Уже на бегу мальчики зажгли фонарики.

Но не успели они обогнуть заросли кустарника как до них донесся совершенно иной звук. На этот раз он не имел ничего общего с плачем. От изумления и злости ребята так и застыли на месте. Лучи фонариков высветили две фигурки: противные девчонки стояли и просто корчились от смеха. – Сьюзи! Нэнси! Гнусные обманщицы! – вне себя взревел Джек. – Вы подслушивали под дверью! И слышали все, что рассказал мне Питер. А теперь приперлись сюда, чтобы все испортить!

– И как вам наши завывания? – поинтересовалась Сьюзи в перерыве между приступами хохота. – Интересно, старый Мартин тоже нас слышал? А семейство Боулендов? Ну и здорово же вы все накололись!

Из мрака выступила высокая худая фигура. Это был пастух Мартин.

– Что вы здесь делаете, дети? – строго спросил он. – Одни, среди ночи? И что значат эти крики?

– Это вовсе не крики, а жуткие стоны, – поправила его Сьюзи. – Такие, какие вы слышали прошлой ночью, правда, Мартин?

– Звуки, которые я слышал прошлой ночью, не имели ничего общего с детским визгом, – значительно произнес Мартин. – Давайте уходите отсюда, пока не начался настоящий плач. Да, да, уходите все. А на вас, мисс Сьюзи, мне придется пожаловаться вашему отцу. Забраться одной, ночью, в такое место!

– О нет! Только не говорите папе! – взмолилась Сьюзи. – Пошли, Сьюзи, – сказала Нэнси, напуганная появлением пастуха. – Быстрей!

Светя себе фонариком, она побежала вниз с холма. Сьюзи последовала за ней. Джек помчался следом.

– Подождите меня! Ты заблудишься, Сьюзи. Подождите! Я провожу вас домой.

– И вы, ребята, тоже уходите, – обратился Мартин к трем оставшимся мальчикам. – Если вы услышите те же стоны, что слышал я, вы так помчитесь, словно за вами по пятам волки гонятся. Уходите. Спокойной ночи.

И исполненной достоинства походкой старый пастух медленно направился к себе в домик. Ребята услышали, как дверь за ним захлопнулась. Раздосадованные и смущенные, они погасили фонарики.

– Ох уж эта Сьюзи! – воскликнул Колин. – Просто наказание! А Нэнси! Сыграть с нами такую шутку! А ты, Питер, как ты мог допустить, чтобы Сьюзи подслушала ваш разговор с Джеком?

– Я не думал, что она станет совать нос в замочную скважину, – возразил Питер. – Но теперь я вижу, что Сьюзи на все способна, лишь бы навредить Семерке. – Что же нам теперь делать? – с усмешкой спросил Колин.

– Ждать, – ответил Питер. – Мартин слышал плач около половины десятого.

– Что ж, подождем еще минут пять, – пожал плечами Колин. – Но я уверен, что Мартину все приснилось.

Ребята замолчали. На затянутом облаками небе не было ни звездочки. Снова заухала сова, в кустах зашелестел ветер. Ночная птица вскрикнула и тут же умолкла.

– Теперь пошли, – прошептал вожак Семерки.

Он встал, остальные последовали за ним. Питер сделал несколько шагов.

Внезапно он остановился. Другие последовали его примеру. Сердца ребят учащенно забились. Колин схватил за руку Джорджа.

В темноте зазвучал странный, горестный плач. Печальная мелодия, устремляясь к небу, пробирала до самого сердца.

Казалось, звуки эти были рождены не на земле. Ветер стих. Питер, Джордж и Колин не смели шелохнуться.

Дверь домика Мартина отворилась. Пастух тоже услышал плач. Теперь это точно был не сон: Мартин говорил правду. Снова раздались печальные звуки, наполнившие ночную тишину гармонией и тоской. Как странно было слушать их, стоя на пустынной вершине холма!

– Что это? – прошептал Колин.

– Ты не догадался? – вопросом на вопрос ответил Питер. – Это же скрипка. Только она играет какую-то совсем неизвестную мелодию, такой не знает даже наш учитель. Больше всего это похоже на шелест ветра в ветвях деревьев.

– Скрипка! – повторил Джордж. – Пожалуй, ты прав. Но я никогда не слышал ничего подобного. Кто может так играть? И почему он играет здесь, на холме, глубокой ночью?

В темноте раздался строгий голос Мартина – Кто там? Покажитесь!

Музыка смолкла. Мартин постоял несколько минут на пороге, затем вернулся в дом и закрыл за собой дверь.

– Садитесь, – тихо приказал Питер. – Я хочу поговорить с вами.

Мальчики подчинились. Голос Питера дрожал от волнения.

– Какой-то человек играл на скрипке! Конечно, на той самой, которую украли у антиквара! Только из очень дорогого инструмента можно извлечь подобные звуки. Они были такие чистые, такие красивые! А Мартину даже показалось, что кто-то стонет и вздыхает!

– Он не слишком ошибся. Многие считают, что скрипка умеет вздыхать, – подтвердил Колин. – Но как же здорово играли! Да… Ты прав: это именно украденная скрипка. Но кто на ней играл?

– Джилберт Боуленд, – быстро ответил Питер.

– Откуда ты знаешь? – удивился Джордж.

– У него была мандолина. Значит, он более или менее умеет играть. Его мандолина сгорела при пожаре. И он украл скрипку, чтобы заменить ее.

Ответом ему была тишина.

– Теперь мы должны найти скрипку, – . продолжал Питер. – Возможно, он прячет ее в фургончике. Давайте потихоньку проберемся туда. Только сначала посмотрим, есть ли внутри свет. И осторожно! Джилберт, возможно, где-нибудь неподалеку. Не зажигайте фонариков.

Стараясь не шуметь, ребята направились к фургону. Неужели сейчас они увидят Джилберта со скрипкой? Той самой скрипкой, которую украли у антиквара?