривать все лодки на причале, выискивая какую-нибудь, которая принадлежала бы знакомым и которую можно было бы позаимствовать. Им с Диком нужно во что бы то ни стало попасть на остров Киррин и спасти Джордж. Джулиан не сомневался, что ей грозила опасность.

Тут мальчики услыхали негромкие всплески воды под веслами приближающейся лодки. «Наверно, какой-нибудь рыбак возвращается домой», – подумал Джулиан и решил одолжить у него лодку, объяснив, что его двоюродной сестре может понадобиться помощь.

Но когда месяц в очередной раз выглянул из-за туч, Тимми залился радостным лаем, узнав мальчиков. Джордж тоже обрадовалась и поднажала на весла. Добравшись до берега, она выскочила из лодки и стала тащить ее по песку. Ребята тут же подбежали к ней на помощь, и вскоре лодка была на своем обычном месте, тщательно привязанная на случай высокого прилива.

– Джордж! – воскликнул Джулиан, увидев девочку. Он был так рад, что она жива и невредима, что не удержался и неуклюже обнял ее. – Противная девчонка! Зачем же ты поехала на остров? Я же говорил тебе этого не делать! Там же могли оказаться воры, и ты влипла бы в большие неприятности!

– Воры там и оказались – только это они влипли в большие неприятности, а не я! – победно сказала Джордж. – Я увидела на острове свет, отвязала лодку и подплыла к нему. И вижу там – кого бы вы думали? – мистера Ву, мага и волшебника, и еще какого-то мужчину! Неслыханное нахальство! Они сразу же спросили меня про записи профессора.

– Ой, Джордж, и что же ты? Пришлось их отдать?

– За кого ты меня принимаешь? Я их к тому времени так припрятала, что никому не найти. Я не так глупа, чтобы брать их на остров, когда я знала, что там кто-то есть и наверняка поджидает меня! – ответила Джордж.

– Но если ты знала, что кто-то прячется на острове, как же ты не побоялась поплыть туда совсем одна? – спросил озадаченный Джулиан. – Это же очень опасно.

– Но мне же нужно было прогнать этих людей! – сказала Джордж. – Не могла же я допустить, чтобы на моем острове располагался кто попало! Это мой остров, и я пускаю туда только тех людей, которые мне нравятся. Ты же сам знаешь.

– Ты молодец, Джордж, – сказал Джулиан, гладя Тимми по голове. – Неужели тебе не было страшно? Конечно, с тобой был Тимми, и все же… Но почему они не погнались за тобой и не остановили твою лодку?

– Ну, понимаешь… они не смогли, – ответила Джордж. – Первым делом я отвязала их лодку и пустила по заливу. Она, наверно, уже далеко-далеко!

Мальчики так удивились, что в первую минуту не поняли юмора этой ситуации. Но потом, когда они представили себе двух негодяев, заключенных на острове в то время, как их лодка плавает неизвестно где, им стало так смешно, что они чуть животы себе не надорвали от хохота.

– Джордж, как же ты до всего, этого додумалась? – Удивлению Джулиана не было конца. – Они ведь, наверно, ужасно разозлились!

– Не знаю, – ответила Джордж. – Я им не сразу про их лодку сказала. Я притворилась, что проведу их к тому месту, где спрятаны записи профессора Хейлинга. И вот когда мы забрались на очень славный высокий утес – чтобы посмотреть с него, все ли в порядке с их лодкой, – я столкнула в море мистера Ву, а Тимми сбросил с утеса его напарника! Они со страшными криками плюхнулись в воду.

Джулиану пришлось даже присесть – так его скрутило от смеха. Джордж тоже вдруг увидела эту историю в смешном свете и стала от души хохотать. К ним присоединился и Дик, да и Тимми принялся лаять, как сумасшедший, участвуя во всеобщем веселье.

– Ой, не могу! – простонал Джулиан, ослабев от смеха. – А потом ты вежливо сказала им «до свиданья!» и бросила на произвол судьбы?

– Да нет, я им крикнула, что утром пришлю на помощь полицию. Но боюсь, ночь они проведут очень неуютно – они ведь искупались в одежде!

– Знаешь, Джордж, хорошо, что именно ты поехала на остров, а не я, – сказал Джулиан. – Я никогда бы не додумался до всего того, что ты сделала! Я никогда не сбросил бы этих негодяев в море! Нет, правда, как это вы с Тимми решились на такое? Да еще их лодку отвязали! Что скажет полиция?

– А мы не будем об этом рассказывать, – сказала Джордж. – Наверняка полицейские решат, что это уж слишком. Пусть воры проведут неприятную ночь на Киррине, а о полиции мы утром подумаем. Вот сейчас я чувствую, что очень устала.

– Еще бы! – воскликнул Дик. – Пошли к велосипедам! А где же записи профессора?

– В лодке рыбака Коннела, под брезентом, – сказала Джордж, сладко зевнув.

– Пойду возьму их, – сказал Джулиан. – И сразу поедем в «Большую Лощину». Там, наверно, все с ума сходят от беспокойства!

Джулиан взял записи профессора из рыбацкой лодки, и ребята покатили на велосипедах к «Большой Лощине». Тимми бежал за ними. Время от времени Джулиан посмеивался про себя. Все-таки Джордж – мировая девчонка! Справилась с двумя матерыми негодяями! Сбросила их в воду, отвязала их лодку! Сам Джулиан вряд ли бы на такое решился!

Когда ребята очутились, наконец, на поляне у палаток, взволнованные Энн, Дженни и Дудик с Чудиком сразу бросились к ним. Энн выглядела сильно побледневшей. Дженни все время приходила утешать ее. Она уже даже решилась позвонить в полицию, и у нее гора с плеч свалилась, когда она снова увидела Джордж.

– Мы вам завтра утром подробно обо всем расскажем, – сказал Джулиан. – Не беспокойтесь, записи профессора целы, они у меня, а ворами оказались мистер Ву и еще какой-то мужчина. Они были на острове вечером, дожидались кого-нибудь из нас. Они ведь подслушали, о чем мы говорили в палатке! Но Джордж и Тимми столкнули их в море с утеса и отвязали их лодку, так что теперь они не уйдут! Придется им всю ночь сидеть на острове, мокрым и замерзшим!

– Ну и Джордж! – поразилась Дженни. – Глядя на нее и не подумаешь, что она такой страшный человек! Господи помилуй! Теперь я буду ее ужасно бояться! А теперь быстро в постель, моя милая, у тебя ужасно усталый вид.

Джордж с наслаждением плюхнулась на свои одеяла. Сейчас, когда все было позади, ей так хотелось спать, что она еле ворочала языком. Она моментально уснула, а вот Джулиан с Диком еще долго лежали с открытыми глазами, восхищаясь решительностью Джордж. Ну и двоюродная сестра у них!

Утром во время завтрака Джереми подошел к дому со стороны сада и заглянул в окно столовой.

– Эй! – позвал он. – Мистера Ву нигде нет! Он исчез! А бедняга Чарли ужасно нервничает.

– Мы можем тебе точно сказать, где он, – начал было Джулиан. – Подожди минутку… Дудик, ты куда? Ты же не закончил…

Но Дудик уже умчался вместе с Джереми. Ему стало очень жалко Чарли. Неужели шимпанзе будет горевать о своем хозяине и откажется от еды? Чудик не отставал от мальчиков. Все трое добежали до забора и перелезли через него. Дудик прямиком направился к клетке Чарли. Шимпанзе обхватил голову руками и горестно покачивался из стороны в сторону.

– Давай зайдем к нему, – сказал Дудик Джереми. – Ему будет приятно. Видишь, как он переживает.

Мальчики залезли в клетку и уселись на соломе, обняв с двух сторон печального шимпанзе. Старый мистер Таппер был очень удивлен, увидев такую картину.

– Непонятно, что стряслось с мистером Ву, – сказал он. – Со вчерашнего вечера его никто нигде не видел. Джереми, а ну-ка, выходи. Нечего терять целое утро, утешая шимпанзе. Он скоро приободрится. А ты посиди с ним, Дудик, если хочешь.

Джереми нехотя выбрался из клетки и с надутым видом куда-то отправился. Дудик же еще крепче обнял Чарли, у которого был невыносимо грустный вид! И пока они вот так сидели, Дудик услышал вдруг какой-то странный тихий звук. Тик-тик-тик-тика-тика-тик…

– Что это? Будто часы тикают, – удивился Дудик и стал шарить в соломе. Может, большие золотые часы мистера Ву случайно упали в клетку?

Внезапно рука его нащупала что-то маленькое и круглое. Дудик разрыл солому вокруг и вытащил маленькие часы! Пока он таращился на них в полном изумлении, Чарли, недовольно ворча, выхватил их и снова спрятал в соломе.

– Чарли, где ты взял эти часы? – спросил Дудик. – Ой, Чарли, ну почему ты сегодня такой грустный? Да не бойся, я не отниму у тебя эти часы, бери их себе, если тебе от этого веселее станет. Но знаешь, ты меня очень удивил!

Дудик выбрался из клетки, побежал к забору, перепрыгнул через него и прямиком помчался к дому, а затем вихрем ворвался в столовую, где ребята еще завтракали.

– Что случилось? – спросил Дик.

– Слушайте! Я знаю, кто залез в башню… Я точно знаю, кто это!

– Кто?! – ребята повскакали со своих мест.

– Шимпанзе Чарли! – выпалил Дудик. – Как мы сразу не догадались? Ведь он может забраться куда угодно! Ему ничего не стоит вскарабкаться по стене, цепляясь за плющ и неровные камни… Вот он и влез в окно, взял папины записи – сколько смог схватить за один раз… и снова спустился вниз, как бы сполз…

– Так вот что означал тот шуршащий звук, который я слышала ночью! – догадалась Дженни.

– И еще вы слышали шепот, Дженни, это мистер Ву науськивал Чарли! – сказал Джулиан. – Все ясно! Наверняка бедняга Чарли время от времени залезает в чужие дома через окна и берет все, что под руку попадется. Мистер Ву прекрасно знал, что профессор хранит записи с новейшими идеями в башне! Он и подучил Чарли. Но записей было слишком много, и Чарли не смог унести их за один раз. Ему ведь нужно было еще спускаться! Часть записей он запихнул себе в рот, а остальные уронил под стол. Конечно, это был шимпанзе Чарли! Кто бы мог подумать?

– Но подожди, а откуда ты знаешь, что это он? Никто его не видел. Было темно.

– Нет, это он, он, точно он! – закричал Дудик. – В башенной комнате на камине стояли хорошенькие маленькие часы. Так вот, они исчезли в ту ночь вместе с записями, но только что я нашел их в клетке Чарли в соломе! Он выхватил их у меня из рук и чуть не заплакал, ну я и отдал их ему. Они громко тикали, как всегда. Я по этому тиканью и определил, что они находятся в клетке!

– Но кто же их заводил, чтобы они не остановились? – удивился Джулиан.

– Наверно, сам Чарли и заводил, – сказал Дудик. – У него ведь очень ловкие пальцы! Он эти часы надежно спрятал. Я совершенно случайно их обнаружил – услышал тиканье, вот и все. Я думаю, Чарли хитрил – запихивал их себе в рот каждый раз, когда приходили чистить клетку.

– Ну и дела! – воскликнула Дженни. – Но как могло случиться, что мистер Ву не заметил этих часов у Чарли – еще в ту ночь, когда они совершили кражу?

– Наверно, Чарли запихнул их к себе в рот вместе с бумагами, – сказал Дик. – Дудик тоже так думает. Чтобы спуститься, ему нужны были все четыре лапы, а рот у него огромный, там что хочешь поместится. Вы же видели, сколько он туда фруктов набивает!

– Да, да! Конечно! Мистер Ву сразу же забрал у него бумаги, но у Чарли хватило ума оставить себе часы. Бедняга. Наверно, ему нравилось слушать, как они тикают, и прижимать их к груди – он ведь как ребенок с новой игрушкой! – сказала Джордж.

– Сегодня утром он чуть не плакал. Я не мог этого вынести. Бедный Чарли. Он не понимает, почему мистер Ву не пришел к нему сегодня, и так опечалился!

– Нам все же надо сообщить об этой истории полиции, – сказал Джулиан. – Во-первых, чтобы поймать мистера Ву и его напарника, которых так ловко обхитрила Джордж, и, во-вторых, чтобы вывести мистера Ву на чистую воду – он ведь украл бесценные записи твоего отца, Дудик. Кто знает, сколько всего еще они с Чарли наворовали! Я уверен, что мистер Ву подсылал бедного Чарли во многие дома и заставлял его лазать по многим стенам и во многие окна.

– Да. Вполне вероятно, что за цирком тянется целая цепь краж, – сказала Дженни, – в которых подозревают невинных людей.

– Какой позор! – воскликнула Энн. – Но что будет, если мистера Ву посадят в тюрьму? С кем останется шимпанзе Чарли?

– Джереми его возьмет, – сказал Дудик. – Он любит его, а Чарли обожает Джереми и старого мистера Таппера.

– А теперь, Дудик, иди к отцу и расскажи ему обо всем, что произошло, – сказала Дженни. – Я знаю, что он сейчас занят – но он всегда занят, – а это такая вещь, которой должен заняться только он, и никто другой. Приведи его сюда, Джордж расскажет ему, что с ней случилось, и потом, я думаю, профессор сразу позвонит в полицию. Вот тогда у мистера Ву начнутся настоящие неприятности.

Дудик так и сделал – они с Чудиком пошли искать профессора. Сначала спустились в холл, потом поднялись по лестнице в кабинет… Ррррррр! Ррррррррррр! Дудик, ты ревешь, как мотоцикл, поднимающийся на горку! Ррр! Ррр! Да выключи же ты свою сирену, профессор сейчас так разозлится, что не захочет тебя слушать!

Но профессор Хейлинг внимательно выслушал Дудика, и вскоре ребята и Дженни услышали, как он звонит в полицию. Значит, мистер Ву попался, и никакое волшебство ему больше не поможет! Придется ему отдать записи, которые он выкрал с помощью шимпанзе Чарли, да и многие другие вещи тоже! А пока пусть посидит на необитаемом острове и потрясется со своим дружком от страха, ожидая возмездия!

– Вот и еще одно приключение закончилось! – грустно вздохнула Джордж. – А как все было таинственно и непонятно! Хорошо, что ты разгадал эту тайну, Дудик, и как это только тебе удалось обнаружить часы в клетке Чарли' Если бы мистер Ву знал о них, он сразу же отнял бы их у Чарли. Бедный шимпанзе!

– Я вот думаю, может, папа разрешит мне подержать Чарли здесь, пока мистер Ву будет в тюрьме, – начал было Дудик, но тут же умолк, так как его остановил возмущенный взгляд Дженни.

– Дудик, если ты только намекнешь профессору о чем-либо подобном, я сразу же выйду из дверей этого дома и никогда больше сюда не возвращусь! – крикнула она. – Этот шимпанзе будет целыми днями просиживать у меня на кухне – да, да, я знаю! Из кладовой и буфета будут пропадать продукты, а из моих шкафов – вещи! И если я скажу хоть слово, этот ваш Чарли будет угрожать мне и страшно визжать!

– Ладно, ладно, Дженни, успокойся! Ну не буду я просить, чтобы Чарли у нас жил, честное слово! – сказал Дудик. – Ты мне все же дороже шимпанзе! Зато представь, каким приятелем мог бы он стать для Чудика!

– И не собираюсь представлять себе такого безобразия. Тебе вообще не мешало бы побольше присматривать за своей обезьянкой. Тебе не кажется, что он один съел полбанки джема – смотри, какая у него мордочка измазанная! Ох, какая же трудная была у меня неделя! Все эти шимпанзе и собаки, дети и кражи… – пожаловалась Дженни и отправилась на кухню.

– Милая моя, хорошая Дженни, – сказала Джордж, улыбаясь ей вслед. – Но как же интересно мы провели это время! Я наслаждалась каждым его мгновением!

Мы тоже, Джордж. И советуем тебе поскорее окунуться с головой в новое приключение. Мы умираем от любопытства: что вы с друзьями придумаете на следующий раз? Как бы нам хотелось к вам присоединиться! А сейчас – до свидания! Желаем удачи, дорогая Пятерка! Только не слишком озорничайте!

Содержание