— Снабби! — раздался сердитый голос. — Я же велела тебе привязать Чудика! Мальчик кубарем скатился по лестнице.

— Но, тетя Сьюзен, я же привязал его! Он что, опять отвязался? Ой, неужели это все он натворил?!

Черный спаниель Чудик сидел среди кучи разорванных газет, свесив набок розовый язык, отчего создавалось впечатление, будто пес улыбается.

— Это была свежая утренняя газета. Твой дядя ее еще не читал, — с упреком сказала тетя Сьюзен. — Снабби, надеюсь, ты понимаешь, как нам сегодня некогда, мы еще столько должны сделать до отъезда, и я не могу допустить, чтобы Чудик метался по дому, переворачивая все вверх дном.

— Мама, я могу закрыть Чудика в своей комнате, — предложила прибежавшая на шум Диана. — Запру дверь, ключ положу в карман, и тогда с Чудиком все будет в полном порядке.

— Боюсь, что в этом случае все остальное в твоей комнате будет в полном беспорядке, — покачала головой миссис Линтон. — Делай с ним что хочешь, только пусть он мне под ноги не попадается, а то мы с папой никогда не соберемся.

Супруги Линтоны собирались на несколько недель в Америку, а трое детей — Диана, Роджер и их двоюродный брат Снабби со своим спаниелем Чудиком — должны были поехать с мисс Перчинг, старой гувернанткой миссис Линтон, на море. Детей часто оставляли на ее попечение, когда родителям нужно было куда-нибудь уехать.

Снабби прибыл к Линтонам накануне, проведя первую неделю каникул в семье другой своей тети. Родителей у мальчика не было, и в каникулы он жил у разных родственников. Но больше всего ему нравилось гостить у Линтонов. Он очень любил свою тетю Сьюзен и с боязливым уважением относился к дяде Ричарду. Однако мистер Ричард особой привязанности к нему не испытывал, воспринимая Снабби как неизбежное зло. «Бьюсь об заклад, в мире нет второго такого надоеды и озорника», — неизменно говорил он.

Твердой рукой Дианы Чудик был уведен наверх. Но за поворотом лестницы их уже поджидала кошка Сардинка. Она с шипением выскочила из-за угла, и от неожиданности пес отскочил назад, едва не сбив Диану с ног. Девочка вскрикнула.

— Это какой-то сумасшедший дом! — Мистер Линтон строго смотрел на них с верхней площадки. — Где мисс Перчинг? Почему она до сих пор не увезла вас? После такого бедлама даже Америка покажется обителью тишины и покоя. В самом деле, стоит только вам вернуться домой на каникулы, как начинается сущее…

— Папочка, ты всегда это говоришь, — рассмеялась Диана. — Но хорошо знаешь, что начнешь по нам скучать сразу же, как только ваш пароход отчалит. Вот если бы вы и нас взяли с собой в Америку!

— Ни в коем случае! — ужаснулся отец. — Для начала вы все тут же попадаете за борт, а Снабби вместе с Роджером дни напролет будут торчать в машинном отделении…

— Неужели, сэр? Вы думаете, мне разрешат? — обрадовался Снабби. — Это было бы потрясно!

— Где ты нахватался этих ужасных слов? — поморщился мистер Ричард. — Разве нельзя говорить на хорошем, правильном английском, как наша королева?

— Могу спорить, королева тоже иногда говорит «потрясно», — возразил Снабби. — И уж, конечно…

— Лучше уйди с дороги и дай мне пройти, — раздраженно оборвал его мистер Линтон. — Мало мне Дианы и Чудика, так еще и Снабби! А это кто? Сардинка? Так и ждет, коварная кошка, чтобы я об нее споткнулся и растянулся на лестнице. Нет, это определенно сумасшедший дом!

— Ричард, где ты? Иди же помоги мне прикрепить ярлычки на чемоданы, — раздался голос миссис Линтон. — Мы уйдем в кабинет, запрем дверь и так, может быть, избавимся от помех.

— Ничего себе! Это что же, тетя Сьюзен нас «помехами» называет? — возмутился Снабби. — Эй, тетя Сьюзен!

Но внизу уже хлопнула дверь кабинета. Снабби махнул рукой и принялся помогать Диане водворять недовольного Чудика в ее комнату.

Здесь уже была мисс Перчинг. Она доставала из шкафов и ящиков комода одежду — на следующий день дети должны были ехать на море.

— Здрасьте, мисс Перчинг! Как вы поживаете? — приветствовал ее Снабби, как будто не виделся с ней целый месяц.

Она ахнула, когда мальчик неожиданно обнял ее за талию.

— Прекрати, Снабби! С чего это ты вдруг такой любезный? Хочешь чего-нибудь выклянчить?

— Вовсе нет, — состроил обиженную физиономию Снабби. — Просто так, что-то нашло. Каникулы все-таки! Никаких тебе занятий! А завтра на море… А куда именно мы едем, мисс Перчинг? Мне еще никто не говорил.

С охапкой купальных костюмов в комнату деловой походкой вошел Роджер.

— Вот, мисс Перчинг, пожалуйста, — сказал он, водружая все это на кровать. — Я отобрал по три на каждого. Этого хватит?

— О боже, еще бы! — всплеснула руками мисс Перчинг. — Только смотри, чтобы Чудик ими не занялся. Снабби, уведи отсюда Чудика.

— А мы как раз решили запереть его здесь, в комнате Дианы, — возразил Снабби.

— Нет, это исключено, — решительно отвергла эту идею мисс Перчинг. — Я здесь собираю вещи, и мне совсем ни к чему, чтобы меня запирали с этой ненормальной собакой.

— Никакой он не ненормальный, — надулся Снабби. — Правда же, Чудик?

Чудик немедленно повалился на спину, болтая в воздухе лапами и поглядывая на Снабби в ожидании похвал.

— Можешь дрыгать ногами хоть весь день, — пригрозила пальцем мисс Перчинг, — но только не здесь, понял, Чудик?

— А мне так никто до сих пор и не сказал, куда мы завтра едем. — Жалобно простонал Снабби.

— Ты же только вчера приехал, — ответил Роджер. — К тому же ты весь вечер во всех подробностях рассказывал о своей блестящей игре в крикетном матче в прошлую субботу: сколько мячей ты проворонил, сколько свитеров сменил судья и что бы ты сделал, если бы тебя выбрали для испытательной команды…

— Совсем не смешно, — фыркнул Снабби. — Мисс Перчинг, расскажите же мне наконец!

— Ну, хорошо. Завтра рано утром мы сядем на поезд и отправимся в Вудмингэм. Там пересядем на другой и доедем до Рокипула. А потом — на такси до Рабэдаба, — объяснила мисс Перчинг. — Ну вот, теперь ты все знаешь и больше не приставай ко мне с вопросами.

— Рабэдаб! Не может этого быть! Такого города нет! — недоверчиво покачал головой Снабби.

— Нет, есть! Он и на нашей карте обозначен, — тут же возразила Диана. — Я думаю, это очень подробная карта. Мне нравится, что мы будем там жить. Мисс Перчинг тоже жила там, когда была маленькая. Правда, мисс Перчинг?

— Правда, — кивнула женщина, выгребая вещи из очередного ящика. — Диана, разбери это и разложи вон там. Да, я частенько отдыхала там. Это был милый, веселый приморский городок. Ни пирса, ни набережной — только несколько магазинов да с десяток домиков. И еще старая гостиница. Ни за что не догадаетесь, как она называлась!

— Гостиница «Рабэдаб»? — предположил Роджер.

— Нет. Она называлась «Три мудреца в одном тазу»! — объявила мисс Перчинг, предвкушая изумление ребят. — Помните, как в том стишке: «Три мудреца в одном тазу пустились по морю в грозу». Все местные жители уверяют, что это случилось именно в их городке. А сам городок, я думаю, так назвали из-за странного водоворота меж причудливых скал. Одна из них похожа на стиральную доску, а внизу, под ней вода бурлит и пузырится, будто кипит… Водоворот называется «Рабэдаб-пул». От него, наверное, городок и получил это название.

— По-моему, звучит здорово! — одобрил Снабби. — Не знаю, как кому, а мне нравится: гостиница «Три мудреца» и водоворот Рабэдаб-пул. Мисс Перчинг, мы будем жить в той самой гостинице?

— Да, именно так. В детстве наша семья подолгу жила в этой гостинице летом, и, насколько я помню, там было очень удобно. Моя племянница останавливалась в ней прошлым летом и очень восторженно о ней отзывалась. Когда ваша мама решила отправить вас куда-нибудь на каникулы, я сразу же вспомнила о Рабэдабе.

— Как это будет чудесно — жить в симпатичной старой гостинице на берегу моря, без пирса и набережной! — воскликнула Диана.

— Нет-нет, теперь там имеются и пирс, и набережная, и много чего еще, — возразила мисс Перчинг. — А в соседней бухте построили огромную секретную гавань. Говорят, там испытывают подводные лодки. Нет, Рабэдаб уже совсем не тот сонный маленький поселок!

— Секретная гавань?! — вытаращил глаза Снабби. — Надо будет с этим разобраться.

— Я же сказала — секретная, — напомнила мисс Перчинг. — Совершенно секретная, Снабби. Ее так хорошо охраняют, что даже такой любознательный молодой человек, как ты, не сможет и близко к ней подойти. Так что выбрось это из головы.

— Мисс Перчинг вы можете спуститься сюда? — послышался голос миссис Линтон. — Я хочу попросить вас кое о чем.

— Иду, иду, миссис Линтон! — крикнула в ответ мисс Перчинг и поспешно вышла из комнаты.

Чудик немедленно вскочил, намереваясь пойти вместе с ней, и даже прыгнул вперед, совершенно забыв, что его поводок привязан к ножке кровати. Пес захрипел, едва не задохнувшись.

— Ничего, скоро нас ждет классная поездка, — говорил Снабби, утешая бедного спаниеля. — Жалко только, что тетя Сьюзен с нами не едет. А вот что дядя Ричард не едет — не жалко. Я от него только взбучки получаю.

— Да, в прошлые каникулы тебе два раза от него досталось, — вспомнила Диана. — В первый раз за то, что позволил Чудику сжевать его любимые домашние тапки, А во второй — за то, что ты ему нагрубил.

— Лучше не вспоминай, — нахмурился Снабби. — Мне теперь приходится десять раз подумать, прежде чем что-то ему сказать. А то вдруг он опять решит, что это грубость. Такая морока!

— Нет, Снабби, это очень даже хорошо, — возразил Роджер. — Тебе невредно немного укоротить язык. Может, ты и со мной препираться перестанешь… Чудик, что ты натворил? Как ты сумел стащить с кровати наши купальные костюмы?

В этот момент по всему дому разнесся громкий удар гонга.

— Ура! Я уж думал, он никогда не прозвенит! — радостно воскликнул Снабби. — Бежим вниз наперегонки! Чудик, вперед!

И с бешеной скоростью веселая компания ринулась вниз по лестнице.

Мистер Линтон поморщился.

— Как я буду счастлив увидеть тихое, спокойное побережье Америки. А этот дом — настоящий бедлам, где нет ни минуты покоя!