Загадка магических чисел

Блайтон Энид

Как растревоженный улей, гудит маленький приморский городок. Шутка сказать, неизвестные злоумышленники проникли в строжайше охраняемую бухту и взорвали сверхсекретную подводную лодку! Диана, Роджер, Барни и Снабби убеждены: здесь не обошлось без кого-то из двух подозрительных типов, к которым они давно присматривались. Но кто же связан с преступниками? Странный нелюдимый фокусник? Или профессор, что зачем-то притворяется глухим, хотя на самом деле жадно ловит каждое слово? «Нечего гадать, нужно искать доказательства!» — говорят друзья себе и принимаются за дело. Как только на город спускается ночь.

 

Глава I. УРА — КАНИКУЛЫ!

— Снабби! — раздался сердитый голос. — Я же велела тебе привязать Чудика! Мальчик кубарем скатился по лестнице.

— Но, тетя Сьюзен, я же привязал его! Он что, опять отвязался? Ой, неужели это все он натворил?!

Черный спаниель Чудик сидел среди кучи разорванных газет, свесив набок розовый язык, отчего создавалось впечатление, будто пес улыбается.

— Это была свежая утренняя газета. Твой дядя ее еще не читал, — с упреком сказала тетя Сьюзен. — Снабби, надеюсь, ты понимаешь, как нам сегодня некогда, мы еще столько должны сделать до отъезда, и я не могу допустить, чтобы Чудик метался по дому, переворачивая все вверх дном.

— Мама, я могу закрыть Чудика в своей комнате, — предложила прибежавшая на шум Диана. — Запру дверь, ключ положу в карман, и тогда с Чудиком все будет в полном порядке.

— Боюсь, что в этом случае все остальное в твоей комнате будет в полном беспорядке, — покачала головой миссис Линтон. — Делай с ним что хочешь, только пусть он мне под ноги не попадается, а то мы с папой никогда не соберемся.

Супруги Линтоны собирались на несколько недель в Америку, а трое детей — Диана, Роджер и их двоюродный брат Снабби со своим спаниелем Чудиком — должны были поехать с мисс Перчинг, старой гувернанткой миссис Линтон, на море. Детей часто оставляли на ее попечение, когда родителям нужно было куда-нибудь уехать.

Снабби прибыл к Линтонам накануне, проведя первую неделю каникул в семье другой своей тети. Родителей у мальчика не было, и в каникулы он жил у разных родственников. Но больше всего ему нравилось гостить у Линтонов. Он очень любил свою тетю Сьюзен и с боязливым уважением относился к дяде Ричарду. Однако мистер Ричард особой привязанности к нему не испытывал, воспринимая Снабби как неизбежное зло. «Бьюсь об заклад, в мире нет второго такого надоеды и озорника», — неизменно говорил он.

Твердой рукой Дианы Чудик был уведен наверх. Но за поворотом лестницы их уже поджидала кошка Сардинка. Она с шипением выскочила из-за угла, и от неожиданности пес отскочил назад, едва не сбив Диану с ног. Девочка вскрикнула.

— Это какой-то сумасшедший дом! — Мистер Линтон строго смотрел на них с верхней площадки. — Где мисс Перчинг? Почему она до сих пор не увезла вас? После такого бедлама даже Америка покажется обителью тишины и покоя. В самом деле, стоит только вам вернуться домой на каникулы, как начинается сущее…

— Папочка, ты всегда это говоришь, — рассмеялась Диана. — Но хорошо знаешь, что начнешь по нам скучать сразу же, как только ваш пароход отчалит. Вот если бы вы и нас взяли с собой в Америку!

— Ни в коем случае! — ужаснулся отец. — Для начала вы все тут же попадаете за борт, а Снабби вместе с Роджером дни напролет будут торчать в машинном отделении…

— Неужели, сэр? Вы думаете, мне разрешат? — обрадовался Снабби. — Это было бы потрясно!

— Где ты нахватался этих ужасных слов? — поморщился мистер Ричард. — Разве нельзя говорить на хорошем, правильном английском, как наша королева?

— Могу спорить, королева тоже иногда говорит «потрясно», — возразил Снабби. — И уж, конечно…

— Лучше уйди с дороги и дай мне пройти, — раздраженно оборвал его мистер Линтон. — Мало мне Дианы и Чудика, так еще и Снабби! А это кто? Сардинка? Так и ждет, коварная кошка, чтобы я об нее споткнулся и растянулся на лестнице. Нет, это определенно сумасшедший дом!

— Ричард, где ты? Иди же помоги мне прикрепить ярлычки на чемоданы, — раздался голос миссис Линтон. — Мы уйдем в кабинет, запрем дверь и так, может быть, избавимся от помех.

— Ничего себе! Это что же, тетя Сьюзен нас «помехами» называет? — возмутился Снабби. — Эй, тетя Сьюзен!

Но внизу уже хлопнула дверь кабинета. Снабби махнул рукой и принялся помогать Диане водворять недовольного Чудика в ее комнату.

Здесь уже была мисс Перчинг. Она доставала из шкафов и ящиков комода одежду — на следующий день дети должны были ехать на море.

— Здрасьте, мисс Перчинг! Как вы поживаете? — приветствовал ее Снабби, как будто не виделся с ней целый месяц.

Она ахнула, когда мальчик неожиданно обнял ее за талию.

— Прекрати, Снабби! С чего это ты вдруг такой любезный? Хочешь чего-нибудь выклянчить?

— Вовсе нет, — состроил обиженную физиономию Снабби. — Просто так, что-то нашло. Каникулы все-таки! Никаких тебе занятий! А завтра на море… А куда именно мы едем, мисс Перчинг? Мне еще никто не говорил.

С охапкой купальных костюмов в комнату деловой походкой вошел Роджер.

— Вот, мисс Перчинг, пожалуйста, — сказал он, водружая все это на кровать. — Я отобрал по три на каждого. Этого хватит?

— О боже, еще бы! — всплеснула руками мисс Перчинг. — Только смотри, чтобы Чудик ими не занялся. Снабби, уведи отсюда Чудика.

— А мы как раз решили запереть его здесь, в комнате Дианы, — возразил Снабби.

— Нет, это исключено, — решительно отвергла эту идею мисс Перчинг. — Я здесь собираю вещи, и мне совсем ни к чему, чтобы меня запирали с этой ненормальной собакой.

— Никакой он не ненормальный, — надулся Снабби. — Правда же, Чудик?

Чудик немедленно повалился на спину, болтая в воздухе лапами и поглядывая на Снабби в ожидании похвал.

— Можешь дрыгать ногами хоть весь день, — пригрозила пальцем мисс Перчинг, — но только не здесь, понял, Чудик?

— А мне так никто до сих пор и не сказал, куда мы завтра едем. — Жалобно простонал Снабби.

— Ты же только вчера приехал, — ответил Роджер. — К тому же ты весь вечер во всех подробностях рассказывал о своей блестящей игре в крикетном матче в прошлую субботу: сколько мячей ты проворонил, сколько свитеров сменил судья и что бы ты сделал, если бы тебя выбрали для испытательной команды…

— Совсем не смешно, — фыркнул Снабби. — Мисс Перчинг, расскажите же мне наконец!

— Ну, хорошо. Завтра рано утром мы сядем на поезд и отправимся в Вудмингэм. Там пересядем на другой и доедем до Рокипула. А потом — на такси до Рабэдаба, — объяснила мисс Перчинг. — Ну вот, теперь ты все знаешь и больше не приставай ко мне с вопросами.

— Рабэдаб! Не может этого быть! Такого города нет! — недоверчиво покачал головой Снабби.

— Нет, есть! Он и на нашей карте обозначен, — тут же возразила Диана. — Я думаю, это очень подробная карта. Мне нравится, что мы будем там жить. Мисс Перчинг тоже жила там, когда была маленькая. Правда, мисс Перчинг?

— Правда, — кивнула женщина, выгребая вещи из очередного ящика. — Диана, разбери это и разложи вон там. Да, я частенько отдыхала там. Это был милый, веселый приморский городок. Ни пирса, ни набережной — только несколько магазинов да с десяток домиков. И еще старая гостиница. Ни за что не догадаетесь, как она называлась!

— Гостиница «Рабэдаб»? — предположил Роджер.

— Нет. Она называлась «Три мудреца в одном тазу»! — объявила мисс Перчинг, предвкушая изумление ребят. — Помните, как в том стишке: «Три мудреца в одном тазу пустились по морю в грозу». Все местные жители уверяют, что это случилось именно в их городке. А сам городок, я думаю, так назвали из-за странного водоворота меж причудливых скал. Одна из них похожа на стиральную доску, а внизу, под ней вода бурлит и пузырится, будто кипит… Водоворот называется «Рабэдаб-пул». От него, наверное, городок и получил это название.

— По-моему, звучит здорово! — одобрил Снабби. — Не знаю, как кому, а мне нравится: гостиница «Три мудреца» и водоворот Рабэдаб-пул. Мисс Перчинг, мы будем жить в той самой гостинице?

— Да, именно так. В детстве наша семья подолгу жила в этой гостинице летом, и, насколько я помню, там было очень удобно. Моя племянница останавливалась в ней прошлым летом и очень восторженно о ней отзывалась. Когда ваша мама решила отправить вас куда-нибудь на каникулы, я сразу же вспомнила о Рабэдабе.

— Как это будет чудесно — жить в симпатичной старой гостинице на берегу моря, без пирса и набережной! — воскликнула Диана.

— Нет-нет, теперь там имеются и пирс, и набережная, и много чего еще, — возразила мисс Перчинг. — А в соседней бухте построили огромную секретную гавань. Говорят, там испытывают подводные лодки. Нет, Рабэдаб уже совсем не тот сонный маленький поселок!

— Секретная гавань?! — вытаращил глаза Снабби. — Надо будет с этим разобраться.

— Я же сказала — секретная, — напомнила мисс Перчинг. — Совершенно секретная, Снабби. Ее так хорошо охраняют, что даже такой любознательный молодой человек, как ты, не сможет и близко к ней подойти. Так что выбрось это из головы.

— Мисс Перчинг вы можете спуститься сюда? — послышался голос миссис Линтон. — Я хочу попросить вас кое о чем.

— Иду, иду, миссис Линтон! — крикнула в ответ мисс Перчинг и поспешно вышла из комнаты.

Чудик немедленно вскочил, намереваясь пойти вместе с ней, и даже прыгнул вперед, совершенно забыв, что его поводок привязан к ножке кровати. Пес захрипел, едва не задохнувшись.

— Ничего, скоро нас ждет классная поездка, — говорил Снабби, утешая бедного спаниеля. — Жалко только, что тетя Сьюзен с нами не едет. А вот что дядя Ричард не едет — не жалко. Я от него только взбучки получаю.

— Да, в прошлые каникулы тебе два раза от него досталось, — вспомнила Диана. — В первый раз за то, что позволил Чудику сжевать его любимые домашние тапки, А во второй — за то, что ты ему нагрубил.

— Лучше не вспоминай, — нахмурился Снабби. — Мне теперь приходится десять раз подумать, прежде чем что-то ему сказать. А то вдруг он опять решит, что это грубость. Такая морока!

— Нет, Снабби, это очень даже хорошо, — возразил Роджер. — Тебе невредно немного укоротить язык. Может, ты и со мной препираться перестанешь… Чудик, что ты натворил? Как ты сумел стащить с кровати наши купальные костюмы?

В этот момент по всему дому разнесся громкий удар гонга.

— Ура! Я уж думал, он никогда не прозвенит! — радостно воскликнул Снабби. — Бежим вниз наперегонки! Чудик, вперед!

И с бешеной скоростью веселая компания ринулась вниз по лестнице.

Мистер Линтон поморщился.

— Как я буду счастлив увидеть тихое, спокойное побережье Америки. А этот дом — настоящий бедлам, где нет ни минуты покоя!

 

Глава II. НЕДОЛГИЕ СБОРЫ

Мистер и миссис Линтон должны были выехать на машине сразу же после ленча. Все приготовления уже были завершены: чемоданы собраны, ярлычки «Куин Элизабет» надежно привязаны к ручкам, а билеты мистер Линтон заранее положил в свой бумажник.

Прощаясь, он радостно улыбался.

— Будьте с ними построже, — говорил он, пожимая руку мисс Перчинг. — И особенно со Снабби. Мы напишем вам из Нью-Йорка, но на всякий случай… У вас ведь есть адрес нашего отеля, не так ли?

— Да, не волнуйтесь, — ответила мисс Перчинг. — Желаю вам приятно провести время, а о ребятах не беспокойтесь. В Рабэдабе им будет хорошо, и я позабочусь, чтобы они не влипали ни в какие истории.

— Да уж, пожалуйста. Никаких тайн и никаких приключений, — строго сказала мисс Линтон, целуя старую гувернантку. — Прошу вас, последите за этим. Вы ведь знаете, какие невероятные истории происходят, как только эти трое собираются вместе.

— До свидания, мама! Не забудь написать нам!

— До свидания, тетя Сьюзен! Надеюсь, вы не попадете в шторм, и ваш корабль не потонет! А где Чудик? — вдруг вспомнил Снабби. — Он тоже хочет попрощаться. Куда он подевался? Чудик!

— Он не хочет прощаться, — твердо сказала мисс Перчинг. — Я закрыла его в своей комнате.

Когда супруги Линтоны уже сели в машину, Снабби увидел, как в щель приоткрытого окна спальни мисс Перчинг протискивается голова Чудика. Псу очень хотелось увидеть, что происходит во дворе.

— Все-таки он хочет попрощаться! — воскликнул Снабби, указывая на окно. — Давай, Чудик, лай погромче!

Ценой больших усилий Чудику удалось немного приподнять оконную раму, и вслед за головой появились его шея, грудь и одна лапа. Пес жалобно повизгивал.

— Этот ненормальный спаниель сейчас выпрыгнет! — воскликнул мистер Линтон и поспешно нажал на акселератор.

Машина рванулась вперед и помчалась по дороге. Мистеру Линтону совсем не хотелось лицезреть полет Чудика из окна второго этажа.

Снабби рванулся вверх по лестнице и едва успел схватить Чудика, не дав тому выпрыгнуть.

— Ох уж этот Чудик! — покачала головой мисс Перчинг, возвращаясь с Роджером и Дианой в дом. — Что еще скажут насчет него в гостинице? Как правило, они не возражают против собак, но они ведь не знают Чудика! Он до сих пор таскает из дома щетки и половички?

— Еще как! А после того, как познакомился с Чубиком — помните, когда мы после гриппа жили у вашей сестры — он еще и полотенца начал таскать, — сообщила Диана.

— М-м-да… В гостинице нам придется отучить его от этого, — сказала мисс Перчинг, мысленно представив себе ужасную картину: Чудик стаскивает в кучу все гостиничные полотенца и щетки для волос.

— Не представляю, как мы сможем это сделать, — заметил Роджер. — Уговорам он не поддается. Просто сидит и как будто ухмыляется, высунув язык. А еще стучит хвостом по полу. Но вы ведь его любите, не правда ли, мисс Перчинг?

— Иногда я в этом сомневаюсь, — вздохнула старая гувернантка. — Очень сомневаюсь. А теперь — за работу. Нам всем еще много чего нужно сделать, если мы хотим выехать завтра. Роджер, Диана! Вы поможете мне складывать чемоданы.

По лестнице рысцой сбежал Чудик. Он выглядел весьма довольным собой. Редкий случай — в его зубах не было ни щетки, ни полотенца. Следом за ним появился Снабби.

— Мы идем гулять, — объявил он.

— Очень на тебя похоже! — запротестовал Роджер. — Как только нужно что-то переносить или ворочать тяжелые чемоданы, так ты — гулять. Ничего подобного, останешься дома и будешь помогать.

— Я бы предпочла, чтобы Снабби увел Чудика погулять, — поспешила вставить мисс Перчинг, обрадовавшись возможности хотя бы на время избавиться и от одного, и от другого. — Думаю, мы управимся и без них.

— Ну вот, — недовольно проворчал Роджер, — этот Снабби всегда найдет, как увильнуть от работы…

— Иди, Снабби. Но чтоб к чаю вернулся! — строго погрозила пальцем мисс Перчинг.

Снабби отправился на прогулку вместе со своим верным и любящим Чудиком, который весело трусил рядом, хлопая в такт шагам ушами, а Роджер и Диана трудились в поте лица до тех пор, пока все вещи не были сложены. Потом Диана аккуратно заполнила дюжину ярлычков, а Роджер перевязал ремнями самый большой чемодан.

— Я тебе помогу отнести его вниз, — сказала мисс Перчинг. — Мне только нужно найти босоножки Дианы и сунуть их в эту дорожную сумку.

Но Роджер справедливо полагал, что помощь ему не нужна. Он гордился своей смекалкой и, пока мисс Перчинг разыскивала пропавшие босоножки, подтащил чемодан к верхней ступеньке и с силой толкнул его ногой. Чемодан с чудовищным грохотом покатился вниз и остановился лишь в прихожей. Кошка Сардинка, которая по своему обыкновению притаилась на лестнице, карауля проходящих, на этот раз сама перепугалась до смерти. От неожиданности она подпрыгнула и стрелой мотнулась в комнату Дианы, из которой в этот момент выходила встревоженная мисс Перчинг. Сардинка прошмыгнула у нее между ног и вскочила на кровать. Шерсть у нее на спине встала дыбом, а хвост распушился вдвое обычного.

— О боже! Что случилось? — не на шутку встревожилась мисс Перчинг. — Кто-то упал с лестницы?

В прихожей появилась растерянная кухарка, прибежавшая на шум. Она с неодобрением смотрела на большой чемодан, оказавшийся благодаря натертому полу у входной двери.

— Уже чемоданами начали друг в друга кидаться, — недовольно проворчала она, уходя обратно на кухню.

— А что такого? — удивился Роджер. — Я только столкнул чемодан вниз, вот и все. По-моему, очень удачная мысль — не надо поднимать и тащить его. Я решил, что так проще.

Мисс Перчинг наградила его таким взглядом, что Роджер поспешил исчезнуть за дверью своей комнаты, не сказав больше в свое оправдание ни слова, а старая гувернантка вернулась в спальню Дианы.

«Из-за такой ерунды чуть богу душу не отдала! — подумала она, пытаясь унять бешено бьющееся сердце. — Если еще и Роджер начнет вытворять подобные штучки, я за свою жизнь не дам и пенса. С меня одного Снабби хватит».

Со смиренным видом в комнату вошел Роджер.

— Извините, мисс Перчинг, я не хотел вас напугать, — проговорил он. — Не думал, что чемодан свалится с таким шумом. Давайте, я заберу остальные. Не волнуйтесь, я отнесу их вниз по одному. А вы пока передохните, хорошо?

— Ладно уж, — примирительно сказала мисс Перчинг, отметив про себя, что все-таки эти дети знают, как правильно себя вести. — Но прошу тебя, Роджер, не забывай, что ты уже большой мальчик и должен поступать с большей ответственностью.

— Вы говорите, как мой классный руководитель, — нахмурился Роджер. — Не стоит, мисс Перчинг, читать мне нотации — вы слишком хорошая и добрая для этого.

Мисс Перчинг улыбнулась и, протянув к мальчику руку, сделала вид, что собирается надрать ему уши. Роджер со смехом увернулся. Он очень тепло относился к этой пожилой леди, впрочем, так же, как Диана и Снабби, и всегда переживал, если она вдруг сердилась на них.

Наконец все приготовления были завершены. Подошло время вечернего чая, и домой с нехарактерной для него пунктуальностью вернулся Снабби. За ним плелся усталый Чудик. Видимо, от пешей прогулки у мальчика разыгрался аппетит, и он прямиком отправился на кухню.

— Кухарочка! Вы испекли для меня имбирный кекс? Только не говорите, что нет. Я мечтал о нем всю четверть.

— Да уж что с тобой поделаешь, — покачала головой добродушная толстуха кухарка.

Открыв дверь кладовки, она достала жестяную коробку, приподняла крышку и показала Снабби большой кусок политого сиропом домашнего имбирного кекса. Снабби бросился на шею.

— Вы мой самый лучший друг! — радостно провозгласил он. — Вы не против, если мы съедим его целиком? Ведь это будет для вас настоящим комплиментом, если от него не останется ни крошки. Не правда ли, дорогая кухарочка?

— Да что с тобой поделаешь! — повторила кухарка. — Ты кого хочешь заговоришь? Язык у тебя уж больно хорошо подвешен.

— Ха! На чем же он у меня, интересно, подвешен? — засмеялся Снабби, беря у толстухи коробку.

Глупые шутки Снабби обычно находили понимание у добродушной кухарки, и миссис Линтон не раз отмечала, что, когда к ним приезжает Снабби, в доме всегда печется больше вкусных пирогов и кексов.

— Удивительно, что я вообще сегодня смогла что-либо сделать. Твой двоюродный братец вздумал швырять с лестницы чемоданы. Бог мой, как они громыхали по ступенькам! Я думала, со мной удар случится!

— Ну Роджер дает! — восхищенно присвистнул Снабби, отщипывая кусочек кекса. — Нормальным парнем становится, да? Жалко, меня не было. Интересно было бы посмотреть, как он расшвыривал чемоданы по всему дому.

— А ну-ка убери руки от кекса! — прикрикнула на него кухарка. — И уведи из кухни своего пса. В жизни не встречала такого проныры! Он умудряется пролезть в кладовку даже через закрытую дверь. Не пес, а чудо какое-то!

— Это точно! Другого такого нет, — искренне согласился Снабби. — Я рад, что вы его оценили. Ох, смотрите, Сардинка пришла. Тогда нам, пожалуй, пора.

И Снабби с Чудиком поспешно выскочили из кухни. Сардинка, считавшая кухню своим владением, всегда злилась и шипела на Чудика, если он оставался там слишком долго.

Чаепитие прошло на «ура»; стол украшали горячие плюшки с изюмом, мед, имбирный кекс и булочки с кокосом. Покончив со всем этим, ребята привели в порядок свои комнаты, разложив все по местам. Чудик помогал им в меру сил, стаскивая в кучу коврики на лестничной площадке, и все через них спотыкались.

— Пора бы Чудику немного повзрослеть, — сердилась Диана, споткнувшись в очередной раз. — Ему уже два года, и если пересчитать на человеческий возраст, он — наш ровесник. Давно пора поумнеть и стать более серьезным.

Роджер улыбнулся и взглянул на мисс Перчинг.

— Еще одна любительница читать нотации! Чудик, ты слышал, что сказала Ди? Мисс Перчинг посмотрела на часы.

— Да уже девятый час! Думаю, вам нужно сегодня лечь пораньше, ведь завтра у вас будет длинный день. Да и мне не помещает немного тишины и покоя — хочу написать письма.

— Хорошо, мы пойдем, — устало вздохнула Диана. — Вечером перед отъездом всегда так волнуешься. Как это будет здорово — купаться в море, ловить креветок, гулять…

— Гав! — откликнулся Чудик, услышав знакомое слово.

— Умная собачка! — похвалила его Диана и сладко зевнула.

 

Глава III. ПУТЕШЕСТВИЕ В РАБЭДАБ

Следующий день был полон самых разных волнений.

Обычно ребят вывозили на каникулы на машине, но поезд им понравился гораздо больше. Они быстро нашли свободное купе, и каждый занял свое место. Чудик посидел со всеми по очереди и остался очень доволен. До Вудмингэма, где нужно было делать пересадку, путь был неблизкий — через всю страну — с длинными остановками на станциях, на которых к их составу периодически присоединяли и отцепляли вагоны.

Снабби, конечно же, проявлял живой интерес к происходящему, заговаривая на стоянках с каждым проводником или носильщиком, попадавшимся ему на глаза.

— А вы знаете, — объявил он, вернувшись после очередной такой беседы, — что из пятнадцати вагонов, которые были прицеплены вначале, осталось только два — наш да еще один? Остальные прицепили по дороге.

— Ты как будто условие задачи читаешь, — заметила Диана. — Мне лично это безразлично, лишь бы наш вагон не трогали.

— Вот вы, девчонки, все такие, — насмешливо проговорил Роджер. — Никакого интереса к железной дороге. А по-моему, это очень даже интересно. Когда мы выехали, в составе было пятнадцать вагонов, в Лимминге шесть отцепили и добавили пять. Еще три остались в Берклемере, а два прибавилось в Фингерпите. Так, сколько же получилось в итоге?

— Теперь это уже настоящая головоломка, — сонно заметила мисс Перчинг. — Если отцепить шесть и прибавить пять, потом еще где-то три оставить и забыть прицепить то, что осталось, то скажите мне, пожалуйста, как звали машиниста!

— Ха-ха-ха, очень смешно, — вежливо улыбнулся Снабби. — А что, далеко еще до ленча?

Наконец доехали до Вудмингэма. Ребята разбудили мисс Перчинг, которая к тому времени крепко заснула.

— Хорошо еще, что мы люди ответственные, — заметил Роджер. — Есть кому следить за тем, чтобы не проехать мимо своей станции.

— Роджер, не болтай ерунды, — нахмурилась мисс Перчинг. — Не представляю, как я умудрилась заснуть в этом тарахтящем и дребезжащем, старом вагоне.

Минут через тридцать подошел поезд, который должен был доставить их в Рокипул. Выяснив, что остановка продлится десять минут, Снабби, конечно же, отправился поболтать с машинистом. За увлекательной беседой он не заметил, как второй тепловоз задним ходом подошел к хвосту поезда, и не увидел, как его прицепили. Он опомнился, лишь когда услышал свисток кондуктора и испуганные голоса друзей и мисс Перчинг:

— Снабби, скорее! Поезд трогается! Скорее, Снабби!

В конце концов Снабби все же удалось запрыгнуть в последний вагон и втащить за ошейник беднягу Чудика.

— Тьфу ты! Чуть не прозевал! — сообщил он удивленной пожилой фермерше. — Откуда мне было знать, что поезд поедет в другую сторону? Странно они ведут себя, эти поезда! Женщина осторожно кивнула:

— Ведь что получается: поезд приходит с одним тепловозом, как и положено, а уходит совершенно с другим, — продолжал возмущаться Снабби, разжигая в себе обиду, чтобы заглушить чувство неловкости. — Безобразие, пора кому-то этим заняться.

— Угу, — опять кивнула женщина.

Снабби внимательно посмотрел на нее. Жизненный опыт подсказывал ему, что люди, в ответ на ваши слова говорящие лишь «угу», обычно бывают хорошими слушателями. И мальчик принялся пространно излагать фермерше свое мнение по поводу странностей движения поездов, получая огромное удовольствие от собственной болтовни. Он даже не подумал перейти в свой вагон, где остались Роджер, Диана и мисс Перчинг — ему не хотелось терпеть насмешки из-за того, что он чуть было не отстал от поезда.

На следующей станции в вагон вошли двое мужчин. Снабби внимательно оглядел их — это были военные моряки. «Ага! — подумал мальчик. — Может, они как раз из той секретной бухты, где испытывают подводные лодки! Вот было бы здорово подружиться с ними и разузнать что-нибудь об этой бухте и потом с гордостью рассказать об этом ребятам».

Расположившись в их купе, моряки развернули газеты и углубились в чтение.

— Извините, сэр, далеко еще до Рокипула? — вежливо поинтересовался Снабби у одного из моряков.

— Когда подъедем к станции, тогда и увидишь, там будет написано, — не очень любезно ответил тот.

— Послушайте, сэр, а вы случайно не из той секретной бухты? — сделал второй заход Снабби. — Меня всегда очень интересовали подлодки.

— Ты, похоже, не в меру любопытен, — буркнул второй мужчина. — Не приставай!

Снабби, огорченный таким оборотом дела, сник. Он еще раз внимательно оглядел моряков — оба чисто выбриты, у одного на правой щеке родинка, у другого брови изогнуты дугой. Жалко, что они не расположены разговаривать.

Снабби в задумчивости уставился на своих новоиспеченных соседей.

— У меня что, с лицом что-то не так? — хмуро спросил один из моряков. — Может, для разнообразия в окно посмотришь?

Снабби насупился, но потом, подумав, растолкал Чудика, который, утомленный долгим путешествием, крепко спал под скамейкой, втащил его на сиденье и начал беседовать с ним. С женщиной разговаривать он не мог, потому что та, чуть приоткрыв рот, вовсю уже храпела, прислонившись к стене.

— Да замолчишь ты наконец? Ну что за болтун попался! — сердито буркнул моряк.

Громкий возглас разбудил пожилую женщину.

— Уж это точно — болтун и есть, — хихикнув, поддакнула она. — Журчит, словно ручей. Я и слова не могла вставить, пока вы не сели.

Снабби хотел было возразить, но передумал. На следующей станции он вышел и с гордым видом направился к вагону, из открытых окон которого торчали головы Роджера и Дианы.

— Ты почему сразу не пришел? — сразу накинулся Роджер. — Что ты интересного нашел в том вагоне?

— Нашел, — загадочно проговорил Снабби, забираясь по лесенке. — Я познакомился с двумя моряками из этой секретной гавани. А сколько они секретов знают — вам и не снилось!

— Можно подумать, они тебе что-то рассказали, — хмыкнул Роджер.

— Ладно. Если тебе хочется ехидничать — пожалуйста. Но я вам ничего тогда не скажу, — обиделся Снабби.

Мальчик уселся в углу напротив. Роджер испытующе посмотрел на него. Ему не очень верилось, что кто-то мог доверить Снабби хоть какой-нибудь важный секрет. Хотя, с другой стороны, Снабби всегда с таким открытым дружелюбием относился к людям, что были случаи, когда собеседники неожиданно выкладывали ему совершенно удивительные сведения

— Ну не дуйся. Рассказывай, что ты услышал, — сказал Роджер. — Кто были эти моряки и как они выглядели?

— Они мне не представились, но я, впрочем, и не настаивал, — сказал Снабби. — Зато я могу точно описать, как они выглядели. Никогда не знаешь, пригодится твоя наблюдательность или нет, поэтому я на всякий случай запомнил.

И Снабби подробно описал своих попутчиков, не забыв родимое пятно, два выступающих вперед передних зуба и неправильной формы мизинец у одного и изогнутые брови и обгрызанные ногти — у другого.

— Молодец, — похвалил его Роджер, в который раз убеждаясь, что его упрямый двоюродный братец, несмотря на все свои идиотские шуточки, может быть очень сообразительным и глазастым. — Тебе бы в полиции служить!

Снабби уже собрался изложить свою точку зрения на то, как будут счастливы полицейские его появлению в своих рядах, но в это время поезд замедлил ход, подходя к станции..

Рокипул! — объявил проводник, и мисс Перчинг поспешно поднялась.

Роджер отправился выяснять обстановку, а Снабби и Диана, подхватив чемоданы и сумки, направились к выходу. Чудик, как обычно, запутался поводком вокруг ног Снабби, и тот едва не упал.

— Багаж выгружен, — объявил вернувшийся Роджер. — Кажется, все в порядке. Может быть, возьмем такси, мисс Перчинг? Я могу поймать.

— Такси уже заказано, — остановила его мисс Перчинг. — Я попросила об этом хозяйку гостиницы. Оно должно ждать нас возле вокзала.

Когда все четверо или к автостоянке, Снабби ткнул Роджера локтем в бок и кивнул в сторону двух мужчин, шагавших рядом с ними. Роджер сразу же узнал их по множеству примет, перечисленных Снабби. Он задержал на моряках заинтересованный взгляд. Так же как и Снабби, Роджер считал, что это очень интересно — работать на засекреченном объекте.

Такси, как и обещала мисс Перчинг, было на месте. Водитель вышел из машины, чтобы помочь носильщику загрузить вещи. Самый большой чемодан он привязал на крыше, остальное поместилось в багажнике и на переднем сиденье рядом с водителем.

— Далеко до Рабэдаба? — тут же спросил Снабби, устроившись сзади.

Водитель покачал головой.

— Мили три, не больше, — сказал он. — Но поезда дальше не идут.

Все остальные тоже забрались в старое, пахнущее пылью такси. Всю дорогу Снабби высовывал голову в окно, с интересом оглядывая пробегающие мимо пейзажи. Места, по которым они ехали, были довольно дикими и пустынными — вересковые пустоши, торфяные болота и сверкающие то тут, то там небольшие озерца. Дорога оказалась довольно тряской, и Снабби с тревогой поглядывал на Чудика.

— Боюсь, его укачает, — забеспокоился он.

— Этого нам только не хватало! — всполошилась мисс Перчинг.

— Ему лучше бы ехать на переднем сиденье, рядом с водителем, — заметил Снабби и постучал по стеклянной перегородке.

— Эй, остановитесь, пожалуйста, на минутку! Я пересяду.

Такси остановилось. Снабби вышел с Чудиком на руках, и через секунду оба сидели рядом с водителем, верхом на большом чемодане.

— Вот теперь-то мне хорошо видно, — с радостной улыбкой сообщил он водителю.

— Ну, Снабби! — покачала головой Диана. — Я уверена, что Чудика вовсе не укачивало. Просто Снабби захотел сидеть впереди, чтобы лучше видеть дорогу.

— Ах, какая разница, — вяло откликнулась мисс Перчинг. Она так устала, что ей совсем не хотелось спорить с неистощимым на выдумки, неукротимым Снабби. — Все равно сейчас приедем.

И действительно, такси вскоре въехало в небольшой городок у моря, расположившийся у подножия скал на берегу живописной бухты, где имелся небольшой пирс, красивая набережная, каменная пристань и песчаный пляж.

— Выглядит великолепно! — воскликнула Диана. — А вот тот симпатичный старинный дом и есть наша гостиница?

— Да, это городок Рабэдаб и та самая гостиница «Три мудреца в одном тазу»! — сказала мисс Перчинг. — Ну, слава богу, добрались наконец! Выходите, да побыстрее.

 

Глава IV. «ТРИ МУДРЕЦА В ОДНОМ ТАЗУ»

Когда все вещи из такси были выгружены, водитель громко позвал кого-то:

— Эй, Дамми! Где ты там? Иди забери багаж! Ваши постояльцы приехали.

Дети с интересом разглядывали гостиницу с мудреным названием «Три мудреца в одном тазу». Старая-престарая вывеска потемнела и выцвела, и на ней совершенно невозможно было хоть что-нибудь прочесть, а сама гостиница выглядела как будто из другого времени.

— Если бы мне сказали, что мы вернулись в прошлый век, я бы поверила! — проговорила Диана, разглядывая дом. — Когда я смотрю на это старинное здание, у меня возникает чувство, будто я перенеслась на сто лет назад.

Гостиница располагалась вплотную к утесу, почти вдавившись в него. Свинцовые стекла удлиненных окон с диагональными переплетами ярко сверкали на солнце. Над крышей возвышались высокие трубы, а сама крыша настолько поросла серо-зеленым лишайником, что красная черепица проглядывала лишь местами.

Парадная дверь могла с успехом принадлежать какому-нибудь замку, огромная, массивная и прочная, она была снабжена внушительных размеров дверным кольцом в форме плывущего парусника. Снабби, разумеется, немедленно захотел подойти и постучать, но прежде чем он успел это сделать, дверь со скрипом отворилась и появилась чья-то физиономия с круглыми глазами и ртом в форме бантика.

Сначала друзья подумали, что перед ними ребенок, но они ошиблись — перед ними был взрослый человек! Ростом он был пониже Роджера, с крупноватой для крохотного тельца головой и полудетским лицом.

— Давай, Дамми, пошевеливайся! — крикнул водитель, указывая на чемоданы.

Неловко перебирая короткими ножками, Дамми подбежал к нему. На нем были плотные темно-синие брюки с лампасами, кожаный передник и жилетка, надетая поверх темной рубашки. Глядя на ребят чуть искоса, как будто стесняясь, он улыбнулся.

Оказалось, что коротышка невероятно силен! Он с легкостью поднял большой чемодан, вскинул его себе на плечо и понес в гостиницу. — Это наш старина Дамми, — объяснил ребятам водитель. — Он славный парень, но так по-настоящему и не вырос. Сильный, как бык, но мягкий, как ребенок. Правда, бывает, на него что-то накатывает, он впадает в ярость, и тогда я бы предпочел встретиться со львом, нежели с ним!

— А мне он понравился, — сказала Диана. — У него добрая улыбка.

— И с детьми он хорошо ладит, — продолжал свой рассказ водитель такси. — Но когда взрослые принимаются ругать его за нерасторопность, он начинает ворчать, ругаться и даже рычать. Очень сердится. Смотрите не вздумайте над ним смеяться. Любой, кто будет смеяться над Дамми, очень пожалеет об этом, так люди говорят.

По мнению мисс Перчинг, таксист слишком разговорился. Она видела, как Снабби жадно ловит на лету каждое его слово и как ему не терпится поподробнее расспросить о карлике.

— Теперь, кажется, все, — оглядела она гору чемоданов и вынула кошелек. — Спасибо, что довезли.

Водитель дотронулся до своей кепки, сунул плату и щедрые чаевые в карман и, сев в машину, укатил обратно.

В дверях вновь показался Дамми, но теперь он был не один, а в сопровождении хозяйки гостиницы — крупной, дородной женщины с довольно неприветливым лицом. Увидев ее тройной подбородок, Снабби застыл в восхищении. Волосы были уложены в высокую прическу, что придавало ей величественный вид.

— Добрый день! — произнесла она, поравнявшись с небольшой компанией. — Должно быть, хоть раз этот поезд пришел вовремя. Обычно он опаздывает, поэтому я ждала вас не раньше, чем через час. Проходите, ваши комнаты уже готовы.

— Благодарю вас, миссис… — замялась мисс Перчинг, немного обескураженная внушительной внешностью хозяйки гостиницы.

— Моя фамилия Грузгрюм, ма. — Миссис Грузгрюм. — подсказала дама.

— Какая любопытная фамилия! — пробормотала Диана, когда вслед за женщиной они вошли в большой темный вестибюль. — Но она ей подходит!

— Ага, смесь грузности и угрюмости, — хихикнул Снабби. — Интересно, а маленькие «груз-грюмики» у них есть? Так, похоже, поднимаемся на второй этаж. Ох, какая же крутая лестница. Да и ступеньки неровные.

— Осторожнее на лестнице, — предупредила миссис Грузгрюм, как будто услышав ворчанье Снабби, но тут же испуганно вскрикнула: — О боже, а это что?

А это был всего лишь Чудик. Вырвавшись из рук Снабби, он бросился наверх и, конечно же, попался ей под ноги. Похоже, ему здесь понравилось, и он надеялся встретить здесь много странных, необычных запахов.

— О, извините, что он напугал вас. — Снабби был вежлив, как никогда. — Это мой спаниель, только и всего. Он просто разволновался, потому что попал в новое место. Вы ведь разрешаете селиться здесь с собаками? Мисс Перчинг сказала, что можно.

— Я разрешаю селиться с воспитанными собаками, — уточнила миссис Грузгрюм, ведя их по длинному коридору с массивными дверями по обе стороны. — У меня тоже есть собака, кстати, очень воспитанная и послушная.

— А как ее зовут? — спросил Роджер.

— Мы его зовем мистер Дабби — это сокращенно от Рабэдабби, — объяснила миссис Грузгрюм. — У моего супруга своеобразное чувство юмора. Мне понадобилось много времени, прежде чем я его разглядела. Но теперь, когда он постарел и растолстел — я имею в виду пса — следует признать, что это имя ему очень идет.

Они опять поднялись по лестнице и оказались на небольшой площадке, на которую выходило пять дверей.

— Вот здесь я и собираюсь вас разместить, — миссис Грузгрюм открыла одну из дверей. — Это наша лучшая комната. Надеюсь, мисс Перчинг, она вам понравится… О, разумеется! — обрадовалась старая гувернантка. — Я ведь жила здесь когда-то в детстве. И, взгляните, вид из окна все тот же!

Она подошла к двустворчатому окну и распахнула его. Дети столпились за ее спиной.

Комната выходила на крутой склон утеса и золотой песчаный пляж. Море в этот августовский день было василькового цвета, и снизу доносился негромкий шум прибоя.

— Как будто кто-то вздыхает, — заметила Диана, — но, наверное, когда начинается шторм, шум волн становится ужасным. Хорошо бы из моей комнаты был такой же вид.

Так и случилось. Правда, ее комнатка была гораздо меньше, с необычной формы скошенным потолком. Мощные балки наискось пересекали стены, выкрашенные белой краской. Вид из окна был почти такой же, как и из комнаты мисс Перчинг, только немного в стороне.

Потом дошла очередь до мальчиков. Они пришли к выводу, что их спальня «потрясная» и «супер», и тут же позвали Диану посмотреть. Это была довольно просторная комната с встроенным дубовым шкафом, двумя старинными кроватями с потемневшими от времени резными спинками и на редкость неровным полом, из-за которого им наверняка будет суждено споткнуться сотни раз за время своего пребывания.

— Здесь ощущается чудесная атмосфера старины — вам не кажется, мальчики? — воскликнула Диана,

— Пожалуй, — согласился Роджер. — Как в Хэмптонкорте или Тауэре. Чувствуется, что здесь столетие назад бурлила жизнь и стены все еще помнят о событиях давно минувших дней.

— Надо же! Я тоже это чувствую, — удивленно признался Снабби. — И еще мне кажется, что это был веселый дом — шумные компании, пиры, горы еды и все такое…

— Ну, конечно, чего от тебя еще ожидать, — засмеялась Диана. — Если бы стены могли говорить, ты бы обязательно попросил их рассказать о том, что и в каких количествах ели здешние гости на обед.

— Кстати, я бы и сам не прочь подзаправиться, — сказал Снабби. — Давайте разбирать вещи.

В этот момент в комнату вошла мисс Перчинг. Она решила посмотреть, что собой представляет комната мальчиков, и первым делом согнала с кровати Чудика.

— Снабби, ты слышал, что сказала миссис Грузгрюм о воспитанных собаках? Я тебя умоляю, не разрешай Чудику вести себя здесь, как дома. Иначе ему придется иметь дело с миссис Грузгрюм.

— Ну и фамилия — Грузгрюм! — заметил Снабби. — Грузное, грозное и еще какое-то рыкающее…

— Перестань говорить ерунду, Снабби, — отмахнулась от него мисс Перчинг. — Лучше поскорее распаковывайте вещи и спускайтесь к чаю. Миссис Грузгрюм обещала, что чай подадут, когда вы будете готовы.

— А я уже готов! — тут же сообщил Снабби.

— Нет, ты еще не готов. К тому же тебе еще надо умыться и причесаться, а то твои волосы похожи на щетину швабры. И не забудь почистить свои шорты. Глядя на тебя, можно подумать, что в вагоне ты ехал под сиденьем.

— Если вы всё время будете на меня ворчать, обижусь и буду грузгрюмым, — пригрозил Снабби., — Я уже чувствую, как превращаюсь в грузгрюма.

Мисс Перчинг только покачала головой и вышла.

Диана еле сдерживала смех.

— Ой, Снабби, какое смешное слово ты придумал. Надеюсь, ты еще не совсем превратился в грузгрюма?

— Вообще-то нет, — хитро ухмыльнулся Снабби. — Эй, Чудик, а ну слезай с кровати. Слышал, что сказала эта старая перечница?

— Тебе влетит от мисс Перчинг, если ты будешь ее так называть, — предупредил Роджер. — Она этого не допустит. Слушайте, а как жалко, что из нашей комнаты не видно моря!

— Да, жаль. Однако из нашего окна очень даже интересный вид, — сказал Снабби, выглядывая из маленького двустворчатого окошка. — Крыши, трубы и чердаки.

Вид и в самом деле был необычный. Крыло дома, где располагались их комнаты, было выше остальной его части, напротив виднелись неровные уступы крыши и чердачные окна; в небо тянулись высокие трубы, над одной из которых вился дымок.

— Надо будет как-нибудь залезть на эту крышу, — заметил Снабби, умываясь. — Я большой специалист по обследованию крыш. Кто знает, может, это нам пригодится.

— Ты ужасный олух, Снабби. Посмотри-ка, твоя собака опять на кровати! Ты уж лучше застели ее каким-нибудь старым пледом. Ты же не сможешь целыми днями охранять ее от Чудика. Пойдем, Чудик! Время пить чай.

Вместе с Дианой и мисс Перчинг друзья отправились вниз. Спускаться по неровным ступенькам приходилось осторожно, потому что из-за резких поворотов ступеньки сужались до одного-двух дюймов. Чудик, конечно же, оступился и полетел вниз, подпрыгивая на каждой ступеньке, как резиновый мячик.

— Чудик, веди себя прилично! — шикнул на него Снабби. — Что о тебе подумает мистер Дабби?

 

Глава V. ПЕРВЫЙ ВЗРЫВ

Чай пили в столовой. Это была большая, довольно темная комната, обставленная старомодной дубовой мебелью. Невероятных размеров камин просто поражал воображение.

Снабби моментально оценил все, что было подано к чаю, и жадно набросился на еду. Свежий хлеб, масло, домашний сливовый джем с поразительной быстротой были сметены со стола.

— Ты обжора и жадина, Снабби, — укоризненно посмотрела на него Диана. — А эта столовая мне нравится: и оленьи рога на стенах, и большой аквариум с рыбками. А эти забавные старинные гравюры, вы только посмотрите на них! А где еще вы увидите такие медные украшения для сбруи? Вон те, что свисают по обе стороны каминной доски.

— Украшения для сбруи? — заинтересовался Снабби, на мгновение перестав жевать. — Я их коллекционирую. Надо будет взглянуть на них получше, может, у меня таких еще нет.

— Болван! У тебя их не больше десятка, а здесь огромная коллекция — штук семьдесят-восемьдесят, — засмеялась Диана. — Ты только посмотри еще на эти старинные часы. Какие они большие!

Напольные часы действительно поражали своими размерами, таких Снабби еще ни разу не видел. Они почти касались потолка, а их громкое тиканье слышалось в любом уголке зала: «тик-так, тик-так…» А ровно в пять часов они разразились таким оглушительным боем, что ребятам пришлось заткнуть уши. «С ними мог бы соперничать Биг-Бен», — подумал Снабби.

— Мисс Перчинг! Здесь ничего не изменилось с тех пор, как вы приезжали сюда в детстве? — спросил Роджер. — Например, эти часы. Вы их помните?

— О да, конечно, помню! Я даже помню, как однажды кто-то спрятался внутри корпуса, там, где маятник, и напугал меня до полусмерти, изобразив нечто вроде рычания или собачьего лая.

Это был неосторожный шаг со стороны мисс Перчинг, потому что Снабби тут же навострил уши и, конечно же, решил взять эту идею на вооружение.

— Классный прикол! — обрадовался он. — Надо это запомнить!

— Нет уж, не запоминай, пожалуйста, — спохватилась мисс Перчинг. — И вообще, Снабби, постарайся вести себя здесь прилично. Мне не хочется, чтобы миссис Грузгрюм сочла вас бандой хулиганов, с которой я не в состоянии справиться. К тому же я помню ее еще ребенком.

— Неужели?! — изумился Снабби. — А она старше вас?

— Нет, мы примерно одного возраста, — задумчиво ответила мисс Перчинг. — В то время она была забавной маленькой девочкой, к тому же довольно стеснительной. Как же ее звали? Ах, да Глория!

— Глория Грузгрюм! — Диана была в восторге. — Это просто невероятно!

— Тс-с-с! — Мисс Перчинг приложила палец к губам, опасаясь, что миссис Грузгрюм может их услышать. — У нее тогда была другая фамилия. Если мне не изменяет память, ее звали Глория Трегонан. Говорят, их семья владеет гостиницей уже сотни лет.

Неожиданно на пороге столовой появилась сама миссис Грузгрюм.

— Я вижу, вы уже попили чай? — величаво осведомилась она, увидев, что на столе ничего не осталось. — Э-э… Может быть, распорядиться, чтобы принесли еще?

— Нет, благодарю, — поспешно ответила мисс Перчинг, подозревая, что приличная часть того, что было подано, ушла под стол ненасытному Чудику. Вот почему он такой тихий и умиротворенный!

Снабби уже открыл было рот, чтобы заявить, что не возражает, но старая гувернантка так строго взглянула на него, что тот не осмелился.

— Пока я распаковываю чемоданы, можете обследовать пляж, — предложила мисс Перчинг. — Если там сыро, снимите, пожалуйста, туфли и возьмите их в руки. Ты меня слышишь, Снабби? Это в первую очередь касается тебя.

Когда дети с радостными воплями выбежали из дома, мисс Перчинг налила себе чашку чаю и, наслаждаясь покоем, не торопясь, поднесла ее ко рту. В этот момент в столовой вновь появилась миссис Грузгрюм.

— Сорванцы, — произнесла она с сочувствием в голосе. — Да, в наше время дети были другими. Взрослые могли нас видеть, но при этом необязательно слышали нас.

— Да нет, они вовсе неплохие ребята, — встала на защиту мисс Перчинг. — Временами, пожалуй, бывают слишком резвы… Как ваша гостиница, миссис Грузгрюм? Наверняка заполнена до предела? Ведь в это время года приезжает много туристов.

— В данный момент не могу сказать, что до предела. Недавно в городе выстроили новый отель — рядом с пирсом — и многие мои клиенты теперь предпочитают жить там. Ведь у нас в «Трех мудрецах» все по старинке и не очень современно.

Мисс Перчинг заметила несколько сервированных столиков, на которых стояли вазы с фруктами.

— Но все-таки, кроме нас, у вас есть и другие постояльцы?

— Да. У меня живут несколько эстрадных артистов, — кивнула миссис Грузгрюм. — Каждый вечер они внизу, на пирсе, показывают отличное шоу. Называется «Рабэдабские ролликсы». Не представляю, что бы это значило? В городе повсюду расклеены афиши: «Приходите на представление рабэдабских ролликсов!»

— Если так, то дети наверняка захотят на них посмотреть, — улыбнулась мисс Перчинг. — Там есть какой-нибудь смешной персонаж?

— Да, есть, и очень смешной. Они будут в восторге. Кстати, этот актер тоже живет здесь. Еще есть фокусник-иллюзионист. Он тоже участник этого шоу, и говорят, что его выступление особенно нравится публике. Еще у нас живет мисс Айрис Найтингейл, певица. Конечно, это ее ненастоящее имя. Видимо, считает, что этот псевдоним соответствует ее амплуа. (Найтингейл (англ.)— соловей.)

— Да, у вас собрались очень интересные люди! — вежливо заметила мисс Перчинг. — А еще кто-нибудь есть?

— Один немолодой господин, его зовут профессор Джеймс. Кстати, хочу вас предупредить, мисс Перчинг, пусть дети ни в коем случае не надоедают ему. Кроме того, он терпеть не может собак, даже моего вышколенного мистера Дабби не выносит. Профессор туговат на ухо, но у него весьма крутой нрав.

Мисс Перчинг отметила про себя, что нужно обязательно предупредить ребят, особенно Снабби, и повнимательнее следить за Чудиком, если этот профессор Джеймс будет где-нибудь поблизости.

— И еще мисс Стрект, вот, пожалуй, и все, — продолжала тем временем миссис Грузгрюм. — Женщина она приятная, но уж очень восторженная. Дети, собаки, кошки, птички, бабочки — все вызывает у нее восторг по любому поводу: «Ах, какая прелесть! Ах, как чудесно!» Боюсь, как бы дети не стали подсмеиваться над ней.

— Нет-нет, что вы! Как можно? Я обязательно поговорю с ними на эту тему сегодня же вечером, — заверила ее мисс Перчинг и рассказала миссис Грузгрюм, что много лет назад знала ее застенчивой девочкой. Хозяйка гостиницы расплылась в добродушной улыбке и довольно закивала. Подумать только! Выходит, она и мисс Перчинг знакомы еще с детства!

— Ваша гостиница почти не изменилась, — заметила напоследок мисс Перчинг, — и мне очень приятно вновь оказаться здесь!

После чая пожилая женщина принялась распаковывать чемоданы. Проходя мимо окна, она задержалась и, залюбовавшись великолепным видом, присела в кресло. Здесь все дышало тишиной и покоем. Как замечательно, что в мире еще остались такие прелестные уголки!

Когда она поднялась, чтобы продолжить работу, оглушительный взрыв потряс стены гостиницы. Мисс Перчинг в испуге опять опустилась в кресло, но тут же вскочила и в тревоге выбежала на лестничную площадку. Навстречу ей шел Дамми, в руках у него был чемодан. Карлик робко улыбнулся ей.

— Что это за грохот? — в растерянности спросила мисс Перчинг.

— Бум-бум-бум, — радостно сообщил Дамми и как бы в подтверждение своих слов с громким стуком поставил чемодан на пол. — Бум! — еще раз повторил он и вновь грохнул чемоданом.

— Не надо так, — остановила его мисс Перчинг. — Я только хотела узнать, что это за взрыв.

Дамми взял мисс Перчинг за локоть, подвел к небольшой дверце и приоткрыл ее. За дверью была лестница, круто взбегающая куда-то наверх. Поднявшись на несколько ступенек, Дамми поманил за собой мисс Перчинг. Удивляясь все больше и больше, женщина последовала за карликом. Лестница привела ее на чердак, но выход на крышу был закрыт люком с небольшим; стеклянным окошком по центру.

— Бум-бум, — в который раз тихо проговорил Дамми и опять потянул мисс Перчинг за рукав.

Их головы высунулись в оконное отверстие люка.

Они поднялись так высоко, что вершина крутого утеса за их домом оказалась почти на одном уровне с ней. Через глубокую расщелину в скале было видно море по другую сторону утеса.

Смотреть сквозь утес на море было удивительно интересно. Мисс Перчинг вспомнила, что секретная морская база, строго охраняемая со всех сторон и на суше и на море, находится где-то там, по другую сторону утеса. Говорили, что там проводятся какие-то эксперименты. Возможно, этот взрыв каким-то образом связан с ними.

— Бу-у-мм! — внезапный грохот заставил ее вздрогнуть.

Но прежде чем до них долетел звук, мисс Перчинг успела заметить облако дыма, поднимающееся с моря по другую сторону утеса. Теперь она была уверена, что слышала взрыв.

— Бум-бум! — указывая на море, Дамми, казалось, был не в состоянии произнести ничего другого.

— Да, это очень интересно. Спасибо, Дамми, — погладила карлика по плечу мисс Перчинг.

Дамми ответил располагающей улыбкой, его ясные серые глаза робко смотрели на пожилую женщину. «Удивительное создание, больше похож на гнома, чем на обыкновенного человека!» — подумала она.

Старая гувернантка решила, что обязательно расскажет детям о том, что увидела на крыше. Конечно, они будут в восторге.

Тихонько напевая, мисс Перчинг вернулась к себе в комнату и вновь принялась разбирать вещи. Впереди ее ждала неделя солнца, приятные прогулки и общение с тремя замечательными, хотя и несколько взбалмошными детьми.

А дети в это время уже нашли себе занятие. Они обследовали песчаный пляж, усеянный мелкими розоватыми ракушками, залезли на несколько невысоких скал, а Снабби даже умудрился шлепнуться в озерцо воды среди камней, и теперь, куда бы он ни шел, за ним тянулся мокрый след.

Друзья шли по набережной в сторону пирса и изучали все вывески и афиши, встречавшиеся на пути.

— «Добро пожаловать на великолепное Ролликс-шоу», — прочел Роджер самую большую афишу и посмотрел на ребят: — Я считаю что мы обязательно должны сходить на это представление. Здесь написано, что в нем принимают участие клоун Весельчак и фокусник Мэтью Марвел. Уж их-то мы никак не можем пропустить.

Ребята стали внимательно разглядывать фотографии всех двенадцати артистов на афише и решили, что эта компания их вполне устраивает.

— Если только девушки не будут слишком много петь, — сказал Снабби. — Потому что это только пустая трата времени. То ли дело фокусник или клоун. Танцы — еще куда ни шло, а вот пение — тоска зеленая.

— Ой, смотрите, Чудик побежал на пирс, — вдруг вскрикнул Роджер. — Чудик, вернись! Чудик!

Но пес был уже на полпути к цели и не обращал ни малейшего внимания на крики. Откуда-то с пирса доносился дивный запах рыбы, и спаниель во что бы то ни стало решил отыскать источник этого соблазнительного аромата.

— Придется потратить пару пенсов, чтобы забрать его оттуда, вход-то на пирс платный, — недовольно проворчал Снабби. — У кого-нибудь есть два пенса?

— У тебя! — засмеялся Роджер. — Не рассчитывай таким путем выудить у меня монетку. На свою собаку трать свои собственные пенсы.

Пришлось Снабби раскошелиться, чтобы пройти на пирс и оттащить упирающегося Чудика от кучи лежалой рыбы на самом краю причала.

— Ты что, не слышишь, болван, как чайки на тебя ругаются? Это для них выложили. Если бы ты знал, какими нехорошими словами они тебя обзывают! Ну что ты за бестолковый пес!

 

Глава VI. ФОКУСНИК, ВЕСЕЛЬЧАК И ДРУГИЕ

Друзья вернулись в гостиницу около семи часов. Мисс Перчинг заранее предупредила, чтобы они не опаздывали к обеду.

— Ах, молодцы, пришли вовремя, — похвалила она ребят, когда те появились в дверях. — Ну что, хорошо погуляли?

— Отлично! Это шикарное место, мисс Перчинг, — не скрыл своего восхищения Роджер. — А вы слышали какой-то странный грохот? Один человек сказал нам, что это на той самой базе, с подводными лодками. И еще он сказал, это сверхсекретный объект. Вот бы нам туда заглянуть!

— Как можно заглянуть на сверхсекретный объект? — пожала плечами мисс Перчинг. — Удивляюсь, что ты этого не понимаешь. Слушайте, раз уж вы вернулись так рано, я вам сейчас кое-что покажу. Я узнала об этом благодаря Дамми.

И она повела их к двери, за которой начиналась узкая лестница. Недоумевая, ребята один за другим начали подниматься по ней. Интересно, куда она их приведет?

Роджер шел впереди. Поднявшись на последнюю ступеньку, он откинул крышку люка и высунулся наружу.

— Вот это да! — присвистнул Роджер. — Смотрите, отсюда видно ту самую секретную базу! Вон там, через расщелину в скале. Как интересно!

— Дай и мне посмотреть, — заторопил его Снабби, — Ди, оттащи от меня Чудика. Он так сильно скребет лапой по моим шортам, что там скоро будет дырка… Ух ты! Какой отсюда вид! Мисс Перчинг, вы думаете, взрывы слышались оттуда?

— Да, — кивнула женщина, — я даже видела дымок. По-моему, он появился после второго взрыва.

— Я останусь здесь и буду ждать, когда раздастся третий, — объявил Снабби.

— Даже не мечтай об этом, — отрезала мисс Перчинг.

Спускаясь вниз по деревянной лестнице, они столкнулись с незнакомцем, который поднимался им навстречу. Это был высокий худой мужчина с удлиненным мертвенно-бледным лицом и глубоко посаженными, маленькими глазками.

Незнакомец уставился на детей. Диане очень не понравился его острый, пронзительный взгляд. Ей показалось, что он протыкает ее насквозь. Она даже поежилась. Кто же это такой?

— Добрый вечер, — вежливо поздоровалась мисс Перчинг, решив, что это, вероятно, один из постояльцев гостиницы.

— Добрый вечер, — коротко бросил незнакомец, открыл дверь своей комнаты и через мгновение исчез за ней. Раздался тихий щелчок — дверь закрыли на щеколду.

Мисс Перчинг перебрала в уме всех постояльцев, о которых ей говорила миссис Грузгрюм, и пришла к выводу, что это скорее всего один из артистов эстрадного шоу, но уж, конечно, не Весельчак. Глядя на лицо мужчины, можно было подумать, что он ни разу не смеялся в своей жизни. Наверное, это мистер Мэтью Марвел, фокусник. Определенно, он больше похож на фокусника, чем на комика, решила старая гувернантка.

— Наверное, это мистер Грузгрюм, — прошептал Снабби. — У него такое мрачное выражение лица, как будто он потерял фунт, а нашел пенс.

— Давай-ка поскорее отправляйся в свою комнату переодеваться, — строго скомандовала мисс Перчинг. — И не забудь, что за обедом ты должен быть чистым, причесанным и аккуратным. И постарайся вести себя прилично. Насколько это возможно, конечно.

— О боже! — простонал Роджер. — Неужели здесь такие порядки? Да уж, тогда Снабби обязательно нужно переодеться. Он свалился в воду, и за ним всю дорогу тянутся мокрые следы.

— Ну, конечно, как он мог без этого обойтись? — покачала головой мисс Перчинг. — Снабби, отдай мне потом свои шорты, я приведу их в порядок.

Когда по дому прокатились гулкие звуки гонга, приглашающие к обеду, ребята были полностью готовы. Чудик, разумеется, тоже.

— Я почистил щеткой его шерсть и вытряхнул из нее песок, — гордо сообщил Снабби. — Он хорошо выглядит, вы находите? Хочу, чтобы он произвел благоприятное впечатление на этого мистера Дабби.

Друзья спустились в столовую первыми. Из кухни доносился аппетитнейший запах томатного супа. Снабби с шумом втянул носом воздух и тут же перехватил осуждающий взгляд мисс Перчинг.

В этот момент в столовую ввалился огромный английский бульдог с невероятно мрачной, печальной мордой и свисающими складками на щеках.

— Должно быть, это и есть мистер Дабби, — прошептал Снабби, с почтительным страхом глядя на породистого пса. — Смотрите, какие у него отвислые щеки. Добрый вечер, мистер Дабби, позвольте познакомить вас с Чудиком. Мистер Дабби — мистер Чудик.

— Гав! — испуганно, но вежливо поприветствовал Чудик.

— Гр-р-р, — негромко зарычал мистер Дабби и устрашающе приподнял складку кожи над верхними клыками.

Чудик поспешно попятился и едва не угодил под ноги официанту с супницей в руках. К счастью, столкновения удалось избежать.

Мистер Дабби подошел к коврику перед камином и по-хозяйски, не скрывая своего превосходства, опустился на него, окинув всех высокомерно пренебрежительным взглядом. Правда, вид у него при этом был крайне несчастный. Положив свою большую голову на передние лапы, он тяжело, почти по-человечески вздохнул.

Чудик смотрел на своего собрата с благоговейным трепетом. Вот это собака! Всем собакам собака! Чудик почувствовал себя совсем крошечным. Решив вести себя хорошо, он улегся на пол у ног Снабби.

Официант поставил перед каждым тарелку томатного супа. Они уже приступили к еде, когда в столовую стали подтягиваться и другие постояльцы. Мельком поглядывая на них, мисс Перчинг узнала каждого по описанию миссис Грузгрюм.

Первым вошел мужчина, которого они встретили на лестнице. По-видимому, это был мистер Марвел, иллюзионист. Потом появился коротышка с комичным лицом, широкой улыбкой и оттопыренными ушами. Он подмигнул ребятам и сказал что-то смешное официанту. «Должно быть. Весельчак», — решила мисс Перчинг. Следом за ним в столовую впорхнула хорошенькая девушка лет восемнадцати-двадцати. Она прошла к столику, за который уселись фокусник и Весельчак. Вероятно, это Айрис Найтингейл, певица.

Последними явились бородатый старик и ярко одетая женщина средних лет. Ее нарядное платье дополняли длинный шифоновый шарф и бант, прикрепленный к туго завитым волосам.

«Профессор Джеймс и мисс Стрект», — догадалась мисс Перчинг, принимаясь наконец за свой суп.

Дети крутили головами и без стеснения разглядывали вошедших.

— И где же эта собака? — первым делом громко спросил профессор, остановившись в дверях. — Надеюсь, не возле моего стола.

Увидев мистера Дабби, профессор Джеймс неприязненно уставился на него, а тот, даже не подняв головы, ответил ему скорбным, высокомерным взглядом.

— Ага, вот ты где! — зло прошипел профессор, проходя к своему столику. — Вот и лежи там, подальше от меня. Официант, что сегодня на обед?

— Томатный суп, сэр, — ответил официант — быстроглазый юноша, который уже успел перемигнуться с неугомонным Снабби.

— Что-что? Будьте любезны, говорите громче, голубчик, — нахмурился профессор. — В наше время люди не говорят, а бормочут.

— Томатный суп, сэр, — повторил официант чуть громче.

— Да что же это такое, ни слова не расслышал! — покачал головой профессор.

— Он сказал — то-мат-ный, — из лучших побуждений оглушительно выкрикнул Снабби.

Все, включая профессора, подскочили на своих местах.

— Кто это так шумит? — не скрыл раздражения профессор. — Так ведь и оглохнуть можно!

Он сердито оглядел стол, за которым сидели ребята. Снабби уже собрался было признаться, что кричал именно он, но, увидев, как нахмурилась мисс Перчинг, прикусил язык.

— Я бы съел еще томатного супа, — вместо этого тихо произнес он.

Мисс Стрект, сидящая за соседним столиком, весело рассмеялась. Она наклонилась к мисс Перчинг; при этом ее ожерелья и браслеты негромко позвякивали.

— Какой милый мальчуган! И такой услужливый! А как приятно видеть этот здоровый аппетит!

Услышав, что его назвали «милым мальчуганом», Снабби скорчил такую физиономию, что Роджер и Диана невольно рассмеялись.

— И вообще они славные ребятки, — продолжала тем временем мисс Стрект. — Вы, видимо, их мама?

— Нет, я лишь присматриваю за ними, — вежливо, но холодно ответила мисс Перчинг. От таких людей, как мисс Стрект, следует держаться подальше, это очевидно. Она запросто может спровоцировать детей на грубость. — Меня зовут Перчинг, мисс Перчинг.

— А я — мисс Стрект, — представилась дама. — Нам нужно будет обязательно встретиться, мисс Перчинг. Когда ваши воспитанники улягутся спать, приходите поболтать ко мне. Знаете, я очень люблю детей. И еще собак… Это такие милые существа!

Чудик тут же решил посмотреть, кто эта восторженно-разговорчивая дама, и вылез из-под стола. Это послужило сигналом для нового излияния восторгов.

— Ах, какая прелесть! — слащаво воскликнула мисс Стрект. — Я просто обожаю спаниелей! Иди ко мне, лапочка. Мы с тобой сходим погулять как-нибудь, да?

Чудик окинул ее полным отвращения взглядом и вновь удалился под стол. Мистер Дабби издал звук, напоминающий сдавленный смешок, и лениво повернулся, улегшись спиной к мисс Стрект.

— Как же вас зовут, ребятки? — не унималась мисс Стрект, которой непостижимым образом удавалось одновременно поглощать горячий суп и болтать без умолку. — Вот, например, эту симпатичную девчушку?

— Меня зовут Диана. И я вовсе не девчушка. Вы так говорите, будто мне шесть лет!

— Мое имя — Роджер, — представился ее брат немного резковато.

— А я Снабби, мисс Стрекот, — неожиданно с лучезарной улыбкой произнес Снабби. Диана прыснула.

— Моя фамилия Стрект, а не Стрекот, — как ни в чем не бывало поправила его неугомонная собеседница. — Как вам нравится Рабэдаб, дети? Удивительно оригинальное название, вы не находите?

— Да, мисс Стрект, я бы даже сказал, стрекочущее… — начал было Снабби и замер на полуслове. — Ой, какие на вас красивые бусы, мисс Стрект! — быстро нашелся мальчик.

— Снабби! — произнесла старая гувернантка устрашающе, и женщина удивленно взглянула на нее. — Смотри в свою тарелку, и чтоб больше я тебя не слышала.

Мисс Перчинг явно опасалась, что дальнейшее общение с мисс Стрект ни к чему хорошему не приведет.

Когда в голосе воспитательницы зазвучали леденяще-звенящие нотки, Снабби испугался по-настоящему. Непривычно притихший, он уткнулся в свою тарелку с холодной курятиной, ветчиной и салатом.

— Извините, мисс Перчинг, нам и сейчас нельзя разговаривать? — через некоторое время осторожно осведомилась Диана. — Я имею в виду, вы не против, если мы будем разговаривать друг с другом?

Мисс Стрект в это время была увлечена оживленной беседой с Весельчаком, который ей героически подыгрывал. Мисс Перчинг рассудила, что сейчас уже можно позволить детям поболтать между собой.

— Так и быть. Но учтите, я вас предупреждаю: после обеда не совать свой нос в гостиную. Оставьте это для других постояльцев.

— Хорошо, лучше мы все пойдем гулять, — кивнул Роджер. — Мне и самому не очень-то хочется вести светские беседы.

Этого не хотелось никому из ребят. «Ох-ох-ох, — подумала мисс Перчинг, — нелегко мне придется в эти каникулы!»

 

Глава VII. РАДОСТНОЕ СООБЩЕНИЕ

И трое друзей во главе с Чудиком отправились на небольшую прогулку. Солнце уже клонилось к закату, и хотя было еще достаточно светло, одно из зданий — когда они свернули к набережной — уже сияло разноцветными огнями… Там, наверное, павильон с аттракционами, — предположил Роджер. — Давайте глянем одним глазком.

— О-о, может там есть электромобильчики! — обрадовалась Диана. — Помните, мы один раз катались на таких, когда нас водили в парк развлечений. Ты тогда еще все время таранил меня, Роджер.

— Решено, идем кататься, — недолго думая, подытожил Снабби.

Но ни у кого не оказалось с собой денег, поэтому им пришлось довольствоваться ролью наблюдателей. Павильон был совсем небольшой по размеру: вдоль стен стояли игровые автоматы, здесь же продавались и жетоны. Имелся также лоток с мороженым, сахарной ватой и еще один любопытный агрегат. Стоило опустить в прорезь монетку, раздавались громкие, режущие слух звуки, которые, казалось, никогда не кончатся.

— Музыкальный автомат, — небрежно бросил Снабби, демонстрируя свою осведомленность. Он пробежал глазами список мелодий. — Ха, смотрите, можно выбрать одну из ста двадцати песенок. Класс! Вот бы такой был в нашей гостинице.

— Ты что! Профессора Джеймса тогда бы хватил удар! — засмеялась Диана.

— Да уж, он бы точно лопнул от возмущения, — согласился Роджер. — И миссис Грузгрюм тоже. Жаль, что у нас нет с собой денег.

— Сомневаюсь, что мисс Перчинг позволит нам часто приходить сюда, — сказала Диана, глядя на толпу снующего в павильоне народа. — Публика здесь не самая изысканная. Во всяком случае, некоторые.

Как раз в этот момент в павильон ввалилась компания подвыпивших матросов. С криками и свистом они устремились к тем самым электромобильчикам, о которых так мечтала Диана. Один из матросов на ходу задел ее плечом.

Роджер немедленно увел сестру из зала, правильно рассудив, что юной леди не стоит подолгу находиться в подобных местах.

— Эй, Роджер, ты куда это? — удивленно спросил Снабби, выбежав вслед за друзьями. — Мы же только что пришли.

— А сейчас уже уходим, — невозмутимо ответил Роджер. — Пойдем посмотрим, может быть, началось выступление «ролликсов»?

Вероятно, так оно и было, потому что по всему пирсу разносилось чье-то нежное пение. Ребята остановились у турникета.

— Это Айрис Найтингейл. Могу спорить, это она! — воскликнул Снабби. — Она такая необыкновенная!

— Снабби поражен в самое сердце! — язвительно сказала Диана. — А я считаю, самый симпатичный из них — Весельчак. У него так забавно торчат уши!

Теперь с пирса доносились звуки банджо: дзиг-дзиг-дзигги, дзиг-дзиг-дзигги!

Снабби немедленно изобразил, как он играет на банджо, издавая при этом характерные звуки.

— Перестань, Снабби, — поморщился Роджер. — Ты, наверное, думаешь, что это очень смешно?

— А что, разве нет? — спросил Снабби, продолжая старательно изображать игру. — В школе все катаются от смеха, когда я играю на банджо, то есть делаю вид, что играю. Я и на цитре могу, вот послушайте!

Снабби «взял в руки» воображаемое банджо и с большим чувством начал «перебирать струны», одновременно голосом подражая его звукам. Проходивший мимо мужчина вдруг остановился, прислушиваясь. Он был одет в костюм клоуна; очевидно, вышел подышать свежим воздухом после выступления. Мужчина с интересом наблюдал за Снабби.

— Эй, послушай! — окликнул он мальчика. — Ты случайно не тот парень из гостиницы? У тебя неплохо получается. Приходи на детский конкурс, мы его каждую неделю устраиваем. Могу спорить, ты выиграешь!

Прекратив «терзать» воображаемое банджо, Снабби с хитрой улыбкой уставился на незнакомца.

— А я вас узнал. Вы, наверное, Весельчак, я угадал?

Клоун неожиданно пошевелил своими большими ушами, чем поверг ребят в крайнее изумление. Он также состроил совершенно невероятную рожу, которую Снабби тут же захотелось скопировать.

— Да, ты не ошибся, я Весельчак, — ответил мужчина. — Но должен признать, что не так уж это и весело — быть всегда весельчаком. Иногда это надоедает.

Он исполнил несколько невообразимых танцевальных па, споткнулся о собственную ногу и плюхнулся на землю с удивленной улыбкой. Дети покатывались со смеху, а Чудик рвался с поводка, пытаясь проскочить через турникет.

— На этих конкурсах всем весело, — сказал клоун, поднявшись одним ловким движением. — И участвовать в них может любой. Приз — пять фунтов лучшей девочке и столько же — лучшему мальчику. Приходите и дерзайте! Причем не важно, что будете делать. Можете плясать, петь, показывать фокусы или просто валять дурака. Вот вы, молодой человек, в дуракавалянии могли бы запросто взять первый приз.

Клоун подмигнул Снабби, но тот не понял, считать это комплиментом или наоборот.

— Снабби всегда валяет дурака, — вставил Роджер. — Это единственное, чем он занимается со всей серьезностью. Верно, Снабби?

Снабби ткнул Роджера кулаком в бок. Танцевальная музыка смолкла, и мужчина повернулся, чтобы уйти.

— Ну, мне пора, — сказал он, бросив окурок за парапет. — Утром увидимся в нашем стареньком пансионате, где матушка Грузгрюм следит за тем, чтобы мы правильно пользовались ножом и вилкой и не разговаривали с набитым ртом.

— От этого сам начинаешь грузгрюмиться, — вспомнил свою шутку Снабби. Весельчак рассмеялся:

— Тебе надо быть моим напарником. «Весельчак и мальчишка-крикун!» Звучит!

И он быстро зашагал по пирсу. Снабби проводил его взглядом. Он так и не понял, смеялся клоун над его шутками или над ним самим.

— Чего это ты развыпендривался, Снабби? — с явным неодобрением посмотрел на него Роджер. — Пойдем, уже поздно. Мисс Перчинг скоро вышлет за нами поисковую группу!

Когда они вернулись в пансионат, мисс Перчинг уже встречала их у входа. Но, судя по ее настроению, она не собиралась ругаться на них за опоздание.

— Роджер! Диана! Знаете, кто сейчас звонил??

Кто?

— Барни! — радостно объявила мисс Перчинг.

— Барни!!! — хором повторили ребята. — Он, что, где-нибудь здесь, поблизости?

— Пойдемте в дом, и я вам все расскажу, — пообещала мисс Перчинг и направилась в гостиную, совсем пустую в это время дня.

— Так вот. Сижу я здесь, — начала она. — Вдруг заходит миссис Грузгрюм и объявляет, что звонит некий мистер Барнабас и хочет поговорить с ребятами, но раз их нет, он просит к телефону меня. Я сразу и не сообразила, какой-такой мистер Барнабас! Я взяла трубку, и — надо же! — это оказался Барни! Он, оказывается, долго болел, и, судя по голосу, ему сейчас очень одиноко. Сказал, что хочет поговорить со своими единственными друзьями, то есть с вами. Он оставил мне номер и попросил передать, чтобы вы ему позвонили сразу же, как вернетесь. Это телефон-автомат, и он будет там ждать.

— Скорее, надо позвонить ему прямо сейчас, — подскочила Диана. — Какой номер, мисс Перчинг? Старина Барни! Мне так хочется с ним увидеться!

Старая гувернантка продиктовала номер, и все вместе они бросились к гостиничному телефону. Надо же, Барни! Как это здорово! Вот если бы он смог приехать к ним в Рабэдаб!

Барни был их старинным приятелем. С этим мальчиком-циркачом и его умницей-обезьянкой по имени Миранда они познакомились давно и совершенно случайно. И с тех пор стали большими друзьями. У Барни не было ни родителей, ни родственников, и он зарабатывал на жизнь тем, что выступал в бродячих цирках или на ярмарках. Оказывается, он тяжело переболел, и теперь, конечно, ему было одиноко. Ребятам не терпелось расспросить мальчика поподробнее.

Все трое забились в тесную телефонную будку, и Роджер набрал номер. Ему тут же ответил знакомый голос:

— Алло! Роджер, это ты?

— Привет, Барни! Ты где сейчас? Я слышал, что ты болел. Как сейчас — выздоровел? Как поживает Миранда? — засыпал он друга вопросами.

— Миранда — отлично. А я вот простудился немного оттого, что ночевал под дождем. Пришлось потом две недели отлеживаться в сарае. Но Миранда за мной ухаживала.

— Молодец Миранда! Умница! — Сердце Роджера сжалось, когда он представил себе, как крошечная обезьянка обтирает мокрой губкой лицо Барни и подает ему чашку с водой. — Где ты сейчас, Барни? И как ты узнал, что мы здесь?

— Я позвонил к вам домой, и ваша кухарка дала мне номер. Слушай, я здесь недалеко, и завтра меня обещали подвезти почти до вашего городка. Это просто удача! А то… понимаешь, мне стало как-то одиноко… Из-за простуды, наверное.

Это было так непохоже на Барни — признаваться в том, что ему одиноко. Роджер сразу понял, как плохо ему сейчас. Он вспомнил, как сами они скверно чувствовали себя весной после гриппа, а ведь вокруг них были близкие люди, которые старались помочь облегчить их страдания. А у Барни не было никого, кроме Миранды!

— Приезжай обязательно! — почти выкрикнул Роджер. — Приезжай и будешь жить в нашем пансионате. Хотя, ой, погоди! Наверняка миссис Грузгрюм не захочет пустить Миранду. Тьфу ты!

— Вряд ли я смогу остановиться там же, где вы, — вздохнул Барни. — Во-первых, у меня нет денег, а, во-вторых, ты прав, они меня и не примут с обезьянкой. Но я уверен, что смогу найти какую-нибудь работу, а спать в такую погоду можно и на пляже. Это даже здорово.

— Ладно, посмотрим. В любом случае приезжай, — повторил Роджер. — Мы будем тебя ждать. Это здорово, что скоро ты будешь с нами. Передавай привет Миранде. Чудик будет без ума от встречи с ней.

— Приеду, — пообещал Барни. — До свидания, Роджер.

Послышался щелчок, видимо, Барни положил трубку.

Роджер сделал то же самое и стал протискиваться из телефонной будки наружу. Снабби и Диана тут же забросали его вопросами. Им так не терпелось услышать новости о Барни, что они даже не хотели его выпускать.

Все вместе они вернулись в гостиную, где их ждала мисс Перчинг, и Роджер передал им слово в слово разговор с Барни.

— Так что завтра он будет здесь! — торжествующе закончил он. — Как это здорово, что мы снова встретимся со стариной Барни! И с Мирандой тоже.

— Потрясно! — откликнулся Снабби. Он очень любил спокойного, уверенного в себе Барни и его забавную, озорную обезьянку.

— А теперь всем спать, — строго сказала мисс Перчинг, — И, пожалуйста, не опаздывайте на завтрак.

 

Глава VIII. СТАРЫЙ ДРУГ БАРНИ

Дети спали так крепко, что даже не услышали громких ударов гонга. Через некоторое время в комнату мальчиков, одетая в домашний халат, вбежала мисс Перчинг.

— Вставайте скорее! Я тоже проспала! Ах, боже мой! Какое плохое впечатление мы произведем на миссис Грузгрюм, если опоздаем в первое же утро. Поторопитесь, прошу вас. Вы можете поторопиться, в конце концов?!

— Не-а, — сонно пробормотал Снабби и повернулся на другой бок.

— Барни может приехать в любой момент, — прибегла к верному средству мисс Перчинг. Снабби мигом выпрыгнул из постели.

— Ой, я и забыл про Барни! — воскликнул он.

Мисс Перчинг оставила мальчиков одеваться, разбудила Диану и быстро пошла в свою комнату, чтобы привести себя в порядок.

Они все-таки опоздали. В столовой уже не было никого, кроме мисс Стрект.

Она встретила их лучезарной улыбкой:

— Ах, бедняжки! Проспали? Детки, наверное, так устали с дороги, и бедный песик тоже!

Однако «бедный песик» не проявлял ни малейших признаков усталости. Подскочив к мисс Стрект, он стащил с ее колен салфетку и умчался с нею прочь. Мисс Стрект даже вскрикнула от неожиданности:

— Ах ты, озорник! Ну-ка, неси ее обратно.

— Чудик! — рявкнул Снабби как можно громче. — Неси немедленно салфетку!

От этого крика мисс Стрект едва не свалилась со своего стула. Услышав шум, в дверях появился высокомерный мистер Дабби. С печальной, как никогда, мордой он вопросительно оглядел гостиную и неодобрительно затряс обвисшими щеками. Чудик в испуге попятился от него и выронил салфетку. Мистер Дабби обнюхал ее, осторожно взял в зубы, отнес к своему коврику и, тяжело вздыхая, улегся прямо на нее.

— Эй, Чудик! В следующий раз он вот так возьмет тебя, отнесет на свой коврик и разляжется на тебе, как на матрасе, — пригрозил Снабби, опасаясь, как бы ему не пришлось вытаскивать салфетку мисс Стрект из-под величественного мистера Дабби.

— Ах, чудесный мистер Дабби, — продолжала щебетать мисс Стрект. — Ну что за удивительная собака! Ах, я просто обожаю собак. А вы, мисс Перчинг? Кошек я тоже обожаю. Они такие милые, изящные создания!

— Тогда бы вам понравилась наша кошка Сардинка, мисс Стрекот, — улыбнулся Снабби. — Она любит очень изящно кидаться людям под ноги на лестнице, чтобы они падали. И еще, мисс Стрекот, вам бы понравилась обезьянка, которая есть у нашего друга.

— Да, мой дорогой, конечно, они бы мне понравились. Но только меня зовут Стрект, а не Стрекот.

— Никак не могу запомнить, — проговорил Снабби, отводя глаза в сторону, чтобы не видеть свирепо-предупреждающую гримасу на лице мисс Перчинг. — Мне это напоминает одну песенку, которую я когда-то слышал: «Стрекот маленькой птички, птички-невелички…» Что-то в этом роде. Ах, я просто обожаю птичек, а вы, мисс Стрекот? Они такие милые.

— Снабби, будь добр, принеси мне носовой платок, — в отчаянии проговорила мисс Перчинг в надежде прекратить болтовню Снабби. Из-за него уже и Диана хихикает, не в силах справиться со смехом, и у Роджера на лице улыбка до ушей, и даже сама мисс Перчинг, несмотря на то, что рассердилась на Снабби, не могла не признать, что мисс Стрект заслужила, чтобы над ней подсмеивались. Как она удивительно глупа! Стрекочет и стрекочет…

Снабби бросил удивленный взгляд на мисс Перчинг.

— Вы не так часто забываете свой носовой платок, — заметил он, но, встретив ее взгляд, счел за благо ничего больше не прибавлять к сказанному.

Он послушно вышел из гостиной и вернулся уже с платком. Мисс Стрект просияла. Она уже открыла было рот, чтобы в очередной раз восхититься хорошими манерами маленьких мальчиков, но мисс Перчинг опередила ее:

— Интересно, Роджер, когда приедет Барни? Он не назвал тебе время? Надо будет обязательно встретить его.

Эта тема была настолько интересна ребятам, что все трое тут же забыли о мисс Стрект. Посидев еще немного, она поднялась и, прошуршав юбкой, звякнув браслетами и обдав всех волной сладковато-резких духов, вышла из гостиной.

— Фу! Что за ужасный запах? — поморщился Снабби.

Мисс Перчинг воспользовалась случаем и, не очень стесняясь в выражениях, объяснила Снабби, что она думает о бестактных и невежливых детях. Вдобавок она пригрозила ему таким ужасным наказанием, что Снабби от огорчения опустился на свой стул.

— Ничего себе! — пробормотал он. — Да она как будто нарочно меня заводит своим стрекотанием! Слишком она слащавая. Мисс Перчинг, вы ведь это не всерьез сказали, что оставите меня без торта и без добавки на целую неделю? Вы не можете так жестоко поступить.

— Не просто могу, а обязательно это сделаю, — мисс Перчинг была непреклонна. — Я не потерплю грубость, даже если это смешная грубость. А теперь заканчивайте поскорее с мармеладом и тостами, потому что я не собираюсь сидеть здесь до обеда.

В это утро они решили пойти купаться. Вода оказалась теплой, и хотя ветерок был довольно слабый, волны он поднимал вполне приличные, чтобы можно было под них подныривать.

— Я люблю нырять в тот момент, когда волна вот-вот на тебя обрушится, — щебетала Диана. — Тогда весь ее зеленый цвет выливается на меня. Здорово! Просто чудо, как хорошо!

Ребята не забывали и про Барни, но в то утро он так и не появился. После ленча они опять пошли на пляж — но уже не купаться, а просто почитать и поваляться на теплом песочке. Солнце припекало довольно сильно, и вскоре мисс Перчинг начала опасаться, что дети обгорят и тогда к вечеру можно ждать крупных неприятностей.

— Чудику, наверное, обидно, что он не может, как мы, переодеться в купальный костюм, — сказала Диана, поглаживая спаниеля. Он лежал на боку и тяжело дышал, свесив длинный розовый язык. — Хочешь мороженого, Чудик?

— Гав! — Чудик тут же вскочил.

«Мороженое» было одним из тех слов, которые он знал преотлично. Но, увидев, что его разленившиеся друзья не собираются вставать и идти за любимым лакомством, опять улегся с грустным видом. Надежды рухнули, не успев появиться!

Пригревшись на теплом песочке, ребята даже не заметили, как задремали. Диана растянулась на спине, прикрыв лицо панамой, Роджер удобно свернулся клубком, а Снабби улегся на живот, подставив свою белую спину прямым солнечным лучам. Мисс Перчинг тоже дремала в шезлонге, спрятав голову в тень от зонтика.

Вдруг что-то прошуршало по песку. Прыжок! Кто-то приземлился на спину Снабби и запрыгал по ней как мячик — вверх-вниз, вверх-вниз, — при этом что-то быстро и непонятно бормоча. Чудик громко тявкнул и тоже плюхнул передние лапы на спину Снабби.

Мисс Перчинг вздрогнула и проснулась. Снабби тоже открыл глаза и сердито напустился на Чудика:

— Отстань, болван! Убери свои лапищи, мне же больно!

Он перекатился на спину, но кто-то вдруг прижался к нему, обхватив за шею маленькими ручками, что-то восторженно и нежно лопоча.

— Миранда!!! — завопил Снабби. — Мирандочка, это ты! Эй, сони, смотрите, кто приехал! А где же Барни?

Все четверо мигом вскочили — от сна не осталось и следа. Чудик сразу же ошалел от радости и принялся носиться кругами, вздымая в воздух тучи песка. Миранда перепрыгивала с одних плеч на другие, беспрестанно что-то ворча и ласкаясь.

Снабби встал и посмотрел вдаль. Вскоре со стороны набережной показалась знакомая фигура.

— Барни! Мы здесь! Скорей сюда. Барни!

Увидев друзей, Барни спрыгнул с пирса на пляж и, улыбаясь, побежал по песку.

Диана бросилась ему навстречу.

— Барни! Ты приехал! Ой, Барни, как ты похудел!

Сияющий Барни уселся на песок рядом с друзьями. Он почти не изменился: все те же необыкновенные, широко расставленные глаза, поражающие своей яркой синевой; пшеничного цвета густые волосы, большой красиво очерченный рот, который счастливо улыбался, когда он смотрел то на одного, то на другого из своих друзей.

— Как я рад вас видеть! — в который раз повторял он. — Кажется, прошла целая вечность с тех пор, как мы были вместе в Ринг о`Белла. В мае, помните? А теперь мы в Рабэдабе! Выглядите вы все отлично!

— А ты, наверное, тяжело болел, — сочувственно посмотрела на него Диана. — Похудел и не такой загорелый, как всегда.

— Ничего, я уже почти в норме. Миранда меня выхаживала. Простудился, наверное, под дождем. Фермер смилостивился и пустил меня в сарай, и Миранда все мне приносила и подавала! Каждый день ходила в дом к фермеру и притаскивала хлеб и все такое. Вы бы видели как она носила кружки с молоком — ни разу ни капельки не пролила! Правда, Миранда?

Глаза Дианы наполнились слезами. Она представила, как Барни, больной и несчастный, лежал совсем один в чужом холодном сарае и за ним некому было ухаживать, кроме маленькой обезьянки. Как это ужасно, когда рядом нет близких людей, на которых можно опереться! Крошка Миранда! Как она, наверное, волновалась и переживала!

— Тебе, наверное, было ужасно одиноко, — печально сказал Снабби.

У него самого не было родителей, и ему нетрудно было представить, каково это — быть одному. У Снабби хотя бы имелось множество любящих родственников.

— Да. Со мной это нечасто бывает, а тут… Я так жалел, что мамы нет в живых и что я не смог пока найти отца. Это так обидно — знать, что у тебя где-то есть отец, но не знать, ни кто он, ни где он! Он обо мне и понятия не имеет, но это не важно, мы же с ним все равно родные люди.

Мисс Перчинг внимательно слушала мальчика, и ее сердце разрывалось от жалости. Она прекрасно знала историю жизни Барни. О том, как его мать, цирковая артистка, вышла замуж за актера, а через три месяца после свадьбы сбежала от него, чтобы вернуться в цирк, к той жизни, которую любила. А еще через полгода родился Барни, но она не сообщила об этом его отцу — боялась, что он заберет у нее ребенка.

Барни вырос, полагая, что его отец умер. Только когда его мать серьезно заболела, она открыла ему секрет, рассказав, что отец жив, но ничего не знает о существовании сына. В день смерти матери. Барни поклялся во что бы то ни стало разыскать своего отца. Барни искал его настойчиво и терпеливо, но пока эти поиски не увенчались успехом. Ведь он даже не знал, как выглядит его отец. По-прежнему ли он играет в театре или бросил это занятие? Единственное, что было известно Барни, это то, что отец его играл в шекспировских пьесах. Барни очень хотелось найти единственного родного ему человека.

— Мы разыщем твоего отца все вместе, — уверенно сказала Диана. Ей была невыносима горечь одиночества в голосе Барни. — Вот увидишь, мы обязательно его найдем!

 

Глава IX. РАЗГОВОРЫ НА ПЛЯЖЕ

Поведав друзьям о своих тревогах и переживаниях, Барни почувствовал, что на душе у него стало легче. После болезни он постоянно думал о своей неустроенной жизни и никак не мог выбросить эти грустные мысли из головы.

— Теперь, когда ты нам все рассказал, мы обязательно постараемся тебе помочь. И ты сразу почувствуешь себя лучше, правда? — спросила Диана.

Она не выносила, когда рядом кто-то страдал.

— Я уже чувствую себя лучше, — сказал Барни. Ему стало неловко за свою откровенность. — Зря, наверное, я вам об этом рассказал.

— Зачем тогда нужны друзья, если с ними нельзя поделиться своими проблемами? — резонно заметил Роджер. — Ты рассказал, потому что доверяешь нам, вот и все.

— Да, это так. Но вы же не делитесь со мной своими проблемами. Впрочем, у вас их, наверное, вообще не бывает. Может, так и должно быть, когда у тебя есть семья, родственники…

— Бывают, и еще какие! Не сомневайся! — горячо возразил Снабби. — Ты бы так не говорил, если б знал, какие взбучки мне устраивает дядя Ричард. Знаешь, какая это проблема! Только, к сожалению, я ни с кем не могу ею поделиться.

— Не забывайте, что друзья делятся не только плохим, но и хорошим, — нравоучительно сказала мисс Перчинг. — А учитывая, что все мы добрые друзья, почему бы нам ни разделить чай и мороженое?

— А что, уже пришло время? — поспешно сел лежавший до этого Снабби. — Надо же, я так обрадовался Барни, что совсем забыл про чай!

— Какой изысканный комплимент в адрес Барни, — улыбнулась Диана, почесывая Миранду за ушком. В этот момент на свете не было существа счастливее маленькой обезьянки. — Я даже представить себе не могла, что тебя вообще можно заставить забыть о еде.

Барни весело рассмеялся. Ему всегда нравилась их манера общения, все эти беззлобные приколы, которыми они обменивались. Хотя мисс Перчинг это иногда не нравилось.

Все, что нужно было для чая, ребята принесли с собой. Миссис Грузгрюм милостиво распорядилась, чтобы для них разложили в пакеты огромное количество сандвичей, булочек, кусочков фруктового кекса и домашнего песочного печенья, которое буквально таяло во рту.

— Вот это да! — одобрительно оглядел яства Снабби. — Не думал, что миссис Грузгрюм так расщедрится. Пожалуй, она не такая грузгрюмистая, какой кажется на первый взгляд.

— Может, она рассчитывала, что ты объешься во время чая и поменьше съешь на обед? — хитро взглянула на него мисс Перчинг.

— Ну да, как бы не так! Пусть даже не надеется! — заявил Снабби. — И вообще, мне всегда ужасно жалко вас, взрослых, мисс Перчинг. Как, это, наверное, обидно не позволять себе хоть изредка наедаться от пуза. И все только потому, что вы боитесь, как бы не подумали, что вы невоспитанные обжоры.

— Наверное, тебе очень не хочется становиться взрослым, да, Снабби? — язвительно спросила Диана. — Нельзя объедаться, нельзя заглатывать по дюжине порций мороженого, нельзя весь день жевать шоколадки.

— Ладно, ладно, сдаюсь! — поспешил остановить ее Снабби. — Барни, возьми еще сандвич.

Но аппетит у Барни был уж не тот, что прежде. Должно быть, он, и правда, был серьезно болен, отметила про себя мисс Перчинг. Она с радостью взяла бы его в пансионат, кормила и заботилась бы о нем, но это, к сожалению, было невозможно. Ведь миссис Грузгрюм никогда не согласится пустить его вместе с Мирандой, а Барни никогда не оставит ее. К тому же он так плохо и неряшливо одет, хотя очень старается выглядеть аккуратным. В последнее время у него, видимо, туго с деньгами, и он не смог купить себе туфли. Он обходился и без них, но ступни его босых ног загорели и огрубели. На его рубашке не хватало нескольких пуговиц, а серые хлопчатобумажные брюки с заплатками на коленках обтрепались, превратившись в бахрому.

И все же он замечательный мальчик — красивый, умный, честный, открытый. Таким сыном мог бы гордиться любой отец. Мисс Перчинг посмотрела на Барни и невольно вздохнула. Она была уверена, что он никогда не найдет своего отца, но разве можно сказать ему об этом?

— Барни, мне бы очень хотелось, чтобы ты жил с нами в пансионате, — взяла его за руку Диана.

— Это невозможно, — покачал головой Барни. — Ты сама это знаешь. И потом, я уже нашел себе работу.

Все изумленно посмотрели на него. Так быстро!

— Что за работа? — заинтересовался Роджер.

— В этом городке есть небольшой павильон аттракционов, ну, там электромобильчики, игровые автоматы и все такое…

— Точно! Вчера вечером мы были в нем, — воскликнула Диана. — И ты нашел себе там работу?

— Да. Я разбираюсь в машинах, вы же знаете. И меня наняли смотреть за ними… Проверять, смазывать, в общем, профилактический уход. Для меня это пара пустяков. Да и аттракционы я люблю. Всю мою жизнь езжу с ярмарками и цирками.

— Но ты ведь сможешь бывать у нас, правда? — забеспокоился Снабби. — Ведь павильон открывается только после пяти.

— Думаю, что смогу, — улыбнулся Барни. — Но в пансионат к вам приходить не буду. Там на меня будут смотреть сверху вниз, ведь я сейчас не в лучшем виде. Вот когда у меня появятся деньжата и я смогу прибарахлиться, тогда другое дело.

Все трое с радостью отдали бы Барни все свои карманные деньги до последнего пенни, но они промолчали, потому что знали — Барни может обидеться. Гордость не позволит ему взять у ребят деньги, и все только почувствуют себя неловко.

Однако у мисс Перчинг нашлось что предложить Барни, и она сделала это незамедлительно.

— Но одно ты, безусловно, можешь сделать, Барни. Переоденься на время в шорты Роджера, пока ты купаешься, я пришью пуговицы к твоей рубашке и подошью обтрепавшиеся края брюк. Они, по-моему, совершенно чистые, поэтому стирать их не придется.

— Да? Вот спасибо! — обрадовался Барни. — А то я с шитьем не очень в ладах.

Роджер помчался в пансионат и через минуту вернулся с запасными шортами. Барни зашел в кабинку для переодевания и через несколько минут, смущаясь, передал свою рубашку и брюки мисс Перчинг.

— Спасибо большое, — сердечно поблагодарил он. — Вы очень добры! Как я рад, что снова вижу всех вас! И этого ненормального, бешеного Чудика!

А спаниель как будто сошел с ума. Когда ко всем прочим радостям жизни прибавились еще и Барни с Мирандой, чаша восторга Чудика переполнилась. Он стремглав носился по пляжу и ошалело лаял. Пробегая мимо Миранды, он останавливался, прыгал вокруг нее, тявкал в ухо и вновь убегал с бешеной скоростью.

— Это он изображает скорый поезд, — объяснил Снабби. — Через минуту он выдохнется, хлопнется на бок рядом с Мирандой, и тогда придет её очередь над ним издеваться.

Все произошло в точности так, как предсказал Снабби. Когда обессиленный Чудик, пыхтя, как паровоз, рухнул на песок рядом с ребятами, Миранда тут же вскочила ему на спину и дернула его за большие висячие уши. Пес поднял голову, пытаясь стряхнуть ее, но не тут-то было. Что-то возбужденно лопоча, она еще сильнее вцепилась в его длинную шерсть.

К общему восторгу всех, кто был на пляже, Чудик бросился бежать, надеясь сбросить свою наездницу, но Миранда держалась крепко. Подскакивая на спине пса, как на карликовом пони, она явно наслаждалась необычной скачкой. Наконец Чудик вспомнил, как можно отделаться от надоедливой обезьянки. Он перевернулся на спину. Миранда, испугавшись, что он ее раздавит, тут же соскочила, и прежде чем Чудик успел схватить ее, примчалась на четвереньках к Барни и прыгнула ему на руки.

В этот момент к их компании приблизился мужчина. Ребята сразу же узнали его: это был иллюзионист из эстрадного шоу «роллинксов». Он уже несколько минут наблюдал за Барни и Мирандой и, заметив, как бедно одет мальчик, догадался, что у того туго с деньгами.

— Эй, мальчик, — окликнул он Барни. — Тебе нужна работа? В шоу, здесь, на пирсе? Могу предложить тебе хорошие деньги, если будешь ассистировать мне в номере со своей обезьянкой. Ну как, приятель, договорились?

— Прошу прощения, сэр, но я уже нашел работу, — вежливо отказался Барни, — в павильоне аттракционов. Вот если там не выгорит, тогда приду к вам. Но неделю я там должен отработать в любом случае.

Сухо кивнув на прощание, фокусник удалился. Барни обернулся к остальным:

— Вы видели его глаза? Могу спорить, это неприятный тип. Не думаю, что мне понравилось бы работать под его руководством! От его взгляда у меня мурашки по спине забегали. Такой затылком видит, что у него за спиной.

— Все равно это здорово, что тебе предложили такую интересную работу! — с завистью проговорил Снабби. — Мне бы вот так, ни с того ни с сего, никто не предложил. Месяцами бы бегал и искал.

Жаркий, располагающий к лени день клонился к вечеру. Часов в шесть мисс Перчинг пошла прогуляться, и ребята остались одни. Друзья подробно рассказали Барни о других постояльцах пансионата, особенно о мисс Стрект. Не забыли они и странного маленького Дамми. Услышав это имя, Барни удивленно вскинул глаза.

— Дамми? Расскажите, как он выглядит.

— Низенький, но невероятно сильный, с большой головой, круглыми серыми глазами и маленьким ротиком, — начала Диана.

— Его возраст невозможно определить. Так, наполовину взрослый, наполовину ребенок, — продолжил Роджер. — Нам он понравился. Таксист, правда, говорил, что иногда с ним случаются припадки ярости. А ты что, его знаешь?

— Вполне возможно, это тот самый Дамми, которого, я знал когда-то, — кивнул Барни. — Несколько лет назад мы выступали в одном цирке. Еще мама была жива. Помню, он очень любил ее, да и она к нему хорошо относилась. Потом я ушел из этого цирка и больше никогда не слышал о Дамми. Он мне тоже нравился. На самом деле он просто большой добрый ребенок. Хотя, правда, на него, бывало, накатывали какие-то припадки злости, и тогда, учитывая его невероятную силу, он был опасен. Я однажды видел, как он схватил одного типа и подкинул его в воздух, как мячик.

— Да ну? — поразился Роджер. Дамми предстал перед ним в новом свете. — Я думаю, ты должен сам посмотреть, тот ли это Дамми или нет. Мы тоже расскажем ему о тебе.

Вернулась Мисс Перчинг и позвала ребят обедать.

— До свидания, Барни, завтра увидимся! — крикнул Снабби. — Береги себя!

 

Глава Х. СТРАННОСТИ ПРОФЕССОРА

После обеда мисс Перчинг не позволила детям пойти в павильон аттракционов.

— Это будет первый рабочий день Барни, — сказала она, — и ничто не должно отвлекать его от дела.

— Но мы же не будем ему мешать! — возмутился Снабби.

Однако Роджер решил, что мисс Перчинг права. Будет плохой услугой для Барни, если в первый же день, пока он еще не освоился со своей новой работой, трое его друзей, не говоря уж о Чудике, явятся туда и станут отвлекать его внимание или смущать своими ободряющими взглядами.

Ребята решили поговорить с Дамми, чтобы выяснить, знает ли он Барни.

Миссис Грузгрюм была немного удивлена, когда они спросили ее, нельзя ли побеседовать с Дамми.

— Кажется, мы нашли одного его давнего приятеля, — объяснил Роджер. — Мы просто хотим узнать, так ли это.

— Но вам ничего не удастся узнать у этого несчастного, — вздохнула миссис Грузгрюм. — От него и слова не добьешься. Он может лишь имитировать звуки: «бум-бум, бэнч-бэнч, чух-чух-чух или мяу-мяу», но говорить он не умеет.

— И все-таки мы хотели бы с ним встретиться, — настаивал на своем Роджер. Наконец миссис Грузгрюм сдалась:

— Он на заднем дворе, — бросила она не слишком любезно.

Ребята прошли по темному коридору и, толкнув дверь, обитую грубым сукном, оказались в огромных размеров кухне. Следующая дверь вывела их на задний двор. Это было довольно неприглядное местечко: кругом кучи мусора, разбитые бутылки, пустые коробки и ящики с гниющими овощами, меж которых разгуливала полосатая кошка.

Как только во дворе появился Чудик, кошка запрыгнула на высокую ограду. Чудик, наивно веривший, что ограда ему не помеха, начал оголтело кидаться на нее.

Дамми был здесь — он выметал мусор. Услышав лай Чудика, он обернулся и, увидев ребят, по-доброму и как-то по-детски улыбнулся.

— Гав-гав, — произнес он, указывая на Чудика.

— Привет, Дамми, — поздоровался Снабби. — Мы хотели тебя кое о чем спросить.

Лицо Дамми сразу помрачнело. Он не любил, когда ему задавали вопросы. Это нарушало его покой. Вот когда ему давали поручения — это другое дело, он не возражал. Потому что работать — это несложно, а вот отвечать на вопросы — очень тяжело. Нужно думать, прежде чем ответить.

— Не волнуйся, Дамми, — мягко сказала Диана, заметив, как он нахмурился. — Мы только хотим тебе кое-что сказать. Сегодня мы встретили одного нашего друга. Его зовут Барни. Он говорит, что знает тебя.

Дамми задумался, потом покачал головой. Дети разочарованно переглянулись.

— Видимо, Барни был знаком с каким-то другим Дамми, — вздохнул Роджер. — Хотя по описанию Барни его узнал.

Внезапно у Дианы родилась идея. Она повернулась к Дамми, который с тревогой смотрел на троих ребят.

— Дамми, — ласково улыбнулась она. — У Барни есть обезьянка — маленькая симпатичная обезьянка по имени Миранда. Ты помнишь ее?

Неожиданно лучезарная улыбка преобразила напряженное лицо Дамми. Он отбросил свою метлу, сложил руки вместе, изображая, будто держит на руках какое-то маленькое существо.

— Ми-ран-да! — выговорил он наконец. А потом с огромным усилием произнес: — Ба-р-ни, — и принялся энергично кивать головой, повторяя одно и то же: — Барни, Барни, Барни.

Коротышка потянул Диану за рукав и обвел рукой дворик, как будто спрашивая, где же он, Барни?

— Он работает в павильоне аттракционов, там, где электромобильчики, знаешь? — спросила Диана.

— Да, он хо-ро-ший, хо-ро-ший, — несколько раз повторил Дамми с почти детским восторгом.

Но заметив в одном из окон миссис Грузгрюм, он вновь схватился за метлу.

— Пожалуй, нам лучше уйти, — сказал Роджер. — Мы его так разволновали, что он теперь не сможет нормально работать, пока мы здесь. Интересно, когда заканчивается его рабочий день? Наверняка он сразу пойдет искать Барни.

— Мне он очень понравился. — Диана посмотрела на Дамми. — И я уверена, что он мог бы нормально говорить, если бы люди были к нему добрее.

— Обещаю, что я буду с ним ужасно добр, — с жаром выпалил Снабби. — Мне он тоже понравился. Немного напоминает Чудика — такой же добрый и доверчивый.

— И вовсе он на Чудика не похож, — поморщилась Диана. — Чудик у тебя чокнутый! Ты посмотри, что он делает — пытается прыгнуть на стену и никак не поймет, что ему туда не доскочить. Чудик, иди сюда! Даже кошка смеется над тобой.

Ребята вернулись в дом тем же путем. В вестибюле они остановились, чтобы обсудить дальнейший план действий.

— Давайте посмотрим, есть ли кто-нибудь в гостиной, — предложил Снабби. — Если там пусто, можно перекинуться в картишки. Но если там мисс Стрекот, я туда ни ногой!

К счастью, мисс Стрект в гостиной не оказалось. Зато там был профессор Джеймс, который мирно дремал в большом кресле.

— Пока он спит, можно принести сюда карты и поиграть полчасика в какую-нибудь спокойную игру, — сказала Диана. — Кроме того, он, говорят, глухой и ничего не услышит.

Роджер сходил в свою комнату за колодой. Друзья расселись вокруг небольшого столика, раздали карты. Роджер обернулся и еще раз посмотрел на профессора. Тот по-прежнему спал, и можно было без опаски говорить в полный голос.

Ребята сыграли уже две игры и собрали карты, размышляя, осталось ли у них время на третью. Тут Снабби вспомнил об узкой лестнице, ведущей на крышу, откуда можно было увидеть море через расщелину в утесе.

— А что, если вылезти через этот люк на крышу, пробраться по ней к утесу и понаблюдать за той самой секретной базой, — заговорщицким тоном предложил он. — Может быть, мы увидим что-нибудь интересное.

— Вряд ли. Это слишком далеко. А странная эта лестница, правда? Я, как ее увидел, сразу подумал: для чего ее раньше использовали? Не очень понятно, какая от нее польза?

— В давние времена здесь было полно контрабандистов, — начал объяснять Снабби. — Мне мисс Перчинг рассказывала. Поэтому нет ничего странного, что лестница ведет прямо на крышу. Ее использовали, чтобы передавать сигналы кораблям с контрабандой.

— Или какие-нибудь преступники заманивали корабли на скалы ложными сигналами, а потом грабили их, — выдвинула свою версию Диана.

— Вот злодеи! Не понимаю, как так можно! — возмутился Снабби.

— Ты, может быть, и сам бы так делал, если бы жил в то время, — пожала плечами Диана.

— Я? Ни за что! — почти выкрикнул Снабби. — Как ты можешь так говорить?!

Роджер рассеянно слушал их разговор, тасуя карты. Случайно его взгляд упал на висящее напротив зеркало. В нем хорошо был виден старый профессор, который сидел в кресле за спиной Роджера. Что это? У него открыты глаза или показалось? Похоже, что тот давно не спит и внимательно слушает их болтовню.

Роджер резко обернулся, но глаза старика были по-прежнему закрыты. Неужели ошибся, недоумевал мальчик. Но ведь он ясно видел в зеркале, что старик сидел с открытыми глазами. Зачем же он притворялся?

А Снабби и Диана все еще спорили. Снабби никак не мог простить Диане, что та могла подумать, что он мог быть морским пиратом.

— Не кричи — профессора разбудишь, — предупредила Диана.

— А мне наплевать! — начал уже грубить Снабби. — И пусть Чудик бросится на него и перепугает как следует! Это же невыносимо для собаки — сидеть под столом тихонько, как мышка!

Роджер опять кинул взгляд на зеркало. Да, теперь он просто уверен — старик вновь открыл глаза! Он смотрел в спину Роджера и слушал, что о нем говорят.

Роджер быстро обернулся… И вновь глаза старика были закрыты. Это уж совсем непонятно! Что за глупое притворство? Но ведь он как будто глухой? Тогда какой смысл? Ну да ладно, в конце концов, это его личное дело. Если этому старому чудаку хочется притворяться глухим и спящим, чтобы подслушивать — пожалуйста, ему не жалко.

И все-таки здесь что-то не так. Надо бы выяснить наверняка, глухой старик или нет. И спит ли он. Перегнувшись через стол, Роджер подмигнул ребятам. Поняв, что сейчас что-то произойдет, они выжидающе посмотрели на него.

— Слушайте, — зловещим тоном проговорил Роджер. — Мы здесь одни — кроме этого глухого профессора, который к тому же крепко спит — и можем спокойно поговорить о том, что знаем.

— А-а… Ну да… — не очень уверенно произнес Снабби, не зная, чего ожидать, но готовый принять участие в любой, даже самой глупой затее Роджера. — Это о Человеке, который шепчет? И о другом, с фальшивым паспортом?

— Ну да, — подыграл Роджер. — Как только мы узнаем пароль, можно приступать. Но нужно опасаться переодетого человека.

— Да. Его можно узнать по руке. У него на левой руке мизинец кривой, — вспомнил Снабби одного из своих попутчиков-моряков и вставил его описание в свой глупый рассказ.

Открыв рот, Диана непонимающе уставилась на мальчиков. Что за ерунда, о чем это они? Может, они оба сошли с ума?

Роджер украдкой взглянул в зеркало — глаза старика были широко открыты. Он явно прислушивался. Ну-ну, пусть слушает! Если он поверил всему, что они тут наговорили, у него есть над чем поломать голову!

Громкий голос мисс Перчинг заставил всех вздрогнуть:

— Вы до сих пор еще не ушли? Ах, здесь профессор… Я его сначала не заметила, иначе я бы не стала говорить так громко.

— Ничего страшного, — поднялся Роджер, — он крепко спит.

 

Глава XI. КАК ВАЖНО МЫТЬ УШИ

Следующий день был полон волнений. Прежде всего потому, что накануне Барни убедился, что это тот самый Дамми, которого он когда-то знал.

Утром друзья встретились с ним на пляже. Миранда была сильно возбуждена и болтала без умолку. Подражая ребятам, она принялась рыть в песке небольшую ямку, чтобы удобнее было сидеть. Чудик наблюдал за ней, свесив язык. Вдруг Миранда сильно ущипнула его за кончик языка. Чудик взвизгнул.

— А ты, Чудик, не высовывай свой язык, — посоветовал Снабби. — Сам напросился — стоишь тут, язык до земли. Глупая ты собака, если позволяешь обезьяне брать над собой верх.

Чудик обиделся и отвернулся ото всех, а Барни начал рассказывать о встрече с Дамми.

— Вчера вечером я как раз заканчивал работу… Вдруг мой шеф говорит: «Барни, к тебе тут пришли». Смотрю — заходит Дамми!

— Он тебе обрадовался?

— Обрадовался? Да он был без ума от счастья. Схватил мои руки и начал трясти их, будто это ручки пожарного насоса! Потом его заметила Миранда, уж она-то точно никогда никого не забывает. Сиганула ему на грудь, и он стал укачивать ее, как делал, когда она была маленькой. Он даже начал ей что-то напевать, как когда-то. Я едва не разревелся!

— А он с тобой разговаривал? — спросил Роджер. — Похоже, он не очень-то это умеет.

— Ну, во-первых, он вообще не англичанин, — объяснил Барни, — и английскому как следует так и не научился. Но он может говорить, когда сам захочет. Если в настроении или с друзьями. Сначала он ни слова не мог выговорить, но когда мы перешли в мою конуру, разговорился.

— О чем же вы говорили? — заинтересовалась Диана. — Наверное, о своих старых друзьях?

— Да. И о моей маме, — грустно сказал Барни и замолчал. — Дамми не знал, что она умерла, — продолжил он спустя какое-то время. — Когда я сказал ему об этом, он заплакал. Он очень любил ее. Мама была добра к нему. И еще он сказал, что я на нее совсем не похож.

— В каком смысле? — не понял Роджер.

— Ну… она темноволосая, а я — светлый. У нее были карие глаза, а у меня — синие. Она была невысокая, а я — высокий. Мне жалко, что я пошел не в нее.

— Тогда, значит, ты похож на отца, — сделала вывод Диана, глядя в необыкновенно синие глаза Барни. — Это может помочь нам в его поисках. Мы будем искать человека, похожего на тебя!

— Если бы я смог его найти! — вздохнул Барни. — Знаете, как нужен отец, когда начинаешь взрослеть. Конечно, он может мне не понравиться. Или я ему. Может быть, он даже будет меня стыдиться.

— Почему твоя мама сбежала от него? — спросила Диана. — Он с ней что, плохо обращался?

— Не знаю. Может быть, она не смогла жить в обычном доме после того, как всю свою жизнь прожила в фургоне? — предположил Барни. — А может, она стремилась вернуться к прежней жизни. Но лучше, если бы она сообщила отцу о том, что я родился. Обидно думать, что он ничего обо мне не знает. Он же может просто не поверить мне, когда я его найду.

— А как твоя фамилия, Барни? — Роджер вдруг подумал, что они никогда не спрашивали его об этом.

— Лоример. Мое полное имя Барнабас Хьюго Лоример — язык сломаешь, правда? Но Лоример — это фамилия матери. Когда она ушла от отца, то вернула свою девичью фамилию. А фамилии отца я не знаю. Мама не говорила, а я и не спрашивал. Думал, это ее фамилия по мужу, понимаете? Мне и в голову не приходило, что когда-нибудь это будет так важно.

— А что написано в твоем свидетельстве о рождении? — подумав, спросила Диана. — Там ведь все это должно быть указано, правда?

— А что такое свидетельство о рождении? — удивленно вскинул глаза Барни. — Никогда о таком не слышал. И, уж в любом случае, у меня его нет.

Все четверо на время умолкли. Роджер, Диана и Снабби подумали о том, что совершенно безнадежно найти человека, когда не знаешь, ни как он выглядит, ни сколько ему лет, ни хотя бы как его зовут! Ведь он может жить с тобой в одном городе и никогда об этом не узнать!

Роджер решил обратиться за помощью к мисс Перчинг. Может быть, она придумает, как лучше поступить. Ведь единственное, что они знают, — это то, что отец Барни играет (или играл раньше) в шекспировских пьесах. И больше — увы! — никакой информации.

Появился Чудик с каким-то предметом в зубах.

— Что это ты опять притащил. Чудик? — рассердился Снабби. — Если ты еще раз принесешь нам дохлого краба, я заставлю тебя его съесть. Он еще вчера был дохлятиной, а сегодня и того хуже.

Но это был не краб. Это была щетка для волос!

Снабби вытащил ее из пасти Чудика и с укоризной посмотрел на него:

— Плохая собака! Я разве не говорил тебе: когда живешь в пансионате или гостинице, нельзя хватать чужие вещи! Ты же не дома. Чья это щетка, хотелось бы знать?!

— Гав! — отозвался довольный собой Чудик.

— Ты что, хочешь сказать, что уже успел сбегать в пансионат и стащить оттуда щетку? Даты просто чокнутый!

— Он просто решил повоображать перед Мирандой, — рассмеялась Диана. — Хочет показать ей, что он тоже кое-что умеет.

— Не говори так! — в шутку встревожился Барни. — Ты же знаешь, как она любит всем подражать. Я не хочу, чтобы она тоже таскала чужие вещи. Для меня это обернется большими неприятностями.

— Для Чудика тоже, — нарочито строгим тоном добавил Снабби и легонько шлепнул удивленного спаниеля по носу. — И почему тебя так интересуют щетки? Сколько можно повторять: ты не должен хватать щетки, полотенца и половички!

Чудик попятился, опасаясь второго шлепка, и нечаянно сел на Миранду. Но тут же вскочил, когда ее острые зубки впились ему в хвост. Взвизгнув, он кинулся к Снабби, но тот был непреклонен.

— Нечего играть со мной и Мирандой в «море волнуется». Я на тебя еще сердит.

Внимательно осмотрев щетку, Снабби заметил на ней инициалы: «М.М.», инкрустированные серебром.

— Мэтью Марвел, — догадалась Диана, проводя по ним пальцем. — Это же фокусник. Его комната на одной площадке с нашими. Наверное, Чудик обнаружил, что его дверь приоткрыта, и вошел. Он ведь считает, что все комнаты здесь в его распоряжении и он может свободно разгуливать по ним. Вчера я тоже его там застала.

— Ладно, я потом отнесу щетку мистеру Марвелу, — сказал Снабби. — А сейчас пойдемте купаться.

И все четверо бросились в воду. Только Миранда осталась на берегу. Она плясала и подпрыгивала у самой кромки волн, забавно подбирая свою красную юбочку, к радости собравшихся возле нее ребятишек. Чудик тоже отважно бросился в воду, пытаясь догнать Снабби. Барни плавал лучше всех. Он уже чувствовал себя вполне окрепшим, отчасти еще и потому, что вновь был счастлив оказаться рядом со своими друзьями. И что бы ни случилось, он никогда, НИКОГДА с ними не расстанется.

— Ты присоединишься к нам после ленча, Барни? — спросил Роджер, когда они грелись на солнышке, подсыхая после купания.

— Да, до половины пятого я свободен, — кивнул юноша. — А вы куда-то собрались?

— Мы еще не решили. Может, возьмем лодку и покатаемся, — предложил Снабби.

— Неплохая мысль, — согласился Роджер. — А давайте сплаваем к водовороту, интересно было бы на него посмотреть.

— А что это такое? — заинтересовался Барни. И все в один голос принялись рассказывать об ущелье.

— Это недалеко отсюда, — добавил напоследок Снабби, когда Барни разобрался во множестве самых разных описаний водоворота.

— Хорошо. Возьмем лодку и сегодня же туда сплаваем, — согласился Барни. — Интересно будет посмотреть. Я раньше никогда не видел настоящий водоворот.

Подошло время ленча, и ребята поспешили в пансионат — не потому, что опаздывали, а просто очень захотели есть. Они бегом поднялись наверх приводить себя в порядок.

— Надо бы вернуть мистеру Марвелу его щетку, — вдруг вспомнил Снабби, — Надеюсь, его сейчас нет в комнате. Мне совсем не хочется объясняться насчет идиотского поведения Чудика!

Снабби негромко постучал в дверь фокусника и прислушался. Изнутри не доносилось ни звука. Тогда он повернул круглую дверную ручку, бесшумно прошмыгнул внутрь, зажав в руках щетку, и…

…В растерянности остановился.

Мистер Марвел сидел за столом, на котором были разложены какие-то карточки, и внимательно изучая их, что-то быстро записывал. Он даже не слышал, как кто-то вошел. Снабби вежливо кашлянул. Мистер Марвел резко вскочил и, обернувшись к Снабби, попытался загородить собою бумаги на столе.

— В чем дело?! Что вам здесь нужно? Как вы посмели без спроса… — заорал он хриплым голосом и осекся. Увидев, что это всего лишь Снабби, он изобразил на худом длинном лице жалкое подобие улыбки.

— Ах ты, негодник! Как ты напугал меня! Я как раз разрабатывал новый фокус и задумался… Ты что-то хотел?

— Мне очень жаль, сэр, но мой пес Чудик утащил из вашей комнаты щетку для волос. Вот я и принес ее, — Снабби все еще не слишком уверенно себя чувствовал. Его порядком испугало разъяренное лицо фокусника, которое он только что видел.

— Да? Ну, спасибо. — Фокусник взял щетку, положил ее на место и вдруг потянул Снабби за рукав. — Мальчик, ты почему не моешь уши? — неожиданно спросил он… Я… мою!.. — возмутился Снабби,

— Тогда почему у тебя за каждым ухом картошка растет? — спросил фокусник и достал по небольшой картофелине из-за каждого уха Снабби.

Мальчик смотрел на него разинув рот. — А зачем часы во рту держишь? — продолжал меж тем мистер Марвел. — Разве им там место? Опля! — Он поднес руку ко рту Снабби и двумя пальцами извлек из него наручные часы с браслетом.

— Как это? Ну и ну! Ничего не понимаю, — изумился тот.

— А это что у тебя в кармане шорт? — не унимался фокусник.

Снабби удивленно оглядел свои карманы, которые подозрительно топорщились. Сунув в них руки, вытащил две морковки из одного и большое красное яблоко — из другого. Хлопая глазами, он ошалело смотрел на это.

— Гостинец для маленького ослика, — произнес мистер Марвел и довольно ехидно рассмеялся. — Ты ведь любишь морковку, правда? Вот и ешь на обед!

 

Глава XII. ВОДОВОРОТ РАБЭДАБ

Не дождавшись Снабби, Роджер и Диана спустились в гостиную. За ними семенил Чудик — он был голоден как волк. Все уже сели за стол, когда появился Снабби.

— Опаздываешь? — Мисс Перчинг встретила его холодным взглядом. — Что случилось на этот раз?

— Да ничего особенного. Просто мистер Марвел нашел у меня в ушах картошку, а во рту — часы. И еще немного фруктов и овощей в моих карманах, вот и все!

— Ты хочешь сказать, он проделал с тобой несколько фокусов? — недоуменно спросила Диана. — Вот везунчик! Но только вытаскивать часы изо рта — это уж слишком. Я в это не верю.

— Ха! А я еще сегодня утром подумал, что это у тебя тикает во рту, — пошутил Роджер. — Попросил бы меня, я бы вытащил.

— Между прочим, он ужасно разозлился, когда оглянулся и увидел, что я вошел, — сообщил Снабби. — Вскочил с кресла и закрыл рукой какие-то карточки на столе. Как будто я пришел секреты его фокусов выведывать. Он еще сказал, что я помешал ему разрабатывать какой-то новый фокус. А вообще-то он не слишком симпатичный малый…

Как раз в этот момент в столовую вошел сам мистер Марвел, и мисс Перчинг знаками велела Снабби сменить тему. Появился и Весельчак под руку с Айрис Найтингейл; Она была в великолепном серебристо-голубом платье. Взгляд Снабби сразу же переместился на нее, и его губы расплылись в восхищенной улыбке. Красотка тоже улыбнулась в ответ.

— Она ужасно симпатичная! Кстати, сегодня утром я разговаривал с ней, — похвастался Снабби. — Она сказала, что мы обязательно должны пойти на их шоу и она споет для меня мою любимую песню.

— Остается только надеяться, что она знает «Прокатись на лошадке до Банбери-кросс» и «Откуда ты взялась, красотка?» — довольно громко произнес Роджер.

— Заткнись! Она же услышит, — прошипел Снабби. — А то сейчас в глаз дам!

— Снабби, как ты себя ведешь? — сделала замечание мисс Перчинг, чем рассердила его еще больше.

Он надулся и, откинувшись в кресле, хмуро посмотрел на старую гувернантку. В этот момент в открытое окно впорхнула какая-то птичка, покружила по комнате и вылетела обратно. Снабби понял, как он может отомстить мисс Перчинг за нанесенное ему публичное оскорбление.

— Вы видели эту прелестную маленькую птичку? — обратился он с приторно-слащавой улыбкой к мисс Стрект. — Я уверен, она что-то прощебетала-прострекотала. Ах, я так люблю птичек! А вы, мисс Стрекот?

Впервые мисс Стрект посмотрела на него с неприязнью.

— Странно, что у вашего мальчика такая плохая память на имена, мисс Перчинг, — холодно заметила она. — Хотя, конечно, мозги даются не каждому.

— Один-ноль в ее пользу, Снабби, — прошептал на ухо Роджер.

Весельчак, слышавший этот диалог, весело расхохотался, и это привело Снабби в полное отчаяние. Он понял, что любой ценой должен сменить тему разговора.

— Мисс Перчинг, мы сегодня хотим взять напрокат лодку и сплавать к водовороту, — громко объявил он.

— Тогда вам нужно взять с собой лодочника, — откликнулась мисс Перчинг.

Друзья разочарованно посмотрели на нее.

— Но для чего? — недоуменно спросил Роджер. — Вы же знаете, мы сами прекрасно умеем грести.

— Как раз этого-то я и не знаю, — мисс Перчинг была непреклонна. — В любом случае, одних я вас не отпущу.

— Вы совершенно правы, — неожиданно раздался мужской голос. — Это крайне опасное место. И детям лучше держаться от него подальше!

Это был мистер Марвел. Профессор Джеймс, сложив ладони рупором к уху, громко спросил:

— В чем дело? О чем это вы?

— О водовороте Рабэдаб! — крикнул Снабби так оглушительно, что все вздрогнули…

— О… это очень опасное место, — закивал профессор. — Вам не следует их отпускать, мэм.

— Я бы тоже не советовала, — передернула плечами мисс Стрект. — Водовороты ведь засасывают в глубину, не так ли? И людей, и лодки… Все глубже и глубже! Жутко даже подумать об этом.

— Но, мисс Перчинг, это всего лишь недолгая лодочная прогулка! — запротестовал Снабби, но все же согласился: — Хорошо, мы не поедем одни, если вы этого не хотите. Но будьте человеком, позвольте нам поехать хотя бы с лодочником.

— Возьмите Бинса, — предложил вдруг Весельчак. — Я с ним не один раз плавал — он отлично знает свое дело, как раз то, что нужно для водоворота. Умело гребет в противоположном направлении, поэтому лодка стоит на месте, а вы можете спокойно наблюдать, как вода засасывает разные предметы. Конечно, может и засосать, но это бывает нечасто.

Мисс Перчинг не знала, как отнестись к последнему замечанию Весельчака, но пришла к правильному выводу, что тот просто шутит. Женщина с сомнением смотрела на умоляющие лица ребят.

— Ну, Хорошо, — сдалась она наконец. — Я вместе с вами пойду на пристань и сама найму для вас лодку с лодочником. Возможно, я даже поеду с вами.

0ни решили отправиться на пристань сразу после ленча.

Уже у выхода мисс Перчинг неожиданно остановил Весельчак.

— А почему бы вам ни сводить детей на наше шоу? — предложил он. — Сегодня мы проводим наш еженедельный детский конкурс, и один из них может завоевать приз. Во всяком случае, у Снабби есть для этого все данные! Пусть захватит свое банджо и цитру. С ними, я уверен, он сорвет целую бурю аплодисментов!

Мисс Перчинг страшно удивилась… Но ведь у тебя нет никакого банджо или цитры, Снабби! — всю дорогу недоумевала она. — Что же он имел в виду?

— Да он просто пошутил, — поморщился Снабби. — Но все же, мисс Перчинг, давайте сегодня же вечером сходим. Мне так хочется посмотреть выступление фокусника!

— А еще больше ему хочется послушать, как Айрис Найтингейл будет петь для него, — насмешливо вставил Роджер и ловко увернулся от набросившегося на него Снабби.

На пирсе их уже ждали Барни и Миранда. Мисс Перчинг удалось найти лодочника, который, на ее взгляд, внушал доверие и выглядел достаточно сильным физически, чтобы при необходимости справиться с водоворотом. Она спросила, может ли он отвезти их туда.

— Конечно, мэм, отчего не свозить! — весело согласился лодочник. — И не бойтесь, если вас вдруг засосет под воду, мэм, я всегда смогу вас вытащить, У меня есть для этого отличный багор.

Эта его шутка не добавила мисс Перчинг уверенности, но она почувствовала, что отступать ей некуда,

— Вы не против, если с нами будут собака и обезьянка? — спросила мисс Перчинг, когда все они уселись в лодку.

— Да ради бога! Жалко только, что я не захватил своего попугая. Вот была бы компания! — громко расхохотался лодочник. — Эй, парень, держи весло! — крикнул он Барни.

Вдвоем они налегли на весла и вскоре, выйдя за пределы маленькой бухточки, свернули налево.

— Водоворот начинается сразу за той высокой грядой, — махнул рукой лодочник в сторону темнеющих неровных скал. — Чувствуете, какое здесь течение? Даже если перестать грести, то нас все равно вынесет к водовороту!

Чудик вел себя надоедливо, как никогда. Он то и дело бегал от кормы к носу лодки и обратно, взволнованно глядя на воду. В отличие от него Миранда, спокойно сидя на плече Барни, наслаждалась ритмичным покачиванием на волнах.

Обогнув нагромождение скал, все увидели, что между ними есть узкий извилистый тоннель, как будто специально кем-то вырубленный. Когда лодка осторожно пробиралась по нему, вершины скал то и дело заслоняли собой солнце.

Через некоторое время дети услышали шум, сердитое бульканье и грохот.

— Водоворот Рабэдаб, — объявил лодочник. — Здесь надо действовать осторожно!

И действительно, пассажиры лодки вскоре ощутили, как будто огромный насос затягивает ее в трубу.

Завернув за угол скалы, лодочник быстро повел лодку к длинному выступу, на котором располагался узкий каменный столб. Точным движением руки он накинул на него веревку — лодка оказалась прочно привязанной.

Водоворот был совсем близко. Постепенно тоннель стал между скал расширяться, и в самом конце образовался большой округлый колодец. Вода в нем казалась живым рассерженным существом — бурлила, поднимая в воздух мелкие брызги вздымалась вверх, а потом вдруг с ужасным урчанием падала вниз, закручиваясь воронкой. И тут же опять вспучивалась и пузырилась.

— Мощнее этого водоворота я еще нигде не видел, — сказал лодочник. — А я их повидал столько на своем веку! Если хотите, можно вылезти на скалы, чтобы получше разглядеть его. Я могу показать вам скалу, из-за которой пришло название Рабэдаб. Она похожа на стиральную доску.

Все с восторгом согласились и вскоре высадились на скалы. Даже мисс Перчинг не осталась в лодке — ее прямо-таки околдовали беспокойно мечущиеся воды странного водоворота. Взобравшись на выступ, где был установлен причальный камень, они прошли вслед за лодочником к еще одному карнизу, идущему вдоль высоких, нависающих над морем скал.

Карниз вывел их к небольшой каменной площадке, расположенной почти над самым водоворотом. Отсюда открывался поистине удивительный вид на кипящую, втягивающуюся в воронку воду. Лодочник поднял небольшую щепку и бросил ее в водоворот. Вода вспучилась, пенясь и пузырясь, и тут же ушла вниз. Когда она поднялась в очередной раз, щепки уже не было.

— Засосало, — махнул рукой лодочник. — Ее теперь не найдешь. Смотрите остерегайтесь, чтоб не упасть туда.

После этого мисс Перчинг думала только о том, как бы им благополучно вернуться в лодку, но их «экскурсовод» еще не закончил свой рассказ.

— А теперь глядите в оба, — предупредил он. — В следующий раз, когда вода поднимется и уйдет вниз, посмотрите на скалу напротив. Увидите Рабэдаб Рок.

Во все глаза они следили за тем, как вода поднялась и спала. Ее уровень все снижался и снижался, оголяя часть скалы на противоположной стороне. И действительно, она была плоской, с продолговатыми параллельными ребрами, как на настоящей стиральной доске.

— Стиральная доска старого Нептуна, — сказал лодочник. — Наверное, старик присылал сюда русалок стирать его наряды.

— Их бы тоже засосало! — сказала Диана и поежилась.

— Я думаю, им бы это только понравилось. Для них это забава, — улыбнулся лодочник, хитро взглянув на девочку. — А знаете, мисс, что люди говорят? Говорят, что в те времена, когда здесь встречались контрабандисты и морские разбойники, это было отличное местечко, чтобы сбрасывать туда врагов!

— Не надо, не говорите так! — ужаснулась Диана. — А то мне ночью будут сниться кошмары! А еще что-нибудь здесь есть интересное?

— А как же! Водяное жерло! — с готовностью кивнул лодочник. — Я вам его сейчас покажу. Пойдемте и вы увидите кое-что такое, чего в жизни не видали.

 

Глава ХIII. ЧУДО ПРИРОДЫ

Лодочник повел их дальше по другому выступу вдоль высокой скалы. По естественным каменным ступеням они взобрались на самый верх и сразу почувствовали сильный ветер. Его порывы растрепали волосы Дианы и заставили мисс Перчинг схватиться за свой шарф.

С этой скалистой вершины была видна бухта с подводными лодками.

— Вы, конечно, и сами знаете, что это, — махнул рукой лодочник. — Говорят, там ведутся секретные работы. Туда никого не пускают, даже нас, рыбаков. Хотя мальчишкой я излазил там каждую щель.

Выход из бухты был перекрыт каменной дамбой. Ни один корабль или лодка не могли свободно проникнуть внутрь или выйти из нее. Для этого требовалось открыть секретные шлюзы. По верху ограждения в маленьких бетонных кабинах сидели часовые. Из одной из них что-то ярко сверкнуло.

— Видели?! — воскликнул лодочник. — Это кто-то из часовых посмотрел на нас в бинокль. Но он знает, что дальше мы не пройдем. Впрочем, далеко все равно не уйти — скалы заминированы.

— Все это крайне опасно, — заволновалась мисс Перчинг.

— Ну, что вы, мэм! До заминированного участка все равно не добраться! — успокоил ее лодочник. — До него сотни ярдов колючей проволоки.

— А где же это водяное жерло? — спросил Роджер.

— Вон, поглядите-ка туда. Видите? — указал лодочник на участок суши за скалой, на которой они сейчас стояли.

Внезапно они увидели огромный столб воды, который сначала с шумом поднялся вверх, а затем с грохотом рухнул вниз.

— Что это? — округлив испуганные глаза, спросила Диана.

— Я же говорю — водяное жерло. Что, небось никогда раньше такого не видали? Таких в наших местах много, одни — больше, другие — меньше. В скалах есть длинный подземный проход от водоворота к этой дыре, И когда высокий прилив — вот как сейчас — вода из водоворота затягивается вниз, и часть ее силой прилива проталкивается через проход и дальше в эту дыру. Сейчас еще один фонтан поднимется.

Снабби был в полном восторге.

— А почему это бывает только при высоком приливе? — спросил он. — Почему не всегда? Вон, смотрите, еще один поднимается! Как будто огромный кит выбрасывает фонтан!

— При отливе уровень воды опускается ниже этого прохода, — начал объяснять лодочник. — И, понятно, вода по нему не течет. Но когда во время прилива уровень повышается, прилив гонит воду по тоннелю, и она с силой вырывается из дыры.

— А где вход в этот тоннель? — спросил Роджер. — Наверное, во время прилива его не видно?

— Ясно, что нет. Но где он примерно находится, я вам показать могу. Об этом, между прочим, есть одна интересная старая история.

— Какая история? — тут же всполошился Снабби — большой любитель интересных историй.

— Рассказывают, будто однажды контрабандисты решили избавиться от одного своего врага. Да так, чтобы его тело никогда больше не нашли, — начал лодочник. — Под покровом ночи они притащили беднягу сюда, сбросили его в водоворот, а сами уплыли на лодке вон в тот залив, где сейчас находится секретная база.

Он умолк, но Снабби принялся тормошить его за рукав:

— Ну-ну, что же дальше-то было?

— Ну… Этот парень, которого они сбросили, был сильный малый, гигантского роста. Он не собирался покорно ждать, когда его засосет в воронку, словно щепку, и прежде чем водоворот закрутил его, он успел доплыть до скалы и ухватиться за ее выступ. Но взобраться на него не смог.

— Но он все-таки спасся? — не выдержала Диана. — Или погиб?

— Начинался отлив, и парню приходилось перехватывать руки, цепляясь за выступы все ниже и ниже, — невозмутимо продолжал лодочник. — Выбраться наверх он, похоже, не мог. Вода все спадала и спадала, и вдруг он оказался на дне перед входом в какой-то узкий тоннель, уходящий в глубь скал. Я думаю, ночь была лунная, поэтому он его и разглядел.

— Это был вход в тоннель, который ведет к водяному жерлу! — воскликнул Роджер.

— Точно. Ты не ошибся, парень. И он пополз по этому проходу дальше и дальше, пока не дополз до самого жерла. Он каким-то образом выбрался через него и вернулся в поселок! Вот уж у его врагов глаза на лоб полезли, когда они столкнулись с ним на улице — улепетывали от него без оглядки!

— Еще бы! — сказал Снабби, радуясь такому обороту дела. — Так им и надо, негодяям! Надеюсь, их потом поймали.

— Этого я не знаю, — заметил лодочник. — Глядите, опять поднимается!

Обернувшись, они опять увидели устремившийся вверх водяной столб.

— С отливом он будет становиться все ниже и ниже и потом и вовсе исчезнет. А теперь пора нам обратно. Дальше нам нельзя, слишком опасно.

Они в последний раз понаблюдали за странным фонтаном и отправились обратно к лодке. Водоворот все так же совершал нескончаемую череду превращений: вода вскипала и исчезала в воронке со зловещим урчанием.

— Веселое местечко, — заметил Снабби. — Вы посмотрите на Чудика — притих, как мышка. Что, испугался, Чудик?

Разумеется, спаниель не испытывал особых симпатий к водовороту. Он старался держаться от него как можно дальше, насколько позволял поводок, зажатый в твердой руке Снабби.

Миранда свернулась клубочком за пазухой у Барни и заснула. Она не проснулась даже тогда, когда они садились в лодку.

— Вы еще не показали нам, где находится вход в тот самый тоннель, — напомнил лодочнику Снабби.

— Верно, не показал, — согласился тот. — Пока я отвязываю лодку, сбегайте и загляните в воронку. Когда вода спадет, вы увидите камень с большим, похожим на округлую ручку выступом. Вот под ним вход и есть.

Снабби, Роджер и Барни снова отправились к водовороту. Они без труда разглядели камень с выступом, но никакого входа в тоннель, конечно же, не обнаружили — вода была еще слишком высоко.

— Потрясающе интересная экскурсия, — Роджер поднял вверх большой палец. — Мне такие нравятся. Будет о чем написать, когда учитель, как обычно, задаст нам писать сочинение на тему: «Самый интересный день ваших каникул». Обязательно опишу эту поездку. Вставлю туда рассказ о «человеке, который вернулся». А жутко, наверное, ему было ползти по этому тоннелю, в темноте. Ведь в любой момент можно было ждать, что начнется прилив и тебя накроет лавина воды.

— Мне от всего этого даже есть захотелось! — неожиданно объявил Снабби. — Может, у кого-нибудь в кармане шоколадка завалялась?

Но шоколадки ни у кого не оказалось, и Снабби пришлось терпеть муки голода до тех пор, пока они не высадились на твердую землю. Мисс Перчинг расплатилась с лодочником, и все отправились перекусить в прибрежное кафе, которое Снабби присмотрел еще утром.

— На вывеске написано: «Омары и креветки». Почему, интересно, мы не едим омаров дома?

— Потому что омаров ловят в море, а не на суше, болван, — засмеялся Роджер. — И учти, если ты слопаешь больше одного омара, тебе ночью будут сниться кошмары. Будто тебя засасывает в тот водоворот.

— Ну и пусть, я готов, — согласился Снабби и был горько разочарован, что мисс Перчинг позволила ему съесть только половину омара.

Миранде омар тоже понравился. Она изящно поедала крошечные кусочки, которые протягивал ей Барни.

Перекусив, друзья отправились прогуляться по набережной. Возле пирса на глаза им попалась афиша «рабэдабских ролликсов», и ребята внимательно изучили программу сегодняшнего выступления.

— Классная программа! — воскликнул Снабби и начал читать вслух: «Весельчак Фред смешит вас целый вечер, Мэтью Марвел развлекает своими фокусами, Айрис Найтингейл поет как соловей, Джуди Джордан и Джон Джордан демонстрируют великолепные танцевальные композиции. Участвуют также бархатный баритон Бертран и другие талантливые артисты. За роялем Филипп Дру. СЕГОДНЯ СОСТОИТСЯ БОЛЬШОЙ ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ ДЕТСКИЙ КОНКУРС. ДАЙТЕ СВОИМ ДЕТЯМ ПРОЯВИТЬ ТАЛАНТЫ УЖЕ СЕЙЧАС! Будут присуждены две премии по пять фунтов».

Шоу действительно обещало быть замечательным, и друзьям, конечно же, захотелось его посмотреть.

— Ура! — потер руки Снабби. — Пять фунтов мне как раз пригодятся, а то не пойму, куда делись мои карманные деньги?

— Если хочешь, я могу объяснить, — предложил Роджер, но Снабби не захотел его слушать.

— Барни, — оживился он, — если бы ты вышел на сцену с Мирандой, это была бы верная победа.

— Я же в это время работаю, ты знаешь, — покачал головой тот.

— Да, жаль. Похоже, мне одному придется защищать честь семьи, — Снабби опять попытался изобразить игру на банджо, издавая при этом противные скрежещущие звуки: — Дзиг-дзиг-дзиг…

— Снабби, пожалуйста, не здесь! — запротестовала мисс Перчинг. — Это таким способом ты собираешься защищать честь семьи? Я не буду знать, куда деть глаза, если ты поднимешься, на сцену.

— Мне лично больше нравится твоя цитра, — заметила Диана.

— А что вы скажете про мою губную гармошку? — спросил Снабби, делая вид, что достает ее из кармана.

«Обтерев» об себя, он поднес невидимый инструмент ко рту. Послышались пронзительные, с хрипотцой звуки, поразительно похожие на губную гармошку. Любой, не видя, подумал бы, что Снабби и впрямь играет на ней!

— Хватит, Снабби, достаточно, — сказала мисс Перчинг, когда вокруг них собралась небольшая толпа любопытных ребятишек.

— Я бы запросто мог зарабатывать себе этим на жизнь. И еще как! Встал бы вот так на углу на какой-нибудь людной улице, положил бы перед собой шляпу… — разглагольствовал Снабби. — Могу спорить, она бы вмиг была полной!

— Ты просто самоуверенный тупица! — фыркнула Диана. — Иди пробегись с Чудиком и выбрось из головы все эти глупости. И не воображай, что ты великий артист, на самом деле ты ничего не умеешь!

 

Глава XIV. НА ШОУ «РОЛЛИКСОВ»

В тот же вечер за обедом Снабби обратился к сидевшей через стол от него Айрис Найтингейл:

— Послушайте! Сегодня мы идем на ваше шоу и будем хлопать так, что все ладоши отобьем!

— Вот и прекрасно, — улыбнулась Айрис. Она была на редкость хорошенькой. — Мы покажем для вас наше самое лучшее шоу.

— Только не забудьте, молодой человек, как следует помыть уши, чтобы я больше не находил в них картошку, — вмешался в разговор мистер Марвел.

Все засмеялись, а Снабби насупился. Он уже решил про себя, что во время шоу не удостоит этого фокусника ни единого хлопка. Какая подлость при всех упоминать о его якобы немытых ушах!

— Я тоже пойду с вами, — обрадовалась мисс Стрект. — Там ведь будет детский конкурс, не так ли? Так приятно смотреть, как эти милые крошки вышагивают по сцене, читают забавные стишки и поют песенки! Просто прелесть!

Снабби совсем упал духом. Ему вовсе не хотелось, чтобы мисс Стрект наблюдала за его выступлением, а потом глупо стрекотала об том.

— А ваши славные ребятки тоже собираются выступать? — продолжала щебетать мисс Стрект со своей обычной приторной улыбкой. — Эта милая девчушка, я уверена, прелестно танцует.

Диана, которая терпеть не могла, когда ее называли «девчушкой», с отчаянием посмотрела на мисс Перчинг.

— Вы имеете в виду Диану? — пришла на помощь старая гувернантка. — Не понимаю, почему вы называете ее девчушкой, мисс Стрект? Ростом она почти с вас и, вообще, уже вполне взрослая.

Диана готова была расцеловать мисс Перчинг. Она посмотрела на нее полным благодарности взглядом. И почему это многие взрослые не понимают, как дети ненавидят, когда с ними сюсюкаются, давая им уменьшительно-ласкательные прозвища?

— А почему бы и вам не спеть что-нибудь на сцене, мисс Стрект? — с невинным видом спросил Снабби. — Я уверен, вы умеете щебетать не хуже, чем малиновка.

Весельчак усмехнулся, но скрыл это за «приступом кашля», мисс Перчинг бросила на Снабби свирепый взгляд, но мисс Стрект, казалось, восприняла это как комплимент:

— М-да, в детстве я неплохо пела, — смутилась она. — Удивительно, как ты об этом догадался! Забавный мальчик, не так ли? — обратилась она к мисс Перчинг.

— Вы можете петь вместо Айрис в те дни, когда у нее выходной, — с хитрой улыбкой предложил Весельчак. — Вот уж будет для всех сюрприз!

— Ах, нет-нет, я не смогла бы петь так прелестно, как наша милая Айрис… А вот и десерт принесли. Какая прелесть! — и мисс Стрект умолкла, сосредоточившись на поданном блюде.

Мисс Перчинг облегченно вздохнула, увидев, как молодой официант поставил перед Снабби щедрую порцию ананасового мороженого. И почему это Снабби всегда достаются такие огромные порции? Наверное, по своему обыкновению, он уже успел побывать на кухне, перезнакомиться со всеми и стать там всеобщим любимцем.

До начала шоу оставалось совсем немного, поэтому фокусник Весельчак и Айрис, быстро допив кофе, пошли собираться.

— Мисс Перчинг, давайте перейдем в гостиную, вы не против? — предложила мисс Стрект. Но мисс Перчинг уже устала от ее стрекотания.

— Благодарю вас, — вежливо отказалась она. — Лучше я выйду в сад, посижу с детьми на вечернем солнышке.

Но оказалось, что дети решили отправиться на представление немедленно.

— Мы хотим занять хорошие места, — объяснил Снабби. — Иначе я не смогу как следует разглядеть, как фокусник выполняет свой трюки. Мисс Перчинг, возьмите с собой побольше шоколада, а то вдруг я проголодаюсь!

— Какой ты ненасытный Снабби, — укоризненно покачала головой мисс Перчинг. — Вовсе не обязательно на концерте жевать конфеты или шоколад, особенно после такого плотного обеда!

— Ну ладно, у меня, кажется, есть жвачка, — пошарил по карманам Снабби.

— Тогда, пожалуйста, отдай ее мне, — попросила мисс Перчинг. — На мой взгляд, нет ничего более неприличного, чем жующие жвачку рты! Люди становятся похожими на стадо коров.

— Ха! Коровы вовсе не так глупы, как я думал, — глубокомысленно заметил Снабби, — раз они придумали себе жвачку. Мисс Перчинг, а вы просто не смотрите на меня, когда я жую, вот и все. — Снабби, замолчи! — остановил его Роджер. — Тарахтишь и тарахтишь, словно сломанный драндулет. Дай другим хоть слово вставить. Лучше последи за Чудиком — он удрал в дом и сейчас опять начнет таскать половички и щетки.

Роджер оказался прав: через секунду появился Чудик, старательно виляя коротким хвостом. В зубах он тащил небольшой коврик. Трофей был с гордостью положен к ногам Снабби.

— Ну что с ним делать! — рассердился Снабби. — Опять принялся за свои дурацкие штучки! Унеси коврик обратно, чокнутый нес!

Чудик бросился в дом, но уже без коврика.

— Наверное, за вторым побежал! — предположила Диана.

— Так! — приняла решение мисс Перчинг. — Мы отправляемся прямо сейчас, а Снабби пусть разбирается с ковриками.

Схватив трофей Чудика, Снабби метнулся в дом и с разбегу столкнулся в дверях с профессором и мисс Стрект.

— О, извините! — затарахтел неуемный Снабби. — Мне ужасно жаль, что я вас не заметил. Вы идете на шоу? Тогда там и увидимся!

— Порки ему хорошей не хватает, этому невеже, — раздраженно пробормотал профессор. Вечно носится сломя голову и орет во все горло! Никакого воспитания!

— Да, конечно, но дети есть дети, — прощебетала мисс Стрект. — Милые маленькие существа. Ах, как я их обожаю! А вы?

— Я — нет, — мрачно отрезал профессор. — Я бы всех их утопил, как котят.

Последнюю фразу он произнес особенно громко и с большим чувством. Взяв под руку мисс Стрект, которая благоухала, как целая плантация душистого горошка, профессор степенно вышел из гостиной.

Вернув коврик на место, Снабби поспешил за своими друзьями. За ним по пятам, тяжело дыша и хлопая длинными ушами, семенил Чудик. Мальчик догнал их у турникета на пирсе.

Заплатив за вход, компания направилась к концертной площадке, находившейся примерно в полумиле от пирса. Хорошо оборудованная большая эстрада и многочисленные ряды кресел располагались прямо под открытым воздухом. В случае дождя или холода сверху натягивался большой тент, и площадка превращалась в крытое помещение.

— Хорошо здесь все устроено, — одобрительно оглядел сцену Роджер. — Давайте сядем в первый ряд.

Однако там места были уже заняты, и детям пришлось довольствоваться серединой второго ряда. Все с нетерпением ждали начала представления. Мисс Перчинг купила на четверых две программки, и ребята принялись изучать их.

Профессор Джеймс и мисс Стрект расположились в середине зрительного зала, так как более близкие места были все заняты. Очевидно, «рабэдабские ролликсы» пользовались успехом. Мисс Стрект помахала ребятам программкой, и те вежливо ответили ей.

Ровно в восемь раздались звуки веселой фортепьянной музыки. Затем занавес раздвинулся, и перед зрителями предстали двенадцать «ролликсов» с веселыми улыбающимися лицами. За исключением фокусника, который, как обычно, выглядел мрачным. Однако и он сумел изобразить улыбку, когда все «ролликсы» выстроились для исполнения первой песни.

Пианист был великолепен. Молодой быстроглазый парень сразу же выделил среди зрителей Снабби и широко улыбнулся ему, отчего Снабби немедленно возгордился.

Программа шла своим чередом — песни, танцы, забавные репризы Весельчака и, конечно же, фокусы.

Оказалось, что у Айрис очень красивый голос. Снабби так громко хлопал ей, что у него заболели ладони. Он продолжал хлопать даже после того, как перестали остальные. Роджер ткнул его локтем в бок:

— Прекрати! На тебя все смотрят!

— Браво! — закричал Снабби, не обращая внимания на замечание приятеля. — Бис!

Айрис одарила Снабби благодарной улыбкой.

Обычные танцоры выступали вполне сносно, а вот степисты были просто великолепны. Когда щелкая каблуками и носками туфель, Джуди Джордан начала исполнять степ, Снабби принялся «бренчать» на своём воображаемом банджо. Но лишь только послышалось знакомое «дзиг-дзиг», мисс Перчинг немедленно остановила его.

Однако самым интересным были, конечно, фокусы. Выступление иллюзиониста было просто блестящим. Одетый в костюм старинного мага, с остроконечным колпаком, в черной развевающейся накидке, он творил свое действо, ни разу не улыбнувшись. Диана невольно вздрогнула, когда он с мрачным лицом, глубоким низким голосом начал произносить свои заклинания.

— Вот это настоящий артист! — шепнула мисс Перчинг. — Полное вхождение в образ! Легко можно представить, как он общается с духами и джиннами и водит дружбу с ведьмами и гоблинами. Даже как-то жутковато смотреть!

Когда он исполнял свои необычные трюки, в зрительном зале стояла мертвая тишина. В его руках буквально из ниоткуда появлялись самые разные предметы: то роза на длинном стебле, то колода карт, то больших размеров книга, то дамская шляпка, которую он с поклоном презентовал Айрис.

Затем, подняв вверх свою волшебную палочку, фокусник объявил, что собирается заклинать огонь. Понизив голос, он пробормотал несколько непонятных зловещих слов, от которых у Снабби по спине побежали мурашки, и… о чудо! Языки пламени взметнулись прямо над его головой. В самом деле, он творил самые настоящие чудеса!

— А теперь, — таинственным голосом произнес он, опуская палочку, — я хочу продемонстрировать свой трюк с чтением мыслей. Это магия, друзья мои, настоящая магия!

 

Глава XV. ЛЮБИМЕЦ ПУБЛИКИ

Смотрите внимательно, — прошептал кто-то за спинами ребят. — Это просто чудо!

Неожиданно на сцену вышла Айрис Найтингейл. Очевидно, она должна была выступать в роли ассистентки мистера Марвела… Завяжите мне глаза, — скомандовал фокусник.

Айрис взяла со столика большой черный шарф и надежно завязала мистеру Марвелу глаза. Даже Снабби был полностью уверен, что подсмотреть что-либо сквозь плотную ткань невозможно. Теперь фокусник выглядел по-настоящему зловеще!

Угадывание мыслей происходило по заведенному порядку: проходя по рядам, Айрис собирала у зрителей разные предметы. При этом она мило улыбалась и прикладывала к губам палец.

— Только ничего не говорите! — шепотом предупреждала она. — Никаких подсказок, ничего, что бы помогло мистеру Марвелу! Это подлинное и честное испытание его дара!

Вернувшись на сцену, она взяла мистера Марвела за руку и развернула спиной к публике. Потом сделала шаг вперед и вытянула на ладони маленькую золотую брошку, полученную от какой-то молодой девушки.

— Что я держу в руке, мистер Марвел? — громко спросила она. — Ответьте же мне, и пусть ваш удивительный дар проявит себя!

Мистер Марвел взмахнул фалдами своей длинной накидки, которая черной волной взметнулась вокруг него. Одновременно он что-то бормотал низким рокочущим басом, от которого Чудик, до этого крепко спавший под креслом Снабби, немедленно проснулся.

— Я вижу… Мирити-мэрити-минга… Да-да, я вижу что-то маленькое… круглое… оно блестит, как золото… эблети-гэблнти-мйага… Это и есть золото!

— О да! Но что это за предмет? — выкрикнула Айрис, все так же держа брошку в поднятой руке. Зрители затаили дыхание. Мистер Марвел вновь что-то забормотал. Потом резко повернулся кругом, опять взметнув своей накидкой.

— Брошка! Маленькая золотая брошка!

Раздался гром аплодисментов. Снабби, забыв, что не собирался ему аплодировать, тоже восторженно хлопал в ладоши. Роджер и Диана не отставали от него. Потом Айрис опять повернула мистера Марвела спиной к зрителям и выставила на обозрение сразу два предмета — серебряное колечко с желтым камнем и наручные часы.

— Что теперь у меня в руках, мистер Марвел? — вскричала она. — Я держу в руке две вещи. Скажите мне, что это?

Вновь раздалось невнятное бормотание, плащ развевался и так и эдак, и троим ребятам это действо казалось невероятно таинственным и даже страшноватым. Мистер Марвел в очередной раз сорвал шквал аплодисментов, правильно угадав обе вещи. Он подождал, когда зал стихнет, и произнес:

— Подождите! Я вижу еще кое-что. На обратной стороне корпуса часов выгравированы три буквы: А, Г, С.

— Вы совершенно правы! — удивленно воскликнула Айрис, глядя на часы.

Все опять захлопали. Еще несколько предметов были безошибочно угаданы фокусником, и, наконец, началась третья, заключительная часть выступления мага.

— А теперь, — торжественно объявил мистер Марвел, — теперь мы подошли к угадыванию чисел, — его узкое удлиненное лицо казалось еще длиннее под высоким остроконечным колпаком. — У моей очаровательной помощницы, мисс Айрис, имеются карточки. На каждой из карточек написано многозначное число. Сейчас она перетасует их и выберет одну наугад. Эту карту, не произнося ни слова, она покажет вам. И не позднее чем через тридцать секунд я увижу это число своим внутренним зрением и назову его вам.

Айрис взяла в руки карточки. Все они с обратной стороны были желтого цвета, без рисунка. Снабби вдруг напрягся и вытянул шею.

— Эй! Да это же те самые карточки, которые я видел в комнате фокусника, когда относил ему щетку для волос! Должно быть, именно их он тогда изучал. Но что толку изучать, если все равно не знаешь, какую из них выберет Айрис?

Айрис вынула одну из карточек и молча подняла её вверх. На карточке черной краской была крупно выведено девятизначное число — 673589255.

Послышалось уже привычное бормотание мистера Марвела.

— Это очень трудно. Где моя волшебная палочка? — неожиданно спросил он.

Айрис подала ему палочку, и он что-то начертил ею в воздухе.

— О Великий джинн, повелитель чисел, взываю к тебе! Приди и помоги! — выкрикнул он с такой мукой в голосе, что зрители в испуге замерли.

— Наконец я вижу цифры! Сейчас-сейчас, они проявляются четче! Это число.. 673589255!

Айрис все еще держала в руке карточку. Мистер Марвел угадал все девять цифр. Восхищенные зрители хлопали, кричали и даже стучали ногами. Это было великолепно!

— Еще одно число! — крикнул из зала чей-то голос. — Угадайте еще раз.

— Только один раз, — предупредила Айрис. — Это слишком большое испытание для мистера Марвела.

Судя по его мучительным интонациям и сильному эмоциональному напряжению, работа и впрямь была не из легких. В конце концов, фокусник правильно указал и следующее девятизначное число.

— Ух ты! Он меня просто пугает, — прошептал Снабби на ухо мисс Перчинг. — Теперь буду с ним предельно вежлив. Он и правда волшебник!

Чтобы немного разрядить атмосферу в зрительном зале, за фокусами последовали веселая песенка и танец. Затем на сцене вновь появилась Айрис Найтингейл.

— А теперь начнется последняя и, я думаю, лучшая часть нашей программы, — обаятельно улыбнулась она. — Это детский конкурс! Победителям, как обычно, будут присуждены две премии. Одна — лучшему артисту среди мальчиков и вторая — среди девочек.

Позвякивание монет в руках Весельчака подтвердило, что деньги уже приготовлены и ждут момента награждения.

— Можно мне попробовать, мисс? — тонким детским голоском пропищал Весельчак. — Пожалуйста, мисс! Я могу спеть «Три слепых мышонка». Правда-правда, могу!

Улыбнувшись, Айрис продолжила:

— Не важно, что вы будете делать — петь, танцевать, читать стихи, играть на музыкальном инструменте, рассказывать анекдоты или показывать фокусы, которые, возможно, затмят самого мистера Марвела. Выходите, не стесняйтесь! Ну, кто первый?

К сцене робко потянулись девочки и мальчики, желающие поучаствовать в конкурсе. Роджер ткнул Снабби кулаком в бок:

— Ну, что же ты? Иди и покажи, на что ты способен.

Но Снабби вдруг разнервничался. Сердито взглянув на Роджера, он зло бросил:

— Заткнись! Я не собираюсь делать из себя посмешище.

Все детские выступления оказались совершенно заурядными. Две девочки сыграли на пианино какие-то незатейливые мелодии, а один из мальчиков спел шуточную песенку, из которой никто не разобрал ни слова.

Еще одна девочка, постарше, вполне прилично исполнила степ, но сделала это с таким самодовольным видом, что никто особенно не хлопал, кроме ее восторженной мамаши.

Какой-то мальчишка, примерно того же возраста, что и Снабби, невнятно протараторил стишок, поклонился и быстро убежал со сцены. Оваций он, конечно же, не сорвал.

Еще один мальчик просто не смог выступить. Он вышел на сцену в крайнем смущении.

— Я забыл слова, — растерялся он. — Мам, какие там слова?

По-видимому, мама тоже их забыла, и малыш в слезах покинул сцену.

— Ну, что же вы, ребята! — ободряюще улыбнулась Айрис. — Я уверена, в зале есть желающие получить приз. Мы очень хотим увидеть здесь еще одного участника.

— Дайте, я попробую, мисс! Ну разрешите мне! — канючил Весельчак писклявым голосом. — Я все могу: и петь, и свистеть.

Клоун сложил губы трубочкой, как будто собирался свистнуть, но у него ничего не получилось. Тогда он достал из кармана большой свисток и пронзительно свистнул. Айрис даже вздрогнула. Все в зале засмеялись — уж очень забавно выглядел клоун Весельчак.

— Нам нужен один мальчик! — настаивала Айрис. — Только один! Тогда у нас будет одинаковое количество участников — три девочки и три мальчика.

Весельчак подошел к Айрис и встал рядом с ней. В упор посмотрев на Снабби, он указал на него пальцем.

— Смотрите, Айрис, вот же сидит чудо-ребенок, вундеркинд. Вы видите его? Во втором ряду, с рыжими вихрами, курносым носом и веснушками! Он лучше всех в мире играет на банджо. И платит по сотне фунтов за каждый свой музыкальный инструмент!

Все вытянули шеи, стараясь получше разглядеть Снабби. Тот покраснел до корней волос,

— Давай, сынок! — подбодрил Весельчак. — Поднимайся сюда и сыграй нам на банджо. Скажи, что ты будешь исполнять, и пианист подыграет тебе.

— Давай, Снабби! — теребил друга за рукав Роджер. — Ты просто обязан выступить. Все остальные — это же кошмар!

Отчасти досадуя на хвалебные речи Весельчака, отчасти польщенный ими, Снабби поднялся на сцену и встал лицом к залу. Клоун с важным видом пододвинул к нему стул.

— Это чтобы ногу поставить, — сообщил он залу. — Банджо-то ведь довольно тяжелое. Обопрись на него, приятель. Так что ты собираешься исполнить?

Неожиданно Снабби вошел в роль. Он весело рассмеялся.

— Я вам сыграю «Сколько времени когда пробило двенадцать», — объявил он, ставя ногу на стул.

Эта мелодия была на пике своей популярности, и её незатейливый мотивчик как нельзя лучше подходил для банджо. Пианист кивнул — он хорошо знал этот хит.

— Но сначала надо настроить инструмент, — с невозмутимым лицом предупредил Снабби и по очереди «подергал струны» своего воображаемого банджо, издавая при этом звуки, будто он и впрямь настраивал инструмент. Зрители начали посмеиваться.

— Вы готовы? — посмотрел Снабби на пианиста. — Только не слишком громко, пожалуйста.

Склонив голову к воображаемым струнам, голосом изобразил дрожащий звук и затем принялся «играть», ударяя по воображаемым струнам банджо. Получилось на удивление похоже. Звуки были весьма громкие, и пианист не только не заглушал их, но, напротив, аккуратно следовал за ними. Получился великолепный дуэт.

— Твэнг-э-твэнг-твэнг-твэнг, твэнг-э-твэнг-твэнг-твэнг… — напевал Снабби.

Закончил он великолепным аккордом и, сняв ногу со стула, с достоинством раскланялся. Новоиспеченного исполнителя наградили такими аплодисментами, какими не удостоили даже мистера Марвела! Со всех сторон слышались крики: «Бис! Браво!»

— Может быть, вы исполните еще одну песенку? — спросил Весельчак, радуясь успеху «коллеги».

— Хорошо. Я тут случайно захватил с собой цитру, — серьезно произнес Снабби и, «отложив» свое воображаемое банджо, «взял» в руки цитру. — Для этого мне придется сесть, если вы не против.

Вместо бойкой песенки Снабби выбрал романтическую мелодию «Если бы я мог подарить тебе луну». Он отлично имитировал похожие на арфу звуки цитры. Получилось необычайно красиво. Все слушали затаив дыхание.

Подумать только, Снабби, ненормальный, бешеный Снабби держит в напряжении целый зрительный зал. И всего лишь при помощи детского притворства! Роджера и Диану прямо-таки переполняла гордость за своего двоюродного брата.

Когда мелодия закончилась. Весельчак хлопнул Снабби по плечу.

— Да ты просто виртуоз! — протянул он. Снабби не понял, насмешка это или комплимент, ведь он никогда раньше не слышал такого слова. Но, похоже, Весельчак был в восторге от выступления Снабби.

— А теперь — присуждение призов! — воскликнул клоун. — Приз в номинации «Лучшей девочке» присуждается юной Лорне Джоунс за ее танец степ.

Послышалось несколько вялых хлопков. Конечно, юная Лорна выступила неплохо, но никому не понравился ее заносчивый вид.

— Приз в номинации «Лучшему мальчику» присуждается… Ну, конечно же, нашему юному другу… — Конец фразы потонул в аплодисментах, приветственных возгласах и топоте рог.

Снабби красный, как помидор, вышел на сцену, раскланялся и получил свою первую в жизни премию размером в пять фунтов.

И кто бы мог подумать, что дурацкая привычка бренчать на воображаемых музыкальных инструментах принесет Снабби такой успех?

 

Глава XVI. ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В СЕКРЕТНОЙ БУХТЕ?

Когда Снабби возвращался домой, от счастливых переживаний у него слегка закружилась голова.

— Надеюсь, ты не слишком разважничаешься после этого, — Роджер опасался, что после сегодняшнего триумфа характер Снабби может испортиться: — На самом-то деле ты ведь не умеешь играть ни на банджо, ни на цитре. Только «Собачий вальс» на пианино одним пальцем. Никакой ты не музыкант.

— И, пожалуйста, — умоляюще посмотрела на него Диана. — «Не играй» на инструментах в гостинице. Постояльцам это совсем не понравится.

Снабби не обратил на ее слова ни малейшего внимания.

— Я вот думаю может, у меня получится орган, — задумчиво проговорил он. — Или барабан?

— Нет, Снабби, — твердо произнесла мисс Перчинг и, оглянувшись, вдруг воскликнула: — О боже, нас догоняет мисс Стрект! Скорее!

Но мисс Стрект, похоже, была решительно настроена на то, чтобы выразить Снабби свое восхищение.

— Маленький вундеркинд! — еще издалека начала щебетать она. — Это просто чудо, какой талантливый ребенок! Он прирожденный музыкант, не правда ли, мисс Перчинг?

— Ну, я бы этого не сказала, — пожала плечами мисс Перчинг. — На самом деле он не умеет играть ни на одном инструменте.

— Неужели? Невероятно, просто невероятно! Но это лишь подтверждает его талант! Он заставляет слушателей верить в то, что играет по-настоящему, — не унималась мисс Стрект. — Я, к примеру, почти поверила, что он играет на настоящем банджо. Он обязательно должен вступить в труппу «ролликсов», обязательно! Его ждет огромный успех!

Мисс Перчинг бросила на Снабби быстрый взгляд и с ужасом обнаружила на его лице довольную, счастливую улыбку. Он просто упивался словами мисс Стрект.

— Шутки Снабби хороши, чтобы развлекать друзей в школе, но не более того, — попыталась опустить его на грешную землю мисс Перчинг. — Глупо называть это искусством.

К счастью, они уже подходили к гостинице.

— Пить очень хочется, — захныкал Снабби. — От всех этих «твэнканий» у меня во рту пересохло. Мисс Перчинг, можно мне стакан лимонада, а лучше два? Хотя, погодите, я совсем забыл! У меня же есть пять фунтов. Я всех угощаю. Мисс Перчинг, мисс Стрект, что желаете? Оранжад, лимонад? Кутить, так кутить!

Диана захихикала. Иногда Снабби бывает таким забавным! Мисс Перчинг принесла из столовой напитки и, когда внезапная жажда была утолена, отправила ребят спать.

— Уже поздно, — сказала она. — Очень поздно. Можете взять лимонад с собой. Нет, Снабби, не важно, сколько у тебя фунтов — пять или десять. Все равно больше одного стакана пить не стоит. Нет, Чудику пить лимонад тоже не стоит. Для него и вода подойдет.

Снабби, опечаленный, ушел в свою комнату. Он надеялся остаться в гостиной до прихода Айрис. Ее похвала значила бы для него в сотню раз больше, чем глупые восторги мисс Стрект. Мистер Марвел, Весельчак и профессор Джеймс тоже еще не вернулись.

В эту ночь Снабби был слишком взволнован, чтобы уснуть. Роджер уже видел десятый сон, а Снабби все еще ворочался в постели. В голове зрели планы один другого заманчивее: он будет осваивать все новые и новые инструменты, будет выступать на большой сцене, делать записи на радио. Может быть, его даже покажут по телевизору? Стоит попробовать изобразить барабан. Наверняка у него получится это громкое «бум-бум»" И Снабби начал тихонько репетировать — сначала чуть слышно, но потом не удержался и «бумкнул» во весь голос.

И тут случилось нечто пугающее и непонятное. В тот момент, когда Снабби в очередной рай произнес слово «бум», раздался еще один бум" — оглушительной, чудовищной силы. Стены гостиницы содрогнулись. Снабби в испуге вскочил с постели.

«Бомба! — подумал он. — Нет, этого не может быть! Наверное, это был взрыв на базе подводных лодок. Может, эксперимент, о котором рассказывал лодочник».

Через несколько минут он пришел в себя.

«Но ведь сейчас ночь, пожалуй, около половины третьего. Какие могут быть эксперименты в такое время? Чтобы поднять на ноги весь город?»

Этот грохот, однако, не разбудил Роджера, который продолжал крепко спать. Диана тоже не проснулась. Лишь мисс Перчинг, услышав взрыв, села в кровати, прислушиваясь. Но, поскольку других звуков за этим не последовало, она решила, что все это ей приснилось.

Снабби вновь овладело беспокойство. Нет, сегодня ему, наверное, уже не уснуть. В голове мелькнула мысль: сейчас он поднимется по узкой лестнице к застекленному люку, откроет крышку и выглянет наружу. Возможно, он что-нибудь увидит через расщелину в утесе.

Он выскользнул из постели и подошел к двери, Открыв ее, прислушался. В доме, казалось, все было спокойно.

Снабби на цыпочках подкрался к небольшой двери, за которой начиналась крутая лестница, ведущая на крышу. Толкнув ее, нащупал ногой в темноте первую ступеньку и начал осторожно подниматься. В небе ярко светила луна, и сквозь стекло в крышке люка он смог различить сияющие звезды.

Снабби тихонько приподнял крышку, бесшумно откинув ее, огляделся.

Что-то и вправду случилось в заливе подлодок. Сквозь расщелину в утесе Снабби видел это совершенно четко. Далеко, по другую сторону залива, что-то горело на поверхности воды. То тут, то там вспыхивали лучи прожекторов. Снабби затаил дыхание. Что же там случилось? Может быть, произошла серьезная авария? Жалко, что он не может разглядеть это как следует.

«Может, если я вылезу на крышу, то смогу найти место повыше, откуда лучше видно? — подумал он. — Это ведь нетрудно».

Снабби поднялся на самую верхнюю ступеньку и обнаружил, что вылезти на крышу ничего не стоит. К тому же в этом месте она была совершенно плоская. Снабби огляделся. Справа от него над крышей возвышались дымовые трубы. Можно взобраться и сесть на узкий карниз рядом с трубой.

Снабби на четвереньках пробрался к карнизу, вскарабкался на него, оказавшись рядом с трубой. С этой стороны дул сильный ветер, и он заполз в щель между трубами, где ветер его не доставал. Одна из них — вот удача! — оказалась теплой.

К великому разочарованию, Снабби не удалось увидеть больше, чем раньше. Прожектора по-прежнему резали залив мощными лучами, а пламя над водой было все таким же высоким. Может быть, это взорвалась подводная лодка и теперь, охваченная пламенем, догорала в водах залива?

Снабби прижался к теплой трубе. Один на крыше среди ночи, он ощущал сейчас себя отважным исследователем. Он втянул носом воздух и неожиданно почувствовался какой-то запах. Что это?

Похоже на сигаретный дым… Нет, этого не может быть. Ведь на крыше никого больше нет!

Снабби осторожно высунул голову из-за трубы и в нескольких метрах от себя увидел красную светящуюся точку. Это была чья-то зажжённая сигарета. Значит, кто-то еще услышал взрыв и тоже поднялся на крышу?

Вскоре Снабби понял, что огонек сигареты светится там, где расположен выход из люка. Должно быть, этот «кто-то» стоит на ступеньках лестницы, смотрит на залив и курит. Снабби уже собирался негромко окликнуть незнакомца и рассказать, что он тоже слышал взрыв, но что-то остановило его.

Ему может здорово влететь за то, что вылез на крышу среди ночи. А если узнает мисс Перчинг? Она же просто рассвирепеет! Прощай тогда добавки за обедом до самого конца каникул! Нет, уж лучше промолчать. Но все же интересно, кто же там стоит? Снабби изо всех сил таращил глаза, вглядываясь в темноту, но смог различить лишь очертание головы с горящей точкой сигареты во рту.

Через некоторое время курильщик погасил сигарету и сбросил окурок с крыши. Снабби услышал тихий скрип ступеней — кто-то спускался по лестнице. Но сначала… Закрылась крышка люка. Сердце Снабби дрогнуло. Он уже представил, как ему придется просидеть на крыше всю ночь. В конце концов, он заснет и — о ужас! — скатится с крыши.

Снабби на цыпочках двинулся в направлении люка. Когда он достиг его, в окне одной из комнат вспыхнул свет. Снабби замер. Кто же это? Скорее всего, тот самый курильщик, который был здесь несколько минут назад. Видимо, он вернулся в свою комнату и включил лампу. Снабби во что бы то ни стало решил выяснить; кто это. Для этого он перебрался на другое место, откуда, как оказалось, хорошо просматривалось освещенное окно. Оно было задернуто шторами, но между ними, в центре, оставалось небольшое пространство.

«Ха! Да это же профессор Джеймс! — удивился Снабби. — Хорошо, что я не окликнул его и не выдал своего присутствия. Он бы обязательно наябедничал миссис Грузгрюм и мисс Перчинг, и я бы тогда получил жуткую взбучку!»

Добравшись наконец до люка, Снабби дрожащей рукой подергал крышку. Неужели профессор закрыл его изнутри?

Нет, к счастью, крышка подалась. «Слава богу», — облегченно вздохнул Снабби. Он рывком открыл дверцу и прыгнул на узкие деревянные ступени. Осторожно закрыв крышку люка, он спустился по лестнице, неслышно прошел по темному коридору, потом открыл дверь, вышел на площадку и вернулся в свою спальню. Роджер по-прежнему крепко спал.

Снабби уже собирался закрыть дверь, как вдруг заметил полоску света у порога соседней комнаты. Там жил мистер Марвел. Значит, он тоже слышал взрыв. Снабби колебался. Может, стоит зайти к нему и обсудить происшествие? Мистер Марвел наверняка будет рад ему, особенно после его блестящего выступления в шоу!

И все же Снабби решил воздержаться от визита. Вряд ли такой человек, как мистер Марвел, окажется любителем полуночных бесед. Чего доброго, начнет проделывать с ним, со Снабби, свои жутковатые трюки.

 

Глава ХVII. НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ

На следующий день вся гостиница гудела, взбудораженная ночным взрывом. Первые полосы газет пестрели заголовками:

МОЩНЫЙ ВЗРЫВ В ЗАСЕКРЕЧЕННОМ ЗАЛИВЕ! ЧТО ЭТО — ДИВЕРСИЯ? НАШИ СЕКРЕТЫ РАСКРЫТЫ? ЖИТЕЛЕЙ БЛИЗЛЕЖАЩИХ ГОРОДОВ ЧУТЬ НЕ ВЫБРОСИЛО ИЗ СВОИХ КРОВАТЕЙ!"

— Это же вранье! — возмутился Снабби. — Только кровать чуть-чуть тряхнуло. Роджер, например, даже не проснулся.

— А ты, что, проснулся? — удивился Роджер. — Значит, это и правда был сильный взрыв?

— Ужасный! — кивнул Снабби. — Сверхмощный! Сильнее любого грома. Я пулей выскочил из кровати и залез по той лестнице на крышу. Я видел, как там что-то горело. Это было просто жуть! И прожекторы, как бешеные, плясали по заливу… Тс-с-с! Мисс Перчинг услышит, — приложила палец к губам Диана. — Она страшно разозлится, если узнает, что ты бродил ночью по крыше.

— И не говори! — Снабби в испуге оглянулся. Рядом, уткнувшись в газету, за столиком сидел профессор Джеймс. Но он же глух, как тетерев, значит, ничего не слышал. Мистер Марвел и Весельчак тоже были поблизости, но, возможно, они даже не знали о существовании этой лестницы.

— Я еще кое-что видел, — сообщил Снабби, понизив голос. — Когда я вылез на крышу и уселся возле трубы, по лестнице кто-то поднялся и тоже выглянул наружу. Я думаю, это был старик профессор. Удивительно, что он услышал взрыв, а ты, Роджер, нет!

— Я думаю, он проснулся от толчка, а не от шума, — рассудительно сказала Диана. — Слушайте, наверное, дело серьезное, да? Возможно, взорвали новейшую модель подводной лодки. Э, Снабби, зря ты меня не разбудил!

— Тебе бы это зрелище не слишком понравилось, — усмехнулся Снабби. — Так выдумаете, это диверсия? То есть я хочу сказать, неужели кто-то смог проникнуть в залив и устроить все это? По-моему, морская база так охраняется, что и муха не пролетит!

— Может, это несчастный случай? — предположил Роджер. — Сбой программы и что-нибудь в этом роде… К примеру, в нашей школьной лаборатории иногда такие фейерверки случаются!

— Ну, это другое дело. Там мы сами их устраиваем. А здесь… Все-таки интересно было бы выяснить, случайность или нет. Неприятно думать, что где-то рядом с тобой есть люди, которые, возможно, причастны ко всему этому.

— Почему это? Боишься оказаться втянутым в новую тайну? — с усмешкой спросил Роджер.

— Я — боюсь? — презрительно скривился Снабби. — Я обожаю тайны. Но это, на мой взгляд, никакая не тайна, а самая обыкновенная авария.

Из вечерних газет ничего нового они не узнали. Пресса, казалось, накрепко закрыла рот по этому поводу, и это очень раздражало ребят.

Во второй половине дня небо затянуло тучами, и пошел дождь. Настроение у ребят было под стать погоде.

— Какая скука, — зевнул Снабби. — День совсем разугрюмился. Чем бы заняться? Может, на банджо поиграть??

Только если ты залезешь на крышу или еще куда-нибудь подальше, — мрачно заметил Роджер.

Снабби уже несколько раз «бренчал» на своем воображаемом банджо, и Роджер с Дианой немного устали от его нескончаемых «твэнг-твэнг» и «дэйг-дэйг».

— Давайте поднимемся по той лестнице и посмотрим, горит ли та несчастная подводная лодка или уже погасла, — предложил Снабби. — Обещаю, что банджо с собой не возьму!

Друзья поднялись наверх, миновали коридор и остановились у двери, за которой была лестница, ведущая на крышу. Снабби повернул ручку…

Но дверь не поддавалась.

— Что это с ней? Заело, что ли? — удивился он и стал дергать сильнее.

Закончилось это тем, что ручка осталась в его кулаке, а сам он тяжело плюхнулся на опешившего Чудика.

— Кретин! Чего еще от тебя ждать! — рассердился Роджер.

— И почему это у меня в руках всегда все ломается? — пожаловался Снабби. — Что же нам теперь делать?

— Придется тебе пойти и во всем признаться миссис Грузгрюм, — сказала Диана, — Иди, Снабби. Если у тебя хватило смелости вылезти на крышу и сидеть там, спрятавшись за трубой, то, уж конечно, ты не струсишь и во всем признаешься миссис Грузгрюм.

Итак, Снабби пошел искать миссис Грузгрюм. Он обнаружил ее в какой-то тесной каморке. Она складывала на бумаге какие-то длинные колонки цифр и совеем не обрадовалась его появлению. Снабби объяснил ей, в чем дело;

— Зачем же ты так сильно дергал? — спросила миссис Грузгрюм, величественно колыхнув своими четырьмя или пятью подбородками.

Снабби даже захотелось, чтобы у него тоже было несколько подбородков, чтобы выглядеть так внушительно. Рядом с миссис Грузгрюм он казался себе маленьким нашкодившим мальчишкой.

— Это получилось случайно, ведь я думал, что дверь заело, — оправдывался Снабби. — Я же не знал, что на самом деле она заперта.

— Заперта? Даже если и так, то ключ должен быть в замочной скважине, — сказала миссис Грузгрюм.

— Ключа там не было, — замотал головой Снабби. — Я уверен, что она заперта, миссис Грузгрюм. Я думал, это вы ее заперли. У меня еще осталось три фунта из тех пяти, что я получил вчера на конкурсе. Этого хватит на новую ручку?

— Думаю, да, — согласилась миссис Грузгрюм. — Но я уверена, что у Дамми есть запасная, которую он быстро приделает. Сходи попроси его. Насколько я понимаю, мне следует поздравить тебя с победой во вчерашнем конкурсе. Что ты там делал? Говорят, играл на банджо?

— Да, но только не на настоящем банджо, а на воображаемом. Заплатил за него сотню фунтов, — улыбнулся Снабби и тут же, очень похоже тренькая, начал наигрывать веселый, бойкий мотивчик.

Миссис Грузгрюм весело рассмеялась. Смех у нее был довольно примечательный. Казалось, он начинается где-то в глубине ее живота, потом с урчанием поднимается наверх, минует ее великолепные подбородки и вырывается наружу мощным потоком.

Закончив играть, Снабби важно раскланялся.

— Ну, ты малый не промах! — шутливо погрозила пальцем миссис Грузгрюм. — С тобой держи ухо востро! Ну, ладно. Иди найди Дамми и скажи ему насчет ручки. Да смотри не захлопни мою дверь, а то и эта ручка окажется у тебя в руке.

Снабби вышел, приятно удивленный — оказывается, она вовсе не такая уж угрюмая, эта миссис Грузгрюм. Он отправился искать Дамми и вскоре обнаружил его на заднем дворе. Дамми занимался тем, что полировал украшения на конской сбруе, и это у него получалось преотлично.

— Привет, Дамми! — весело поздоровался Снабби. — Тебе помочь? Я тоже коллекционирую эти штучки. А ты слышал, что я вчера выиграл пять фунтов на шоу?

Дамми кивнул.

— Ты, — растягивая слова, произнес Он. — Ты выиграть. Хороший мальчик…

— Ну, ты сегодня разговорился! — улыбнулся Снабби, с силой полируя бронзовые бляшки.

— Что ты там делать? — с интересом спросил Дамми.

— А вот что! — ответил Снабби и «заиграл» на своем воображаемом банджо.

К его огромному удивлению, Дамми тоже схватил воображаемое банджо и начал «бренчать» на струнах, издавая характерные звуки, почти не уступая в этом Снабби.

— Эй, это что за концерт? — послышался голос, и из-за двери показалась голова молодого официанта.

Дамми сконфуженно замолчал и уселся на пустой ящик, растерянно моргая глазами. Много-много лет назад у него было настоящее банджо, и он замечательно умел играть на нем. Но после того, как однажды, жонглируя на канате, он сорвался вниз и повредил себе голову, он стал другим. Несчастный Дамми! Он вспомнил свое старое банджо и те мелодии, которые когда-то играл, и опять начал «перебирать» воображаемые струны.

Снабби осторожно тронул карлика да плечо.

— Дамми, слушай, я совсем забыл тебе сказать, зачем пришел. У тебя не найдется запасной дверной ручки? Понимаешь, так как-то вышло, что я оторвал ручку двери, которая закрывает лестницу на крышу.

— Крыша, — повторил Дамми. Он уставился на Снабби и вдруг, наклонившись к самому уху, громко зашептал: — Там плохие люди наверху, плохие люди!

Снабби от неожиданности даже отпрянул. Дамми улыбнулся и закивал. Потом лицо его опять стало серьезным.

— Плохой, плохой, плохой, — снова зашептал он. — Дамми видеть, Дамми смотреть, Дамми следить. Плохой!

Снабби с сомнением досмотрел на Дамми. Бедняга, что за странные фантазии пришли ему в голову? Он не мог себе представить, чтобы Дамми наблюдал за кем-то, выслеживал! Мальчик решил развеселить его.

— Снабби видеть, Снабби смотреть, Снабби следить, — проговорил он с таким же серьезным видом. — Слушай, мы разговариваем, как какие-то краснокожие индейцы. Скажи лучше, где у тебя лежат дверные ручки. Давай отыщем и пойдем приделаем. Мне как-то не очень нравится сидеть здесь под дождем. Твэнг-твэнг-твэнг. Дзыньк! Струна порвалась… Я так и знал, что она порвется, если играть под дождём. Видишь, — он протянул Дамми воображаемое банджо.

Тот весело засмеялся. Первый раз Снабби видел, как он смеется. Смех у него был звонкий, серебристый, как у ребенка. Снабби похлопал Дамми по спине.

— Вот и хорошо, что ты развеселился. Смех помогает забывать о неприятностях. Так есть у тебя дверная ручка или нет? Я тебя уже в третий раз спрашиваю!

Ручка нашлась: Дамми отыскал ее в сарае и сразу отправился наверх. Руки у него были ловкие, и вскоре все было готово. Он дернул за приделанную ручку.

— Заперто, — развел руками Снабби. — А ключа нет. Кто же это сделал? И зачем? Знаешь, Дамми, вчера ночью здесь происходили очень странные вещи!

— Вот как! Что же именно? — раздался голос. Дамми как будто ветром сдуло. Снабби вздрогнул и резко обернулся. Перед дверью своей комнаты стоял мистер Марвел. Снабби начал быстро соображать, как ему выкрутиться, ведь он не собирается ничего выкладывать фокуснику. Зачем ему лишние неприятности?

— Да так, ничего особенного, — небрежно махнул он рукой. — Просто вешал старине Дамми лапшу на уши. Знаете, сэр, я хотел вам сказать… Ваши вчерашние трюки — это просто потрясающе! Как это вы угадываете, какие вещи она показывает? И даже инициалы, которые были на часах! С ума сойти!

— Это мой секрет, — вежливо улыбнулся мистер Марвел и неожиданно спросил: — Ты слышал взрыв вчера ночью?

— Слышал, еще как слышал! А вы?

— Я — нет, — резко ответил мистер Марвел, чем очень удивил Снабби. Он же сам видел полоску света под дверью фокусника в ту ночь.

— А я видел свет у вас под дверью… — не успев подумать, выпалил Снабби и тут же мысленно дал себе пинка.

— Неужели? А что же ты делал на площадке в такое время? — тут же спросил мистер Марвел.

— Просто выглянул посмотреть, проснулся кто-нибудь еще после взрыва или нет, — выкрутился Снабби. — И все-таки, сэр, как это вы угадываете числа?

Но мистер Марвел и не думал отвечать. Снабби растерянно смотрел на закрывшуюся за ним дверь. Он состроил рожу. «Ладно-ладно, мистер Марвел, не задавайтесь. Я точно знаю, что вы вчера ночью не спали!»

Снабби сердито показал в его сторону кулак, прошел в свою комнату и с шумом захлопнул дверь.

 

Глава ХVIII. КАК ЛЕТИТ ВРЕМЯ!

Во время каникул, как это обычно и бывает, время летит очень быстро. Первая неделя промелькнула так стремительно, что дети даже не заметили. Они провели ее отлично: купались, катались на лодке, гуляли, болтали с Барни и играли с Мирандой.

Чудик тоже наслаждался жизнью. Каждое утро с бешеным упорством он рыл песок на пляже, осыпая им окружающих с ног до головы, потом бежал купаться, а после этого возвращался на берег и принимался отряхиваться, поливая все вокруг дождем морских брызг.

Кроме того, спаниель приобрел новую и весьма надоедливую привычку. Поскольку его частенько наказывали за попытки притаскивать на пляж щетки, полотенца и коврики, он начал делать то, против чего, по его мнению, вряд ли кто-то мог возражать.

Каждый день Чудик приводил с собой на пляж чужую собаку в качестве товарища для игр. В первый раз он привел подозрительного вида дворнягу с короткими лапами и непропорционально большой головой.

— Вы только посмотрите на этого уродца, — рассмеялся Снабби. — Вот бедняга! Если бы его лапы были еще хоть чуть-чуть короче, то он бы, тогда ползал, а не ходил!

— Это не смешно, Снабби. Собаку впору пожалеть, — укоризненно сказала Диана. — Но она и, вправду, какая-то странная.

— И от нее слегка пованивает помойкой, — заметил Роджер, когда собака уселась рядом. — Эй, Вонючка, ну-ка, давай отсюда! Пошла!

Но Вонючка, похоже, и не собиралась покидать своего новоиспеченного друга Чудика. Они принялись носиться по пляжу как сумасшедшие и чуть не довели до помешательства мисс Перчинг, наматывая круги вокруг ее шезлонга. Старой гувернантке и ребятам пришлось терпеть эту собаку весь день, и все были крайне удивлены, увидев, как Чудик с готовностью делился с уродливой дворнягой самыми лакомыми кусочками.

На следующий день спаниель обежал трусцой пляж и вернулся уже с другим приятелем — бульдогом, удивительно похожим на мистера Дабби. От него не несло помойкой, как от Вонючки, но ему непременно хотелось придвинуться к кому-нибудь из людей как можно ближе.

— Лучше бы ты не тыкался в меня своим мокрым носом, — строго сказал ему Снабби. — Тебе, похоже, нужен слюнявчик. Мисс Перчинг, у бульдогов всегда так текут слюни, или он делает это нарочно?

— Меня он тоже обслюнявил, — пожаловалась Диана. — Чудик, в следующий раз, когда будешь заводить себе приятеля, выбирай такого, чтобы от него не воняло и слюни не текли!

Бульдог был настроен очень добродушно, но лишь до того момента, пока ему не приглянулась кость, которую глодал Чудик. Подойдя к спаниелю, он так устрашающее зарычал, что даже Снабби отпрянул.

Миранда, которая в это время тоже была с ними, от страха вспрыгнула на голову Барни.

— Пошел вон, — грозно скомандовала мисс Перчинг. — Эта кость принадлежит Чудику, а не тебе. Уходи!

Бульдог преспокойно забрал кость и побрел восвояси. Снабби легонько пнул Чудика ногой.

— Эх ты, трус! Не смог защитить свое имущество! Жалкая, трусливая тряпка!

Чудик понуро свесил голову И, выбрав момент, когда на него никто не смотрел, потихоньку удрал с пляжа. А когда вернулся, это был уже совсем другой Чудик — бойкий и веселый. Его сопровождали три небольшие собачки, похожие на терьеров, очень живые и любопытные.

— Чудик, прекрати немедленно! — напустился на него Снабби. — Ты что, хочешь собрать здесь собак со всего города? Ну-ка, кыш отсюда! Пошли, пошли! Убирайтесь все! Нет, Чудик, к тебе это не относится. Ты останешься и будешь до конца дня сидеть, привязанный к шезлонгу мисс Перчинг.

— О нет, я категорически против, — поспешно заявила мисс Перчинг. — Два дня назад ты это уже проделал, и он тогда просто перевернул мой шезлонг. Привяжи его лучше к своей ноге!

Проработав несколько дней в павильоне аттракционов, Барни заметно погрустнел. Он не советовал ребятам ходить туда.

— Не стоит, ничего хорошего там нет, — говорил он. — И хозяева аттракционов мне не нравятся — обманщики. Занимаются какими-то темными делишками, только я еще не понял, какими.

— Тогда почему ты не уйдешь оттуда, Барни? — с тревогой спросила Диана. — Я знала, что тебе не нравится эта работа. Зачем тебе оставаться с этими нечестными людьми?

— Я к таким привык, — вздохнул Барни. — При такой жизни, как у меня, это неизбежно. Все равно надо же где-то работать.

— А ты не забыл — фокусник из шоу «ролликсов» предлагал взять тебя не работу своим ассистентом? — напомнила ему Диана.

— Но у него же есть Айрис, — вмешался в разговор Снабби. — Не понимаю, почему он сказал, что ему нужен еще ассистент.

— Да, может быть, уже и не нужен, — Диана выглядела очень расстроенной. — Барни, когда заканчивается первая неделя твоей работы? Завтра?

— Да. И тогда со мной должны будут расплатиться. Целых пять фунтов! Можно будет купить новые туфли и рубашку.

— А потом, пожалуйста, уходи от них, — попросила Диана. — Мне это место тоже не нравится. Я уверена, ты сможешь найти работу получше этой.

Но Барни не стал ничего обещать. В маленьком городке не так-то легко найти работу. К тому же ему хотелось быть поближе к своим друзьям.

В этот вечер у Айрис Найтингейл был выходной. Она сидела в гостиной и играла с детьми в карты и выглядела не старше Дианы. Снабби расположился рядом с ней, жалея, что не может раздать ей лучшие карты из колоды; Чудик уютно устроился у нее на ноге. Он вполне разделял мнение своего хозяина о том, что Айрис очень славная девушка.

— Как же мистер Марвел обойдется сегодня без вас? — спросила Диана, глядя, как Роджер раздает карты. — Ведь ему, наверное, нужен ассистент?

— Не знаю, — пожала плечами Айрис. — Да меня это и не волнует. Грубиян. Он мне не нравится.

— Почему? — спросил Снабби.

Но Айрис не стала отвечать на этот вопрос.

— У него раньше был помощник, — продолжила она, — такой молодой парень. А потом он вдруг ушел — непонятно почему. И мистер Марвел попросил меня занять его место, пока он не найдет еще кого-нибудь. Я сказала, что попробую — на две недели. Но мне это не нравится. Две недели уже прошли, и больше я этого делать не буду.

Теперь Диана поняла, почему мистер Марвел предлагал Барни стать его помощником. Он боялся, что Айрис уйдет и он останется без ассистента.

— Он уже нашел кого-нибудь вместо вас, вы не знаете? — вдруг спросила Диана.

— Вчера к нему кто-то заходил — наверное, по поводу работы, — кивнула Айрис. — И скорее всего нашел ее. Потому что мистеру Марвелу крайне необходим помощник. Он не может заниматься читанием мыслей без ассистента.

— Почему? — не понял Снабби. — Ведь можно пригласить кого-нибудь из зрителей или из артистов шоу.

— Нет. Ему нужен специальный, собственный ассистент, — сказала Айрис. — Послушайте, мы играем в карты или обсуждаем трюки мистера Марвела? Ко мне пришли такие отличные карты, что просто не терпится начать играть!

Диане в тот вечер в карты не везло, потому что она чересчур была занята своими мыслями. «Что, если пойти к мистеру Марвелу и попросить его взять Барни, а не того, другого желающего? — думала девочка. — Если бы мы сказали Барни, что нашли для него работу, он завтра же отказался бы от места в павильоне И присоединился бы к шоу. Из него выйдет замечательный ассистент!»

Когда они отправились спать, Диана поделилась своим планом с мальчиками. Они с интересом выслушали ее.

— Да, я думаю, нам стоит сказать мистеру Марвелу о том, что Барни его работа не нравится, — сказал Роджер. — И попросить, чтобы он взял именно его, а не того, другого парня. Но лучше это сделать тебе, Диана. У тебя такие вещи лучше получаются. Ты перехвати его завтра утром и выложи ему все это!

На следующее утро после завтрака Диана отправилась искать мистера Марвела. Она обнаружила его в садовой беседке: фокусник читал газету. Когда девочка, смущаясь, подошла, он поднял на нее свои непроницаемо-холодные глаза.

— Можно мне с вами поговорить, мистер Марвел? — храбро спросила она. — Это касается нашего друга, Барни. Ему не нравится его работа, и я уверена, он с удовольствием будет вам ассистировать, если это место еще свободно. Пожалуйста, возьмите его. Он очень старательный и сообразительный. И сделает все, что вы ему скажете, вот увидите.

Мистер Марвел отложил газету и в упор посмотрел на взволнованно ожидающую ответа Диану.

— Мне на самом деле нужен человек, — наконец произнес он, — который будет выполнять мои поручения, заботиться о моей одежде, принимать сообщения, а также помогать во время выступлений.

— Он со всем этим справится, — заверила его Диана. — Вы попробуйте, возьмите его хотя бы на время, мистер Марвел.

— Как его полное имя? — спросил фокусник, доставая записную книжку и ручку.

— Барнабас Хьюго Лоример, — обрадовалась девочка. — Вообще-то это фамилия его матери. А фамилии отца он не знает.

— Как странно, — заметил мистер Марвел. Диана принялась рассказывать историю Барни, и мистер Марвел, к ее удивлению, слушал с нескрываемым интересом.

— Теперь вы видите, что Барни один в целом свете. Он не может поехать куда захочет, не может выбрать работу, которая ему нравится. Мне бы так хотелось, чтобы он нашел своего отца! — горячо закончила Диана, и ее глаза наполнились слезами… Я думаю, что смогу ему в этом помочь! — неожиданно сказал мистер Марвел, откладывая ручку.

Диана не верила своим ушам.

— Как это? Не понимаю… Как вы сможете ему помочь? Ведь Барни ничего не знает о своем отце, не знает даже, как его зовут!

— Моя дорога юная леди, я ведь вращаюсь в театральном мире больше лет, чем мне хотелось бы называть, — снисходительно улыбнулся мистер Марвел. — Мне нужно всего лишь поинтересоваться у своих друзей, не знают ли они об актере, игравшем в шекспировских пьесах лет пятнадцать назад, который чертами лица, вероятно, очень похож на Барни. У этого парня весьма запоминающееся лицо. И я уверен, что очень скоро у меня будут такие сведения!

— О мистер Марвел! — воскликнула Диана с сияющими глазами. — Это было бы просто замечательно! Вы правда так и сделаете?

— Если Барни придет ко мне и сделает всё, что я ему скажу, если он покажет себя трудолюбивым и надежным парнем, то я в свою очередь, сделаю для него все возможное, — заверил мистер Марвел. — Так что все зависит от него самого. Я не собираюсь ради него стараться, если он не будет стараться для меня

— Барни постарается, я уверена! — радостно закивала Диана, — Пожалуй, я схожу к нему прямо сейчас. Чтобы он заранее предупредил своих прежних хозяев, что уходит. Завтра же он будет у вас. Мистер Марвел, я так вам благодарна!

И она упорхнула, счастливая оттого, что может помочь другу. Ах, Барни, Барни, неужели твой отец скоро найдется? Ах, мистер Марвел, замечательный, добрый мистер Марвел! И почему это раньше он казался ей таким неприятным?

Диана отыскала Барни на пляже. Сев на песок рядом с ним, она пересказала ему о своем разговоре с фокусником.

— Барни, иди к нему прямо сейчас, немедленно! — торопила она. — Мистер Марвел ждет тебя. Ты только подумай, он сможет найти твоего отца! Он говорил об этом так уверенно!

— Спасибо тебе, Диана, ты настоящий друг, — впервые за всю неделю Барни не выглядел грустным. Глаза его сияли. — Пойдем, Миранда! Пойдем попытаем счастье еще разок!

 

Глава XIX. НОВАЯ РАБОТА БАРНИ

С легкой руки Дианы Барни получил работу. Во всяком случае, мистер Марвел решил взять его с испытательным сроком. Новое место Барни вполне устраивало.

— Я куплю тебе приличную одежду вместо этого рванья, — сказал мистер Марвел, — буду оплачивать твое проживание. Ты будешь получать три фунта в неделю. Для начала. По моему мнению, хороший ассистент может стоить и больше… Если он делает то, что ему говорят!

— Да, сэр, — Барни не верил своим ушам. Скоро он станет почти богачом! Можно будет даже немного откладывать. Миранде давно пора купить новую юбочку.

— Но ты, Барнабас, разумеется, понимаешь, что я фокусник, не так ли? — сказал мистер Марвел. — Ты, конечно, понимаешь, что у меня есть свои секреты, и если я открою тебе некоторые из них, ты не должен об этом говорить никому. Ни слова! Даже своим самым лучшим друзьям.

— Конечно, мне бы это и в голову не пришло, — заверил его Барни.

— А что касается твоего отца, — продолжал фокусник, — думаю, что смогу его найти. Даже уверен, что смогу. Я немедленно попрошу навести справки и сообщу тебе, где он находится. Не исключено, правда, что он уже не играет в театре.

— Да, сэр. Я понимаю, — Барни был вне себя от счастья. — Я бы сделал для вас что угодно, если бы вы хоть что-нибудь узнали о моем отце. И сделали бы так, чтобы он поверил, что я его сын, — неожиданно добавил он.

— Думаю, это мне вполне по силам, — загадочно улыбнулся мистер Марвел. — У меня в руках много веревочек, за которые я могу подергать. А ты старайся всячески помогать мне. И не исключено, что к концу сезона тебе уже не надо будет искать новую работу… Потому что твой отец возьмет тебя к себе!

Ощущая легкое радостное головокружение, Барни отправился на пляж. Он до сих пор с трудом верил в такую удачу. Прекрасная работа. Отличное вознаграждение. И главное — надежда найти отца!

И ребята, и мисс Перчинг с нетерпением ждали его. Он опустился на песок рядом с ними и рассказал им о своем разговоре с фокусником.

— Нужно признать, что мистер Марвел обещает многое для тебя сделать, — заметила мисс Перчинг. — Вероятно, в душе он человек добрый, хотя выглядит высокомерным и неприветливым. Должно же и тебе когда-нибудь повезти, Барни!

В это знаменательное утро солнце сияло как никогда, море было теплым и ласковым, и настроение у всех было просто великолепным.

Чудик, как обычно, исчез, и дети гадали, какого дружка он приведет с собой на этот раз.

К их огромному изумлению, спаниель привел мистера Дабби — хмурого, угрюмого мистера Дабби. Как ему удалось убедить бульдога присоединиться к их веселой компании, никто понять не мог.

Однако примириться с присутствием обезьянки мистер Дабби не пожелал. С детьми он еще как-то мог ладить, с такой вежливой и обходительной собакой, как Чудик — тоже, но с обезьяной — это было уж слишком! Мистер Дабби вперил задумчиво-печальный взгляд в Миранду. Она бесцеремонно уставилась на него, удивленная внушительными размерами гостя. Потом внезапно запустила свою ручку в пакет с арахисом и швырнула полную горсть прямо ему в морду.

Опешив, мистер Дабби издал громогласное, басовитое гав!", заставившее вздрогнуть, всех в радиусе десятков ярдов, бросил полный презрения взгляд на Чудика и, повернувшись ко всем спиной, побрел обратно в гостиницу.

— Теперь, когда мистер Дабби узнал, какие у тебя друзья, он больше и разговаривать с тобой не станет, Чудик, — проговорила Диана, давясь от смеха. — Ну, Миранда! И как это она додумалась бросить арахисом прямо в его кислую физиономию?

Барни рассчитался на своей прежней работе и получил плату за неделю. Но он не стал покупать себе одежду, как планировал прежде. Раз уж мистер Марвел решил взять это на себя, тогда лучше потратить деньги на что-нибудь еще. И Барни купил красивый платочек с кружевной каймой для мисс Перчинг, книжку для Дианы, по автоматическому карандашу для Снабби и Роджера и мячик для Чудика. Как это было похоже на Барни!

Барни с восторгом приступил к своим новым обязанностям. После своей последней работы, тяжелой и грязной, они, конечно, казались ему сущим пустяком. С радостным ожиданием он думал о том, как пойдут предпринятые мистером Марвелом розыски его отца!

Мистер Марвел купил Барни приличный костюм, и мальчик наконец-то впервые появился в гостинице.

— Как я выгляжу? — смущенно улыбался он. — Странновато, наверное? Я себя чувствую в этом как-то неловко… Этот галстук… У меня их в жизни не было!

Барни искренне восхищался мистером Марвелом.

— Он только с виду такой мрачный, а на самом деле очень добрый. Он уже написал кому-то, кто, по его предположению, мог знать моего отца.

После этого мнение ребят о фокуснике подскочило почти до небес. О том, как Барни получил свою новую работу, дети рассказали и мисс Стрект, и профессору. Мисс Стрект разразилась восторженной речью, радуясь не меньше, чем они сами. Профессор же только проворчал:

— Что ж, если кому-то хочется работать с фокусником, пожалуйста, дело его! Но работа эта опасная. Запомните, что я вам сказал, молодой человек — опасная!

Произнося это, он бросил острый взгляд на Барни. Тот вежливо улыбнулся:

— Сэр, фокусники такие же люди, как и все, в них нет ничего невероятного. В цирке мне приходилось общаться и со шпагоглотателями, и с пожирателями огня, и со многими другими. Циркачи отличный народ, можете мне поверить.

Профессор выразительно фыркнул. Откинувшись назад в своем кресле, он закрыл глаза, давая понять своим видом, что разговор на этом закончен.

Работать с фокусником было очень легко и приятно. В обязанности Барни входило следить за многочисленными предметами гардероба мистера Марвела, хранившимися в его комнате в гостинице, делать покупки и чистить десятки пар обуви. Мистер Марвел всегда жаловался, что Дамми делает это недостаточно тщательно.

Фокусник пугал несчастного Дамми своими раздраженными криками и обидными словами, которых Дамми не понимал. «Дубина стоеросовая! Кретин! Чурбан безрукий!» Неудивительно, что Дамми не чистил его туфли как надо!

Мистер Марвел посвятил Барни в тайны своего искусства, объяснил, что нужно готовить к выступлению, какие реплики Барни должен произносить на сцене и так далее. Барни быстро все схватывал и запоминал. К тому же у него были ловкие руки, и вскоре стало понятно, что он и сам может выполнять некоторые трюки, которым научил его мистер Марвел.

— Это артист высокого класса, поверьте! Такие нечасто встречаются в маленьких шоу вроде нашего, — говорил Барии ребятам. — Он мог бы запросто получить работу в Лондоне. Но предпочитает летом жить на море.

— Он уже что-нибудь узнал о твоем отце? — с надеждой спросила Диана.

— Пока нет, — вздохнул Барни. — Но вчера он написал еще два письма своим старым друзьям. Конечно, если бы я знал имя отца, было бы гораздо легче!

Так прошло несколько дней, спокойных и счастливых. А потом по маленькому приморскому городку пронесся слух, что приехали полицейские из Скотленд-Ярда! Из-за взорванной подводной лодки. Поговаривали, что это и на самом деле была диверсия. Кто-то слишком много знал, проболтался, и в результате — взрыв подводной лодки!

Трое полицейских — правда, они были в строгих штатских костюмах — остановились в гостинице миссис Грузгрюм. Это вызвало ужасное волнение. Все уже, конечно, знали, что они полицейские, и Снабби, разинув рот, глазел на них часами. Нашли они что-нибудь или нет? Подозревали ли кого-нибудь в Рабэдабе? Говорили, что они уже побывали в павильоне аттракционов. Неужели кто-то оттуда причастен к диверсии?

— Барни всегда говорил, что народ там нечестный, — вспомнил Роджер. — Неудивительно, что ими заинтересовалась полиция.

Миссис Грузгрюм выделила в распоряжение важных полицейских чинов особую комнату. Однажды, проходя мимо этой двери, Снабби увидел выходящего из нее профессора. Тот его даже не заметил, медленно поднимаясь по ступеням с поникшей головой.

«Ха, все понятно, они его допрашивали! — тут же решил Снабби. — Наверняка они его подозревают! И совершенно правильно делают! Ведь он был на крыше в ту ночь, наблюдал за пожаром. Может, я должен им об этом сказать?»

Но, поразмыслив как следует, Снабби решил этого не делать. Ведь доказательств, что это был именно профессор, у него не было. Снабби видел лишь огонек сигареты, а потом свет в его комнате. Мальчик правильно рассудил, что пока лучше ему не встревать. Но следить за профессором надо будет в оба.

Странное дело, как только прибыли полицейские, куда-то бесследно исчез Дамми. Узнав, что эти трое — детективы, он страшно испугался и в панике забился, как кролик, в какую-то нору. Никто не мог его разыскать. Миссис Грузгрюм была рассержена и встревожена.

— С ним это уже случалось однажды… Когда приходил полицейский в форме и спрашивал о пропавшей собаке, — вспомнила она. Почему он их так боится, я не знаю. О боже, и это как раз когда у нас трое лишних постояльцев!

— Я могу помочь вам… Если, конечно, мистер Марвел позволит… — с готовностью предложил Барни.

Миссис Грузгрюм с радостью приняла это предложение. Мистер Марвел был не против и даже сам отправился к полицейским.

— Если вам нужен хороший, честный парень, чтобы чистить туфли или выполнять какую-нибудь другую работу, Барни к вашим услугам, — сказал он.

— Благодарю, — ответил один из детективов. — Если вы можете на какое-то время освободить его, мы найдем ему работу. Кроме того, как мы слышали, он раньше работал в павильоне аттракционов? Хотелось бы задать ему несколько вопросов о его прежних работодателях.

Однако Барни никакой полезной для них информацией не располагал.

— А что ты можешь сказать о тех, кто туда приходил? — спросил один из детективов. — Может, кто-нибудь из посетителей общался с хозяевами аттракционов?

— Такое бывало, сэр. Но я никогда не слышал, о чем они говорили, — сказал Барни.

Он дал им довольно подробное описание двух матросов, которые несколько раз посещали павильон и разговаривали с хозяевами.

— Теперь ты работаешь на мистера Марвела, верно? Ты хорошо с ним ладишь? — неожиданно спросил детектив.

— Да, сэр. Он очень добр ко мне. И работа мне нравится, — ответил Барни.

— Прекрасно. Можешь идти, — сказал полицейский, и Барни вышел.

Он теперь жил в комнатушке под крышей в той же гостинице, что и его друзья, хотя питался, конечно, вместе с обслуживающим персоналом. Все это Барни очень нравилось. Дела шли хорошо. К тому же он очень надеялся, что мистеру Марвелу удастся услышать что-нибудь о его отце. Это, конечно, было самым главным для Барни!

 

Глава XX. ВЕРСИЯ ТРЕБУЕТ ПРОВЕРКИ

Мисс Стрект сегодня вся такая жутко стрекочущая, — объявил Снабби на следующий день. — С ней беседовали полицейские, и теперь она вся такая взволнованная и важная. Говорит, каких только вопросов ей не задавали.

— Могу спорить, ничего путного они от нее не узнали, — заметил Роджер. — Лучше бы они с нами побеседовали. Хотя мы, конечно, тоже мало что знаем. Но ведь с Барни они разговаривали. Чего же нас обошли?

— С Барни разговаривали только потому, что он работал в павильоне аттракционов, — правильно рассудил Снабби. — Полицейские решили, что он, возможно, слышал какие-нибудь любопытные разговоры. Послушайте, я вот все думаю, куда это Дамми подевался? Я уж по нему соскучился.

— Наверное, удрал куда-нибудь без оглядки и сейчас уже в другом конце страны! — махнул рукой Роджер. — Барни говорит, что циркачи обычно предпочитают держаться от полицейских подальше. Наверное, Дамми решил, что они явились из-за него.

— Но официант мне сказал, что он оставил здесь все свои вещи. Бедняга Дамми! Он мне нравился, — вздохнул Снабби.

Мимо них, как обычно, позвякивая браслетами, проплыла мисс Стрект. За ней тянулся удушающий шлейф приторно-сладких духов. Она и вправду, как метко заметил Снабби, была вся «такая стрекочущая»!

— Фу! — сморщил нос Снабби и, с силой вдохнув воздух, поспешил к двери; чихающий Чудик последовал за ним.

Только выйдя из комнаты, он сделал мощный выдох. Мисс Перчинг, которая как раз входила в гостиную, с недоумением посмотрела на него.

— Что с тобой, Снабби? Ты себя плохо чувствуешь?

— Немного угорел, вот и все, — произнес Снабби, прислонившись к стене и обмахиваясь ладонью. — Мисс Стрект вошла… С новыми духами!

— Снабби, перестань дурачиться, — одернула его мисс Перчинг. — Я бы тоже предпочла, чтобы она душилась несколько умереннее, но не надо по этому поводу устраивать целое представление!

— А это идея! — обрадовался Снабби и тут же, «взяв в руки» свое воображаемое банджо, «заиграл» веселую мелодию, одновременно исполняя забавный степ.

Мисс Перчинг рассмеялась.

— Ты прирожденный комик, — похвалила она. — Что-то мне не очень хочется выслушивать очередной рассказ мисс Стрект о том, как с ней беседовали полицейские. Тем более что мне и самой пришлось с ними побеседовать.

— В самом деле? — удивился Снабби, сразу же забыв о своем банджо. — Что же получается? Они разговаривают со всеми здешними постояльцами. Может, они думают, что кто-то из них причастен к этой диверсии?

— Честно говоря, не знаю. Но, судя по всему, у них уже есть какая-то версия… Думаю, они стараются выяснить, каким образом информация и приказы доставляются отсюда на базу подводных лодок. Она ведь, как вы знаете, практически изолирована от внешнего мира. Всех перед выходом проверяют и обыскивают. Но я не могу предположить, чтобы это был кто-то из живущих здесь, никто из них ведь не связан с базой подводных лодок…

— А я знаю, кто это, — таинственно заявил Снабби, вспомнив ночь после взрыва. — Могу спорить, что знаю!

— Нет, Снабби, ты не можешь этого знать, — рассердилась мисс Перчинг. — Ты опять дурачишься. О, мистер Марвел, доброе утро! С вами тоже беседовали полицейские? Вот Снабби считает, что он знает больше, чем они.

— Что же вы такое знаете, молодой человек? — с ледяной улыбкой осведомился мистер Марвел. — Кто же из нас, по-вашему, коварный злоумышленник?

— Кто-кто? — не понял Снабби. — А-а, это вы про того, кто устроил взрыв? Ха, это мой секрет!

И он не спеша удалился, «наигрывая» на своем банджо. Он вовсе не собирался говорить ни мисс Перчинг, ни мистеру Марвелу о своих подозрениях насчет профессора Джеймса. Они лишь поднимут его на смех. Но разве не похоже, что именно профессор имеет отношение к этому Большому секрету? Он, должно быть, знает кучу всяких научных премудростей. И наверняка, если нужно, сможет передать информацию. Ну, с этим пусть полицейские разбираются, это их дело. Хотя, пожалуй, и он, Снабби, тоже мог бы кое-что разузнать.

«Можно забраться на крышу, заглянуть к нему в окно и посмотреть, чем он там занимается, — подумал Снабби. Его охватило волнение. — Да, это было бы классное дело! Надо предложить Роджеру, может, он тоже со мной пойдет».

Роджер отнесся к его идее с сомнением. Он согласился, что профессор — самая подозрительная фигура из всех постояльцев. Роджер очень хорошо помнил, как видел его в зеркало несколько дней назад. Профессор притворялся спящим, а сам прислушивался к их разговору.

— Но все равно, лезть на крышу ночью, чтобы подглядывать в окно — нет, это не годится. Это даже как-то гадко, — сморщился Роджер.

— Ерунда! Если он предатель, за ним надо проследить. И раз ты не хочешь мне помогать, я сделаю это с Барни. Он спит на чердаке, и ему будет нетрудно ночью выйти на разведку.

— Нет уж, не рассчитывай, что все самое интересное достанется тебе и Барни, — возмутился Роджер. — Я тоже пойду с вами, вот так!

Когда они сообщили о своем плане Барни, тот даже обрадовался. Он тоже считал, что профессор ведет себя подозрительно и что за ним не мешает последить.

— Не такая уж он старая развалина, каким хочет себя представить! — сказал Барни. — И не такой глухой, как все думают.

— Это мы знаем, — согласился Роджер. — Значит, решено — будем за ним следить в оба, точнее, в несколько пар глаз. Итак, когда займемся лазанием по крыше?

— Подождем, пока копы отсюда уберутся, — сказал Барни. — Не сомневаюсь, что они тоже что-то разнюхивают в этом направлении. Я видел, как один из них выходил вчера из комнаты профессора. Могу спорить, он там все перерыл.

— Хорошо, пару дней повременим, — согласился Снабби. — Они здесь надолго не задержатся. Слушай, а как Миранда переносит, что ей приходится отпускать тебя и оставаться в комнате одной?

— Ведет себя как шелковая, — усмехнулся Барни. — Она понимает, что у меня работа, поэтому забирается на подушку у окна и ждет моего прихода.

— Можешь оставлять ее с нами, когда ты занят, — предложил Роджер. — Хочешь, мы возьмем ее сейчас? Мы идем на пляж.

— Отлично, захватите ее, — благодарно улыбнулся Барни — А то у меня полно работы. Может, у Дамми было не все в порядке с головой, но он умудрялся справляться с кучей дел! Ну, я побежал, а то мне до завтра все не переделать!

Миранда была счастлива вновь оказаться в компании друзей. Диана купила для нее маленькую лопаточку, и обезьянка увлеченно копала песок, осыпая им Чудика каждый раз, как он приближался к ней.

А Чудик по-прежнему продолжал приводить новых друзей. В тот день он притащил маленького пекинеса с забавным приплюснутым носом.

— Этот пекинес напоминает Снабби, правда? — заметила Диана. — Мисс Перчинг, вы только посмотрите на него. Он просто невероятно похож на Снабби. Такая же нечесаная грива, такой же курносый нос, такой же…

Снабби окатил ее водой из ведерка.

— Перестань, ненормальный! — взвизгнула Диана. — Я нагрелась на солнце, а вода как лед!

— Так тебе и надо, — сказал Снабби, в шутку шлепнув курносого пекинеса. — Пошел вон. Я тебе вовсе не младший брат, хоть ты, может, и вообразил себе это после глупых замечаний Ди!

Чудик выкопал кость, зарытую им накануне, и с наслаждением принялся ее грызть. Пекинес тут же подбежал к нему, но Чудик рассерженно зарычал.

— Ты с ним осторожнее, пес, — предостерег Роджер. — Если Чудик когда и проявляет храбрость, так это охраняя свою кость.

Внезапно пекинес выхватил кость из-под носа Чудика и умчался с нею прочь. Чудик возмущенно гавкнул и ринулся за ним вдогонку. Пекинес обернулся, бросил кость и яростно залаял на Чудика.

— Вы посмотрите на этого малыша! — восхищенно заметила Диана. — Такая крошка и так отважно защищается!

Чудик почти догнал его, но малыш не собирался сдаваться: он грозно зарычал, скаля мелкие зубки, а потом вдруг с безрассудной решимостью бросился на Чудика. И Чудик отступил! Он позорно бежал, поджав хвост. Пекинес подобрал отвоеванную кость и с победным видом удалился. Больше он к ним не подходил.

— Вот те на! — разочарованно протянул Роджер. — Чудику должно быть стыдно за свое поведение!

— Пекинесы — собаки бесстрашные, они никого и ничего не боятся, — сказала мисс Перчинг. — Эти с виду милые собачки обращали в бегство и более крупных собак, чем Чудик. Бедняжка Чудик, мне его жалко!

Чудик еще немного побродил по пляжу, а потом, понурый и смущенный, уселся рядом со Снабби, печально поглядывая на него. Снабби ласково потрепал спаниеля за ухо.

— Ничего, Чудик. Я все равно тебя люблю, хоть ты и настоящий болван, — сказал он, тихонько дернув его за длинное ухо. — И не приводи больше к нам чужаков, нам и одной собаки хватает!

В это время по набережной проходил Барни. По поручению мистера Марвела он направлялся на пирс, чтобы подготовить для следующего выступления кое-какой реквизит. Увидев ребят, он весело свистнул.

Миранда в несколько прыжков преодолела пляж и уже через мгновение сидела у него на плече,

— Я иду на концертную площадку, — сообщил Барни, — и на обратном пути смогу ненадолго присоединиться к вам.

— Хочешь, мы пойдем с тобой? — предложил Роджер.

— Не стоит. Я теперь могу проходить туда бесплатно, а вы — нет. Зачем деньги зря тратить? Пока! Увидимся позднее.

Голос Барни звучал весело и бодро. Дела у него шли хорошо, и он успешно справлялся с ролью ассистента на выступлениях мистера Марвела. Ему выдали шелковую накидку, расшитую звездами и полумесяцами, и шелковую шапочку, похожую на ту, что носили все участники шоу, но со звездой впереди. В этой шапочке и накидке поверх черной рубахи и таких же брюках он выглядел настоящим красавцем.

— Из него получился прекрасный ассистент, — призналась ребятам Айрис. — Гораздо лучше, чем я. И с мистером Марвелом он вроде ладит. Должна признать, мистер Марвел тоже хорошо к нему относится. Со мной он таким не был. Может быть, Барни более ловок, чем я. С тех пор как я ушла, у них появилось уже несколько новых трюков.

Барни и сам чувствовал, что дела его определенно идут в гору: работа в гостинице, где живут его друзья, выступления на сцене, великолепный концертный костюм, новая одежда и отличное жалованье! Барни был вполне доволен жизнью.

 

Глава XXI. КАК ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ВРЕДНОЙ ПРИВЫЧКИ

Пролетело еще несколько великолепных августовских деньков. И небо, и море поражали своей первозданной лазурной голубизной, и только редкие легкие облачка белели в вышине, как разбежавшиеся овцы.

Дети покрылись бронзовым загаром, и даже мисс Перчинг стала посмуглее. У всех был отличный аппетит, и миссис Грузгрюм уже всерьез начинала сомневаться, что получит хоть какую-нибудь прибыль от этих постояльцев. А прожорливость Снабби и вовсе не знала границ.

— Ты жуешь целыми днями, не переставая, — упрекала его Диана. — А когда не находишь, что бы такое сунуть в рот, принимаешься за свою ужасную жвачку!

— Ты что, не знаешь, что это же полезно?! Восстанавливает кислотно-щелочной баланс, — невозмутимо отвечал Снабби, двигая челюстями с удвоенной энергией. — С клубничным вкусом, я такие люблю. Хотя уже через минуту в ней не остается вообще никакого вкуса.

— Фу, противно смотреть! — поморщилась Диана.

Она и в самом деле находила пристрастие Снабби к жвачке отвратительным. Она обратилась к Роджеру с предложением:

— А что, если вытащить у него из карманов эту жвачку и выбросить? Подождем, когда Снабби пойдет купаться, и…

— Нет, ничего не выйдет. Он забирает ее с собой… Во рту! — усмехнулся Роджер. — Но знаешь, что? Я придумал, как нам поступить. Слушай! — И он что-то прошептал ей на ухо. Диана рассмеялась.

— Да, это его вылечит! Пойди купи прямо сейчас, пока Снабби купается.

Роджер убежал, но вскоре вернулся с коробочкой пластилина в руках. Открыв ее, вынул небольшой брусок. Отломив кусочек, Роджер принялся разминать его в руках, до тех пор, пока ему не была придана форма тонкой пластинки, которая практически не отличалась от жвачки Снабби. Аккуратно завернув ее в обертку, Роджер и Диана стали ждать.

— Сейчас посмотрим, как ему это понравится, — подмигнул Роджер пытающейся скрыть улыбку Диане.

Но, к их разочарованию, Снабби так наелся за ленчем, да еще добавил потом пару порций мороженого и горсть конфет, что даже не вспомнил о своей драгоценной жвачке. Поэтому кусочек пластилина так и остался ждать своей очереди в его кармане.

В этот же день после чая к ним подошел сияющий Барни.

— Слушайте! Мистер Марвел получил ответ от одного своего друга, и тот пишет, что, кажется, знает моего отца.

— Барни! Не может быть!

— Ах, как замечательно!

— Молодец, старина Марвел.

Мисс Перчинг, видя его волнение, улыбнулась.

— А как тот человек, которому написал мистер Марвел, смог определить, что это именно твой отец? — осторожно спросила она.

— Ну, во-первых, он написал, что этот человек раньше был актером и очень любил шекспировские пьесы. Во-вторых, его имя Хьюго! А это и мое второе имя. Должно быть, мама дала мне его в честь отца!

— Да, это вполне возможно, — согласилась мисс Перчинг. — И как же фамилия твоего отца?

— Он написал, что его фамилия Джонсон, но он допускает, что это его сценический псевдоним, — сказал Барни. — Это просто невероятно, мисс Перчинг!

— А он внешне похож на тебя? — спросил Роджер.

— Про это в письме не написано, — пожал плечами Барни. — Но друг мистера Марвела попытается выяснить подробнее. По его сведениям, моего отца призывали на военную службу, поэтому он наводит справки у своих друзей-актеров, которые тоже призывались.

— Потрясающе интересно! — воскликнул Снабби. — Я пытаюсь представить, как он выглядит, твой отец. Может, он теперь вовсе и не актер. Может, он остался в армии и уже дослужился до чина генерала или того круче — маршала…

— С тем же успехом могло случиться и наоборот — он мог впасть в бедность и крутить теперь шарманку на улицах, — сказал Барни. — Но мне все равно, главное, чтобы отец нашелся. Найти родного тебе человека — это такое счастье! У меня со стороны мамы нет никаких родственников. Даже бабушки своей я не помню. Вы и представить себе не можете, что для меня значит найти кого-нибудь из близких.

Барни готов был молиться на мистера Марвела — по доброй воле взяться за такие хлопоты! Барни будет благодарен ему за это по гроб жизни. Поэтому он старался как мог — надраивал до блеска все его туфли, сдувал пылинки с его одежды, приводил в порядок сценический реквизит и никогда ничего не забывал. Никогда еще у мистера Марвела не было такого надежного и старательного помощника!

Наконец полицейские уехали. Однажды утром незаметно исчезли из гостиницы, и больше их здесь не видели. Миссис Грузгрюм облегченно вздохнула.

— Нечего им здесь выискивать, — доверительно сообщила она мисс Перчинг. — Возможно, в городе и есть подозрительные личности. К примеру, в этом павильоне аттракционов, а у меня — нет! Там всякие типы бывают, в особенности среди матросов. Все преступления оттуда, я в этом уверена.

В это утро Роджер, Снабби, Диана и Барни встретились на набережной, чтобы обсудить происшедшие за последнее время события, и решили, что теперь им можно приступить к собственному расследованию. Снабби уже давно мечтал об очередном визите на крышу, и эти мысли не оставляли его ни на минуту.

— Давайте пока купим по мороженому, — предложил он.

Но ни одного лотошника поблизости не оказалось. — А, ладно, тогда жвачку пожую, — сказал Снабби и сунул руку в карман.

Роджер бросил быстрый взгляд на Диану и весело подмигнул ей. С тех пор, как они подменили жвачку на пластилин, Снабби в первый раз вспомнил о ней! Они даже порядком удивились, что последние несколько дней Снабби не проявляет интереса к жевательной резинке. Но торопиться им было некуда, и они терпеливо ждали.

Снабби достал из кармана пластинку, развернул ее и, отправив не глядя в рот, принялся жевать.

Диана почувствовала, что ей необходимо переключить разговор на другую тему, иначе она не сможет справиться с приступом смеха.

— Водичка сегодня просто замечательная! — начала она. — А эти маленькие волны с белой каемочкой — будто кружева…

Снабби удивленно посмотрел на нее.

— Что это ты застрекотала? Прямо как мисс Стрект. Только она умеет так сюсюкать, — говоря это, он продолжил энергично жевать.

Внезапно на его лице появилось непонятное выражение. Жевательные движения постепенно замедлились. Диана почувствовала новый приступ хохота, готовый вырваться наружу. Теперь, к удивлению Барни, затараторил Роджер:

— Надо разработать план Может быть, уже сегодня мы сумеем что-нибудь сделать. Мне показалось, профессор сегодня явно не в духе. Может, полицейские…

Но Снабби не слушал его. На его лице появилось гримаса крайнего отвращения. Открыв рот, он ошалело вращал глазами.

— Бб-б-е! — Он выплюнул комок пластилина.

— Снабби! Ты, что очумел? Чуть в меня не попал! — Округлил глаза Барни.

— Мне надо воды, глоточек воды… — бледный, как полотно, проговорил Снабби. — Я сейчас вернусь…

Диана все-таки не смогла удержаться и расхохоталась, закинув назад голову и хватаясь за бока. Рядом Роджер тоже покатывался со смеху. И только Барни, ничего не понимая, удивленно хлопал глазами и ошарашено смотрел на них. Ни Роджер, ни Диана были пока не в состоянии ему объяснить, в чем дело.

— Какую рожу он скорчил! Ой, не могу… — стонала Диана.

— Скажете вы мне наконец, в чем дело? — при виде хохочущих Дианы и Роджера Барни невольно сам начал улыбаться.

Наконец они успокоились и смогли рассказать ему о своей проделке.

— Но только смотри, не проболтайся, Барни, — попросила его Диана. — Если после этого он бросит свою противную привычку жевать резинку, это будет большое достижение. Не говори ему, ладно?

Вернувшийся Снабби был по-прежнему бледен, но выглядел несколько лучше. Ой сел на скамейку.

— Что случилось? — спросил Барни, стараясь сохранить бесхитростное выражение лица.

— Это все из-за жвачки, — объяснил несчастный Снабби, рассеянно почесывая Миранду под подбородком. — Что-то она мне вдруг разонравилась. Такая гадость! Мне пришлось ее выплюнуть. В жизни больше ее в рот не возьму! Чуть не вырвало…

Диане опять захотелось смеяться, но теперь, когда их план дал такой замечательный результат — Снабби решил больше никогда не брать в рот жвачку! — уже ни за что нельзя было раскрывать карты

— Я попил воды, — сообщил Снабби. — Точнее, выпил целый графин, который стоял на нашем столе. Все никак не мог избавиться от этого противного вкуса во рту. Вот уж никогда не думал, что мне так разонравится жевать резинку. До того противная, что я даже решил, что вернусь к себе в комнату и выброшу все, что осталось в сумке.

— Вот и молодец, — искренне похвалил его Роджер.

— Слушайте, что было дальше… — проговорил Снабби, вдруг понизив голос и украдкой оглядываясь, будто набережная была полна подслушивающих и подглядывающих недоброжелателей. — Пошел я к себе. Когда поднялся на наш этаж, увидел профессора Джеймса! Он, наверное, заходил в чью-то комнату! Ведь его спальня не там, не на нашей площадке. Ему там делать нечего!

Ребята переглянулись. Еще одна улика против профессора!

— Он что-нибудь тебе сказал? — спросил Роджер.

— Я ему: "Здрасьте, профессор! Вы заблудились? ", а он насупился и ничего не ответил. Пошел вниз.

— Может быть, он хотел подняться по той лестнице на крышу? — предположил Роджер.

— Он бы не смог. Дверь-то заперта, и ключа нет — его либо потеряли, либо украли, — объяснил Снабби. — Вообще все это выглядело очень подозрительно. Ну что, займемся сегодня ночью нашим расследованием? Может быть, увидим что-нибудь интересное, когда проползем по крыше и заглянем в его окно… Если, конечно, он не задернет занавески.

— Ладно, давайте сегодня, — согласился Роджер. — Но только без Дианы. Не хватало еще, чтобы она скатилась с крыши!

— Не могу сказать, что мне самой хочется с вами идти! — пожала плечами Диана. — Я могу подстраховать на часах, если хотите. Но только каким образом вы собираетесь попасть на крышу, если дверь на лестницу заперта?

— Да очень просто, — ответил Роджер. — Ведь наше окно выходит на крышу, ты забыла? Мы можем запросто вылезти через него и проползти туда, откуда будет удобно следить за профессорским окном.

В предвкушении новых приключений все почувствовали необыкновенное волнение. Снабби бросился горячо обнимать недоумевающего Чудика.

— Ночное гулянье по крыше! Ты понимаешь, Чудик? Но только уж извини, приятель, тебя мы с собой не возьмем. Жалко, конечно, но придется тебе посидеть в комнате одному!

 

Глава XXII. ТАИНСТВЕННЫЕ СИГНАЛЫ

Мисс Перчинг никак не могла понять, почему в этот вечер дети ходят с такими таинственными лицами. Они многозначительно переглядывались, перемигивались, а Снабби не переставал разглагольствовать о каких-то кошках на крыше.

— Вот скажите, почему кошки так любят крыши? — обратился он к мисс Перчинг. — Может, они ходят греться у дымовых труб?

— Что за ерунда, Снабби, — пожала плечами мисс Перчинг. — Далеко не все трубы теплые — только те, которые идут из больших каминов, в которых горит огонь.

Роджер предупреждающе ткнул Снабби в бок, чтобы остановить его словесный поток. Но Снабби уже было не остановить

— Однажды я нашел одну отличную теплую трубу. Очень было приятно сидеть рядом с ней.

— Хватит, Снабби, — строго произнесла мисс Перчинг. — Что это на тебя опять нашло? Выйди из-за стола!

— Но я еще сладкого не ел, — обиделся Снабби. — Ладно, я перестану болтать… То есть стрекотать.

Мисс Перчинг неодобрительно покачала головой. Но мисс Стрект была так увлечена холодным мясом и салатом, что не обратила на глупую реплику Снабби никакого внимания.

Так вышло что Барни очень разочаровал их в этот вечер.

— Мне вечером нужно идти на шоу, — сказал он, когда встретился с ребятами после обеда. — Я забежал сказать, что не смогу сегодня ночью пойти с вами. После выступления мне придется отвезти какую-то срочную посылку в соседний город.

— Но ты же, наверное, вернешься до полуночи? — с надеждой спросил Роджер.

— Нет, то-то и оно, что не вернусь. Мне придется ночевать в Пирли, в том доме, куда я повезу посылку. Это костюмы для выступления. Мистер Марвел хочет в них что-то срочно изменить. Он говорит, что старушка, которой я передам посылку, переделает их за одну ночь, чтобы к утру я привез их обратно. Так что я, к сожалению, пойти не смогу. Мне надо успеть на последний поезд в Пирли. Но Миранду я все же с собой возьму.

— Очень жаль! — огорчился Роджер. — Придется лезть на крышу без тебя. Но ты можешь присоединиться к нам в другой раз. Я просто чувствую, что мы не сможем отложить это дело, так уже настроились.

— Ничего, я понимаю, — кивнул Барни. — Ну, я пошел. Пока!

Напольные часы в столовой пробили без четверти восемь.

— Что будем делать? — спросила Диана. — Погода хорошая. Может, пойдем погуляем?

— Нет, я устал, — отказался Снабби. — Наверное, много плавал сегодня. А мне надо силы беречь — сами знаете, для чего. Вечером я хочу быть в форме.

— Тогда я почитаю, У меня есть одна интересная книжка про цирк, мне ее надо дочитать. Там тоже есть обезьянка, такая же забавная, как Миранда.

Было решено, что Диане нет необходимости этой ночью сторожить мальчиков. Вряд ли кто-нибудь узнает, что они вылезли через окно на крышу, и попытается помешать им.

— Только, Ди, будь другом, принеси нам из комнаты мисс Перчинг будильник, — попросил Роджер. — Мы ведь наметили экскурсию в половине первого и к этому времени наверняка заснем. Придется будильник завести…

— Только обязательно положи его под подушку, а то он перебудит всех на нашей площадке! — предупредила Диана. — Думаю, мисс Перчинг уйдет к себе сразу после нас. Она не любит засиживаться. Когда я пойму, что она спит, прокрадусь к ней в комнату и возьму будильник.

Все шло по плану. Без четверти девять они собрались идти наверх, чтобы лечь спать. Мисс Перчинг зевнула, сказала, что, пожалуй, тоже пойдет. Диана подмигнула Роджеру: «Что я тебе говорила?»

Уже в половине десятого Диана прошмыгнула к ним в комнату с будильником в руке.

— Вы не поверите, мисс Перчинг уже спит! — прошептала она. — Вот, держите будильник. Я, кажется, уже начинаю жалеть, что не иду с вами.

— Даже и не думай! — сказал Роджер. — Если обнаружим что-нибудь интересное, завтра утром обязательно тебе расскажем.

Роджер сунул будильник под подушку — тогда звонок разбудит только его, и никого больше. Когда раздалась глухая трель, Роджер рывком сел в кровати, растерянно оглядываясь. Ах да, это же будильник! Пошарив под подушкой, нажал на кнопку, потом растормошил мирно сопевшего Снабби.

Сделать это было непросто, И Роджеру пришлось привлечь к этому процессу Чудика. Спаниель вскочил хозяину на грудь и принялся облизывать его физиономию. Снабби открыл глаза, стараясь оттолкнуть от себя собаку.

— Чего ты привязался? — начал было он, но тут же все вспомнил и выскочил из постели. — Только не шуми, Снабби, — предупредил Роджер. — И привяжи Чудика к ножке кровати, а то он попытается выпрыгнуть за нами из окна. Надеюсь, он не поднимет вой?

— Не поднимет, если я ему прикажу этого не делать, — ответил Снабби, крепко привязывая Чудика.

Чудик немного поскулил, но потом покорно улегся на коврике возле кровати.

Мальчики вылезли из окна на крышу. Небо было затянуто тучами, и свет луны едва пробивался сквозь их пелену. Они нашли место недалеко от своего окна и огляделись.

Прямо напротив них светилось окно профессора. На этот раз занавески были задернуты плотнее, так что оставалась только узкая щелка.

— И все же через нее можно кое-что подглядеть, — прошепнул Роджер.

— Лезем. Старайся держаться на плоских участках, а то скатишься. Здесь лезть легко.

Они медленно и осторожно перемещались по крыше. Большой опасности на этом участке не было, и все же ощущение риска и таинственности волновало их воображение. Сердце Снабби учащенно билось.

Когда они подобрались довольно близко к окну профессора, свет внезапно погас, и комната погрузилась в темноту. Вот неудача! Ну как назло!

— Что будем делать? — прошептал Роджер. — Подождем немного, может, что-нибудь изменится?

— Подождем. Давай сядем вон у той высокой трубы. Тогда он нас не увидит, если вдруг подойдет к окну, — так же шепотом ответил Снабби.

Они бесшумно подползли к трубе. К сожалению, она была холодной. Однако холода они не ощущали, так что не очень жалели об этом.

Мальчики присели у трубы, все еще надеясь, что свет зажжется снова. Вдруг Снабби с такой силой вцепился в руку Роджера, что тот, вздрогнув, едва не свалился с крыши.

— Роджер, смотри! Что это?

Роджер посмотрел в направлении взгляда Снабби и окаменел. Справа от них, на некотором расстоянии и чуть выше чем располагались они, мигал свет мощного электрического фонаря. Свет то вспыхивал, то гас в какой-то определенной последовательности.

— Кто-то сигналит! — прошептал Снабби. — В каком это окне, не видишь? Слушай, Роджер, это же сенсация!

— Давай подберемся поближе к этому окну, — предложил Роджер. — Это очень серьезно, Снабби. Только, прошу тебя, постарайся не грохнуться. Дай, я пойду первым.

Держась в тени дымовых труб там, где это было возможно, они начали очень осторожно пробираться к окну, из которого подавались сигналы. Оно располагалось довольно высоко. Чье же это окно? Похоже, это самое высокое окно в доме!

Роджер неожиданно сжал руку Снабби и взволнованно зашептал ему в самое ухо:

— Снабби, это же не окно! Это же та самая застекленная крышка люка, которая выходит на крышу! Как мы об этом раньше не догадались?

Мальчики не ошиблись. Теперь, когда луна наконец показалась из-за облаков, они ясно смогли разглядеть откинутую крышку люка.

— Кто же это сигналит, Роджер? Мы должны это выяснить. Выходит, полицейские были правы, и кто-то из постояльцев причастен к взрыву. Неужели профессор Джеймс? Странно, что свет у него погас, как раз перед тем, как появились сигналы с крыши. Ведь это сигналы, правда?

— Конечно, — кивнул Роджер, наблюдая за очередной серией вспышек. — Они наверняка хорошо видны со стороны бухты подводных лодок, особенно если человек, который их принимает, находится на утесе. Возможно, эта расщелина на вершине сделана специально для того, чтобы подавать и принимать сигналы! Да, наверное, с самого начала так и было: контрабандисты или морские пираты передавали таким способом новости или предупреждения. И тот, кто находился в лодке на том самом месте, которое видно из люка на крыше, без труда получал нужное сообщение!

— Скорее всего это профессор, — Снабби почему-то был в этом уверен. — Как бы нам это узнать наверняка, Роджер? Мы просто обязаны это узнать!

— Подойти ближе мы не сможем, — рассудительно сказал Роджер. — Нельзя, чтобы нас увидели. Очень важно, чтобы тот, кто это делает, не догадался, что за ним следят. Я знаю, что делать! Проберись а нашу комнату и спрячься где-нибудь под лестницей. Тогда ты сможешь увидеть, кто по ней спустился!

— Хорошо, так и сделаю, — кивнул Снабби. — А ты оставайся здесь и смотри в оба.

Стараясь не шуметь, Снабби осторожно пополз к своему окну. Он был взвинчен до предела. Вот оно, новое приключение! Никогда не знаешь, чем оно может обернуться.

Он благополучно добрался до окна, перелез через подоконник в комнату, но в темноте наткнулся на Чудика, который был чрезвычайно рад новой встрече с хозяином и устроил гораздо больше шума, чем можно было допустить.

— Замолчи, Чудик! — сердито прошептал Снабби и, открыв дверь, выглянул наружу.

Там царила полная темнота. Не было слышно ни звука. Где же лучше спрятаться? Пока что Снабби не опасался, что его заметят — на площадке было слишком темно, но все равно, если не спрятаться как следует, этот человек может осветить его лучом своего фонаря, которым подавал сигналы.

Снабби неслышно прикрыл за собой дверь, прошел на цыпочках в коридор и спрятался за зеркалом. Убедившись, что его не видно, стал ждать, слушая, как гулко бьется его сердце.

Прошло несколько минут. Снабби напряженно прислушивался, стараясь не пропустить ни единого звука. Но в доме все было тихо — ни шороха, ни скрипа мебели, ничего.

Вдруг Снабби уловил какой-то звук. Что это? Как будто кто-то тихо кашлянул. Не может быть, чтобы этот человек-невидимка спустился по лестнице так тихо, что Снабби даже не услышал его! Снабби весь превратился в слух.

Вот, опять такой же тихий звук, но теперь больше похожий на чье-то сопение. Снабби окаменел от страха. Господи, здесь, на площадке, кроме него, еще кто-то есть! Кто же это может быть?!

И тут дверь, закрывающая выход на узкую лестницу, медленно открылась. Тусклой полоски лунного света, проникающего сквозь застекленную крышку люка, было достаточно, чтобы Снабби разглядел, как кто-то, крадучись, выходит в коридор. Дверь бесшумно закрылась. Кто это? Снабби не мог как следует разглядеть, но был абсолютно уверен, что это был профессор Джеймс!

 

Глава ХХIII. НОЧНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

Прижавшись к зеркалу, Снабби услышал, как скрипнули половицы под чьими-то ногами. Мальчику не терпелось убедиться в том, что это был профессор.

Нужно проследить, в какую именно комнату отправится этот ночной сигнальщик. Снабби выскользнул из-за своего укрытия и сделал несколько шагов к лестнице. Он совсем забыл, что на лестничной площадке прячется кто-то еще!

Послышался скрип ступеней внизу. Снабби подошел к верхней ступеньке и начал осторожно спускаться. И тут одна из ступеней под его ногами скрипнула так громко, что человек, за которым шел Снабби, услышал его! Он находился этажом ниже и явно испугался. Перепрыгивая через несколько ступеней, человек сбежал вниз и оказался в вестибюле.

Снабби бросился за ним, но вдруг услышал, как кто-то бежал за ним, за Снабби! Этот кто-то прятался в коридоре так же, как и Снабби, и теперь уже почти настигал его. Снабби почувствовал, как чья-то рука пытается схватить его. Ужас пронзил все его тело. Он метнулся в большую столовую, которая сейчас была тускло освещена пятнами лунного света. Надо скорее прятаться!

Тут он услышал шум из вестибюля. Там явно кто-то боролся — пыхтя, тяжело дыша, но стараясь не поднимать шума.

Снабби услышал глухой стук: видимо, один из дерущихся нанес другому удар. За этим последовал стон. Снабби в отчаянии оглядел большой зал столовой. Куда, ну куда ему спрятаться? Что бы ни происходило там, в вестибюле, это было что-то страшное, и он не хотел быть в этом замешан. Но все-таки интересно, с кем дерется профессор?

Снабби стоял возле напольных часов. Неожиданно они издали громкий пугающий шорох, означающий, что сейчас раздастся бой. Снабби чуть не выскочил из собственной кожи. Волосы у него встали дыбом… Он уже готов был закричать, но тут же с облегчением понял, что это всего лишь старые часы. Ну да, старые часы… которые его и спрячут!

Снабби нащупал щеколду, запирающую дверцу, за которой качался маятник. Открыв ее, он залез внутрь — почти ввалился туда, так ему хотелось поскорее спрятаться. Звуки борьбы были слышны уже в столовой. Раздался жуткий грохот — видимо, один из дерущихся врезался в стол.

Снабби ни жив ни мертв изо всех сил старался плотнее притянуть дверцу часового корпуса. Маятник еще некоторое время пытался продолжить движение, но Снабби прижимал его спиной к задней стенке, сводя на нет все его усилия. Наконец, маятник сдался и часы остановились.

Однако никто этого не заметил, и меньше всех перепуганный Снабби, который слышал лишь биение собственного сердца, а оно было гораздо более громким, чем тиканье любых часов в мире.

Раздался очередной грохот — это отлетел в сторону стул. Судя по глухим звукам и возне, дерущиеся упали на пол. Снабби ужасно хотелось выглянуть и посмотреть, кто эти двое, но он не осмеливался приоткрыть дверцу корпуса даже на мизинец. В эту ночь Снабби не был расположен к безрассудным поступкам!

Где-то залаяла собака, но это был не Чудик. Скорее всего мистер Дабби, запертый в тесном кабинете миссис Грузгрюм, услышал шум и поднял переполох.

Дерущиеся на мгновение замерли; затем послышался звук убегающих ног, щелчок и… молчание. Один из них явно сбежал. Кто именно?

Снабби прислушался. Оставшийся на цыпочках вышел в вестибюль и осторожно поднялся по лестнице.

Снабби остался один. Пожалуй, уже можно вылезти из своего укрытия и искать Роджера, — подумал он. Необходимо срочно поговорить с Роджером! Днем Снабби всегда был отчаянно храбр, но ночью все было как-то по-другому.

Он открыл дверцу часов и выбрался наружу.

Маятник тут же закачался, и раздалось привычное: тик-так, тик-так…

Снабби, осторожно ступая, приблизился к двери. Ему все это не нравилось — захотелось вернуться в безопасную тесноту часов. Неожиданно Снабби показалось, что он что-то услышал. Да, так и есть! Кто-то определенно крался через вестибюль. О боже, кто же на этот раз? И сколько еще людей бродит ночью по дому?

В этот момент из-за тучи показалась луна, и Снабби, поспешно отскочив в густую тень лестницы, стал ждать, что будет дальше. Если кто-то здесь есть, пусть он первым покажет себя!

Занавески, закрывающие высокое окно вестибюля, внезапно колыхнулись. Снабби с трудом удержался, чтобы не вскрикнуть. Он стоял в своем углу, дрожа всем телом. Кто сейчас появится из-за занавесок?

Но никто не появился. Вместо этого что-то взметнулось вперед, и яркий свет внезапно осветил несчастного Снабби. Он ахнул, пойманный мощным лучом фонарика!

Это уж слишком! Перепрыгивая через три ступеньки, задыхаясь от волнения, Снабби рванулся наверх. Неужели тот, кто прятался за занавесками, схватит его? Но никто и не пытался его догнать. Благополучно добравшись до своей спальни, Снабби, испуганный и дрожащий, бросился на пол рядом с Чудиком. Что за ужасная ночь! Сколько же подозрительных личностей тайком крадется по всему дому? Похоже, эта старая гостиница вдруг превратилась в центр невероятных и опасных событий!

Чудик, повизгивая, облизывал нос, щеки и лоб мальчика. Он был явно озадачен тем, что его хозяин чего-то боится. «А где же Роджер? — вдруг вспомнил Снабби. — Неужели все еще на крыше?»

Почувствовав себя увереннее, Снабби решил сходить за Роджером и рассказать ему о невероятных событиях этой ночи.

Он вылез из окна на крышу. Луна опять показалась из-за облаков, и он увидел силуэт Роджера, прижавшийся к трубе. Что он делает? Наблюдает за вспышками? Или же смотрит в профессорское окно? Профессор, наверное, уже вернулся.

Снабби осторожно приблизился к Роджеру.

— Я тебя уже сто лет жду! — сердито прошептал Роджер. — Вспышки прекратились давным-давно, в комнате профессора свет так и не зажегся, так что мне совершенно нечего было делать. Ты-то где пропадал? Ты видел, кто спустился по лестнице?

— Тс-с… Мне нужно многое тебе рассказать, — приложил палец к губам Снабби. — Давай вернемся в спальню. Но сначала давай заглянем в окно профессора. У меня для этого есть причина.

— А фонарик у тебя есть? — спросил Роджер.

— Есть.

— А если он там? — спросил Роджер. — Вдруг он рассердится?

— Ничего он не сделает, — ободрил приятеля Снабби. — Он слишком испугается! Давай, это очень важно.

Подкравшись к профессорскому окну, они посветили фонариком в просвет между занавесками. Свет упал на кровать — она была пуста. Снабби обвел лучом всю спальню. Никого.

— Он, наверное, еще не вернулся. Куда же он пошел? — недоумевал Снабби. — Я уверен, что слышал, как он поднимался по лестнице после драки.

— Какой драки? — удивился Роджер.

— Давай вернемся в нашу комнату, и я тебе все расскажу, — сказал Снабби. — Пойдем.

Вскоре они были у себя. Чудик восторженно приветствовал их.

— Но сначала я должен проверить, открыта дверь на лестницу или нет, — прошептал Снабби.

Выйдя на лестничную площадку, они осветили фонариком дверь. Она была заперта, но ключа по-прежнему не было.

— Ключ у того, кого мы ищем! — шепнул Снабби. — Это он сигналил фонарем. И замок, наверное, хорошо смазан, потому что я ни разу даже не слышал, как поворачивается ключ.

Возвращаясь обратно, Снабби вдруг услышал какие-то звуки.

— Что это? — испугался он.

— Да это наш сосед, фокусник, — хмыкнул Роджер. — Храпит в свое удовольствие. Я часто слышу это по ночам.

— Дрыхнет, и ему невдомек, что случилось здесь ночью! Жалко, что Барни сейчас здесь нет.

Чудик в очередной раз с восторгом бросился навстречу мальчикам. Он никак не мог взять в толк, что за игру они затеяли с ним, то уходя, то вдруг возвращаясь.

Мальчики уселись на кровать. Чудик тут же втерся между ними, и Снабби рассказал наконец о своих приключениях. О том, как прятался под лестницей, как обнаружил незнакомца и погнался за ним, а потом оказалось, что за ним самим кто-то гонится.

— И когда чья-то рука почти схватила меня, я дал деру! Влетел в столовую и залез в напольные часы.

— Что?! — Роджер с трудом поверил в этот невероятный рассказ. — Ты залез в часы? Не может быть, Снабби!

— Я не вру, все так и было! Маятник сразу остановился, и часы перестали тикать, — убеждал Снабби. — А потом эти двое — не знаю уж, кто они были — схватились друг с другом драться. Они катались по столовой и сшибали столы, стулья. А уж когда они врезались в часы…

Разыгравшееся воображение Снабби начало выходить из-под контроля. Продолжая взахлеб рассказывать о происшедшем, он по ходу дела приукрашивал свои ночные приключения.

— Они рычали, как дикие звери. Но тут залаял мистер Дабби. Он лаял так, что у меня заложило уши. Удивляюсь, как ты не слышал?!

— Чему тут удивляться? Я же был на крыше, — пожал плечами Роджер. — Ну, давай дальше… Это просто невероятно… А я-то, дурак, все пропустил! Снабби, а ты перепугался?

— Ха, испугался! За кого ты меня принимаешь? — возмутился Снабби. — Я не из пугливых! Но это еще не все, Роджер! Когда залаял мистер Дабби, один из них куда-то убежал… Кажется, в сторону кухни. А второй отправился наверх. Я слышал, как заскрипели ступеньки на лестнице. Могу спорить, это был профессор Джеймс. Не представляю, куда он делся потом? Может, опять полез на крышу подавать сигналы?

— Это все или еще что-нибудь есть? — спросил Роджер.

— Есть. Уже в вестибюле, когда решил подняться за профессором по лестнице, я услышал какой-то звук, — проговорил Снабби, наслаждаясь вниманием Роджера. — И, представляешь, оказалось, что там еще кто-то был! Этот третий вдруг наставил на меня фонарик, и я оказался в его луче. Но я бросился бежать и со всех ног рванул вверх по лестнице сюда. Потому что третий — это уж слишком!

— Еще бы! — покачал головой Роджер. — Как все это странно! Что же здесь происходит, Снабби?

 

Глава XXIV. ЦЕЛЫЙ ВОРОХ НОВОСТЕЙ

И Роджер, и Снабби так устали после бессонной ночи, что утром, естественно, проспали. Когда раздался гонг на завтрак, мисс Перчинг отправилась будить их.

— Да что же это такое, в самом деле! — сердилась она. — Придется вам ложиться раньше, раз утром вы не можете вовремя встать. Вставайте, лежебоки, уже на завтрак зовут!

Но мальчики лишь сонно моргали глазами и, ничего не понимая, смотрели на мисс Перчинг. События этой ночи не сразу всплыли в их памяти. Только когда старая гувернантка вышла из комнаты, Снабби сел, свесив ноги с кровати, и вдруг все вспомнил.

— Слушай, Роджер! Ты помнишь, что случилось этой ночью?

— Помню. Нужно обязательно все рассказать Барни, когда тот вернется из Пирли, — изо всех сил тер глаза Роджер.

Подошло время ленча, а ребята никак не могли решить, идти им в полицию или нет.

До полудня друзья так и не смогли встретиться с Барни. Наконец они увидели его, спешащего по набережной с Мирандой на плече. Мальчик взволнованно взмахнул рукой и спрыгнул с пирса. Мисс Перчинг отправилась на прогулку, и они остались одни.

— Слушайте, у меня такая новость! — блестя глазами, объявил Барни.

— Какая? — спросили хором Снабби, Роджер и Диана.

— Мой отец нашелся! — выпалил Барни. — Да-да, нашелся! Это просто чудо! Вот, смотрите! — Он показал им письмо, к которому был приложен официального вида документ, и ткнул в него пальцем. — Читайте.

— «Хьюго Пол Джонсон, — прочел Роджер, — возраст — 40 лет, родился в Лондоне, в Вестминстере. Был женат на Терезе Лоример. Работал продюсером и актером, играл в основном в шекспировских пьесах. Срочную службу проходил в военно-морском флоте, остался на флоте в секретных подразделениях. Настоящее местонахождение засекречено».

Документ был подписан каким-то официальным лицом. Ребята перечитали его снова. Как это здорово! Отец Барни, наконец, нашелся! Только вот жаль, что его местонахождение засекречено.

— Барни, я так за тебя рада! — воскликнула Диана и порывисто обняла его.

Роджер и Снабби тоже были счастливы за друга. Они, как взрослые, с серьезным видом пожали Барни руку, чувствуя, что столь важный повод требует какой-то особой церемоний… А что в письме? — поинтересовалась Диана. — В том, к которому приложена эта справка?

— Ничего особенного. Это от приятеля мистера Марвела, он пишет, что сумел найти нужную документацию и посылает ее с этим письмом.

— Если бы мы знали, где находится твой отец! — вздохнула Диана. — Теперь не хватает только одного — адреса. Мистер Марвел не может его узнать?

— Он уже узнал! — Барни был вне себя от радости. — И все благодаря каким-то странным обстоятельствам. Мой хозяин не возражает, чтобы я рассказал вам о них, но вы должны пообещать, что будете держать язык за зубами.

— Обещаем! — затаив дыхание в один голос воскликнули все трое.

— Значит, так, — проговорил Барни, понизив голос до шепота. — Мистер Марвел не тот, за кого себя выдает… Он агент секретной службы.

Воцарилось молчание. Ребята с трудом верили в услышанное.

— Я так и знал, что вы удивитесь, — рассмеялся Барни, глядя на их ошарашенные лица. — Мистер Марвел — классный фокусник, и он использует этот талант в качестве прикрытия для своей работы в Службе безопасности. В этом городке действует целая шпионская сеть, совершаются диверсии, и власти направили его сюда, чтобы разобраться. Невероятно, правда?

— Еще бы! — хором откликнулись ребята.

— Мало того, — шепотом продолжал Барни, при этом щеки его пылали все ярче и ярче. — Один из тех, с кем он постоянно поддерживает контакт, как раз и есть Хьюго Пол Джонсон, мой отец! Только мистер Марвел этого не знал! Ведь он никогда не общался с ним лично, но зато он точно знает, где сейчас находится мой отец!

— И где же? — изумлению ребят не было предела.

— В бухте подводных лодок! Уму непостижимо — отец здесь, так близко от меня, а я даже не знал!

— Как в кино! — воскликнула Диана. — Барни, мне хочется услышать все это еще раз!

Барни повторил свой почти невероятный рассказ снова, от начала до конца. Он был так счастлив, что мог говорить об этом бесконечно. Ведь его отец жив и находится совсем рядом!!

Ты, наверное, скоро встретишься с ним? — спросила Диана.

— Конечно, только пока не знаю, когда и как. Похоже, сейчас ведется какое-то секретное расследование по поводу этих взрывов. На базе есть предатели, хотя всех сотрудников проверяли и перепроверяли по многу раз. Мой отец помогает выявить их: передает информацию мистеру Марвелу, а тот уже пересылает ее в соответствующий отдел.

— Ну и дела! С ума сойти! — Снабби был потрясен услышанным. — Хорошо бы, ты поскорее встретился со своим отцом. Наверное, он очень похож на тебя, и ты его сразу узнаешь.

— Надеюсь, — улыбнулся Барни. — Но день-два придется потерпеть. Сейчас в заливе из-за взрывов введен особый режим, никого не впускают и не выпускают. Но мистер Марвел говорит, что как только представится возможность, он устроит нам встречу. А раз он обещал, значит, так и сделает. Он удивительный человек! Я не шучу, это так и есть!

— Барни, у нас тоже есть что тебе рассказать! — вспомнил о событиях прошлой ночи Роджер. — И я уверен, что это заинтересует мистера Марвела.

Роджер начал рассказывать Барни о случившемся во всех подробностях, а Снабби то и дело прерывал его, добавляя и поправляя.

Барни слушал, округлив глаза от удивления. Для Дианы эта история, конечно, уже новости не представляла.

— Ну и ну! — покачал головой Барни. — Вот это новость так новость! Жалко, что меня вчера с вами не было. Я вернулся домой только после завтрака, да и потом нужно было много чего сделать… Да, вот это приключение!

— Мы подумали, может, нужно пойти в полицию? — неуверенно сказал Роджер. — Что скажешь, Барни?

— Я вот что думаю, — начал Барни. — Давайте, я сообщу об этом мистеру Марвелу, и посмотрим, что он решит. Если он скажет, что нужно идти в полицию — пойдете вместе с ним. Если с вами будет мистер Марвел, полицейские обязательно поверят каждому вашему слову.

— Это ты хорошо придумал! — одобрил его предложение Роджер. — Тогда расскажи ему обо всем побыстрее. Да смотри, ничего не забудь! Ведь даже самые мелкие детали могут иметь большое значение. Жалко, что мистер Марвел проспал такие события. Мы слышали, как он храпел в своей комнате, когда мы, наконец, пошли спать.

— А вы знаете, что уже четверть второго? — вдруг спохватилась Диана. — Неудивительно, что на пляже уже пусто. Влетит нам теперь от мисс Перчинг. Да и миссис Грузгрюм вряд ли это понравится… Сначала на завтрак опоздали, теперь на ленч!

— Как посмотрит на нас своим самым грузгрюмным взглядом! — поежился Снабби. — Вперед, Чудик! Тебя ждет обед: косточка, печенье, просто объеденье!

— Гав! — радостно отозвался Чудик и поспешно засеменил в сторону гостиницы.

— Барни, ты сразу же сообщи нам, что посоветует мистер Марвел, — напомнила Диана, когда они расставались. — А мы пока никому ничего не скажем, будем ждать.

Узнав, что нашелся отец Барни, мисс Перчинг страшно разволновалась. Она первая заговорила об этом с мистером Марвелом. Ребята ничего не сказали ей, кроме того, что мистер Марвел нашел отца Барни и надеется организовать их встречу. Разумеется, они не упомянули и о секретной деятельности мистера Марвела.

— Какая прекрасная весть для Барни, мистер Марвел, — начала она, подойдя к фокуснику после ленча. — Вы так добры! Я очень рада, что вы приняли участие в судьбе мальчика.

— Он этого заслуживает, — вежливо поклонился мистер Марвел. — Честный, трудолюбивый, порядочный. Есть некоторые сложности в организации этой встречи, но думаю, ее можно устроить. Не сомневайтесь, я сделаю для Барни все, что смогу!

В этот момент появился и сам Барни, которому не терпелось переговорить с мистером Марвелом и рассказать ему о том, что он узнал от ребят.

— Можно мне поговорить с вами, сэр? — обратился он к хозяину. — Это очень важно.

— Простите. — Мистер Марвел сразу же поднялся, кивнул мисс Перчинг и вместе с Барни вышел в сад.

Они пробыли там довольно долго, и мисс Перчинг никак не могла понять, почему дети болтаются в доме, вместо того чтобы пойти на пляж или на прогулку. В конце концов она рассердилась и прогнала всех на улицу.

— Если немедленно не отправитесь на пляж, не успеете даже окунуться перед чаем, — ворчала она. — Что с вами такое случилось?

Друзья были вынуждены подчиниться, но вскоре к ним присоединился Барни. Он был очень взволнован.

— Извините, раньше прийти не мог, — он покосился на дремавшую в шезлонге мисс Перчинг. — Может, прогуляемся, мне бы сейчас это было кстати.

— Да, пожалуй, — вдруг проснулась мисс Перчинг. — А то я уже устала от Чудика, он все время роет вокруг меня норы. К чаю можете не возвращаться, перекусите где-нибудь в городе. Я с собой не стала ничего брать, миссис Грузгрюм и так была очень недовольна вами за опоздания.

— Мы попьем чаю где-нибудь в кафе, — сказал Снабби и, взглянув на мисс Перчинг, добавил: — И поедим омаров! Я возьму себе целого!

Ребята прошли по пляжу за пирс и отыскали там совершенно безлюдное местечко.

— Ну? — спросил Роджер, усаживаясь на песок, — так что сказал мистер Марвел? Расскажи нам все слово в слово!

— Во-первых, должен вас предупредить, что всего, что мне сказал мистер Марвел, я вам открыть не могу, — сказал Барни. — Это большой секрет. Я расскажу только, что мне разрешено. А вы должны дать честное слово, что никому не проболтаетесь.

— Даем честное слово, — торжественным тоном хором ответили ребята.

— Гав! — добавил Чудик, как будто понимая всю серьезность момента.

— Тогда слушайте. Мистер Марвел, конечно, очень заинтересовался тем, что я ему рассказал с ваших слов. Он готов был рвать на себе волосы за то, что все проспал! И пришел в ужас, услышав о сигнальных вспышках! Он считает, что в заливе опять что-то замышляется — новый взрыв, похищение секретных документов или еще что-нибудь.

— Ты ему сказал, что мы подозреваем профессора Джеймса? — спросила Диана.

— Да. И он считает, что мы правы. Детективы, которые были здесь, тоже его заподозрили, но не смогли найти доказательств. Они сказали об этом мистеру Марвелу, ведь полицейские, конечно же, знают, кто он. Мистеру Марвелу не совсем ясно, кто участвовал в драке. Он считает, что одним из них был профессор. А вот вторым скорее всего был сообщник профессора или нанятый им человек. И знаете, кого он подозревает? Ни за что не догадаетесь! Но попробуйте.

 

Глава XXV. НЕУЖЕЛИ ПРАВДА?

Он подозревает миссис Грузгрюм? — сделала попытку Диана. — Нет! Еще одна попытка. Это тот, кого вы хорошо знаете.

Весельчак?

— Нет, конечно! Следующая попытка. И не называйте мисс Стрект, потому что это не она!

— Ладно, сдаемся, — поднял руки Роджер. — Скажи сам… Дамми! — объявил Барни. — Он считает, что Дамми совсем не так глуп, как кажется. По мнению мистера Марвела, коротышка — очень удобный посредник, и он в сговоре с профессором.

— Я в это не верю! — выкрикнул Снабби, возмущенный до глубины души. — Мне лично Дамми очень симпатичен.

— А вы помните, как после появления полиции Дамми тут же исчез? Это потому, что он знал, что виноват. Так считает мистер Марвел, — вздохнул Барни. — Боялся, что его раскроют.

— Все равно не верю, — повторил Снабби. — И никогда не поверю. Дамми не такой.

— Это только показывает, насколько он умнее, чем мы о нем думали, — Роджер был озадачен услышанным. — И я могу в это поверить. Это с самого начала было странным: почему он убежал, как только увидел полицейских?

— А я не верю! Нет, нет и нет! — все сильнее горячился Снабби.

— Снабби, не расходись, — урезонил друга Барни. — Ты еще не знаешь, какими бессовестными обманщиками бывают люди, хотя с виду они — сама невинность. Тебя жизнь так не била, как меня.

— Не в этом дело, — твердил Снабби в очередном приступе упрямства. — Я вполне допускаю, что меня можно одурачить. Но в этом случае я на все сто процентов уверен, что Дамми хороший, хоть и немного тронутый

— Ну и оставайся при своем мнении, — махнул рукой Барни. — Раз он все равно исчез, нет смысла о нем спорить. Совершенно ясно, что мы его больше никогда не увидим. Он сейчас, наверное, уже в сотнях миль отсюда. Мне он тоже нравился, но — сами видите! Все мы иногда ошибаемся.

— Нам нужно идти в полицию? — спросила Диана.

— Пока нет. Только после того, как мистер Марвел соберет последние улики, которых ему не хватает, — ответил Барии. — Мне кажется, он имеет в виду имена предателей и диверсантов. Говорит, что эту информацию он надеется скоро получить. Может быть, даже завтра, И еще он говорит, что я тоже должен принять участие в этом! Я не могу вам сказать, как или почему — это строго секретно. Но потом я обязательно вам об этом расскажу. От этого зависит моя встреча с отцом.

Барни даже задохнулся от волнения. Роджер и Диана были слишком взволнованы, чтобы говорить. Снабби по-прежнему сидел насупившись. Он так и не смог поверить в то, что Дамми связан с профессором.

— Пойдёмте пить чай, — наконец сказала Диана, и Снабби сразу повеселел. Барни похлопал его по спине:

— Я не хотел тебя расстраивать из-за Дамми. Но знаешь, такие вещи иногда случаются…

Снабби ничего не ответил и отвернулся. Лишь после того, как друзья пришли в кафе, он стал похож на себя и сдержал слово — съел целого омара.

— Как это только в тебя влезло, не понимаю, — всплеснула руками Диана. — Тебе сегодня точно кошмары будут сниться. Будешь орать на весь дом и звать на помощь. Вот увидишь, этот омар еще отплатит тебе за обжорство.

Во второй половине дня ребята вели себя необычайно шумно и беспокойно. Мисс Перчинг терпела их до ужина, но потом объявила, что им, пожалуй, опять стоит посетить эстрадное шоу.

— Мне просто необходимо от вас отдохнуть, — схватилась она за голову. — Вы сегодня такие крикливые и несносные! Сходите, я уверена, Барни будет доволен. К тому же увидите, как он ассистирует мистеру Марвелу. Теперь он с этим наверняка отлично освоился.

И друзья отправились на представление. Профессор тоже был там, но уже без мисс Стрект. Ребята с презрением поглядывали на него. «Ха! — думал Снабби. — Он и не предполагает, что нам известно о его темных делишках!» Профессор, однако, не обращал на них никакого внимания и, казалось, дремал, даже не глядя на артистов. Он оживился лишь тогда, когда на сцену вышел иллюзионист мистер Марвел со своим ассистентом Барни. Барни был очень красив в своем нарядном костюме. К тому же работал он отлично: ловко выполнял нужные трюки, подыгрывал в репризах и в номере с чтением мыслей. Мистер Марвел опять определял предметы, полученные от зрителей, и опять правильно угадывал числа. В этот вечер числа были большие — шестизначные. Успех был абсолютным, его несколько раз вызывали на 4 «бис», но мистер Марвел отказался еще раз продемонстрировать номер.

— Это очень утомляет, — извиняющимся тоном сообщил он восторженным зрителям. — Чтение мыслей и угадывание чисел — самые сложные номера для исполнения.

Вернувшись в гостиницу, мальчики твердо решили не спать, а ждать, не произойдет ли чего-нибудь нового. Но, к несчастью, они так устали — сказалась предыдущая бессонная ночь — что едва их головы коснулись подушек, тут же провалились в беспробудный сон. Чудик, шевеля ушами, повизгивал во сне.

Снабби привиделся кошмар. Его подкарауливали прячущиеся за занавесками злоумышленники, он чуть не погиб от ужасного взрыва, какие-то толстяки всей своей тяжестью садились ему на живот, кто-то гнался за ним по бесконечной лестнице, и он бежал из последних сил на подгибающихся ногах. Ох уж этот омар!

Ночью никто ничего не слышал — даже Барни, который уверял, что так взволнован, что просто не сможет заснуть. Накануне вечером мистер Марвел еще раз побеседовал с ним и пообещал, что после получения утренней почты, возможно, сообщит, как и когда устроит ему встречу с отцом.

Барни встретил мистера Марвела после завтрака. В его глазах был только один вопрос: пришло ли письмо?

— Подойди ко мне в одиннадцать, когда у тебя будет десятиминутный перерыв, — кивнул мистер Марвел.

С Мирандой на плече Барни ушел, что-то весело насвистывая, и даже выговор от миссис Грузгрюм за то, что он якобы что-то взял из кладовки, не испортил ему настроения.

— Ничего я не брал, — пожал плечами мальчик. — И никогда этого не делаю. Я не из таких. Извините, миссис Грузгрюм, но если вы думаете, что я способен стащить пирожок или булочку, рассчитайте меня — и я уйду!

Однако миссис Грузгрюм вовсе не собиралась терять такого хорошего работника. Она по-прежнему ничего не знала о Дамми и была уверена, что он не вернется. Поэтому она не стала больше упрекать возмущенного Барни, а задумалась, так ли уж безупречно честен голубоглазый официант.

В одиннадцать часов, во время короткого перерыва, Барни отправился на встречу с мистером Марвелом. Иллюзионист уже с нетерпением поджидал его. Он взял мальчика за локоть, отвел его на безлюдную часть набережной, где они присели на скамейку под тентом.

— Барни, я все устроил, — заверил его мистер Марвел. — Все тщательно спланировано. С этой утренней почтой я получил письмо от одного из своих людей с сообщением, что имена диверсантов, которые взорвали подводную лодку, установлены. Но это, конечно, совершенно секретная информация.

— Да, сэр, я понимаю, — произнес Барни пересохшими от волнения губами.

— Эта информация будет доставлена мне сегодня ночью, — продолжал мистер Марвел. — Но, разумеется, не сюда, где так много людей, подобных профессору Джеймсу. Это слишком опасно. Я должен встретить этого человека в море.

— Понимаю, сэр, — повторил Барни, волнуясь еще больше.

— Но я не умею грести, — сказал мистер Марвел. — Поэтому я хочу, чтобы ты сопровождал меня в поездке. Можешь ты это сделать?

— Запросто, сэр!

— Но это еще не все! Слушай меня внимательно, мальчик. Человек, который привезет мне документы, и есть твой отец!

Барни не мог поверить в услышанное. Он во все глаза смотрел на мистера Марвела, не в силах произнести ни слова. Значит, фокусник выполнил свое обещание?! Устроил все так, чтобы он, Барни, смог встретиться со своим отцом лицом к лицу?! Сердце мальчика переполняла благодарность.

— Только смотри, никому ни слова, сынок, — напомнил мистер Марвел. — Надеюсь, ты понимаешь, мне непросто было устроить так, чтобы сообщение привез твой отец. Я сделал это ради тебя. Так что ни в коем случае ты не должен ничего говорить никому, даже своим друзьям. Я уже объяснял тебе, что у меня могут быть серьезные неприятности, если о моих планах кому-то станет известно.

— Можете положиться на меня, сэр, — заверил Барни, преданно глядя на мистера Марвела блестящими от волнения и радости глазами.

— Да, я так и думал, — согласно кивнул мистер Марвел. — Барни, в полночь ты должен быть на пляже. Я буду ждать тебя с лодкой, о которой сейчас договорюсь, и скажу, куда грести. До встречи, мой мальчик! И помни — никому ни слова!

— Сэр, пока вы не ушли, еще один вопрос, — вдруг решился Барни. — Как мой отец узнает меня? Он в курсе, что должен встретить меня сегодня?

— Об этом ты спросишь у него, как только он передаст тебе пакет, — ответил мистер Марвел. — Думаю, что он узнает тебя, Барни! А если нет, обратишься за помощью ко мне, и я все ему объясню. Возможно, ему будет трудно в это поверить. Ведь он даже не знает о твоем существовании. — И, оставив Барни в недоумении, пошел договариваться с рыбаками о лодке.

Мальчик поспешил обратно в гостиницу, опасаясь, что перебрал время, положенное для перерыва. Ребята уже ушли на пляж, и гостиница была практически пуста. Барни энергично принялся за работу. Полируя до блеска серебряные ложки, он не сдержался и запел во весь голос.

Немедленно явилась миссис Грузгрюм. Вид у нее был крайне «грузгрюмный», как выразился бы Снабби.

— Что это ты расшумелся на весь дом? — сердито спросила она.

Барни не мог объяснить ей, что с ним происходит, хотя ему очень хотелось поделиться своей радостью: он думал о сегодняшнем вечере, о таинственном путешествии в залив, о долгожданной встрече с человеком, который является его отцом. Что они скажут друг другу? Обрадуется ли отец, увидев его?

Барни посмотрел на себя в кухонное зеркало.

Интересно, у отца такие же синие глаза и пшеничного цвета волосы, как у него? Хорошо бы, чтоб между ними было хоть какое-нибудь сходство.

Для Барни день тянулся невыносимо медленно, но для троих закадычных друзей он проскочил, как всегда, быстро. Ребята купались, загорали, катались на лодке вокруг пирса, а после чая отправились ловить креветок. Они поймали некоторое количество довольно крупных экземпляров, и Снабби сказал, что попросит миссис Грузгрюм, чтобы их приготовили на обед.

С Барни компания не виделась до самого обеда. Мальчик встретил приятелей счастливой улыбкой.

— Похоже, есть новости? — подмигнул ему Роджер.

— Полно! И все хорошие! Но пока я вам ничего не могу сообщить. Сами понимаете почему. Скажу только одно — сегодня ночью должно произойти, самое главное! Расскажу обо всем завтра!

 

Глава XXVI. ВСТРЕЧА НА СКАЛАХ

В эту ночь Барни отправился спать в половине одиннадцатого. Поднявшись в свою комнатку на чердаке, он не стал ложиться, понимая, что уснуть ему все равно не удастся. Ведь скоро произойдет самое важное для него событие — он встретится со своим отцом! Мало того, он будет помогать ему в секретной операции, которую разработала Служба безопасности!

Барни не находил себе места от волнения и нервно ходил из угла в угол в своей каморке. Миранда озадаченно поглядывала на него. Что это случилось с любимым хозяином? Она уселась на плечо и время от времени слегка покусывала его за ухо, чтобы напомнить о своем присутствии.

«Как мне его называть? — то и дело спрашивал себя Барни. — Отец, папа? Интересно, какой он? Захочет ли он взять меня к себе? Может, у меня появятся еще и другие родственники: дяди, тети и даже двоюродные братья и сестры? Нет, не надо ожидать слишком многого. Если я найду своего отца, с меня и этого уже будет достаточно!»

Барни не отрывал глаз от циферблата своих часов. Одиннадцать… Половина двенадцатого… Без двадцати двенадцать…

Пора! Мальчик осторожно спустился по лестнице. Миранда по-прежнему сидела у него на плече. Он не мог оставить обезьянку ночью одну, в пустой комнате — она бы ему этого не простила.

Барни осторожно пробрался на кухню и, открыв дверь в сад, бесшумно, как тень, выскользнул наружу.

Вскоре он был уже на небольшом, принадлежащем гостинице пляже. Лодка должна была его ждать где-то у берега. Большие напольные часы в доме пробили без четверти двенадцать. Барни пришел немного раньше.

Из-за тучи показалась луна, осветив ярким серебристым светом песок и море. Ночь была необыкновенно красива. Начинался отлив, и вода быстро спадала. «Грести от берега будет легко», — подумал Барни.

Неожиданно он услышал за спиной какой-то шорох и резко обернулся. Это был мистер Марвел.

— Ты уже здесь? Молодец, — негромко похвалил он. — Тогда поехали.

Лодка оказалась вместительной. Мистер Марвел сел на сиденье, а Барни посередине — за весла. На корме лодки он заметил кипу свернутых брезентовых полотнищ и большой моток верёвки.

Их мгновенно подхватили невысокие прибрежные волны. Сильными гребками Барни направил лодку в открытое море. «Это самая главная ночь в моей жизни, — подумал он. — Как же мне необыкновенно повезло, что я встретил мистера Марвела!»

Лунный свет отражался в прозрачных каплях, стекающих с весел после очередного гребка.

— Туда, к той высокой скалистой гряде, — приказал фокусник. — Видишь, там виднеется темная полоска?

— Мы туда плавали на днях, — вспомнил Барни. — Посмотреть на водоворот. Зрелище удивительное!

— Вот и отлично, — кивнул мистер Марвел. — Как раз недалеко от водоворота я и должен встретиться с твоим отцом!

— Так это совсем просто, я хорошо помню, как туда плыть! — крикнул Барни, налегая на весла.

Они двигались все дальше и дальше, пока не достигли гряды высоких скал. Барни знал, теперь он должен найти узкий проход, ведущий к водовороту. Он подплыл поближе к скалам, высматривая просвет между камнями.

— Вот он! — указал рукой мистер Марвел. — Развернись еще немного, Барни. Вот так. Теперь мы идем правильно.

Вскоре они оказались в тесном, извилистом проходе. Но сейчас он выглядел совсем по-другому — не таким, каким Барни видел его при ярком солнечном свете. Теперь он казался длиннее, темнее и намного таинственнее. К тому же уровень воды был значительно ниже, потому что уже давно начался отлив.

Барни греб, продвигаясь по узкому проходу до тех пор, пока не услышал урчание воды, засасываемой водоворотом. Значит, причальный столб где-то здесь. Когда глаза мальчика привыкли к темноте, он смог наконец разглядеть его.

— Ага, вот он! Я накину на столб веревку, сэр, чтобы нас не затянуло в воронку, — предупредил Барни. — А то, говорят, если туда попадешь, больше уже не выберешься!

Удерживаемая веревкой лодка остановилась, и Барни выскочил на берег.

— А теперь, что мне делать, сэр? — спросил он. — Как сюда доберется мой отец? Тоже по проходу?

— Нет, вплавь, — ответил мистер Марвел.

— Вплавь? — изумился Барни. — Но разве это возможно? И зачем? Бухта окружена каменным ограждением, ведь так? И даже под водой построены большие ворота, чтобы никто туда не попал.

— Ничего, твой отец опытный пловец, — успокоил его мистер Марвел. — Он поднырнет под эти ворота и вскоре окажется здесь. Он так уже не раз делал. Только таким способом он может доставлять нам секретную информацию. Твой отец — очень отважный человек.

— Но ведь это очень опасно! — не сдавался Барни. — Ведь охранники на каменном ограждении могут увидеть его и выстрелить.

— Тихо! — прервал его мистер Марвел. — Я слышу, кто-то идет… Итак, ты знаешь, что делать. Идешь навстречу, называешь пароль: «Лунная ночь» — и забираешь пакет в водонепроницаемой оболочке, который он тебе передаст. Отдаешь пакет мне и вновь возвращаешься к отцу. Я не хочу присутствовать при вашем разговоре, потому что для вас обоих эта встреча станет большим потрясением.

Барни кивнул, от волнения не в силах произнести ни слова. Его слух тоже уловил звуки приближающегося человека. Похоже, он взбирался на скалы, тяжело дыша после долгого и тяжелого заплыва. Барни ждал, ощущая тяжёлые, почти болезненные удары своего сердца.

На верх скалистой гряды вскарабкался человек в одних шортах. С его мокрого тела стекали струйки воды, которые серебристо сверкали в лунном свете. Барни, не отрываясь, смотрел на него.

Это был крупный мужчина с широкими плечами и темными вьющимися волосами.

— Пароль, — резко бросил он, увидев мальчика.

— Лунная ночь, — заикаясь, произнес тот.

Он не мог разглядеть лица мужчины, потому что луна по своей необъяснимой прихоти спряталась в этот момент за большим облаком. Пловец вынул из заднего кармана шорт небольшой пакет.

— Лови! — крикнул он Барни. Мальчик поймал пакет — как и говорил мистер Марвел, он был в водонепроницаемой обертке — и быстро отнес его обратно. Фокусник поспешно сунул его в карман пиджака.

— Молодец. А теперь иди побеседуй со своим отцом! — разрешил он.

Дрожа от волнения, Барни повернулся и увидел, что мужчина уже спускался по камням к воде!

— Подождите! — крикнул ему Барни. — Подождите! Разве вы не знаете, кто я? Мужчина обернулся:

— Зачем мне это знать?

— Но я же ваш сын! — в отчаянии выкрикнул Барни. — Разве мистер Марвел не говорил вам? Он сказал, что вы мой отец!

Мужчина захохотал, закинув назад голову. Его смех был грубым, издевательским.

— Да он тебя просто надул! Не верь его болтовне. Я еще даже не женат.

На секунду из-за облаков появилась луна, и Барни, наконец, смог увидеть лицо незнакомца. Это было лицо подонка, способного на любую низость. Барни содрогнулся от ужаса. Конечно, это не его отец! Барни со страхом и разочарованием смотрел на незнакомого мужчину.

— Пошутил, должно быть! — презрительно расхохотался незнакомец и, продолжая смеяться, скрылся за каменистой вершиной утеса.

Барни почувствовал, что у него закружилась голова, и присел на камень. Неожиданно рядом с ним появилась Миранда — уходя, он оставил ее в лодке. Прыгнув к Барни на руки, она обхватила его за шею и что-то испуганно забормотала.

— Миранда! Это был не он! — с горечью произнес мальчик. — Я ничего не понимаю! Что происходит? Я чувствую себя круглым идиотом!

Внезапный приступ гнева заставил его вскочить на ноги. Почему мистер Марвел так бессовестно обманул его? Зачем он это сделал? Какой в этом был смысл? Сейчас он потребует от него объяснений. И если мистер Марвел не сможет их дать, Барни не станет хранить его секрет!

Он бросился обратно к причальному столбу, дрожа от обиды и гнева… Но лодки там не оказалось!

— Где лодка? Миранда, что случилось? Где лодка? — кричал в испуге Барни.

Казалось, это какой-то ночной кошмар. Мальчик побежал по каменному выступу, ведущему к выходу между скал. Только бы успеть перехватить мистера Марвела! Тогда он ему покажет. Он вцепится в него и будет колотить до тех пор, пока тот не запросит пощады. Он просто выбросит его из лодки, если фокусник не соизволит объяснить ему, что все это значит!

Когда Барни подбежал к противоположному концу каменной гряды, лодка уже огибала ее. Барни, не раздумывая, прыгнул в воду и быстро, как только мог, поплыл к лодке. Миранда вцепилась ему в шею.

— Эй, мистер Марвел! Подождите! — кричал он. — Я должен у вас кое-что спросить. Подождите же!

Но мистер Марвел продолжал судорожно и неумело грести. Барни был отличным пловцом, к тому же он был так разъярен, что плыл вдвое быстрее, чем обычно! Догнав лодку, парнишка попытался схватиться за борт.

Мистер Марвел взмахнул веслом, и Барни получил удар по голове.

— Убирайся! Ты мне больше не нужен, неужели не ясно? — с ненавистью крикнул фокусник. — Ты, как дурак, поверил моим басням! Убирайся, так тебе и надо!

— Мистер Марвел! Подождите! Я ничего не понимаю!

И в этот момент в голове Барни мелькнула страшная догадка. Он все понял. Мистер Марвел просто использовал его. Этот человек не имеет никакого отношения к Службе безопасности. Он самый настоящий преступник. Шпион! Испугался, когда выяснилось, что Барни и его друзья так много знают, и одурачил его идиотской выдумкой об отце. А теперь, когда он получил пакет с секретными данными, ему нетрудно будет скрыться, потому что Барни, оказавшийся на этих скалах, как на необитаемом острове, не сможет ему помешать.

— Предатель! — Барни был вне себя от ярости. — Шпион! Ну, погоди, вот я догоню тебя!

— Попробуй, — обернувшись, насмешливо крикнул в ответ мистер Марвел и принялся грести еще быстрее. — Благодаря твоей доверчивости я получил все, что мне нужно. И теперь передам эту информацию своему начальству. Но только это не имена предателей, взорвавших подлодку, их я и так знаю. Нет, это чертежи новейшей подводной лодки. И прежде, чем кто-то заметит тебя на этих скалах и спасет, я буду за сотни миль отсюда. Ты кретин, Барни! Полный кретин!

Барни готов был расплакаться от гнева и досады. Он понимал — лодку ему не догнать. Ему ничего не оставалось, кроме как плыть вместе с Мирандой обратно к каменной гряде и молиться, чтобы кто-нибудь спас его в ближайшие день-два.

Но подождите! Что происходит в лодке? Мистер Марвел громко вскрикнул, и лодка резко качнулась. Что же могло случиться?

 

Глава ХХVII. ЕДИНСТВЕННЫЙ ШАНС

Выбиваясь из сил, Барни с трудом доплыл до скал и вскарабкался на камни. Ему хотелось посмотреть, что происходит в лодке. Луна сияла так ярко, что было светло, почти как днем.

К своему удивлению, Барни обнаружил, что в лодке теперь находится два человека, а не один! Кто же этот второй? Но кто бы он ни был, он напал на мистера Марвела и сейчас отчаянно боролся с ним. Сцепившись, эти двое катались на дне лодки от одного борта к другому, и лодка отчаянно кренилась, грозя перевернуться. Барни ошарашенно смотрел на них.

Откуда появился этот второй? Выплыл откуда-то из моря и залез в лодку? 3атаив дыхание, Барни следил за поединком. Он даже слышал шумное дыхание дерущихся. Миранда, вымокшая и испуганная, пролезла под его мокрую рубашку и дрожала, как осиновый лист.

Внезапно послышался всплеск. Кто-то из дерущихся упал в воду. Кто? Хоть бы это был Марвел! Барни напряженно вглядывался в темный силуэт.

Увы! Мистер Марвел остался в лодке и греб что было сил, а оказавшийся в воде человек судорожно барахтался и звал на помощь.

«Он не умеет плавать!» — с ужасом понял Барни. Мгновенно приняв решение, он вновь прыгнул в воду и поплыл к тонущему человеку.

Барни подсунул руку ему под спину и начал буксировать несчастного к берегу. К счастью, человек так обессилел, что даже не цеплялся за Барни и не мешал ему. Барни подтянул его к каменному карнизу, вылез сам и с трудом втащил на него спасенного незнакомца.

Мальчик взглянул на распростертого на камнях человека, глаза которого были закрыты, а грудь резко вздымалась, и сразу же узнал его.

— Дамми! Дамми! Это ты? Убейте меня, я ничего не понимаю! Дамми, откуда ты взялся? Это какой-то бред!

Дамми открыл глаза и, увидев Барни, слабо улыбнулся. Потом вдруг резко сел, вглядываясь в освещенное луной море. Вдали черным пятнышком маячила лодка негодяя Марвела.

Дамми разразился длинной, непонятной Барни тирадой и погрозил фокуснику кулаком. Потом обернулся к другу и хлопнул его по коленке.

— Ты спасать Дамми, — радостно объявил он. — Хороший мальчик Барни — спасать Дамми!

— Дамми, прошу тебя, объясни, откуда ты взялся? Я ничего не понимаю! — Барни был не на шутку растерян.

— Дамми сидеть в лодке. Все время… Дамми знать этот человек. Плохо-плохо-плохо! Дамми знать, он шпион. Он светить фонарь, потом бум-бум-бум! Он делать плохой вещь!

— Почему ты никому не сказал?

— Дамми глупый. Дамми бояться, — развел руками коротышка. — Но Дамми всегда следить. А этот человек увидеть Дамми. Он закричал: «А-а, звать полиция. Забрать Дамми».

— А полицейские и правда приезжали. Ты решил, что они приехали за тобой, и спрятался. Бедный Дамми, — пожалел его Барни. — Где же ты прятался?

— Внизу, в подвал, — прошептал Дамми, как будто боялся, что кто-то мог подслушивать среди скал. — А ночью Дамми приходить. Есть пирожки и булки в кладовке. Дамми плохой! И Дамми все время следить. Дамми драться с этот плохой человек ночью!

— Да ну? Значит, это был ты? В ту ночь ты побежал за Марвелом и Снабби и набросился на фокусника? А кто же тогда был третий? — Ну и дела — ничего не поймешь! Все следили за всеми! Но, послушай, я все равно не понимаю, как ты попал сюда сегодня ночью?

— Дамми видеть этот человек с лодкой, — дрожа от холода, объяснил карлик, — и слышать, что тебе он говорить. Дамми бояться за тебя.

— И ты, значит, спрятался под брезентом и ждал, что будет? — сообразил Барни. — Ты, наверное, до смерти напугал Марвела, когда бросился на него. Жаль только, что в море упал ты, а не он. Получается, что он кругом в выигрыше. Оставил меня в дураках, отделался от тебя и смылся со всеми секретными документами! Ведь он и дальше будет вредить нам. Слишком он ловок, этот фокусник!

Неожиданно Дамми сунул руку за пазуху и, хитро улыбнувшись, вытащил какой-то сверток.

— Бумаги! — гордо пояснил он. — Дамми забрать их.

— Дамми, да ты просто молодец! — обрадовался Барни. — Это тот самый пакет! Его дал мне этот второй предатель. Как ты сумел выкрасть его у Марвела?

— Он класть в сумку, потом класть сумку около Дамми. Дамми открывать сумку и брать пакет.

— Ты гений, Дамми! Значит, бумаг у него нет, и если он не заглянет сразу в свою сумку, то даже не будет знать этого.

Миранда высунула мордочку из-под мокрой рубашки Барни и что-то залепетала. Дамми нежно погладил ее по головке.

— Мы здесь долго-долго? — спросил он Барни.

— Пока нас кто-нибудь не найдет, — мрачно вздохнул Барни. — А холодно здесь на ветру, да еще во всем мокром! Давай вернемся к проходу. Я видел там одно местечко, возле водоворота. Что-то вроде пещеры. Можно туда забраться. Эх, жалко, лодки у нас нет! Мы бы тогда вернулись на берег и схватили этого негодяя!

Добравшись до прохода, друзья обнаружили, что здесь не было такого ветра, как наверху. По освещенным луной скалам они спустились почти к самому водовороту.

— Давай посмотрим, как он выглядит при лунном свете, — предложил Барни. — Вода, наверное, очень низко, ведь сейчас отлив.

Они подобрались к самому краю природного колодца. Действительно, уровень воды в нем сильно понизился, и водоворот выглядел совсем по-другому, чем в день экскурсии. С урчанием он всасывал воду намного ниже, чем в прошлый раз.

— Там внизу дыра! — вдруг воскликнул Дамми. — Большой-большой дыра!

Барни вгляделся.

— Да, это вход в тоннель, он идет до того места, откуда выбрасывается фонтан.

Но Дамми покачал головой — этих слов он не понял. Барни посмотрел на камень с круглым выступом, перевел взгляд ниже на темное пятно. Это был вход в тоннель. Ему вдруг вспомнилась старая история, рассказанная лодочником.

Парнишка стоял, пристально глядя на черное отверстие. Водоворот закручивался дюймах в шести от его нижнего края. А что, если эта история — правда? Что, если на самом деле во время отлива можно пробраться по тоннелю к водяному жерлу?

— Дамми, я хочу спуститься к этой дыре. Там в скале есть тоннель, — сказал Барни. — Тоннель ведет в глубь берега. Ток мы сможем выбраться отсюда.

— Нет! — попятился Дамми. — Нет!

— Послушай, это наш единственный шанс! Только в этом случае мы сможем вернуться и помешаем Марвелу смыться! — убеждал его Барни. — Ведь он, наверное, думает, что спешить ему незачем, раз он бросил меня здесь. Дамми, я не могу упустить этот шанс. Но ты можешь остаться здесь. Я расскажу, где ты находишься, и завтра за тобой пришлют лодку. Если, конечно, я благополучно доберусь.

— Дамми тоже идет, Барни смелый. Дамми бедный, глупый. Но Дамми идет с Барни.

— Молодец! — обрадовался Барни — куда легче отправляться в опасный путь вдвоем, а не одному. — Тогда нужно идти прямо сейчас. А то начинается прилив! Как только вода дойдет до дыры, ее начнет затягивать в тоннель к выходному отверстию. Сам понимаешь, остаться там в это время — удовольствие небольшое!

С кошачьей ловкостью Барни спрыгнул вниз и встал у входа в темный тоннель. Дамми, внимательно следивший за ним, увидел, как Барни наклонился и исчез в темном отверстии. Тогда Дамми тоже спрыгнул вниз. Едва не оступившись, он содрогнулся: внизу, в нескольких дюймах от его ног, сердито бурлила вода. Дамми показалось, что это живое существо, готовое схватить его в любой момент. Войдя в тоннель, он почувствовал, как им внезапно овладел страх.

— Барни! — закричал он. — Барни!

— Я здесь, не бойся! — отозвался Барни который стоял немного дальше впереди. — Иди за мной, Дамми. Миранда, умница, спрыгнула на пол и бежит впереди. У нее глаза видят в темноте острее, чем при свете. Но ты на всякий случай ощупывай дорогу руками, здесь полно всяких выступов.

Бодрый тон Барни, конечно, не совсем соответствовал тому, что на самом деле чувствовал мальчик в эти минуты. Тоннель оказался пугающе низким, ему приходилось идти, согнувшись в три погибели. К тому же здесь было сыро и душно, а в спертом воздухе ощущалось зловоние тухлой рыбы.

Миранда все так же бежала впереди, но изредка возвращалась и трогала Барни за колено, проверяя, не отстал ли он. Казалось, ей ни капельки не страшно.

Продвигаться вперед становилось все труднее. В одном месте тоннель так сузился, что и Барни, и Дамми пришлось буквально протискиваться сквозь него. Несколько раз Барни овладевала паника. А что если они где-нибудь застрянут или не смогут найти выход? У них не будет времени, чтобы вернуться обратно, потому что уровень воды скоро дойдет до края отверстия и мощные потоки устремятся по тоннелю к водяному жерлу. Это будет ужасно — они наверняка утонут! Или того хуже — их потащит течением к водовороту и засосет в огромную воронку!

От холода и страха Барни била дрожь, но он продолжал идти вперед. В тоннеле царила кромешная тьма, и мальчик продвигался практически на ощупь. А вот Миранда, казалось, не замечала никаких трудностей. Она то забегала вперед, то возвращалась, то снова принималась резво скакать перед ними.

— Стой, Дамми! — вдруг крикнул Барни. — Здесь проход совсем низкий. Придется ползти, Надеюсь, этот участок не слишком длинный, а то так и задохнуться недолго!

От пола до потолка тоннеля здесь было не более двух футов. Обдирая руки об острые камни, Барни полз на животе, надеясь лишь на то, что тоннель не сузится еще больше. И почему он поверил в рассказ того лодочника? Может, это все лишь выдумки. Барни уже стало казаться, что ни ему, ни Миранде, ни Дамми никогда не выбраться из этого темного, сырого тоннеля.

Наконец, низкий участок кончился, и потолок стал повыше.

— Слава богу, — облегченно вздохнул Барни. Он распрямился и тут же стукнулся макушкой о каменный свод.

И в этот момент он услышал душераздирающий крик Дамми:

— Барни, вода! Сзади! Идет, идет!

 

Глава XXVIII. НОЧЬ НЕОЖИДАННЫХ ОТКРЫТИЙ

Вода! Это означало, что прилив быстро набирал силу, и первые потоки воды уже устремились по тоннелю. Путь назад был отрезан! Оставалось только одно — пробираться вперед как можно быстрее, надеясь, что сильный поток не успеет догнать и захлестнуть их.

С мрачной решимостью, не обращая внимания на ушибы и ссадины, Барни продолжал двигаться вперед.

— Опять вода! Уже второй раз! — через некоторое время выкрикнул он. — Я уже промочил ноги. Дамми, держись ближе ко мне. Тогда в случае чего мы сможем помочь друг другу.

Вода вновь отступила. Прилив еще не набрал силу, чтобы посланная им волна смогла пройти по всему тоннелю и выплеснуться из жерла. Но в любой момент могла подойти более мощная волна, которая собьет их с ног и потащит за собой обратно, к воронке.

— Проход стал шире! — выдохнул Барни. — Теперь можно идти быстрее. Но я что-то устал ужасно, ноги еле-еле шевелятся. Дамми, ты здесь?

— Да, Дамми здесь! — послышался испуганный голос. — Дамми слышит вода, Барни, большая вода!

Вода снова дошла до них и снова отступила. Барни, спотыкаясь, из последних сил двигался дальше. И, наконец — о радость! Что это светится у них над головой? Да это видна луна сквозь отверстие в потолке тоннеля! Неужели это и есть водяное жерло?

Сзади послышался испуганный крик Дамми:

— Большая волна идет, Барни!

На этот раз волна действительно была большой. Она чуть не сбила их с ног, швырнула Дамми прямо на спину Барни. Миранда в страхе прыгнула к Барни на руки, в последний момент успев спастись от ярости водяного потока.

— Теперь уже до колен, — с тревогой заметил Барни. — Давай скорее. Еще немного, и мы выберемся!

Он начал карабкаться к освещенному луной выходу. Жерло было совершенно круглым и таким большим, что Барни легко пролез в него. Он выбрался на поверхность и привалился к ближайшей скале над дырой. Надо хоть немного отдохнуть, силы окончательно покинули его.

Неожиданно из глубины жерла донесся шум воды и отчаянный крик Дамми. «Его накрыло!» — понял Барни. Это была первая волна такой чудовищной силы, что, пройдя по всему тоннелю, она достигла выхода.

Окаменев от ужаса, Барни ждал, не в силах пошевелиться. Струи воды выплеснулись из жерла, как фонтан гигантского кита, вместе с ней выбросило и несчастного, вопящего от страха Дамми. Его подкинуло в воздух, как мячик, и с глухим стуком швырнуло на землю рядом с мокрым Барии.

— Ой, Дамми убить, Дамми утонуть! — всхлипывал он. — Ой, спасать бедный Дамми!

— С тобой все в порядке, Дамми, — успокаивал друга Барни. — Мы оба в порядке. У нас все получилось! Здорово! Знаешь, Дамми, я думаю, ты стал первым человеком, которого выбросило из водяного жерла.

Но Дамми не слушал: он, все время всхлипывая, что-то невнятно бормотал. Обняв его за плечи, Барни уговаривал его, как трехлетнего ребенка:

— Все хорошо, Дамми, поверь мне. Мы сейчас пойдем в гостиницу. Нам дадут что-нибудь поесть, мы согреемся, и нам будет совсем хорошо!

— Добрый Барни! — проговорил несчастный Дамми, прижимаясь к нему и дрожа всем телом.

Барни грустно улыбнулся. Ну и ночь выдалась! После таких великих надежд все, что он получил — это напуганный бедняга Дамми, рыдающий у него на плече.

Наконец Барни поднялся на ноги. После долгого и тяжелого пути по тоннелю они почти не слушались своего хозяина.

— Пойдем, Дамми. Надо возвращаться. Ничего не бойся, я не дам тебя в обиду.

Дамми послушно побрел за ним, как собачонка. Барни смутно представлял себе, где они находятся. Скорее всего в начале высокой каменной гряды. Нужно только пройти немного вдоль берега, и они наткнутся на дорожку, ведущую к гостинице.

А водяное жерло заметно активизировалось.

Мощные фонтаны морской воды с грохотом поднимались и с силой обрушивались на землю. Барни оглянулся, с ужасом наблюдая за этой жуткой картиной. Он ясно представил себе, что случилось бы с ними, застань их такой поток где-нибудь в середине тоннеля!

Барни с Мирандой на плече и Дамми двинулись по тропинке, протоптанной теми, кто приходил сюда посмотреть на это чудо природы, и вскоре добрались до гостиницы.

— Давай пройдем через боковую калитку, — шепнул Барни. — Ты не знаешь, Дамми, какая-нибудь дверь открыта?

Дамми показал другу старую, всеми забытую деревянную дверь, которая вела в узкий коридорчик, и вскоре все трое, включая Миранду, спящую за пазухой у Барни, неслышно вошли в дом.

«Что же нам предпринять? — думал Барни. — Позвонить в полицию или… О боже, что это?»

Они уже вошли на кухню, рассчитывая найти там что-нибудь съестное, когда Барни увидел возле кладовки высокую, внушительную фигуру, наполовину освещенную луной. Раздался щелчок — и комнату залил яркий свет электрической лампочки.

— Как это следует понимать?! — раздался рассерженный голос миссис Грузгрюм. — Опять крутишься у кладовки? Как, и ты здесь, Дамми?! Где ты был все это время? Я намерена сейчас же позвонить в полицию! Всю ночь я караулила здесь вора, потому что знала — рано или поздно он появится. И вот — пожалуйста! Какой позор, Барни! Что скажут твои друзья?

— Я вам потом все объясню! А сейчас мне самому нужно срочно позвонить в полицию, — прервал ее Барни. — Нужно срочно арестовать мистера Марвела. Он шпион, предатель! Миссис Грузгрюм, позвольте, я схожу за мисс Перчинг. Она подтвердит вам, что я не из тех, кто дурачит людей пустыми выдумками!

— Пожалуй, я лучше схожу за кое-кем другим, — миссис Грузгрюм была явно озадачена. — Если в твоих словах есть хоть капля правды, это как раз по его части. Или нет, лучше мы пойдем к нему вместе! Но учти, если ты мне соврал, полиция тобой займется немедленно! Что же это творится в моей гостинице! Ничего подобного никогда здесь не случалось!

— К кому вы хотите пойти? — округлил глаза от удивления Барни.

— К профессору Джеймсу, — объявила миссис Грузгрюм, чем повергла Барни в еще большее недоумение.

Профессор Джеймс! Ведь они его подозревали. А если он заодно с Марвелом, какой смысл обращаться к нему?

Но с миссис Грузгрюм не поспоришь. Хозяйка гостиницы вытолкала обоих на лестницу и повела наверх, в комнату профессора. Остановившись у двери, она громко постучала.

— Войдите, — произнес тихий голос, и в комнате тут же зажегся свет.

К изумлению Барни, профессор сидел в кресле, полностью одетый. Но почему?

— Вот эти двое — мокрые, хоть отжимай — говорят невесть что про мистера Марвела, сэр, — начала миссис Грузгрюм. — Вот, хотели звонить в полицию. Но я решила, лучше отведу их к вам, сэр. Учитывая, что вы мне сказали…

— Зачем мы будем ему об этом говорить? — перебил ее Барни. — Он, может быть, заодно с Марвелом! Мы много раз заставали его за очень странными делами. Ничего я ему не буду рассказывать. Нужно срочно проверить, вернулся ли Марвел, и арестовать его, пока он не улизнул.

— Что вам о нем известно?! — рявкнул вдруг профессор таким властным тоном, что Барни опешил.

Ничего не ответив, мальчик лишь хмуро посмотрел на него. Профессор заговорил снова, но уже гораздо мягче:

— Послушай, парень, ты можешь мне доверять. Я из полиции, миссис Грузгрюм может тебе это подтвердить. Я здесь для того, чтобы разобраться в очень странных событиях и вывести на чистую воду очень опасных людей. Твой долг рассказать мне обо всем, что тебе известно.

Барни был совершенно сбит с толку.

— Мистер Марвел тоже говорил, что он из Службы безопасности и сотрудничает с полицией. И что вы у них на подозрении и за вами следят… Но все равно, сэр, нужно действовать немедленно. У нас с собой секретные бумаги, сэр. Не знаю точно, что это, но думаю, чертежи. Нужно срочно с ними разобраться.

— Где они?! — вскинулся профессор.

Удивительным образом он вдруг помолодел на десяток лет, В нем изменилось все — глаза, голос, манеры! Барни был попросту ошарашен такой переменой.

— Вот, — только и произнес он, кладя пакет на стол.

Профессор кинулся к нему, разорвал водонепроницаемую пленку и вытащил сложенный в несколько раз лист бумаги. Поспешно развернув, он впился в него глазами. А потом со вздохом облегчения упал в кресло.

— Слава богу! — произнес он, и это прозвучало искрение и с большим чувством. — Чертежи нашей новейшей подводной лодки! За эти чертежи наши враги отдали бы целое состояние. Мы знали, что с них были сняты копий и что предатель на базе только выжидал момент, чтобы передать их своему сообщнику. Ты просто не представляешь себе, парень, как это важно, что они опять в наших руках! Но я что-то не совсем понимаю, как они попали к тебе?

— Это длинная история, сэр, — сказал Барни. — Вы лучше сначала арестуйте мистера Марвела и заприте его где-нибудь в надежном месте.

— Об этом можешь не волноваться, — махнул рукой профессор. — Мы видели, как он вернулся сегодня ночью. На крыше за его окном следит наш человек, и еще один — за дверью. Так что он в надежных руках. В любом случае мы собирались его брать. Но это как раз то, чего нам не хватало, чтобы довести дело до ума. Ну так что, расскажешь мне обо всем прямо сейчас или я должен вызвать полицию, чтобы ты убедился, что мне можно доверять?

— Ладно, сэр, я вам и так верю, — согласился Барни. — Но мистер Марвел сумел так втереть мне очки… Я ему доверял, как себе! Сэр, это вы ночью светили фонариком на Снабби, когда он вылез из напольных часов?

— Я, — махнул головой профессор. — Потому что так же, как и Снабби, и Роджер, и даже Дамми, тоже занимался слежкой. Вот, значит, где спрятался Снабби — в напольных часах! Ну, сорванец! А я-то ломал голову, куда он подевался!

Миссис Грузгрюм заметила, что Барни и Дамми в своей насквозь промокшей одежде уже начали дрожать.

— Сэр, не пойти ли нам на кухню? — предложила миссис Грузгрюм. — Нужно поставить чайник, а то эти двое уже зубами стучат от холода. Мы можем запереть за собой двери. Пусть ребята переоденутся в сухое и выпьют чего-нибудь горячего.

— Что ж, на кухню так на кухню, — согласился профессор Джеймс. — Я и сам не против выпить чего-нибудь горяченького. Промерз, знаете ли, после всех этих ночных скитаний.

Все вместе они спустились на кухню, и миссис Грузгрюм заперла двери. Она дала Дамми и Барни по шерстяному одеялу, а их мокрую одежду развесила сушиться над плитой. Потом поставила разогревать молоко и принесла из кладовки мясной пирог.

— Неплохо, миссис Грузгрюм, — одобрительно оглядел стол профессор. — А теперь, Барни, пока мы будем все это поглощать, давай поговорим откровенно и начистоту. Начинать тебе.

 

Глава XXIX. ОСОБЫЕ ПРИМЕТЫ

Так, вчетвером, они провели почти час за довольно необычной беседой. Профессор расспрашивал, Барни рассказывал, Дамми время от времени вставлял несколько слов — он побаивался профессора, — а ошеломленная миссис Грузгрюм в основном молча слушала.

— У меня создалось впечатление, что вы, ребята, проводили собственное расследование, — сказал профессор Джеймс. — Вылезали ночью на крышу… Это же крайне опасно! Да еще заглядывали в мое окно! Вообразили себя детективами, а?

— Не то чтобы детективами, сэр, но, понимаете, все как-то так складывалось… Одно к одному… То мы вдруг не нашли вас в вашей комнате, то вдруг обнаружили, что вы вовсе не такой глухой, каким притворяетесь… Вы уж извините, что мы вас заподозрили. Теперь-то я понимаю, что мы пошли по ложному следу! А все же, сэр, кто запер дверь на лестницу и забрал ключ?

— Конечно, Марвел. Он пользовался этим выходом на крышу, чтобы посылать сигналы своему дружку в бухте. А когда понял, что вы тоже там вертитесь, запер лестничную дверь! Этот Марвел действовал дерзко и нагло. Кстати, его настоящая фамилия Паулюс, но он на самом деле фокусник, артист высочайшего класса.

— Это верно, сэр, но на самом деле он не умеет читать мысли. И не умеет угадывать, какие предметы я держал в руке. Он просто научил меня, каким образом задавать ему вопросы. Например, вопрос: «что у меня есть?» означал, что это что-то из ювелирных украшений, а вопрос: «что я держу в руке?» — часы, и так далее. А иногда среди зрителей у него находился помощник, который специально давал ему какую-нибудь вещь с инициалами, чтобы тот мог поразить публику, угадывая их.

— Эти трюки нам известны, — снисходительно улыбнулся профессор. — В действительности эти «угадывания» чаще всего служили лишь прикрытием для передачи кодированных сообщений. Вот, к примеру, эти многозначные числа! Это же были шифровки для помощника, сидящего среди зрителей. Потом он передавал ее своим сообщникам на корабле, понятно?

— Да, сэр, понятно, — сказал Барни. — Но эти числа он тоже не угадывал. Каждый вечер он говорил мне, какую карту вынимать. Они все были помечены, и я без труда мог выбрать ту, что нужно. Я всегда считал, что это нечестный трюк, хотя, конечно, он ведь фокусник, и трюки — его профессия.

— Да, в этих цифрах он и зашифровывал свои сообщения! На это у него уходила масса времени, — пояснил профессор. — Миссис Грузгрюм, вы не против, если я возьму себе еще пирога? Благодарю вас, он просто великолепен. Итак, мой мальчик, все, что ты рассказал мне, очень интересно. Должно быть, ты очень устал после этого путешествия через тоннель. Ты отважный парень, очень смелый. Мне жаль, что в своих грязных целях Марвел обманул тебя. Это фальшивое письмо, описывающее твоего отца, мнимая встреча… Все это, конечно, стало для тебя большим разочарованием. Думаю, тебе придется начать все сначала, а?

— Нет, сэр, больше я ничего не буду начинать. Хватит с меня и одного разочарования. И мне не хочется сейчас говорить об этом. Извините, сэр. Во всяком случае, я даже рад, что тот тип, которого я видел на скалах, не мой отец!

— А ты не мог бы описать его поподробнее? — попросил профессор.

— Вряд ли, — пожал плечами Барни. — В нем не было ничего особенного. Просто высокий здоровяк с противной рожей. Волосы у него кудрявые. Да, еще вот что: мизинец у него на одной руке кривой, это я заметил. Хотя не думаю, что это вам как-то поможет!

— Как знать, как знать, — проговорил профессор, делая какие-то заметки в записной книжке.

— Сэр, как вы думаете, что сделает Марвел, когда откроет сумку и обнаружит, что секретный пакет исчез? — спросил Барни.

— Понятия не имею. Будет рвать на себе волосы, наверное. Однако, думаю, он у нас под надежным присмотром, даже если ему взбредет в голову вылезти в окно, чтобы бежать к лодке и искать пакет! Но скорее всего он сейчас крепко спит, уверенный, что документы при нем, а ты надолго застрял на скалах. Этот умник все продумал до мелочей.

— Можно я расскажу обо всем Диане, Роджеру и Снабби? — неожиданно спросил Барни.

— Можно, но не раньше утра, — согласился профессор. — К тому времени, надеюсь, наша операция благополучно завершится. А пока иди спать, Барни. Ты держался молодцом! Жаль, что твой отец не знает всего этого… Он бы тобой гордился.

Барни пожелал доброй ночи профессору, миссис Грузгрюм и Дамми, который, разомлев, сонно сидел у очага. Миссис Грузгрюм уже сообщила ему, что будет рада, если он вернется к своим обязанностям, и никогда не попрекнет тем, что он прятался в подвале и таскал пироги из кладовки.

Вскоре Барни уже крепко спал в своей каморке на чердаке, уставший от волнении и мытарств этой ночи. Наверное, еще не раз это ему приснится!

Утром Снабби и Роджера разбудила возня за дверью их спальни. На площадке слышались возгласы, крики, шум борьбы. Потом, судя по звуку, несколько человек скатились по лестнице.

Роджер и Снабби пулей выскочили из постелей и в сопровождении тявкающего Чудика выбежали на площадку. То, что они увидели, их просто потрясло: примерно на середине лестницы мистер Марвел боролся с двумя дюжими полицейскими! Один из них провел ночь в шкафу, а второй пришел сменить его как раз в тот момент, когда мистер Марвел, обнаруживший пропажу пакета, собрался бежать вниз, чтобы обследовать лодку.

Он очень торопился, а полицейские не хотели этого понять. Они остановили его, предложив вернуться в свою комнату и немного подождать. Мистер Марвел, разумеется, совету не внял, и на лестничной площадке завязалась борьба, в результате которой все трое скатились по ступенькам.

Барни в это время помогал Дамми по хозяйству. Услышав шум, он бросился наверх по лестнице, чтобы посмотреть, что происходит. Неожиданно мистер Марвел заметил его, и это повергло его в глубочайший шок! Он просто не мог поверить своим глазам. Каким образом Барни оказался здесь, живой и невредимый, в то время как ему полагалось дрожать от холода и страха на скалах, дожидаясь, когда подойдет лодка со случайными экскурсантами? Перестав сопротивляться, фокусник опустился на ступеньки и в ужасе уставился на Барни.

— Откуда ты взялся? — спросил он едва слышно.

— С кухни, — как ни в чем не бывало, ответил Барни. — Что-нибудь потеряли, сэр?

Эти слова объяснили мистеру Марвелу не только то, что именно он потерял, но и то, кто это нашел. Тут фокусник окончательно сломался и, поникший, покорно позволил себя увести двум рассерженным полицейским.

— Барни, что здесь творится? — тараща удивленные глаза, спросил Снабби. — Почему арестовали мистера Марвела? А профессора тоже забрали? Ты плавал на лодке к скалам? Как твой отец, нашелся?

— Я не могу ответить на все вопросы сразу, — улыбнулся Барни. — Но мне есть, что вам рассказать. Встретимся после завтрака.

Мистера Марвела больше никто не видел. Этот умеющий внушать доверие, коварный и подлый негодяй получил по заслугам и больше никому не сможет причинить вреда. Все обитатели гостиницы были потрясены, когда узнали, что фокусник был предателем и шпионом.

Айрис Найтингейл заплакала.

— Он мне сразу не понравился, — всхлипывала она. — Он был лживый и жестокий.

Весельчак перестал веселиться и за весь день ни разу не улыбнулся. Было видно, что он потрясен до глубины души.

Мисс Стрект опустилась в кресло и объявила, что сейчас непременно упадет в обморок. И тут же добавила, что она всегда чувствовала — этот человек не тот, за кого себя выдает. Но поскольку никому не было дела до того, что она там чувствовала, перестала убеждать всех, что сейчас упадет в обморок, и с открытым ртом стала слушать, о чем говорят другие.

Роджер, Снабби и Диана не верили своим ушам, когда Барни рассказывал им о своих приключениях этой ночью.

— Ты прополз по этому тоннелю до самого жерла? Какой ужас! — передернула плечами Диана.

— Потрясно! Жалко, меня там не было! — стукнул себя по коленке Снабби.

— Врун. Ты бы там и минуты не выдержал! — усмехнулась Диана.

— Жаль, что с твоим отцом все оказалось выдумкой, — посочувствовал Роджер. — Как это подло, заманить тебя таким способом… Но ты не сдавайся, Барни. Все равно мы будем продолжать поиски.

— Нет, с меня хватит, — помрачнел Барни. — Я так ждал, так надеялся, что увижу его. Представлял, какой будет наша первая встреча… А оказалось, что это всего лишь ловушка. Нет, я больше не буду искать своего отца. Если я ему нужен, он сам меня найдет!

— Но он ведь даже не знает о твоем существовании! — воскликнула Диана.

— Значит, мы никогда не встретимся. Только и всего, — отчеканил Барни. — И вот еще что: я хочу, чтобы вы больше никогда не говорили о моем отце! Обещаете?

— Ну уж нет! — взвилась Диана. — Что за ерунда! Ой, Барни, не смотри на меня так…

— Это не ерунда, я говорю серьезно. Это была просто дурацкая мечта, бред. Я столько лет прожил без отца — проживу и дальше. Он мне не нужен. И я не хочу, чтобы вы упоминали о нем, ясно?

— Ну ладно, — нехотя кивнули все трое, видя, что Барни и правда говорит серьезно.

Жаль! Но для Барни было, наверное, ужасным ударом, когда Марвел сыграл с ним свою мерзкую шутку.

— А как выглядел тот человек, который передал тебе пакет? — спросил Роджер.

— Я толком его не разглядел. Было плохо видно, луна как раз в этот момент спряталась за облаком. Я знаю, профессор считает, что я совершил промашку. Если бы я смог описать его как следует, предатель с базы был бы в его руках. Я лишь заметил, что он высокий, что у него волосы кудрявые, а мизинец на руке — кривой.

— Кривой мизинец?! — вскричал Снабби. — Так это же здорово! Я могу дать его полное описание. — Он закрыл глаза и мысленно представил себе двух моряков, которых увидел в поезде, идущем до Рокипула. — Слушайте! Гладковыбритый, с большой родинкой на правой щеке, передние верхние зубы находят друг на друга домиком, из ушей торчат волосы и… кривой мизинец. Я думаю, полицейским нетрудно будет найти его среди моряков базы. Он и есть предатель, который передал тебе пакет прошлой ночью, Барни!

 

Глава ХХХ. ЧЕГО ЕЩЕ МОЖНО ЖЕЛАТЬ?

Откуда такая уверенность, молодой человек? — послышалось сзади. Все четверо обернулись. По голосу они узнали профессора, но разве этот человек похож на него?

Элегантный, стройный мужчина с темно-каштановыми волосами и острым взглядом. Ни седины, ни бороды!

— Теперь я могу быть самим собой, — рассмеялся он, заметив удивленные лица ребят. — Хорошая была маскировка, а? Я всегда побаивался, что Снабби в момент своей наибольшей активности сорвет с меня парик или бороду. Но каким-то чудом все обошлось! Послушай, Снабби, то, что ты сейчас говорил — это правда или очередная фантазия? Человек, соответствующий твоему описанию, на базе есть, но у нас не было доказательств его причастности к этому делу.

— Когда я его видел, он был в морской форме, и я все очень хорошо рассмотрел. Никакие это не фантазии! — горячо убеждал его Снабби. — Найдите его и схватите! И не забудьте сказать, что Барни видел его прошлой ночью. По таким приметам вы его запросто отыщете!

— Похоже, ты видел именно его, — сказал профессор. — Прошу извинить, я должен позвонить и передать информацию немедленно. Родинка на правой щеке, зубы домиком…

Теперь это был совеем другой человек, нисколько не похожий на старого ворчуна-профессора, которого они хорошо знали. Какое удивительное превращение! Может быть, и мисс Стрект окажется переодетой женщиной-полицейским? Потому что невероятно, чтобы кто-нибудь на самом деле был так потрясающе глуп!

— Пойду проведаю Дамми, — поднялся Снабби. — Я один не поверил в то, что наплел про него Марвел. Хочу пожать Дамми руку и сказать, что он отличный парень.

Снабби отправился на поиски Дамми и вскоре нашел его в сарае, на заднем дворе. Тот с безмятежно-счастливым видом чистил картошку.

— Дай я пожму твою руку, Дамми, — сказал Снабби, протягивая коротышке ладонь. — Ты классный парень! Чудик, дай Дамми лапу и поздоровайся с ним! Вот так! А теперь поприветствуй его. Ну-ка, три раза: гав-гав-гав!

Чудик сразу понял, что от него требуется. Дамми был польщен и растроган.

— Снабби — хороший мальчик, — похлопал он парнишку по плечу. — Веселый мальчик. Хороший друг Барни.

— Жаль, что его отец так и не нашелся, правда? — вздохнул Снабби. — Он говорит, что больше не будет его искать Даже слышать о нем не хочет. Я его понимаю, ведь вчера ночью он думал, что встретится со своим отцом.

— Встретится с отцом? — растерянно повторил Дамми. — У Барни есть мама, отец — нет.

— Да, я забыл, что ты знал маму Барни, — сказал Снабби. — Какая она была? Она тебе никогда не рассказывала об отце Барни?

Дамми сдвинул брови. Воспоминания давались ему нелегко — ведь это было так много лет назад!

— Дамми думать, — сказал он с расстановкой. — Снабби, играй опять на банджо, так Дамми лучше думать.

Снабби понял, что имел в виду карлик. Он знал маму Барни в те годы, когда сам играл на банджо. Видимо, тренькающие звуки бренчащего на воображаемом банджо Снабби помогут ему что-то вспомнить.

— Твэнг-э-твэнг-твэнг-твэнг, твэнг-э!.. — тихонько начал Снабби.

Дамми сидел с отсутствующим видом, углубившись в свое прошлое.

— Она такая добрая с Дамми, — вдруг сказал он. — Она рассказывать Дамми про свои беды, Дамми рассказывать ей про свои. Да, она говорить об отце Барни… Совсем мало…

— Она говорила тебе его имя? — спросил Снабби и тут же вновь принялся «тренькать на банджо».

— Его имя тоже Барнабас, — глаза Дамми потеплели от воспоминаний. — Барнабас Фредерик Мартин… — она это говорить много раз.

— Какой он был? — с замиранием сердца снова спросил Снабби. — Ты его когда-нибудь видел?

Дамми покачал головой. Снабби с удвоенной энергией «забренчал на банджо».

— Где он тогда жил? Твэнгта-твэнг-твэнг-твэнг,дзиз-дзиэ!.

— У него есть дом, да — хороший дом, она говорить. В Черридейл, — вспомнил Дамми, — Его мама сердитый, что он женился на циркачке. Очень сердитый с бедной Тесен. Тесси бежать далеко-далеко!

«Вот это да! — ликовал Снабби. — Кто бы мог подумать, что старина Дамми так разговорится. Теперь я знаю средство, которое может помочь ему что-нибудь вспомнить — твэнг-э-твэнг!»

— Дамми! — вдруг послышался резкий голос, и Дамми вздрогнул.

Его так резко вернули к реальности, что несколько мгновений он выглядел совершенно растерянным.

— Эй, Дамми, куда ты задевал половую тряпку? Съел её, что ли? — крикнул из двери молодой официант.

После этого от Дамми уже ничего нельзя было добиться. Он испуганно озирался, и было понятно, что он больше не сможет ответить ни на один вопрос. Но Снабби и так разузнал уже достаточно много. Его первой мыслью было броситься к Барни и выложить ему эту потрясающую новость.

Но, немного поразмыслив, Снабби решил этого не делать. Возможно, у Барни все еще не прошло его упрямство и он не захочет ничего слушать. К тому же не исключено, что в рассказе Дамми нет и десятой доли правды. Пожалуй, стоит в общих чертах рассказать обо всем мисс Перчинг. Иногда и взрослые способны предложить что-нибудь дельное.

Мисс Перчинг, услышав рассказ Снабби, надолго замолчала.

— Черридейл, — произнесла она наконец. — У меня там поблизости живет приятельница. Я могу позвонить ей и узнать, жила ли там когда-нибудь — а может, и сейчас живет — семья Мартинов, у которых был сын Барнабас Фредерик. Я сейчас же этим займусь. Снабби, было бы просто чудо, если бы это оказалось правдой.

Ей понадобилось полчаса, чтобы дозвониться до своей приятельницы и выяснить, что в Черридейл действительно проживает Семейство Мартинов — пожилая чета, сын по имени Барнабас, незамужняя дочь Кэтрин и еще один сын с женой и четырьмя детьми.

— Мисс Перчинг! Значит, у Барни появится не только отец! У него будут еще бабушка, дедушка, тети и дяди и даже двоюродные братья и сестры! — воскликнул Снабби. — Это ж обалдеть можно! Так что теперь будем делать?

— Это предоставь мне, — твердо проговорила мисс Перчинг. — И смотри не проболтайся раньше времени Барни. Еще одно разочарование он не перенесет.

Снабби ничего не оставалось, кроме как положиться на мисс Перчинг. Никому ничего не сказав, она сама занялась таким деликатным вопросом, как переговоры с родственниками Барни. А четыре дня спустя она позвала Диану, Роджера и Снабби в свою комнату.

— У меня для вас новость, — объявила она, закрыв дверь. — Сегодня сюда приезжает отец Барни. Он очень хочет увидеться с Барни и удостовериться, что это действительно его сын, о котором он и не подозревал. Ребята, я видела его фотографию — он на самом деле очень похож на Барни!

— Какое счастье! — проговорила Диана со слезами на глазах. — Когда же он приезжает?

— Сегодня во второй половине дня. Я бы хотела, чтобы Барни был в это время с вами на пляже. Когда его отец приедет, я тут же отправлю его туда же. А вы, все трое, немедленно исчезнете, как только увидите его. Разумеется, вместе с Чудиком. Вы все поняли?

— Конечно! — с жаром ответили дети.

Ох, Барни! Ну теперь-то это точно должен быть его отец! По-другому просто не может быть!

Как и было задумано, после ленча все четверо отправились на пляж. Миранда играла со своей лопаточкой, а Чудик караулил, когда она положит ее на песок, чтобы схватить и умчаться прочь.

Диана не спускала глаз с набережной. Вдруг она ткнула локтем Роджера. Тот поднял глаза.

Недалеко от них на набережной стоял человек. Высокий, хорошо сложенный, с густыми, пшеничного цвета зачесанными назад волосами. Широко поставленные глаза, поражающие яркой синевой, немного великоватый рот, смуглый цвет лица. Это был вылитый Барни, только лет на тридцать старше! Он стоял, нервно оглядывая пляж. Снабби, Роджер и Диана, не сговариваясь, молча поднялись и пошли к набережной. Чудик побежал за ними, радуясь неожиданной прогулке, Барни оглянулся, не понимая, что произошло.

Мужчина спрыгнул с пирса на пляж и пошел им навстречу. Барни тоже поднялся. Чего хочет этот человек? Потом недоверчиво всмотрелся в его лицо. Как странно! Этот человек так похож на него, на Барни! Кто это?!

— Тебя зовут Барнабас, верно? — спросил мужчина.

— Да, — ответил Барни.

— Меня тоже, — улыбнулся незнакомец. — Я ищу сына, которого потерял пятнадцать лет назад. Я узнал, что и ты ищешь меня.

— Да, — едва слышно проговорил Барни. — Вы? Неужели вы… мой отец? Неужели это правда?

— Правда. Так же, как и то, что ты — мой сын, — глядя на рослого, стройного подростка с такими же, как у него самого, синими глазами, мужчина был растроган до слез. — Я вижу, у тебя есть обезьянка? Как странно!

— Почему странно? — спросил Барии, поглаживая сидящую на плече Миранду.

— Потому что у твоей бабушки тоже есть обезьянка! — ответил Барнабас-старший. — И она очень обрадуется своему новому внуку. А еще у тебя появятся дядя, две тети, куча двоюродных братьев и сестёр!

Миранда как будто все поняла. Она перескочила на плечо к отцу Барни и, что-то тихонько застрекотав, принялась покусывать его за ухо.

— Давай пройдемся и поговорим, — предложил отец, беря Барни за руку. — Мне нужно многое тебе рассказать. Пора наверстывать упущенное время, ведь пятнадцать лет — это немало!

И они медленно побрели по пляжу — Барнабас-младший и Барнабас-старший с Мирандой на плече.

Роджер, Диана и Снабби проводили их взглядами. Диана с трудом сдерживала слезы.

— Все так, как и должно быть, — сказала она. — Барни получил то, что хотел. И теперь мы ему больше не нужны.

— Нет, нужны! — запальчиво возразил Снабби. — Барни — наш друг навсегда! Правда же, Чудик?

— Гав! — отозвался пес, глядя вслед удаляющимся фигурам. Л

— Каникулы, приключения, тайна и счастливое окончание сиротства нашего друга Барни! Чего еще можно желать? — пожал плечами Роджер.

— Мороженого, — не задумываясь, выпалил Снабби. — Я пошел. Кто со мной?

Содержание