После обеда мисс Перчинг не позволила детям пойти в павильон аттракционов.

— Это будет первый рабочий день Барни, — сказала она, — и ничто не должно отвлекать его от дела.

— Но мы же не будем ему мешать! — возмутился Снабби.

Однако Роджер решил, что мисс Перчинг права. Будет плохой услугой для Барни, если в первый же день, пока он еще не освоился со своей новой работой, трое его друзей, не говоря уж о Чудике, явятся туда и станут отвлекать его внимание или смущать своими ободряющими взглядами.

Ребята решили поговорить с Дамми, чтобы выяснить, знает ли он Барни.

Миссис Грузгрюм была немного удивлена, когда они спросили ее, нельзя ли побеседовать с Дамми.

— Кажется, мы нашли одного его давнего приятеля, — объяснил Роджер. — Мы просто хотим узнать, так ли это.

— Но вам ничего не удастся узнать у этого несчастного, — вздохнула миссис Грузгрюм. — От него и слова не добьешься. Он может лишь имитировать звуки: «бум-бум, бэнч-бэнч, чух-чух-чух или мяу-мяу», но говорить он не умеет.

— И все-таки мы хотели бы с ним встретиться, — настаивал на своем Роджер. Наконец миссис Грузгрюм сдалась:

— Он на заднем дворе, — бросила она не слишком любезно.

Ребята прошли по темному коридору и, толкнув дверь, обитую грубым сукном, оказались в огромных размеров кухне. Следующая дверь вывела их на задний двор. Это было довольно неприглядное местечко: кругом кучи мусора, разбитые бутылки, пустые коробки и ящики с гниющими овощами, меж которых разгуливала полосатая кошка.

Как только во дворе появился Чудик, кошка запрыгнула на высокую ограду. Чудик, наивно веривший, что ограда ему не помеха, начал оголтело кидаться на нее.

Дамми был здесь — он выметал мусор. Услышав лай Чудика, он обернулся и, увидев ребят, по-доброму и как-то по-детски улыбнулся.

— Гав-гав, — произнес он, указывая на Чудика.

— Привет, Дамми, — поздоровался Снабби. — Мы хотели тебя кое о чем спросить.

Лицо Дамми сразу помрачнело. Он не любил, когда ему задавали вопросы. Это нарушало его покой. Вот когда ему давали поручения — это другое дело, он не возражал. Потому что работать — это несложно, а вот отвечать на вопросы — очень тяжело. Нужно думать, прежде чем ответить.

— Не волнуйся, Дамми, — мягко сказала Диана, заметив, как он нахмурился. — Мы только хотим тебе кое-что сказать. Сегодня мы встретили одного нашего друга. Его зовут Барни. Он говорит, что знает тебя.

Дамми задумался, потом покачал головой. Дети разочарованно переглянулись.

— Видимо, Барни был знаком с каким-то другим Дамми, — вздохнул Роджер. — Хотя по описанию Барни его узнал.

Внезапно у Дианы родилась идея. Она повернулась к Дамми, который с тревогой смотрел на троих ребят.

— Дамми, — ласково улыбнулась она. — У Барни есть обезьянка — маленькая симпатичная обезьянка по имени Миранда. Ты помнишь ее?

Неожиданно лучезарная улыбка преобразила напряженное лицо Дамми. Он отбросил свою метлу, сложил руки вместе, изображая, будто держит на руках какое-то маленькое существо.

— Ми-ран-да! — выговорил он наконец. А потом с огромным усилием произнес: — Ба-р-ни, — и принялся энергично кивать головой, повторяя одно и то же: — Барни, Барни, Барни.

Коротышка потянул Диану за рукав и обвел рукой дворик, как будто спрашивая, где же он, Барни?

— Он работает в павильоне аттракционов, там, где электромобильчики, знаешь? — спросила Диана.

— Да, он хо-ро-ший, хо-ро-ший, — несколько раз повторил Дамми с почти детским восторгом.

Но заметив в одном из окон миссис Грузгрюм, он вновь схватился за метлу.

— Пожалуй, нам лучше уйти, — сказал Роджер. — Мы его так разволновали, что он теперь не сможет нормально работать, пока мы здесь. Интересно, когда заканчивается его рабочий день? Наверняка он сразу пойдет искать Барни.

— Мне он очень понравился. — Диана посмотрела на Дамми. — И я уверена, что он мог бы нормально говорить, если бы люди были к нему добрее.

— Обещаю, что я буду с ним ужасно добр, — с жаром выпалил Снабби. — Мне он тоже понравился. Немного напоминает Чудика — такой же добрый и доверчивый.

— И вовсе он на Чудика не похож, — поморщилась Диана. — Чудик у тебя чокнутый! Ты посмотри, что он делает — пытается прыгнуть на стену и никак не поймет, что ему туда не доскочить. Чудик, иди сюда! Даже кошка смеется над тобой.

Ребята вернулись в дом тем же путем. В вестибюле они остановились, чтобы обсудить дальнейший план действий.

— Давайте посмотрим, есть ли кто-нибудь в гостиной, — предложил Снабби. — Если там пусто, можно перекинуться в картишки. Но если там мисс Стрекот, я туда ни ногой!

К счастью, мисс Стрект в гостиной не оказалось. Зато там был профессор Джеймс, который мирно дремал в большом кресле.

— Пока он спит, можно принести сюда карты и поиграть полчасика в какую-нибудь спокойную игру, — сказала Диана. — Кроме того, он, говорят, глухой и ничего не услышит.

Роджер сходил в свою комнату за колодой. Друзья расселись вокруг небольшого столика, раздали карты. Роджер обернулся и еще раз посмотрел на профессора. Тот по-прежнему спал, и можно было без опаски говорить в полный голос.

Ребята сыграли уже две игры и собрали карты, размышляя, осталось ли у них время на третью. Тут Снабби вспомнил об узкой лестнице, ведущей на крышу, откуда можно было увидеть море через расщелину в утесе.

— А что, если вылезти через этот люк на крышу, пробраться по ней к утесу и понаблюдать за той самой секретной базой, — заговорщицким тоном предложил он. — Может быть, мы увидим что-нибудь интересное.

— Вряд ли. Это слишком далеко. А странная эта лестница, правда? Я, как ее увидел, сразу подумал: для чего ее раньше использовали? Не очень понятно, какая от нее польза?

— В давние времена здесь было полно контрабандистов, — начал объяснять Снабби. — Мне мисс Перчинг рассказывала. Поэтому нет ничего странного, что лестница ведет прямо на крышу. Ее использовали, чтобы передавать сигналы кораблям с контрабандой.

— Или какие-нибудь преступники заманивали корабли на скалы ложными сигналами, а потом грабили их, — выдвинула свою версию Диана.

— Вот злодеи! Не понимаю, как так можно! — возмутился Снабби.

— Ты, может быть, и сам бы так делал, если бы жил в то время, — пожала плечами Диана.

— Я? Ни за что! — почти выкрикнул Снабби. — Как ты можешь так говорить?!

Роджер рассеянно слушал их разговор, тасуя карты. Случайно его взгляд упал на висящее напротив зеркало. В нем хорошо был виден старый профессор, который сидел в кресле за спиной Роджера. Что это? У него открыты глаза или показалось? Похоже, что тот давно не спит и внимательно слушает их болтовню.

Роджер резко обернулся, но глаза старика были по-прежнему закрыты. Неужели ошибся, недоумевал мальчик. Но ведь он ясно видел в зеркале, что старик сидел с открытыми глазами. Зачем же он притворялся?

А Снабби и Диана все еще спорили. Снабби никак не мог простить Диане, что та могла подумать, что он мог быть морским пиратом.

— Не кричи — профессора разбудишь, — предупредила Диана.

— А мне наплевать! — начал уже грубить Снабби. — И пусть Чудик бросится на него и перепугает как следует! Это же невыносимо для собаки — сидеть под столом тихонько, как мышка!

Роджер опять кинул взгляд на зеркало. Да, теперь он просто уверен — старик вновь открыл глаза! Он смотрел в спину Роджера и слушал, что о нем говорят.

Роджер быстро обернулся… И вновь глаза старика были закрыты. Это уж совсем непонятно! Что за глупое притворство? Но ведь он как будто глухой? Тогда какой смысл? Ну да ладно, в конце концов, это его личное дело. Если этому старому чудаку хочется притворяться глухим и спящим, чтобы подслушивать — пожалуйста, ему не жалко.

И все-таки здесь что-то не так. Надо бы выяснить наверняка, глухой старик или нет. И спит ли он. Перегнувшись через стол, Роджер подмигнул ребятам. Поняв, что сейчас что-то произойдет, они выжидающе посмотрели на него.

— Слушайте, — зловещим тоном проговорил Роджер. — Мы здесь одни — кроме этого глухого профессора, который к тому же крепко спит — и можем спокойно поговорить о том, что знаем.

— А-а… Ну да… — не очень уверенно произнес Снабби, не зная, чего ожидать, но готовый принять участие в любой, даже самой глупой затее Роджера. — Это о Человеке, который шепчет? И о другом, с фальшивым паспортом?

— Ну да, — подыграл Роджер. — Как только мы узнаем пароль, можно приступать. Но нужно опасаться переодетого человека.

— Да. Его можно узнать по руке. У него на левой руке мизинец кривой, — вспомнил Снабби одного из своих попутчиков-моряков и вставил его описание в свой глупый рассказ.

Открыв рот, Диана непонимающе уставилась на мальчиков. Что за ерунда, о чем это они? Может, они оба сошли с ума?

Роджер украдкой взглянул в зеркало — глаза старика были широко открыты. Он явно прислушивался. Ну-ну, пусть слушает! Если он поверил всему, что они тут наговорили, у него есть над чем поломать голову!

Громкий голос мисс Перчинг заставил всех вздрогнуть:

— Вы до сих пор еще не ушли? Ах, здесь профессор… Я его сначала не заметила, иначе я бы не стала говорить так громко.

— Ничего страшного, — поднялся Роджер, — он крепко спит.